Психологический анализ опыта переживания подростками критических ситуаций (1 и 2 глава)

Во всех сферах материального и духовного производства постоянно возрастает роль человеческого фактора, актуализируются проблемы человека и в связи с этими условиями выполняемой им деятельности, как исключительная значимость ее результатов, сопутствующие деятельности переживания ответственности, риска и опасности, различных кризисных ситуаций, таких как неудачи в жизни и деятельности человека и другими.

С прикладной точки зрения актуальность проблемы заключается в важности и, более того, в необходимости учить и воспитывать умение преодолевать препятствия, стоящие на пути человека к поставленной цели, «внутренние» препятствия (отрицательные состояния), страх, неуверенность, переутомление и др.)), преодоление которых осуществляется в процессе борьбы человека с самим собой и «внешним» препятствием (сопротивление врага, неблагоприятные условия деятельности), которое человек преодолевает в осуществлении своей деятельности.

На протяжении всей жизни человек сталкивается с критическими ситуациями, возникающими при решении экзистенциальных проблем. Характер переживания критических ситуаций влияет на поступки, действия и развитие человека в целом. В подростковом возрасте «неудачные» переживания, действуя как псевдопреодоление, усиливают общую ситуацию возрастного кризиса, приводят к дезадаптации личности и нарушают нормальный образ жизни. В результате могут возникать защитно-компенсаторные образования, в том числе в виде отклонений в поведении подростков: самовосприятие и гетероагрессия, делинквентность и т.д.

В отечественной и зарубежной психологии существует множество подходов к определению критической ситуации. Их объединяет то, что в критической ситуации субъект сталкивается с невозможностью реализовать «потребности» своей жизни (потребности, мотивации, стремления, ценности и т.д.).

Переживание критических ситуаций влияет на всю личностную структуру человека; он способен изменить свой внутренний мир на глубокие и ядерные образования. Опыт влияет на психологическое время личности, что может привести к нарушению временной интеграции трансвременная перспектива (В.И. Ковалев, 1979), сужающая или расширяющая временную перспективу. На поведенческом уровне это может проявляться в виде различных отклонений в поведении подростков. Опыт действует как связующее звено, опосредуя отношения между субъектом и объектом, человеком с миром, его существованием в мире. Поведенческие проявления переживания критических ситуаций описываются в терминах «психологической защиты», «совладающего поведения», «жизненных техник», «компенсации», «психотрансформации».

8 стр., 3765 слов

Психология поведения человека в чрезвычайных ситуациях

... психологии человека в чрезвычайных ситуациях необходимо рассматривать в целях подготовки населения, спасателей, руководителей к действиям в экстремальных ситуациях. При рассмотрении вопросов поведения человека в условиях ЧС большое внимание уделяется психологии страха. В повседневной жизни, в экстремальных условиях человеку ... научной направленности. Главным в их деятельности было обеспечение защиты ...

Критическую ситуацию можно охарактеризовать как ситуацию психологического кризиса (А.Г. Амбрумова, 1981, 1985), эмоциональную жизненную ситуацию (Ф.В. Бассин, 1972), критическую ситуацию (Ф, Е. Василюк, 1984, 1988), ситуацию напряжения. (МИДьяченко, Ю.Х. Кандыбович, Х.А. Пономаренко, 1985), эмоционально тяжелая ситуация (А.С. Кочарян, 1986), конфликтная ситуация (К. Левин, 1935), патогенная ситуация (В.Н. Мясищев, 1960), тяжелая ситуация. (А.Я. Анцупов, А.И. Шипилов, 1999, Е.Е. Данилова, 1990, Н.И. Наенко, 1976, М. Тышкова, 1987), проблемная ситуация (И. Лингарт, 1973, А.М. Матюшкин, 1972), гемотиогенная ситуация (П. Фресс, 1975) и др.

Их объединяет то, что под критической ситуацией понимается ситуация, в которой субъект сталкивается с невозможностью реализовать различные потребности своей жизни (потребности, мотивации, стремления, ценности и т.д.).

В критической ситуации существование человека выходит за рамки повседневной жизни, приобретая черты аномалии, трансцендентности, являющейся «заурядным» человеческим существованием (Магомед-Эминов М.Ш., 1998).

Жизнь в ситуации — это интеллектуально-волевая деятельность по восстановлению душевного равновесия, утраченного смысла существования. Эта работа направлена ​​на достижение смыслового соответствия между сознанием и бытием (Ф.Е. Василюк, 1984).

Жизнь в критических ситуациях влияет на психологическое время человека, которое в общем смысле действует как субъективное время, данное в опыте. По словам Х.А. Бердяева, Ж-П. Сартра, М. Хайдеггера и других субъективное (психологическое) время выступает внутренним организационным фактором, определяющим для человека целостность его жизненного процесса, динамическое единство прошлого, настоящего и будущего в сознании и в деятельности.

Актуальность работы также обусловлена ​​необходимостью изучения особенностей поведения и переживаний подростков в кризисных ситуациях с целью предотвращения деструктивного и саморазрушающего развития личности. Изучение этого явления имеет особое значение для организации психологической помощи подросткам, находящимся в трудной жизненной ситуации.

Анализ психологической литературы показывает, что проблема жизни в критических ситуациях и ее влияние на поведение подростков разработано недостаточно. Подростки, как особая возрастная и социальная группа, наиболее подвержены деструктивным внешним воздействиям.

Объект исследования:, Предмет исследования:, Гипотеза исследования:, Цель исследования:, Задачи исследования:

  1. Рассмотреть понятие критической ситуации, ее типы;
  2. Изучить психологическую защиту как механизм переживания;
  3. Охарактеризовать опыт переживания критической ситуации. Понятие психологического средства;
  4. Проанализировать переживание критических ситуаций в подростковом возрасте;
  5. Провести эмпирическое исследование опыта переживания подростками критических ситуаций;
  6. Описать результаты исследования;
  7. Разработать психолого-педагогические рекомендации.

Для решения поставленных задач использовалась совокупность следующих методов исследования:

6 стр., 2989 слов

Маркетинговые исследования в гостиничном бизнесе

... бизнеса; — причины возникновения проблем и эффективные пути их решения; — рынок потенциальных потребителей услуг; — новые услуги, в которых испытывают потребность клиенты, и т. д. Кроме того, исследования ... фирмы, с которыми работает гостиничное предприятие. Среди них — ... в информации и разрабатывают маркетинговые информационные системы. Маркетинговая информационная система Хорошая маркетинговая система ...

  1. теоретические: теоретический анализ психологической, методической литературы по проблеме исследования, сравнение, классификация;
  2. эмпирические: наблюдение, диагностика.

Экспериментальная база исследования:, Теоретическая значимость

Практическая ценность исследования заключается в том, что предложенная автором программа работы педагога-психолога по развитию психологической устойчивости подростков к кризисным ситуациям может найти свое применение в повседневной практике работы школьных психологов, учителей и явиться основой для разработки специального курса занятий с учащимися выпускных классов по подготовке их к дальнейшей взрослой жизни.

Структура работы, ГЛАВА 1. Переживание как предмет психолого-педагогического исследования

1.1. Понятие критической ситуации, ее типы

Слово «ситуация», пришедшее из французского языка, имеет в качестве исходного, базового латинское situs, которое включает в себя следующие значения: 1) положение, расположение; 2) поставленный, положенный, лежащий; 3) обитающий, живущий.

Сущность взглядов большинства авторов на ситуацию как элемент психологического тезауруса сводится к ее пониманию в качестве некоторой объективной совокупности элементов среды (событий, условий, обстоятельств и т.п.), оказывающей стимулирующее, обуславливающее и корректирующее воздействие на субъекта, т.е. детерминирующей его активность и одновременно задающей пространственно-временные границы ее реализации.

Бурлачук Л.Ф., Михайлова Н.Б. (2002) отмечают, что в настоящее время не существует общепризнанной теории ситуации, как в европейской, так и в американской психологии. Отмечается, что психологическая теория ситуации предполагает объяснение трех основных реалий [Бурлачук, 2002, с.54]:

I. Психологические особенности естественных ситуаций жизни человека во взаимосвязи ситуативных и личностных переменных;

II. Субъективные интерпретации их когнитивных и эмоциональных репрезентаций в сознании человека;

III. Поведенческие стратегии и различные формы активности в рамках конкретных ситуаций.

Д. Магнуссон (Magnusson D., 1981) предложил пять уровней определения термина ситуации:

3 стр., 1248 слов

Различие категорий терминов: человек, личность, гражданин, физическое лицо

... Эти и некоторые другие вопросы далее будут рассмотрены подробно. 1. Различие категорий (терминов): ”человек”, ”личность”, ”гражданин”, ”физическое лицо” “В РФ признаются и гарантируются права и свободы ... беспредметны, а скорее всего невозможны. Данная курсовая работа посвящена, как раз, гражданам как субъектам гражданского права. Не природа, не общество, а только государство в действительности ...

1) стимулы отдельные объекты и действия, реальная ситуация в её внешних проявлениях; это ситуация, как она может быть описана сторонними наблюдателями;

2) эпизоды особые значимые события, имеющие причину и следствия; это ситуация, как она воспринимается и переживается действующими индивидами;

3) ситуации физические, временные и психологические параметры, определяемые внешними условиями; восприятие и интерпретация ситуаций придает значение стимулам и эпизодам;

4) окружение обобщающее понятие, характеризующее типы ситуаций; ситуационный тип в его общих, лишенных конкретности характеристиках;

5) среда совокупность физических и социальных переменных внешнего мира; это понимание ситуации как «жизненной ситуации», как «жизненного пространства» [Магнуссон, 1981, с.124].

М. Тышкова (1987) определяет ситуацию как «систему взаимоотношений человека с окружающим миром, которая является значимой с точки зрения жизни, развития и деятельности личности» [Тышкова, 1987, с.94].

Бурлачук Л.Ф., Михайлова Н.Б. (2002) определяют ситуацию как совокупность элементов среды; либо это фрагмент среды на определенном этапе жизнедеятельности субъекта.

Необходимо отметить, что в предложенном определении ситуации авторы ставят акцент на внешнем характере ситуации.

Считаем, что более подходящим является определение ситуации, данное в работе Даниловой Е.Е. (1990), согласно которому ситуация — это момент диалектического процесса взаимодействия субъекта и его окружения. К. Левин (1980) считал, что поведение субъекта в каждый данный момент времени детерминируется той конкретной целостностью, которая включает в себя как личность, так и её актуальное окружение. Субъект и его окружение рассматриваются как взаимозависимые переменные: окружение определенным образом воздействует на личность, а актуальное состояние личности, ее предшествующий опыт модифицируют понимание и способ отношения субъекта к соответствующим воздействиям среды [Данилова, 1990, с.54].

Таким образом, ситуация феномен, представляющий собой взаимодействие между индивидом и окружающей его природной, предметной и социальной действительностью. Переживание ситуации представляет собой единицу человеческого опыта, связанную с прошлым, настоящим и будущим субъекта; оно определяет качественный характер субъективного опыта человека. Можно говорить о том, что переживание субъекта выступает системообразующим фактором, приводящим к объединению условий и обстоятельств внешнего мира в целостную системно организованную ситуацию. В актуальную жизненную ситуацию человек привносит как бы «осадок» всей своей индивидуальной истории.

Введение новых реалий в общие теоретические схемы чрезвычайно важно и в плане развития самой общей теории, и в плане понимания самой реальности. Вместе с тем, объяснение какой — либо реалии (психологического феномена) с точки зрения общей теории представляет особую теоретико-методологическую задачу. Именно поэтому анализ можно вести в понятийных средствах, не претендующих на статус всеобщности и адекватных только определенным реалиям и определенным (относительно невысоким) уровням обобщения. Таким средством и выступает понятие критическая ситуация.

5 стр., 2392 слов

Человек, индивид, личность (2)

... выбора путей его исполнения. Свобода в деятельности людей Свобода — это самостоятельность социальных и политических субъектов (в том числе и личности), выражающаяся в их способности и возможности делать ... с ними Общение — это процесс обмена информацией между равноправными субъектами деятельности. Субъектами общения могут быть как отдельные люди, так и социальные группы, слои, сообщества и даже все ...

Критическая ситуация как психологический феномен (психологическая реальность), так же, как и любая «объективная ситуация», в своей основе имеет субъективный и объективный компоненты. Она представляется как сложная субъективно- объективная реальность. Объективный компонент представлен воздействиями окружающего мира, несущими реальную или потенциальную угрозу личностному развитию субъекта.

Субъективный компонент ситуации символьно-образное её отражение в психике человека, обусловленное оценкой, типизацией и классификацией воздействующих стимулов, результатом чего выступает интерпретация ситуации как критической, сопровождающейся соответствующим отношением к ней.

Критическую ситуацию можно охарактеризовать как экзистенциальную, критическая динамика которой развивается по двум направлениям, выделенным А.Г. Амбрумовой (1981).

Ими являются:

1.Личностный путь критической динамики. «Формирующийся внутренний конфликт обоснован характерологическими особенностями личности и появляется первым, независимо от благополучной еще в это время внешней ситуации, и только затем внутренняя конфликтная напряженность психики начинает видоизменять формы поведения и общения человека, создавая поводы и причины для ухудшения внешней ситуации, перестройки её в конфликтную, вплоть до стрессовой».

2.Ситуационный путь критической динамики, представляющий целый ряд неблагоприятных внешних воздействий, психотравмирующих стимулов, падающих на почву неотчетливо работающих защитных механизмов психики и низкую толерантность по отношению к эмоциональным нагрузкам [Амбрумова, 1981, с.64].

На основе этого можно выделить три группы критических ситуаций: 1) ситуации объективные, детерминированные внешними условиями; 2) ситуации субъективные, обусловленные характерологическими особенностями личности; 3) ситуации, детерминированные взаимодействием внешних патогенных стимулов, или субъективно так воспринимаемых, с личностными особенностями субъекта, способными определять его патохарактерологическое развитие. Речь идет о том, что характерологические особенности индивида, провоцирующие психологический кризис, являются результатом приобретенного и индивидуально переработанного жизненного опыта человека. Ситуации, проживаемые и переживаемые индивидом, представляют единицу такого опыта. Таким образом, в основе личностного пути критической динамики так или иначе могут лежать ситуационные детерминанты, которые не всегда осознаются человеком.

В отечественной и зарубежной психологической литературе существует много классификаций ситуаций, которые можно охарактеризовать как критические: напряженная ситуация (М.И. Дьяченко, Л.Н. Кандыбович, Н.А. Пономаренко, 1985), эмоционально- трудная ситуация (А.С. Кочарян, 1986), патогенная ситуация (В.Н. Мясищев, 1960), критическая ситуация (Ф.Е. Василюк, 1984, 1988), конфликтная ситуация (К. Левин, 1935), аффектогенная жизненная ситуация (Ф.В. Бассин, 1972), ситуация психологического кризиса (А.Г. Амбрумова, 1985), трудная ситуация (М. Тышкова, 1987, Е.Е. Данилова, 1990, Н.И. Наенко, 1976, А.Я. Анцупов, А.И. Шипилов, 1999), проблемная ситуация (И. Лингарт, 1973, А.М. Матюшкин, 1972), эмоциогенные ситуации (П. Фресс, 1975) и др.

4 стр., 1696 слов

Реферат по обществознанию 6 класс человек личность

... тела человека и его деятельность и других наук, обществознание , психология, языкознание и некоторые другие науки занимаются изучением проблемы личности. На этой странице материал по темам: Что такое личность реферат 6 класс Что ...

Так, Р. Харре, автор этогенетического подхода, выделял «проблемные эпизоды» жизни человека. В них активность человека максимальна, а также у него имеется больше возможностей действия не по правилам, а по планам. В проблемном эпизоде человек интерпретирует ситуацию и в соответствии с выбранным ее определением надевает ту или иную социальную маску осуществляет я-идентификацию.

Критическую ситуацию можно рассматривать как «барьер» (Р.Х. Шакуров,2001).

«Это внешние и внутренние препятствия, сопротивляющиеся проявлениям жизнедеятельности субъекта, его активности». На личностном уровне «барьеры» выступают как преграды, препятствующие удовлетворению потребностей человека, его устремлений. Барьеры фиксируются в психике в эмоционально- чувственной, затем когнитивной форме (знаний, образов, понятий) [Шакуров, 2001, с.66].

Р.Х. Шакуров (2001) выделяет следующие функции барьеров:

— созидательная включающая в себя мобилизацию ресурсов субъекта для преодоления сопротивления среды, мешающего удовлетворению потребностей; регулирование движений (поведения) с учетом характера преодолеваемых преград; развитие изменении внутренних условий в направлении повышения их функциональных возможностей;

— тормозящая состоит в остановке или угнетении жизнедеятельности человека по удовлетворению его потребностей;

— подавляющая идет блокировка удовлетворения важных потребностей и оказание на личность деструктивного, патогенного воздействия.

Ф.Е. Василюк (1984) определяет критическую ситуацию как «ситуацию невозможности; это такая ситуация, в которой субъект сталкивается с невозможностью реализации внутренних необходимостей своей жизни (мотивов, ценностей, стремлений и т.д.) [Василюк, 1984, с.63].

Согласно его концепции, критическую ситуацию можно описать в четырех понятиях: 1) стресс, 2) фрустрация, 3) конфликт, 4) кризис.

Тип критической ситуации определяется той «жизненной необходимостью, которая оказалась парализованной», то есть теми составляющими направленности личности, которые не имеют возможности для реализации. Каждый из типов критической ситуации по Ф.Е. Василюку (1984, 1988) имеет проекцию на «онтологическое поле» субъекта. Так, онтологическим полем для стресса выступает витальность депривируется «здесь-и-теперь» удовлетворение; для фрустрации отдельное жизненное отношение, происходит блокировка реализации мотива; для конфликта внутренний мир человека с отсутствием в нем внутренней согласованности; и жизнь как целое характерна для кризиса, при невозможности реализации жизненного замысла. Однако независимо от того, какая потребность или мотив будут блокированы, считаем, что выделенные типы критических ситуаций могут переходить друг в друга и быть взаимообусловленными.

7 стр., 3369 слов

Психологический механизм формирования личности старшеклассника

... внимание в котором уделено психологическим механизмам формирования личности старшеклассника, характеру ее направленности, ... характеристикам, субъективно считают себя достаточно взрослыми. Наступление зрелости старшеклассники связывают с внутренними изменениями в себе и в отношениях с другими людьми. ... определенностью. Таблица Ответы старшеклассников (в % к общему числу учащихся) Типичны высказывания: ...

Рассматривая ситуацию стресса как критическую, необходимо учитывать её длительность, дифференцируя при этом кратковременный и длительный стресс. Кратковременный стресс всестороннее проявление начала длительного стресса. Как отмечает Л.А. Китаев-Смык (1983), «…начало развития стресса бывает стертым, с ограниченным числом проявлений адаптационных процессов. Поэтому кратковременный стресс можно рассматривать как усиленную модель начала длительного стресса». Длительный стресс постепенная мобилизация и расходование как «поверхностных», так и «глубоких» адаптационных резервов. Его течение может быть скрытым. Причиной может стать повторяющийся экстремальный фактор. В этой ситуации попеременно «включаются» процессы адаптации и реадаптации. Их проявления могут казаться слитными [Китаев — Смык, 1983, с.32].

Ситуации жизненных перемен могут так же являться стрессогенными для человека. Жизненные события, лежащие в их основе, опосредуют изменяемость и развитие личности, однако при этом человек продолжает оставаться самим собой, сохраняя свою аутоидентичность. Т.Б. Карцева отмечает, что «событие является для человека жизненным лишь в том случае, когда его свершение затрагивает центральные аспекты его личности его образ «Я», представление о себе, действует на них разрушающе и заставляет личность изменить их». Такое «жизненное событие» может выступать в качестве критического, так как в нем потенциально заложен стрессогенный фактор. Происходящая в результате свершения события перестройка личности (её компонентов или отношений) не может проходить «безболезненно». В процессе «перестройки» человек ставиться в ситуацию выбора чего-то одного, отказываясь при этом от чего-то другого. Переживание ситуации несет в себе два пути развития: в пользу «становления» — личностного роста или остановки в развитии «регресса, инволюции» как личности. Это находит свое подтверждение в исследованиях Sek H. (1991), результаты которых показали, что критические события могут выглядеть и как ответ, содействующий личностному росту, но могут рассматриваться и как фактор риска, представляющий угрозу для физического и психического здоровья

Однако критические ситуации порождаются не только отрицательными, экстремальными событиями. Положительные ситуации также ставят перед человеком задачу переживания, поскольку, реализуя одну жизненную необходимость, они часто нарушают ход реализации других, что нередко порождает критические затруднения (Л.П. Гримак, 1989).

35 стр., 17347 слов

Общая и специальная психологическая подготовка спасателей и пути ...

... ситуации, постоянное ожидание опасности, необходимость непрерывного логического и психологического анализа быстро меняющихся ситуаций, интенсивная работа с вниманием, работа ... усложнение условий деятельности, которое приобретает для личности и коллектива особую значимость. Стресс ... и разрушительными по своим последствиям для психики сотрудников МЧС является смерть коллеги по работе, смерть человека. ...

Рассматривая стресс как критическую ситуацию, необходимо затронуть такие понятия как посттравматический стресс (ПТС) и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

Их возникновение связанно с получением физической, нервной или эмоциональной травмы, которая сопровождается угрозой жизни, личному благополучию, ощущением, что мир не оказывает значительной поддержки человеческой жизни, вследствие чего нарушаются представления о человеческом существовании.

Причинами посттравматического стресса по Т. Гринингу (1994) являются: негативный жизненный опыт, отсутствие жизнеутверждающих мотивов. Автор считает, что ПТС может быть «непрерывной реакцией на стресс». На основе этого у подростков могут появляться девиации в поведении. Они обусловлены угрозой личному благополучию, депривацией потребности в безопасности и защите. Это можно пронаблюдать в семьях с негативным психологическим климатом, дисфункциональным типом межличностных отношений.

Критическая ситуация может быть охарактеризована как «сверхординарная» (М.Ш. Магомед-Эминов, 1998) экстремальная, в качестве реальности в которой выступает феномен трансформации личности. В сверхординарной ситуации, где существование человека выходит за пределы повседневности, приобретая черты аномальности, запредельности, личность претерпевает наиболее сильные изменения. Такое «трансординарное существование» создается катастрофическими событиями. Однако строгой демаркационной линии, разделяющей повседневное (ординарное) и не повседневное трансординарное бытие личности в действительности не существует. Следовательно, «трансординарное бытие» личности может возникнуть:

— в результате экстремальных событий, непосредственно связанных с угрозой небытия смерти;

— в критических ситуациях, нарушающих целостность личности, дезадаптирующих её, но не несущих в себе реальной или потенциальной угрозы смерти.

Наиболее характерными признаками психологической травмы, травматического невроза, а так же ПТСР, по М.Ш. Магомед-Эминову (1998), являются два типа психических тенденций:

1.Тенденция вторжения определяется позитивной фиксацией на травме, что детерминирует навязчивое воспроизводство одних и тех же событий. В упрощенном варианте это представлено в виде воспоминаний конфликтов, собственных неудач и т.п., то есть всех неприятных событий, участником или свидетелем которых стал человек;

2.Тенденция избегания негативная фиксация на травме; происходит выстраивание психологической защиты от болезненных воспоминаний. Формами избегания являются: избегание мыслей, чувств, впечатлений, связанных с травмой; избегание занятий и ситуаций, способствующих оживлению воспоминания; неспособность припомнить травматические эпизоды; потеря интересов; отчуждение от других и т.п. [Магомед-Эминов, 1998, с.102].

Следующее направление анализа рассмотрение конфликта как одной из форм проявления критической ситуации. К. Левин (1935) утверждал, что конфликт психологически можно охарактеризовать как ситуацию, в которой на субъекта одновременно воздействуют противоположно направленные силы примерно одинаковой величины.

3 стр., 1072 слов

Интернет-зависимость,как социально- психологическая проблема ...

... зависимость, Интернет-зависимость. Нехимическая форма аддиктивного поведения связана с психологическими защитными механизмами человека. Защита, которую строит человек, всегда является «ответом» на неприятности, проблемы, дискомфортные ситуации; защита ... поведения личности. Вообще, все виды нехимических аддикций связаны с тем, что если оторвать человека от «игрушки» (компьютера, телефона, работы, ...

Он различает следующие типы конфликтных ситуаций:

— конфликт «стремление-стремление»: когда даны два объекта или цели, обладающие равным требовательным характером (валентностью); при этом необходимо сделать выбор между двумя возможностями;

— конфликт «избегание-избегание» возникает в ситуации, когда приходиться делать выбор между двумя негативными тенденциями;

— конфликт «стремление-избегание» представляет ситуации, в которых одно и тоже одновременно притягивает и отталкивает. В условиях такого конфликта приближение к объекту ведет к возрастанию отталкивающих сил. На определенном расстоянии от объекта есть точка равновесия между силами. На большем расстоянии притягивающие силы больше отталкивающих;

— конфликт «двойных стремления-избегания», выделенный Hovland C., Sears S. Это конфликт двойной амбивалентности проявляющийся в ситуации, когда нужно осуществить выбор между двумя равнозначными стимулами, обладающими одинаковыми положительными и отрицательными сторонами.

Отметим, что в результате конфликта у человека (подростка) могут проявляться и фрустрация, и кризис, и стресс, способные переходить друг в друга.

Критическая ситуация, независимо от той формы, которую она приобретает, сопровождается эмоциями. В этом отношении Ф.В. Бассин (1972) выделял «аффектогенные жизненные ситуации» — ситуации сильного эмоционального напряжения. Такие ситуации ведут к возникновению психологических травм, которые характеризуются тем, что:

— затрагивают переживания, которые в индивидуальной иерархии ценностей отличаются наиболее высоким потенциалом значимости;

— наблюдается недостаточность или распад мер психологической защиты;

— влекут возникновение травмирующей неопределенности, повышение энтропии поведения там, где требуется преобладание стабильных отношений к окружающему.

П. Фресс (1975) выделял эмоциогенную ситуацию, возникающую в результате несоответствия мотивов и возможностей субъекта. При этом нарушение баланса может происходить: 1) из-за недостаточности приспособительных возможностей, 2) по причине избыточной мотивации.

Одной из форм критических ситуаций выступает эмоционально- трудная ситуация (А.С. Кочарян, 1986), которая апеллирует к эмоционально-мотивационной сфере, вызывая в ней напряжение.

1.2. Психологическая защита как механизм переживания

В последние десятилетия резко усилился интерес к проблеме психологической защиты, что привело к росту числа теоретических и эмпирических исследований. Этот феномен получил признание во всех направлениях психологии и психотерапии, что говорит о его высокой теоретической и практической значимости.

В последние годы появились статьи, монографии, диссертации, отличающиеся разной глубиной теоретического осмысления данного феномена. В большинстве работ психологическая защита определяется через видовые или функциональные характеристики. В силу этого существует множество определений психологической защиты, которые исследователи объединяют в классификации по разным основаниям. Постараемся выделить сущность феномена психологической защиты, имеющего в современной психологии большое количество определений, иногда противоречащих друг другу.

Классификацию сущностных характеристик психологической защиты предлагает Е. В. Чумакова, предварительно указав, что вычленение данных характеристик вызывает значительные сложности и не имеет завершенного решения в психологических исследованиях.

Согласно предложенной Е. В. Чумаковой классификации, определения психологической защиты, приведенные в научной литературе, можно разделить на две категории. В первой из них сущность данного психического явления отражена в терминах деятельностного подхода и рассматривается как некоторая форма активности. Вторая группа определений сущностного содержания психологической защиты отражена авторами в терминах когнитивных теорий, и авторы видят его в специализированной обработке информации1. Для нас данная классификация интересна тем, что в ней выделяются две сущностные характеристики психологической защиты: а) это некоторая форма деятельности, носящая защитный характер; б) это специализированная обработка информации [Чумакова, 2012, с.88].

Схожими характеристиками в психологии описывается и другое понятие копинг-стратегии, понятие, родственное, но не тождественное психологической защите. Копинг-стратегии, или так называемые механизмы совладания, зачастую считаются более зрелым, по срав-

нению с психологической защитой, способом адаптации. Копинг-стратегии рассматриваются большинством исследователей как совокупность когнитивных, эмоциональных и поведенческих реакций личности, которые направлены на достижение адаптации к жизненным событиям и конфликтным и стрессовым ситуациям. При этом в исследовании копинг-стратегий доминирует их когнитивная трактовка.

В психологической науке механизмы совладания и компенсации рассматриваются как «родовая» категория по отношению к механизмам защиты. Они включают в себя преимущественно осознанные поведенческие техники, психологические приемы, направленные на разрешение внешних и внутренних конфликтов человека в сложных жизненных ситуациях. Иными словами, копинг-стратегии отличают осознанность и направленность на решение имеющихся проблем. При использовании копинг-стратегий имеет место и понимание индивидом взаимоотношений с социальным окружением, и осознание собственных возможностей в успешном решении имеющихся проблем, и понимание субъективного значения, придаваемого возникшей конфликтной или стрессовой ситуации. Названные особенности копинг-стратегий предполагают наличие определенного уровня интеллектуальных ресурсов. Кроме того, если психологическая защита направлена, скорее, на стабилизацию внутренней среды, то копинг-стратегии, как подчеркивают Е. Б. Михайлюк, О. Ю. Михайлова, исполняют функцию стабилизации личности во внешней среде.

Если роль копинг-стратегий в психической жизни человека большинством исследователей определяется в целом как положительная, то на роль психологической защиты в психическом и социальном развитии человека у ученых сложились диаметрально противоположные точки зрения. По мнению одних авторов (Р. М. Грановская, В. С. Роттенберг, Е. С. Романова, Л. Р. Гребенников), психологическая защита является нормальным, повседневно работающим механизмом человеческой психики, который помогает совладать с действительностью и предотвращает дезорганизацию и распад поведения3. С точки зрения других, психологическая защита имеет, скорее, отрицательное значение для развития человека, так как в результате ее интенсивного использования вместо реального практического решения конфликтных ситуаций происходит постоянный повтор прошлого опыта и ослабление реального контакта личности с действительностью.

Р М. Грановская отмечает, что психологическая защита выступает в качестве барьера, который сужает, заслоняет и (или) искажает полноценное восприятие и переживание мира. Наиболее опасная информация не воспринимается, менее опасная воспринимается, но затем искажается, трансформируется в удобную для личности. Одновременно Р. М. Грановская отмечает и другую, положительную, роль защиты. Защита ограждает сознание от информации, которая может разрушить целенаправленное мышление, настроенное на решение проблемы в соответствии с отображаемой картиной ситуации. В этом смысле защитные техники рассматриваются как

система стабилизации личности, которая направлена на устранение или минимизацию отрицательных эмоций, тревоги, возникающих при рассогласовании имеющейся картины мира и ситуации, с новой, неожиданной ин-формацией [Грановская, 2011, с.124].

Среди ученых существует точка зрения, согласно которой отсутствие психологической защиты является критерием личностной зрелости, наряду с такими факторами, как самотождественность, самоидентичность, конгруэнтность Я-опыту. В то же время клиническая психология связывает недостаточную психологическую защищенность с образованием невротических симптомов и психосоматических нарушений.

В психологическом словаре приводится определение психологической защищенности: это относительно устойчивое положительное эмоциональное переживание и осознание индивидом возможности удовлетворения своих основных потребностей и обеспеченности собственных прав в любой, даже неблагоприятной ситуации, при возникновении обстоятельств, которые могут блокировать или затруднять их реализацию. Психологическая защищенность проявляется в чувстве принадлежности к группе, адекватной самооценке, реалистичном уровне притязаний, склонности к надситуативной активности, адекватной атрибуции ответственности, отсутствии повышенной тревожности, неврозов, страхов и т. п. Здесь указаны фактически все признаки социально адаптированной личности, одним из механизмов достижения чего, на основе вышесказанного, следует считать психологическую защиту.

Трудно оспаривать исконный приспособительный характер психологической защиты, так как, по определению, она выполняет для психики функцию самосохранения. Осуществляя адаптивную перестройку восприятия и оценки, психологическая защита приводит к внутренней согласованности, равновесию и эмоциональной устойчивости, поддерживает целостность самосознания, без которых в принципе нельзя говорить о позитивном результате адаптационного процесса. Это замечание касается не только зрелых форм психологической защиты. В равной степени оно относится и к самым ранним, в плане онтогенетического формирования, и наименее зрелым видам психологической защиты. В частности, отрицание (в форме отказа признавать травмирующую реальность) является одним из распространенных приемов самосохранения, выполняя функцию психологического барьера на пути разрушительного проникновения трагедии во внутренний мир человека, в его ценностно-смысловую концептуальную систему. Отрицание позволяет субъекту переработать трагические ситуации малыми дозами, постепенно ассимилируемыми смысловой сферой личности.

В то же время и зрелые, и незрелые формы психологической защиты могут носить деструктивный характер. У подростков нереализация значимых потребностей, чувство неудовлетворенности, неполноценности компенсируются с помощью и деструктивных, и конструктивных механизмов защиты. При деструктивной защите подросток не осознает причины и суть проблемы, достигает состояния психологической устойчивости благодаря автоматическим (без контроля сознания) защитным механизмам, включающим и отрицание проблемы, псевдоразумную интерпретацию ситуации, агрессию, аутоагрессию и т. д. В данном случае психологическая защита деформирует систему ценностей и установок, устраняя эмоциональное напряжение. Это может открыть дорогу для появления и закрепления нарушений поведения, которые в специфической форме компенсируют нереализованные потребности (например, потребности в самоуважении).

Конструктивная защита позволяет сознательно контролировать действия по преодолению препятствий и решению проблем. Научиться использовать конструктивные способы, формы защиты можно благодаря специальному обучению, решению моральных ситуаций, совершенствованию механизмов саморегуляции.

В подростковом возрасте могут функционировать в норме как зрелые, так и незрелые виды психологической защиты. Например, отрицание может проявляться в виде отрицания существующих неприятностей или попытке снизить серьезность угрозы. Причиной функционирования этого вида психологической защиты может быть подавление страха. Вытеснение в форме удаления из сознания той информации, которая вызывает тревогу, часто встречается в подростковом возрасте и обусловлено чрезмерной требовательностью взрослых.

У подростков часто проявляется проекция в виде приписывания другому лицу собственных отрицательных качеств, влечений, отношений. В данном случае причиной проекции могут быть взаимоотношения подростка с родителями. Развитие абстрактного мышления, более высокий уровень личностного развития, характерного для подросткового возраста, определяет возникновение и использование индивидом более зрелых видов психологических защит, таких, например, как рационализация, сублимация и интеллектуализация. Основная положительная функция психологической защиты в подростковом возрасте проявляется в нормализации социальных отношений и взаимодействий. В любой ситуации, угрожающей установленным социальным связям, удовлетворяющим подростка, включается психологическая защита, для того чтобы он смог хорошо или удовлетворительно сыграть «выученные» роли и сохранить социальные отношения.

Таким образом, мы полагаем, что психологическую защиту нельзя однозначно рассматривать как полезное или вредное явление. Позволяя сохранить устойчивость личности на фоне дестабилизирующих переживаний и добиться более или менее успешной адаптации, психологическая защита в то же время лишает подростка возможности активно воздействовать на ситуацию и устранить источник переживаний. Психологическую защиту как феномен, способствующий психологической адаптации личности, можно рассматривать в случае ее функционирования в пределах нормы, когда защита характеризуется адекватностью, гибкостью и зрелостью. Дезадаптивное влияние психологической защиты проявляется лишь при недостатке более зрелых способов адаптации, а используемые виды психологической защиты мешают их поиску и применению.

Подведем итог, назвав конструктивные и деструктивные эффекты функционирования психологической защиты.

Конструктивный эффект действия защитных механизмов переживание чувств безопасности и совладания с проблемой (фрустрацией или конфликтом) проявляется в следующих видах:

интенсификация усилий по достижению желаемой цели, которая часто приводит к преодолению препятствий или разрешению конфликта. Но если препятствия слишком велики и компенсация не достигается, может последовать приспособительное действие иного типа;

замена средств достижения цели; обретение нового взгляда на ситуацию, пересмотр предыдущих действий, поиск нового пути к цели;

замена цели; расширение поля поиска и обнаружение альтернативной цели, удовлетворяющей потребность или желание;

переоценка ситуации; объединение изолированных и противоречивых элементов ситуации, свершение выбора, обеспечивающего адаптацию. В целом такая переоценка ситуации означает привлечение самим человеком новых элементов или расширение воспринимаемого контекста проблемы. Переоценка ситуации может происходить неожиданно, в результате инсайта. но может быть и более постепенной в ситуации хронической фрустрации.

Деструктивное влияние защитных механизмов заключается в том, что они в значительной степени приводят к отрицанию реальности. Психологическая защита действует без учета долговременной перспективы. Поскольку редко можно безнаказанно игнорировать факты действительности, такое отрицание рано или поздно ведет к весьма тяжелым последствиям. По мере нарастания отрицательной информации, критических замечаний, неудач, неизбежных при нарушении процесса социализации, психологическая защита становится все менее эффективной. Частое использование одних и тех же видов психологической защиты, устойчивость в их повторении, тесная связь с дезадаптивными стереотипами мышления, переживаний и поведения могут привести к патологическим изменениям личности. Нарушения и изменения личности человека, как правило, связаны с дезадаптацией в социальном плане.

Таким образом, психологическая защита понимается нами как нормальный феномен, предохраняющий психику от дезорганизации и направленный на предупреждение расстройств поведения. Такого рода психическая деятельность реализуется в форме специфических приемов переработки информации, которые позволяют сохранить достаточный уровень самоуважения в условиях эмоционального конфликта.

Выводы по 1 главе

Анализ психологической литературы по проблеме показал неразработанность концепта ситуации в психологической науке и связанные с этим сложности в определении и изучении жизненных ситуаций.

Фундаментальный вклад в теоретическую разработку, объяснение и описание отношения «объективного» и «субъективного» аспектов ситуации был сделан с помощью введения методологического концепта «определенные ситуации», в котором определена роль ситуации в поведении человека.

В психологии неоспоримый приоритет в понимании ситуации принадлежит К. Левину. По определению К. Левина, психологическая ситуация представляет собой систему отношений человека с окружающим миром, значимую с точки зрения жизни, развития и деятельности данной личности. Благодаря работам К. Левина в психологии фактически общепринятым является представление о том, что ситуация в той степени определяет поведение субъекта, в какой она дана ему в его переживании, как она существует для него.

Д. Магнуссон с позиции интеракционизма, призывает изучать поведение человека в различных ситуациях, а также описывать, систематизировать и анализировать сами ситуации.

С помощью процессов категоризации и интерпретации индивид тем или иным образом «определяет» ситуацию. Следствием этого «определения» ситуации становится поведение человека, которое он строит в соответствии со своим «определением». Таким образом, человек не просто реагирует на ту или иную ситуацию, но определяет ее, одновременно «определяя» себя в этой ситуации. Тем самым, личность фактически сама создает, конструирует тот социальный мир, в котором живет.

Неоспоримый приоритет в определении кризисной ситуации как особого вида психологических ситуаций принадлежит отечественному ученому Ф.Е. Василюку.

По определению Ф.Е. Василюка, кризисная ситуация это ситуация, в которой субъект сталкивается с невозможностью реализации внутренних необходимостей своей жизни (мотивов, стремлений, ценностей и пр.).

ГЛАВА 2. Развитие психологических средств переживания в онтогенезе

2.1. Опыт переживания критической ситуации. Понятие психологического средства

Если в предыдущей главе предметом нашего изучения была критическая ситуация, т.е. то, что предшествует переживанию, то теперь обратимся к обзору представлений о «будущем» и «настоящем» этого процесса переживание критических ситуаций.

Несмотря на то, что переживание, в каком бы виде оно ни представало в различных концепциях, в виде ли психологической защиты, компенсации или совладания, редко рассматривается как процесс, направляемый осознанной целью, оно считается всеми авторами процессом, в том или ином виде подчиняющимся целевой детерминации. Анализ литературы показывает, что целевые детерминанты, приписываемые процессам переживания, совпадают с основными «внутренними необходимостями» жизнедеятельности, которые были обнаружены нами при обсуждении проблемы критической ситуации:

  1. Здесь-и-теперь удовлетворение.
  2. Реализация мотива (удовлетворение потребности).
  3. Упорядочение внутреннего мира.
  4. Самоактуализация.

Все эти «внутренние необходимости» выступают в психологической литературе под разными именами, но, как правило, постулируемая в той или иной концепции цель процесса переживания достаточно очевидным образом относится к одной из перечисленных «необходимостей». Например, за такими целями защитных механизмов, как «избегание страдания», «устранение неприятного состояния», отрицание «болезненных элементов опыта», безо всякого труда угадывается одна и та же гедонистическая устремленность к здесь-и-теперь удовлетворению.

Для классификации и анализа существующих взглядов на целевую детерминацию переживания нужно ввести представление, согласно которому этот процесс в общем случае подчиняется сразу нескольким из четырех названных детерминант, одна из которых выступает в качестве его конечной цели, или мотива, а другие в качестве непосредственных или промежуточных целей. Если общую целевую формулу переживания изобразить как отношение непосредственных (и промежуточных) целей к конечной, мы получим довольно большое число комбинаторных возможностей. Рассмотрим те из них, которые наиболее отчетливо представлены в литературе по проблеме переживания.

Например, конечной целью защитных процессов, З. Фрейд считал «принцип удовольствия», он следует из того, что прототипом всех специальных способов защиты является вытеснение, а «мотив и цель всякого вытеснения составляет не что иное, как избегание неудовольствия». Это следует также из того, что мотивы, стоящие за защитными процессами, Фрейд считал следствиями когнитивного (идеационного) и эмоционального инфантилизма, а принцип удовольствия является для инфантилизма определяющим. Что касается непосредственных целей защитив процессов, то они, по З. Фрейду, чаще всего состоят в достижении согласованности внутреннего мира. Вытеснение это средство избавиться от возникшей во внутренней (идеационной) жизни несогласованности, т.е. либо несовместимости между Я и некоторым переживанием, идеей или чувством, как считал З. Фрейд в ранний период творчества, либо противоречия между сознательным и бессознательным, как он считал позже, либо противоречия между Оно, Я, и Сверх-Я, как оформилась эта идея к моменту написания «Я и Оно».

Наиболее оптимальной следует признать позицию тех исследователей, которые «обвиняют» защитные процессы не столько за содержание их целей, сколько за их ограниченность, за то, что они, образно говоря, хотят слишком малого, готовы платить за это слишком дорого и неразборчивы в средствах.

Каковы эти цели, мы уже знаем защитные процессы стремятся избавить индивида от рассогласованности побуждений и амбивалентности чувств, предохранить его от осознания нежелательных или болезненных содержаний и, главное, устранить тревогу и напряженность. Однако средства достижения этих целей, т.е. сами защитные механизмы, представлены ригидными, автоматическими, вынужденными, непроизвольными и неосознаваемыми процессами, действующими нереалистически, без учета целостной ситуации и долговременной перспективы. Неудивительно, что цели психологической защиты если и достигаются, то ценой объективной дезинтеграции поведения, ценой уступок, регрессии, самообмана или даже невроза.

Словом, по формулировке Т. Крёбера, самое большое, на что может рассчитывать человек, «обладающий даже адекватными защитными механизмами, но не имеющий ничего сверх того, это избежать госпитализации…».

Этот результативный максимум защиты одновременно является минимумом того, на что способно «удачное» переживание. Расположенные на верхнем полюсе шкалы «удачности» высшие человеческие переживания, ведущие к развитию, самоактуализации и совершенствованию личности, в психологии анализируются крайне редко. Предел, который психологи в подавляющем большинстве случаев ставят «удачности» переживания, его результатам, средствам и характеру, не так уж высок. «Удачное» совладающее поведение описывается как повышающее адаптивные возможности субъекта, как реалистическое, гибкое, большей частью сознаваемое, включающее в себя произвольный выбор, активное. Даже для тех авторов, которые основной внутренней необходимостью человеческой жизни считают самоактуализацию, стремление к совершенству и реализации своих потенциальностей и рассматривают переживание именно в отношении этого мотива, оно выступает обычно лишь как средство устранения или компенсации помех самоактуализации, а не как процесс, способный внести в совершенствование личности самостоятельный, позитивный и незаменимый вклад, способный не только избавить личность от чего-то отрицательного, но и прибавить нечто положительное.

У ряда исследователей мы находим отдельные намеки на то, что высшие человеческие переживания осуществляются не в плоскости адаптации, а в контексте освоения культурных ценностей, что они являются творческими по характеру осуществления, а по своим результатам ведут к «расширению границ индивидуального сознания до всеобщего», однако в целом эти процессы почти не раскрытая страница научной психологии.

Итак, в психологической литературе более или менее подробно проанализированы два типа переживаний, глобально оцениваемых как негативные и позитивные, «удачные» и «неудачные». Приняв, хотя и не общепринятое, но наиболее распространенное созначение их соответственно с психологической защитой и совладанием, приводим в табл. 2.1. их основные характеристики.

Таблица 21.

Характеристики «удачных» и «неудачных» процессов в переживании

ХарактеристикиЗащитаСовладаниеОсновные целиУстранение, предотвращение или смягчение неудовольствияПриспособление к действительности, позволяющее удовлетворять потребностиХарактер протекания: произвольность, сознательностьВынужденные, автоматические, большей частью неосознаваемые и ригидные процессыЦеленаправленные, во многом осознаваемые и гибкие процессыотношение к внешней и внутренней реальностиОтрицание, искажение, сокрытие от себя реальности, бегство от нее, самообманОриентация на признание и принятие реальности, активное исследование реальной ситуациидифференцированностьФормы поведения, не учитывающие целостной ситуации, действующие «напролом»Реалистический учет целостной ситуации, умение пожертвовать частным и сиюминутным. Способность разбивать всю проблему на мелкие потенциально разрешимые задачиотношение к помощи в ходе переживанияЛибо отсутствие поиска помощи и отвержение предлагаемой, либо стремление все возложить на помогающего, самоустранившись от решения собственных проблемАктивный поиск и принятие помощиРезультаты, следствия и функцииИногда невроз. Частное улучшение (например, локальное снижение напряжения, субъективная интеграция поведения, устранение неприятных или болезненных ощущений) ценой ухудшения всей ситуации, регресса, объективной дезинтеграции поведения

Спасают от потрясения, предоставляя субъекту время для подготовки других, более эффективных способов переживанияОбеспечивают упорядоченное, контролируемое удовлетворение потребностей и импульсов. Удерживают субъекта от регресса, ведут к накоплению индивидуального опыта совладания с жизненными проблемами

Рассмотрим далее понятие психологического средства.

Всякое психологическое средство обслуживает какие-то стремления и цели личности. Поэтому его всегда нужно рассматривать и пытаться объяснять в отношении к определенным личностным структурам.

Таким образом, психологические средства это изначальные и прижизненно формирующиеся психические функции и образования, служащие организации оптимального поведения по осуществлению потребностей, желаний и целей личности живого существа.

Двойственная, одновременно «инстинктивно-витальная и культурно-духовная», сущность характерна для любых развивающихся и уже достаточно развитых психологических средств — психических функций человека, в том числе и для «высших» функций [Шелел, 1990, с.64]. Лежащие в их основе «сложные функциональные системы мозга» всегда имеют как генетически детерминируемые характеристики, так и прижизненно образующиеся «культурные» [Марютина, 2000, с. 59].

Если посмотреть на живой организм в целом, то можно заключить, что психика в нем является средством для организации хорошей, оптимальной жизни всего организма. Известно, что Субъект вынужден подчас почти принудительно строить поведение по выполнению актуальных потребностных требований своего тела. Действительно, без удовлетворения личностью важнейших физиологических потребностей тела жизнь просто прекратится. Т.е. на уровне поддержания жизни как таковой психика выступает как средство для сохранения функций тела. И эта ее общая метафункция, задача поддержания жизни характерна для всех животных.

С другой стороны, возможен и противоположный взгляд — тело призвано обслуживать «высокие» потребности «души», т.е. личности. Истина находится, видимо, где-то посередине. При условии наличия отлаженного процесса осуществления витальных потребностей они могут субъективно как бы отходить на второй план, сохраняя, конечно, свою безусловную высокую значимость. На первый план начинают выступать вторичные психологические базовые потребности в автономии, компетентности, самоактуализации, творчестве и т.п. Наше «Я» посредством субъекта уже рассматривает здесь тело и его первичные потребности более узко — как внутренние средства для осуществления временно более важных вторичных потребностей. На самом деле психологические потребности при трезвом логическом подходе следует также трактовать как потребности организма в целом . Т.е. на уровне Я-отношения у некоторых людей иногда происходит расщепление организма как бы на две отдельные части, психику и тело, которые взаимодействуют друг с другом по типу взаимоопосредствования, взаимоиспользования. В определенные периоды жизни одно является средством для другого. В иные ее моменты это соотношение субъективно меняется на противоположное.

Мы придерживаемся точки зрения, что любые мотивационные образования личности, в том числе и самые «высокие», являются стремлениями организма в целом и не могут быть отделены от него. Они выполняют общую функцию организации оптимальной жизни организма в целом, а не какой-то отдельной его части — «души», сердца, «сознания» или чего-то еще. В принципе одинаково важны и первичные, и вторичные потребности. Просто витальные потребности выполняют свой аспект работы по организации хорошей жизни организма поддержание жизни как таковой, а «социальные» и «духовные» потребности — другой, но тоже прямо связанный с построением оптимального процесса жизни всего организма. Вместе все эти потребности призваны делать одно общее дело. Временные изменения в их субъективно ощущаемой ценностной иерархии не могут в норме кардинально нарушить их естественное биологическое соотношение, которое верно раскрыл А. Маслоу [Маслоу, 2001, с.93]. Резкое разделение и расщепление единой системы потребностей на низшие и высшие, их надуманное противопоставление друг другу, может приводить человека к внутренним конфликтам и дисгармониям, нарушающим целостность и полноту его функционирования, взаимодополняемость различных сторон его жизни.

Анализ различных психологических средств показывает, что их можно разделить на несколько видов.

Во-первых, по критерию их отнесенности к ядерным образованиям личности, они могут быть разложены на следующие три вида: внутренние личностные психологические средства, внеличностные исполнительные средства, и, наконец, смешанные личностно-исполнительные средства. Во-вторых, они классифицируются по структурно-функциональному критерию на два вида: средства-механизмы и содержательные когнитивно-мотивационные средства. И, в-третьих, можно выделить комплексные полимодальные и полифункциональные средства и средства единичные. Рассмотрим кратко различные виды психологических средств, их место в структуре психики и личности.

Рассмотрим личностные психологические средства, их место в структуре личности.

Первичные личностные средства

Ядром личности являются потребности и тенденции Базовой личности, которые, как корни дерева, дают жизнь остальным образованиям психики и всему организму в целом. Созревающий аппарат Субъекта и Эмоции изначально являются внутриличностными инструментами, средствами для оперативного управления и сигнализации о состоянии желаний и целей. Это первичные личностные средства , работающие на организацию поведения по осуществлению ядерных потребностей и стремлений базовой личности.

Вторичные личностные средства

В ходе созревания, обучения и самообучения создаются образования по крайней мере еще трех блоков личности. Это обобщенные и относительно устойчивые мотивы и отношения к себе, людям и природе блока Я-личности; конкретные и непосредственно связанные здесь и теперь с признаками и отношениями текущей ситуации намерения и цели Ситуативной личности; и значимые, смотивированные конкретные представления, речевые формы и схемы действий Инструментальной личности (Значимого опыта) . Все они также являются личностными средствами более конкретной ориентации и осуществления базовых потребностей и тенденций.

Отличие от блоков Субъекта и Эмоций состоит в том, что большинство их образований не определены заранее наследственностью, а формируются в онтогенезе, благодаря во многом естественным процессам целеполагания и наличию «свободного мотивационного пространства», при взаимодействии человека с окружающими условиями и самим собой. Отличительные признаки личностных средств все они обладают в той или иной мере мотивирующей силой и значимостью. Наиболее конкретными и подвижными, т.е. более изменчивыми, являются образования Ситуативной личности и, в меньшей степени, Значимого опыта.

Исполнительные психологические средства.

Сюда следует отнести четыре подвида средств: а) Сознание, б) Познавательные процессы и образования, в) Психомоторные процессы и схемы действий, г) Речь процессы ее восприятия и артикуляции.

Сознание

Познавательные процессы и образования

Психомоторные процессы и схемы действий

Речь

По большей части процессы речи организуются Субъектом и актуализируются в поле Сознания. В особых психических состояниях речь может восприниматься и произноситься, но при этом не осознаваться и не управляться Субъектом.

Слова и предложения речи являются универсальным вторичным кодом , обозначающим возникающие первично ощущения, образы и представления любой модальности, признаки желаний и эмоциональных состояний, Я-образы и Я-отношения, целостную «точку Я». Речь позволяет перевести разномодальные когнитивные, мотивационные, эмоциональные и моторные характеристики поведения на единый язык, обозначать их единым алфавитным кодом.

  1. Переживание критических ситуаций в подростковом возрасте

Главное содержание подросткового возраста составляет его переход от детства к взрослости. Этот переход можно подразделить на два этапа: подростковый возраст и юность (ранняя и поздняя).

Однако хронологические границы указанных возрастов часто определяются совершенно по-разному. Процесс акселерации нарушил привычные возрастные границы подросткового возраста. В различной литературе определяют разные границы подросткового возраста: 10-14 лет, 14-18 лет, 12-20 лет и т. д. Особое положение подросткового периода отражено в других его названиях: «переходный», «трудный», «критический» в них зафиксирована сложность и важность происходящих в этом возрасте процессов развития, связанных с переходом от одной эпохи жизни к другой [Драгунова, 2008, с.54].

Учеба перестает быть главной и самой важной задачей. Как утверждают психологи (Эльконин Д.Б., Фельдштейн Д.И.), ведущей деятельностью в подростковом возрасте становится личностное общение со сверстниками. Снижается продуктивность умственной работы в связи с тем, что происходит формирование отвлеченного, теоретического мышления, т.е. конкретное мышление заменяется логическим. Непосредственно новым для подростка механизмом логического мышления и объясняется рост критичности. Он уже не воспринимает постулаты взрослых на веру, он требует подтверждений и объяснений.

В подростковом возрасте происходит жизненное самоопределение подростка, формируются планы на будущее. Идет интенсивный поиск собственного «Я» и экспериментирование в разных социальных ролях. Подросток меняется сам, пробует понять себя самого и собственные способности. Меняются требования и ожидания, предъявляемые к нему другими людьми. Он вынужден постоянно подстраиваться, приспосабливаться к новым условиям и ситуациям, но не всегда это происходит успешно [Райгородский, 2011, с.77].

В значительной степени выраженное желание разобраться в самом себе (самопознание) нередко наносит вред развитию взаимоотношений с внешним миром. Внутренний кризис самооценки школьника возникает в связи с расширением и ростом способностей, с одной стороны, и сохранением детско-школьного статуса, с другой.

Общепсихологической характеристикой подростков является то, что в этом возрасте подросток через внутренние конфликты с самим собой и другими, через внешние срывы и восхождения может обрести чувство личности [Мухина, 1998, с.78]. В психологии традиционно этот возраст называется критическим. С. Хол полагал, что подростковая стадия в развитии индивида соответствует эпохе романтизма и воспроизводит эпоху хаоса, когда природные устремления человека, сталкиваются с требованиями социальной жизни. Согласно его представлениям наиболее характерной чертой подростка является противоречивость поведения, которая может представлять подростковый комплекс.

В идущем в ногу со временем обществе конфликты, возникающие у подростков, связывают с возрастной особенностью. Именно это изменение объективного положения подростка в жизни, и обновление его мотивационно-ориентационной сферы, и противоречие между возвышением его потребностей и ограниченностью средств их удовлетворения, и утверждение своего Я. Подростковый возраст считается рубежом развития личности, подразумевающим как личностные, так и социальные изменения. Внутриличностные конфликты подросткового возраста связаны прежде всего с особенностями развития самосознания в этот период.

Примерно в 12 лет внимание ребенка начинает обращаться к своей личности. Но разобраться внутри себя незамедлительно и до конца имеет возможность не каждый взрослый, а подросток лишь обучается рефлексии. Итог самоанализа фиксируется в самооценке, которая проходит внезапные перепады исходя из роста либо падения объективности. Неадекватно завышенная самооценка может привести к внутриличностному конфликту в связи с неспособностью реализовать завышенные притязания и требования к себе. Неадекватно заниженная самооценка подростка может привести к внутриличностному конфликту в связи с неуверенностью в себе, в своих силах и возможностях, а значит недовольство собой. Важна также оценка своих качеств с точки зрения взрослости, в которую вступает подросток. Соотнесение себя с «эталоном взрослости» также может привести к внутриличностному конфликту, в случае если на данный момент подросток обретает чрезмерно много несоответствий. Самосознание проявляется у молодых людей открытием собственного внутреннего мира, который по мере взросления, все более и более наполняясь, осознается подростком как что-то необыкновенное. Таким образом, подвижность «Я-концепции» индивида в подростковом возрасте имеет тенденции вызывать внутриличностные конфликты [Драгунова, 2008, с.38].

Внутриличностные конфликты могут являться внутренней позицией субъекта конфликта. Так, например, за внешне агрессивной позицией подростка может стоять потребность в признании, в уважении, необходимость поддержания значимости своего «Я», неосознаваемая им самим. Одновременно завышенные требования подростка на восприятие себя окружающими нередко встречается с заниженной оценкой способностей подростка со стороны взрослых. В идущем в ногу со временем обществе дети и взрослые представляют две различные категории и имеют различные обязанности права и привилегии. Кроме того многие нормы фиксируют несамостоятельность ребенка, его подчиненное положение.

Появление у подростка «чувства взрослости», возникающее вследствие физического и психического созревания, открывает возможность претендовать на новые права и привилегии, причем чаще всего он не готов принимать на себя и обязанности взрослых. Подросток одновременно старается походить на взрослых внешностью, поведением и в то же время он противопоставляет себя как самостоятельную личность, имеющую равные со взрослыми права. Такие претензии подростка встречаются с нежеланием, неготовностью взрослого оставить свое доминирующее положение и воспринимать подростка как равного. В семьях родители чаще всего не могут изменить стиль воспитания ребенка, в школе подросток имеет более низкий, как это часто воспринимают учителя, статус ученика. Такие несовпадения притязаний, неприемлемость старого стиля взаимодействия и несовместимые потребности приводят к возникновению межличностных конфликтов.

Особенностью подростков является наличие «кризиса отрочества». Сущность его составляет противоречие внутри индивида, в его представлении о самом себе, в его самосознании. В.С. Мухина (1998) отмечает, что отрочество, благодаря потребности познать себя (идентификации с собственным «Я») и стремлению открыть через постоянную рефлексию свою ускользающую сущность, лишает подростков спокойной душевной жизни. В.И. Слободчиков, Е.И. Исаев (2000) считают, что формирование нового уровня самосознания основано на возникновении и развитии теоретического мышления в процессе учебной деятельности. Теоретическое мышление позволяет подростку овладеть новым содержанием, формирует новый тип познавательных процессов, приводит к развитию внутренней рефлексии, обращенность на внутренние основания своих действий и поступков, что создает предпосылку для изменения отношений подростка с окружающей действительностью.

Однако, рефлексия на себя и других открывает в отрочестве также и глубины своего несовершенства подросток уходит в состояние психологического кризиса. При этом социальная ситуация развития трансформируется в сознании подростка в новые ценностные ориентации, он начинает интенсивно рефлексировать на себя, на других, на общество. «Для подростка происходят сдвиги в шкале ценностей. Все освещается проекцией рефлексии, прежде всего самые близкие: дом, семья».

Попадая в критическую ситуацию или воспринимая её как таковую, подросток начинает взаимодействовать с ней. Человек выступает объектом и субъектом этого взаимодействия, которое можно представить как переживание критической ситуации.

Суть этого в том, что на начальном этапе возникновения критической ситуации человек выступает в качестве объекта её воздействия.

Однако, согласно С.Л. Рубинштейну, «человек, конечно, является и объектом воздействия на него среды; но он также и субъект, который сам воздействует на среду, изменяет её, регулируя те условия, которые обусловливают его деятельность. Изменяя среду, человек при этом изменяется сам…». Выступая в качестве объекта воздействия, человек, как «всякий объект, исполнен внутреннего движения, которое является основой его качественно определенного устойчивого состояния». По мере развития ситуации часть внутреннего движения (энергии) будет направляться «вне» — на преодоление ситуации. Таким образом, подросток становиться действенным субъектом взаимодействия.

В.Д. Менделевич (2001) представляет взаимодействие индивида с реальностью шестью способами:

При противодействии реальности индивид активно пытается разрушить ненавистную ему действительность, изменять ее в соответствии с собственными установками.

Болезненное противостояние реальности. Для него характерно то, что окружающий мир воспринимается враждебным в связи с субъективным искажением его восприятия и понимания.

Уход от реальности осознанно или неосознанно выбирают люди, которые расценивают реальность негативно и оппозиционно, считая себя неспособными адаптироваться к ней.

Игнорирование реальности проявляется автономизацией жизни и деятельности человека, когда он не принимает в расчет требования и нормы реальности, существуя в собственном узкопрофессиональном мире.

Гармоничный человек выбирает приспособление к реальности.

Однако, нельзя исключать из ряда гармоничных индивидов лиц, которые используют способы взаимодействия с реальностью, описанные выше. Это связано с тем, что реальность, также как и отдельный индивид, может носить негармоничный характер.

Взаимодействие человека и ситуации сопровождается её переживанием, влияющим как на поведение, так и на развитие личности в целом. Влияние критической ситуации понимается как воздействие, оказываемое процессом её переживания, приводящее к изменению особенностей индивидуальности субъекта, его сознания и поведения. Процесс переживания критической ситуации в большей степени оказывает влияние на личность человека, чем непосредственное бытие в ней. Это связанно с тем, что при хронологической законченности ситуации она продолжает «жить» — существовать во внутреннем, субъективном мире человека. В этом случае человек преодолевает не только актуальную ситуацию, но и её субъективное бытие во внутреннем мире, изменяясь при этом сам.

Влияние заключается в том, что при переживании критической ситуации происходит трансформация, перестройка внутреннего мира человека (или какой-либо его составляющей эмоциональной, когнитивной, потребностно-мотивационной).

Нарушение устойчивости и целостности «Я-концепции» субъекта, изменение его самосознания может вести к переживанию им таких феноменов, как нигилизм, нравственный скептицизм, цинизм, моральная неустойчивость, душевное опустошение и т.п. Т.Б. Карцева считает, что эти феномены «отражают скорее переходное состояние личности, оказавшейся в ситуации невозможности жить по-прежнему, уберечь некогда устойчивую систему «Я» от разрушения. Это состояние мы назвали бы состоянием «утраты себя». Добавим, что данное состояние может возникать всякий раз, когда у индивида появляется желание изменить что-либо в своей жизни или в себе; оно является «критической составляющей» его бытия.

На основе анализа экспериментальных данных, полученных В.Д. Менделевич при исследовании переживания критических ситуаций подростками, выделено три формы переживания, причем в каждой из них возможно как конструктивное преодоление критической ситуации, так и наоборот.

Первая форма — «реактивная». Характеризуется возникновением состояний фобического круга, нервно-психического напряжения и субдепрессивных состояний. Происходит включение в работу ситуационных защитных автоматизмов появляются ситуационные реакции. Это внешне наблюдаемые, бессознательно появляющиеся поведенческие паттерны, появляющиеся автоматически, не согласуясь с сознанием. Они совершаются сами собой, независимо от сознательных желаний и намерений человека.

Проявляющиеся ситуационные защитные автоматизмы реакция оппозиции, демобилизации, эмоционального дисбаланса, дезорганизации и пессимизма. На данном этапе возможно как конструктивное преодоление ситуации, её элиминирование, так и редукция эмоционального напряжения, при которой конфликтообразующая почва остается. Переживание ситуации выступает в процессуальном плане.

Вторая форма «совладающая». Происходит более глубокое осмысление ситуации, результатом чего являются личностные изменения: концентричность-эксцентричность, устойчивость — неустойчивость личностного баланса. В структуре психологического времени может происходить либо сужение, либо расширение временной перспективы, фиксация на какой-либо временной ориентации. У подростков складывается более-менее отчетливый субъективный образ ситуации; они начинают использовать стратегии совладания как осознанные способы преодоления ситуации. При использовании активных, адаптивных копинг-стратегий происходит преодоление ситуации, её конструктивная, в плане личностного развития и психологической травматизации, перестройка и переосмысление. Если используются пассивные дезадаптивные стратегии совладания, то результат псевдопреодоление, псевдоразрешение критической ситуации, увеличивающее нервно- психическое напряжение. Переживание ситуации выступает в качестве деятельности. На основе опыта, полученного в ходе использования копинг-стратегий, начинают формироваться стилевые защитные автоматизмы.

Третья форма «защитно-компенсаторная». Происходит включение стилевых защитных автоматизмов, в основе которых лежат сформированные на основе прошлого опыта (как позитивного, так и негативного) индивидуальные стили переживания. Они способствуют появлению субъективного ощущения разрешения конфликта, что также может свидетельствовать о некоторой редукции эмоционального напряжения. Преобладание позитивного опыта преодоления определяет выработку конструктивных стилей переживания, способствующих разрешению критической ситуации.

Когда доминирует негативный опыт преодоления, то он лежит в основе оформления и использования неконструктивных, не эффективных стилей переживания. Результатом является развитие защитно-компенсаторных образований, проявляющихся в различных формах отклоняющегося поведения.

Важным моментом является то, что степень влияния переживания на личность будет определяться в зависимости от временных циклов существования психических состояний, порождаемых переживанием. Так, А.О. Прохоров (1996) считает, что в отрезке актуального времени появляются оперативные состояния, длящиеся сек.-мин. и служащие связующим звеном между процессами и свойствами личности, обусловливающие адекватную реакцию на ситуацию. Текущему времени, связанному с осуществлением человеком социальных функций, присущи состояния, длящиеся час-день, которые обеспечивают интегрирующую функцию, формирующую психологический строй личности. На протяжении длительного времени (месяц-год и более), связанного с образом и условиями жизни, психические состояния обеспечивают регуляцию психических процессов, проявление свойств личности, организацию деятельности и поведения, трансформации и акцентуации характера.

Как только произошла «утрата себя» посредством влияния переживания критической ситуации, человек совершает напряженную внутреннюю работу по перестройке, преобразованию своего внутреннего мира, которая выступает как процесс «обретения себя».

При этом усложняется и дифференцируется рефлексивное «Я» субъекта; ведется поиск преодоления внутриличностных противоречий для того, чтобы выстроить новый, усложненный, сбалансированный и достаточно устойчивый образ «Я». Эти противоречия связаны с нарушением целостности и устойчивости представлений о себе (Т.Б. Карцева, 1988).

Необходимо учитывать, что устойчивая «система Я» может также сама формироваться в процессе переживания критической ситуации посредством его влияния на внутренний мир человека, на личность в целом. При этом девиантное поведение подростков может выступать как «защитно-компенсаторное» образование, сформировавшееся в результате влияния, оказываемого переживанием критической ситуации. Такое поведение, с одной стороны, поддерживает целостность «Я», а с другой способствует ухудшению адаптации подростка к среде.

По характеру влияния, оказываемого на личность переживанием критических ситуаций, оно может быть либо позитивным, либо негативным в плане личностного развития. В этом отношении реализуется «идея двойственности-полюсности» переживания критических ситуаций. Как отмечает Л.М. Попов (2000), «двойственность в психологии это идея диалектического подхода к пониманию любого явления, его полюсной характеристики, когда на одном полюсе сосредотачивается противоположное тому, что есть на другом». Исследователь считает, что в любой двойственности и в её перенесении на психику есть зародыш некоторого противоречия, стимулирующего самостоятельную деятельность субъекта, направленную на его преодоление.

Переживание преодоление — это реалистическое, большей частью осознаваемое, творческое, расширяющее границы сознания.

Это активное разрешение проблем, ведущее к развитию, самоактуализации и совершенству личности.

Переживание — псевдопреодоление обозначим как неконструктивное, ригидное, автоматическое, вынужденное, непроизвольное, неосознаваемое, действующее не реалистически без учета целостной ситуации и долговременной перспективы. Это псевдоразрешение проблемы, в результате которого происходит более глубокое нарушение внутриличностного равновесия и появляются защитно-компенсаторные образования в виде девиаций поведения.

Таким образом, в генезисе конфликтных форм поведения в подростковом возрасте подчеркивается особая роль сексуальной мотивации, защитных механизмов и особенностей развития потребности в межличностных отношениях.

Выводы по 2 главе

Таким образом, исходя из второй главы, мы рассмотрели, что личность реагирует на ситуацию и ведет себя в ней в зависимости от того, как она воспринимает данную ситуацию и интерпретирует ее значение. Таким образом, объективная трудная ситуация может восприниматься как кризисная и иметь травматизирующий характер как для общества в целом, так и для человека в отдельности.

Опираясь на анализ работ современных исследователей кризисных ситуаций в детском и подростковом возрастах: В.П. Балакирева, Е.Н. Тумановой и др., мы определяем то общее, что их объединяет это стремление исследовать кризисные ситуации с позиции поведения и переживаний самих подростков в данных ситуациях и изучение важных сфер жизни и деятельности детей: семейной, школьной, эмоциональной.

Проблема «кризиса» в подростковом возрасте приковывала внимание и интересовала ученых, прежде всего и больше всего.

К. Левин сделал важный шаг в анализе причин конфликтного типа развития подростков, видя его в маргинальности положения подростков в современном обществе, и вычленяя наиболее существенные проблемы подросткового возраста: необходимость ориентации в мире взрослых, выбор мировоззренческих образцов, ценностей, жизненного самоопределения.

Отечественные психологи рассматривают подростковый возраст как этап психологического и личностного развития.

Л.С. Выготский полагал, что «кризис» переходного возраста связан двумя факторами: возникновением новообразования в сознании подростка и перестройкой отношений между ребенком и средой.

Как наиболее значимый фактор в развитии негативных форм поведения подростков ученые А.В. Петровский, Д.Н. Фельдштейн, Э.Г. Эйдемиллер выделили неблагоприятные семейные условия.