Маргинальные группы населения как субъект политики

Курсовая работа

Мною была выбрана тема курсовой работы «Маргинальные группы населения как социально — политический субъект». Эта тема была выбрана мною по нескольким причинам. Во-первых, изучение этой темы расширит мои познания о маргинальных слоях населения, во-вторых, эта тема показалась мне интересной и я посчитала, что ее изучение может помочь мне в будущем. И, в-третьих, проблема маргинальности достаточно актуальна в наши дни.

Актуальность изучения маргинальности связана с рядом проблем существующих в обществе. Во-первых, маргинальные группы населения присутствуют в любом обществе, хотя и не представлены в обычное время большим количеством людей. Во-вторых, в современном мире количество маргиналов резко увеличилось, в связи с мировым экономическим кризисом. В-третьих, проблема маргинальности актуальна в России не только в связи с этим кризисом, но и в связи с событиями конца 20 века, а именно полной перестройкой социальной, политической и экономической структуры общества, что также привело к маргинализации населения в нашей стране, последствия которой до сих пор не были преодолены. А исходя из предыдущих названных мною причин актуальности можно выделить следующую. Раз увеличивается количество маргиналов, существует необходимость оценки их социально-политической активности, и то, в какое русло она направлена.

Цель моей работы это анализ маргинальных групп населения как социально-политического субъекта.

Задачи, поставленные мною в этой работе, это

изучение западных концепций маргинальности, существующих на данный момент,

изучение концепций маргинальности, которые есть в нашей стране,

маргинальная группа тоталитарный население

3) изучение связи между маргинализацией общества и различными радикальными движениями

изучение связи между маргинализацией общества и увеличением преступности в стране.

изучение существующего в нашей стране маргинального слоя населения.

Разработанность проблемы маргинализации общества, на мой взгляд, достаточно высокая. Существует большое количество исследований этой проблемы европейскими и американскими учеными. Так же эта проблема, начиная с примерно середины 80х годов, начинает активно разрабатываться и в нашей стране, и на данный момент существует целый ряд ее исследователей. Но можно отметить, что мною не было найдено, ни одного комплексного исследования, посвященного маргиналам как социально-политическим субъектам. Существуют только некоторое количество статей, в которых авторы разбирают лишь тот или иной аспект проявления активности маргинальной группы населения.

6 стр., 2895 слов

Маргинальность в современной России

... годов исследования и публикации по проблеме маргинальности в России набирают количественный рост и перерастают на новый ... словарями маргиналы сдвинулись из середины общества на его границу. Маргинал – человек, покинувший одну культуру, страну, сословие, ... которую автор называет «социальной имитацией»). Размывание социальных связей и потеря социально-классовых позиций имеет скорее не ...

Часть 1. Основные концепции маргинальности

§ 1. Американская и западноевропейская школы исследования маргинальности

Сам термин «маргинальность» употреблялся уже давно для обозначения записей и пометок на полях. Но как социологический термин он впервые упоминался американским социологом Робертом Эзра Парком в его эссе «Человеческая миграция и маргинальный человек».

У Парка понятие маргинальности означало положение индивидов, находящихся на границе двух различных, конфликтующих между собой культур, и служило для изучения последствий неадаптированности мигрантов, особенностей положения мулатов и других культурных гибридов.

Исследовательские позиции Парка определяет созданная им «классическая» социально-экологическая теория. В ее свете общество представляется как организм и «глубоко биологический феномен», а предмет социологии — образцы коллективного поведения, формирующиеся в ходе его эволюции. В его теории маргинальный человек предстает как иммигрант; полукровка, живущий одновременно «в двух мирах»; христианский новообращенный в Азии или Африке. Главное, что определяет природу маргинального человека — чувство моральной дихотомии, раздвоения и конфликта, когда старые привычки отброшены, а новые еще не сформированы. Это состояние связано с периодом переезда, перехода, определяемого как кризис. «Без сомнения, — отмечает Парк, — периоды перехода и кризиса в жизни большинства из нас сравнимы с теми, которые переживает иммигрант, когда он покидает родину, чтобы искать фортуну в чужой стране. Но в случае маргинального человека период кризиса относительно непрерывный. В результате он имеет тенденцию превращаться в тип личности».

В описании «маргинального человека» Парк часто прибегает к психологическим акцентам. Американский психолог Т. Шибутани обращал внимание на комплекс черт личности маргинального человека, описанный Парком. Он включает следующие признаки:

серьезные сомнения в своей личной ценности,

неопределенность связей с друзьями и постоянную боязнь быть отвергнутым,

склонность избегать неопределенных ситуаций, чтобы не рисковать унижением,

болезненную застенчивость в присутствии других людей,

одиночество и чрезмерную мечтательность,

излишнее беспокойство о будущем и боязнь любого рискованного предприятия,

неспособность наслаждаться

уверенность в том, что окружающие несправедливо с ним обращаются.

В то же время Парк связывает концепцию маргинального человека скорее не с личностным типом, а с социальным процессом. Он рассматривает маргинального человека как «побочный продукт» процесса аккультурации в ситуациях, когда люди различных культур и различных рас сходятся, чтобы продолжать общую жизнь, и предпочитает исследовать процесс скорее не с точки зрения личности, а общества, в котором он является частью.

Парк приходит к выводу о том, что маргинальная личность воплощает в себе новый тип культурных взаимоотношений, складывающихся на новом уровне цивилизации в результате глобальных этносоциальных процессов. «Маргинальный человек — это тип личности, который появляется в то время и том месте, где из конфликта рас и культур начинают появляться новые сообщества, народы, культуры. Судьба обрекает этих людей на существование в двух мирах одновременно; вынуждает их принять в отношении обоих миров роль космополита и чужака. Такой человек неизбежно становится (в сравнении с непосредственно окружающей его культурной средой) индивидом с более широким горизонтом, более утонченным интеллектом, более независимыми и рациональными взглядами. Маргинальный человек всегда более цивилизованное существо».

3 стр., 1248 слов

Различие категорий терминов: человек, личность, гражданин, физическое лицо

... и некоторые другие вопросы далее будут рассмотрены подробно. 1. Различие категорий (терминов): ”человек”, ”личность”, ”гражданин”, ”физическое лицо” “В РФ признаются и гарантируются права и ... имеет социальную направленность. К таким отношениям стремится любое демократическое общество. “Человек”, ”личность”, ”гражданин”, ”физическое лицо” - эти термины объединяются одним из важнейших понятий ...

Идеи Парка была подхвачены, развиты и переработаны другим американским социологом — Эвереттом Стоунквистом в монографическом исследовании «Маргинальный человек» (1937 г.).

Стоунквист описывает маргинальное положение субъекта, участвующего в культурном конфликте, и как бы находящегося между двух огней. Такой индивид находится на краю каждой из культур, но не принадлежит, ни одной из них. Объект его внимания — типичные черты маргинала и проблемы, связанные с его неприспосабливаемостью, а так же социальное значение такого человека.

Стоунквист определяет маргинального человека в терминах личности или группы, которые движутся из одной культуры в другую, или в некоторых случаях (например, в результате женитьбы или через образование) соединяются с двумя культурами. Он находится в психологическом балансировании между двумя социальными мирами, один из которых, как правило, доминирует над другим. Стоунквист пишет, что, стремясь интегрироваться в доминирующую группу общества, члены подчиненных групп (например, этнические меньшинства), приобщаются к ее культурным стандартам; таким образом, формируются культурные гибриды, которые неизбежно оказываются в маргинальной ситуации. В доминирующей группе никогда их полностью не принимают, но и в группе происхождения их отторгают как отступников. Так же, как и Парк, сосредотачиваясь на описании внутреннего мира маргинального человека, Стоунквист применяет следующие психологические характеристики, отражающие степень остроты культурного конфликта:

  • дезорганизованность, ошеломленность, неспособность определить источник конфликта;
  • ощущение «неприступной стены», неприспособленности, неудачливости;
  • беспокойство, тревожность, внутреннее напряжение;
  • изолированность, отчужденность, непричастность, стесненность;
  • разочарованность, отчаяние;
  • разрушение «жизненной организации», психическая дезорганизация, бессмысленность существования;
  • эгоцентричность, честолюбие и агрессивность.

Стоунквист считал, что маргинальная личность может играть как роль лидера социально-политических, националистских движений, так и влачить жалкое существование.

Стоунквист полагал, что процесс адаптации маргинала, может привести к формированию новой личности, что, по его мнению, может занять примерно 20 лет. Он выделяет 3 фазы такой эволюции маргинала:

13 стр., 6306 слов

Особенности маргинальной культуры

... маргинальности предлагаются различными учеными? Данная работа не может охватить все (и даже все наиболее крупные) маргинальные культуры ... как инверсию господствующих в обществе норм. Для подростков и ... у Тамотсу Шибутани[3]. Он называет маргинальными тех людей, которые ... Маргинальный человек всегда более цивилизованное существо"[1]. Позднее, в 30-е годы, Э. Стоунквист показала, что маргинальность ...

  • индивид не осознает, что его собственная жизнь охвачена культурным конфликтом, он лишь впитывает господствующую культуру;

конфликт переживается осознанно — именно на этой стадии человек становится маргиналом;

  • успешные и безуспешные попытки приспособление к ситуации конфликта.

Таким образом, концепция маргинальности первоначально представлена как концепция маргинального человека. Р. Парк и Э. Стоунквист, описав внутренний мир маргинала, стали основоположниками традиции психологического номинализма в понимании маргинальности в американской социологии.

В дальнейшем исследование маргинальности было подхвачено большим количеством социологов, при этом расширяется круг описываемых случаев маргинальности, а в связи с этим разрабатываются новые подходы к этой проблеме.

Американская традиция, следуя за Парком и Стоунквистом, акцентирует внимание на культурной стороне конфликта, которая и становится причиной формирования маргинального типа личности. Изучение такой культурной маргинальности продолжили Антоновски, Глас, Гордон, Вудс, Херрик, Харман и другие социологи. В это же время формируются и другие подходы. Например, Хьюз обратил внимание на трудности, с которыми сталкивались женщины и негры в процессе овладения профессиями, обычно ассоциируюшихся с мужчинами или белыми. Он использовал эти наблюдения для того, чтобы показать, что маргинальность существует не только как продукт расовых и культурных изменений, но и продукт социальной мобильности. Фактически, можно сказать, что Хьюз расширил концепцию маргинальности, в которую теперь входят все ситуации, где личность идентифицируется с двумя статусами или социальными группами, но нигде не принимается полностью.

Также достаточно подробно маргинальность с точки зрения социальной психологии разработал Т. Шибутани. В своей работе «Социальная психология» он рассматривает маргинальность в контексте социализации личности в изменяющемся обществе. Индивид оказывается перед лицом нескольких эталонных групп с различными, а иногда и противоречащими друг другу требованиями, удовлетворение которых одновременно невозможно. В этом и состоит основное отличие изменяющегося общества от стабильного, где эталонные группы подкрепляют друг друга. Отсутствие этого подкрепления и является источником маргинальности.

Шибутани определяет маргинального человека, как: «Маргинальны те люди, которые находятся на границе между двумя или более социальными мирами, но не принимаются ни одним из них как его полноправные участники». Вместе с этим, он выделяет понятие маргинального статуса, как ключевое в понимании маргинальности. Шибутани отмечает, что маргинальный статус — это позиция, где воплотились противоречия структуры общества. Такой подход позволяет Шибутани отойти от традиционного со времен Парка акцентирования внимания на социально — психологических характеристик. Шибутани пишет о том, что описанный Парком и Стоунквистом комплекс психологических черт свойственен не всем маргиналам, а только их части. На самом же деле обязательного взаимоотношения между маргинальным статусом и личностными расстройствами не существует. Невротические симптомы развиваются чаще всего только у тех, кто пытается идентифицировать себя с высшей стратой и бунтует, когда их отвергают.

4 стр., 1982 слов

Маргинальность и маргиналы

... маргинальности остро выражено на окраинах стран, несмотря на то, что оно захватило общество в целом. Кроме того, из-за того ,что проблема маргинальности ... 30—40-х гг. Э. Стоунквистом. Но еще К. ... 1999. С. 62.. Теория маргиналов и маргинальных общностей была ... Американский психолог Т. Шибутани обращал внимание на комплекс черт личности ... маргинальность как отдельную социологическую категорию, но вместе с тем ...

Хотя как он считает, маргинальный статус потенциально является источником нервного напряжения, депрессий и стрессов, проявление различных невротических синдромов, которые могут привести к деперсонализации. В тяжелых случаях человек становится крайне чувствителен к своим отрицательным качествам, и это создает у самого же человека ужасный образ себя. И это может привести к попытке самоубийства. Положительным же вариантом развития для маргинальной личности он считает повышение ее творческой активности. И Шибутани отмечает, что «в любой культуре наибольшие достижения осуществляются обычно во время быстрых социальных изменений и многие из великих вкладов были сделаны маргинальными людьми».

Наряду с исследованиями маргинальности в традиции американского субъективистско-психологического номинализма утверждает себя подход в изучении маргинальности в связи с объективными социальными условиями, с выраженным акцентом на изучение самих этих условий и социальных причин маргинальности.

Под европейской традицией следует понимать широкий спектр различных уточнений понятия «маргинальность». Европейскую традицию отличает то, что акцентирует свое внимание она на окраинных группах. Так же ее отличием является то, что предметом ее исследования является не сама концепция маргинальности, так как она перенята в сложившемся виде. В самом общем виде маргинальность связывается с исключением индивидов из социальных групп и системы общественных связей. В работе отечественных авторов «На изломах социальной структуры», в которой рассматриваются проблемы маргинальности в Западной Европе, приводится утверждение, что к маргинальной относится часть населения, «не участвующая в производственном процессе, не выполняющая общественных функций, не обладающая социальным статусом и существующая на те средства, которые либо добываются в обход общепринятых установлений, либо предоставляются из общественных фондов — во имя политической стабильности — имущими классами». Причины, приводящие к появлению этой массы населения, скрыты в глубоких структурных изменениях общества. Они связаны с экономическими кризисами, войнами, революциями и демографическими факторами.

Своеобразие подходов и понимания сущности маргинальности во многом зависит от существующей социальной действительности и форм, которые приобретает это явление.

Во французских исследованиях появляется новый тип маргинала, созданного соответствующей социальной атмосферой. В нем воплотились маргинальные формы протеста, добровольного ухода от традиционного общества, своеобразные защитные реакции преимущественно молодежных субкультур в условиях кризиса и массовой безработицы. Среди традиционных маргинальных групп появляются интеллигенты-маргиналы. На первый план выходит проблема маргинализированного политического сознания. Один из теоретиков маргинализма Ж. Леви-Стрэнже писал:». в этой новой ситуации влияние подрывных идей тех, для кого уход является индивидуальным теоретическим выбором, средством помешать развиваться обществу, неспособному выпутаться из своих противоречий, может усилиться от взаимодействия с экономической маргинализацией безработных. Формируется настоящая маргинальная среда. На периферию общества вытесняются те, кто не выдерживает экономического давления, и в этой же среде оказываются добровольцы, бунтовщики, утописты. Смесь может оказаться взрывчатой» .

6 стр., 2856 слов

Понятийный анализ маргинальности с позиций социальной философии

... дисциплинам. «Маргинальность (лат. marginalis - «находящийся на краю», от лат. margo - «край, граница») - понятие, традиционно используемое в социальной философии и социологии ... различных культур и отличающихся рядом социально-психологических особенностей: отчужденностью, внутренней напряженностью, тревожностью, неуверенностью и др.; 2) групп (слоев), занимающих периферийное положение в обществе, ...

Во Франции утвердила себя точка зрения на маргинальность как на результат конфликта с общепринятыми нормами и «продукт распада общества, пораженного кризисом» . Основными причинами Арлет Фарж называют «два совершенно различных маршрута» в маргинальность:

  • «либо разрыв всех традиционных связей и создание своего собственного, совершенно иного мира;
  • либо постепенное вытеснение (или насильственный выброс) за пределы законности» .

Ж. Кланфер же, наоборот, отмечает, что исключение своих членов национальным обществом возможно, вне зависимости от того, соответствует или нет ценностные установки и поведение универсальным нормам. Кланфер считает основной причиной исключения бедность, тесно связанную с безработицей .

Достаточно интересно, на мой взгляд, показанное Фаржем развитие отношения к маргиналам во Франции, и то какой образ связан у общества с маргиналом. Он пишет, что 1656 год положил начало новой практике, которая оказывает воздействие на восприятие каких либо отклонений. Маргиналов сторонятся, иногда их преследуют. Жизнь маргиналов как бы вынесена наружу, и поэтому лишенная, «проходит в тесном соприкосновении всех его членов, при полной ясности всех действий и обрядов» .

В конце XVII века, как пишет Фарж, возникает проект изоляции маргиналов как опасного и вредного явления. Начинаются облавы на умалишенных, нищих, безработных и проституток. Такие действия вызывают сопротивление со стороны противников расширения карательных санкций.

Далее же, по мнению автора, в XIX веке окончательно утверждается положение, «при котором с увеличением числа случаев, квалифицируемых законом как противоправное поведение, возрастает и число лиц, объявляемых опасными, подвергаемых остракизму».

Для конца XX века характерен романтический образ маргинала, близкого к природе, с цветком в губах или на ружье. Но вскоре его вытесняет другой образ, который соответствует уже совсем другой — изменившейся обстановке: образ маргинала это теперь африканец, приехавший работать во Францию. Он заклеймен обществом как олицетворение всех зол и опасностей. Теперь нет и речи о добровольном уходе в маргинальность. Ее причиной становится безработица и кризис. Маргинальность таким образом переживает очень своеобразный период: общество продолжает причислять к ее жертвам все нежелательные элементы, но ощущает, что подрываются глубинные устои его, основательно расшатанные экономическими процессами. К маргиналам теперь относятся не только чужие, но и свои — те, «кто поражен поселившимся в нашем обществе раком». Теперь маргиналы становятся таковыми не по собственному желанию, а незаметно вытесняются в такое состояние. И таким образом, А. Фарж заключает, что маргинал отныне, «схож со всеми, идентичен им и в то же время он калека среди подобных — человек с отсеченными корнями, рассеченный на куски в самом сердце родной культуры, родной среды» .

В немецкой социологической литературе маргинальность воспринимается как общественное положение, характеризуемое большой дистанцией от доминантной культуры основного общества. Иначе говоря маргиналы, это те люди, которые находятся на низшей ступеньке общественной иерархии. Отличительными чертами маргиналов называются бедность контактов, разочарованность, пессимизм, апатия, агрессия, отклоняющееся поведение и т.д. В немецкой моциологической школе заметна неясность содержания значения понятия маргинальности. Для его определения немецкими социологами предлагаются различные теоретические обоснования. Среди них рассматриваются такие как: низкий уровень признания общеобязательных ценностей и норм, низкий уровень участия в их осуществлении в социальной жизни; кроме того, подчеркивают относительную депривацию и социальную и пространственную дистанцию, недостаточные организационные и конфликтные способности как определяющие черты окраинного положения.

5 стр., 2002 слов

Маргинальность. Ее проявления в современном обществе

... систему норм и ценностей. Маргинальность как социальное явление. Маргинальный человек (от лат.Margo – край) - человек: находящийся на границе различных социальных групп, систем, культур; и испытывающий ... еще не усвоена. Главный признак маргинализации — разрыв социальных связей, причем в «классическом» случае последовательно рвутся экономические, социальные и духовные связи. При включении ...

Несмотря на признание существования различных видов маргинальности и различных причинных связей, все же среди немецких исследователей существует единодушие в том, что только в незначительной части они сводимы к индивидуальным факторам. Большинство видов маргинальности образуются из структурных условий, связанных с участием в производственном процессе, распределении дохода, пространственном размещении (например, образование гетто).

Близкими к этому подходу являются позиция, обобщенная в совместной работе исследователей ФРГ и Великобритании «Marginalisierung im Sozialstaat: Beitr. aus Grossbritannien u. der Bundesrep». Он рассматривает маргинальность, как результат процесса, в котором отдельные личности постепенно все больше и больше отстраняются от участия в общественной жизни и таким образом теряют возможность участвовать в ней совсем, и таким образом контролировать общественные отношения а, следовательно, и собственные условия жизни. В этой работе статус маргинальности определяется через образное понятие окраинной среды. Маргинальный человек это аутсайдер или, иначе говоря, чужак в обществе.

Авторы сборника выделяют три измерения процесса маргинализации:

  • экономическое — маргинализация как «относительная депривация», отстранение от деятельности и потребления;
  • политическое — поражение в гражданских/политических правах (de facto или de jure), лишение права выборов;
  • отстранение от участия в обычной политической деятельности и от доступа к формальному политическому влиянию;
  • социальное — маргинализация как потеря общественного престижа: деклассирование, стигматизация («Verachtung») и т.п. маргинальных групп.

Существует достаточно большое количество направления интерпретации маргинальности. Манчини классифицирует эти интерпретации в три типа маргинальности. А именно:

Культурная маргинальность. В основе этого типа лежит взаимоотношения двух культур, в которые включен индивид и результатом этого становится неясность, неопределенность его положения. Классическое описание культурной маргинальности принадлежат Парку и Стоунквисту.

  • Маргинальность социальной роли. Этот тип маргинальности возникает в результате неудачи отнесения себя к позитивной референтной группе;
  • при действии в роли, которая лежит между двумя расположенными ролями;
  • а так же сюда относятся те социальные группы, которые находятся на окраине социальной жизни.

Структурная маргинальность. Это результат политического, социального и экономического неравенства.

Таким образом, можно сказать, что главным вкладом американской школы в изучение понятия маргинализация, является, во-первых, введение этого термина, а, во-вторых, определение маргинала, как личности, находящейся на стыке двух культур. Так же важным является определение американскими исследователями социально — психологических черт маргиналов.

8 стр., 3744 слов

Методы и формы работы семейного социального педагога с семьей ...

... поддержки семье и детям; определить роль социального педагога в семье; рассмотреть методы и формы работы семейного социального педагога с семьей «группы риска»; исследовать метод социального диагностирования ... населения. В сложившейся ситуации многие семьи нуждаются в оказании помощи специалистов. В связи с этим 1991 году в России была введена профессия - социальный педагог. Социальный педагог ...

А анализ основных направлений изучения маргинальности в европейской социологии показывает, что она описывается главным образом как структурная (социальная).

И, несмотря на многие различия, существующие у европейских исследователей, вызванные спецификой и своеобразием социальных условий, в концепции маргинальности в европейской социологической традиции отразились некоторые общие черты. Европейские исследователи подчеркнули, что маргинализация происходит не только вследствие смешения двух культур, но и в результате различных экономических процессов, происходящих в стране. Так же, на мой взгляд, необходимо отметить, что именно европейскими исследователями было впервые обращено внимание на политическое сознание маргинальных групп.

§ 2. Теория маргинальности в современной отечественной науке

В советской социологической литературе проблеме маргинальности уделялось мало внимания, и она была не разработана. Интерес к этой проблеме заметно вырастает только в годы перестройки, в связи с тем, что кризисные процессы выносят проблему маргинальности на поверхность общественной жизни. Как пишет И.П. Попова об этом периоде: «В результате кризиса и реформ прежде стабильные экономические, социальные, духовные структуры были разрушены или трансформированы, и элементы, образующие каждую из структур — институты, социальные группы и индивиды — оказались в промежуточном, переходном состоянии, вследствие чего маргинальность стала характеристикой сложных социально-стратификационных процессов в российском обществе».

Обращение к теме маргинальности начинается с изучения этого феномена в русле общепринятых концепций и постепенно переходит к осмыслению его в контексте современной российской реальности

Следует отметить, что традиция понимания и использования самого термина в отечественной науке связывает его именно со структурной маргинальностью, т.е. концепцией, характерной для Западной Европы. Примечательно, что одна из первых крупных работ отечественных авторов «На изломе социальной структуры» (упоминавшаяся выше), посвященных маргинальности, вышла в 1987 году и рассматривала эту проблему на примере стран Западной Европы.

Особенности современного процесса маргинализации в странах Западной Европы связывались, прежде всего, с глубокой структурной перестройкой системы производства в постиндустриальных обществах, определяемой как последствия научно-технической революции. В связи с этим интересно привести выводы о характерных чертах и тенденциях маргинальных процессов в Западной Европе, сделанные в вышеупомянутой работе (еще и потому, что в них можно угадать основные контуры современной ситуации нашей действительности):

2 стр., 977 слов

Особенности формирования доступной среды для инвалидов и маломобильных ...

... за рубежом проблеме адаптации окружающей среды к потребностям инвалидов и маломобильного населения уделяется большое внимание. Практический опыт формирования ... инвалидов по поиску работы. Обеспечение доступности в наиболее популярных учебных заведениях в местах приложения труда, способствует отчужденности лиц с ограниченными возможностями от общества, улучшению условий самореализации и социальной ...

  • основная причина развития маргинальных процессов — кризис занятости конца 70х — начала 80х годов;
  • маргиналы в Западной Европе — это сложный конгломерат групп, в который наряду с традиционными (люмпен-пролетариями) входят новые маргиналы, характерными чертами которых являются высокая образованность, развитая система потребностей, большие социальные ожидания и политическая активность, а также многочисленные переходные группы, находящиеся на различных этапах маргинализации и новые национальные (этнические) меньшинства;

·

в результате развития маргинальных процессов вырабатывается особая система ценностей, для которой, в частности, присущи глубокая враждебность к существующим общественным институтам, крайние формы социального нетерпения, склонность к упрощенным максималистским решениям, отрицание любых видов организованности, крайний индивидуализм и т.д.

  • свойственная маргиналам система ценностей распространяется и на широкие общественные круги, вписываясь в различные политические модели радикального (как левого, так и правого) направления,
  • и таким образом маргинализация влечет за собой существенные сдвиги в расстановке социальных и политических сил, и влияет на политическое развитие общества.

В дальнейшем происходит осознание маргинальности именно как феномена, характерного для нашего государства и существующей реальности. Так Е. Рашковский в совместной советско-французской работе «50/50: Опыт словаря нового мышления», пишет о том, что активный процесс становления неформальных общественных движений в 70-80е годы связан с желанием выразить свои интересы маргинализованных групп. Рашковский пишет, что если исходить из того, что «маргинальный статус стал в современном мире не столько исключением, сколько нормой существования миллионов и миллионов людей», концепция маргинальности становится ключом к поиску парадигмы плюралистичного, толерантного общежития. Таким образом, подчеркивается политический аспект проблемы, имеющий «принципиальное значение для судеб современной демократии».

Рашковский как и западные исследователи маргинальности считает, что «маргинальная ситуация возникает на рубежах несхожих форм социокультурного опыта», и всегда связана с напряжением, может быть источником неврозов, деморализации, индивидуальных и групповых форм протеста. Но она же, по мнению автора, бывает источником нового восприятия и осмысления окружающего мира и общества, нетривиальных форм интеллектуального, художественного и религиозного творчества. Как бы соглашаясь с Шибутани, он пишет, что многие достижения духовной истории, такие как мировые религии, великие философские системы и научные концепции, новые формы художественного отображения мира во многом обязаны своим возникновением именно маргинальным личностям.

В середине 90х годов изучение маргинальности в отечественной социологии происходили в различных направлениях. Так В. Шапинский делает вывод о том, что маргинальность в собственном смысле этого слова является культурным феноменом и использование этого понятия в других сферах знания приводит к непродуктивному расширению объема понятия. Характеризуя сам феномен культурной маргинальности, автор акцентирует внимание на «включенности субъекта (индивида, группы, сообщества и т.д.) в социальную структуру общества, в политические институты, экономические механизмы и «нахождении» его, в то же самое время, в пограничном, пороговом состоянии по отношению к культурным ценностям данного социума» . Главными недостатками социологического подхода В. Шапинский считает сведение проблемы маргинальности к проблеме существования индивида или группы на границе двух или более социальных структур данного социума и локализации феномена маргинальности в рамках определенных групп, субкультур. По его мнению, это обедняет сущность понятия маргинальности, делая его характеристикой девиантного поведения, а объектом анализа маргинальности — определенные социальные группы.

«Ограниченности» социологического подхода автор противопоставляет культурологический подход к маргинальности как к определенному типу отношений, «что и обусловливает подвижность категории, которая поэтому не может быть «фиксированным» качеством той или иной группы» . Интересным представляется также вывод о том, что «свободное пространство между структурами мы имеем все основания считать маргинальным пространством, а существующее в нем — маргинальной сущностью» . Это дает новую «стартовую площадку» для углубления возможностей концепции.

Попытка показать другую грань — взгляд на маргинальную личность, — была сделана Н.О. Навджавоновым. Он рассматривает маргинальность как проблему личности в контексте социальных изменений. Маргинальная личность — теоретическая конструкция, отражающая процесс плюрализации типов личности в результате усложнения общественной структуры, усиления социальной мобильности.

Он приводит следующие характеристики маргинальной личности:

  • интериоризация индивидом ценностей и норм разных социальных групп, социокультурных систем (нормативно-ценностный плюрализм);
  • поведение индивида в данной социальной группе (социокультурной системе) на основе норм и ценностей других социальных групп, социокультурных систем;

невозможность однозначной самоидентификации индивида;

  • определенные отношения «индивид — социальная группа» («социокультурная система») (т.е. исключение, частичная интеграция, амбивалентность индивида) .

Автор пытается расширить подход к определению маргинальности в ее личностном аспекте, предлагая рассматривать проблему «в свете различных аспектов социального определения человека: человек как трансисторический субъект; как персонификация общественных отношений определенной эпохи» . Маргинальный субъект представляется как результат разрешения объективных противоречий. «Векторы дальнейшего развития таких субъектов будут иметь различную направленность, в том числе и позитивную — в качестве моментов формирования новых структур, активных агентов нововведений в различные области общественной жизни» .

Интересна идея А.И. Атояна о выделения всего комплекса знаний о маргинальности в отдельную науку — социальную маргиналистику. Свою идею автор оправдывает тем, что «будучи явлением многоаспектным и по самому своему определению пограничным, маргинальность как предмет гуманитарного исследования выходит за строгие рамки отдельно взятой дисциплины» .

Другая важная проблема, которой уделяет внимание автор, это демаргинализация. Атоян признает сложность и безуспешность попыток дать исчерпывающее определение понятия «маргинальность». Тем не менее он дает свое определение маргинальности, он определяет ее, как «разрыв социальной связи между индивидом (или общностью) и реальностью более высокого порядка, под последней же — общество с его нормами, взятое в качестве объективного целого» . Можно сказать, что Атоян говорит о том, что маргинальны не люди сами по себе, а их связи, ослабление или отсутствие которых и вызывает феномен маргинальности. Исходя из этого, процесс демаргинализации определяется как совокупность восстановительных тенденций и мер по отношению ко всем видам социальных связей, усложнение которых придает устойчивость социальному целому. Ключевым моментом демаргинализации, автор называет трансляцию социокультурного опыта от культуры к культуре, от поколения к поколению, от норм «нормалов» к маргиналам и т.д. Как указывает Атоян, речь должна идти о трансляции социальной связи и способности к ее развертыванию.

В своей другой статье Атоян указывает на то, что нарушение трансляции социального опыта между социальным целым и его частями, структурами управления и управляемыми приводит так же и к маргинализации права и аномичности общества. «Маргинализация права» означает «ущербный тип правосознания и правового поведения, воплощающий переходную форму общественного сознания» .

Маргинализация советского права является неизбежным следствием изменения правовых отношений в государстве. Это вызывает нарушение трансляции правового опыта в правовые нормы. Переход к новой правовой культуре, влечет за собой появление переходных, смешанных форм юридических отношений, и они превращают действующее право в маргинальное. Но восстановление нормальной трансляции правового опыта невозможно из-за того, что в социальной структуре также идет выделение маргинальной группы и ее изоляция.

Маргинальное право — объективное явление маргинальной ситуации, но оно может сдерживать процесс демаргинализации, увеличивая маргинализацию и аномию. Выход из этого тупика, как пишет Атоян, — «в решительном наступлении на нищету, бедность, социальное неравенство, а значит, и на маргинальное право» .

Подводя итог, можно сказать, что проблема маргинальности в нашей стране начала разрабатываться только в конце 80х начале 90х годов, в связи с актуализацией ее в следствии ситуацией переходного периода и кризиса существующего в нашей стране в тот период времени. Обращение к этой теме началось с изучения этого феномена в западных странах, и лишь затем происходило осмысление его как российской действительности. Российскими авторами, эта проблема, изучена с различных сторон и существует несколько достаточно интересных концепций маргинальности. Маргинализация признается нашими исследователями широкомасштабным процессом, приводящим к различным негативным последствиям для населения страны.

Часть 2. Маргиналы как активная часть населения

§ 1. Маргинальность и радикализм. Связь маргинализации общества и становления тоталитарных режимов

Большие социальные группы, включающие в себя большое количество людей, являются одним из наиболее реальных субъектов политики. К большим социальным группам относятся социальные классы, общественные страты и слои населения. Эти социальные группы значительно различаются по своему роду деятельности, что порождает свои психологические особенности, социально — групповое сознание, идеологию и политическое поведение той или иной группы.

Маргинальные слои населения, как отмечают многие исследователи, различны по своему составу, а, следовательно, и по своим психологическим особенностям, идеологии и политическому поведению. Как уже указывалось выше, Стоунквист писал, что представители маргинальных групп могут иметь два различных пути своего поведения: либо играть роль лидеров социально-политических и националистических движений, либо влачить существование изгоев. В политическом поведении обычно выделяются девиация, аморальность, агрессивность. Эти качества маргиналов проявляются на уровне межличностных и межгрупповых отношений.

Процесс маргинализации неизменно усиливает политизацию общественной жизни и способствует росту политической нестабильности. Как отмечает Ольшанский маргинальные и особенно люмпенизированные слои населения обычно играют особую конфликтную роль в современном обществе. А так же они являются источником опасности в качестве потенциальной базы политического радикализма. Маргинальные слои тяготеют к созданию антиобщественных объединений, часто с инвертированной (вывернутой) системой ценностей. В последние десятилетия особое внимание привлекают попытки некоторых маргинальных слоев навязать свою волю большим референтным группам, подчинить их и превратить свою антиобщественную организацию в доминирующую. Примерами такого рода являются случаи захвата власти военными хунтами или небольшими сектантскими политическими группировками, устанавливающими политическую власть над значительными количествами людей. Многие исследователи рассматривают маргинальность как один из серьезных истоков политического радикализма.

Как отмечает Дахин В. в своей статье «государство и маргинализация», Маргинализирующееся большинство — «это горючий материал, который иногда набирает критическую массу для социальных взрывов». Так же он отмечает, что именно маргинальная масса является благоприятной средой для любых политических манипуляций, ее отдельные части легко стравить между собой или направить против любой части общества или политической системы. Так же Дахин пишет о том, что такая масса в связи с неудовлетворенной потребностью самоидентификации и постоянным брожением может быстро переходит к действиям.

Перекликается с этим мнение автора учебника по политологии Соловьева, который указывает на то, что широкие слои маргиналов, численность которых в кризисное время становится очень высокой, а зависимость от политики властей исключительно сильной выступают в качестве основных социальных источников формирования тоталитарной системы власти. Именно маргинальные и люмпенизированные слои являются главным источником массового распространения уравнительно-распределительных отношений, настроений пренебрежения к богатству, разжигания социальной ненависти к зажиточным, более удачливым слоям населения. Свою роль в распространении подобных социальных стандартов и предрассудков сыграли и определенные слои интеллектуалов (интеллигенции), которые систематизировали эти народные чаяния, превратив их в морально-этическую систему, оправдывающую эти ментальные традиции и придавшую им дополнительный общественный резонанс и значение.

У люмпенов, появление которых является своего рода «конечным этапом маргинализации», когда индивид уже полностью отторгается обществом, отношение к государству не всегда однозначно. Как указывают авторы исследования «На изломах социальной структуры» с одной стороны государство выступает по отношению к ним враждебно, регламентирую их образ жизни и, карая за нарушение закона, и защищая ту собственность, которую он хотел бы себе присвоить. С другой стороны государственный аппарат является покровителем, так как через государственные каналы поступает основная часть социальной помощи. Можно сказать, что отношение люмпенов к государству может варьироваться от полного отрицания до апологетической поддержки. Но, как указывают авторы работы, наиболее часто встречается озлобление. С одной стороны обособленность от общества у люмпена и его индивидуализм, толкают его к отстраненности от политического процесса. Но с другой стороны глубокая враждебность к обществу у люмпенов приводит к потенциальной готовности к разрушительным действиям, направленным против общества и его отдельных институтов.

Сходное, но не так ярко выраженное психологическое состояние у других маргинальных слоев, которые еще не опустились до уровня люмпенов. На таких людей опираются и опирались многие радикальные движения. Примером могут служить так называемые новые левые.

«Новые левые» — это движение против буржуазного общества, его социально-экономических и политических институтов, образа жизни, нравственных ценностей и идеалов. Оно не отличается целостностью мировоззренческих установок, практических программ и состоит из различных, пестрых по политическим ориентациям групп и организаций. Движение «новые левые» включает в себя компоненты стихийного и спонтанного бунта, выражающего недовольство социальной реальностью, но не имеющего действенных методов, способов и средств для ее практического изменения. Большинство представителей движения разделяло общую философию «тотального отрицания» существующих институтов, авторитетов, ценностей жизни .

Как указывают авторы исследования «на изломах социальной структуры», «идейные постулаты, сформулированные «новыми левыми» полностью совпадают с ценностями и установками, формулируемыми в сознании людей, вытесненных из общественных структур, отвергнутых обществом и отвергающих его».

В подтверждение своих слов они приводят слова Г. Маркузе, одного из идеологов этого движения «под консервативной народной базой лежит слой отверженных и аутсайдеров, эксплуатируемых и преследуемых, тех, кто не работает и не может иметь работу. Они существуют за пределами демократического процесса, их жизнь есть наиболее непосредственное и наиболее реальное воплощение необходимости ликвидации нетерпимых институтов. Таким образом, их оппозиция революционна, даже если их сознание не является таковым».

Такое признание Маркузе, разумеется, не означает, что новые левые ориентировались лишь на люмпенов и близкие к ним слои населения. Но, однако, маргиналы без труда в лозунгах этого движения узнавали близкие себе идеи. То обстоятельство, что основной движущей силой новых левых стала молодежь не противоречит изложенному выше по многим причинам. Автор «на изломах социальной структуры» выделяет несколько, во-первых, молодежи свойственно увлечение яркими лозунгами, открывающими новые пути, во-вторых, именно французская молодежь испытала на себе обесценивание социального статуса и престижа интеллектуальных профессий. И, в-третьих, студенчество, это вполне оформившаяся группа населения, не включенная в производственный процесс, и поэтому не обладающая крепкими связями с остальной социальной структурой.

Проявлением маргинального характера этого движения так же служит и отрицательное отношение его к рабочему классу. Условно можно выделить несколько пунктов:

  • в сознании рабочих важное место занимает позитивное отношение к труду. В ходе маргинализации же такие ценности у личности вытесняются частично или полностью.
  • объективные условия существования рабочих побуждают их ценить коллективность и организованность. Маргинал же это эгоист и индивидуалист.

Рабочий высоко ценит завоеванные им социальные и политические позиции. Ему чуждо отрицание права человека на собственность, созданную трудовыми усилиями и экономным хозяйствованием. маргинал наоборот, видит решение своих проблем в захвате позиций, позволяющих пользоваться общественным богатством, либо же желает насильственно присвоить чужую собственность.

В силу этих принципиальных отличий рабочий не принимал постулатов «новых левых», а те поспешили объявить его реакционной силой.

Рассмотрим другой пример влияния маргинальных масс на политическую жизнь страны. Как указывает А.А. Галкин, для любой диктатуры нужна социальная база, масса, которая поддерживала бы ее. В противном случае, как он пишет «приводит к глубокому кризису режима и рано или поздно становится причиной его гибели». По его мнению, политические силы, собирающиеся придти к власти, ищут массовые слои населения, на которые могут опереться либо еще до прихода к власти, либо после этого. Одним из таких слоев могут стать маргиналы, которые в ходе различных кризисов становятся действительно массовым слоем населения. Так, например маргиналы могут стать базой для установления тоталитарных режимов.

Как пишет Арендт, тоталитарные движения возможны везде, где есть «массы, по той или иной причине приобретшие вкус к политической организации». Арендт указывает на то, что демократические свободы невозможны там, где произошло крушение массовой системы, и граждане уже не представлены группами и, следовательно, уже не образуют социальную и политическую иерархию. Я думаю, что резкое увеличение маргинальных слоев населения, в связи с экономическим кризисом после Первой Мировой войны, приводит к крушению такой иерархии может послужить созданием такой массы. Тем более что основные характеристики такой массы совпадают с характеристиками маргинальных групп, это такие черты как изолированность и нехватка нормальных социальных взаимоотношений, так же как ключевую характеристику такой массы Арендт указывает отсутствие наследования норм и жизненных установок какого-либо одного класса, а отражение норм нескольких классов. А ведь именно такое пограничное состояние и является состоянием маргиналов.

Своеобразной разновидностью современных маргинальных групп можно считать люмпенизированные слои населения. Известный теоретик О. Бауэр и другие исследователи данного направления связывали нарастание политической активности этого слоя в конце 20-х гг. XX века с наступлением фашизма. «Подобно тому, как это делал Бонапарт во Франции, современные диктаторы реакции стремятся сорганизовать люмпен-пролетарские отбросы в качестве вооруженного авангарда фашизма, линчевания и всевозможных Ку-Клукс-Кланов».

Такой ученый как Л.Я. Дадиани рассматривает появление неофашизма в России. Он указывает, что А.А. Галкин определяет фашизм как «собой иррациональную, неадекватную реакцию общества ХХ века на острые кризисные процессы, разрушающие устоявшиеся экономические, социальные, политические и идеологические структуры». А ведь именно вследствие разрушения социальной структуры сольно возрастает такая социальная группа как маргиналы.

Сам Дадиани перечисляет несколько категорий людей, которые являются русскими неофашистами «молодежь, пэтэушники, старшеклассники, немало и студентов, и демобилизованных военнослужащих, включая участников афганской и чеченской войн, есть среди них и русские беженцы из стран СНГ. Многие члены и сторонники русских «ультрас» (как и в других государствах) выросли либо растут в ущербных, неустроенных, распавшихся или очень нуждающихся семьях; немалый их процент составляют безработные, кем-то или чем-то обиженные личности, неудачники, люмпенизированные элементы и люди с авантюристическим складом характера, любители острых ощущений и искатели славы и приключений». А по сути, практически все перечисленные категории населения являются маргиналами.

В подтверждение ориентации нацистов на такого рода людей можно привести слова Э. Лимонова, лидера национал — большевистской партии, «наиболее революционным типом личности является маргинал: странный неустроенный человек, живущий на краю общества,…Не следует думать, что таковых слишком немного, чтобы хватило на революционную партию. Маргиналов достаточно, их сотни тысяч, если не миллионы. Это целый социальный слой. Часть маргиналов пополняет ряды криминального мира. Лучшие — должны быть у нас».

Так же Э. Лимонов в своей статье утверждает, что все русские революционеры были маргиналами, и именно этот социальный слой совершил революцию в России, именно ими были вожди будущих мощных политических движений, взорвавших Европу. Конечно, Лимонов не великий историк и его мнение является достаточно спорным, но определенно крупица истины в этом есть. Ведь его слова перекликаются с уже приведенными нами словами Стоунквиста о роли маргинала, как лидера националистических и социально-политических движений.

Можно сказать, что маргиналы в своей общей массе проявляют активность как приверженцы радикальных течений. Это и движение так называемых «новых левых», и националистов и любых других идеологий, которые пообещают им скорое изменение их состояние и передел собственности. Пока маргиналов в отдельно взятой стране не большое количество это может не иметь видимых последствий, но если, же произойдет маргинализация большей части общества это может привести к различного рода революциям и уходом от демократического пути развития.

§ 2. Маргиналы и преступность

Но существует и другое проявление маргинализации обществ. Думаю ни для кого не будет секретом, что в кризисные и перестроечные времена ухудшается криминальная обстановка в обществе. Некоторые исследователи этой проблемы связывают это не только с экономическими причинами, но также и с социальными.

Например, Рывкина Р.В. в своей статье «Социальные корни криминализации российского общества» пишет о том, что экономические факторы в криминализации российского общества играют огромную роль, но этот процесс явился результатом действия не какого-то одного фактора, а системы таких причин. И она выделяет несколько социальных факторов ухудшения криминальной ситуации в российском обществе:

  • ценностный вакуум, возникший после распада СССР и отказа от руководящей роли КПСС;
  • либерализацию экономики;
  • влияние криминальных структур и видов криминального поведения, унаследованных от СССР;
  • слабость российского государства, возникшего на месте бывшего СССР;
  • возникновение в стране многих маргинальных и незащищенных социальных слоев и групп, положение которых делает их потенциальным резервом преступности .

Так же такой исследователь как Е.В. Садков отмечает тесную связь маргинализации общества и увеличение преступности. Как он пишет в своей статье «в данном случае речь идет не только о количественных показателях степени взаимосвязи указанных социальных явлений, статистической (корреляционной и функциональной) зависимости, но и о качественных характеристиках».

Маргиналы в большинстве своем склонны к агрессии и эгоцентричности, они честолюбивы и обладают рядом других психологических черт, которые подводят его к черте криминогенности. Накопление психической взвинченности, отсутствие прочной системы ценностей, неудовлетворенность социально-бытовых потребностей все это вместе вызывает состояние социальной отверженности и в конечном итоге происходит изменение личности, ее деградация и появление готовности к преступному поведению. Можно сказать, что криминогенность маргинальности всегда зависит от особенностей личности, то есть от ее воспитания и условий формирования характера. Можно сказать что маргинальное состояние — это пограничное состояние индивида, находящегося на границе антиобщественного поведения, но это не значит что маргинал обязательно переступит эту границу.

Рывкина Р.В. указывает несколько групп населения, которых можно отнести к маргиналам, которые составляют социальную основу ухудшения криминальной обстановки среди населения. Это такие группы как:

  • большая доля населения, относимого к категории «бедных»;
  • значительная доля безработных и фиктивно занятых;
  • наличие «социального дна» из числа нищих, бомжей, беспризорных детей и подростков, вышедших из тюрем;
  • значительная доля беженцев из «горячих точек» бывшего СССР;
  • весомая доля неустроенных лиц, демобилизованных из армии и находящихся в состоянии «поствоенного шока».

Садков же, как бы типологизирует маргинальные группы по степени их причастности к криминалитету. Он выделяет:

слой маргиналов, у которых уже начинает постепенно вырабатываться система ценностей, которой присуща глубокая враждебность к существующим институтам. Такие группы маргиналов нельзя отнести к криминальным, но некоторые предросылки этого уже появляются;

2) предкриминальные группы маргиналов, которые характеризуются неустойчивостью поведения и нигилистическим отношением к закону и правопорядку. Они совершают мелкие аморальные поступки и отличаются дерзостью поведения. именно эти группы образуют тот материал, из которого потом формируются группы и лица с криминальной направленностью;

лица с устойчивой криминальной направленностью. У такого рода маргиналов уже полностью сформировались стериотипы противоправного поведения, и они регулярно совершают преступления;

лица, уже отбывшие наказания, они потеряли социальные связи и практически не имеют шансов найти работу .

Данные приведенные Рывкиной показывают, что необходимо учитывать материальный аспект проблемы, а именно то, что с маргинальностью тесно связаны такие факторы как бедность, безработица, экономическая нестабильность. Я думаю, эти факторы являются достаточно важными в понимании причин преступного поведения среди маргинальных слоев населения.

Важным бесспорно является проблема беспризорности, которая усиливается миграцией. Садков в доказательство этого приводит статистические данные, свидетельствующие о росте преступности среди лиц без определенного места жительства, совершивших противоправные деяния. Он указывает, что за 1998 год среди лиц, мигрировавших в Россию и оказавшихся без жилья, преступления совершили 29631 человек, причем эти преступления в основном против собственности и кражи. На мой взгляд, это легко объяснимо. Не обладая местом жительством, эти люди лишены возможности иметь постоянный доход и работу. Эта экономическая нестабильность вызывает у такого человека желание как бы присвоить себе собственность людей и озлобление против государства, которое ему это не позволяет.

Садков Е.В. указывает на то, что маргиналы, являются своеобразным «материалом» для организованных преступных групп, в которых они выполняют в этом случае роль так называемых «шестерок». То есть они выполняют мелкие поручения и незначительные задания.

Рассмотрим чуть более подробно причины увеличения преступности среди маргинальной молодежи. В «социальной психологии» под редакцией Столяренко, указывается что «маргинальный социальный статус молодежи в сочетании с противоречивыми индивидуальными физиологическими процессами создает основу для развития внутриличностных конфликтов, которые решаются обычно путем объединения молодых людей в группы по интересам со специфической субкультурой очень часто имеющей девиантный характер».

Процесс формирования схожих по смыслу банд происходил и во Франции в 60-70х годах. Эти банды состояли в основном из молодежи, не имеющей желания или возможности работать. Эти банды преимущественно совершали мелкие преступления и кражи.

В России же интерес представляют данные специалистов, говорящие о том, что примерно 30% молодежи отрицают общепринятые нормы и ценности, причем доля тех, кто вообще отрицает, духовные ценности в период с 1997 по 1999 год выросло и составило 6%. Крутер М.С. видит в этом возможность увидеть под углом зрения криминологии, что упадок духовных ценностей образовывает вакуум. И этот вакуум заполняется низменными социально-психологическими компонентами сознания и поведения: нетерпимостью, злобой, нравственной глухотой, равнодушием и другим. По его мнению в этих качествах и свойствах кроется значительный субъективный потенциал для всякого рода криминальных конфликтов. Так же Крутер пишет о том, что причинами преступности среди молодежи являются безработица среди нее, нереализованность социальных ожиданий и складывание образа мысли, что хорошее образование и легальная работа не обеспечивают достижения жизненного успеха. На это накладывается поднятие планки жизненного стандарта, что, в общем, приводит к профессионально — квалификационной деградации, усугубления процессов социальной отчужденности и ориентация молодежи на быстрые заработки, полученные любым путем, в том числе и криминальным.

Подводя итоги можно сказать, что маргинализация общества приводит к ухудшению криминальной обстановки. Маргиналы, как люди отверженные и зачастую не имеющие постоянного дохода, люди с измененной системой ценностей готовы на преступления. Зачастую преступления, совершаемые этой группой населения, носят экономический характер, что вызвано их собственным положением. Так же опасным, на мой взгляд, является то, что организованная преступность, видя происходящие социальные процессы (но скорее всего не осознавая их) вовлекает в свою деятельность маргинализированную молодежь.

§ 3. Маргинальные группы населения в современной России

В уже указанной нами работе отечественных авторов — «на изломах социальной структуры» рассматривались маргинальные группы существующие в западной Европе. Процесс маргинализации общества связывался ими прежде всего с такими причинами как кризис занятости и глубокая структурная перестройка производства. По выводам, сделанным в этой работе можно представить себе основные контуры современной российской действительности. Авторы делают вывод, что маргиналы в Западной Европе это «сложный конгломерат групп, отличающийся друг от друга набором важных показателей», среди которых наряду с традиционными маргиналами — люмпен-пролетариями можно выделить так называемых новых маргиналов, характерными чертами которых является высокий образовательный уровень, развитая система потребностей, большие социальные ожидания и политическая активность.

Как указывает Красин Ю.А., после проведенных в нашей стране реформ образовалось огромное социальное неравенство между верхним слоем и нижним. По его мнению, это порождает три антидемократические тенденции: «во-первых, поляризация общества…, во-вторых, маргинализацию обездоленных слоев, что подталкивает их к нелегитимным формам протеста; лишение возможности артикулировать и защищать свои интересы публично, они формируют социальную базу экстремизма; в-третьих, культивирование в обществе атмосферы, которая подрывает устои социальной справедливости и общего блага, разрушая нравственные основы общественного единения; в основании пирамиды накапливается комплекс униженности, на политическом Олимпе — комплекс вседозволенности».

Но, как указывает Владимир Дахин в своей статье «государство и маргинализация», в России «не наблюдается процесс социальной стратификации, преобладают процессы распада». По его мнению, в России существует не три привычных прослойки населения, так как средний класс размыт и настолько тонок, что при анализе социальной структуры его можно и не учитывать. Исходя из этого, он делит российское общество на богатых и бедных, последние из которых являются, как он пишет, маргинальным большинством.

Дахин разделяет это маргинальное большинство на несколько категорий. А именно:

пенсионеры. К ним он относит не только лиц пожилого возраста, но и так называемых «досрочных пенсионеров», то есть группы молодых и активных людей, досрочно вышедших на пенсию. Именно эти досрочные пенсионеры, по его мнению, наиболее подвержены политическим воздействиям и все чаще прибегают к акциям социального протеста. Их участие в общественной жизни обычно проходит под лозунгами коммунистов — фундаменталистов и радикалов — неокоммунистов.

2) рабочие деинстриализующихся отраслей, низшая интеллигенция, живущие случайными заработками, то есть те, кого коснулась скрытая и прямая безработица. Эта масса в основе своей не способна на радикальные действия в силу сохранения традиционного уважения и страха перед властью. Для основной их части верхом недовольства может стать участие в социальном протесте или голосование на выборах против представителей власти.

работающие по найму во второстепенных отраслях и на кризисных предприятиях. Как считает автор, эта категория маргиналов легко может поддержать идею нового сильного лидера.

сельское население. Эта категория населения наиболее стабильна и устойчива по отношению к политическим и социальным влияниям, из за исторической привычки к приниженному положению. Существует ряд факторов влияющих на консерватизм и инертность сельского населения, к ним относятся: отсутствие продуманной аграрной политике у правительства Российской Федерации, ставка на импорт продовольствия. Усиления этих факторов приведет к дальнейшей самоизоляции деревни и отток населения, которое пополнит самую беспокойную часть жителей городов и к стихийным местным выступлениям крестьян.

низшие служащие федеральных и местных органов власти. Шаткость их социального статуса, низкие доходы и социальная незащищенность заставляет эту маргинальную категорию искать выход из сложившейся ситуации в коррупции, в нелегальных и полулегальных операций в теневой экономике. Это представляет собой большую угрозу чем их возможные социальные действия.

мигранты и иммигранты. По мнению Дахина, эта часть населения будет постоянно возрастать, и впоследствии формировать наиболее беззащитную и обездоленную часть населения. Причем эта категория маргиналов изначально имела более высокий статус и более высокое материальное положение, что делает их весьма восприимчивыми к радикальной пропаганде, а беззащитность — более агрессивными в самозащите.

Армия и ВПК. Как указывает автор, с провалом программы конверсии весь огромный военно-промышленный комплекс оказался в кризисе, а персонал, работающий на него это, как правило, высоквалифицированные рабочие и научные кадры, которые не имеют ни стабильной работы, ни хорошей заработной платы. Поэтому эта категория поддержит любую политическую силу, которая пообещает обеспечить их работой. Маргинализирующаяся же часть армии уже теряет терпение и может перейти к активным действиям. если же это произойдет то это станет очень большой государственной проблемой.

Значительная часть молодежи. Как пишет автор, по мере ухудшения положения молодежи все более будет подвергаться радикальной пропаганде, действующих религиозных и политических сил, за исключением только ультракоммунистических.

По мнению автора, наличие такого большого спектра маргинальных слоев населения, что действует на него разобщающее, позволяет правительству осуществлять либеральные реформы за счет населения и игнорировать необходимость принятия некоторых социальных реформ, как наиболее дорогостоящих.

Как указывает Красин, маргинальные слои населении на данный момент безмолвствуют, что создает у власти иллюзию о стабильности, но, по его мнению, в недрах общества назревают опасные процессы, накапливается энергия протеста, не выходя в политическую сферу. Но она проявляется девиантном поведении больших групп населения. Протест выражается в уходе из общественной жизни в сферу криминалитета, в наркоманию, алкоголизм, мистику и религиозный фанатизм. Исходя из этого можно выделить ряд характеристик маргинализации российского общества. Пестриков А.В. в своей статье «к вопросу о взаимосвязи качественных характеристик населения и процессов социальной маргинализации» выделяет: парадоксальную бедность, высокий удельный вес криминализированных элементов, падение качественных характеристик населения по трем основным группам индикаторов: здоровье (физическое, психическое, социальное), интеллектуальный потенциал и профессиональная подготовленность, духовно-нравственные ценности и ориентации. Оценивая здоровье населения через характеристики нездоровья, авторы отмечают рост заболеваемости, особенно по болезням социальной этиологии (туберкулез, сифилис, СПИД/ВИЧ, инфекционный гепатит).

В массовом сознании идет процесс размывания нравственных норм, характерных для русской культуры. Все более распространяются прагматизм, ориентация на личную выгоду, типичные для американской модели межличностных отношений и жизненных ориентаций.

Можно сказать, что в современном российском обществе произошла маргинализация большой части населения, которое можно условно разделить на несколько категорий. Так же для этой маргинализации характерно появление так называемых новых маргиналов. То есть тех, у кого изначально есть высокий уровень образования и социальных запросов. В данный момент, это маргинальное большинство бездействует в политической сфере, но проявляет себя в криминальной среде, или, же уходит от реальности с помощью алкоголя и наркотиков. Так что можно сказать, что все попытки нашего правительства бороться с преступностью, пьянством и наркоманией принесут мало успеха, пока они не изменят существующую социальную ситуацию.

Заключение

В своей работе «маргинальные группы населения как социально — политический субъект», нами были выполнены поставленные задачи. Нами были рассмотрены существующие в Америке и Западной Европе концепции маргинальности. При изучении этих концепций мною было установлено понятие маргинальности и изучены ее типы, так же я изучила основные характеристики маргинальной личности и то, в результате чего происходит маргинализация общества. Так же были рассмотрены и концепции маргинальности отечественных исследователей. В ходе выполнения этой задачей мной было установлено, что в отечественной литературе эта проблема начала разрабатываться гораздо позднее, чем на Западе и поэтому наши исследователи опирались на уже существующие концепции маргинальности, осмысляя их в рамках российской действительности. Так же нами изучены оценки различными исследователями активности маргиналов. Во время изучения этой проблемы мною было выяснено, что маргиналы это активная часть населения, и вследствие этого маргинализация требует внимания со стороны власти. Были изучены связи между маргинализацией общества и расцветом различных радикальных движений, было установлена прямая взаимосвязь между маргинализацией общества и радикализмом. Маргинальные слои населения в большинстве своем неустроенные своей жизнью и поэтому желают круто изменить существующую структуру общества. Были изучены связи между маргинализацией общества и увеличением преступности в стране, и выявлена их прямая взаимосвязь. Увеличение количества маргиналов ведет к ухудшению криминальной обстановки. Также нами был изучен существующий в нашей стране маргинальный слой населения, были выявлены категории людей, которых можно причислить к этому слою, а также были выведены основные характеристики маргинального слоя в России.

Изучая тему маргинальности, мы поняли, что это действительно очень важная проблема, которую необходимо изучать и в дальнейшем, так как наличие маргинального населения и его состав может существенно повлиять на политическую ситуацию в стране. Так же я поняла, основные направления активности маргиналов, что мне как будущему политологу необходимо будет учитывать.

Так же, я думаю, проблема маргинальности крайне актуальна для нашей страны, так как после осуществившейся коренной перестройки всех институтов в нашей стране маргинальный слой населения стал действительно массовым, и произошло образование так называемых новых маргиналов.

Литература

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/kursovaya/psihologiya-marginalnoy-lichnosti/

1.Арендт Х. Истоки тоталитаризма <http://www.socioline.ru/node/797> (10.12.2009)

-Атоян А. Маргинальность и право // Социально-политический журнал, 1994, № 7-8.

-Атоян А.И. Социальная маргиналистика. О предпосылках нового междисциплинарного и культурно-исторического синтеза // Политические исследования. 1993. № 6. С.29.

-Баньковская С.П. Роберт Парк // Современная американская социология / Под ред.В.И. Добренькова. М., 1994.

-Галкин А.А. Германский фашизм М., 1989

-Дадиани Л.Я. Фашизм в России: мифы и реалии // Социологические исследования 2002 №3.

-Дахин Государство и маргинализация // Свободная мысль 1997 №4

-Красин Ю.А. Политические аспекты социального неравенства // Вестник российской академии наук 2006 Т.76 №11

-Крутер М.С. Молодежная преступность // Философские науки 2000 №2 С.87

-Лимонов Э. Маргиналы: активное меньшинство http://theory. nazbol.ru/index. php? option=com_content&view=article&id=93: 2009-04-18-10-01-46&catid=29: the-cms&Itemid=48 <http://theory.nazbol.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=93:2009-04-18-10-01-46&catid=29:the-cms&Itemid=48> (28.11.2009)

-Маргинальность в современной России / Е.С. Балабанова, М.Г. Бурлуцкая, А.Н. Демин и др.; Сер. «Научные доклады». Вып.121. М.: МОНФ, 2000. электронная версия скачано с <http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/21658> (23.11.2009)

-На изломах социальной структуры/ Рук. авт. коллектива А.А. Галкин. М., 1987.

-Ольшанский Политическая психология электронная версия скачано с http://psyhological. ucoz.ua/load/16-1-0-79 <http://psyhological.ucoz.ua/load/16-1-0-79> (15.10.2009)

-Пестриков А.В. К вопросу о взаимосвязи качественных характеристик населения и процессов социальной маргинализации <http://tele-conf.ru/aktualnyie-problemyi-gumanitarnyih-distsiplin-i-prepo/k-voprosu-o-vzaimosvyazi-kachestvennyih-harakteristik-naseleniya-i-protsessov-sotsialnoy-marginalizatsii.html > (7.12.2009)

-Попова И.Л. Новые маргинальные группы в российском обществе // социальные исследования 2000. №7.

-Рашковский Е. Маргиналы // 50/50. Опыт словаря нового мышления. М., 1989.

-Рывкина Р.В. Социальные корни криминальности российского общества // Социологические исследования 1997 №4.

-Садков Е.В. Маргинальность и преступность // Социологические исследования 2000 №4

-Современная западная социология: Словарь. М., 1990

-Соловьев А.И. Политология. Политическая теория. Политические технологии. М., 2000.

-Социальная психология под ред.А.М. Столяренко М., 2001.

-Фарж Маргиналы 50/50. Опыт словаря нового мышления.

-Феофанов К.А. Социальная маргинальность: характеристика основных концепций и подходов в современной социологии. (Обзор) // Общественные науки за рубежом, РЖ серия 11 Социология. М., 1992, № 2.

-Философский словарь / Под ред.И.Т. Фролова. — 4-е изд. — М. 1981.

-Чупров В.И. Зубок Ю.А. Молодежь в общественном воспроизводстве: проблемы и перспективы. М., 2000.

-Шибутани Т. Социальная психология. Ростов н/Д., 1999.