Принцип работы и использование полиграфа

Ложь является самым древним феноменом социальных отношений. Первобытность человеческих сообществ определила также примитивность защитных реакций каждого индивида, к чему также можно отнести обман других членов племени. Когда в интересах племени каждый должен был выполнять простые, но мотивирующие действия, от которых зависела судьба племени. Страх ответственности перед лидером, наделенным властными и карательными функциями, также может выступать в качестве мотиватора. Таким образом, к примеру, трусость на охоте, приведшая к гибели членов племени или упущенной добыче, могла повлечь за собой изгнание из племени или смерть, что в принципе означало одно и то же. Индивид в таких условиях стремился защитить себя любыми способами. Желая спасти свою жизнь, он заменил свою трусость правдоподобным предлогом, то есть солгал. Но трусливые охотники были обузой для племени, лишившей его возможности безопасно существовать. Другими словами, племя или вождь как высшее должностное лицо должны были избавиться от слабых и трусливых соплеменников, чтобы обеспечить благополучие большинства. Здесь мы находим необходимость изобличения общественно опасной лжи. Впервые в человеческой истории. Конфликт личных интересов и групповых интересов, как это часто бывает сегодня в первобытном мире, выступал поводом для обмана. Логическим следствием такого конфликта стало желание найти способ установить истинность того или иного спорного утверждения.

Со времен древних культур человек пытался найти эффективный способ установить истину. В разных частях света такие методы были найдены, разработаны и улучшены с течением времени. Подобную эволюцию мы и рассмотрим ниже. В результате он превратился в полиграф, устройство, предназначенное для регистрации многих физиологических процессов.

История и принцип работы полиграфа

В различных древних культурах, будь то Китай, Африка или Древняя Русь, использовались различные способы обнаружения лжи. Но в другой форме, большинство из них использовали страх перед сверхъестественными силами или неконтролируемыми реакциями вегетативной нервной системы. Скажем, забегая вперед, тот же принцип, который используется в современном мире в работе полиграфа!

Но остановимся подробнее на методах обнаружения обмана наших далеких предков. Варламов в своей книге «Детектор лжи» описывает различные методы, использовавшиеся в древнем мире. Один из них -испытание с помощью осла. Это трудолюбивое животное за всю историю своего существования не могло даже представить, какую роль отведет ему человек в нелегкой борьбе за правду. Суть установления истины заключалась в следующем: в полутемной комнате находился осел, хвост которого был испачкан краской. Человек, чьи слова подвергались сомнению, получил указание войти в комнату и погладить осла по хвосту. Если осел закричит, сообщалось подозреваемому, значит он виновен.

5 стр., 2396 слов

Философия символического мира человека, человек в мире культуры

... объективного и субъективного мира человека и реально существует в различных символических формах, прежде всего в форме языка. 4. Философия культуры: культура и цивилизация Культура в своей основе представляет созидание человеком самого себя в соответствии с ...

Создатели этого метода были уверены, что испытуемый, если бы он был виноват, побоялся бы погладить свой хвост — вдруг осел закричал и не стал его трогать, а это означало, что его руки останутся чистыми от краски. Метод проверки с помощью «ослиного хвоста» распространился и получил широкое распространение во многих регионах Земли.

Другой метод использовали выходцы из одного из племен Мадагаскара, в котором было совершено убийство. Около 30 человек были подозреваемыми в этом убийстве. И колдун племени использовал следующий тест: он убил петуха, потушил его и сжег перья. Оставшимся пеплом он намазал тушу петуха и приказал подозреваемым потрогать их, сообщив им, что убийца умрет от этого немедленно. После того, как колдун проверил руки испытуемых, все, кроме двух, были покрыты пеплом. Казалось бы, варварский способ убийства птицы завораживает простотой воздействия на психику человека. Страх убийцы перед силой колдуна заставил его не прикасаться к туше петуха.

Другая версия веры в силу потустороннего мира использовалась во многих частях Земли в различных вариациях. К примеру, другой колдун усадил подозреваемых в убийстве в круг, в центр которого стал вколачивать деревянный кол. Когда он закончил, он объявил, что убийца теперь будет прикован к земле, и приказал всем встать, один из испытуемых остался сидеть. Вера в сверхъестественные способности и силу убеждения древних была настолько велика, что лишала убийцу возможности встать.

Нюансы поведения преступника в период раскрытия убийства описал китайский писатель Пу Сун Линь: подозреваемых в убийстве доставили в полутемный буддийский храм. После того, как испытуемые выстроились вдоль священной стены, им сказали, что из стены должен выйти дух и написать определенный символ на спине убийцы. Чтобы лишить дух возможности пометить его спину, убийца прижался спиной к стене и таким образом был разоблачен.

Конечно сегодня такие методы могут показаться смешными и глупыми. Современный человек не верит ни в духов, ни в колдунов, ни в смерть от прикосновения к мертвому петуху. Но с учетом уровня культурного развития и условий, в которых жили испытуемые, такие методы можно считать очень эффективными. Религиозные и социальные догмы формировали психику и поведенческие реакции людей и позволяли применять те методы, которые влияли на сознание древних людей.

Но не все архаичные методы раскрытия правды ограничивались только обращением к духовному миру подозреваемого. Как мы уже отмечали ранее, некоторые методы фиксировали изменения физических параметров объекта, как это делает современный полиграф.

На древнем Востоке часто применялась рисовая мука, в качестве детектора лжи. Этот способ был основан на том, что древними людьми было замечено, в момент сильного стресса (страха разоблачения) у человека прекращается выделение слюны. Для обнаружения этого в рот испытуемого помещалась рисовая мука. И если через некоторое время мука во рту оказалась сухой, значит виновным признали человека. Способ этот был более точен, нежели субъективная оценка вождя племени. Однако его эффективность сомнительна, сухость во рту могла быть вызвана не только страхом убийцы быть разоблаченным, но и страхом перед невиновным человеком перед испытанием. В этом примере мы видим один из показателей физической реакции человеческого организма на возможность быть уличенным во лжи.

3 стр., 1418 слов

Методы контроля и самоконтроля

... Методы контроля и самоконтроля в воспитании — способы и пути получения информации об эффективности воспитательных воздействий и взаимодействия. Данные методы направлены на выявление эффективности педагогической деятельности и воспитания в целом. В профессиональной педагогике рассмотренные педагогические методы, используемые в обучении и воспитании в ПП и изучаемые в ...

Еще одним таким показателем у диких африканских племен был запах пота, интенсивность которого шаман племени определял по запаху во время ритуального танца, нюхая подозрения. И снова мы видим, что древний и дикий ритуал для западного человека основан на совершенно логическом наблюдении: преступник беспокоится и потеет больше, чем невиновный человек. Один из индикаторов, используемых сегодня верификаторами по всему миру.

Достаточно жестокий способ определения лжет человек или нет использовали в древней Спарте. Обычай, широко известный обывателям, сбрасывания со скалы, имел своей основой не только физическую ущербность. Для определения юноши в специальную школу его ставили на скалу над обрывом и задавали вопрос: боится ли он? Ответ всегда был отрицательным. Но истинное отношение опрашиваемого определяли по цвету его лица. Если лицо юноши бледнело — он лгал. Для спартанцев это означало, что такой воин не мог быть бесстрашным в бою, а значит сильным и ловким. И это было достаточно веское основание, чтобы сбросить его со скалы. Так как многолетние наблюдения спартанцев показали, что бледнеющий от страха, не может быть отличным воином, быстрым, сильным и сообразительным.

В Древнем Риме тоже обращали внимание на цвет лица своих воинов. При отборе в охрану, претенденту задавали различные провокационные вопросы, и в том случае, если лицо его краснело, его принимали на службу. Считалось, что краснеющий от предъявленных провокационных вопросов не сможет участвовать в заговорах.

В качестве определителя причастности к тому или иному преступлению с незапамятных времен оценивали и такой показатель как тремор. Так, американский исследователь из Филадельфии Гарри Райт описывал следующий обычай, существовавший в африканском племени на рубеже 50-х годов 20 века. Подозреваемому давали в руку чрезвычайно хрупкое яйцо птицы и проводили допрос относительно обстоятельств расследуемого дела. Если по окончанию допроса скорлупа яйца оказывалась треснувшей, подозреваемый превращался в виновного.

В Индии, еще одном культурном центре древнего мира, существовала следующая традиция определения причастности к противоправному событию: подозреваемый должен был равномерно с постоянной силой ударять в гонг. В процессе этого ему задавали вопросы нейтральные и имеющие отношение к преступлению. По тому, изменялся ли ритм и звук ударов в гонг определяли, имеет ли испытуемый отношение к делу или нет.

Наиболее совершенный и обоснованный на наш взгляд метод определения скрываемой информации применял известный ближневосточный врач древности Авиценна. Делалось это по пульсу человека. Способ, максимально приближенный к современным детекторам лжи. Изменение частоты пульса и особенности кровенаполнения артерии брались за информативные признаки. По изменению данных показателей и устанавливалось сокрытие истины. Довольно часто таким способом устанавливали супружескую неверность и установления личности любовника. Специально обученный человек, прикладывал палец к артерии на руке потенциальной изменщицы, после чего задавались вопросы с называнием имен мужчин, с которыми теоретически женщина могла иметь интимную связь. Если же произносилось имя любовника, вследствие сильного эмоционального возбуждения, резко изменялась частота пульса и кровенаполнение артерии, что и замечал тренированный верификатор, определяя имя любовника. В последствии эта методика распространилась и стала достаточно популярна, позволяя решать широкий круг задач, связанных с определением искренности людей. Описанный способ тестирования получил развитие, в будущем став одной из важных составляющих методики психофизического исследования с применением полиграфа.

10 стр., 4657 слов

Психология межличностного взаимодействия людей

... исследований межличностного взаимодействия используется системный подход, элементами которого являются субъект, объект и процесс межличностного взаимодействия. 1. Межличностное восприятие и механизмы межличностного познания Понятия «восприятие человека человеком» недостаточно для полного познания людей. Впоследствии было добавлено понятие «понимание человека», ...

Обобщая описанные выше методы, можно прийти к выводу, что почти все древние методики дифференциации лжи и правды основывались на наблюдениях, за психофизиологическими реакциями подозреваемых во время стресса, вызванного отношением испытуемого к интересующему событию, реакциями, управлять которыми большинству людей было не под силу ни в древности, ни сейчас. В этом утверждении можно легко убедиться, лишь вспомнив собственные ощущения, испытанные во время стрессовых ситуаций в институте или на работе.

И конечно всем знакомы такие выражения как: «волосы встали дыбом…», «…во рту пересохло», «красный как рак…», «бледный как смерть…» и еще много выражений характеризующих отражение психических состояний достигающих высшей точки эмоционального возбуждения — психологического стресса — вызываемые им изменения физиологического состояния, управление которыми невозможно либо весьма затруднительно, а люди способные на это — большая редкость.

Однако то, что в перечисленных примерах фиксации изменений психофизиологического состояния, внимание обращалось лишь на какой-то один показатель (либо запах, либо тремор, либо пульс) говорит о низкой эффективности таких методов.

Стоит отдать должное находчивости и наблюдательности наших древних пращуров установивших объективную связь между эмоциями, которые испытывает человек и тем, что в этот момент происходит с его телом. Безусловно, тогда, это не имело под собой научно-обоснованной базы, но интуитивного знания психологии человека и эмпирического опыта наблюдения за физиологией человека оказалось, достаточно чтобы придумать относительно действенные методы установления виновности лица.

Рисовая мука, скорлупа и обоняние шамана считались эффективными фиксаторами изменений вегетативной нервной системы. Однако, для повышения качества определения изменений происходящих с организмом требовались более точные и технологичные средства. Их развитие началось с XVIII века и не останавливается до сих пор.

Конец XVIII века был отмечен развитием общей и особенно прикладной психологии. До первой четверти XIX века в получении и анализе эмпирических знаний о человеке начинают играть большую роль врачи, а не мыслители и философы, которые занимались этой проблемой ранее. Появляются первые работы, направленные на изучение психологических аспектов личности преступника, и использование полученных знаний в уголовном судопроизводстве. Появляются попытки использовать данные психологии для раскрытия, расследования и предотвращения преступлений (К. Экартсгаузен, И. Гофбауэр, И. Фредрейх и др.).

Перед учеными становится вопрос об оценке показаний, данных подозреваемыми на допросах. Этому посвящена работа И. Гофбауэра «Психология в ее основных применениях к судебной жизни» (1808) а так же работа И. Фредрейха «Систематическое руководство по судебной психологии».

8 стр., 3765 слов

Психология поведения человека в чрезвычайных ситуациях

... психологии человека в чрезвычайных ситуациях необходимо рассматривать в целях подготовки населения, спасателей, руководителей к действиям в экстремальных ситуациях. При рассмотрении вопросов поведения человека в условиях ЧС большое внимание уделяется психологии страха. В повседневной жизни, в экстремальных условиях человеку ...

Именно в этот период были заложены теоретические и естественнонаучные предпосылки методов психофизиологического исследования. Устаревшим механическим методам выявления эмоций требовалось научное осмысление сложнейшего механизма психофизиологических реакций. В первую очередь эти простейшие способы не давали возможности оценивать их с точки зрения относимости, допустимости и главное достоверности результатов.

Одна из первых научных публикаций, затрагивающая проблему детекции лжи с научной точки зрения, был трактат «Эффективный проект непосредственного предупреждения уличных ограблений и пресечения всяких иных беспорядков по ночам» (1730), английского журналиста (автора известного романа о приключениях Робинзона Крузо) Даниэля Дэфо (Daniel Defoe, 1660-1731).

Ему принадлежат слова: «Вина всегда сопровождается страхом; будучи измеренная толчком в крови вора, непременно его выдаст, если имеется подозреваемый, я бы измерил его пульс». Дэфо был одним из первых европейцев предложивших контролировать частоту и изменения пульса в целях борьбы с уличными кражами и грабежами.

Большой вклад в экспериментальное исследование человеческой психики и психодиагностику внес немецкий физиолог и психолог Вильгельм Вундт (1832-1920).

Им в 1879 г, в Лейпциге была создана первая экспериментальная психологическая лаборатория. В лаборатории Вундта в целях психодиагностики стали применять технические устройства и приборы. Он объединил и несколько модифицировал методы психофизики и физиологии, и смог доказать, что используя человека в качестве объекта экспериментов можно изучать психические процессы до этого недоступные для опытного исследования. В Лейпцигской лаборатории впервые экспериментально были изучены пороги ощущений, время реакций на различные раздражители, в том числе и на речь. Результаты, полученные в своей лаборатории, Вундт изложил в главном своем труде «Основы физиологической психологии» (1880-1881).

Эта книга была первым учебником по новой психологической дисциплине — экспериментальной психологии, для обучения которой в Лейпциг съезжались ученые со всего мира.

К этому же периоду можно отнести и появление психодиагностики -отрасли психологии разрабатывающей теорию, принципы и инструменты оценки и измерения индивидуально-психологических особенностей личности, а так же открытие основного психофизического закона, показывающего связь между психологическими и физическими явлениями. Эти события дали толчок к появлению интереса к психофизиологии, разработке новых научных методик и развитию количественной психодиагностики.

Наличие таких предпосылок послужило началом для развития инструментальных методов дифференциации правды и лжи. И следующей ступенью такого развития стали исследования итальянского физиолога Анжело Моссо (1846 — 1910).

Моссо посвятил свою жизнь изучению медицины и физиологии. Медицине он обучался в Турине, Флоренции, Лейпциге и Париже. В 1876 г. стал профессором фармакологии в Турине, затем, в 1880 г. — физилогии. Наиболее значительны его заслуги в экспериментальной физиологии его. В 1885 г. он исследовал зависимость физиологических показателей испытуемого от его эмоционального состояния. Известен случай, когда во время одного из экспериментов в клинике, Моссо наблюдал внезапное изменение пульса пациентки, произошедшее, без каких бы то ни было заметных причин. Позже было установлено, что данное отклонение пульса было вызвано тем, что пациентка во время измерения, обводя взглядом, книжный шкаф напротив, увидела среди книг человеческий череп, его вид и послужил причиной испуга, который испытала пациентка, так как череп напомнил ей о ее собственной болезни.

6 стр., 2989 слов

Маркетинговые исследования в гостиничном бизнесе

... бизнеса; — причины возникновения проблем и эффективные пути их решения; — рынок потенциальных потребителей услуг; — новые услуги, в которых испытывают потребность клиенты, и т. д. Кроме того, исследования ... фирмы, с которыми работает гостиничное предприятие. Среди них — ... в информации и разрабатывают маркетинговые информационные системы. Маркетинговая информационная система Хорошая маркетинговая система ...

Полученные в результате данных экспериментов материалы были опубликованы в монографии «Страх». Моссо, благодаря своим исследованиям, установил связь между артериальным давлением и частотой пульса и эмоциональным состоянием человека, в частности испытываемым чувством страха. Все это привело физиолога к выводу о том, что «если страх является существенным компонентом лжи, то такой страх может быть выделен». Основой изысканий итальянского ученого послужили работы Гиппократа, который умел различать до 60 оттенков сердцебиения, в зависимости от испытываемых человеком эмоций.

Исследования Моссо породили собой эксперименты с применением технических средств, для измерения психофизических реакций и определения скрываемой информации.

Непосредственно для выявления лжи психофизические изменения впервые стали использоваться итальянским ученым, еврейского происхождения Чезаре Ломброзо (1835 — 1909).

Отец антропологического направления в криминологии и уголовном праве, профессор Павийского, а затем Туринского университетов, автор многочисленных трудов наиболее известные из которых «Типы преступников», «Женщина — проститутка и преступница», «Преступный человек». Главной заслугой Ламброзо в криминологии стало смещение акцентов изучения с преступления, как деяния на человека — как преступника.

Что же касается, инструментальной психодиагностики, то здесь заслуги Ломброзо не менее значимы. В своей книге «Преступный человек», опубликованной в 1895 г., он изложил положительные результаты применения гидросфигмографа в расследованиях сыскной полиции. Устройство отмечало изменение объема человеческой ладони, находящейся в емкости с водой, связанное с изменением артериального давления допрашиваемого преступника. Книга описывает случай, когда при допросе подозреваемого, гидросфигмограф не обнаружил значительных изменений в артериальном давлении при вопросах об ограблении. Однако при вопросах о хищении паспортов, прибор отметил падение давления на 14 mmHg. Основываясь на этих данных, как позже выяснилось правильных, Ломброзо установил невиновность подозреваемого в грабеже 20000 франков, но причастность его к краже паспортов и других документов.

Позже, Ломброзо участвовал в расследование страшного преступления убийства и изнасилования девочки. С помощью плетизмографа (от греч. plethysmus — увеличение и grapho — писать) ему удалось доказать невиновность подозреваемого, некоего Тосетти. Инструментальная методика помогла исследователю обнаружить незначительные изменения в пульсе Тосетти, когда тот производил в уме математические вычисления, когда же ему предъявлялись фотографии замученных детей, таких изменений обнаружено не было, в том числе после того, как подозреваемому продемонстрировали фото убитой девочки. Таким образом, описанный случай является первым примением в уголовном судопроизводстве инструментального психофизиологического метода установления достоверности показаний, в отношении подозреваемого, который закончился оправдательным приговором. Конечно, данные плетизмографа были не единственными на которых основывалось суждение суда. После проведенного исследования были обнаружены и другие доказательства невиновности Тосетти. Таким образом, на практике было доказано, что измерение психофизиологических реакций, может служить не только для дифференциации правда — обман, но, что еще более важно, и доказывать невиновность подозреваемых, спасая их от несправедливого наказания.

25 стр., 12044 слов

Социологические исследования в социально-экономических и политических процессах

... и знаменитостей. ГЛАВА 1. СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ 1.1. История социологических исследований в России В 1920-е годы активно изучались изменения условий труда и жизни ... принципы концепции государственной национальной политики. Показано, что назревшие вопросы межнациональных отношений следует решать в русле господствующей в мире тенденции к ...

Принимая во внимание историческую ценность плетизмографа, как первого примененного в уголовном судопроизводстве «детектора лжи», необходимо описать его устройство и принцип работы.

Плетизмограф — аппарат для графического определения колебаний объема различных членов тела в зависимости главным образом от степени их кровенаполнения.

Плетизмограф (рис. 1) состоит из стеклянного цилиндра G, суживающегося на одном конце и переходящего в трубку; в цилиндре два боковых отверстия а и Р. Конечная трубка цилиндра при помощи каучуковой трубки соединяется с резервуаром с водой F, отверстие Р при помощи той же гуттаперчевой трубки соединяется с записывающим полиграфом Марея Т, а отверстие а служит для выливания воды из плетизмографа. В свободное отверстие цилиндра, снабжённое резиновым рукавом, обхватывающим плечо, вставляется рука испытуемого человека. По установке руки в цилиндре в него вливается из резервуара S вода при закрытом отверстии а и открытом P до полного вытеснения воздуха из цилиндра. По достижении этого отверстие P соединяется с полиграфом, а кран резервуара F запирается. Рука оказывается заключённой в воде в герметически замкнутом пространстве цилиндра, сообщающегося только с записывающим полиграфом Марея Т, последний своим пером должен следовать за колебаниями объёма руки, и вот почему, как только объем руки увеличится вследствие прилива в неё крови, то есть расширения сосудов, она (то есть рука) станет вытеснять воду из цилиндра в одном единственно доступном направлении к полиграфу Т, вода будет давить на воздух в трубке и полиграфе и будет приподнимать гуттаперчевую стенку последнего вместе с упирающимся в центр её записывающим пером; последнее своим приподнятием будет указывать на увеличение объёма руки и, наоборот, при уменьшении объёма руки вода из трубки P будет просасываться в цилиндр, воздух в трубке и полиграфе Т будет разряжаться, и эластическая стенка последнего станет опускаться вместе с записывающим пером. Полученная таким образом плетизмографическая кривая линия показывает троякого рода волны (рис. 2); самые мелкие — пульсовые, выражающие, что при каждом сокращении сердца объем органа — руки ли, ноги и т. д. — увеличивается вследствие прилива новой порции крови, вталкиваемой сердцем в органы тела; эти пульсовые волны сидят на более широких дыхательных волнах колебания объёма органов, зависящих от того, что при начале каждого вдоха кровь сильно присасывается из вен к сердцу, а при начале выдоха, — наоборот — кровь несколько задерживается в венах; поэтому при вдохе получается падение, а при выдохе, наоборот, повышение объёма органов; так как на каждое дыхательное движение приходится около 4 сердцебиений, то дыхательные колебания объёма органов реже пульсовых.

22 стр., 10530 слов

Социально-психологические методы управления как условие повышения ...

... Среди социально-психологических методов менеджмента можно выделить: социологические исследования; развитие социальной инфраструктуры предприятия; соревнование; преодоление и использование конфликтов; методы гуманизации труда; методы морального поощрения и порицания; психологическое влияние; убеждение; методы планирования и ...

Но эти волны дыхательных колебаний объёма органов сидят сами на волнах ещё больших, происходящих от периодического сокращения и расширения сосудов, зависящих от их собственной сосудодвигательной иннервации. Таким образом, с помощью плетизмографического способа исследования различных органов можно следить за изменением кровообращения при тех или иных условиях.

Не отставала от Италии и Западная Европа. Юрген Клейн и Макс Вертгеймер провели серию психофизиологических экспериментов в области сокрытия информации и в 1904 году опубликовали статью «Психологическая диагностика состава преступления». Статья была ценна идеей приспособить ассоциативный эксперимент к целям выявления скрываемой человеком информации.

Помимо пульса, в начале XX века исследователи также обратили внимание еще на один физиологический показатель — дыхание. Итальянец Витторио Бенусси (1878-1927) благодаря своим экспериментам установил, что существует связь между тем, что говорит подозреваемый и тем, как он дышит. Он утверждал, что существует объективная связь между произнесенной человеком ложью и изменением продолжительности вдоха к выдоху, что является подтверждением обмана. По мнению Бенусси, если человек прибегает к обману, то продолжительность вдоха увеличивается по отношению к выдоху. Эта теория отчасти была подтверждена Г. Бартом в 1918 г., который установил, что точность данного метода составляет 73-91%.

Итак, к первой четверти двадцатого столетия наука накопила достаточно опыта и ресурсов, для создания устройства выявления лжи, превосходящего предшественников по точности и объективности. Значительный багаж философских, психологических и физиологических знаний должен был обусловить научный рывок в области «детекции лжи». Оставалось лишь скомбинировать различные методы фиксации психофизиологических изменений и найти способ реализовать это на практике. Таким образом, чтобы главная цель подобного прибора — обнаружение скрываемой преступником информации, была достигнута и востребована. И такой рывок произошел, американскими учеными и юристами был создан прибор, отвечающий перечисленным требованиям, принцип работы которого сохраняется и в современных психофизиологических исследованиях. Рассмотрим историю появления этого «современного полиграфа» подробнее.

Два американских исследователя — Д. Саммерс и У. Марстон, разработали и внедрили новые методы в верификации подозреваемых.

Д. Саммерс для обнаружения истины начал использовать патометр, который являлся одной из разновидностей гальванометра. Прибор регистрировал изменения электрической активности кожи вкупе с особым видом опроса подозреваемого, когда тому задавались с особой последовательностью нейтральные и значимые вопросы относительно значимых событий. Оба вида вопросов повторялись не менее трех раз. Метод Саммерса, по его собственному мнению, со 100% точностью устанавливал невиновность подозреваемого.

Юрист и психолог Уильям Марстон (1893-1947) в Гарвардской научной лаборатории занимался исследованиями выявления лжи с использованием сфигмографа, а так же проблемой ложного свидетельствования в суде.

Марстон разработал метод нейтральных и проверочных вопросов для психофизиологического тестирования.

Инструментальные психофизиологические исследования получили от Марстона не только действительный практический вклад, но и выражение «детекция лжи». Именно Марстон впервые назвал использовавшийся им сфигмограф «детектером лжи». Этот термин вошел в широкий оборот после публикации книги «Тест детектора лжи» (1938).

37 стр., 18261 слов

Государственная служба в органах внутренних дел Российской Федерации

... государственная служба» в юридической литературе толкуется по-разному: как социально-правовой институт; систему органов государства; вид деятельности человека. В качестве правового института государственная служба представляет ... порядок прохождения государственной службы в органах внутренних дел Российской Федерации, и правовой статус сотрудников органов внутренних дел. В работе использовались ...

Психофизиологические методы выявления обмана, представляли интерес не только научно-теоретический, но и практический. Но не факт, что этот интерес был бы реализован в скором времени, если бы не личность Августа Воллмера (1876-1955), о котором стоит сказать несколько слов отдельно.

Шеф полиции г. Беркли, штат Калифорния, внес значительный вклад в развитие правоохранительной системы в США. Являясь новатором во многих начинаниях, он придавал большое значение интеллектуальному развитию своих подчиненных. Принимая на работу преимущественно людей с высшим образованием, он постоянно старался улучшать качество своих сотрудников, рекомендуя занимающим управленческие должности получать высшее образование. Так же Воллмер установил стандарты профессиональной подготовки и требования к кандидатам на службу. Бывший морской пехотинец, он верил в незыблемость принципов военной системы, что стало причиной его принципиальности в отношении закона и дисциплины. Желая реформировать полицию г. Беркли, Воллмер неустанно боролся с коррупцией и взяточничеством, незаконными арестами и насилием со стороны полицейских. Так же он усовершенствовал патрульную службу, выдав патрульным сначала велосипеды, а затем пересадив их на автомобили. Уже через несколько лет полиция Беркли стала самой вежливой и профессиональной в США.

По его инициативе в г. Беркли в 1916 г. на базе Калифорнийского университета была создана первая школа полиции. Стараниями Воллмера, полицейский департамент, находящийся под его руководством стал образцом профессионализма. Большое внимание Воллмер уделял внедрению научных методов в работу полиции: принятие отпечатков пальцев, создание криминалистических лабораторий использование передовых научных методов в расследовании преступлений.

После своей отставки в 1932 г. Август Воллмер начал преподавать в Калифорнийском университете, что позволило ему найти много учеников и последователей. Опыт и знания Волллмера и его учеников в будущем оказались востребованы по всей Америке.

Один из сотрудников Воллмера, Джон Ларсон, в 1921 году показал своему шефу статью в газете, с описанием опытов обнаружения лжи с помощью измерения кровяного давления, проделанными Марстоном. Шеф полиции заинтересовался этими работами и попросил Ларсона разработать прибор для использования в системе правоохранения.

Джон Ларсон (1892-1965) кандидат наук в области физиологии. Будучи студентом калифорнийского университета. В 1919 году прочитав объявление Воллмера о приглашении студентов-медиков совместить учебу с работой, стал работать в полиции г. Беркли.

В 1921 году, после прочтения статьи Морстона и предложения Воллмера, Ларсон в течение нескольких недель сконструировал первый прототип современного профессионального полиграфа, подходящего для расследования преступлений.

Свое устройство Ларсон окрестил «полиграфом» позаимствовав его у Д. Хоукинса, который назвал так свою машину, созданную в 1804г., для копирования рукописных текстов. Эта машина так же использовала самописцы. Подобными устройствами на протяжении всего XIX века пользовались многие. Но именно Джон Ларсон стал применять такое название в отношении прибора для выявления лжи.

Внешне полиграф Ларсона совсем не походил на современные аналоги: он был громоздким, окутанным массой различных проводов, стеклянных трубок и резиновых шлангов. В длину был 150 см а в высоту 76 см, весил чуть более 12 кг. При перемещении с одного места на другое его требовалось разбирать, и после сборки настройка занимала почти час. Полиграф измерял и фиксировал у испытуемого следующие показатели: сердечные сокращения, частоту пульса, кровяное давление и изменения в дыхании. Все изменения отмечались иглой, вычерчивающей линии на закопченной бумаге, намотанной на два деревянных валика расположенных вертикально.

Разработка Ларсона превосходила идею Марстона в нескольких категориях: для начала, полиграф Ларсона фиксировал физиологические изменения испытуемого во время опроса, в отличие метода Марстона, который сначала спрашивал, а затем фиксировал изменения. Затем, новый прибор мог быть настроен на контроль таких параметров как кровяное давление и нервное напряжение опрашиваемого. Так же полиграф следил за изменениями дыхания. И, наконец, фиксация изменений происходила в виде реальной и постоянной записи результатов испытания, которые могли потом быть изучены и проанализированы другими экспертами.

Позже, модифицированное устройство Ларсена, под названием «кардио-пневмополиграф» стало первым серийным полиграфом, который выпускала американская фирма «С.H. Stocking». Полиграф Ларсена был официально признан одним из важнейших изобретений человечества и был внесен в список 325 самых значимых изобретений всех времен Альманаха Большой Британской Энциклопедии за 2003 год.

Дальнейшее совершенствование полиграфа, продолжил ученик Ларсона — Леонард Киллер (1903-1949).

Придя в 17 лет работать в фотолабораторию полиции г. Беркли, он познакомился с Ларсоном и быстро стал его ассистентом. В 1925 году Киллер сам внес несколько существенных изменений в устройство: металлический сильфон для высококачественной регистрации изменений в кровяном давлении, пульсе, и дыхании, и кимограф, который позволил полиграммной бумаге двигаться под пишущими перьями полиграфа с постоянной скоростью.

Киллер продолжил усовершенствовать полиграф, добавив туда еще одну переменную — психо-гальванометр. В 1879 году Мари Габриэль Вигуру сделал открытие — электрическое сопротивление кожи человека изменяется в зависимости от испытываемых человеком эмоциональных переживаний: страха или стресса. Сегодня это называется кожно-гальваническим рефлексом.

Это открытие и способствовало изобретению психо-гальванометра, которым Киллер и усовершенствовал полиграф.

Канал регистрации кожного сопротивления заметно повысил точность результатов психофизиологических исследований с использованием полиграфа.

В последствие Киллер получил патент на полиграф и основал в Чикаго фирму по выпуску этих устройств. Там же Киллером была создана лаборатория по расследованию преступлений, где он обследовал подозреваемых в преступлениях и разработал методику тестирования на полиграфе, а так же ввел пятиканальную регистрацию тремора. В 1938 году Киллер основал первую школу по подготовке полиграфологов. С того времени принципиально полиграф не изменился, лишь совершенствовалась точность приборов и их техническая составляющая. С течением времени ученые, совершенствуя полиграф Киллера, пытались регистрировать до 19 показателей: дыхание, тремор, частоту пульса, артериальное давление, кожное сопротивление, миограмма, оксигемограмма, окулограмма, температура тела и др. Но, тем не менее современный «детектор лжи» фиксирует только от 5 до 10 показателей, при том, что 5 из них впервые ввел Киллер.

Итак, рассмотрев историю инструментальной детекции лжи, мы подошли к вопросу о современном устройстве полиграфа. Рассмотрим его подробнее.

Рынок полиграфов довольно широк, на нем присутствуют приборы как отечественного производства («Барьер», «Диагноз», «Диана», «Конкорд», «Крис», «ПИК», «Поларг», «РИФ», «Эпос») так и зарубежного (Lafayette-LX4000, Stoelting-86225).

Так же их условно можно разделить на аналоговые( перьевые, чернильно-пишущие, традиционные), в которых запись данных производится на диаграммной бумаге и цифровые — запись осуществляется на электронном носителе с помощью персонального компьютера. На сегодняшний день более широко применяются цифровые или компьютерные полиграфы.

Классическим на сегодняшний день полиграфом является модель ЭПОС-10. На его примере и рассмотрим устройство данного прибора. Полиграф ЭПОС представляет собой одно из самых традиционных представлений о приборе подобного назначения. Прибор оснащен сугубо традиционным набором датчиков.

  • Сенсорный блок обеспечивает регистрацию и передачу в компьютер физиологических параметров, снимаемых семью датчиками:
  • датчиком верхнего дыхания (предназначен для регистрации показателей грудного дыхания);
  • датчиком нижнего дыхания (предназначен для регистрации показателей диафрагмального дыхания);
  • датчиком фотоплетизмограммы (предназначен для измерения показателей активности переферической сердечно-сосудистой системы);
  • датчиком артериального давления (предназначен для измерения активности центральной сердечно-сосудистой системы);

датчиком тремора (предназначен для измерения двигательной активности)

голосовым анализатором (предназначен для измерения показателей голосовых характеристик).

Общая структура полиграммы состоит из следующих компонентов:

  • фон;
  • реакция;
  • артефакт.

Фон — состояние физиологических процессов в организме человека, пребывающего в условиях покоя (при проведении психофизиологического исследования под покоем подразумевается состояние спокойно сидящего человека, которому не задают вопросы).

Фон характеризуется относительной стабильностью протекающих процессов и представляет собой некоторую физиологическую норму, свойственную конкретному человеку в отсутствие дестабилизирующих воздействий.

Реакция — это заметное (в условиях осуществляемого наблюдения) изменение динамики регистрируемого физиологического процесса в ответ на стимул (вопрос, предмет или изображение предмета), предъявляемый в ходе психофизиологического исследования. В зависимости от индивидуальных особенностей организма человека при развитии реакции можно наблюдать усиление, ослабление или стабилизацию динамики конкретной функции. У некоторых людей реакции могут иметь комплексный характер: вслед за быстротекущими изменениями физиологического процесса (собственно реакцией на стимул) происходит последующее продолжительное изменение его динамики, то есть так называемая реакция облегчения.

Артефакт — заметное (по сравнению с фоном) изменение динамики контролируемого физиологического процесса, непосредственно не связанное с предъявляемыми в ходе психофизиологического исследования стимулами и обусловленное воздействием экзогенных (внешних) и эндогенных (внутренних) дестабилизирующих факторов. К эндогенным факторам относятся умышленные или неумышленные движения обследуемого, кашель, внезапные болевые ощущения и т. п., к экзогенным — в основном, внешние шумовые помехи.

Физиологические реакции, регистрируемые в ходе исследования, не обладают специфичностью, то есть по их информативным признакам нельзя точно установить природу вызвавшего их процесса (положительная или отрицательная эмоция, ложь, испуг, боль, какие-либо ассоциации и т. д.).

Единственная объективная характеристика физиологической реакции — её устойчивая выраженность в ответ на предъявление ситуационно-значимого стимула.

В настоящее время не существует статистически достоверных данных, однозначно указывающих на какую-либо универсальную информационную ценность для итогов психофизиологического исследования какого-то одного физиологического процесса либо отдельного его параметра.

Применение в различных сферах деятельности

Использование полиграфа не ограничивается лишь поиском доказательств в уголовных делах. Сфера его применения так же широка, как и потребность людей в обнаружении истины. Тем не менее, практическое применение полиграф, или теперь уместнее будет писать Специальное Психофизическое Исследование с использованием полиграфа (далее СПФИ), получил и в государственной деятельности, и в крупных коммерческих структурах. Использовать подобные устройства для отбора на работу квалифицированных кадров в состоянии лишь структуры, обладающие значительными ресурсами.

Рассмотрим использование СПФИ в коммерческих организациях. После краха социалистической экономики, на смену ей пришла рыночная экономика, а вместе с тем исчезли одни институты и понятия и появились другие. Охрану промышленных производств, учреждений и заводов больше не обеспечивают Отдел по Борьбе с Хищением Социалистической Собственности. Бремя защиты производственных и коммерческих секретов теперь в большей степени ложится на плечи самих организаций. Новая экономическая обстановка оказалась благодатной почвой для появления частных охранных структур и внутренних служб безопасности. Потребность в защите интересов бизнеса и имущества обуславливается как конкуренцией и наличием недоброжелателей, так и банальной недобросовестностью и корыстью работников. С середины 90-х годов СПФИ начинает применяться с целью защиты коммерческих интересов частных предприятий.

По мнению Н.М. Власова, основой стабильности бизнеса является кадровая безопасность, различные служебные проверки, проверки на лояльность к компании и прочее. Причиной большинства преступлений являются сами работники этих организаций. По мнению экспертов, ущерб предприятий от собственных сотрудников составляют до 90% от убытков в целом. С этим не сравнится ни один конкурент.

Один из известных российских специалистов по безопасности У. Сулейманов оценивает качество сотрудников на сегодняшний день следующим образом: 25% мошенников, 10% абсолютно честные и 65% относительно честные сотрудники, которые обычно не воруют, но могут поддаться искушению, при наличии и возможности и уверенности в безнаказанности.

Вследствие этого каждая цивилизованная компания обязана позаботиться о том, кого она принимает на работу и как эти люди потом работают. Отсюда вытекают внутренние концепции безопасности, которые редко обходятся без СПФИ. Достойных и надежных сотрудников можно подобрать лишь, получив полную картину о его мотивах поступления на службу, намерениях, вредных привычках и т.д.

Н.М. Власова в своей статье «Использование СПФИ в повышении эффективности бизнеса» более предметно раскрывает вопрос осуществления безопасности коммерческих структур. Она выделяет три направления кадровой и психологической работы на предприятии.

Во-первых: это кадровый отбор при приеме на работу или скрининг (англ. «screening» от «screen» — «отбирать», «сортировать», «просеивать»).

Результаты СПФИ имеют большое значение при составлении прогноза успешности принимаемого сотрудника. В зависимости от критических направлений деятельности работодателей, как правило, интересуют следующие:

Искажения биографических данных.

Благонадежность сотрудника.

Истинные мотивы поступления на работу (цели, причины, стимулы).

Наличие наркотической и алкогольной зависимости.

Пристрастие к азартным играм.

Сведения о совершенных в прошлом преступлениях и проступках.

Связи с криминальными элементами.

Наличие преступных, либо злых намерений.

Скрываемые служебные (должностные) проступки.

Наличие психических или других заболеваний и отклонений.

Иную (по просьбе заказчика) скрываемую информацию.

Во-вторых: Осуществление служебных проверок. В случае значительного происшествия, СПФИ помогает выявить виновника. Рассмотрим эффективность расследования подобных происшествий на следующем примере, несанкционированное проникновение в помещение одного из коммерческих банков г. Москвы постороннего лица и установка прослушивающих устройств.

Проникновение произошло в предпраздничный день, неизвестное лицо находилось на территории банка в течение 3-х часов, прежде чем было обнаружено. Проникновению в течение 10 дней предшествовало периодическое отключение функции видеозаписи ряда кинокамер, установленных в различных помещениях банка.

Нами было протестировано (аппаратура «РИФ») 4 охранника банка, которые могли быть причастны к данному происшествию. Для каждого из них был использован личностные блоки тестов, разработанные на основе информации о деле, о каждом из участников, с учётом их психологических особенностей. Блоки включали в себя: 3-4 теста общей стимуляции (так называемые «настроечные» тесты), тесты «контрольных вопросов» и «правда-ложь» в модификации И.С. Зубриловой, тесты «SKY» (всего — 5-6 тестов прямого метода), тесты «максимального» напряжения на знание виновной информации о коде допуска для выключения функции записи видеокамер, время начала и конца отключения и порядковых номеров видеокамер, поисковые тесты на возможный сговор, мотивы, возможность получения вознаграждения и его уровень, основные цели и задачи посягательства на информацию банка.

Проведенные исследования позволили с высокой вероятностью (от 89% до 99%) установить, что ни один из тестируемых не был причастен к расследуемому преступлентю и, более того, позволило наметить для СБ ёще один возможный вариант осуществления данного нарушения. В последствии это было подтверждено сотрудниками СБ в ходе проведения служебного расследования. Лицо, причастное к несанкционированному проникновению установлено и, таким образом, данные полиграфных тестирований подтверждены.

В-третьих: проведение плановых проверок работников. В коммерческих компаниях с определенной периодичностью могут проводиться аттестационные проверки, цель которых определение качества работы персонала, настроения в трудовой среде, от которых может зависеть эффективность труда. К таким аттестациям зачастую и приурочены проверки на полиграфе. Наиболее часто СПФИ проводятся для контроля сотрудников и определения их лояльности к работодателю. Основные направления тестирования:

Выявление фактов нанесения ущерба компании.

Наличие планов нанести ущерб компании в будущем.

Выявление фактов воровства, включая информационные хищения, получение взяток и «откатов».

Использование служебного положения и времени в личных целях.

Заключение сделок втайне от руководства.

Намеренное искажение информации о коммерческих сделках и работе в целом при докладе руководству.

Халатное отношение к выполнению служебных обязанностей.

Конфликтность.

Знание и сокрытие информации о фактах нанесения вреда компании другими лицами.

Взаимовыгодные контакты с конкурентами и криминальными структурами и элементами в ущерб работодателю.

Другие интересующие заказчика вопросы.

Такие проверки не только могут выявить нарушения, но и повышают эффективность труда. Знание о возможной проверке стимулирует сотрудника к работе с наиболее полной отдачей. Оно дисциплинирует и удерживает персонал от возможных действий в ущерб работодателю.

Но применение полиграфа не ограничивается лишь отбором кадров. Он имеет ценность для крупных финансовых структур, деятельностью которых является кредитование, лизинг, услуги по страхованию. Для них появляется возможность контроля финансовых потоков в соответствии с положением ЦРБ от 19 мая 2004 года «Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

В силу недавно проведенных реформ по преобразованию органов внутренних дел и, как следствие, пристального внимания к проблемам в системе МВД и путям их решения, важность и необходимость использования СПФИ в государственных интересах предлагаем рассмотреть на примере профессионального отбора в учебные заведения и органы МВД.

Важность данного вопроса трудно переоценить, в силу объективных проблем существующих в Российской полиции: коррупции, злоупотребление должностными полномочиями, низкий уровень квалификации кадров, связь с организованными преступными группами и т.д.. Особый характер положения в государстве органов внутренних дел, право принуждения и обязанности по защите прав и интересов граждан, накладывает большую ответственность на людей несущих службу в интересах общества. Именно поэтому подготовка и прием на службу должны проводится с особой тщательностью. Важность недопущения в систему внутренних дел потенциальных преступников должны обеспечиваться всеми максимально эффективными способами. К таким способам, безусловно, можно отнести и СПФИ. Благодаря своей объективности и высокой достоверности, СПФИ может оказать неоценимую услугу кадровиками МВД. Применения полиграфа в области профессионального отбора кадров в органы внутренних дел научно обосновано и испытано в различных регионах России.

В статье Н.И. Мягких и Н.Н. Михайловой рассматривается обоснованность использования полиграфа при отборе кандидатов в учебные заведения и органы ВД.

Сегодня в России действует обязательная схема при отборе кандидатов на службу и при поступлении в учебные заведения, которая включает в себя: социально-правовое изучение (кадровые подразделения), военно-врачебную экспертизу (оценку физического и психического здоровья военно-врачебными комиссиями) и экспертизу профессиональной психологической пригодности. Несмотря на, казалось бы, тщательный отбор будущих сотрудников, проблемы, перечисленные выше, стоят весьма остро, впрочем, не только в России. Авторы статьи приводят следующие данные исследований: в 626 полицейских агентствах Соединенных штатов от 25% до 58% из тех кандидатов, что прошли испытание полиграфом, были признаны непригодными к службе в полиции как имеющие высокую степень риска. Установлено, что прошлое кандидатов тесно связано с преступным миром: причастность к убийствам, изнасилованиям, грабежам и употребление наркотиков. Все это было установлено после того как кандидаты прошли стандартные психологические тесты, проверку биографических и анкетных данных.

В России ситуация не лучше. С 2006 года начато проведение СПФИ в ЦПД МСЧ ГУВД Новосибирской области. По данным центра наиболее часто к сокрытию негативной информации прибегают сотрудники, восстанавливающиеся на службу в ОВД. Изучение данной категории было начато в 2007 году на базе ЦПД Новосибирской области. Отличие данной группы проявилось в структуре негативной информации и многофакторности ее проявления. За полгода работы соотношение лиц, скрываюших негативную информацию, и количества случаев сокрытия негативной информации составило 1:2,6 (23 человека и 60 случаев).

В группе кандидатов, поступающих на службу в ОВД впервые, за этот же промежуток времени это соотношение составило 1:1,7 (35 человек и 59 случаев).

Следует отметить, что при обработке не учитывались результаты лиц, направленных на СПФИ психологами в индивидуальном порядке при подозрении на наличие скрываемой негативной информации. Среди выявленной скрываемой негативной информации в группе лиц, восстанавливающихся на службу в ОВД, первое место занимает прием психоактивных средств (37,5%), две трети случаев которого составляет злоупотребление алкоголем. На втором месте находится увольнение по негативным причинам (21%).

Для полноты образа приведенных данных в той же статье дается несколько примеров. Один из обследуемых, с 2003 года по 2005 год работал в должности оперуполномоченного уголовного розыска, уволился по собственному желанию, пытается восстановиться на ту же должность, но в другое подразделение. Во время СПФИ было установлено, что причиной увольнения кандидата с предыдущего места работы послужили проблемы с алкоголем. У него имелись проблемы, бывали запои, часто употреблял алкоголь в рабочее время. Уволившись со службы, кандидат обратился к медикам и «закодировался» от алкоголизма, но перенести отказ от спиртного для него оказалось тяжело. Чтобы смягчить свое состояние, кандидат начинает употреблять наркотики (после отказа от спиртного он две недели курит сигареты с коноплей каждые три дня), после употребляет канабиоиды в течение года (3-4 раза).

Так же обследуемому оказалась не чужда игромания. Несколько раз он играл в казино, но проиграв сорок тысяч, от этой привычки отказался. Были выявлены суицидальные наклонности — в 18 лет вскрывал себе вены из-за несчастной любви.

Другой кандидат. Младший оперуполномоченный ОРЧ с 2004 по 2007 г. После СПФИ установлено, что причиной увольнения стали проблемы с алкоголем. За несколько последних лет этот «страж порядка» неоднократно участвовал в пьяных драках, распивал спиртные напитки в рабочее время, на служебном автомобиле, опять таки в состоянии опьянении, совершал дорожно-транспортные происшествия, употреблял производные конопли. До своей службы в милиции совершил преступление — избил и ограбил пьяного! Выплатив компенсацию пострадавшему, обследуемый избежал уголовного дела. Так же он имеет неблагоприятную наследственность — мать алкоголичка, пыталась покончить с собой. Безусловно, дети не отвечают за грехи родителей, но общая картина личности бывшего сотрудника милиции, который мог и дальше носить погоны, вызывает как минимум беспокойство.

Наибольшее удивление вызывает то, что оба потенциальных стража правопорядка прошли кадровую проверку, обследованы специалистами ВВК, успешно прошли специальные психологические тесты и только благодаря СПФИ были не допущены к службе в ОВД.

Но от частных примеров перейдем к статистике приведенной автором Мягких Н.И. По данным четырех ЦПД в различных регионах России было обследовано более пяти с половиной тысяч кандидатов при приеме на службу, а так же при перемещении сотрудников ОВД (4300 и 1300 соответственно).

Выявление негативной информации у обследованных составило в среднем 27,8%. В выявленной негативной информации превалировали случаи немедицинского употребления психоактивных веществ — 40,7 % (в среднем) и более половины в отдельных регионах. Подобная статистика, подкрепленная яркими примерами, приведенными выше, поражает качеством сотрудников на тот момент милиции. Люди призванные бороться с наркоторговцами сами являются потребителями изменяющих сознание зелий.

Помимо употребления наркотиков так же были установлены случаи связи кандидатов и сотрудников с криминальными элементами — 8.3% в среднем и до 22% в отдельных регионах, корысть в качестве мотива поступления на работу в органы у 6 % исследуемых, а суицидальные наклонности в 7% случаев.

Необходимо отметить, что различные негативные факты биографий обследуемых лиц зачастую сочетаются в одном человека. Так, к примеру, корыстно-утилитарные интересы в качестве мотивов поступления на службу сочетаются с употреблением психоактивных веществ, иногда к этому присоединяются и связи с преступными элементами (наркодилерами), и участие в обороте наркотиков.

Исходя из приведенных данных, становится очевидно, что СПФИ должно применятся при профессиональном кадровом отборе в органах внутренних дел. Однако общеизвестен факт трудозатратности СПФИ. Невозможно провести через СПФИ 100% кандидатов, для этого не хватит ни времени, ни специалистов, поэтому необходимо определить тот контингент, обследование которого наиболее необходимо. Результаты психодиагностического обследования являются критерием выбора кандидатов группы риска.

Автор статьи, ссылаясь на опыт своих исследований, рекомендует привлекать к обязательному СПФИ всех бывших сотрудников правоохранительных органов, восстанавливающихся на службу, среди которых высока вероятность устойчивых связей с криминальными структурами, желание «восстановить свою кредитоспособность». Данная категория относится к так называемой «группе риска».

Он также предлагает введение практики плановых обязательных полиграфных проверок каждые 5 лет, а в случае высокой секретности или служебных проверок — внеплановых. Такое мнение кажется обоснованным и логичным. В силу перечисленных выше причин. Систематичные проверки на полиграфе позволят более объективно подойти к проблеме кадрового состава органов внутренних дел, избежать ошибок и предвзятости начальства, повысить качество личного состава, освободив его от потенциальных и реальных нарушителей закона. Здесь же автор видит необходимость освободить подразделения профессионального психологического отбора от зависимости от кадровых (комплектующих) органов. По его мнению, это повысит эффективность работы данных подразделений. Так как зачастую, после вынесение негативных заключений о профессиональной пригодности некоторых кандидатов, работникам соответствующих структур приходится испытывать давление, с целью вынесения положительного заключения.

Данная проблема является следствием общей негативной коррупционной ситуации в стране. Несмотря на громкое заявление о «победе над коррупцией», это социальное явление продолжает существовать в системе МВД. И за n-ую сумму милицейские начальники готовы оказывать протекцию кандидатам на службу либо при переводе, несмотря на объективные негативные данные. Вопрос о причинах и государственной борьбе с коррупцией выходит за пределы моей работы. Стоит лишь сказать, что СПФИ может оказать неоценимую услугу в этой титанической борьбе с одним из главных пороков государственной системы. Властным структурам осталось лишь найти волю для издания соответствующих нормативно-правовых актов, что бы инициативные начинания полиграфологов нашли под собой нормативную базу и могли с большей эффективностью действовать на благо чистоты кадрового состава силовых ведомств.

обман истина полиграф психофизиологический

Анализ НПА о применении полиграфа

Прежде всего необходимо оговориться, что практическому решению вопроса об условиях, формах и пределах применения полиграфа в уголовном судопроизводстве должно предшествовать глубокое и всестороннее научное исследование с широким обсуждением его результатов научной общественностью и достаточно репрезентативными экспериментами, отражающими специфику отечественного судопроизводства и ментальности населения. И такие исследования в настоящее время успешно ведутся специальным отделом ВНИИ МВД РФ, а также научными подразделениями Федеральной службы безопасности. Именно их результаты положены в основу Инструкции «О порядке применения полиграфа при опросе граждан», утвержденной Генеральной прокуратурой, ФСБ и МВД РФ и зарегистрированной 28 декабря 1994 г. в Министерстве юстиции Российской Федерации, а также Приказом министра внутренних дел Российской Федерации от 12 сентября 1995 г. № 353 «Об обеспечении внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел». С изданием в 1995 г. Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» применение полиграфа в оперативно-розыскной деятельности обрело достаточное правовое обоснование. Cледовательно, речь теперь пойдет не о правомерности использования полиграфа вообще, а об условиях его использования в процессуальной деятельности следователя и суда.

Есть все основания полагать, что уже в настоящее время применение полиграфа вполне допустимо в двух случаях: при производстве экспертизы и при участии специалиста-психолога в подготовке к производству следственного действия.

Закон не ограничивает эксперта в выборе технических средств исследования. Любое техническое средство, если оно само и методика его применения научно обоснованы, может быть применено экспертом для решения задач экспертизы, сообразно с условиями исследования, предъявляемыми к чему требованиями, процессуальным порядком экспертизы и т.п. Поэтому нет оснований для возражений против использования полиграфа экспертом-психиатром или психологом.

  • Применение полиграфа допускается только с добровольного согласия допрашиваемого;
  • отказ от испытания на полиграфе, равно как и предложение подвергнуться испытанию при отказе со стороны допрашиваемого, не должны фиксироваться ни в одном процессуальном документе;
  • отказ от испытания не может ни в какой форме толковаться во вред допрашиваемому.
  • Для участия в допросе обязательно привлекается специалист-психолог, исполняющий функции оператора полиграфа в пределах обычной компетенции специалиста — участника следственного действия.
  • Результаты применения полиграфа не имеют доказательственного значения и используются следователем лишь как ориентирующая информация; доказательствами признаются лишь фактические данные, содержащиеся в показаниях допрашиваемого. Материальные свидетельства применения полиграфа (ленты, записи) к делу не приобщаются.

Как отмечалось ранее, приборы и методики определения психофизиологических реакций человека существуют за рубежом с конца 40 годов. Они основаны на теоретических и методологических принципах, разработанных в этой области, и прошли всестороннюю проверку в юридической и судебно-медицинской практике. Изобретателем методики тестирования на полиграфе в ее современной форме (Патент США № 2538125 от 1951 г.) считается Джон Е. Рейд. Однако нельзя не отметить, что еще в 30-е годы выдающийся советский ученый Александр Романович Лурия использовал психофизиологические методы распознавания нечестности ответов в практике расследования уголовных преступлений.

В настоящее время в России использование полиграфа законом не запрещено. Получение лицензии на его приобретение и использование НЕ ТРЕБУЕТСЯ.

Имеются различные ведомственные корпоративные акты, регламенты, инструкции, касающиеся применения обследования с использованием Полиграфа (ОИП).

При этом прямое законодательное регулирование использования полиграфа в деятельности государственных и коммерческих структур отсутствует. Однако анализ российского законодательства дает повод утверждать о наличии серьезных и правомочных оснований использования полиграфа в частном секторе. В частности, Министерство юстиции России проводило правовую экспертизу соответствующих нормативных документов, касающихся применения ОИП, в результате чего, начиная с 1993 года, ОИП получили от министерства юстиции «право гражданства» на территории России. Вот почему ОИП с этого времени все активнее внедряется на территории России.

В настоящее время любая коммерческая структура может купить прибор и применять его без всякой лицензии. Однако без сомнения это следует делать только при наличии сертифицированного аппарата и специально обученного специалиста, иначе такое исследование не имеет смысла.

В целом, можно уверенно констатировать, что сегодня не существует каких-либо правовых барьеров для широкого применения проверок на полиграфе в интересах кадрового отбора.

Для правильной регламентации применения полиграфа на предприятии целесообразна разработка и утверждение локальных нормативных актов — специальной инструкции о порядке проведения тестирования с использованием полиграфа в конкретной организации. Эту инструкцию следует прилагать к документам, с которыми служащий знакомится при поступлении на работу: правила трудового распорядка, коллективный договор и др.

Подобные нормативные акты, касающиеся использования и применения полиграфа в рамках конкретных предприятий, по заключению Министерства юстиции РФ государственной регистрации не подлежат, в связи с тем, что осуществление опроса с использованием полиграфа происходит исключительно при добровольном согласии тестируемого лица и не требует регламентирования правоотношений проверяемого и органов производящих данную проверку.

Работодатель имеет право «требовать от работников… бережного отношения к имуществу работодателя и других работников, соблюдения правил внутреннего трудового распорядка…», привлекать их к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном ТК РФ (ст. 22)и иным федеральным законам. При этом работодатель может возложить на работника полную материальную ответственность, например в случае «умышленного причинения ущерба» или «разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (служебную, коммерческую или иную)…» (ст. 243).

На работника возложены определенные обязанности: «соблюдать правила трудового распорядка организации», «соблюдать трудовую дисциплину», «бережно относиться к имуществу работодателя и других работников» (ст. 21).

К тому же следует учесть, что при осуществлении опроса с использованием полиграфа в полной мере соблюдается требование ТК РФ о том, что «… все персональные данные работника следует получать у него самого» (ст. 86 п.3).

Проведение тестирования с использованием полиграфа осуществляется только после письменного согласия работника, что полностью соответствует п.4 ст.86 ТК РФ, который гласит: «В случаях, непосредственно связанных св опросами трудовых отношений, в соответствие со статьей 24 Конституции Российской Федерации работодатель вправе получать и обрабатывать данные о частной жизни работника только с его письменного согласия».

Согласно ныне действующему ТК РФ, работодатель имеет право вводить ограничения или делать предпочтение при приеме на работу, исходя из требований, свойственных определенному виду труда или служебной деятельности.

Кроме этого ТК РФ предоставляет право работодателю собирать персональные данные работника — информацию, касающуюся конкретного работника и необходимую работодателю в связи с трудовыми отношениями (Глава 14, ст. 85-90).

В этой же главе впервые вводится понятие персональных данных работника, дается определение процедурам обработки данных (ст. 85 ТК РФ): «Персональные данные работника — информация, необходимая работодателю в связи с трудовыми отношениями и касающаяся конкретного работника. Обработка персональных данных работника — получение, хранение, комбинирование, передача или любое другое использование персональных данных работника». Сюда же можно отнести и данные, полученные с помощью тестирования на полиграфе.

В ст. 86 ТК РФ (п.п.1, 3, 4, 5, 8) установлены ограничения в постановке вопросов, касающихся политических, религиозных убеждений, частной жизни, ответы на которые работодатель получает с помощью обработки персональных данных. ТК РФ предусматривает добровольность предоставления работником таких данных, ознакомление с ними, письменное согласие на передачу таких данных работодателю, запрещение получать такие данные через третьих лиц без письменного согласия работника.

Получение персональных данных работника, как это явствует из статей ТК РФ, осуществляется от него самого, и необходимо работодателю для решения вопросов о «…трудоустройстве, …продвижении по службе, обеспечения личной безопасности работников, …обеспечения сохранности имущества».

Согласно комментарию к новому Трудовому кодексу РФ, метод тестирования (которым, по сути, и является проверка на полиграфе), признается одним из современных методов организации подбора и расстановки кадров (глава 11 ТК РФ «Заключение трудового договора»)

Поэтому, в должном соответствии с ТК явится включение в Трудовой договор положения о том, что работник «обязан активно содействовать проводимым работодателем служебным разбирательствам и, в случае необходимости, проходить опрос с использованием полиграфа».

Итак, внесение указанных выше положений в трудовые договоры и локальные правовые нормативные акты делают применение ОИП государственными и негосударственными пользователями вполне легитимным в рамках действующего отечественного законодательства.

В связи с этим вопрос — «Применять или не применять полиграф при работе с кадрами?» — носит уже не столько правовой, сколько эмоциональный характер.

Таким образом, мы установили, что ОИП является, согласно действующему ТК РФ, законным при соблюдении определенных норм.

Согласно этим нормам, проведение ОИП — акт сугубо добровольный, и никто не вправе насильно заставить человека проходить его. Перед началом проверки на полиграфе тестируемый должен дать свое письменное согласие на ОИП. К тому же следует использовать только те приборы, которые имеют соответствующий сертификат и не наносят ущерба здоровью и психологическому состоянию обследуемых, кроме этого важно привлекать к работе на полиграфе только обученных специалистов. И еще раз надо подчеркнуть: опрашиваемые обязательно должны быть ознакомлены со своими правами перед началом обследования.

В ряде зарубежных стран на сегодняшний день уже создана развитая законодательная база применения средств определения психофизиологических реакций человека. В США, например, суды принимают результаты тестирования на полиграфе в качестве юридически состоятельных свидетельств. В большинстве государственных и многих частных финансовых учреждениях США обследование на полиграфе давно стало обычной процедурой ежегодной профилактической проверки сотрудников. В то же время в США действует закон (The Employee Polygraph Protection Act) о защите лиц наемного труда от злоупотреблений полиграфом со стороны работодателя. После его принятия в 1988 г. Конгрессом США число проверок на полиграфе резко сократилось, поскольку закон очень жестко ограничивает сферу применения полиграфа за пределами госструктур, а также частных организаций, каким-то образом связанных с безопасностью людей.

В бывшем СССР детектор лжи использовался «без лишнего шума» органами КГБ, МВД и ГРУ. В настоящее время право использования этого прибора в оперативно-розыскных целях предоставлено девяти ведомствам РФ, имеющим следственные органы. Только за последние пять лет в закрытой печати опубликовано более 20 научно-методических работ по данной проблематике. Накопленный в этих ведомствах методологический и практический опыт теперь уже начинают использовать коммерческие структуры и банки. Многие из них психофизиологическое тестирование сделали основой своей кадровой и охранной политики.

Наиболее запутанным и неоднозначным остается правовой аспект проведения испытаний на полиграфе. В свое время в МВД и ФСБ был принят ряд подзаконных актов в форме ведомственных инструкций по использованию полиграфов в оперативно-розыскной деятельности. Эти инструкции разрабатывались на основе аналогичных документов, используемых для тех же целей в США, и в соответствии с существующим порядком были утверждены Минюстом и согласованы со всеми заинтересованными ведомствами, в том числе Минздравом и Генпрокуратурой. Но если в США все, что касается документального и процедурного обеспечения работы с полиграфом, находится под жестким правовым, общественным и научным контролем, то в России упомянутые ведомства, действуя в привычном для них стиле, наоборот, все засекретили. По сути дела, единственным открытым документом, в котором прямо указывается на правомерность использования этого прибора, является постановление Правительства РФ № 600 от 17 мая 1996 г., согласно которому вводится в действие Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1996 — 1997 гг. и предусматривается финансирование (пункт 2.1.6) разработки методик и аппаратуры (детектора лжи) из федерального бюджета на сумму 21,4 млрд руб. (в ценах III квартала 1995 г.) в 1997 г.

Общую правовую основу тестирования с помощью полиграфа в РФ создают нормы УПК об участии специалиста в следственных действиях и о возможности применения технических средств для собирания, фиксации и использования информации, а также Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности». В настоящее время действует также Инструкция «О порядке применения полиграфа при опросе граждан» (утверждена Генеральной прокуратурой, ФСБ, МВД РФ), зарегистрированная в Минюсте России 28 декабря 1994 года.

Опишем процедуру выдачи разрешения на исследование на примере Москвы:

Как оказалось, для подобных исследований необходимо специальное разрешение начальника ГУВД. Выдается оно исключительно в тех случаях, когда человека или группу лиц подозревают в совершенном преступлении. И при этом оперативный работник должен доказать в служебной записке начальнику ГУВД, что подобный эксперимент просто необходим. После этого сам «подопытный» должен дать письменное согласие на испытания. Затем составляется специальный опросник. который также утверждается начальником ГУВД.

За рубежом, кстати, разрешение на применение «адской машины» получить намного проще. В США, например, в случае обвинения в сексуальном правонарушении (например, домогательство) испытание детектором лжи проходит как ответчик, так и истец. То есть опросу подвергается не только мужчина, но и женщина, на тот случай, если ее обвинения вдруг окажутся беспочвенными.

Ограничения в использовании полиграфа

Представленные на рынке полиграфы последнего поколения используют (в зависимости от марки) от 7 до 10 каналов получения информации об изменении эмоционального и физического состояния обследуемого и совместимы с любым компьютером типа IBM. Цена колеблется от $3 500 до $10 000. Но прежде чем приобрести один из них в частное пользование и проверять родных и знакомых, вспомните о том, что полиграф является специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации. В Российской Федерации существует положение, согласно которому покупатель этих средств должен обратиться в Федеральный Центр по лицензированию и защите государственной тайны ФСБ России и предоставить подтверждение, что купленный вами прибор будет использоваться квалифицированным специалистом. А уж собирать действующую модель полиграфа самостоятельно упаси господь. Предупреждаем, за это грозит уголовная ответственность по статье 138 части 3 Уголовного кодекса РФ за незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта средств для негласного получения информации.

Государственная Дума РФ намерена рассмотреть вопрос о внесении изменений в федеральный Закон «О государственной тайне». Группа парламентариев предложила подвергать обязательной проверке на полиграфе (детекторе лжи) граждан, работа которых связана с государственными секретами.

Применение полиграфа в РФ при раскрытии преступлений

Отметим, что полиграф широко применяется при раскрытии преступлений, например, краж. При составлении опросников в различных формах присутствуют все направления тестирования. Место, время и способ проникновения, что было похищено и где оно лежало? Особенности отхода преступников (как и когда уходил, в чем выносил и т.п.).

При составлении тестов по кражам и хищениям необходимо помнить, что тесты на время, как правило, наиболее информативны.

Преступник, обычно заранее готовится к совершению преступления, а, следовательно, изучает все факторы, которые могут отрицательно повлиять на его осуществление. Неожиданная встреча с потенциальными свидетелями в зоне совершения преступления может оказаться роковой. При предварительной проработке места кражи преступник пытается выяснить все до мелочей: от наличия сигнализации до времени ухода на работу жильцов и их прихода, времени нахождения ребенка в школе и т.д. Все эти моменты могут быть заложены в тесты полиграфных проверок для определения причастности подозреваемого к совершению кражи.

Бывает, что кражи совершаются и без предварительной проработки объекта и по своей методике удивляют не только пострадавших, но и правоохранительные органы. Так, в одном из регионов в начале 80-х годов XX столетия двумя преступниками было совершено 180 квартирных краж, и, если бы не случай, пострадавших могло быть значительно больше.

Мужчина в возрасте 31 года со своей сожительницей осуществляли кражи без предварительной проработки «обреченной» квартиры. В конце 70-х и начале 80-годов одним из признаков благополучия и престижа хозяев были обитые дерматином наружные двери. Стоимость их была относительно, высока, и позволить себе их могло только лицо, имеющее определенный материальный уровень. Эти двери и являлись своеобразной «наводкой» для преступников. Техника совершения преступлений была не только оригинальна, но и предельна проста. Преступники, приехав в незнакомый город, выбирали престижный район. Войдя в дом, находили квартиры с обитой дверью, звонили. Если в квартире кто-нибудь был, то спрашивали: «Здесь живет…?», при ответе — «Нет» они извинялись и уходили. Если в квартире никого не было, с помощью отмычек открывали дверь и далее совершалось то «нестандартное» ошаление, которое вводило в заблуждение, как хозяев квартиры, так и милицию. Если преступники находили большую сумму денег, то не забирали все, а оставляли часть на том же месте. Если в гардеробе висели две шубы, то забирали более дешевую, оставляя дорогую. Уходя, квартиру оставляли в том же виде, в каком она была до их прихода. Вечером, вернувшись, домой, жильцы квартиры вели приблизительно такой разговор: «Коля, ты брал деньги? » — «Да нет, Маша», «Как же нет: от суммы, которую мы приготовили для покупки автомобиля, остались копейки!». Эти выяснения с недоверием друг к другу, упреками продолжались несколько дней, пока, поняв, что их обокрали, потерпевшие не шли с заявлением в отделение милиции. Приблизительно, такая же беседа с полным недоверием к пострадавшим была и в милиции. Когда же работники милиции начинали верить в реальность данного вида преступления, квартирные кражи такого типа в городе прекращались раз и навсегда.

Эти двое преступников совершали кражи строго ограниченное время — 4 — 5 дней, не более. Оно было выбрано с учетом психологических особенностей, как пострадавших, так и работников милиции. После 4 — 5 дней «работы» преступники переезжали в другой город, и все повторялось сначала. Более двух лет они безнаказанно совершали квартирные кражи, пока мужчина не изменил своей сожительнице, а та в гневе не сдала его работникам милиции. Этот пример оригинальной, не разрабатываемой предварительно кражи в практике не одинок.

Нередко кражи совершаются преступником, проходящим по улице и неожиданно увидевшим оставленное незакрытым окно в квартире или открытую форточку. Были случаи краж в многокомнатных квартирах, когда жильцы увлеченно смотрели в одной из комнат какую-нибудь из полюбившихся телепередач, а из другой преступники выносили ценные вещи. Но такие случаи нетипичны и встречаются довольно редко. При раскрытии краж большую информативность могут нести предметы или материальные ценности, вынесенные из квартиры. При составлении опросников на предметы необходимо учитывать, что возможны случаи, когда преступник выполняет заказ и не знает истинной ценности предмета. Например, торговцам краденым дается задание: из такой-то квартиры похитить столовый сервиз синего цвета. Вор может не быть специалистом по антиквариату и не знать, что данный сервиз изготовлен в Венеции в начале XVII века и представляет большую историческую ценность. Если при проведении полиграфных обследований ставить вопросы: «Какой сервиз был похищен: китайский? английский? венецианский?», можно и не получить положительной реакции. В данной ситуации лучше ставить вопросы так: «Что было похищено: ваза? чайный сервиз? столовый сервиз?» и так далее.

Можно ставить вопросы на цвет пропавшего сервиза: «Как вы считаете, какого цвета был столовый сервиз?» — и перечисляются все возможные цвета. В данном тесте нейтральными вопросами будут все, кроме «синего цвета?» (значимый вопрос).

Расследуя кражу предметов роскоши, при составлении опросников необходимо максимально сужать тематику. Нежелательно объединять в одном тесте «серьги, кольца» и «шкатулки, ларец», «веер из слоновой кости и браслеты». Это может значительно снизить информативность теста, достоверность полученных результатов. Эта же закономерность сохраняется и при составлении тестов на другие предметы. Нежелательно объединение в одном тесте вопросы по предметом верхней и нижней одежды, радиоаппаратуру и ковровые изделия, золотое кольцо и т.п. Исключением может быть только случай, когда украден один предмет, например видеомагнитофон. Тогда можно подготовить такой тест: «Как вы считаете, что было изъято из квартиры Ивановых: ковер? столовый сервиз? Видеомагнитофон?» и т.д. Это тест непрямого метода, и его эффективность высока. Но если похищено несколько золотых предметов, включая и золотое кольцо, то этот прием неэффективен.

В этом случае тест должен быть составлен в таком виде: «Что было украдено из квартиры Ивановых: «серьги? золотой браслет? золотое кольцо?» и т.п. Если украдено несколько неоднородных предметов, например столовый сервиз, видеомагнитофон и золотое кольцо, то на каждый вид украденных изделий опросники составляются отдельно.

Например, в Москве была совершена квартирная кража. Хозяйка квартиры жила одна. Ее муж, в прошлом известный военачальник времен Великой Отечественной войны, умер. Пострадавшая жила замкнуто, и, кроме двух внуков и внучки, ее никто не посещал. В квартире имелось большое количество антиквариата, в свое время вывезенного из Германии.

Преступник проник в квартиру с помощью ключа. Украдено было два подсвечника фирмы Фаберже. Еще два подсвечника, являющихся подделкой под Фаберже, остались на месте. Не было взято и столовое серебро XVIII века. Весь антиквариат хранился в одном месте в специальных упаковках. Периодически пострадавшая доставала ценности как память о муже. Последний раз она их проверяла около месяца назад. За прошедшее время она в течение дня дважды уходила в поликлинику для текущего диспансерного наблюдения. Пропажа была обнаружена в период подготовки празднования дня рождения ее покойного мужа. Подозрение пало на внуков пострадавшей. Проведенные оперативными сотрудниками опросы их, не дали положительных результатов.

Ключи от квартиры имелись у всех троих подозреваемых, свое участие в краже они отрицали. При подготовке тестов после ознакомления с материалами расследования и беседы с оперативными сотрудниками и пострадавшей было установлено, что подозреваемые не должны были знать, какие подсвечники были украдены: настоящие или подделка, сколько было взято подсвечников, когда последний раз их видела потерпевшая и место, где они лежали. Этого нельзя было знать потому, что после каждого просмотра своей коллекции пострадавшая укладывала ценности на полки в случайном порядке.

Полиграфное обследование проводилось по стандартной схеме: «Поисковый метод» на криминальное прошлое — «Непрямой тест», тест «на время», на количество украденных подсвечников, на мастера-изготовителя, «на место» их нахождения в момент хищения.

Другой пример использования полиграфа при раскрытии преступлений. Как известно, проблема борьбы с коррупцией, в последнее время является особенно актуальной в нашей стране. Сегодня коррупция в России приобрела большой масштаб, укоренилась во всех структурах и слоях нашего общества так, что нет ни одного человека, который бы с ней не сталкивался. Коррупция процветает не только в экономической сфере, государственном и муниципальном управлении, но и в правоохранительных органах.

К сожалению, надо отметить, что отдельные сотрудники правоохранительных органов, которые в силу своих профессиональных обязанностей должны стоять на стороне закона, в действительности сами стремятся получить максимальную выгоду с помощью своих полномочий, предусмотренных занимаемой должностью. В большей степени подвержены соблазну получения взяток сотрудники, непосредственно работающие с гражданами — сотрудники ГИБДД, ППС, оперативные сотрудники.

Так, например, среди сотрудников УВД Кировской области были выявлены факты получения денежных вознаграждений:

  • за положительное решение вопроса о сдаче практического экзамена на право вождения автотранспортом;
  • за не направление материалов в следственные органы (например, накопленный материал ОПД сожжен);
  • за пропуск большегрузного транспорта в период закрытия дорог;
  • за оформление фиктивных ДТП (повторное оформление повреждений автомобиля, когда по ним уже была получена КАСКО) и другие.

Раскрытие этого вида преступлений относится к разряду наиболее сложных, т.к. ограничен круг участников преступления, очень сложно получить необходимую информацию. К тому же, среди сотрудников милиции, стал процветать институт посредничества, когда полицейские деньги получают не напрямую, а через поступление денег на кредитные карты друзей, знакомых из числа гражданских.

В то время как фамилии отдельных полицейских становятся именами нарицательными, большая часть сотрудников милиции достойно и честно выполняющие свои профессиональные обязанности люди. На фоне растущего негативного отношения к работе полиции со стороны обычных граждан, очень важно защитить честь сотрудников от ложных обвинений, и в этом может помочь опрос с использованием полиграфа.

В практике полиграфологов УВД по Кировской области имеется пример работы, когда сотрудники полиции проявили принципиальность при попытке дачи взятки.

06.2009г. в 10.00 часов сотрудники ОВО задержали гр. М. и гр. В. при распитии спиртных напитков в общественном месте. Для составления протоколов об административном правонарушении, полицейские посадили М. и В. в служебный автомобиль и поехали в УВД по г. Кирову. Во время движения административно задержанные пытались договориться с сотрудниками полиции. Гр. М. стал предлагать деньги за не составление протокола. Сотрудники полиции от денег отказались. Тогда гр. В. взял деньги и положил их под подголовник переднего пассажирского сиденья.

Сотрудники полиции остановили машину и доложили в дежурную часть о попытке дачи взятки. Подъехала следственно-оперативная группа и на месте изъяла деньги. При этом М. и В. дали показания, что полицейские положили деньги сами и вся ситуация была подстроена, чтобы повысить свои отчетные показатели.

Было принято решение проверить показания гр. В. на полиграфе.

Гр. В. были предъявлены следующие проверочные вопросы:

  • Гр.М. передавал Вам деньги для милиционеров?
  • Вы держали в руках деньги, которые оказались под подголовником?
  • Деньги под подголовник положили сотрудники милиции?
  • Вы сами клали деньги под подголовник в милицейской машине?

В ходе послетестовой беседы, после демонстрации полученных результатов гр. В. сознался, что деньги в сумме 1000 рублей, принадлежащие гр. М., он сам положил под подголовник. Деньги предназначались в качестве взятки сотрудникам полиции за не составление протокола об административном правонарушении.

Было возбуждено уголовное дело по ст. 291 УК РФ, по решению суда гр.М.и гр. В. получили штраф в размере 25 тыс. рублей каждый.

Бытует мнение, что от сотрудника ГИБДД всегда можно откупиться деньгами. Но оказывается это не всегда так. В период экономического кризиса, когда сокращаются рабочие места, и уменьшается зарплата, многие сотрудники, проработавшие несколько лет в ОВД, бояться потерять свою работу. Это является мотивом для отказа от получения «левых» денег.

Например, летом 2010 г. сотрудниками службы собственной безопасности (ОСБ) была получена оперативная информация, что инспектор ГИБДД гр.С. оформляет фиктивные ДТП.

Так, по факту ДТП 19.04.2010г. с участием автомобилей «Фольксваген» и «Мицубиси» при оформлении документации выявлено несоответствие полученных повреждений автомобилей и показаний участников ДТП.

Было принято решение проверить показания гр.С. с использованием полиграфа. Сотрудникам ОСБ необходимо было выяснить, действовал ли гр. С. в сговоре с кем-либо из участников ДТП, получил ли гр. С. вознаграждение от оформления ДТП.

Полиграфологом подготовлены следующие проверочные вопросы:

  • С Вами кто-нибудь договаривался об оформлении ДТП «Фольксваген» и «Мицубиси»?
  • 19.04.2010 г.

для фиксации ДТП «Фольксваген» и «Мицубиси» Вы выезжали на ул. Рычки?

  • 19.04.2010 г. ДТП «Фольксваген» и «Мицубиси» Вы оформляли в другом месте?
  • Кто-либо предлагал Вам деньги за оформление ДТП «Фольксваген» и «Мицубиси»?
  • Вы получили вознаграждение от кого-либо за оформление документов по ДТП «Фольксваген» и «Мицубиси»?

При ответе гр.С. «нет» на проверочные вопросы: «С Вами кто-нибудь договаривался об оформлении ДТП «Фольцвагена» и «Мицубиси»?», «Кто-либо предлагал Вам деньги за оформление ДТП «Фольцвагена» и «Мицубиси»?» зафиксированы выраженные психофизиологические реакции.

В ходе послетестовой беседы, после предъявления результатов опроса, гр. С. пояснил, что на месте ДТП увидел, что за рулем «Фольксвагена» была женщина, побеседовав с ней, предположил, что в момент ДТП за рулем была не она. Недалеко от автомобиля стоял мужчина, который подошел к гр.С. и стал убеждать, что за рулем была женщина, стал предлагать деньги. Гр.С. от денег отказался. Гр.С. зарисовал схему ДТП, взял объяснения с женщины, т.к. доказательств, что за рулем был мужчина, у него не было. На вопрос полиграфолога: «Почему не стал фиксировать предложение денег?» Гр. С. ответил, что деньги предлагают настолько часто, что нет времени на оформление таких фактов.

При проведении дальнейшей служебной проверки, выявили, что со стороны гр. С. проявлена халатность в оформлении схемы ДТП, выводы полиграфолога подтвердились, о чем полиграфологам поступила справка-отзыв.

Подводя итог, важно отметить, что у полиграфолога должно быть непредвзятое и вдумчивое отношение к любой категории опрашиваемых лиц, будь это сотрудник милиции, чиновник или обычный гражданин.

Данные полиграфа в качестве доказательств. Психофизиологическая экспертиза

Обзор литературы, посвященной «проблеме полиграфа», показывает, что суждения как сторонников, так и противников расширения сферы его применения, зачастую, умозрительны. Научные, технические и нравственные аспекты проблемы обсуждаются без учета реалий сегодняшнего дня, среди которых отчетливо просматривается тенденция роста числа исследований, проводимых с использованием полиграфа, не только в рамках оперативной, но и следственно-судебной деятельности. При этом мнения участников дискуссии не совпадают: одни ратуют за излишне, на наш взгляд, широкое применение полиграфа при производстве по уголовному делу, другие — напротив, за неоправданное с точки зрения действующего процессуального законодательства ограничение его использования рамками оперативно-розыскной деятельности. В то же время защитники подозреваемых и обвиняемых (и даже потерпевшие), апеллируя к ч.2 ст.45 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, нередко настаивают в отдельно взятых (интересующих их лично) случаях на проведении психофизиологического исследования с использованием полиграфа (далее по тексту — ПФИ), а следователи органов прокуратуры, МВД России, и даже судьи все чаще назначают судебные психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа (далее — СПФЭ) по уголовным делам.

Обращаясь к истории становления данного вида экспертизы, надо сказать, что целесообразность применения полиграфа в уголовном процессе в рамках психологической экспертизы была впервые достаточно полно обоснована в начале 90-х годов эстонским ученым П. Пруксом. Впоследствии такую же позицию занял видный российский криминалист Р.С. Белкин , а в пособии для следователей, подготовленном в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. В нем нашло отражение весьма оптимистичное мнение некоторых известных ученых, полагавших, «что психофизиологическая экспертиза по проверке на полиграфе со временем займет свое место в ряду других судебных экспертиз».

В практику внедрение психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа началось в 1996 году, когда в Институте криминалистики Управления научно-технического обеспечения ФСБ России была организована подготовка экспертов-полиграфологов по «Программе подготовки специалистов по опросам с использованием полиграфа (полиграфологов) для федеральных органов исполнительной власти, их подразделений, а также органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации и стран-участниц СНГ» объемом 380 учебных часов. Обучение завершалось выдачей свидетельства на право производства экспертиз по специальности: «специальные психофизиологические исследования с применением полиграфа (опрос с использованием полиграфа)».

В дальнейшем (в 2000-2001 гг.) сотрудниками указанного государственного судебно-экспертного учреждения было положено начало использованию полиграфа в рамках комплексных психолого- психофизиолого-психиатрических и психолого-психофизиологических экспертиз.

Что касается позиции автора данной статьи, профессионально владеющего знаниями в области теории и практики юриспруденции и судебной экспертизы, то надо признаться — до ввода в действие в 2001-2002 годах Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и Уголовно-процессуального кодекса РФ она не совпадала с мнением коллег из Института криминалистики УНТО ФСБ РФ, несмотря на то, что автор именно там осваивал по вышеуказанной программе основы полиграфологии в 1997-1998 годах.

К выводу о принципиальной возможности проведения ПФИ в рамках психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа с изложением результатов исследования в заключении эксперта- полиграфолога автор статьи пришел не только в связи с существенным обновлением процессуального законодательства, но также в связи с тем, что в июле 2001 года заместителем Министра образования РФ были утверждены Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов» и, соответственно, дополнительная профессиональная образовательная программа профессиональной переподготовки специалистов для получения указанной квалификации объемом 1200 часов трудоемкости.

Поскольку профессиональная компетентность всецело определяет обоснованность выводов судебного эксперта по поставленным перед ним вопросам, сам по себе факт появления документа, призванного повысить качество подготовки специалистов-полиграфологов, следовало оценивать положительно. Опасения вызывал только один момент: согласно п. 9.2 указанных Гостребований любое образовательное учреждение, имеющее лицензию на реализацию дополнительных образовательных программ в области юриспруденции или психологии, получало право на осуществление обучения слушателей для получения дополнительной квалификации «Специалист по ИПФО». То есть свыше тысячи вузов страны, не взирая на отсутствие в штате специалистов в области полиграфологии, теоретически могли приступить к подготовке дипломированных «горе-полиграфологов» (иначе не скажешь), опасность вовлечения которых в уголовное судопроизводство в статусе эксперта в силу особенностей действующего процессуального законодательства предотвратить было бы невозможно.

Именно поэтому по инициативе автора статьи в октябре 2002 года под эгидой Учебно-методического объединения образовательных учреждений профессионального образования в области судебной экспертизы (далее УМО «Судебная экспертиза»), базирующегося в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовский юридический институт МВД России» (далее — СЮИ МВД России), была начата работа по изучению возможностей и перспектив становления новых экспертных специальностей, связанных с внедрением методов психологии и психофизиологии не только в оперативно-розыскную, но и в следственно-судебную деятельность.

Одним из итогов работы стало введение в действие Приказом Министерства образования России № 1547 от 8 апреля 2004 года Государственных требований к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа», а также дополнительной профессиональной образовательной программы профессиональной переподготовки специалистов для получения указанной квалификации объемом 1078 часов трудоемкости, возможность реализации которых согласно п. 8.2

Гостребований была ограничена списком из менее, чем 20 вузов, имеющих лицензию на реализацию дополнительных образовательных программ в области судебной экспертизы, а также обязанностью для каждого из них согласовывать соответствующие самостоятельно разрабатываемые дополнительные профессиональные образовательные программы для получения дополнительной квалификации с государственно- общественным органом или образовательным учреждением, ответственным за формирование научно-методического обеспечения реализации программы.

Следует подчеркнуть, что в настоящее время в Российской Федерации возможна реализация только Государственных требований к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа». Обучение слушателей по дополнительной профессиональной образовательной программе для получения дополнительной квалификации «Специалист по ИПФО» незаконно, так как Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов» в Перечень, подлежащих реализации в России Гостребований, с января 2007 года не входят.

К сожалению, ограничение допуска непрофильных образовательных учреждений к подготовке экспертов-полиграфологов многочисленных проблем, связанных с опасностью привлечения к производству психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа специалистов с низкой квалификацией, не обладающих знаниями в области теории судебной экспертизы, имеющих смутные представления о процессуальном порядке назначения и производства экспертиз, не снимает.

В связи с этим надо отдать должное руководству БСТМ МВД России, инициировавшему проведение масштабной научно- исследовательской работы на базе Академии управления МВД России по формированию Единых требований к проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа, которые (как смеет надеяться автор статьи) смогут стать солидной основой последующего методического обеспечения деятельности экспертов- полиграфологов.

Проведенную Академией управления МВД России НИР, судя по числу вовлеченных в работу специалистов по использованию полиграфа в оперативно-розыскной деятельности, судопроизводстве и регулировании трудовых отношений и степени заинтересованности в ней государственных и негосударственных органов и учреждений, можно смело считать первой полномасштабной межведомственной акцией по формированию единой методики проведения психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

Единые требования к порядку проведения психофизиологического исследования с использованием полиграфа планируется представить в виде практического пособия, где в доступной для лиц, не владеющих знаниями в области полиграфологии, форме будет разъяснена процедура организации и проведения исследования в целом. Данное обстоятельство чрезвычайно важно. Следует признать, что с расширением сферы применения полиграфа, увеличением числа практикующих полиграфологов участились случаи производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа и психофизиологической экспертизы с использованием полиграфана низком научно-методическом уровне. Ранее, сознавая, что работа полиграфологом проделана непрофессионально, стороны обвинения и защиты не могли в полной мере аргументировать свою позицию. С появлением указанного пособия, часть вопросов повышения квалификации практических работников за счет контроля за качеством их деятельности со стороны заинтересованных лиц должна быть снята. Очевидно, что специалисты-полиграфологи, в свою очередь, также смогут почувствовать большую защищенность, располагая документом, способным убедить лиц, обращающихся к ним за помощью, в необходимости тщательной подготовки к проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа и важности обеспечения надлежащих условий для работы полиграфолога.

Конечно, далеко не все детали и профессиональные нюансы работы полиграфолога найдут свое отражение в пособии. В основном разработка единых требований к порядку проведения психофизиологического исследования с использованием полиграфа ориентирована на потребности оперативно-розыскной и следственно-судебной деятельности за счет использования полиграфа правоохранительными органами.

Предполагается, что в дальнейшем заинтересованные ведомства, осуществляющие иные виды деятельности, смогут использовать результаты НИР при создании соответствующих собственных внутриведомственных нормативных актов. Разработчики надеются, что пособие как первая публикация такого рода, обобщающая многолетний опыт использования полиграфа в России, будет востребовано не только сотрудниками правоохранительных органов, но и представителями юридической общественности, а также всеми заинтересованными в развитии отечественной полиграфологии лицами.

Оценка судом заключений полиграфологов

В настоящее время складывается следственная и судебная практика проведения психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа. Имеются прецеденты принятия заключения экспертов-полиграфологов судами первой инстанции в качестве доказательства. Такие экспертизы проводятся как по инициативе следователей, прокуроров и судей с целью доказательства обвинения, так и по инициативе обвиняемых, подсудимых и их адвокатов, чтобы доказать непричастность заведомо невиновного человека к инкриминируемому ему преступному деянию.

Генеральной прокуратурой России 14.02.2006 г. было разослано письмо за № 28-15-05 с обобщением практики использования полиграфа при расследовании преступлений. В обзоре представлен положительный опыт применения полиграфа в расследовании: в некоторых случаях справки специалиста-полиграфолога, проводившего опрос с использованием полиграфа, приобщаются в качестве документов к материалам дела; проводятся допросы специалистов-полиграфологов по результатам проведенных опросов; также проводятся психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа.

По данным обзора, полиграф успешно применяется в Амурской, Астраханской, Брянской, Кировской, Липецкой, Новосибирской, Саратовской, Самарской, Тамбовской, Тверской, Читинской областях, Алтайском крае, Бурятии, Мордовии и Удмуртии, в ряде других регионов Российской Федерации. Инициаторами применения полиграфа являются работники органов прокуратуры.

Работниками прокуратур Астраханской, Тамбовской, Саратовской областей, Москвы, республик Мордовия, Бурятия, Северная Осетия- Алания назначаются судебные психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа, результаты которых при раскрытии преступлений и направлении уголовных дел в суд используются в качестве доказательств.

Однако все эти экспертизы, упомянутые в обзоре Генеральной прокуратуры России, объединяют назначение по инициативе стороны обвинения и подтверждение виновности подсудимых в инкриминируемых им деяниях.

Когда о назначении подобных экспертиз ходатайствует защитник, чаще всего со стороны следствия и суда следует отказ, нередко мотивированный тем, что данной экспертизы не существует.

Низкая осведомленность следователей, прокуроров и судей об эффективности данного вида экспертизы в определенных ситуациях в уголовном процессе приводит к большому количеству кассационных жалоб и волоките по уголовным делам. Следует заметить, что судьи и следователи фактически превышают свои должностные полномочия в части определения перечня судебных экспертиз, используемых в уголовном процессе. Согласно действующему законодательству указанные должностные лица неправомочны, определять данный перечень. Нормативные документы, регламентирующие порядок производства экспертиз по видам и подготовки специалистов по той или иной экспертной специальности, разрабатываются федеральными ведомствами.

Существуют следующие нормативные документы, на которые можно с полным основанием ссылаться:

  • государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа», утвержденные Министерством образования РФ 05.03. 2004 г., per. № ГТППК 34/36;
  • государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов», утвержденные Министерством образования РФ 04.07. 2001 г. per., № ГТППК 02/39 (в перечне действующих в России гостребований отсутствуют);

— приказ Минюста РФ от 14 мая 2003 г. № 114 «Об утверждении перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации», где в п. 20 род экспертизы заявлен как «психологическая», а экспертная специальность определена как «исследование психологии и психофизиологии человека».

Прокуратурой Москвы 16.11. 2005 г. нижестоящим подразделениям было разослано информационное письмо за № 28- 05/06-05 «О проведении психофизиологических экспертиз», где приводится краткий обзор практики использования полиграфа в уголовном процессе и даются рекомендации по проведению подобных экспертиз.

Таким образом, утверждения некоторых неосведомленных следователей и судей о том, что данная экспертиза «не существует», как минимум несостоятельны.

В каких случаях назначается судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа? При наличии неустранимых противоречий в показаниях участников процесса (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых), в случае противоречия между показаниями и другими доказательствами по делу, а также в случае отсутствия доказательств. Судебные психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа проводятся в рамках уголовного и гражданского процессов, а также по делам об административных правонарушениях. В рамках этих дел проводятся также специальные психофизиологические исследования (СПФИ), когда заключение специалиста-полиграфолога может использоваться в процессе в порядке, определенном ч.3 ст. 80 УПК РФ, ст. 71 ГПК РФ, и ст. 27.7 КоАП РФ.

Действующее законодательство предоставляет участникам процесса возможность защищать свои права, всеми, не запрещенными законом способами, но зачастую преодолеть установившиеся традиции очень сложно.

Если судья, следователь, дознаватель отказывают в удовлетворении ходатайства о назначении такой экспертизы, в рамках дела проводятся специальные психофизиологические исследования (СПФИ).

На основании п.1 ч.3 ст. 86 УПК РФ и п.4 ч.3 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат имеет право собирать доказательства и просить провести СПФИ в целях получения заключения специалиста в форме суждения по определенному вопросу. Также специалист может быть в дальнейшем допрошен дознавателем, следователем, судом для закрепления полученных доказательств. Специалисту разъясняются права и обязанности, предусмотренные ст. 58 УПК РФ. В частности, тот факт, что специалист лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, а также для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Специалист предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ. Заключение специалиста само по себе является доказательством.

Согласно ст. 45 Конституции РФ каждый гражданин вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа в отличие от других экспертиз проводится только с письменного добровольного согласия подэкспертного лица. Обязательно разъясняются положения ст. 28, 31, 35 федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа не проводится в отношении лиц, страдающих психическими заболеваниями, алкогольной или наркотической зависимостью. Поэтому целесообразно до проведения психофизиологической экспертизы провести в отношении подэкспертного лица судебно-медицинскую экспертизу.

Психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа бывают комплексными психиатрическо-психолого психофизиологическими, психолого-психофизиологическими. Психофизиологические экспертизы проводятся как одним экспертом-полиграфологом, так и комиссионно двумя или тремя специалистами.

Вопросы назначения, проведения и использования результатов судебной психофизиологической экспертизы в гражданском и уголовном процессах существенно различаются. Это связано с законодательным распределением бремени доказывания. В уголовном процессе в случае отказа от участия в проведении психофизиологической экспертизы для испытуемого каких-либо процессуальных последствий не возникает, что создает непреодолимые трудности в доказывании в случаях, когда отсутствует возможность проведения психофизиологической экспертизы свидетелям обвинения и потерпевшим, которые, как правило, всегда дают согласие на ее проведение, что требуется согласно ст. 195 УПК РФ. В отличие от уголовного гражданский процесс в большей степени характеризуется состязательностью.

Пока встречаются и следующие проблемы:

не решен вопрос относительно использования в экспертной практике математических алгоритмов обработки, применяемых в отечественных полиграфных устройствах. Эти алгоритмы не только не опубликованы, но даже не задекларированы в технической документации полиграфов, что полностью исключает возможность построения выводов экспертом на основе этих алгоритмов. А следовательно, выводы, построенные на результатах математической обработки, в соответствии с ч. 3 ст. 75 УПК РФ могут быть признаны недопустимым доказательством.

в части 3 ст. 204 УПК РФ закреплено требование, в соответствии с которым графики, полученные в ходе экспертного исследования, прилагаются к заключению эксперта и являются его составной частью. Однако это правило не всегда соблюдается экспертом на практике, что существенно снижает авторитет судебной психофизиологической экспертизы и замедляет процесс накопления правоприменительной практики.

до сих пор не разрешен вопрос недопустимости принудительного проведения судебной психофизиологической экспертизы. В соответствии со ст. 195 УПК РФ согласие на проведение экспертизы необходимо получать только у свидетелей и потерпевших, в то время как подозреваемым, обвиняемым и подсудимым она может быть назначена без их согласия. Между тем по общей норме ст. 28 Федерального закона о государственной судебно-экспертной деятельности проведение психофизиологической экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении без согласия испытуемого недопустимо. В то же время в силу ст. 41 указанного Закона на экспертов, не являющихся государственными судебными экспертами, приведенная норма не распространяется. Таким образом, возникает процессуальная возможность проведения негосударственными экспертами экспертизы принудительно. Но в методическом плане в этом случае возникает ряд проблем. Испытуемый может воспользоваться правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ и отказаться отвечать на вопросы эксперта. Тогда эксперт вынужден применить методику молчаливых ответов. Более того, проблема заключается еще и в том, что испытуемый не обязан выполнять инструкции эксперта, он может использовать простое механическое противодействие.

Заключение

Во всесильность детектора лжи верят почти во всем мире. В отличие от России в некоторых странах Запада результаты полиграфа признаются достаточными для предъявления обвинения. Но случаются и казусы. Так, громкое дело с разоблачением шпиона Эймса, работавшего на СССР, могло случиться значительно раньше. Дело в том, что ежегодные проверки Эймса на полиграфе (все сотрудники американских спецслужб проходят подобные испытания) убедительно показывали очень высокую вероятность работы с зарубежными спецслужбами. Однако ему слишком долгое время верили, невзирая на показания полиграфа.

Известно, что метод испытаний на полиграфе, после десятилетий огульного обвинения в безнравственности и лженаучности, вошел в арсенал допущенных законом отечественных криминалистических средств.

По оценкам экспертов, точность проверок на полиграфе составляет 80-95 %. Учитывая высокую надежность и оперативность, можно утверждать, что проверка на полиграфе значительно превосходит другие методы проверки.

Однако отсутствие специальных законодательных актов, допускающих признание в качестве доказательств результатов тестирования с помощью полиграфа во время допроса, сдерживает развитие научных исследований в этом направлении, не позволяет в полной мере использовать возможности указанного метода для сбора доказательств. Поэтому в настоящее время этот метод на практике реализуется в основном лишь в целях получения ориентирующей, а не доказательственной информации.

Иногда возникает вопрос о законности использования полиграфа. В отношении государственных ведомств, силовых структур, правоохранительных органов его использование регулируется Законом об оперативно-розыскной деятельности. Негосударственные предприятия, используя полиграф в кадровой работе, опираются на Кодекс законов о труде: работодатель имеет право выдвигать определенные требования к кандидатам, продиктованные конкретными условиями трудовой деятельности. Следовательно, правомерно использование полиграфа в соответствии с инструкциями внутреннего пользования.

Таким образом, хотя применение полиграфа непосредственно законодательством не регламентируется, его использование является законным во всех его практических приложениях.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/poligraf-shag-na-puti-k-kontrolyu-za-soznaniem-cheloveka/

1.П. Экман «Психология Лжи» СПб.;Изд-во Питер, 2012 — 309 с.

.Варламов В. Л, Детектор лжи. Краснодар: Изд-во ГУВД Краснодарского края, 1998. с. 6-19.

.Бурлачук Л. Ф. Психодиагностика: Учебник для вузов. — СПб.: Питер, 2006. — 351 с: ил. — (Серия Учебник нового века).

ISBN 5-94723-045-3, c.104

.Плетизмограф // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.) — СПб., 1890-1907.

.Оглоблин С. И., Молчанов А. Ю. Инструментальная «детекция лжи»: академический курс — Ярославль: Нюанс, 2004. — 464 с. — ISBN 5-88610-115-2.

.Холодный Ю. И. Анализ физиологических реакций, регистрируемых в процессе опроса с использованием полиграфа: практическое пособие — М., 1999. — С. 6. — 52 с.

.Сулейманов У. «Правила охоты на «крыс», или как бороться с внутрикорпоративными хищениями»

.Использование полиграфа для повышения эффективности в управлении компанией Н.М. Власова «Российский полиграф» 04.11.2008

.Журнал «Российский полиграф». Выпуск 1Возможности использования полиграфных устройств для обеспечения информационной безопасности в бизнесе И.С. Зубрилова 04.12.2008

.Методические указания «Организация профессионального психологического отбора в органах внутренних дел и внутренних войсках МВД России», утвержденные 01 октября 1999 г . ГУКиКП и Медуправлением МВД России

.Журнал «Российский полиграф». Выпуск 5Использование СПФИ для профилактики развития социально-средовых и медико-биологических факторов риска у сотрудников ОВД 14.05.2009

.Журнал «Российский полиграф». Выпуск 5Использование СПФИ для профилактики развития социально-средовых и медико-биологических факторов риска у сотрудников ОВД Е.Д. Номероцкая, Е.Л. Гришуленко 14.05.2009

. Постановление Правительства РФ от 15 июля 2002 г. N 526 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность» (с изменениями от 14 июня 2005 г., 26 января 2007 г., 23 апреля 2008 г., 21 апреля, 24 сентября 2010 г.)

. «Криминалистика» под ред. А. Г. Филлипова, А. Ф. Волынского, М. 1998 с.54-60

. Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений. Изд. дом «Мир безопасности», 2000.

. Бертовский Л.В., Образцов В.А. Психологический реагент как объект криминалистики и уголовно-процессуальной практики // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2004. N 1.

. Кокорев Д.А. Психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа //»Адвокат», N 7, июль 2005 г.

. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. — М.: Мегатрон XXI, 2000. — 2-е изд. доп. — 334 с.

. Штыров В.»ПОЛИГРАФНЫЕ ЭКСПЕРТИЗЫ // Законность, 2007, № 9

. Щетинский А. Полиграф в уголовном процессе // Консультант, N 1, январь 2005 г.