Этнопсихологические идеи в европейской науке

1. Зарождение этнопсихологии в истории и философии

Крупицы этнопсихологических знаний рассыпаны в трудах античных авторов — философов и историков: Геродота, Гиппократа, Тацита, Плиния, Страбона. Влияние окружающей среды на формирование психологических характеристик отмечали еще в Древней Греции. Врач и основатель медицинской географии Гиппократ (460 г до н.э. — 377 или 356 г до н.э.) выдвинул общую позицию, согласно которой все различия между народами, включая их поведение и обычаи, связаны с природой и климатом страны.

Геродот (родился между 490 и 480 г. — 425 г до н.э.) — «отец» не только истории, но и этнографии. Он сам охотно и много странствовал и рассказывал о необычных особенностях народов, которых встречал во время своих путешествий. В «Истории» Геродота мы встречаемся с одной из первых попыток этического подхода, поскольку ученый пытается объяснить характеристики жизни и характера различных народов, которые его интересуют, с помощью окружающей их природной среды и заодно сравнивает их между собой:

«Подобно тому, как небо в Египте отличается от любого другого места, и как их реки отличаются по своим природным свойствам от других рек, так и обычаи и обычаи египтян почти во всех отношениях отличаются от обычаев других народов» (Геродот, 1972 г.) , стр.91).

Скорее, это псевдоэтический подход, поскольку Геродот сравнивает любых людей со своими соотечественниками — эллинами. Лучшим примером этнографического очерка Геродота считается описание Скифии, составленное на основе личных наблюдений: в нем рассказывается о богах, обычаях, обрядах побратимства и погребальных обрядах скифов, рассказывается мифы об их происхождении. Он не забывает черты характера, подчеркивая их серьезность, недоступность, жестокость. Геродот пытается объяснить качества, приписываемые как особенностям окружающей среды (Скифия — это равнина, богатая травой и хорошо орошаемая полноводными реками), так и кочевым образом жизни скифов, благодаря которому «никто не может добраться до них. Если только они сами этого не допускают »(Геродот, 1972, с. 198).

В« Истории »Геродота мы встречаем много интересных наблюдений, хотя они часто дают совершенно фантастические описания предположительно существующих народов. Честно говоря, так и должно быть отметил, что сам историк не верит рассказам людей с козьими ногами или людей, которые спят полгода в году.

В наше время первые попытки сделать людей предметом психологических наблюдений относятся к XVIII веку. Опять же, именно окружающая среда и климат рассматривались как факторы, лежащие в основе различий между ними. Затем, обнаружив различия в интеллекте, они объяснили их внешними климатическими условиями (температурой).

12 стр., 5861 слов

Философия — ы : История философии

... древнеиндиискои философии является ее обращенность к душе человека, к его сложным психическим состояниям. Древнегреческая философия , ее истоки , проблемы и содержание Философия Древнеи Греции занимает особое место в истории ... . Китаи и Индия: поиск единого закона мира и пути жизни На развитие философии на Древнем Востоке значительное влияние оказал так называемыи “азиатскии способ производства. ...

Предполагаемый умеренный климат Ближнего Востока и Западной Европы больше способствует развитию интеллекта, а вместе с ним и цивилизации, чем климат тропических регионов, где «жара подавляет человеческие усилия».

детерминизм среди французских философов — К. Монтескье (1689-1755), который считал, что «многие вещи управляют людьми: климат, религия, законы, принципы правления, примеры прошлого, обычаи, обычаи; в результате всего этого формируется общий дух народа »(Монтескье, 1955, с. 412).

Но среди многих факторов он поставил на первое место климат. Например, «народы теплого климата», по его словам, «робки как старики», ленивы, неспособны к доблести, но наделены живым воображением. А северные народы «храбры, как молодые» и не очень чувствительны к удовольствиям. При этом климат влияет на дух людей не только прямо, но и косвенно: в зависимости от климатических и почвенных условий формируются традиции и обычаи, которые в свою очередь влияют на жизнь людей. Монтескье считал, что с течением времени прямое влияние климата ослабевает, а действие других причин усиливается. Если «природа и климат почти исключительно господствуют над дикарями», то «китайцы руководствуются обычаями, в Японии тираническая власть принадлежит законам» и т.д. (Там же: 412).

Идея народного духа проникла в немецкую философию истории XVIII века. Один из важнейших ее представителей, друг Шиллера и Гете, И.Г. Гердер (1744–1803) считал дух народа не чем-то бестелесным, практически не разделял понятий «национальный дух», «душа народа». «и« национальный характер ». Душа народа была не для него, а чем-то всеобъемлющим, содержащим всю свою самобытность. Гердер упоминал« душу »среди других признаков народа, наряду с языком, предрассудками, музыкой и т д. Он подчеркивал зависимость ментальных компонентов от климата и ландшафта, но он также признавал влияние образа жизни и образования, социального порядка и истории. Понимая, насколько сложно выявить характеристики конкретного народа, немецкий мыслитель заметил, что «.. «нужно жить с чувством с нацией, чтобы ощутить хотя бы одну из ее склонностей» (Гердер, 1959, с. 274).

Основная часть эмиского подхода: желание изучать культуру изнутри, сливаться с ней.

Душу народа, по мнению Гердера, можно узнать через его чувства, речи, дела, т. е. необходимо изучать всю его жизнь. Но на первое место он ставил устное народное творчество, считая, что именно мир фантазии отражает народный дух наилучшим образом. Являясь одним из первых европейских фольклористов, Гердер пытался применить результаты своих исследований при описании черт, присущих «душе» некоторых из народов Европы. Но когда он переходил на психологический уровень, выделяемые им характеристики оказывались мало связанными с особенностями фольклора. Так, немцев он описывал как народ мужественных нравов, благородной доблести, добродетельный, стыдливый, умеющий глубоко любить, честный и правдивый. Нашел Гердер и «недостаток» у своих соотечественников: осторожный, добросовестный, чтобы не сказать медлительный и неповоротливый характер. Для нас особенно интересны черты, которые Гердер приписывал соседям немцев – славянам: щедрость, гостеприимство до расточительности, любовь «к сельской свободе». И в то же время считал славян легко подчиняющимися и покорными (Там же, с. 267) .

6 стр., 2854 слов

Психология большой социальной группы

... Разные исследователи по-разному определяют предмет психологии больших групп. Г. М. Андреева какие группы следует рассматривать в качестве «больших»; какова структура психологии больших групп, ее основные элементы, их соподчинение, ... действия. Положительный результат этой практики входит в фонд социальной памяти народа, групп, общностей. Видом этой социальной памяти являются архетипы, описанные К. ...

философ Д. Юм, и великие немецкие мыслители И. Кант и Г. Гегель. Все они не только высказывались по поводу факторов, влияющих на дух народов, но и предлагали «психологические портреты» некоторых из них.

2. Изучение психологии народов в Германии и России

Развитие целого ряда наук, прежде всего этнографии, психологии и языкознания привело в середине XIX века к зарождению этнопсихологии как самостоятельной науки. Общепризнанно, что это произошло в Германии, в которой в тот период наблюдался всплеск общегерманского самосознания, обусловленный процессами объединения многочисленных княжеств в единое государство. «Отцами-основателями» новой дисциплины являются немецкие ученые М. Лацарус (1824-1903) и Г. Штейнталь (1823-1893), которые в 1859 г. приступили к изданию «Журнала психологии народов и языкознания». В программной статье первого номера «Мысли о народной психологии» необходимость развития психологии народов – новой науки, входящей в состав психологии, – они объясняли потребностью исследовать законы душевной жизни не только отдельных индивидов, но и целых общностей, в которых люди действуют «как некоторое единство». Среди таких общностей (политических, социально-экономических, религиозных) особо выделяются народы, т. е. этнические общности в нашем понимании, так как именно народ как нечто историческое, всегда Данное является для любого индивида абсолютно необходимой и самой существенной из всех общностей, к которым он принадлежит. Вернее, к которым он сам себя относит, ведь по мнению Ла-Царуса и Штейнталя, народ есть совокупность людей, которые смотрят на себя как на один народ, причисляют себя к одному народу. А духовное родство между людьми не зависит от происхождения или языка, так как люди определяют себя принадлежащими к определенному народу субъективно.

Все индивиды одного народа имеют «сходные чувства, склонности, желания», все они обладают одним и тем же народным духом, который немецкие мыслители понимали как психическое сходство индивидов, принадлежащих к определенному народу, и одновременно как их самосознание, т. е. то, что мы назвали бы этнической идентичностью. Именно народный дух, который * проявляется прежде всего в языке, затем в нравах и обычаях, установлениях и поступках, в традициях и песнопениях» (Штейнталь, 1960, с. 115), и призвана изучать психология народов. Основными задачами новой науки Лацарус и Штейнталь считали: 1) познание психологической сущности народного духа; 2) открытие законов, по которым совершается внутренняя деятельность народа в жизни, искусстве и науке; 3) выявление основных причин возникновения, развития и уничтожения особенностей какого-либо народа.

Выделение этих задач свидетельствует о том, что Лацарус и Штейнталь рассматривали психологию народов как науку объяснительную, сводящую общие законы языка, религии, искусства, науки, нравов и других элементов духовной культуры к психологической сущности. Следует только иметь в виду, что кроме исторической психологии народов, объясняющей дух народов в целом, немецкие ученые выделяли описательную часть психологии народов – конкретную психологическую этнологию, призванную давать характеристики духа отдельных народов.

12 стр., 5639 слов

История и основные тенденции развития психологии в России

... жизнью людей науки, раскрывает полную драматизма борьбу во имя истины, вызывает разнообразные чувства: от почтительного восхищения до разочарования и недоумения. Задачей данного реферата является воссоздание исторической научной психологической ...

Концепцию Лацаруса и Штейнталя нельзя рассматривать в качестве социально-психологической теории в собственном смысле слова. Психология народов, с их точки зрения, является продолжением индивидуальной психологии, поскольку дух народа живет только в индивидах и в нем совершаются те же процессы, которые изучаются индивидуальной психологией. И все-таки основатели этнопсихологии предостерегали от полной аналогии между индивидуальной психологией и психологией народов, подчеркивая, что множество индивидов составляет народ только тогда, когда дух народа их связывает в единое целое. Как и индивидуальная психология, психология народов призвана изучать прежде всего воображение, рассудок, нравственность, но не отдельного индивида, а целого народа, обнаруживая их в его творчестве, практической жизни и религии.

полностью. Во многом этот интерес связан с тем, что в России к этому времени уже была предпринята попытка сбора этнопсихологических по сути данных, хотя концептуальной модели новой науки построено и не было.

(1804-1856), предложивший этот термин, полагал, что психическая этнография должна изучать духовную сторону человеческой природы, умственные и нравственные способности, силу воли и характера, чувство человеческого достоинства и т. п. Как проявление народной психологии рассматривалось им и устное народное творчество – былины, песни, сказки, пословицы.

В 1847 г. начался сбор материалов по программе изучения этнографического своеобразия населения разных губерний России, предложенной Надеждиным. В отделения Русского географического общества, расположенные по всей Российской империи, было разослано семь тысяч экземпляров программы, предлагавшей описывать народы, населявшие ту или иную местность. В течение многих лет в Петербург ежегодно доставлялось несколько сотен рукописей от дилетантов-собирателей – помещиков, священников, учителей, чиновников… В соответствии с программой в описания народного быта они включали и материалы наблюдений о «нравственном быте» народов, населявших Россию, т. е. о всех явлениях духовной культуры от семейных отношений и воспитания детей до «умственных и нравственных способностей» и «народной характеристики». Несколько рукописей было опубликовано, составлялись отчеты, содержащие психологические разделы. Но работа не была завершена, и большинство материалов, видимо, и сейчас пылится в архивах Русского географического общества.

который в 40-е гг. участвовал в осуществлении программы этнографических исследований Русского географического общества. Не удовлетворившись результатами сбора субъективных описаний «умственных и нравственных свойств» народов, Кавелин высказал мысль о возможности «объективного» метода изучения народной психологии по продуктам духовной деятельности – памятникам культуры, обычаям, фольклору, верованиям. По его мнению, задача психологии народов – установление общих законов психической жизни на основе сравнения однородных явлений и продуктов Духовной жизни у разных народов и у одного и того же народа в Разные эпохи его исторической жизни.

в научной психологии, за который оба они ратовали. Признавая психическое процессом, Сеченов считал невозможным изучать психику по продуктам духовной культуры. Собственно говоря, он отрицал возможность проведения emic исследований в психологии, полагая, что «всякий психолог, встречаясь с любым памятником умственной деятельности человека и задавшись мыслью проанализировать его, по необходимости должен подкладывать изобретателю памятника и собственную мерку наблюдательности и собственные представления о способности пользоваться аналогиями, делать выводы и пр.» (Сеченов, 1947, с. 208).

5 стр., 2043 слов

Психология привычки. Роль привычек в жизни людей

... поведение более адаптивным, улучшить общение, поднять уровень жизни. Цель реферата: выявить особенности психологии привычки и роли привычек в жизнедеятельности людей. Задачи: Проанализировать литературные источники ... обеспечиваемый совокупностью приобретенных знаний и навыков [6, 400]. Привычка – это устойчивая система взаимосвязанных умений и навыков, которые возникают и выполняются человеком в той ...

Иными словами, правильно подметив большие трудности, с которыми сталкиваются исследователи emic направления, он посчитал эти трудности непреодолимыми.

создания научной этнопсихологии в рамках психологии. Но это не означает, что в нашей стране этнопсихологические идеи совсем не разрабатывались. Просто интерес к ним, как и раньше, проявлялся философами, историками, языковедами.

И прежде всего продолжился анализ народного – главным образом русского – характера. Большинство российских мыслителей XIX и XX веков в большей или меньшей степени были озабочены проблемой раскрытия самобытности «русской души», вычленения ее главных характеристик и объяснения их происхождения. Невозможно даже перечислить авторов, затрагивавших эту проблему, от П. Я. Чаадаева до П. Сорокина, включая А. С. Хомякова и других славянофилов, Н. Я. Данилевского, Н. Г. Чернышевского, В. О. Ключевского, В. С. Соловьева, Н. А. Бердяева, Н. О. Лосского и многих других. Если одни авторы только описывали черты русского национального характера, то другие пытались систематизировать описания своих предшественников, определить значимость каждого из исследуемых факторов. Существует несколько способов объяснения «русской души» как целостности. Так, историк Ключевский склонялся к географическому детерминизму, полагая, что «живое и своеобразное участие в строении жизни и понятий русского человека» приняли «основные стихии природы русской равнины» – лес, степь и река (Ключевский, 1956, с. 66).

Философ Бердяев подчеркивал «соответствие между необъятностью, бесконечностью русской земли и русской души, между географией физической и географией душевной» (Бердяев, 1990 а, с. 44).

Он отмечал, что русский народ «не оформил» эти огромные пространства из-за своего самого опасного недостатка – недостатка «мужественного характера и закала личности» (Бердяев, 1990 б, с. 28).

В развитие этнопсихологических идей внесло свой вклад и российское языкознание. А. А. Потебня (1835-1891) разработал оригинальную концепцию языка, основанную на исследовании его психологической природы. По мнению ученого, именно язык обусловливает приемы умственной работы, и разные народы, имеющие разные языки, формируют мысль своим, отличным от других, способом. Именно в языке видит Потебня главный фактор, объединяющий людей в «народность». Для него народность это скорее не этнос, а этническая идентичность, ощущение общности на основе -всего того, что отличает один народ от другого, составляя его своеобразие, но прежде всего на основе единства языка. Связывая народность с языком, Потебня считает ее очень древним явлением, время происхождения которого не может быть определено. Поэтому и древнейшие традиции народа следует искать главным образом в языке. Как только ребенок овладевает языком, он приобретает эти традиции, а утрата языка приводит к денационализации.

24 стр., 11597 слов

Психология — ы : Роль воображения в науке

... плоскостные изображения. Но это еще не свидетельствует о наличии в процессах восприятия самостоятельного пла­ста воображения. В данном случае имеет место феномен активности восприятия. Элементы ... воображения как такового обнаружи­вают себя в чувственном отображении лишь тогда, когда ...

3. В. Вундт: психология народов как первая форма социально-психологического знания

Как уже отмечалось, в России сторонники естественнонаучной и гуманитарной психологии вели между собой борьбу, в которой оказались победители и побежденные, но места для этнопсихологии среди других психологических дисциплин не нашлось. А в Германии обе ориентации пересеклись в творчестве одного исследователя – В. Вундта (1832-1920), создателя не только построенной по образцу физиологии экспериментальной психологии сознания, но и психологии пародов как одной из первых форм социально-психологического знания.

Первую этнопсихологическую статью Вундт напечатал в 1886 г., затем переработал ее в книгу, которая в переводе на русский язык была издана в 1912 г. под названием «Проблемы психологии народов». Последние двадцать лет своей жизни ученый полностью посвятил созданию десятитомной «Психологии народов». Предшественниками Вундта в создании новой науки были Лацарус и Штейнталь. Вначале его разногласия с последними были едва уловимы, но затем он серьезно отклонился от предложенного ими пути.

Во-первых, как мы помним, для Лацаруса и Штейнталя изучение народного духа сводится к изучению тех же психологических явлений, что и изучение составляющих народ индивидов. Вундт согласен с ними, что душа народа вовсе не является бестелесной, независимо от индивидов пребывающей сущностью. Более того – она ничто вне последних. Но он последовательно проводит основополагающую для социальной психологии мысль, что совместная жизнь индивидов и их взаимодействие между собой должны порождать новые явления со своеобразными законами, которые хотя и не противоречат законам индивидуального сознания, но не сводятся к ним. А в качестве этих новых явлений, иными словами, в качестве содержания души народа им рассматриваются общие представления, чувства и стремления многих индивидов. Из этого можно сделать только один вывод: психология народов для немецкого ученого – самостоятельная наука. Он подчеркивает, что она не только пользуется услугами индивидуальной психологии, но и сама оказывает помощь последней, предоставляя материал о духовной жизни индивидов и таким образом влияя на объяснение индивидуальных состояний сознания.

и объяснение, наука о душе народа призвана объяснять общие законы ее развития. А описывать психические свойства отдельных народов должна этнология, являющаяся для психологии народов вспомогательной дисциплиной. Кстати сказать, Штейнталь в своих поздних трудах согласился с точкой зрения Вундта по этому вопросу и отдал описательную психологическую этнологию на откуп этнографам.

науки и религия долгое время в истории человечества были связаны с мифологическим мышлением. Поэтому как предмет изучения они должны быть исключены из психологии народов. Правда, в своем многотомном труде Вундт не всегда последователен, например, довольно часто он рассматривает религию и искусство как часть психологии народов.

Но в ранних работах немецкого исследователя мы находим четкую структуру продуктов творческого духа народов:

  • язык содержит общую форму живущих в душе народа пред ставлений и законы их связи;
  • мифы, понимаемые Вундтом в широком смысле как все первобытное миросозерцание и даже начала религии, таят в себе первоначальное содержание этих представлений в их обусловленности чувствованиями и влечениями.

которые таятся в мифах и делаются общим достоянием благодаря языку. И эти действия в свою очередь делают более прочными и развивают дальше представления, из которых они проистекают» (Вундт, 1998, с. 226).

3 стр., 1344 слов

Психология профессионального образования как наука и учебная дисциплина

... осуществляется на основе представленной выше структуры психологии профобразования. Таким образом, психология профессионального образования как междисциплинарная отрасль научного знания тесно связана с ... изучения (табл. 3). Особенности психологии профессионального образования Таблица 3 Системо образующие факторы Психология профобразования как наука Психология профобразования как учебная дисциплина ...

по его мнению, представляют собой не фрагменты творчества народного духа, а сам этот дух.

– как наука объяснительная – анализирует их со стороны выражающихся в них общих законов духовного развития. Она стремится к тому, чтобы психологически объяснить законы, объективно проступающие в языке, мифах и обычаях. Если психолог изучает культ духов деревьев, существующий у германских и славянских народов, ему необходимо ответить на вопрос, какие психологические причины лежат в основе этого культа и связанных с ним представлений, и как психологически обоснованы изменения представлений с развитием культуры.

4. Г. Г. Шпет о предмете этнической психологии

В 20-е гг. XX столетия в России с учетом достижений и просчетов немецких предшественников была предпринята еще одна попытка создания этнической психологии, причем именно под этим названием. В 1920 г. русский философ Г. Г. Шпет (1879-1940) в докладной записке об учреждении кабинета «этнической и социальной психологии» при историко-филологическом факультете Московского университета определил эту область знания как отрасль психологии, охватывающую изучение таких проявлений душевной жизни человека как язык, мифы, верования, нравы, искусство, т. е. тех же продуктов духовной культуры, которые призывали изучать Лацарус и Штейнталь, Кавелин и Вундт.

Лацаруса – Штейнталя и Вундта. С его точки зрения, . этническая психология вовсе не объяснительная, на чем настаивал Вундт, а описательная наука, предметом которой являются типические коллективные переживания. Мы в первый раз встречаемся с этим понятием, поэтому следует остановиться на том, как его интерпретирует русский ученый.

Полемизируя с Бунд том, для которого продукты духовной культуры есть психологические продукты, Шпет утверждает, что в самом по себе культурно-историческом содержании народной жизни нет ничего психологического. Психологично другое – отношение к продуктам культуры, к смыслу культурных явлений. Шпет полагает, что все они – язык, мифы, нравы, религия, наука – вызывают у носителей культуры определенные переживания: «как бы индивидуально ни были люди различны, есть типически общее в их переживаниях, как «откликах» на происходящее перед их глазами, умами и сердцем» (Шпет, 1996, с. 341).

Пытаясь соотнести личность с миром культуры, Шлет это общее понимает не как усредненное, не как совокупность сходств, а как «тип», являющийся «репрезентантом» той или иной исторической общности (тип китайца, тип мещанина) . Согласно концепции русского мыслителя, анализируя продукты культуры, этническая психология должна выявлять типические коллективные переживания, иными словами, отвечать на вопросы: Что народ любит? Чего боится? Чему поклоняется?

Первая часть книги Шпета представляет собой философское обоснование новой науки – этнической психологии, и мы не найдем в ней примеров типических коллективных переживаний какого-либо народа. Мы никогда не узнаем, как бы Г. Г. Шпет конкретизировал свои программные установки: в начале 30-х гг. он был репрессирован и в 1940 г. погиб в сталинских лагерях.

11 стр., 5421 слов

Психология как наука (4)

... и у современных ученых. В самом общем виде в качестве предмета психологии как самостоятельной научной дисциплины могут быть названы явления, факты и закономерности психической жизни человека. Под психическими явлениями ...

Но идеи русского философа, изложенные в первой части его книги.»»звучат исключительно современно. Во-первых, это относится к введенному им понятию коллективных переживаний, которые он не сводит только к эмоциям или только к когнициям. Скорее это то, что в науке наших дней называют ментальностъю, когда понимают ее не просто как социальные представления, а как эмоционально окрашенную систему миропонимания присущую той или иной общности людей. Г. Г. Шпет предлагает изучать не продукты культуры как таковые, а именно переживания людей по их поводу, подчеркивая, что «может быть, нигде так ярко не сказывается психология народа, как в его отношениях к им же «созданным» духовным ценностям» (Шпет, 1996, с. 341).

Он говорит о том же, к чему пришла современная наука: о необходимости изучения в психологии субъективной культуры.

Во-вторых, весьма актуально звучит его утверждение, что принадлежность человека к народу определяется не биологической наследственностью, а сознательным приобщением к тем культурным ценностям и святыням, которые образуют содержание истории народа: «Человек, действительно, сам духовно определяет себя, относит себя к данному народу, он может даже «переменить» народ, войти в состав и дух другого народа, однако опять не «произвольно», а путем долгого и упорного труда пересоздания детерминирующего его духовного уклада» (Шпет, 1996, с. 371).

Но при этом Шпет отмечает очень важную особенность этнической идентичности, на которую не обращают внимания многие исследователи наших дней: единство человека с народом определяется обоюдным актом признания. Иными словами, чтобы быть членом этнической общности, недостаточно осознания своей к ней принадлежности, необходимо и признание индивида группой.

Идеи Лацаруса и Штейнталя, Кавелина, Вундта, Шпета в большинстве случаев остались на уровне голых объяснительных схем, а их концептуальные модели не были реализованы в конкретных психологических исследованиях. Но непреходящая ценность психологии народов XIX – начала XX века состоит в том, что ее творцы попытались соотнести мир личности не с миром природы, а с миром культуры. Социальная психология, которая в XX веке получила развитие как экспериментальная наука, отбросила психологию народов вместе с другими первыми социально-психологическими теориями за «спекулятивность» методов и средств анализа. Но идеи первых этнопсихологов, прежде всего идеи В. Вундта, были подхвачены другой наукой – культурной антропологией. Представления о связях культуры с внутренним миром человека перенес на американскую почву родившийся в Германии и ставший родоначальником культурной антропологии в США Ф. Боас.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/referat/etnopsihologiya-v-drevnosti/

Будилова Е. А. Социально-психологические проблемы в русской науке. М.: Наука, 1983. С. 112-148.

Введение в этническую психологию / Под ред. Ю. П. Платонова. СПб.: Изд-во С. -Петербургского ун-та, 1995. С. 5-34.