Социальная философия, ее предмет и проблемное поле

Реферат

1. Предмет социальной философии и основные этапы ее развития

Понятие «социальная философия» имеет как минимум два различных смысла. Во-первых, любая форма деятельности человека — сознает он этот факт или нет — имеет социальную сущность: она рождается в системе общественной жизни, изменяется благодаря ей, и сам исследователь тоже является членом общества. Поэтому словосочетание «социальная философия» характеризует саму сущность философии как вида социальнодуховной деятельности. Во-вторых, социальная философия — это часть философского знания, которая проникает в сущность, динамику и статику социальных процессов, в специфику общественной жизни. Значение этого раздела философского знания не должно преуменьшаться, ибо философия как таковая и социальная философия обосновывают друг друга как метатеории: без общефилософских принципов не могло бы существовать философское изучение общества, а без изучения социальной жизни философское знание не может считаться завершенным и всеобщим, — оно остается абстрактно-догматическим.

Тем не менее ни объект социальной философии, ни ее предмет не могут быть сведены к объекту и предмету философии как таковой. Мы должны изучать социальную жизнь как реальность, которая имеет качественное своеобразие по сравнению со всеми другими фрагментами и системами реальности. Это означает, что социальное должно рассматриваться как такая область реальности, которая обладает качествами, не свойственными более никаким другим видам бытия; оно должно быть выделено как своеобразный, не сводимый к другим частям мира фрагмент. Следовательно, задачей исследователя является поиск тех качественных особенностей, которые и делают социальную реальность непохожей на все другие виды реальности, т. е. обнаружить и описать ее атрибутивные, системообразующие качества.

Социальная философия, как уже было сказано, является познавательной деятельностью. А познание тогда становится таковым, когда исследователь формулирует законы изучаемой им реальности. И здесь возникают два вопроса. Во-первых, отражают ли сформулированные нами законы действительные отношения общественной жизни? Во-вторых, является ли сама социальная реальность устойчивым, законосообразным процессом или в ней царствуют хаос и произвол? Как следствие, возникает и еще один вопрос: какими методами может изучаться социальное?

Самое поверхностное описание общественных процессов позволяет обнаружить, что изменения в нем происходят значительно быстрее, чем в природе; при этом всякий раз в историческом действии принимают участие другие люди: они различаются возрастом, опытом, социальным статусом, а сами события происходят лишь однократно. В таком случае привычные характеристики законосообразности — устойчивость, повторяемость — должны быть пересмотрены: либо следует говорить о какой-то особой, специфической форме повторяемости, либо отказаться от утверждения о законосообразном характере исторического процесса.

14 стр., 6849 слов

Социальное конструирование реальности

... знания, сторонниками которой являются авторы книги “Социальное конструирование реальности”, ориентирована не столько на изучение ... социологии и социальной психологии (прежде всего “символического интеракционизма”) с немецкой философией и социологией. ... Сущность нашей аргументации изложена во втором и третьем разделах книги (“Общество как объективная реальность” и “Общество как субъективная реальность ...

Но всякое ли познание общественной жизни можно считать философским? Всегда ли существовала социальная философия как часть философского знания? Предваряя дальнейшие рассуждения, следует дифференцировать учение об обществе и социальную философию. В чем заключается разница между ними?

Учения об обществе возникли еще в древней философии. Учение Конфуция, отца древнекитайской философии, возникшее в VI в. до н. э., целиком посвящено рассуждениям о добродетелях правителя и подданных, о гармонии в мире и обществе. Показательно при этом, что рассуждения о добродетелях, ритуалах и поступках обосновываются следованием Дао, закону Неба. Будда, формулируя Четыре благородные истины, тоже говорит об общемировом законе и подчинении общемировой необходимости.

Аристотель, самый выдающийся ум греческой философии, создает корпус сочинений о полисе и этике, основываясь на предпосылке о врожденных (т. е. природных, внесоциальных) качествах людей. Определяя человека как политическое (общественное) животное, он говорит не о том, что отличительные характеристики, добродетели человека (умеренность, мужество, мудрость) рождаются в обществе, а наоборот: врожденные свойства человека таковы, что они делают возможным общество. В таком случае любое общественное учреждение — точно такое же естественное образование, как образование горы или течение рек к морю. И для Аристотеля, и для других исследователей его эпохи типично было одно: сначала универсальность законов мира постулировалась, принималась как нечто само собой разумеющееся, действующее во всем мире, а потом распространялась и на общество. Вопрос о причинности в истории он тоже не ставит, ограничиваясь суждением, что «все портится».

В Средние века считалось, что главная функция общества — помогать человеку в общении с богом. Одновременно общество представлялось как земной вариант «небесного града», его слабое отражение. Кроме того, мыслилось, что глубинный божественный промысел мы не можем познать: между сверхъестественной божественной сущностью и нами, людьми, поставлен непреодолимый барьер. Наличие этого барьера подтверждает учение о чуде, которому всегда есть место и которое свидетельствует о необъяснимом вмешательстве бога в дела человеческие. Перспектива развития мира — это конечная его гибель, Апокалипсис, который неотвратимо наступит, ибо количество человеческих грехов нарастает, и весь человеческий мир портится. В таком случае вопрос о социальной закономерности не может быть даже поставлен, а познание сущности общественной жизни в принципе невозможно. Несколько позже возможность познания природного мира утверждается в концепции двойственной истины. Но идея об огромном количестве случайностей, влияющих на жизнь общества и подчас кардинально изменяющих ход истории, не перестает быть проблемой, хотя и не имеет решения.

4 стр., 1578 слов

Философия жизни: А.Шопенгауэр и Ф.Ницше

... современной философии жизни считаются А. Шопенгауэр и Ф. Ницше. Философия жизни - подчеркнуто антирациональное направление в философии, в центре внимания которого находится инстинктивно узнаваемая целостная реальность, не тождественна ни духу, ни материи, которая была названа «жизнью». ...

В Новое время бог, природа и человек были уравнены в правах, и стало возможно говорить об их познаваемости: природа — полное воплощение бога, а человек — полное воплощение природы, поэтому познаваемо и то, и другое, и третье (пантеизм Б. Спинозы).

А это значит, что законы природы и законы божественной деятельности суть одно и то же. (У физиков XX в. даже существует полушуточный афоризм: «господь бог коварен, но не злонамерен», т. е. он может от человека что-то скрыть, но закон изменить не в силах).

Общество мыслится как осуществление общемировых механических законов, что не дает еще возможности говорить о существовании социальной философии, а не частных трактовок тех или иных явлений общественной жизни.

И только в начале ХУШ в. исследователи начинают представлять, что история — не просто механическое или даже математическое взаимодействие тел, а такая целостность, которая обладает иными сущностными качествами, нежели остальная природа. Именно с этого времени можно говорить о становлении социальной философии в полном смысле слова. Эта традиция начинается с итальянца Д. Вико. Каковы же его основные интуиции (ибо назвать их законченной концепцией еще не представляется возможным)?

Первое. Он спорит с уже устоявшимся представлением, что математические и физические законы являются универсальными для всего мира, потому что тогда люди уподобляются камням, рекам, растениям. Второе. Он не согласен с методами историков, изучающих общественные факты и их временную последовательность. Недостаток их метода заключается в том, что они рассматривают каждое историческое событие только как неповторимое, имеющее свою уникальную конфигурацию. А у Д. Вико именно в этот момент возникает тема исторической повторяемости. Между полюсами тождества всего мира и его законов и, одновременно, абсолютной неповторяемостью в истории — автору надо определиться.

В первую очередь это касается характеристики системного качества общественной жизни, наличие которого отделяет людей от всех других существ, а людей делает непохожими друг на друга. У Д. Вико общество предстает как целостность, характеризующаяся специфическими чертами, которые не встречаются больше нигде. Эта целостность управляется своими собственными законами. Качество, отличающее общественную жизнь, универсально: все им пользуются, все его знают и именно поэтому не замечают; это язык. По мысли Вико, язык — это кладезь социальной памяти, средство коммуникации, связи поколений, отпечаток времени. Выделение языка в качестве универсального определения общественной жизни помогает Вико не только подчеркнуть отличие людей от всех существ, но и охарактеризовать отличие одного народа от другого. Второе качество общества — это культура. Она основывается на языке, но к нему не сводится. В основе культуры могут лежать разные представления, в том числе мифологические и религиозные. И третье: общество — продукт деятельности самих людей. Ни боги, ни иные сверхъестественные силы историю не творят, — люди сами пишут свою историю.

Д. Вико говорит: «В ночной тьме, среди мрака, скрывающего от нас далекую древность, вспыхивает вдруг тот вечный неугасимый свет, свет истины неоспоримой, что этот гражданский мир создан людьми, и они могут, поскольку должны, найти его начала в превращениях разума человеческого». При этом они пишут ее в совершенно определенных обстоятельствах места и времени. Следовательно, с современными мерками подходить к прошлым событиям нельзя: «Природа вещей такова, что они рождены определенным временем в характерной для него упряжке, поэтому они такие, а не другие» («Новая наука»).

4 стр., 1875 слов

Приспособление к жизни молодых людей из поселений различных типов

... нашем исследовании экономическое самоопределение соотносилось с особенностями интерпретации и решения проблемных экономических задач, предполагающих необходимость актуализации значимых ценностных ориентаций человека, осуществляющего ... и малоизученной проблемой. Временная перспектива соотносится с содержательностью жизни человека. Так, отмечают, что чем насыщеннее временная перспектива событиями, ...

Приписывать наш образ мыслей ни прошлым эпохам, ни другому народу недопустимо.

Эвристическая ценность идей Д. Вико сохраняется до сегодняшнего дня. Она заключается в том, что общество отныне перестает быть только точкой приложения общемировых сил; оно начинает интерпретироваться как саморазвивающаяся система. Субстанция общественной жизни перемещается внутрь ее самой. Этот признак можно считать ключевым для понимания социальной философии и времени ее формирования. Кроме того, человек трактуется не как «человек вообще», одинаковый во все времена. Понятие человека насыщается конкретно-историческим смыслом: люди в разные эпохи различны, у них могут быть совершенно другие мотивы и причины поступков, чем у наших современников. Для исследователей-историков и социальных философов эти суждения — стержневое содержание принципа историзма.

Особенно трудными для интерпретации оказываются факты из истории культуры, которые по самой своей сущности являются средоточием многих социально-духовных тенденций. Приведем в качестве примера сюжет, прокомментированный медиевистом и философом культуры А. Я. Гуревичем. Он связан с найденными в разных местах Северной Европы многочисленными (несколько десятков тысяч!) драгоценными кладами эпохи викингов (УШ-Х1 вв.).

Попытки объяснить их возникновение необходимостью сберечь до спокойных времен накопленные средства (т. е. объяснить наличие кладов отсутствием банковской системы, которая тогда еще не возникла) не была исторически убедительной. Если обратиться к множеству свидетельств, в том числе и разносюжетных художественных текстов (исландских саг), то напрашивается вывод, что никто из викингов не собирался воспользоваться своими сокровищами или передать их наследникам.

Объяснение этой исторической интриги может быть найдено в процессе исследования верований дохристианской, языческой Северной Европы, которые свидетельствуют, что «в драгоценных металлах, золоте и серебре, скандинавы видели воплощение удачи, везения человека… И «удача», «везение», «счастье» человека воплощаются, в частности, в том богатстве, которым обладает. И пока эти металлы находятся в его руках, пока никто другой на них не наложил руку, его «удача» не подвергается никакой опасности, она, неповрежденная, — при нем». Она останется с героем и после смерти, более того, именно обладающие наибольшей удачей попадут в Вальхаллу (дворец, где верховный бог Один собирает воинов- героев).

Трактовать клады как чисто материальные ценности, т. е. с позиций сегодняшней экономики, некорректно. Нужно знать, что в другие эпохи человеческие поступки мотивированы иначе, чем в современном обществе, а расчленять экономику и культуру нельзя.

Возвращаясь к наследию Д. Вико, можно отметить, что им был сделан важный шаг в формировании проблем философии истории. Имя Вико было мало известно в ХУШ в. (только в XX в. сделан подробный анализ его наследия).

Но рассмотрение философских проблем социального развития уже назрело, о чем свидетельствуют сочинения просветителей. Одним из невольных последователей Вико стал немецкий философ И. Гер- дер. Для него, как и для его единомышленников, современность — время разума: нужно доверять разуму, ибо разум обеспечивает прогресс. Все Просвещение пропитано прогрессистскими идеями. Но вопрос о сущности прогресса сложен: дело не только в том, есть ли он в обществе. Да, прогресс есть, но каким образом он происходит? Как применить критерий прогресса к развитию всех известных и еще не известных народов? Является ли прогрессивное развитие одной-единственной «дорогой» для всех обществ? И каков его критерий: является ли он универсальным мерилом степени развития жизни всех народов или применим только для данного народа?

7 стр., 3329 слов

Смысл истории и общественный прогресс

... взгляд на историю. Смысл истории при этом связывался с прогрессом человеческого разума, а история человечества, таким образом, становилась движением по ступеням этого прогресса. Так, французский философ Кондорсе обосновал точку зрения, гласящую, что прогресс общества ...

Мыслители Просвещения склонялись к тому, что существует единый, универсалистский критерий прогресса, который позволяет сравнивать народы друг с другом по одному и тому же основанию — степени просвещенности общества. Тогда становится возможным одни народы назвать отсталыми (недостаточно просвещенными), другие — прогрессивными. Русские западники в XIX в. представляли общественное развитие именно так, делая акцент на относительной отсталости России по сравнению с Европой.

И. Гердер независимо от Д. Вико приходит к идее исторического происхождения явлений духовной культуры и в первую — языка. Природная слабость человека, отсутствие врожденных механизмов приспособления к условиям существования компенсируются совместным образом жизни, развитием интеллектуальных задатков и языка. Именно язык связывает людей, организует их совместное бытие. Прогресс языка бесконечен, как бесконечно совершенствование культуры и искусства. Индексом же прогресса и его целью является нарастание гуманности в жизни общества и человека. Проследить ее можно, изучая народную, непрофессиональную культуру: фольклор, изустные предания, суеверия, обряды, традиции. Культура развивается уникальным для каждого сообщества способом. Поэтому говорить о единых для всего человечества законах прогресса нельзя: каждый народ надо сравнивать с самим с собой, анализировать все возможности его собственной эволюции. Иными словами, нет единого критерия прогресса; прогресс многообразен, как множественны народы, населяющие Землю.

Поиски критерия прогресса продолжались и в XIX в. Создатель социологии как теоретической дисциплины французский философ О. Конт, исходя из необходимости ее обоснования, в качестве универсального общесоциального закона рассматривает закон трех стадий духовного развития человечества. Так что поиски критерия общественного прогресса по- прежнему ведутся на «территории» духовной культуры; на сей раз системообразующим качеством и объяснительным принципом становится развитие науки. Объяснение мира (в том числе и общественной жизни) при помощи прямого и постоянного действия сверхъестественных сил (до 1300 г.) соответствует теологической (фиктивной) стадии. Метафизической, или философской стадии (1300-1800 гг.) соответствует объяснение мира наличием в нем абстрактных, универсальных начал, сущностей, «встроенных» в саму глубинную структуру мира. Но это объяснение не дает возможности понять социальный мир и его своеобразие. Наконец, на позитивной стадии человеческому разуму философия уже не нужна, ибо наука, «правильно комбинируя рассуждение и наблюдение» (Конт), изучает действительные законы, неизменные отношения подобия и последовательностей. Каждой из ступеней развития общества соответствуют свои социальные институты, системы власти, формы хозяйства.

К. Маркс стал создателем материалистического понимания истории. В основе этой интерпретации человеческой истории находятся понятия общественного бытия и общественного сознания, общественноэкономической формации, способа материального производства, базиса и надстройки. Маркс — сторонник движения по пути прогресса всего человечества, движения от простых, нерасчлененных форм общественной жизни к формам все более сложным, расчлененным и развитым. Особое значение в его учении придается категории «общественно-экономическая формация», которая является категорией высокой степени абстракции, позволяющей выделять типическое, общее в эволюции различных обществ, характеризуя, тем не менее, их стадиальный и конкретноисторический характер.

26 стр., 12892 слов

Рабочая программа по ПМ 02 Организационное обеспечение деятельности ...

... направления деятельности, государственные услуги и функции 4 4 Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации: правовое положение, задачи и функции . 4 Практическое занятие: не предусмотрено - - 2,3 Самостоятельная работа: изучение ...

2. Проблематика социальной философии

Еще при жизни К. Маркса начинается критика его подхода к истории: в философии активно разрабатывается проблематика социальногуманитарного познания и теории личности (неокантианство, философия жизни, феноменология), представлявшаяся несовместимой с «экономическим детерминизмом» Маркса. Эта критика приобретает новые черты во второй половине XX в., когда все более утверждаются плюралистические интерпретации истории, в первую очередь — теория «локальных цивилизаций». Недостатки формационной теории усматривались в ряде ошибочных ее положений.

1. Формационная теория безосновательно экстраполирует особенности развития народов Европы на все человечество, тогда как особенности неевропейских цивилизаций не укладываются в схему пяти общественноэкономических формаций, о чем писал и сам К. Маркс, упоминая «азиатский способ производства».

2. В формационной теории отдается предпочтение макросоциологическому подходу в ущерб микросоциологическому, направленному на анализ активности человека и функционировании духовных ценностей как детерминант его деятельности.

3. Формационная теория устанавливает единую последовательность этапов исторического развития для всех стран и народов, которая заканчивается оптимистическим финалом — победой коммунизма. Это делает формационную теорию похожей на христианскую эсхатологию (учение о конце света), но с противоположным знаком.

4. Формационная теория чрезмерно обедняет духовную культуру, лишая ее собственной, самостоятельной истории и придавая ей служебную роль, мешая анализировать собственно культурные механизмы наследования социальности и культурных традиций, их силу и устойчивость.

Не все названные аргументы можно признать вполне корректными, но их существование свидетельствует о расширяющемся проблемном поле макроисторических исследований. Следует заметить также, что критика социальной теории К. Маркса представляется далеко не всегда достаточно обоснованной с методологической точки зрения: в наследии К. Маркса есть и такие идеи, которые вполне соответствуют уровню современных исследовательских поисков. Так, сегодня только начинается осмысление этапов общественно-исторического развития в зависимости от взаимообусловленного бытия людей — от непосредственной зависимости между людьми к опосредованно-вещным зависимостям, а также к связям, детерминированным личностным развитием индивидов. Эта идея может стать инструментом исследования исторических типов личности, которое опирается именно на типологические особенности взаимоотношений человека с предметным миром, созданным и «обработанным» в процессе общественного производства.

4 стр., 1586 слов

Анализ деятельности сети Территориальных центров социального ...

... вытекает тема курсовой работы: «Анализ деятельности сети Территориальных центров социального обслуживания населения на примере Территориальных Центров Социального Обслуживания Населения г. Минска( Центрального, Советского, Первомайского, Партизанского, ... правил и регулировочных механизмов для управления поведением людей. Другими словами, формализация характеризует уровень стандартизации работ ...

Нельзя не видеть, что и монистический, и плюралистический подходы формулируют комплекс реальных проблем социальной философии: о субстанции общественной жизни, закономерностях ее развития, существовании общественного прогресса и его критериев. Эти вопросы образуют первый круг социально-философской проблематики. Они настолько важны, что оформились ранее всех в сравнительно самостоятельную философскую дисциплину — философию истории (что делает ее первой формой социальной философии и не отменяет принадлежности к ней в настоящее время).

Второй круг проблем социальной философии также имеет длительную историю в предшествующем развитии знаний об обществе и человеке. Он начинается с постановки вопроса о роли человека в истории. У историографов традиционного толка эта тема трактовалась таким образом, что действия королей, полководцев, выдающихся религиозных деятелей и т. п. совершаются исключительно в соответствии с их характерами, и сами исторические события описывались как результат их решений и волевых усилий по воплощению этих решений.

Такое описание давало возможность поставить историческое действие в зависимость от случайностей личной биографии упомянутых в летописях и исторических трудах людей, занимающих то или иное положение в обществе («будь нос Клеопатры несколько короче, история пошла бы другим путем»).

Да, история не избавлена от случайностей: место и время появления великого человека более или менее случайны. Но если представить, что этого человека не будет, то появляется потребность в его замене, и историческая замена находится. Поэтому «личности благодаря данным особенностям своего характера могут влиять на судьбу общества. Иногда их влияние бывает даже очень значительно, но как самая возможность подобного влияния, так и размеры его определяются организацией общества, соотношением его сил. Характер личности является «фактором» общественного развития лишь там, лишь тогда и лишь постольку, где, когда и поскольку ей позволяют это общественные отношения» (Г. В. Плеханов).

К. Маркс пишет, что «люди сами делают свою историю, но они делают ее не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого». Но выдающимися личностями являются не только те, кто сидит на троне, руководит армиями или возглавляет религиозные движения. Их точнее назвать «историческими личностями», как это сделал Г. В. Плеханов. Выдающуюся личность он характеризует как человека, который видит дальше других и хочет больше других.

В то же время участие больших масс людей в исторических событиях, в поддержании жизни, в культуре вообще не принималось во внимание; их голоса в историческом исследовании были не слышны (исключение составляет И. Гердер и, отчасти, Д. Вико).

Уже упоминавшийся исследователь Средневековья А. Я. Гуревич назвал этот феномен «культурой безмолвствующего большинства», о которой становится известно отнюдь не из официальных источников. Поколение исследователей, впервые всерьез занимавшихся решением подобных вопросов — это французские историки времен Реставрации (О. Тьерри, Ф. Гизо, Ф. Минье, А. Тьер).

4 стр., 1819 слов

«История социальной работы»

... социальной работы. Человек не может жить вне социума, потому он всегда сталкивался и сталкивается с различными проявлениями социальной деятельности, ... социальной стабильности общества. Поэтому проблемы социальной защиты были актуальны для всех периодов развития общества. На мой взгляд, история социальной работы ... средство для обеспечения хорошего будущего в загробной жизни » [ NOTEREF _Ref85657888 f h * ...

Они впервые создали концептуальные основания учения о классах, классовой борьбе, роли народных масс в истории. социальный философия общество формационный

Таким образом, вопрос о роли личности в истории расширяет границы понятия «история», а сама проблема личности конкретизируется в следующих направлениях: свобода и необходимость в истории; выдающаяся и историческая личность; совпадение / несовпадение результатов исторического действия и сознательной деятельности людей (роль субъективного фактора в истории).

Этот последний вопрос создатель глобальной философской системы Г. Гегель образно сформулировал как «хитрость мирового разума». Его сущность выражена в нескольких взаимосвязанных суждениях. Их суть заключается в следующем. В обществе действуют люди, и кроме людей, никаких сверхобщественных участников в социальном действии нет. Каждый человек действует не как автомат или неодушевленное тело, а как сознательный субъект, одаренный сознанием и волей; каждый человек стремится достичь своих собственных целей, добиться желательных для себя результатов. Но результат исторического действия в целом не совпадает с направлением деятельности ни одного из участников этого действия.

Г. Гегель пишет, что то, чего люди хотят и то, чего они добиваются — совершенно разные вещи; «во всемирной истории благодаря действиям людей вообще получаются еще и несколько иные результаты, чем те, к которым они стремятся и которых они достигают, чем те результаты, о которых они непосредственно знают и которых они желают». Н. Г. Чернышевский, «русский гегельянец», говорил, что история — не тротуар Невского проспекта, она продвигается как бы по диагонали соотносительно с направлением деятельности всех людей, участвующих в совершении исторического события.

Вышеупомянутое несовпадение может быть проиллюстрировано литературным примером. В трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов» герой произносит длинный монолог «Достиг я высшей власти…». Борис Годунов стремился к добру для подданных — но молва обвиняет его во всех несчастьях; стремился к счастью для близких — но смерть пресекает его намерения. Главное же, с чем Борис бороться не в силах и что он не мог предвидеть — угрызения совести: «Как молотком стучит в ушах упрек, / И все тошнит, и голова кружится, / И мальчики кровавые в глазах.».

Как паутина, которая начинает вибрировать от малейшего толчка, историческое событие вбирает в себя огромное количество поступков людей, обстоятельств, сопутствующих им и взаимосвязанных с другими. Непредсказуемость результатов собственных действий человека предопределяется системностью общественной жизни. Согласно принципу системности, свойства целого оказываются заведомо богаче, сложнее, чем свойства суммы единиц, составляющих это целое, а системное качество зависит не только и не столько от количества людей, входящих в систему, сколько от того, какие связи между ними существуют и как они развиваются.

К. Маркс пишет, что «общество не состоит из индивидов, а выражает сумму тех связей и отношений, в которых эти индивиды находятся друг к другу». Таким образом, не инструменты вроде микроскопа помогут проникнуть в сущность социального развития, но только сила абстракции.

Эта абстрагирующая деятельность — сознательная деятельность человека, которая характеризует его как родовое существо и без которой было бы невозможно его бытие: «Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей — архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове» (Маркс).

9 стр., 4154 слов

Жаргонизмы в разных сферах деятельности человека

... пьянству и т.п. 2) Жаргон преступного мира Жаргоны деклассированных употребляются в сферах людей, принадлежащих к уголовному миру, обычно отбывающих срок наказания в тюрьмах, лагерях и т.п. или занимающихся преступной деятельностью ...

Если рассматривать эти идеи в гносеологическом аспекте, то обнаружится весьма важное обстоятельство: построение такой философскотеоретической концепции общественной жизни, которая бы абсолютно точно отражала реальные процессы в нем, невозможно по следующим причинам.

Во-первых, сам человек является частью той реальности, которую хочет познать, поэтому ее сущность ускользает от понимания: всякий раз он имеет дело не со всей общественной жизнью, а только с ее фрагментом. Соотношение его с другими фрагментами из-за заинтересованности исследователя или по иной причине с высокой степенью вероятности будет конструктивно субъективным. Исследователю может показаться, что он объективен, а на самом деле его глаза закрыты повязкой предрассудков и предвзятых суждений: «Этикетка системы взглядов отличается от этикетки других товаров, между прочим, и тем, что она обманывает не только покупателя, но и продавца» (Маркс).

Кроме того, история как реальный процесс деятельности людей начинается задолго до того, как человек рождается, и будет продолжаться после него. Конечно, это верно для любой формы познания. Но естественный мир предстает перед человеком как объективный, существующий до него, без него и независимо от него. Социальный же мир непосредственно связан с человеком.

Во-вторых, в социальное включены мысли, чувства, идеалы, мотивы, образующие мир духовной культуры, основу человеческой деятельности.

В обществе, в-третьих, человек изучает не просто факты, а результаты как своей деятельности, так и деятельности других людей. В самом широком смысле познание социальной жизни есть самопознание человека, познание общественной жизни как результата его собственной деятельности, овеществленной в предметах, нормах жизни, отношениях и переживаниях. Еще Сократ знал, что самопознание — это самое трудное.

В-четвертых, самопознание выступает как преобразование жизни, перестройка ее духовных основ, без которых социальная реальность просто не существует.

В-пятых, ни познание, ни преобразование невозможно без личностного отношения человека к реальности и к самому себе. Иными словами, существование человека в социальной реальности предполагает разработанное мировоззрение, систему концептуальных суждений, норм, целей, определяющих место человека в социальном мире. Это место определяется не пространственными координатами, а характером деятельности человека и его отношением к результатам этой деятельности, мерой ответственности за совершенное (или несовершенное).

Ответственность заключается в понимании, что а) действие совершил я сам, т. е. человек предстает как его субъект; б) что я совершил его сознательно; в) что я совершил его преднамеренно и готов отвечать за намерение; г) что я совершил его добровольно.

Что же касается позднего формирования социальной философии (в ХУШ в.), то оно сущностным образом связано со спецификой того предметного поля, над которым она рефлектирует. Трудности в его изучении, кроме уже отмеченных, заключаются в следующем.

1. Социальное — межтелесное, межчеловеческое, совместное друг с другом существование; оно неподвластно восприятию физическими органами.

2. Социальное символично, это сфера смыслов, значений, норм и идеалов, которые рождены в совместном бытии и представляют результат и процесс диалога.

3. В социальное включено сознание как его органичный, атрибутивный элемент. Сознание выступает в качестве побуждения к действию, аккумуляции и передачи социально-необходимого опыта, замыслов, ожиданий и т. п.

4. Социальная реальность — не просто поток фактов, но результат творческой деятельности человека, создание нового, которого в истории еще не было. Если же познавательная деятельность выступает аспектом социальной деятельности как таковой, то познание общественной жизни есть одновременно и ее изменение. В таком случае попытка прогнозировать наступление каких-то событий очень часто приводит к ускоренному наступлению именно того результата, которого люди пытались избежать (для чего, собственно, они и старались сконструировать прогноз).

Итак, творческая деятельность человека приводит к парадоксальным социальным результатам. Следовательно, и социальная философия как наиболее обобщенная теория социального не может быть простым отпечатком и фиксацией фактов. Она есть творческое воспроизведение действительности социальным теоретиком, построенная на основе его субъективных мировоззренческих установок.