Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи

Дипломная работа

Проблема выбора профессионального и жизненного пути со всей остротой встает перед человеком в том возрасте, когда он, быть может, до конца не осознает всех отдаленных последствий принятых в юности решений. Выбор профессии — первое звено в цепи последовательных жизненных выборов, связанных с работой, созданием семьи, социальным продвижением, материальным благосостоянием и духовным развитием. С него начинается самостоятельный жизненный путь человека.

Первое, очень важное и самостоятельное решение юношам и девушкам приходится принимать, опираясь не на жизненный опыт, который приходит с годами, а, скорее, на представления о своем будущем и о будущем общества, в котором им предстоит жить. Чем более ясным и продуманным будет образ будущего в сознании молодежи, тем определенней и ответственней она может принимать решения в настоящем.

Сколь не проста ситуация жизненного самоопределения в юности и как важно найти собственный путь, соответствующий способностям и склонностям, находясь под воздействием многочисленных внешних обстоятельств, прекрасно показал в трактате «Об обязанностях» Цицерон [1974, 88] *. Предостерегая молодежь от ошибок в выборе жизненного пути, мыслители древности вместе с тем подчеркивали, что юности присущи черты, благодаря которым она способна самостоятельно решать сложные проблемы, касающиеся ее будущего: юность легковерна и чрезмерно оптимистична, но главное — она исполнена надежд и уверена в будущем, стремится к нему, не удовлетворяясь прошлым и настоящим [Аристотель, 1978, 96].

Времена меняются. То, что было предметом размышления отдельных выдающихся мыслителей, теперь стало областью научного знания, в которой работают многие исследователи, вооруженные современными методами, позволяющими изучать проблему профессионального и жизненного самоопределения в рамках достаточно строгого научного анализа. Но и в свете научных знаний эта проблема не утрачивает своей остроты, в ней открываются новые грани, обнаруживаются новые факторы и тенденции, связанные с особенностями развития общества и личности в условиях современного научно-технического и социального прогресса.

Известно, какое принципиальное значение вопросу о выборе профессионального и жизненного пути, о подготовке молодежи к трудовой деятельности придавал К. Маркс [т. 23, 495; т. 40, 7]. Развивая марксистскую традицию в постановке и решении этой проблемы, советские социологи рассматривают ее исследование в качестве одного из ведущих направлений развития социологического знания, его внедрения в общественную практику. Поставленная XXVII съездом КПСС задача «коренного улучшения подготовки молодежи к самостоятельной жизни и труду» требует дальнейшего развития социологических исследований в этой области [Материалы…, 1986, 49].

12 стр., 5920 слов

Особенности гражданского, патриотического воспитания молодежи ...

... изучения темы российского патриотизма. Цель данного курсового проекта является изучение особенностей гражданского, патриотического воспитания молодежи в условиях развития демократии и совершенствование гражданского общества. Для ... за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества… Патриотизм и гражданственность выражается в мировоззрении, нравственных ...

Начиная с 60-х годов, когда стали проводиться социологические исследования престижа профессий и профессиональных планов молодежи [Шубкин, 1970], было получено немало существенных результатов. Благодаря социологическим исследованиям известна динамика образовательных и профессиональных планов молодежи за последние два десятилетия, получены ценные для проф-ориентационной работы данные о влиянии факторов социальной среды на профессиональное самоопределение школьников, учащихся ПТУ, студенческой и трудящейся молодежи. В центре внимания социологов-представления молодежи о будущем, прежде всего ее жизненные планы, связанные с образованием и профессией. Особое значение этого аспекта проблемы профессионального и жизненного самоопределения обусловлено необходимостью согласования профессиональных предпочтений юношей и девушек с реальной профессионально-квалификационной структурой.

Но, как нередко случается в науке, концентрация внимания на одном аспекте проблемы оставляет «в тени» другой, быть может, не менее важный ее аспект. Бесспорно, необходимо детально изучить планы старшеклассников, связанные с ближайшей жизненной перспективой — продолжением учебы, выбором профессии и места работы, чему и посвящена большая часть социологических исследований. Однако полученная информация имеет ценность, ограниченную теми узкими временными и содержательными рамками, в которых заключена изучаемая перспектива. Трудно правильно оценить особенности формирования ближайших жизненных планов молодежи, когда -ничего не известно о ее долговременных целях и ожиданиях, об отдаленной перспективе в профессиональной и других сферах жизни. Изучить целостную картину будущего в сознании молодежи, находящейся в ситуации выбора профессии, рассмотреть особенности взаимосвязи ближайшей профессиональной и отдаленной жизненной перспективы, — такие задачи были поставлены в исследовании, результаты которого представлены в этой книге.

______________________

* В ссылках на литературу, приведенную в затекстовом списке, указываются: фамилии авторов или начальное слово заглавия, если произведения описываются под заглавием; год издания или номер, тома; страницы (курсивом).

По тому, как человек относится к своему будущему в юности, когда он определяет основные ориентиры своего жизненного пути, можно во многом судить об уровне его социальной зрелости, проблемы формирования которой в настоящее время находятся в центре внимания социологов, разрабатывающих молодежную проблематику [Филиппов, 1986]. Как подчеркивал И. В. Бесстужев-Лада в выступлении на Всесоюзном симпозиуме «Актуальные проблемы теории и практики профессиональной ориентации молодежи в условиях реформы общеобразовательной и профессиональной школы», одной из причин инфантильности молодежи является отсутствие серьезного представления старшеклассников о дальнейшем жизненном пути [Палиева, Сергеев, 1984, 207]. Нельзя не согласиться с тем, что без серьезного отношения к будущему не может быть и ответственного отношения к настоящему. Однако трудно судить о серьезности отношения к будущему юношей и девушек, пока нет достаточно четких критериев оценки жизненной перспективы с точки зрения ее .соответствия требованиям общественного прогресса и развития личности. Вопрос этот сложен и вряд ли можно претендовать на «окончательное его решение, которое всегда будет зависеть от конкретных общественных условий, определяющих особенности жизненного самоопределения каждого нового поколения. Поэтому многие оценки и суждения о жизненной перспективе молодежи, представленные в данной книге, основываются на критериях, актуальных в современных условиях. Это накладывает и определенные ограничения на интерпретацию и обобщение результатов исследования. Другое ограничение связано с особенностями объекта исследования.

21 стр., 10394 слов

Одиночество как социальная проблема и пути ее решения при обслуживании ...

... Введение новых видов социальных услуг, профессиональных стандартов социальных работников и специалистов позволит совершенствовать пути решения проблемы одиночества пожилых инвалидов. Объект исследования - одиночество пожилых инвалидов как социальная проблема. Предмет исследования - одиночество как социальная проблема и пути ее решения ...

Нами были изучены жизненные перспективы учащихся 8-х и 10-х классов средних школ г. Киева. А следовательно, обнаруженные тенденции открывают возможности для обобщений, касающихся формирования представлений о будущем, характерных для старшеклассников, проживающих в одном из крупных административных и промышленных центров страны. Для более широких обобщений необходимы исследования в других регионах. Поэтому выводы, полученные в результате исследования, мы рассматриваем как основание для выдвижения гипотез, подтверждение которых не только в данных, но и в других региональных условиях позволило бы разработать систему практических рекомендаций, направленных на совершенствование профессиональной ориентации, трудового воспитания и подготовки к самостоятельной жизни учащейся молодежи.

В книге основное внимание уделено содержанию и структуре жизненной перспективы, взаимосвязи ее различных компонентов, разработке критериев, позволяющих оценивать уровень ее развития. Вопросы, связанные с влиянием факторов социальной среды на формирование жизненной перспективы, были рассмотрены в книге «Профессиональное самоопределение и трудовой путь молодежи» [Киев, 1987]. Поэтому автор специально не рассматривал этот аспект проблемы, чтобы не воспроизводить уже опубликованные результаты, а детально остановился на тех вопросах, которые еще не получили освещения в социологической литературе.

Сейчас, как никогда ранее, от массовой инициативы, творческого поиска новых путей и возможностей развития зависит будущее нашего общества. В этом поиске одна из ключевых ролей принадлежит молодому поколению, вступающему в самостоятельную трудовую и общественную жизнь в конце 80-х годов. Насколько готова современная молодежь, жизненные притязания и ожидания которой формировались в предшествующие годы, к новой ситуации в обществе, предъявляющей повышенные требования к социальной самостоятельности человека, его готовности к трудовой и общественно-политической самоотдаче, способности ставить перед собой высокие и вместе с тем реалистичные цели, согласовывать их с перспективой развития общества? Проведенные нами эмпирические исследования позволили в определенной мере ответить на эти вопросы, раскрыть особенности формирования жизненной перспективы молодежи на решающем этапе ее профессионального и жизненного самоопределения. В работе широко используются данные психолого-биографических и социально-психологических исследований, в которых показана роль жизненной перспективы в формировании и развитии личности на том этапе, когда происходит выбор профессионального и жизненного пути. В приложении приведена специальная тестовая процедура, разработанная автором совместно с А.

4 стр., 1577 слов

Адаптация личности к уходу на пенсию. Выход на пенсию как социальная ...

... состоянию незанятости. Выход на пенсию как социальная проблема Одним из наиболее переменных моментов на жизненном пути человека, влекущим за собой существенные изменения в условиях и образе его жизни является выход на пенсию. Выход на пенсию может, рассматривается как завершение ...

А. Кроником, которая применялась для изучения особенностей формирования субъективной картины жизненного пути, представленной в сознании старшеклассников. В качестве основного метода исследования использовался анкетный опрос. В приложении представлен фрагмент анкеты, разработанный автором совместно с В. С. Магуном при выполнении плановой темы отдела социологических исследований социально-профессиональных ориентации Института философии АН УССР. Автор выражает благодарность сотрудникам отдела, участвовавшим вместе с ним в организации и проведении исследования, а также В. С. Магуну — за плодотворное сотрудничество при разработке блока вопросов анкеты, направленных на изучение жизненных притязаний, степени самостоятельности и готовности молодежи к трудовой самоотдаче.

1. ЖИЗНЕННАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА, ПАРАМЕТРЫ

живет в настоящем

Будущее — доминанта современной культуры. Сейчас, как никогда в истории человечества, существует необходимость понимания того, что без глубоко продуманного, ответственного отношения к будущему — не только ближайшему, но и достаточно отдаленному — человек не может рассчитывать на дальнейший прогресс во всех сферах общественной и индивидуальной жизнедеятельности. Во времени как «пространстве человеческого развития» [Маркс, Энгельс, т. 16, 147] именно будущее составляет направляющее и организующее начало, роль которого неизмеримо возрастает в условиях современного социального и научно-технического прогресса. Время требует нового отношения к будущему от каждого человека, отношения, основанного на творческом, конструктивном подходе к организации своей жизни не только в ситуативном, но и в биографическом и историческом масштабах. Жить сегодня — сегодняшним днем, значит, завтра жить — днем вчерашним, настолько быстро и динамично изменяются ныне условия и содержание жизни общества и личности. Знать будущее, уметь созидать его во все более широких масштабах, теснее увязывать с острыми проблемами настоящего — таковы задачи, которые требуют практического решения и научного обоснования. По мнению А. Печчеи, «гуманистическая концепция жизни на нынешней, высшей стадии эволюции человека требует от него, чтобы он перестал наконец «заглядывать в будущее» и начал «создавать» его. Он должен смотреть возможно дальше вперед, и в своих действиях уделять одинаковое внимание как нынешним, так и отдаленным во времени их последствиям… Поэтому он должен хорошенько подумать и решить, каким бы он хотел видеть это будущее, и в соответствии с этим регулировать и регламентировать свою деятельность» [1980, 185].

Казалось бы, что нового в мысли о необходимости конструирования будущего в широких временных границах. Цели и планы, надежды и опасения всегда служили человеку средством освоения будущего. Именно в способности «рассудочного ожидания будущего» усматривал И. Капт решающий признак преимущества человека перед животным [1980, 48]. Однако преимущество это, позволяющее приблизить отдаленное время, имеет, как подчеркивает Кант, и то существенное неудобство, что, думая о неизвестном будущем, человек обращается к «неисчерпаемому источнику забот и огорчений». Этим обусловлено и двойственное отношение человека к будущему. С одной стороны, ни одно действие не будет последовательным и разумным, если ему не предшествует идеальное представление о результате, если поведение не направляется из будущего целями, планами, ожиданиями. Но есть и другая сторона — ложный образ будущего, который уводит от насущных проблем, а в итоге оказывается, что цели были недостижимы, а опасения и тревоги напрасны. Следовательно, необходима мера, определяющая оптимальный характер содержательного и хронологического освоения будущего человеком. Как определить эту меру, какие средства и критерии при этом использовать?

27 стр., 13138 слов

Ценностные ориентации и жизненные планы в юношеском возрасте

... о ценностях и жизненных планах в юношеском возрасте. Цель: помочь юношам определить свои жизненные планы, прояснить временную перспективу будущего и продвинутся в развитие своего самоопределения. Достижение поставленной цели предполагает решения ряда задач: изучить теоретическую литературу об особенностях юношеского возраста; 2. ...

Чтобы «создавать» будущее, необходимо прежде всего изучить его структуру, содержание, особенности формирования в различных общественных системах, в разных социальных группах. Необходима система показателей, с помощью которых можно определять степень соответствия представлений о будущем потребностям и возможностям человека. Знание этого позволит выяснить специфику связи будущего с настоящим, определить ту роль, которую картина будущего играет в повышении активности различных социальных субъектов, в совершенствовании их деятельности.

Таков, в самой общей постановке, круг задач, который определил направление и результаты исследования, представленного на страницах данной книги. В этой и последующих главах монографии задачи будут конкретизированы в соответствии с основным объектом исследования — молодежью, находящейся на этапе профессионального самоопределения. II прежде всего необходимо конкретизировать основные понятия, характеризующие отношение человека к будущему, определить их содержание, специфику и взаимосвязь. В социологии, социальной и общей психологии используется ряд понятий, отражающих различные аспекты отношения к будущему: цели, планы, ориентации, перспективы. В том случае, когда предметом исследования выступает будущее человека в масштабе его жизненного пути, т. е. долговременная картина жизни в будущем, речь идет о жизненных целях и планах, ори-ентациях и перспективах.

Эти понятия во многом близки по содержанию и нередко используются в одном контексте для характеристики совокупности представлений человека об основных линиях и ориентирах его дальнейшего жизненного пути. Однако за их содержательным сходством стоит не менее существенное различие. Жизненные цели и планы имеют достаточно определенную предметную очерченность, могут быть выражены в конкретных событиях жизненного пути. Жизненные планы являются средствами осуществления жизненных целей, их конкретизацией в хронологическом и содержательном аспектах, они определяют порядок действий, необходимых для реализации жизненных целей как основных ориентиров жизненного пути в будущем. С помощью этих понятий будущее может быть рассмотрено как относительно упорядоченная во времени совокупность событий, приводящих к достижению идеальных результатов, являющихся на данном этапе жизненного пути основными ориентирами деятельности человека.

событийный подход

С точки зрения событийного подхода жизненные цели и планы различаются как конечные и промежуточные события определенного этапа жизни. Цели — более масштабные и несколько менее хронологически определенные события, чем планы . В связи с этим в эмпирических исследованиях в качестве жизненных планов, как правило, рассматриваются такие конкретные события, как поступление в вуз, вступление в брак, повышение в должности и т. д., а в качестве жизненных целей — некоторые достаточно абстрактные ориентиры: хорошая работа, материальная обеспеченность, счастливая семейная жизнь и т. д. При этом предполагается, по-видимому, что последовательная реализация конкретных событий — планов, по мнению самого человека, в конечном счете приведет его к осуществлению соответствующих жизненных целей. Например, хорошая работа будет следствием поступления и окончания в конкретные сроки учебного заведения, а счастливая семейная жизнь наступит в результате вступления в брак, рождения детей и т. д. Такая картина будущего, разумеется, вполне может быть представлена в сознании людей. Однако содержательная и хронологическая неопределенность целей (если это действительно цели) в таком случае предопределяет и недостаточность для их достижения соответствующих жизненных планов. Так, можно четко определить для себя уровень образования и место работы в будущем, однако, даже будучи реализованными в ожидаемые сроки, эти планы не обязательно приведут к осуществлению такой «жизненной цели», как «хорошая работа».

3 стр., 1256 слов

Ценностные ориентации современной молодежи

... жизненных целей и планов, ориентаций и перспектив, то есть совокупности представлений человека об основных линиях его жизненного пути [8]. Таким образом, важнейшей предпосылкой успешной самореализации человека в будущем ... ориентаций студенческой молодежи ... психологией, системой ценностных ориентаций. По Э. Эриксону, пребывание в ВУЗе является "законодательно закрепленной отсрочкой" в принятии человеком ...

феномен недостижимости цели

Разумеется, событийным подходом не исчерпываются, возможные направления исследования представлений человека о будущем. Изучение событий позволяет определить дискретную картину будущего, представленного совокупностью последовательных моментов, «точек» на линиях жизни, направленных в будущее. Фактором, обусловливающим движение по этим линиям от события к событию, являются ценностные ориентации личности, в основе которых — система воспринятых личностью социальных ценностей. Планируя свое будущее, намечая конкретные события — планы и цели, человек исходит прежде всего из определенной иерархии ценностей, представленной в его сознании. Ориентируясь в широком спектре социальных ценностей, индивид выбирает те из них, которые наиболее тесно увязаны с его доминирующими потребностями. Предметы этих потребностей, будучи осознанными личностью, становятся ее ведущими жизненными ценностями [Брожик, 1982, 192]. Избирательная направленность на эти ценности отражается в иерархии ценностных ориентации личности. Ценностные ориентации не имеют той определенности, которая присуща сформированным на должном уровне целям и планам. Благодаря этому они выполняют более гибкую регулятивную функцию. Их предмет — определенная сфера жизнедеятельности, линия поведения, рассчитанная на период времени, который заранее трудно установить для непосредственной реализации ожиданий, соответствующих сложившейся иерархии ценностей.

Если жизненные цели и планы не реализуются, наличие ценностных регуляторов обеспечивает устойчивость личности в момент «кризиса нереализованности». Если же намеченные цели достигнуты и утрачивают побудительную силу, ценностные ориентации стимулируют к постановке новых, целей. Этот механизм действует при устойчивой структуре ценностного сознания человека, когда у него сформирована достаточно четкая иерархия ценностных ориентации и он может с уверенностью сказать, что главное для него, например, творческая работа, затем — семенное счастье, полноценный досуг, здоровье и т. д.

Тогда создаются предпосылки для согласования жизненных целей в соответствии с приоритетами, определяемыми иерархией ценностных ориентации.

3 стр., 1248 слов

Различие категорий терминов: человек, личность, гражданин, физическое лицо

... Эти и некоторые другие вопросы далее будут рассмотрены подробно. 1. Различие категорий (терминов): ”человек”, ”личность”, ”гражданин”, ”физическое лицо” “В РФ признаются и гарантируются права и ... ныне. Ею занимались и занимаются многие учёные.1 Итак, цель курсовой работы, проанализировать современное российское законодательство, посвящённое гражданам (физическим лицам) и сравнить его с прошлым ...

Ценностные ориентации, цели и планы являются последовательными ступенями субъективной регуляции жизнедеятельности человека. Ориентации определяют порядок предпочтения тех или иных сфер деятельности, направлений жизненного пути, на которых человек предполагает сконцентрировать свои силы и энергию. Постановка целей предполагает знание не только направления деятельности, но и ее идеального результата, которому соответствует определенное событие жизненного пути, отделяющее зону обозримого будущего в данной сфере жизнедеятельности от будущего, которое еще не освоено человеком. Жизненная цель — это предметная и хронологическая граница » «актуального» будущего, непосредственно связанного с заботами и проблемами настоящего. Если до этой границы будущее наполняется конкретными жизненными планами на пути к реализации соответствующих жизненных целей, то за ней оно может быть выражено только в общих ориентациях на жизненные ценности, не требующих хронологической и четкой предметной определенности.

Ценностные ориентации, жизненные цели и планы как последовательно формирующиеся компоненты осознанной картины будущего дают ответы на ключевые жизненные вопросы: В каких сферах жизни сконцентрировать усилия для достижения успеха? Что именно и в какой период жизни должно быть достигнуто? Какими средствами и в какие конкретные сроки могут быть реализованы поставленные цели?

В реальных жизненных условиях возможны различные формы осознания будущего, нередко весьма далекие от последовательного решения рассмотренных вопросов. Разумеется, можно привести хрестоматийные примеры того, как ориентация на творческий труд обусловливает постановку жизненной цели, связанной с определенным научным открытием или смелым инженерным проектом, а ясное знание цели определяет четкую последовательность жизненных планов. Такого рода примеров немало и в сферах общественной деятельности, семейной жизни и увлечений человека.

Иная картина будущего наблюдается в том случае, когда ценностные ориентации, цели и планы сформированы не в той мере, чтобы человек мог последовательно и определенно ответить на вопросы, от решения которых зависят направление и содержание его жизненного пути. В чем же находит проявление недостаточная сформированность представлений человека о своем будущем? Прежде всего в несогласованных ценностных ориентациях, когда человек не может осуществить выбор наиболее значимых сфер жизнедеятельности, на которых ему следует сосредоточить свои усилия. Речь идет о недостаточно сформированной иерархии ценностных ориентации. Когда равные по значимости ценности конкурируют в сознании человека, ему трудно определить первоочередные направления деятельности. Возникает ситуация, когда хочется достигнуть успехов параллельно по многим направлениям, что далеко не всегда осуществимо. Прежде всего в связи с ограниченностью индивидуальных ресурсов человека, что, как подчеркивает В. С. Магун, приводит к наличию «взаимообратных соотношений между успешностью разных видов деятельности, требующих одних и тех же ресурсов, прежде всего энергетических» [1983, 63].

Но дело не только в ограниченности ресурсов, что может сказаться только в процессе деятельности. Конкуренция ценностных ориентации порождает, в первую очередь, ситуацию неопределенности жизненного выбора. Если для человека равную значимость имеют профессия, требующая постоянных разъездов, и ориентация на размеренный, устроенный быт, то, поскольку параллельная реализация этих ценностей практически исключена, приходится выбирать что-то одно. Но как осуществить такой выбор, если и то, и другое имеют равную ценность. Подобная ситуация напоминает известную притчу о буридановом осле, так и не выбравшем ни одну из двух равноценных охапок сена.

9 стр., 4120 слов

Интеллектуальный и духовный потенциал человека будущего

... теорией нравственного воспитания и научной организации труда. Человек будущего, безусловно, необычайно расширит свои адаптационные возможности с ... К. Анохина, "если когда-то состоятся попытки сделать интеллектуальные способности продуктом химических и обучающих лабораторий, то ... Крупные сдвиги в экономике и повседневной жизни людей, происшедшие за последние десятилетия, настоятельно ставят вопрос ...

Понятно желание человека не отказываться от своих жизненных ценностей, когда все они имеют положительное общественное значение. Однако общество в целом располагает гораздо более широким диапазоном ценностей, чем тот диапазон возможностей, который есть у индивида. Поэтому и необходима система индивидуальных ценностных ориентации, определяющая жизненные приоритеты, порядок постановки и реализации целей. Эта мысль лаконично изложена в афоризме Сенеки: «Кто везде — тот нигде» [1977, 6]. К ней можно только добавить, что не всегда равнозначные ценности порождают неопределенность жизненного выбора, а только в том случае, когда они противоречивы (как, например, ориентация на творческую самореализацию в научной деятельности и вместе с тем на досуг, заполненный ежедневными развлечениями).

Если же равнозначные ценности не конкурируют в сознании человека, то соответствующие ориентации могут быть реализованы параллельно без ущерба для каждой из них (таковы, например, ориентации на творческий труд и общественное признание).

Наличие конкурирующих компонентов в сознании — один из источников рассогласования вербального и реального доведения человека [Сознание…, 1985, 21}. Противоречивость ценностных ориентации, их конкуренция в ситуации жизненного выбора — исходный момент рассогласования того, что человек хочет добиться в будущем, и того, что он будет для этого предпринимать. Следовательно, важнейшей предпосылкой успешной самореализации человека в будущем является согласованная, непротиворечивая система ценностных ориентации, которая лежит в основе формирования содержательно и хронологически согласованных жизненных целей и планов. Однако даже такая система ценностных ориентации не гарантирует от трудностей и проблем, возникающих непосредственно в процессе целеполагания.

Человек может иметь достаточно четкое представление о сферах и направлениях деятельности, не имея при этом конкретных жизненных целей. Кроме того, жизненные цели могут не соответствовать способностям и возможностям самого индивида или условиям той социальной среды, в которой он живет. Следовательно, наряду с противоречивостью ценностных ориентации в качестве проявления недостаточной сформированное(tm) представлений человека о своем будущем следует рассматривать неадекватность жизненных целей. И наконец, следует учитывать такой показатель, как степень конкретности жизненных планов. Знание цели недостаточно для успешной деятельности, если нет ясного представления о средствах ее достижения. Абстрактность жизненных планов связана с отсутствием представлений о тех событиях, которые должны предшествовать достижению жизненной цели, а также во временной неопределенности этих событий. Неадекватность жизненных целей и абстрактность жизненных планов могут проявляться в различных жизненных ситуациях. Одной из наиболее распространенных является ситуация выбора профессии, когда из тысяч профессий нужно выбрать одну, наиболее соответствующую склонностям и способностям, определить учебное заведение, конкретную специальность, согласовать свой выбор с планами и ожиданиями в различных сферах жизни. И если жизненные цели определены неадекватно — их содержание не связано с выбором профессии, а сроки реализации иллюзорны — это будет иметь существенные последствия для всего дальнейшего жизненного пути человека.

4 стр., 1696 слов

Реферат по обществознанию 6 класс человек личность

... человека и его деятельность и других наук, обществознание , психология, языкознание и некоторые другие науки занимаются изучением проблемы личности. На этой странице материал по темам: Что такое личность реферат 6 класс ... место общественно-культурных идеалов в становлении личности? В чем проявляется величие личности? Проявляется ли величие личности в течение всей жизни или лишь одно-два события ...

Прежде чем обратиться к проблемам профессионального самоопределения личности в том аспекте, который связан с изучением представлений о будущем, необходимо рассмотреть вопрос о том, как эти представления интегрируются в целостную систему, объединяющую ценностные ориентации, жизненные цели и планы. В систему представлений о будущем включаются и другие компоненты, среди которых, с одной стороны, мечты, фантазии, грезы, составляющие желаемую, но не обязательно осуществимую картину будущего, а с другой — тревоги и опасения, ожидания неприятных событий, которые с определенной вероятностью могут произойти в жизни каждого человека и которых, по возможности, ему следует избегать.

Первым шагом в описании этой сложной системы должен стать поиск понятия, отражающего содержание и структуру будущего человека как важнейшей составной части его жизненного пути. В социологической литературе предложен ряд понятий, которые могут быть применены для интегративного описания будущего: «жизненная ориентация» [Титма, 1978, 44], «жизненная программа» [Со-хань, 1985, 199], «образ потребного будущего» [Немиров-скнй, 1984, 86]. Однако каждое из этих понятий раскрывает одну из сторон системы представлений о будущем. М. X. Титма связывает жизненную ориентацию главным образом с иерархией форм жизнедеятельности, представленной в сознании человека. Жизненная программа, по определению, данному Л. В. Сохань, представляет идеальный образ основных целей и результатов жизнедеятельности личности. Как совокупность целей жизнедеятельности личности рассматривает образ потребного будущего В. Г. Немировский. Эти понятия выполняют существенную методологическую функцию, позволяя интегративно описывать совокупность ценностных ориентации или жизненных целей, для целостной характеристики путей и средств реализации которых используется понятие «жизненный план» [Титма, 1975, ПО; Коган, 1984, 140; Сохань, 1985, 200].

С помощью рассмотренных выше понятий обобщенная характеристика будущего осуществляется по отдельным его составляющим. Более высокий уровень обобщения связан с использованием понятия «перспектива» применительно к жизненному пути человека. Оно употребляется в трех основных значениях, имеющих общий источник — латинское слово «perspicio» (ясно вижу): система изображения предметного мира на плоскости в соответствии со зрительным восприятием предметов человеком; вид вдаль; планы, виды на будущее [Советский …, 1981, 1004]. Первые два значения связаны с особенностями отражения предметного мира, непосредственно включенного в поле зрительного восприятия человека. Они используются для характеристики восприятия пространства. В последнем значении понятие перспективы очерчивает ту область отражения человеком мира, которая связана с восприятием и осознанием времени как пространства развития и самореализации. Таков и обыденный смысл, который мы вкладываем в это понятие, когда говорим о «перспективном деле», «неперспективной работе», о «работнике с перспективой», «перспективах роста» и т. п. Нет иного понятия, которое имело бы столь богатые смысловые ассоциации с временем жизни человека, его прошлым, настоящим и будущим, возможностями развития, проблемами выбора жизненного пути. Это, по-видимому, и послужило одним из оснований для его введения в язык психологической .науки в тот период, когда в ней стали активно разрабатываться проблемы, связанные с изучением человека во времени, с исследованиями жизненного пути личности.

Впервые научное обоснование понятие «временная перспектива» получило в работах К. Левина, который использовал его для описания целостного видения человеком своей жизни в прошлом, настоящем и будущем [Lewin, 1964; Левин, 1980]. Проблему временной перспективы К. Левин рассматривал в рамках разработанной им концепции «психологического поля в данный момент времени», согласно которой элементы прошлого опыта и представления о будущем объединяются в психологическом настоящем, независимо от их реальной хронологической удаленности. Включаясь в психологическое поле данного момента, прошлое и будущее приобретают побудительный потенциал, определяющий временную перспективу и особенности поведения человека. Поэтому в психологии и сложилась традиция рассматривать временную перспективу как понятие, отражающее содержание времени жизни не только в будущем, но также в прошлом и настоящем. Для описания представлений человека о будущем, как правило, используется понятие будущей временной — перспективы, которая определяет «способность личности действовать в настоящем в свете предвидения сравнительно отдаленных будущих событий» [Cottle, Klineberg, 1974, 14}. Основная проблема в исследовании будущей временной перспективы состоит в поиске тех ее параметров, которые оказывают воздействие на деятельность человека, формирование и развитие его психики. В связи с этим в многочисленных исследованиях выделен ряд параметров, измерение которых позволяет оценивать будущую временную перспективу как благоприятный или негативный фактор развития личности и ее жизненного пути [Pulkkinen, 1984; De Voider, Lens, 1982; Sande, 1972; Орлов, 1978]. В качестве основных параметров рассматриваются продолжительность, реалистичность, дифференцирозанность, оптимистичность, согласованность перспективы. Продолжительность характеризует хронологический «размах» событий будущего, она свидетельствует о том, насколько далеко способен человек заглядывать в будущее. Как показывают исследования, увеличение продолжительности будущей временной перспективы положительно связано с повышением жизненной удовлетворенности и улучшением состояния здоровья человека [Томэ, 1978; Thomae, 1983]. ^Реалистичность перспективы — это способность личности -разделять в представлениях о будущем реальность и фантазию, — концентрировать усилия на том, что имеет реальные основания для реализации в будущем. Особенностью детской перспективы, как показал К. Левин, является нерасчлененность реального и фантастического уровней зо временной перспективе. Однако и у многих людей зрелого возраста будущая временная перспектива недостаточно реалистична, что является одним из показателей инфантильности личности, которая в этом случае не способна эффективно сосредоточивать свои усилия на реальных направлениях эффективной самореализации. Оптимистичность перспективы определяется соотношением положительных и отрицательных прогнозов относительно своего будущего, а также степенью уверенности в том, что ожидаемые события произойдут в намеченные сроки. Исследования показывают, что оптимистичность перспективы тесно связана с реальными жизненными достижениями и с социальной интегрированностью личности; наименее оптимистична будущая временная перспектива у правонарушителей и алкоголиков [Хомик, 1985; Pulkkinen, 1984]. г При несогласованности перспективы, когда человек недостаточно связывает будущие события с прошлыми и настоящими, возникает феномен «временной некомпетентности», который негативно сказывается на степени адаптированности личности к конкретным условиям жизнедеятельности [Munnichs, 1983]. Несогласованность перспективы связана с низкой субъективной актуальностью событий жизни, с переживанием времени как чрезмерно растянутого [Головаха, Кроник, 1984]. Дифференцированность будущей временной перспективы характеризует степень расчлененности будущего на последовательные этапы. Выделяют два основных этапа: ближайшая и отдаленная перспектива . Самостоятельное значение каждого из этих этапов, особенности их формирования в детстве к юности и влияние на развитие личности убедительно показаны А. С. Макаренко [1958], работы которого сыграли столь же существенную роль в изучении проблем перспективы в рамках советской психологии, как исследования К. Левина в развитии данной проблематики в западной психологии. При различных методологических подходах к пониманию роли будущего в формировании и развитии личности А. С. Макаренко и К. Левин в конкретных исследованиях обнаруживали сходные данные, свидетельствующие о том, что разделение ближайшей и отдаленной перспективы является важнейшим моментом развития личности, характеризующим переход от детства к юности, к. решению важнейших задач жизнеустройства, к выбору жизненного пути, к становлению социальной зрелости и самостоятельности личности.

Данные психологических исследований обнаруживают прямую или опосредованную связь рассмотренных параметров будущей, временной перспективы с такими существенными личностными характеристиками, как самооценка, я — концепция, мотивация достижения, догматизм, тревожность, импульсивность, локус контроля и ряд других [Rabin, 1978; Tromsdorff, 1983]. Основной вывод, к которому приходят практически все исследователи, состоит в том, что уровень развития будущей временной перспективы, критерием которого выступают ее продолжительность, оптимистичность и реализм, степень дифференцированности и согласованности, связан с уровнем психического и социального развития личности. В этом смысле вполне можно употреблять понятия, почерпнутые из обыденного опыта и связанные с оценкой личности с точки зрения ее «перспективности» или «бесперспективности», поскольку важнейшие личностные качества, определяющие степень активности человека в различных сферах жизни, в большей мере присущи людям с развитой, гармоничной будущей перспективой.

Можно, разумеется, предположить, что именно изначальное присутствие таких личностных качеств, как социальная интегрированность, жизненная удовлетворенность, отсутствие тревожности и импульсивности, внутренний контроль, высокий уровень мотивации достижения, является фактором формирования оптимальной будущей перспективы, а не наоборот (как этого хотелось бы тому, кто с формированием представлений о будущем связывает надежды на возможность повышения жизненной активности и гармоничного развития личности).

Такое предположение было бы вполне правомерным, если бы те или иные компоненты и параметры будущей перспективы не составляли в определенном аспекте содержание указанных выше личностных качеств. Действительно, социальная интегриро-ванность — это не только способность человека найти свое место в обществе, в деятельности его различных институтов. Самой этой способности не могло бы быть, если бы человек, прежде чем определить свое место в социальной системе, не согласовал бы свои цели и планы с перспективой развития данной системы. Жизненную удовлетворенность нельзя рассматривать только как одномоментное переживание полноты настоящего. В отличие от удовольствия, извлекаемого из текущей ситуации, удовлетворенность жизнью охватывает и прошлое, и будущее, т. е. перспективу, которая нередко позволяет человеку ощутить высокое чувство жизненной удовлетворенности, даже тогда, когда он находится в бедственном положении. Импульсивность — это неуправляемость поведения с точки зрения будущих результатов, а тревожность — чувство страха и опасения прежде всего за будущее. Поэтому нет более эффективного психологического пути воздействия на эти личностные качества, чем изменение отношения человека к будущему, формирование и коррекция будущей перспективы.

Известно, какое значение в современных исследованиях личности придается преобладающему локусу контроля. При внутреннем или внешнем контроле «человек возлагает ответственность на себя или на обстоятельства не только за все происшедшее, но и за свое будущее. Следовательно, и ответственное отношение к будущему как элемент перспективы непосредственно включается в механизм, формирующий определенный локус контроля. То же можно сказать и об уровне мотивации достижения, которая определяется содержанием, согласованностью и временной удаленностью реализуемых целей. Поэтому формирование развитой, гармоничной будущей временной перспективы должно рассматриваться как необходимая предпосылка формирования и развития личности, эффективности ее деятельности в различных сферах жизни.

Таковы выводы, которые вытекают из психологических исследований. Для социолога, который ставит перед собой задачу раскрыть социальное содержание этой проблемы, исключительно важно найти опору в данных психологической науки. Методы, которыми он владеет, обращены прежде всего к массовому респонденту, к представителю определенной социальной группы. И если факты, кропотливо собранные психологами, позволяют приступать к изучению проблемы будущего с уверенностью в том, что перспектива личности — важнейший фактор ее развития и самореализации, то для социолога открывается широкое самостоятельное поле деятельности, связанное с изучением того, какое же конкретное содержание вкладывают люди в свои перспективы, в чем специфика его в различных социальных группах, какие факторы и условия способствуют приведению данного содержания в соответствие с нормами общественной жизни, с требованиями, обеспечивающими гармоничное развитие самой перспективы. Иными словами, зная роль перспективы в жизни человека, зная параметры и критерии ее развития, выделенные в психологии, можно решать конкретные социологические проблемы, возникающие в тех сферах общественной жизни, которые непосредственно связаны с необходимостью изучения отношения к будущему.

Чтобы выделить именно этот аспект, явно недостаточно использовать понятия временной перспективы или будущей временной перспективы, разработанных в психологии. Недостаточно прежде всего потому, что перспектива личности с точки зрения социолога — это не только временная перспектива, но и пространственная, в той мере, в какой человек планами, целями и результатами деятельности осваивает определенную область социального пространства, в котором сферы общественной деятельности складываются на пересечении жизненных траекторий социальных групп и отдельных людей.

И в психологии каждое событие рассматривается не только во времени, но и в пространстве человеческой жизни. Однако психолога прежде всего интересует именно временная структура будущего (длительность, последовательность, дифференцированность событий), а изучению жизненного пространства отводится вторичная роль, поскольку он ищет механизм формирования представлений о будущем, который мог бы быть универсальным средством регуляции будущей временной перспективы. Даже когда проводятся сравнительные психологические исследования, изучаются различия в формировании перспективы у людей разного возраста, пола или социального положения, конкретное содержание перспектив отходит на второй план, уступая место поиску универсальных закономерностей, характеризующих данную категорию людей. Таковы, например, многочисленные исследования временной перспективы, выполненные группой психологов, работающих под руководством Ж- Нюттена [Nuttin, 1980; De Voider, 1979]. Когда же в центре внимания находится содержание будущей перспективы, то оказывается, что в поиске всеобщих универсальных закономерностей просто нет необходимости, ибо содержание сознания представителей различных групп весьма динамично и отражает динамику общественных процессов. И в современных условиях, когда общественные процессы очень подвижны, а социальные проблемы возникают и сменяют друг друга с большой быстротой, задача социолога состоит в том, чтобы наиболее адекватно существующей общественной ситуации зафиксировать специфику содержания будущей перспективы. Это содержание и является тем пространством, которое составляет зону освоенного в сознании различных групп людей будущего общества. Поэтому при социологическом подходе к исследованию будущего в качестве основного параметра перспективы рассматривается ее содержание. Предметом социологического исследования в первую очередь становятся жизненные цели, планы, ориентации в различных сферах жизнедеятельности. Это не значит, что при таком подходе должны игнорироваться временные параметры перспективы: продолжительность, дифференциро-ванность, согласованность. Все они необходимы для оценки развития перспективы, ее достаточно высокого уровня сформированности для того, чтобы изученное конкретное содержание перспективы имело реальные шансы осуществления в практической деятельности людей. Что касается реалистичности и оптимнстичности перспективы, то эти параметры являются непосредственной предпосылкой для оценки ее содержания. Различия в позициях психолога и социолога по отношению к этим параметрам заключаются в том, что психолога интересует механизм формирования реалистичного и уверенного взгляда в будущее, а социолога — уровень социального оптимизма и реалистичность представлений о будущем различных социальных групп в конкретных условиях общественной жизни.

Выше было показано, что используемые в рамках социологии понятия «жизненный план», «жизненная ориентация», «жизненная программа», «образ потребного будущего» раскрывают лишь отдельные стороны проблемы будущего в сознании людей. Психологическое понятие будущей временной перспективы также не охватывает своим содержанием социологические аспекты данной проблемы, хотя сам термин «перспектива» имеет в данном случае важную смысловую нагрузку. Поэтому представляется целесообразным для решения поставленных задач использовать понятие, которое может выполнить интегративную функцию, характеризуя основные содержательные и структурные моменты, связанные с представлением человека о своем будущем. На наш взгляд, наиболее удачным в данном случае является понятие «жизненная перспектива», которое еще сравнительно редко используется в научной литературе. К. К. Платоновым предложено определение жизненной перспективы, которая рассматривается им как «образ желанной и осознаваемой как возможной своей будущей жизни при условии достижения определенных целей» [1984,54].

Это определение правильно отражает сущность жизненной перспективы как системы представлений человека о возможном будущем. Однако перспектива-это не всегда желаемое, но нередко — ожидаемое с тревогой и опасениями. Такие события, например, как неудачи и утраты, вряд ли целесообразно планировать, а тем более желать их осуществления. Однако их вполне можно ожидать, готовясь к предотвращению негативных последствий. Поэтому жизненную перспективу следует рассматривать как целостную картину будущего в сложной противоречивой взаимосвязи программируемых и ожидаемых событий, с которыми человек связывает социальную ценность и индивидуальный смысл своей жизни. Ценностные ориентации, жизненные цели и планы составляют ядро жизненной перспективы, без которого она утрачивает свою основную функцию — регулятивную. Если человек ожидает утраты и неудачи, и при этом в арсенале программных событий не находит того, что могло бы предотвратить или преодолеть последствия ожидаемых потерь, его жизненная перспектива утрачивает положительную регулятивную функцию и может дезорганизовывать поведение. Следовательно, ключевым моментом в исследовании жизненной перспективы человека должны стать те конкретные цели и планы, с помощью которых он намерен воплотить в действительность свои жизненные ценности.

Жизненная перспектива -не раз и навсегда выработанная стратегия. Каждому качественно новому этапу жизненного пути должно соответствовать специфическое содержание перспективы, в которой одни компоненты сохраняют преемственность, а другие — отражают реальные изменения в окружающем мире и в самом человеке. В исследованиях жизненного пути обнаружены факты, свидетельствующие о том, что в жизни каждого человека существуют критические моменты, связанные с изменениями жизненной перспективы; в этих жизненных ситуациях одни люди способны перестраивать свою перспективу, повышая мотивацию достижения, а другие впадают в состояние стресса, характеризующееся чувством опасности и повышенной тревожности [Kuhlen, 1968]. По разным линиям жизни критические моменты возникают в разное время, но есть такие периоды жизни, в которых эти моменты концентрируются, пересекаются, порождая целый комплекс жизненных проблем, требующих формирования и перестройки жизненной перспективы.

Первым из этих периодов в жизни человека являются годы юности, на которые выпадает, пожалуй, один из наиболее ответственных жизненных выборов — выбор профессионального пути, имеющий кардинальное значение для всей дальнейшей жизни. Причем этот выбор необходимо осуществить еще в период обучения в школе в 15-17 лет. При этом юноши и девушки должны осознавать, что выбор профессии — это не только предпосылка успешной самореализации в будущей трудовой деятельности, но и одно из важнейших средств обеспечения успеха и в других сферах жизни.

Следует отметить, что к этому периоду жизни личность подходит психологически подготовленной к принятию ответственных жизненных решений, связанных с дальней жизненной перспективой.уЕсли в подростковом возрасте ближайшая жизненная перспектива превалирует над дальней, то, как подчеркивал А. С. Макаренко, она уже не имеет столь существенного значения в 15-16 лет [1958; 75]. «Главным измерением времени в самосознании юноши является будущее, к которому он себя готовит» [Кон, 1978, 288]. Эта мысль И. С. Кона подтверждается и рядом психологических исследований, свидетельствующих о том, что с переходом от подросткового к юношескому возрасту увеличивается озабоченность человека своим будущим, расширяются хронологические границы жизненной перспективы, повышаются самооценка личности и ее уверенность в своих силах [Кон, 1984; KHneberg, 1967; Demo, Savin-Williams, 1983]. Советские психологи убедительно показали, что возраст ранней юности (15-17 лет) является именно тем периодом жизни, когда ведущей деятельностью становится учебно-профессиональная, благодаря которой у юношей и девушек развивается потребность в труде, профессиональные интересы, формируются элементы исследовательских умений, способность строить жизненные планы; центральным компонентом той социальной ситуации, в которой находятся старшеклассники, является профессиональное самоопределение [Эльконин, 1971; Давыдов, 1986; Божович, 1968].

Но сформированность определенных психологических механизмов еще не означает, что эти механизмы автоматически «сработают» в столь сложной ситуации, какой является выбор профессионального пути. И человеку зрелого возраста нелегко решать альтернативные жизненные проблемы, хотя у него уже есть необходимый для этого жизненный опыт, да и сама жизнь вынуждает принимать ответственные решения. Именно этой суровой жизненной необходимости недостает юношам и девушкам старшего школьного возраста, чтобы несколько абстрактные представления о будущем превратились в действенную жизненную перспективу. Этот факт отмечают психологи и социологи, изучающие особенности формирования жизненной перспективы у молодежи. Так, И. С. Кон приходит к выводу, что образы будущего в юности ориентированы прежде всего на результат, а не на средства его достижения, т. е. жизненные цели не подкрепляются в должной мере конкретными жизненными планами [1984, 207]. Изучая содержание самих целей в сфере профессиональной деятельности, М. X. Титма подчеркивает, что «основная масса молодежи еще не ставит перед собой в процессе профессионального самоопределения достаточно высоких целей и не мобилизует себя на их достижение» [1982, т. 1, 113].

содержание жизненной перспективы молодежи существенно изменяется от поколения к поколению.

Каковы же представления о будущем, жизненные и профессиональные представления юношей и девушек, готовящихся к самостоятельной жизни в середине 80-х годов? Каковы особенности их жизненной перспективы? Как эта перспектива связана с потребностями общества и молодежи? Ответы на эти вопросы мы постараемся дать в последующих главах книги. В них будут изложены результаты социологических и социально-психологических исследований, основанных на том понимании структуры, параметров и содержания жизненной перспективы, которое было представлено в данной главе.

2. ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ЖИЗНЕННОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ МОЛОДЕЖИ В СИТУАЦИИ ВЫБОРА ПРОФЕССИИ

Процесс профессионального самоопределения охватывает длительный период жизни человека — от появления зачатков профессиональных интересов и склонностей в детском возрасте до окончательного утверждения в избранной сфере профессиональной деятельности в годы зрелости. На протяжении этого периода происходит не только собственно профессиональное, но и социальное, а вместе с тем и жизненное самоопределение личности. В понятии самоопределения, которое получило широкое распространение в социологической литературе, подчеркнут тот важный момент понимания проблемы развития личности, который связан с ее самостоятельным выбором профессионального и жизненного пути. На это обращает внимание М. X. Титма, который видит в переходе от понятий «подготовка», «воспитание» к понятиям «включение» и «самоопределение» существенный сдвиг в ориентациях исследователей, сосредоточивающих анализ на активности самого субъекта в противовес рассмотрению его как пассивного объекта социального воздействия [1982, т. 1, 149}. Действительно, на личность воздействует столь широкий спектр различных, нередко противоположных по направленности факторов внешней среды, что только при условии активного освоения и осмысления всех этих влияний возможен выбор профессионального и жизненного пути, соответствующий потребностям и интересам личности.

Самоопределение предполагает акцент на самодетерминации личности, в которой ключевую позицию занимает детерминация будущим—жизненными целями, планами и ориентациями. При такой постановке проблемы исследование жизненной перспективы оказывается важнейшим направлением в изучении многочисленных проблем профессионального самоопределения.

Обращаясь к современному положению дел в области профессионального самоопределения молодежи, исследователи подчеркивают многомерность и многоступенчатость этого процесса, в котором выделяются несколько аспектов, связанных с задачами общества, которые оно выдвигает перед формирующейся личностью; с процессом формирования индивидуального стиля жизни, частью которого является профессиональная деятельность; с принятием решений, в которых должен быть установлен баланс личных предпочтений и склонностей и потребностей существующей системы разделения труда [Кон, 1980, 138}. Последний аспект является точкой пересечения социальных и психологических факторов профессионального самоопределения и представляет наиболее широкие возможности для эффективного решения самых острых проблем выбора молодежью профессии и жизненного пути. Об этом пишет В. А. Ядов, подчеркивая, что при исследовании самоопределения личности «особенно ощущается плодотворность междисциплинарного подхода к проблеме. В самом деле, работы социологов показывают нам, насколько велико значение в структуре ценностно-нормативного сознания и в определении жизненных путей индивидов общесоциальных и конкретных условий их жизнедеятельности. Но из этих работ мы почти ничего не узнаем о воздействии на этот процесс собственной активности индивидов. Исследования же психологов, наоборот, показывают, сколь велика роль индивидуально-психических особенностей в регуляции и саморегуляции поведения личности… Социальные условия принимаются в таких исследованиях либо за абстрактную «данность», либо они учитываются в очень конкретном описании экспериментальной ситуации» [1985, 72].

Исследование жизненной перспективы молодежи, находящейся на различных этапах профессионального самоопределения, открывает большие возможности реализации междисциплинарного подхода, поскольку в содержании жизненной перспективы сконцентрированы ценности и нормы социальной среды, в которой формируется личность. Каждому этапу профессионального самоопределения соответствуют определенная социальная ситуация, своя среда и атмосфера. В процессе профессионального становления личности выделяются четыре основные стадии: формирование профессиональных намерений; профессиональное обучение; профессиональная адаптация; частичная или полная реализация личности в профессиональном труде [Кудрявцев, Шегурова, 1983]. Ключевым моментом этого длительного процесса оказывается выбор профессии, отделяющий период неограниченных, но абстрактных возможностей профессиональной самореализации от реальной, но ограниченной перспективы профессиональной деятельности. Именно в этом смысле «самоопределение — одновременно и самоограничение» [Кон, 1984, 204]. На этой переломной фазе профессионального самоопределения, связанной непосредственно с выбором профессии, мы в дальнейшем и сосредоточим анализ, объектом которого станут юноши и девушки старших классов средней школы, для которых выбор профессии приобретает исключительно важное значение.

Начало этой фазы совпадает с переходом от детства к юности, от среднего школьного возраста к старшему. Те школьники, которые после окончания 8-го класса поступают в профтехучилища и техникумы, уже в 14-15 лет в значительной мере определяют свой трудовой и жизненный путь. Для тех же, кто продолжает обучение в школе, ситуация выбора вновь обостряется к семнадцати годам. И хотя они получают определенную профессиональную подготовку в школе, острота ситуации не снимается, поскольку выбирать приходится из значительно большего числа возможных профессиональных путей, открывающихся перед человеком, получившим среднее образование. В этой ситуации общество и личность равно заинтересованы в том, чтобы процесс профессионального самоопределения не превратился в длительную серию «проб и ошибок», неудач и разочарований, материальных и моральных издержек. Но как избежать ошибок и трудностей, когда столь ответственное решение человек должен принять еще в школьные годы, практически не переступив ту грань, которая отделяет детство от зрелости, зависимость — от самостоятельности в решениях и поступках.

Разумеется, определенное преимущество юношеского возраста как раз и состоит в том, что, быть может, наиболее важное решение в своей жизни человек должен принять, будучи свободным от груза сомнений, неизбежно сопутствующих пониманию всей сложности и ответственности предстоящего выбора. Если бы в 15-17 лет он полностью осознавал, насколько вся дальнейшая жизнь зависит от правильного выбора профессии, не исключено, что это было бы сопря>кено_с чрезмерным эмоциональным напряжением. Избыточная мотивация приводила бы к неопределенности, чреватой психологическим кризисом, нередко возникающим у людей зрелого возраста, когда им приходится принимать и менее ответственные жизненные решения.

Оценивая ситуацию выбора профессии, следует учитывать тот существенный момент, что сам по себе выбор — это решение, затрагивающее лишь ближайшую жизненную перспективу школьника. Он может быть осуществлен как с учетом, так и без учета отдаленных последствий принятого решения. В последнем случае выбор профессии как достаточно конкретный жизненный план не будет опосредован отдаленными жизненными целями. А следовательно, как только этот план реализуется, вновь возникнет ситуация жизненной неопределенности, в которой юноша или девушка, избравшие ту или иную профессию, будут находиться в положении человека, обладающего весьма сложным и ценным «инструментом», но не представляющим себе, для чего он ему нужен и как с его помощью добиться жизненного успеха. Не случайно наиболее высокая доля неудовлетворенных профессией и предполагающих сменить ее наблюдается среди студентов первых курсов и молодых рабочих с минимальным стажем работы на производстве [Трубецкая, 1977, 96] Заславский и др., 1983, 133; Рубина, 1981, 114]. Отчасти в этом повинны и недостаточно высокий уровень преподавания в вузах, и сложившаяся на многих предприятиях практика использования молодых работников не в соответствии с их уровнем образования и квалификации, о чем свидетельствуют социологические исследования [Рыбаков, Синюк, 1983, 106; Горюнов, Каширин, 1985, 108; Рындя, 1983, 93]. Однако нельзя забывать, что даже идеальные условия подготовки и использования работников не решат проблему случайного выбора профессии, который связан прежде всего с необдуманным решением самого человека. Слишком часто фактором выбора профессии становится «случай» — близость работы к дому, пример товарища, уверенного в правильности единственного выбора, настоятельные рекомендации родителей, имеющих возможность помочь овладеть определенной профессией, возможность получить жилье или прописку в городе и т. п. Так, по данным Антона, 52% рабочих считали, что к выбору профессии их привели случайные обстоятельства [1981, 30].

Следовательно, необходимо, чтобы при выборе профессии молодой человек исходил не только из ближайшей перспективы, но обязательно согласовывал ее с отдаленными жизненными целями, которые могли бы быть реализованы благодаря труду в избранной сфере профессиональной деятельности. В связи с этим в дальнейшем мы акцентируем внимание на проблеме согласования ближайшей и отдаленной жизненной перспективы, профессиональных планов и жизненных целен в различных сферах социальной жизнедеятельности.

Достаточно серьезные трудности возникают в ситуации выбора профессии и в связи с тем обстоятельством, что вся система профессиональной пропаганды в социалистическом обществе сосредоточивает свои усилия на демонстрации неограниченных возможностей каждого человека в поиске своего трудового и жизненного пути. Сам по себе лозунг — все пути открыты для молодежи — имеет исключительную привлекательность для большинства молодых людей. Он является существенным достоянием нашего общества и способствует развитию личности, совершенствованию общественных отношений. Но это вовсе не значит, что за ним должны скрываться реальные проблемы и трудности, связанные с выбором профессии конкретными людьми. И здесь вряд ли помогут известные оговорки относительно необходимости соответствия избранной профессии способностям и склонностям человека, а также потребностям народного хозяйства в специалистах определенного профиля. И если с помощью отдельных тестов, разработанных для весьма ограниченного круга профессий, требующих узкоспециализированных способностей, еще можно осуществить профотбор, то профориентация, имеющая по сути своей лишь консультативный характер, вряд ли будет иметь серьезный успех, если в ее процессе не станет нормой оценка личности, ее отношения к перспективе овладения данной профессией в свете той актуальной жизненной ситуации, в которой она находится. Так, исследования социологов обнаруживают прямую зависимость между успеваемостью учащихся в школе и их последующими успехами в профессиональной подготовке и трудовой деятельности [Катульский и др., 1978, 92; Шванда, 1980, 99}. Следовательно, профессиональные и жизненные притязания молодой человек должен непременно согласовывать с тем, как он относится к учебной деятельности. Эти притязания следует соотносить и с тем, что В. С. Магун называет «ресурсами человека» [1983], поскольку нередко сравнительно способный и добросовестный человек выбирает для себя чрезмерно ответственную сферу деятельности, за скромные успехи в которой ему приходится платить слишком дорогую цену, поскольку ни по психологическому складу, ни по физическому состоянию он для этой деятельности не подходит.

Выбирая профессию, молодой человек должен знать не только азбучную истину, что перед ним открыты все дороги, но и другую, заключающуюся в том, что «налегке в трудный путь отправляться нельзя». Даже высокие жизненные цели, если они не подкреплены накопленным в прошлом и настоящем багажом, вряд ли послужат эффективной самореализации личности. Поэтому в качестве одной из задач исследования проблемы формирования жизненной .перспективы в процессе профессионального самоопределения мы рассмотрим соотношение актуальной жизненной ситуации и жизненных целей молодежи, составляющих ядро ее отдаленной жизненной перспективы.

Чтобы понять, насколько непроста ситуация выбора профессии для молодежи, — стоит попытаться представить себе все существующие профессии, которых в настоящее время в мире насчитывается около 50 тыс. [Чередниченко, Шубкин, 1985, 64]. Словарь профессий в СССР в 1939 г. насчитывал около 19 тыс. профессий, а сейчас в нем свыше 40 тыс. наименований [Подмарков, 1982, 36]. Выбрать из десятков тысяч профессий одну и при этом не ошибиться — на такой риск, пожалуй, можно отважиться только в юные годы, когда ошибку еще можно исправить, связав свои надежды с новой профессией. Известно, что профессиональная мобильность наиболее высока именно на первых этапах трудовой деятельности. Определенный уровень профессиональной мобильности необходим хотя бы потому, что значительная часть молодежи начинает работу с неквалифицированного или малоквалифицированного труда [Трудящаяся молодежь, 1984, 100]. В дальнейшем большинство из них осваивают профессии, требующие более высокой общеобразовательной и профессиональной подготовки. Но изрядная доля мобильности в профессиональном мире наблюдается в том случае, когда юноши и девушки, получившие длительную н дорогостоящую для государства профессиональную подготовку, уже в процессе трудовой деятельности обнаруживают, что профессия им не нравится, не соответствует жизненным устремлениям. Социологические исследования показывают, что учащиеся старших классов имеют очень поверхностное представление даже о тех немногочисленных профессиях, которые они знают [Иовайша, 1983, 61]. II вряд ли они повинны в сложившейся ситуации, если до сих пор еще не разработаны научные основы описания профессий, которые могли бы являться действенным инструментом профориентации. В настоящее время предпринимаются попытки выделения типов профессий, а также составления кратких профессиограмм, имеющих единую структуру и специализированную профинформационную направленность [Климов, 1980; Атутов, Климов, 1984]. Предположим, что подобная работа будет успешно завершена, и центры профориентации получат, наконец, необходимые информационные материалы по различным типам и видам профессиональной деятельности. С профинформационной точки зрения это будет определенным продвижением вперед, поскольку появится возможность последовательного ознакомления учащихся с миром профессий. Однако для решения задач профориентации этого явно недостаточно, потому что профессиональная информация опирается на потребность и интерес человека к новым знаниям о профессиях, тогда как профессиональная ориентация должна находить опору в ориентациях человека на профессиональные и жизненные ценности. Старший школьный возраст — это период формирования ценностных ориентации человека, которые в дальнейшем будут определять его отношение к профессиональной и другим сферам деятельности. Среди этих ориентации выделяются одна или несколько наиболее значимых для личности, определяющих главные направления жизненного пути. И если выбор профессии не соотносится с этими ориентациями, то он, вероятнее всего, окажется неудачным. Поэтому в описаниях профессий наряду с информацией об условиях и содержании труда, о качествах, требуемых от работника, и другими характеристиками профессии, необходимо выделить специальный раздел, посвященный ценностно-ориентационному аспекту данной профессии, что, по сути, и будет непосредственным профориентационным воздействием.

Различные профессии могут в разной степени способствовать реализации тех или иных ценностных ориентации личности. К примеру, у значительной части юношей одной из доминирующих ценностей является физическая самореализация, проявление силы, ловкости и других качеств, требуемых профессиями преимущественно физического труда. Но в силу сложившихся стереотипов общественного мнения они выбирают профессии высококвалифицированного умственного труда, хотя ориентация на образование, на постоянное получение и обновление знаний у них отнюдь не доминирует. Именно этот момент и должен учитываться в описаниях многих рабочих профессий, привлекательность которых в первую очередь обусловлена возможностью реализовать свою силу и практический интеллект, получить навыки и умения, которые могут понадобиться не только на работе, но н в быту, в семейной жизни. Выход профориентации за пределы непосредственно профессиональной деятельности может стать существенным фактором всесторонне продуманного решения о выборе будущей профессии, соотнесенного не только с профессиональными, но и другими жизненными ценностями. Молодой человек должен _знать, какие перспективы открывает профессия в значимых для него сферах жизни. Чтобы подобные сведения имели под собой достаточно прочный научный фундамент, необходимы специальные исследования типичных жизненных путей представителей конкретных профессий. Тогда каждая профессия могла бы быть представлена с точки зрения жизненной перспективы личности, в которой должны находить место и возможные достижения, и возможные трудности в реализации определенных ценностных ориентации.

В профессиональной информации и пропаганде не принято говорить о трудностях и проблемах, которые могут ожидать человека, избравшего ту или иную профессию. По-видимому, здесь срабатывает принцип рекламы, который накладывает запрет на недостатки и целиком сосредоточен на достоинствах того, что необходимо сбыть в данный момент. Однако профессия — не совсем тот «предмет», с которым, как правило, имеет дело реклама. Даже если на какое-то время привлечь молодого человека к профессии, акцентируя его внимание только на достоинствах ее выбора, то в дальнейшем его неподготовленность к возможным трудностям может только усугубить ситуацию недостаточно взвешенного и продуманного выбора. С этим, собственно, и приходится сталкиваться непосредственно на производстве, когда около половины молодых рабочих в промышленности меняют профессию в течение первых 3-4 лет работы [Блинов, 1982, 14].

Учитывая это, в профессиональной пропаганде необходимо подчеркивать не только «романтику» профессии, ее общественное значение и благоприятные перспективы. Молодежь должна ясно осознавать и преимущества, и трудности, связанные с выбором профессии, и на основании объективной информации принимать продуманное решение, от которого зависит вся дальнейшая жизнь. В этом случае профессиональная деятельность будет представлена как сложная, в ряде моментов противоречивая сфера самореализации личности, поскольку многие сами по себе положительные ценности, которые молодой человек предполагает реализовать во внепроизводственной деятельности, могут вступить в противоречие с требованиями профессии. Например, человеку, предполагающему иметь избыток свободного времени для досуга, вряд ли удастся совместить это стремление с успешной работой по профессии, требующей ненормированного рабочего времени, а высокие требования к материальным условиям жизни несовместимы с реальной заработной платой служащего неспециалиста. В этом плане определенные преимущества имеют многие рабочие профессии, избрав которые юноши и девушки с выраженными ориентациями на ценности быта, досуга и материального потребления, могли бы успешно совмещать их реализацию с продуктивной профессиональной деятельностью.

Для реализации ценностно-ориентационного подхода к профессиональной информации и пропаганде необходимо исследование особенностей формирования ценностных ориентации молодежи в период профессионального самоопределения. Социологические исследования, проведенные ;.-в-различных регионах страны за последние два десятилетия, содержат богатый материал для выделения ценностных ориентации, наиболее тесно связанных с профессиональными устремлениями различных категорий молодежи [Человек …, 1967; Шубкин, 1970; Титма, 1975; 1982; Аза и др., 1978; Ручка, 1976; Высшая школа …, 1978; Черноволенко и др., 1979; Рубина, 1981; Матусевич, Оссовский, 1982; Алексеева, 1983; Матулённс, 1983; Чередниченко, Шубкин, 1985; Оссовский, 1985].

Однако в этой области исследовании остается ряд аспектов, требующих специального изучения. На наш взгляд, это прежде всего связь структуры и содержания ценностных ориентации с другими компонентами жизненной перспективы молодежи — жизненными целями и планами. В предыдущей главе подчеркивалось, что противоречивость, несогласованность доминирующих ценностных ориентации может быть фактором, создающим неопределенность решений и действий в различных сферах жизни, в том числе и в профессиональной. Поэтому среди задач исследования жизненной и профессиональной перспективы молодежи мы выделили в качестве одной из основных — изучение роли различных типов ценностно-ориентацнонных структур сознания молодежи в формировании ее профессиональных намерений и жизненных целей.

Трудности, связанные с ситуацией выбора профессии, порождают и ряд проблем, которые имеют большое социальное значение, требуют пристального внимания ученых и практических работников, занимающихся решением вопросов профессиональной ориентации молодежи. Среди этих проблем наиболее значительный общественный резонанс получила проблема несоответствия профессиональных и образовательных планов школьников, ориентировавшихся преимущественно на профессии, требующие высококвалифицированного умственного труда, и потребностями народного хозяйства, в профессиональной структуре которого удельный вес этих профессий отнюдь не соответствовал запросам молодежи. Проблема эта давняя, наиболее остро она проявилась в шестидесятые годы, когда подавляющее большинство выпускников школы были ориентированы на поступление в вузы. В 70-е — начале 80-х гг. произошел определенный сдвиг в структуре профессиональных планов молодежи; ориентация на поступление в вузы снизилась в 1,5 раза, а на поступление в ПТУ и средние специальные учебные заведения повысилась в несколько раз [Костюк и др., 1980, 147-148]. Эта тенденция наблюдается в большинстве регионов страны, хотя и в настоящее время ориентация на высшее образование остается весьма высокой. Например, в Москве в 1981 г. 81,3 % выпускников средней школы намеревались поступать в вузы [Руткевич, 1984, 25]. В других городах, и особенно в сельской местности, доля планирующих поступать в вуз несколько ниже. Но суть проблемы состоит все же не в образовательных планах. Некоторый их отрыв от реальных возможностей поступления в вузы необходим, что подчеркивается в работах социологов [Чередниченко, Шубкин, 1985, 139]. Но при этом молодежь должна отдавать себе отчет в том, что существует большая вероятность нереализованности этих планов, а значит, необходимы альтернативные решения, связанные с необходимостью устройства на работу. Даже в Москве и Ленинграде, где существуют наиболее благоприятные условия для поступления в вузы самого различного профиля, в 1980 г. не поступили на стационарные отделения вузов соответственно 31% и 47% выпускников, планировавших учиться в вузе [Новиков, Фетисов, 1984, 134; Школа …, 1982, 52]. В результате этого среди выпускников школы, которые стали рабочими московских предприятий, 3/4 составили не поступившие в вузы [Новиков, Фетисов, 1984, 134\.

Следовательно, значительная часть выпускников средних школ поступает на работу вопреки ранее сформированным профессиональным орнентациям, находясь в ситуации стресса, связанного с нереализованностыо ближайших жизненных планов. Выбор профессии и места работы при этом оказывается, как правило, случайным, в результате чего усложняется процесс трудовой адаптации, возрастает текучесть кадров, снижается дисциплина труда работников данной категории. Одна из причин этого — фиксируемая в исследованиях одновариантность жизненных планов выпускников средней школы, не предусматривающих возможные пути профессионального самоопределения в случае неудачи при поступлении в вуз [Заславский и др., 1983, 132]. Характерными особенностями профессиональных планов старшеклассников психологи считают «ситуативность» и «жесткость» [Мкртчян, Чирикова, 1985, 94]. Это означает, что у значительной части старшеклассников при однозначном выборе профессии — весьма неопределенное представление о его сравнительно отдаленных последствиях.

Таким образом, проблема несоответствия профессиональных намерений старшеклассников реальной профессиональной структуре могла бы быть вполне успешно разрешена, если бы ориентация на высшее образование не была безусловной доминирующей ценностью, а рассматривалась самими школьниками как одна из возможных линий профессиональной деятельности наряду с другими возможностями, предоставляемыми профессиями, не требующими высшего образования. И здесь решение вопроса упирается в проблему формирования жизненной перспективы. Одно дело, если с конкретной профессией, обязательно предусматривающей высшее образование, связаны основные жизненные ценности и цели человека, тогда совершенно оправданно его стремление во что бы то ни стало поступить

в вуз по конкретной специальности. И совсем другое дело, когда высшее образование •- самоцель, дань стереотипам, прочно утвердившимся в общественном сознании. Тогда ближайшие жизненные планы, даже если они реализуются, вступят в неминуемое противоречие с долговременными жизненными целями и ценностными орнентациями. Уровень образования обязывает ко многому, в первую очередь к более сложным и ответственным профессиональным обязанностям, наконец, просто к поддержанию определенного культурного образца, ожидаемого окружающими от человека, имеющего высшее образование. Не случайно, по данным социологического исследования, «оценка удовлетворенности своим сегодняшним положением у тех, кто делал попытку поступить в вуз, но сорвался и стал работать, не ниже, а выше, чем оценка у поступивших или окончивших вузы» [Чередниченко, Шубкин, 1985, 147]. Вполне правомерно предположить в данном случае, что неудовлетворенность людей, реализовавших первоначальные образовательные планы, объясняется тем, что эти планы были изначально оторваны от истинных жизненных ценностей, нереализованность которых и приводит к низкой оценке своего положения в период профессиональной деятельности. В этом и состоит опасность формирования жизненной перспективы по стереотипам, без учета индивидуальных ценностей и долговременных жизненных целей. Принцип — «то, что хорошо для всех, хорошо и для меня» — создает ложные ориентиры профессионального и жизненного самоопределения. Позднее человек на собственном опыте убеждается в его ошибочности, но происходит это уже после того, как выбор профессии осуществлен и слишком дорогую цену приходится платить и личности, и обществу за исправление подобных ошибок. Это осознают и сами юноши и девушки, окончившие школу и поступившие в вузы. Так, студенты-первокурсники, отвечая на вопрос о том, что могла бы школа дополнительно дать учащимся для подготовки к самостоятельной жизни, прежде всего выделили умение составлять реальные жизненные планы [Шумилин, 1982, 74]. Отсутствие данного качества у старшеклассников наглядно проявляется в ситуации выбора профессии. Почти 2/3 восьмиклассников и более половины десятиклассников незадолго до окончания школы не имеют достаточно конкретных профессиональных планов, о чем свидетельствуют социологические исследования, проведенные в Киеве в конце 70-х — середине 80-х гг. [Матусевич, Оссовскнй, 1982, 69; Голова-ха, 1986, 23]. Часть из них вообще не выбрала профессию, остальные называли круг интересующих их профессий или профиль учебного заведения, однако не могли определить одну конкретную профессию, отделение или факультет того учебного заведения, в котором они рассчитывают получить данную профессию.

Может быть, старшеклассники потому и не торопятся окончательно определить свой выбор, что для этого им не хватает информации о том, как та или иная профессия может быть связана с их долговременными ориентациями и жизненными целями? В этом плане показательным является письмо, опубликованное на страницах газеты «Комсомольское знамя» [1985, 14 июля]: «Я заканчиваю восьмой класс. Куда пойти после школы? Некоторые наши мальчишки давно выбрали себе профессию: один — плиточника-мозаичника, другой — и вовсе столяра. Но это не для меня. У меня есть два условия: первое — чтобы работа была интересной, второе — чтобы она была высокооплачиваемой, не менее трехсот рублей в месяц. Только не подумайте, что для меня главное — деньги. Напротив, я очень люблю читать книги, люблю современную музыку, интересуюсь спортом, искусством. Кроме того, мечтаю путешествовать и каждый год отдыхать на море … Я вовсе не стремлюсь к «легким» заработкам. Готов вкладывать в работу всю свою душу, все силы. Только подскажите подходящую профессию. Слышал, что это специальность автослесаря. Так ли это?»

Проблемы, поднятые в письме, типичны для последних лет, в чем нам пришлось убедиться при проведении исследований в 1983-1985 гг., в которых участвовало около 2 тыс. старшеклассников Киева и Киевской области. В данном конкретном случае у школьника выражены две ценностные доминанты: интересная работа и высокий заработок. Эти ценностные ориентации являются вполне согласованными и могут быть параллельно реализованы во многих видах профессиональной деятельности. Типичен и источник знаний о соответствующей профессии: «где-то слышал». Восьмиклассник осознает, что этого явно недостаточно для принятия решения, связанного с отдаленной жизненной перспективой, и обращается в газету за помощью, поскольку получить соответствующую информацию на месте не может. А принимать непродуманное решение, полагаться только на пример товарищей или на благие советы и пожелания взрослых не хочет. Почему мы считаем, что подобная ситуация типична именно для современного старшеклассника? Прежде всего потому, что рост материального благосостояния и духовного потенциала нашего общества порождает соответственно и рост притязаний молодежи, отражающихся в более высоких, чем ранее, требованиях к профессии. Разносторонние интересы требуют и соответствующего уровня содержания труда и заработной платы. Как это отражается на отношении к профессиям?

Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к данным социологических исследований по проблеме престижа и привлекательности профессий для старшеклассников. Исследования киевских социологов, проведенные в 1971 г., а затем повторенные в 1975 и 1981 гг., обнаружили, что за 10 лет произошло некоторое снижение привлекательности для выпускников средней школы значительного числа массовых рабочих и инженерных профессий [Чорноволенко и др., 1983]. В меньшей мере эта тенденция отразилась на оценках престижа профессий. А по данным исследований, проведенных в Новосибирской области за 20 лет (с 1963 по 1983 г.), престиж некоторых рабочих профессий даже несколько повысился [Чередниченко, Шубкин, 1985, 62]; хотя и в этом исследовании зафиксировано снижение престижа таких массовых рабочих профессий, как токарь, строитель-монтажник, ткач, прядильщик. Однако престиж, хотя он и достаточно тесно связан с привлекательностью, все же остается не более чем отражением в сознании молодежи определенных стереотипов общественного сознания, по которым не всегда удается адекватно судить о профессиональных склонностях молодежи. Привлекательность же профессии — это уже «выбор профессии в прожективной ситуации: как примеривание профессии на себя, как принципиальное и абстрактное согласие приобрести данную профессию» [Черноволенко и др., 1979, 47]. Поэтому снижение оценок привлекательности профессий — это весьма существенный показатель отношения молодежи к возможности ее реального выбора, а значит, с выбором многих массовых профессий сферы производства связана не очень благоприятная тенденция. Попутно заметим, что в новосибирском исследовании зафиксировано заметное повышение престижа, а в киевском — престижа и привлекательности группы профессий торговли и сферы обслуживания. Как оценить эти противоположные тенденции с точки зрения особенностей профессионального самоопределения старшеклассников?

На наш взгляд, для этого необходимо возвратиться к проблеме соотношения представлений молодежи о роли профессии в их будущей жизни. Современная молодежь, в отличие от предшествующих поколений, значительно

большее значение придает условиям жизни, что вполне объяснимо, учитывая возросший уровень благосостояния и комфорта. И в будущем многие юноши и девушки предполагают иметь столь же, если не более благоприятные условия жизни. С этими же мерками они подходят и к профессии. Так, по данным В. Г. Немировского, в мотивах выбора профессии непосредственно проявляется образ желаемого будущего, который особенно тесно связан с такими мотивами, как «возможность получения отдельной квартиры», «высокий заработок», «возможность приобретения дефицитных товаров, услуг» [1984, 89]. Еще более весомым, чем высокий заработок, фактором выбора работы становится в последнее время мотив, связанный с оценкой условий труда [Миловиден, 1983, 40]. Вместе с тем большое значение старшеклассники придают содержанию труда, возможности реализовать в профессиональной деятельности свои интеллектуальные и физические возможности. Высока роль при выборе профессии и ряда моральных, социальных и эстетических мотивов [Павлютенков, 1980, 27-29]. Если попытаться охарактеризовать все то, что современный старшеклассник связывает с выбором профессии, то речь должна идти о человеке с весьма разносторонними потребностями и интересами. Однако эта разносторонность пока еще во многом иллюзорна, она не испытана реальными жизненными трудностями и проблемами, только преодолев которые человек может твердо определить, какие из его запросов имеют под собой прочную основу, а от каких следует отказаться, чтобы в погоне за всем не утратить главное в жизни, наиболее ценное. Вот почему многие массовые профессии утрачивают свой авторитет в глазах молодежи, которой кажется, что слишком малого в жизни добились те знакомые им люди, которые в свое время избрали эти профессии. Сейчас уже никого не удивишь высшим образованием или относительно высоким заработком, поскольку критерии жизненного успеха резко возросли. К сожалению, среди них появились и такие, которые отражают оборотную сторону роста материального благосостояния в условиях, когда еще сохраняется дефицит на некоторые товары и услуги. В сознании части молодежи такого рода критерии жизненного благополучия приобретают доминирующее значение, поскольку открывают возможность приобщения к «престижной» категории людей, имеющих доступ к модным, дефицитным вещам и дорогостоящим развлечениям. С этим, на наш взгляд, и связан ощутимый рост престижа и привлекательности профессий торговли и сферы обслуживания, с которыми может быть связана хоть и иллюзорная, но «заманчивая» перспектива приобретений и успехов.

Расширение круга интересов личности во внепрофессиональной сфере жизни соответственно сказывается и на удельном весе профессиональных интересов. Чтобы он не уменьшался, необходимо постоянно расширять горизонты профессиональной перспективы, теснее увязывать ее компоненты с жизненной перспективой личности в целом. Разумеется, выбор профессии в значительной степени определяется социальными факторами, воздействием макро- и микросреды, в которой формируется личность. Влияние этих факторов на профессиональное самоопределение молодежи рассматривалось в многочисленных социологических исследованиях. В них раскрывается роль семьи, школы, сверстников, средств массовой информации и других общественных институтов на формирование молодежи, находящейся на различных этапах профессионального самоопределения. Обращаясь к анализу факторов внешней среды, нельзя упускать из виду, что речь в конечном счете идет именно о самоопределении — о процессе, в котором человек сам определяет свою профессию и дальнейший трудовой и жизненный путь. Внешние воздействия только тогда могут стать действенным средством целенаправленного формирования личности в нужном для общества направлении, когда они согласуются с внутренними детерминантами поведения. С точки зрения выбора профессии важнейшей детерминантой выступает, как мы пытались показать в данной главе, жизненная перспектива личности, формирующаяся во взаимосвязи ценностных ориентации, жизненных целей и планов в профессиональной и других сферах деятельности.

Этот вопрос остается еще недостаточно изученным. Хотя в социологической литературе довольно много места отведено исследованию жизненных планов молодежи, но, как правило, основное внимание сконцентрировано на тех планах, которые непосредственно связаны с поступлением в учебные заведения или на работу. В значительно меньшей степени исследованы представления молодежи о будущей жизни в целом, в том числе о будущей семье, о материальных и социальных ориентирах, обусловливающих те или иные решения, связанные с профессиональным будущим. Практически неисследованным остается вопрос о долговременной жизненной перспективе молодежи, о ее взглядах на различные этапы трудового и жизненного пути. Разумеется, для эффективной реализации жизненных целей и планов, кроме программы действий на ближайшее и отдаленное будущее, необходимы также и определенные личностные качества — трудолюбие, сила воли, способности к избранной сфере деятельности. Однако все эти качества становятся действенным средством достижения жизненного успеха лишь в том случае, когда в сознании человека сформированы достаточно определенные представления о желаемом и реально возможном будущем. Кроме того, цели и планы превратятся в реальные жизненные достижения только при одном обязательном условии — готовности к самоотдаче в их реализации, готовности затрачивать необходимые физические и духовные силы, порой жертвовать одними жизненными ценностями во имя достижения других, наиболее значимых. Необходимо также, чтобы человек верил в свои собственные силы как средство реализации намеченной перспективы, не связывал свои надежды преимущественно с другими людьми, поскольку самостоятельность в решениях и поступках — важнейший показатель социальной и профессиональной зрелости личности.

Вряд ли кто-нибудь будет оспаривать эти истины, поскольку они из разряда тех, которые принято считать азбучными. Но далеко не каждая истина — бесспорная с точки зрения социально-нравственных норм — является достоянием массового сознания, отдельных социальных категорий и индивидов. К примеру, протекционизм как явление, чуждое социалистическому обществу, необходимость искоренения которого бесспорна, находит иное отношение в обыденном сознании. По данным исследования образа жизни населения г. Киева, проведенного в 1981 г. *, около половины респондентов отметили, что для успеха и благополучия в жизни важно иметь «связи с «нужными» людьми». Причем среди молодежи наиболее высока доля тех, кто признает значение протекционизма: в группе 18- 19 лет — — 72%; 20-24 — 57; 25-29 — 56; 30-39 — 52; 40-49 — 48; старше 50 лет — 40%. У молодежи должно быть меньше опыта столкновения с этим отрицательным явлением, а следовательно, меньше оснований рассматривать его как предпосылку жизненного успеха. По-видимому, здесь проявляется та особенность молодежного сознания, которая связана с повышенной восприимчивостью к происходящему в окружающем мире. В этом смысле оно может являться своеобразным индикатором тех процессов и тенденций, которым необходимо или обеспечить общественную поддержку, если они прогрессивны, или преодолевать, если они противоречат требованиям социального прогресса. В том случае, когда изучаются представления молодежи о будущем, ее жизненная перспектива, открывается возможность в какой-то мере оценить и будущее самого общества, в котором через определенное время данное поколение молодежи станет главной производительной и духовной силой.

__________

* Исследование проведено по программе ПСИ АН СССР сотрудниками Института философии АН УССР (руководитель — Л. В. Сохань) при участии автора.

Поэтому основную задачу данного исследования мы видели в том, чтобы раскрыть конкретное содержание жизненной перспективы той категории молодежи, которая находится в ситуации выбора профессионального и жизненного пути, рассмотреть, как соотносятся в сознании молодежи жизненные и профессиональные притязания, как они связаны с готовностью молодежи к трудовой самоотдаче, к самостоятельному решению жизненных проблем. Вторая задача состояла в изучении особенностей структуры жизненной перспективы, взаимосвязи ценностных ориентации, жизненных целей и планов в профессиональной и других сферах жизни, их связи с актуальной жизненной ситуацией старшеклассников. И наконец, третья задача — анализ тех параметров жизненной перспективы, которые могут оказывать положительное или негативное воздействие на успешность профессионального самоопределения молодежи в период выбора профессии.

3. ОБОСНОВАНИЕ ГИПОТЕЗ И ПОКАЗАТЕЛЕЙ

Проблема выбора, которая в этой книге рассматривается применительно к профессиональному и жизненному самоопределению молодежи, не обходит и самих исследователей. Она связана прежде всего с тем, какими методами, находящимися в арсенале социолога, изучать жизненную перспективу молодежи. Выбор метода — принципиальный момент социологического исследования, от которого зависят дальнейшая операционализация теоретических понятий, разработка показателей, качество полученной информации. В своем исследовании мы остановились на методе анкетного опроса. Это было связано с необходимостью получения представительной информации о мнениях старшеклассников относительно своей жизненной перспективы. Для этого нужно опросить большой массив респондентов с учетом его дифференциации по полу, возрасту, социальному происхождению. Чтобы в этом случае информация

была достаточно оперативна, а исследование не затянулось на долгое время, рациональнее всего использовать именно анкетный опрос.

Основной недостаток этого метода — зависимость полученных данных от особенностей субъективного отражения респондентами тех или иных аспектов объективной ситуации, которая интересует исследователя. Нет уверенности и в том, что опрашиваемые могут правильно восстановить в памяти прошлое или адекватно оценить настоящее. В этом плане использование анкетного опроса в исследовании жизненной перспективы лишено указанных недостатков в силу того, что сам предмет исследования — будущее — может быть представлен непосредственно в мнениях и суждениях человека. Нет необходимости соотносить эти мнения и суждения с объективной картиной действительности, поскольку жизненная перспектива есть продукт сознания, к которому мы и обращаемся, когда задаем человеку вопросы относительно его будущего. Это не значит, что нас не интересует, какие объективные факторы определяют ту или иную картину будущего в сознании человека. Их роль очевидна и должна быть учтена в исследовании, но главное — жизненная перспектива не является субъективной оценкой некоторого объективного явления, а непосредственно своим субъективным содержанием составляет предмет исследования. Преимущества данного предмета исследования с точки зрения возможности применения анкетного опроса, конечно же, не снимают ряд проблем получения достоверной информации о важных жизненных решениях человека в условиях самостоятельного заполнения им стандартного опросного листа. К этим проблемам мы специально возвратимся в конце данной главы, чтобы после операционализации основных понятий и параметров жизненной перспективы снять возможные сомнения в достоверности информации, которая была получена в результате анкетного опроса учащихся 8-х и 10-х классов средней школы.

При разработке анкеты перед нами стояла задача, определить круг показателей, характеризующих следующие компоненты жизненной перспективы: жизненные планы; жизненные цели; ценностные ориентации. Жизненные планы рассматривались как средства достижения жизненных целей, которые в свою очередь являются предметным выражением наиболее общих ценностных ориентации личности. Поэтому жизненные планы составляют ближайшую перспективу личности, а цели — отдаленную. Учитывая ситуацию, в которой находились наши респонденты в момент опроса, мы сконцентрировали внимание на образовательных и профессиональных планах, необходимость конкретной постановки которых старшеклассникам диктует сама жизнь. Всего несколько месяцев отделяли наших респондентов от важного поворота в их жизни — продолжения образования в новых условиях или начала трудовой жизни. Представления о дальнейшей жизни мы предполагали изучить по жизненным целям не только в профессиональной, учебной, но и других сферах жизнедеятельности, дополнив эту информацию анализом доминирующих ценностных ориентации.

Прежде чем приступить к разработке соответствующих блоков вопросов, необходимо было определить те показатели, с которыми будут сопоставляться данные о жизненной перспективе, те элементы актуальной жизненной ситуации старшеклассников, которые в наибольшей степени связаны с формированием и развитием перспективы, прежде всего в сфере профессиональной деятельности. Что касается объективных факторов, то среди них были выделены пол, класс, социально-профессиональное положение родителей, а также ряд характеристик семьи учащихся: наличие братьев и сестер, уровень материальной обеспеченности семьи — размер заработной платы родителей, наличие в семье автомобиля и садового участка (Приложение 1, вопросы 71-81)*. Сведения о профессии и образовании родителей, об уровне материальной обеспеченности семьи были необходимы для изучения особенностей формирования жизненной перспективы в зависимости от условий социальной микросреды, в которой происходят становление и развитие личности.

Специальная шкала была использована для оценки успеваемости учащихся (П.1.68).

Как показывают лонгитюдные исследования, успеваемость в школе является существенным фактором формирования жизненной перспективы и имеет определенную прогностическую ценность с точки зрения будущих профессиональных достижений [Михайлов, 1975, 116; Pulkkinen, 1984, 3]. Шкала для данного вопроса была позаимствована нами из «Анкеты студента» (Красноярск, 1981).

В первой главе была показана связь различных параметров жизненной перспективы с удовлетворенностью жизнью и таким важным личностным качеством, как локус контроля. Поэтому для оценки актуальной жизненной ситуации мы использовали ряд вопросов об удовлетворенности жизнью в целом, ее различными сторонами, в том числе выбором профессии и своими личностными качествами (П.1.59-65).

Формулировки этих вопросов и шкала, используемая для оценки степени удовлетворенности, по сути, воспроизводят вопросы об удовлетворенности, представленные и апробированные во многих социологических исследованиях. Вопрос о локусе контроля, который в социальной психологии исследуется с помощью специальных тестовых процедур, был апробирован В. С. Магуном в ряде исследований, проведенных ранее. Поэтому в данной анкете он был воспроизведен (П.1.66).

Учитывая прямую формулировку данного вопроса, мы давали полученным ответам ограниченную интерпретацию, не связывая их непосредственно с традиционной типологией внутреннего и внешнего контроля.

Кроме показателен успеваемости, которые можно интерпретировать как интегральную характеристику отношения к учебе и в какой-то мере ответственного отношения к своим обязанностям в целом, мы считали необходимым выделить еще два дополнительных показателя: отношение к процессу учебы и степень утомления от учебных занятий. Ответы на эти вопросы (П. 1.69, 70) должны были по замыслу авторов анкеты обнаруживать те психологические и физические ресурсы, которые школьники затрачивают для достижения определенных результатов в учебе. Такого рода показатели отражают «феномен цены» [Магун, 1983, 62], которая должна быть заплачена человеком для того, чтобы удовлетворить свои потребности. Можно предположить, что далеко не всегда «цена» соответствует тем достижениям, за которые она заплачена. Это особенно наглядно проявляется в зрелый период жизни, когда слишком дорогую цену приходится платить за неправильные решения, ошибочные цели и планы. Но эта проблема стоит и перед школьниками, которые в своих жизненных планах и целях могут в той или иной мере учесть данный феномен, опираясь на доступный им опыт учебной деятельности. Если жизненная удовлетворенность является как бы вознаграждением за успехи и достижения, то усталость — цена за них. Соотношение этих показателей позволяет достаточно емко охарактеризовать актуальную жизненную ситуацию с точки зрения степени ее благоприятности для респондентов.

_______________________

* В дальнейшем ссылки на приложения будут приводиться в сокращенном виде. Например, П.1.72 означает, что речь идет о Приложении 1, вопросе 72.

В ближайшей жизненной перспективе были выделены традиционно исследуемые социологами профессиональные и образовательные планы. Блок вопросов по жизненным планам включал один открытый вопрос, с помощью которого выяснялась наиболее привлекательная профессия (П.1.1).

В дальнейшем для удобства обработки информации этот вопрос «закрывался» по следующей номинальной шкале: рабочие профессии; профессии служащих-неспециалистов; профессии преимущественно умственного труда, требующие среднего специального образования; профессии высококвалифицированного умственного труда, требующие высшего образования. По трехбалльной порядковой шкале измерялась степень конкретности выбора профессии. Этот вопрос (П. 1.3) позволяет судить об уровне сформированности профессиональных планов. Конкретное содержание образовательных и профессиональных планов выяснялось с помощью вопросов, отдельно предлагаемых в анкете для учащихся 8-х (П.1.4) и 10-х (П.1.5) классов.

Чтобы получить более полную информацию о профессиональных планах, был сформулирован ряд дополнительных вопросов. Выяснялось наличие запасных вариантов трудоустройства и учебы в том случае, если сорвутся первоначальные планы (П. 1.6), а также возможность работы не по самой привлекательной профессии (П.1.7) как показатели жесткости, однонаправленности профессиональных планов. Учитывая то значение, которое в настоящее время в связи с реформой общеобразовательной и профессиональной школы придается профессиональной подготовке, получаемой старшеклассниками непосредственно в период обучения, в анкету был включен вопрос об отношении учащихся к профессиям, которыми они овладевают на уроках труда и профессионального обучения (П.1.8).

Этот вопрос позволял получить информацию одновременно о том, насколько привлекательны эти профессии, и о возможности их выбора старшеклассниками.

Ближайшая жизненная перспектива, которая у старшеклассников прежде всего определяется планами продолжения учебы или поступления на работу, является связующим звеном между актуальной жизненной ситуацией и отдаленными жизненными целями. Если она не определена, если будущая учеба или работа не представляют для молодого человека интереса, то возникает разрыв между человеком и его жизненными целями, которые в этом случае приобретают содержание, оторванное от ре-, альной возможности реализации. Поэтому в данном исследовании была выдвинута гипотеза о том, что неопределенность жизненных планов отрицательно связана как с оценкой актуальной жизненной ситуации, так и с показателями, характеризующими уровень развития отдаленной жизненной перспективы.

Какие же показатели могут быть использованы для анализа жизненных целей? В первой главе было показано, что наиболее адекватным в данном случае является такой подход к данной проблеме, при котором жизненные цели рассматриваются как предметно и хронологически определенные события, с которыми человек связывает реализацию своих жизненных ценностей. Разумеется определенность эта относительна, ограничена возможностями прогнозирования жизненного пути на длительный срок. И тем не менее целый ряд событий, прежде всего профессиональной и семейной сферы жизни, вполне могут быть предвидимы в отдаленном будущем, поскольку жизненный путь индивида при всей его неповторимости во многих нюансах в значительной мере воспроизводит некоторые нормативные образцы «жизненного расписания», характерного для конкретных условий общественной жизни. Некоторые события жизненного пути определены законодательными нормами (например, получение среднего образования), другие — нормативными требованиями, не имеющими силу закона, но оказывающими очень мощное воздействие на личность (например, вступление в брак, рождение детей).

Определенные требования социальная среда предъявляет и к срокам, в которые должны произойти жизненно важные события. Эти требования сконцентрированы в возрастно-ролевых ожиданиях, предъявляемых к человеку, достигшему возраста, в котором у большинства людей данные события уже произошли [Панина, 1982]. Как показывают исследования, возрастные нормы весьма сходны в сознании людей относительно наиболее важных событий жизни [Neugarten etc., 1968]. Благодаря социально-нормативному механизму для многих людей проблема содержания жизненных целей не представляет особой сложности — их целями становятся те жизненные достижения, которые нормативно одобряются в их социальной среде. Что касается сроков реализации этих целей, то они также выбираются из нормативно заданного диапазона. Это тем более удобно, что значительное отставание или опережение в данном случае оборачивается психологическими кризисами и социальной дезадаптацией [Neugarten, Hagestad, 1976]. Конечно, социальные нормы в условиях современного общества — достаточно гибкий инструмент регуляции жизненного пути и перспективы личности, они допускают широкий диапазон индивидуальных вариаций, особенно в отношении юношеского периода жизни, для которого, как известно, характерен максимализм и романтические представления о будущем. В чем же конкретно эти черты проявляются в жизненной перспективе старшеклассников, каково их соотношение с нормативными образцами? Эти вопросы, касающиеся конкретного содержания жизненных целей молодежи, затрагивают и важный аспект профессионального и жизненного самоопределения: соответствуют ли жизненные цели молодежи тем реальным обстоятельствам, в которых они будут реализовываться. Если же есть несоответствие, то в каких сферах жизни оно наиболее выражено, и какова его оценка с точки зрения потребностей общества и личности? Анализ научной и публицистической литературы по данной проблеме, опыт общения со старшеклассниками в процессе подготовки основного исследования позволили выдвинуть гипотезу о том, что в профессиональной и семейной сферах жизненные цели старшеклассников в основном соответствуют нормативным образцам, которые определяются современным состоянием и перспективой развития общества; в сфере образования, социального продвижения и материального потребления жизненные цели юношей и девушек отклоняются от нормативных требований.

Проверка этой гипотезы связана с анализом такого параметра жизненной перспективы, как реалистичность, под которой мы понимаем степень соответствия содержания жизненных целей и предполагаемых сроков их реализации реальным условиям осуществления этих целей. Содержательно реалистичность связана с таким показателем, как уровень притязаний личности при постановке целей в тех или иных сферах жизни, а хронологически — с уровнем возрастных ожиданий при реализации жизненных целей. Эти два показателя и были приняты в данном исследовании.

Уровень притязаний рассматривается в психологии личности как «стремление к достижению целей той степени сложности, на которую человек считает себя способным» [Психологический словарь, 1983, 375]. При изучении уровня притязаний принято разграничивать идеальную цель, которую человек хотел бы реализовать в мечтах, и цель действия, к реализации которой он непосредственно стремится [Левин и др., 1982]. Очевидно, что идеальный уровень притязаний, как правило, выше, чем тот, который определяется целью действий. Нас интересует прежде всего тот уровень притязаний, который характеризует цели действия, поскольку идеальные варианты жизненного пути — это малоинформативные модели юношеской жизненной перспективы. В идеале каждый, наверное, хотел бы иметь максимум достижений и минимум трудностей. Нужно отметить, что в этом смысле юношеская перспектива отличается от взрослой повышенной оптимистичностью. Для нее характерен феномен «нереалистического оптимизма», который состоит в том, что юноши и девушки склонны выше оценивать свои шансы относительно благоприятных событий жизненного пути по сравнению со своими сверстниками, и ниже — относительно неблагоприятных событий [Weinstein, 1980].

В нашем исследовании оптимистичность жизненной перспективы молодежи была обнаружена еще на этапе подготовки к анкетному опросу, когда старшеклассникам предлагалось назвать наиболее важные события их жизни в прошлом и будущем (см. П.2.1).

Среди названных событий будущего почти не встречались те, которые можно было бы охарактеризовать как негативные. Поэтому в аи-кете не были предусмотрены вопросы об ожидаемых негативных событиях будущего, а все внимание было сконцентрировано на ожидаемых жизненных достижениях. Такой подход учитывает особенности априорного юношеского оптимизма и вместе с тем может дать информацию и о неблагоприятных с точки зрения самого человека перспективах в том случае, когда уровень его притязаний в определенной сфере неадекватно занижен.

Чтобы получить информацию об уровне притязаний, приближающемся к более или менее реальным целям молодежи, при формулировке вопросов, касающихся жизненных целей, мы акцентировали внимание респондентов на том, что речь идет не о желаемом в идеале, а о достаточном для них уровне с учетом всех реальных обстоятельств. Конкретно же уровень притязаний измерялся с помощью порядковой шкалы, каждому пункту которой соответствовала определенная ступень в достижении той или иной цели.

Выбор сфер деятельности был обусловлен указанной выше гипотезой, а конкретные цели подбирались с учетом возможности их предметного выражения и разделения на ряд конкретных достижений, которые могли бы соответствовать тому или иному уровню притязаний. В результате был разработан блок вопросов, касающихся жизненных целей в сфере образования, профессиональной деятельности, социального признания и продвижения, семьи и материального потребления (П.1. 12, 15, 18, 22, 26, 31, 35, 38, 41).

Некоторые из этих вопросов характеризовали одновременно две сферы жизни (вопрос П. 1.26, в котором мы спрашивали об уровне образования будущего супруга, и вопрос П.1.15 о предполагаемой должности).

Интерпретация данных, полученных при ответах на эти вопросы, представляет особый интерес, поскольку, например, ориентация на ту или иную должность, отражая профессиональные и социальные притязания, может иметь различный смысл в каждой из этих сфер. Этот момент вообще очень важен для понимания проблем профессиональной и жизненной перспективы молодежи. Иногда различные сферы общественной жизни, а значит, и различные общественные институты, обслуживающие преимущественно данные сферы, предъявляют противоречащие друг другу требования, с которыми человеку приходится считаться в своих решениях и поступках. Классический пример — профессиональные и семейные требования к женщине, совместить которые крайне нелегко. А ведь этот фактор не может не сказаться на жизненной перспективе девушек. И совсем плохо, если он на ней совсем не отразится. Тогда неподготовленность к противоречивым требованиям различных сфер жизни станет причиной многих конфликтов и трудностей. Другой пример — труд и потребление. Сколько бы мы ни говорили о разумных потребностях и необходимости потребления по труду, молодежь будет выбирать точку отсчета от той доли материальных благ, которую она получает в семье еще до начала трудовой деятельности. А доля эта сейчас весьма высока. Самостоятельная трудовая жизнь может начаться с такого уровня материального благосостояния, который ниже того, что был в первичной семье. В связи с этим мы специально выделили блок вопросов по степени самостоятельности — зависимости старшеклассников в реализации жизненных целей (П.1.11, 14, 17, 20, 27, 28, 29, 30, 34, 37, 40, 43).

Был также разработан блок вопросов для выяснения степени готовности старшеклассников к трудовой самоотдаче, к работе в трудных условиях для реализации своих притязаний (П.1.44-57).

Если для изучения уровня притязаний наиболее адекватной оказалась пятибалльная порядковая шкала, то апробация вопросов по самостоятельности и самоотдаче показала, что в данном случае более пригодна трехбалльная шкала. В некоторых случаях для изучения уровня притязаний использовалась и интервальная шкала: предполагаемый уровень заработной платы, количество комнат в квартире, количество детей в семье. Интервальная шкала представлена и в блоке вопросов, характеризующих уровень возрастных ожиданий молодежи. Нас интересовал такой параметр жизненной перспективы, как ее продолжительность применительно ко всем жизненным целям, которые были представлены в анкете. Мы спрашивали респондентов о наиболее вероятном возрасте реализации каждой жизненной цели. Вопросы были открытыми, и респондент мог указать конкретный возраст или возрастной диапазон (П.1. 10, 13, 16, 19, 21, 23, 24, 32, 36, 39, 42).

В результате по каждой жизненной цели в анкете образовывался «микроблок», состоящий из трех вопросов, отвечая на которые респондент последовательно указывал: уровень притязаний при реализации цели; возраст, в котором он предполагает достигнуть данного уровня; степень самостоятельности в реализации цели.

Такой путь построения анкеты позволил получить по каждой жизненной цели информацию, необходимую для того, чтобы раскрыть параметр согласованности жизненной перспективы в двух аспектах: степень внутренней согласованности отдаленной жизненной перспективы, жизненных целей в профессиональной и других сферах жизни; степень согласованности отдаленной жизненной перспективы, ближайших профессиональных и образовательных планов и актуальной жизненной ситуации старшеклассников. Исходя из анализа проблем и трудностей, возникающих в ситуации выбора профессии, мы выдвинули гипотезу о несогласованности жизненной перспективы в этих двух аспектах как негативном факторе профессионального самоопределения, о формировании единства профессиональной и жизненной перспективы молодежи как необходимого направления профориентационной работы.

При исследовании структуры и параметров отдаленной жизненной перспективы главное внимание мы уделили двум показателям — уровню притязаний и возрастных ожиданий молодежи. Чем привлекательны именно эти показатели? Прежде всего тем, что они могут быть соотнесены с конкретными предметами потребностей респондентов и конкретными сроками, что может представлять и некоторую прогностическую ценность, учитывая, что сегодняшние притязания юношей и девушек — это во многом их завтрашние поступки, а отведенные ими для этого сроки — это возраст, подходя к границе которого они будут сопоставлять реальные достижения с тем, что представлялось в юности. Конечно, по притязаниям и ожиданиям старшеклассников нельзя построить модель будущего образа жизни этого поколения в зрелые годы, но можно увидеть те проблемы, с которыми они сталкиваются в настоящее время и могут столкнуться в будущем, если нереалистичные и несогласованные жизненные перспективы, хотя бы в некоторой части случаев, будут претворяться в жизнь. Поэтому, говоря о прогностичности информации, мы имеем в виду не строгие прогнозные модели, а материал для принятия ответственных решений, затрагивающих будущее молодежи с учетом их собственных представлений об этом будущем.

Об одном из использованных показателей — уровне притязаний — сказано достаточно. Что касается второго, связанного с измерением возрастных ожиданий, то наряду с вопросами, представленными в анкете, использовалась также специальная тестовая процедура, позволяющая получить информацию об ожидаемой продолжительности жизни (П.2.4), ее насыщенности событиями на различных этапах в прошлом и будущем (П.2.5).

Эта методика, получившая название «Оценивание пятилетий жизни», была апробирована в ряде психологических исследований [Головаха, Кроник, 1984; Головаха, роник, 1985; Кролик, 1985]. Она позволяет определить наиболее общую оценку, которую человек дает различным пятилетиям своей жизни с точки зрения их событийной насыщенности. В указанных выше работах была обоснована возможность изучения с помощью данной методики уровня оптимистичное(tm) личности, определяемого через соотношение возрастных ожиданий будущего и оценок прошлого. Интегральными показателями в данном случае выступали психологическая реализованность жизни и психологический возраст, степень соответствия которого хронологическому возрасту рассматривалась как критерий уравновешенной, гармоничной субъективной картины жизненного пути. В данной работе эта процедура использовалась главным образом для того, чтобы можно было наглядно представить общую структуру возрастных ожиданий старшеклассников. Известно, что возрастные ожидания юношей и девушек отличаются максимализмом в оценках. И если в 15-17 лет возраст «после сорока» может казаться преклонным, это вряд ли удивительно, учитывая особенности юношеской психологии. В связи с этим трудно оценить как нереалистичные ожидания иметь к 25-30 годам все жизненные достижения, если нет уверенности в том, что в глазах старшеклассников этот возраст — весьма зрелый и далекий от сегодняшнего дня. Поэтому мы предполагали до интерпретации анкетных данных о возрастных ожиданиях посмотреть, как соотносятся наиболее общие возрастные ожидания старшеклассников и людей зрелого возраста.

Гипотеза в данном случае заключается в том, что психологический механизм формирования возрастных ожиданий личности является единым для всех, возрастных групп, начиная с юношеского возраста, а специфика этих ожиданий применительно к конкретным жизненным целям в юности может служить показателем, свидетельствующим о реалистичности и согласованности жизненной перспективы.

В предыдущих главах была высказана мысль о том, что процесс профессионального самоопределения, формирования профессиональных планов и жизненных целей зависит от двух типов ценностно-ориентационных систем — противоречивой и непротиворечивой. В последнем случае соподчинение ценностных ориентации находится в определенном соответствии с требованиями профессии. Противоречивый тип ценностных ориентации приводит к рассогласованию круга потребностей и интересов личности с реальными возможностями их удовлетворения в рамках профессиональной деятельности. Противоречивость ценностных ориентации отрицательно влияет на профессиональное и жизненное самоопределение личности. Для проверки этой гипотезы была разработана процедура исследования. Далее будут рассмотрены некоторые предпосылки ее конструирования, изложено содержание методики исследования.

В соответствии с выделением противоречивых и непротиворечивых ценностных ориентации была осуществлена классификация ценностей, в основу которой положен критерий отношения ценности к сфере профессиональной деятельности: 1) ценности, которые могут быть реализованы непосредственно в профессиональной деятельности; 2) ценности, которые реализуются за счет профессиональной деятельности; 3) ценности, которые могут быть реализованы вне профессиональной деятельности. К первой группе относятся ценности, для реализации которых профессиональная деятельность является необходимой в своих содержательных характеристиках, т. е. ценности, заключенные в самом процессе и содержании труда. Вторую группу составляют ценности, которые могут быть реализованы в результате определенного вознаграждения за труд — материального или морального. И, наконец, к третьей группе принадлежат ценности, связанные с непрофессиональными орнентациями личности, когда профессиональные обязанности могут рассматриваться человеком как препятствие на пути к реализации ценностей во вне-профессиональной среде.

Для выявления противоречивости ценностных ориентации нами были выбраны две основные ценности, которые могут стать объектом ориентации непосредственно в профессиональной деятельности — реализация физических возможностей и реализация интеллектуальных возможностей личности. Из числа ценностей, реализуемых за счет профессиональной деятельности, были выделены: высокое общественное положение и признание; материальная обеспеченность. Среди внепрофессиональных ценностей были выделены те, которые могут оказывать негативное влияние на отношение личности к профессии: избыток свободного времени; «необременительность» работы.

Определенное сочетание предпочитаемых ценностей свидетельствует о противоречивости или непротиворечивости ценностных ориентации.

Противоречивый тип ценностных ориентации личности формируется в том случае, когда равнозначными в ее сознании оказываются конкурирующие, по сути, взаимоисключающие ценности. В представленной выше классификации ценностей конкуренция и взаимоисключение существуют между ценностями из первой и второй групп, когда они представлены в сознании человека в одном ряду с ценностями нз третьей группы, поскольку высокие профессиональные, социальные и материальные притязания не могут быть реализованы параллельно с внепрофессиональной направленностью. В этом смысле противоречивый тип ценностных ориентации мы рассматривали как негативный фактор профессионального самоопределения. Однако следует учитывать, что и непротиворечивые ценностные ориентации могут играть отрицательную роль, если в сознании человека доминируют только внепрофессиональные ценности. Этот тип можно охарактеризовать как непротиворечивый внепрофессиональный.

Таким образом, нами были выделены три типа ценностных ориентации: непротиворечивый профессиональный; противоречивый; непротиворечивый внепрофессиональный. Противоречивый тип занимает промежуточное положение между первым и третьим типами в силу того, что в нем представлены в качестве доминирующих и профессиональные, и противоречащие им внепрофессиональные ориентации. Непротиворечивый профессиональный тип характеризует человека с четкой профессиональной доминантой, а непротиворечивый внепрофессиональный — человека, ориентированного главным образом на деятельность, не связанную с профессией. Отметим, что данная типология основывалась исключительно на теоретических предпосылках. Каждому из выделенных типов соответствует определенный выбор респондентом ценностных доминант. Шесть ценностей, которые мы отобрали в соответствии с указанной выше классификацией, были представлены в виде суждений, предлагаемых респонденту для выбора одного или двух из них, наиболее соответствующих его представлениям о профессиональных и жизненных ценностях. Конкретная формулировка суждений была проверена в ходе пилотажного исследования, после которого методика была включена в анкету (П. 1.58).

После того как респондент выбирал те или иные сочетания ценностей, его выбор рассматривался нами как противоречивый или непротиворечивый, исходя из следующих возможных вариантов. Непротиворечивые профессиональные ценностные ориентации: 1 и 2, 1 и 4, 1 и 5, 1 и G, 2 и 4, 2 и 5, 5 и 4; выбор только одной ценности (1, 2, 4, 5).

Непротиворечивыми мы считали ориентации на физический труд и вместе с тем на общественное признание, высокий заработок, интеллектуальную самореализацию и сохранение свободного времени; ориентацию на умственный труд и общественное признание, высокий заработок.

Противоречивые сочетания ценностных ориентации: 1 и 3, 2 и 3, 2 и 6, 3 и 4, 3 и 5, 4 и 6, 5 и 6. Их противоречивость применительно к сфере профессиональной деятельности определяется тем, что практически исключен такой выбор профессии, при котором можно было бы сочетать общественное признание, интеллектуальную самореализацию, высокий заработок с «неутомительной» работой и сохранением избытка времени и сил на досуг и развлечения. Противоречивы также ориентации на физическую самореализацию и «неутомительность» работы.

Непротиворечивые внепрофессиональные ориентации — 3, 6 и их сочетание — характеризуют тип личности, в сознании которой не представлены доминанты ценностей, реализуемых в профессиональной деятельности или за ее счет, непрофессиональный тип ориентации, хотя и внутренне непротиворечив, поскольку человек сосредоточен на реализации одной группы ценностей, по сути, означает более серьезное противоречие — между человеком и всей сферой профессиональной деятельности.

Итак, процедура измерения структуры ценностных ориентации предусматривает возможность выбора двух доминирующих ценностей, которые могут быть согласованными или конкурирующими, что и определяет принадлежность респондента к непротиворечивому или противоречивому типу. Чтобы избежать ошибок, возникающих в случае безусловного доминирования одной ценности, за респондентом остается право выбора только этой ценности, что мы рассматривали как непротиворечивый вариант выбора.

Каким же образом тип ценностных ориентации сказывается на профессиональном самоопределении личности, ее жизненных планах и целях, на актуальной жизненной ситуации? Если данная типология, полученная теоретическим путем, правильна, то различия между респондентами, принадлежащими к различному типу ценностных ориентации, должны проявляться по таким показателям, как конкретность выбора профессии, адекватность уровня жизненных притязаний, реалистичность перспективы, степень самоотдачи и самостоятельности при выборе профессионального и жизненного пути, степени удовлетворенности различными сторонами жизни и т. п.

Основная гипотеза, выдвинутая в связи с исследованием различных типов ценностных ориентации, состоит в том, что формирование непротиворечивого профессионального типа ценностных ориентации положительно связано с рядом показателей успешного процесса профессионального и жизненного самоопределения молодежи, тогда как противоречивые и внепрофессиональные ориентации приводят к появлению неблагоприятных тенденций .

Данная гипотеза, как и все изложенные выше, проверялась в процессе исследования, проведенного в 1985 г. методом группового анкетного опроса, которым было охвачено 929 учащихся 8-х классов и 625 учащихся 10-х классов средних школ г. Киева *. Для проверки последней гипотезы привлекались также результаты анкетного опроса 700 чел., репрезентировавших работающее население одного из городов Киевской области. В этом же городе было опрошено 360 учащихся 8-х и 10-х классов средней школы (1983-1984 гг).

Результаты опроса также частично будут представлены в книге. Исследование по методике, представленной в приложении 2, было осуществлено в 1982 г. в трех средних школах (опрошено 330 старшеклассников) и двух ПТУ (202 учащихся) г. Киева. (Автор принимал участие в организации и проведении всех указанных исследований.)

В данной монографии главным образом используются материалы исследования, проведенного в 1985 г., поскольку оно было прямо направлено на изучение проблем формирования жизненной перспективы учащихся старших классов, находящихся непосредственно в ситуации принятия решения о дальнейшем жизненном и профессиональном пути. В соответствии с этим исследование проводилось за два-три месяца до окончания учебного года, чтобы вопросы, связанные с жизненной перспективой, имели достаточную актуальность для старшеклассников. Опыт свидетельствует о том, что эти сроки наиболее благоприятны для проведения исследований, поскольку в начале и середине учебного года интерес к будущему у школьников еще не проявляется в полной мере, а в последней четверти напряженность программы выпускных классов исключает возможность четкой организации опросов.

__________________________________

* Исследование было проведено сотрудниками отдела социологических исследований социально-профессиональных ориентации Института философии АН УССР в 30 школах, отобранных в пяти типичных районах города. Обоснование репрезентативности [Чурилов, 1987].

Завершая изложение методических аспектов, остановимся специально на вопросе, который неизбежно возникает в тех случаях, когда в качестве основного метода исследования, затрагивающего ключевые моменты биографии человека, событий его жизненного пути, используется опрос в различных его вариантах.

При исследовании жизненной перспективы методом анкетного опроса возникают весьма резонные сомнения в связи с оценкой достоверности получаемой информации. Во-первых, можно ли ожидать искренних ответов на прямо поставленные вопросы, затрагивающие ключевые моменты биографии человека, его мечты, надежды и опасения. Откровенность в ответах может лимитироваться рядом психологических барьеров, среди которых и стремление поддержать определенный уровень самооценки, нежелание посвящать кого-либо в свои жизненные проблемы, наконец, поскольку речь идет о будущем, нередко еще встречается суеверие, согласно которому лучше не говорить о будущих событиях. Во-вторых, вполне оправданным может быть сомнение в том, что полученные ответы являются не результатом продуманных и взвешенных представлений о будущем, но лишь импульсивным откликом на запрос, представленный в анкете, т. е. ответ рождается непосредственно на месте опроса, когда на обдумывание всей предстоящей жизни отводится всего несколько минут. Это, конечно, не значит, что ответ обязательно будет ложным. Когда, например, мы спрашиваем ребенка, хочет ли он конфету, и получаем утвердительный ответ, совсем не обязательно для получения вполне искреннего и достоверного ответа, чтобы перед этим он серьезно обдумал возможность такого предложения. Но различие между осознанием непосредственной ситуации и оценкой долговременной жизненной перспективы достаточно существенно, чтобы не принимать всерьез спонтанные ответы, если за ними не стоят реальные цели и ожидания, рассчитанные на долговременную жизненную перспективу. Вряд ли сиюминутное желание, которое может так же легко исчезнуть, как и возникло в момент опроса, следует принимать за показатель отношения респондента к своему будущему. Сомнения тем более правомерны в том случае, когда респондентами являются школьники, у которых в структуре жизненной перспективы реальное и фантастическое не разделено в той мере, в какой это свойственно людям зрелого возраста, имеющим определенный опыт реализации жизненных планов.

Каким же образом эти проблемы могут быть решены в процессе социологического исследования? Что касается возможной неискренности ответов респондентов, то следует учесть, что применяемые в психологии методы преодоления эффекта «защиты биографии» [Головаха, Кроннк, 1984, 78], не могут быть использованы достаточно эффективно при массовых опросах. Вместе с тем групповой анкетный опрос имеет то существенное преимущество перед углубленным психолого-биографическим исследованием, что позволяет обеспечить анонимность ответов. Респондент, отвечая на вопросы анкеты, может не опасаться, что результаты исследования будут выступать основанием для оценки его личности. При анонимном опросе более убедительно звучит и представленное в инструкции обращение к респонденту с просьбой добросовестно и искренне ответить на вопросы, содержащиеся в анкете. Есть еще одно основание, позволяющее рассчитывать на искренность ответов наших респондентов. Это — их возраст. В юности у человека, как правило, преобладает открытое, доверительное отношение к окружающим, за исключением тех случаев, когда в социальной микросреде, прежде всего в семье, складывается неблагоприятная атмосфера. Кроме того, в 15-17 лет значительно легче и естественней говорить о своем будущем, чем о прошлом и настоящем, поскольку будущее в этом возрасте — основное временное измерение жизни, опосредующее восприятие и оценку происшедших и происходящих событий.

Таковы априорные основания, исходя из которых можно предполагать, что респонденты дадут откровенные ответы на вопросы, касающиеся некоторых будущих событий их жизни. Но при этом все же остается сомнение в том, что значительная часть школьников не воспримет всерьез исследование, отнесется к нему как к пустой формальноти. Такого рода опасения были и у авторов анкеты. Но при проведении пилотажного исследования обнаружилось .остаточно серьезное и заинтересованное отношение подавляющего большинства учащихся 8-х и 10-х классов к вопросам о будущей профессии, социальном и семейном положении, о заработной плате и материальном потреблении. В следующих главах мы подробно остановимся на результатах исследования. Но уже сейчас, несколько нарушая логику изложения, следует подчеркнуть, что жизненные планы и ожидания старшеклассников по многим параметрам существенно не отличались от «нормального» среднестатистического жизненного расписания представителей различных социальных групп нашего общества на современном этапе его развития.

Этот факт — достаточно весомый аргумент в пользу предположения о том, что в ответах наших респондентов значительно больше рационального, исходящего из социальной реальности, чем неискреннего или фантастического. Другой факт — это определенная степень согласованности, соподчиненности долговременных жизненных планов и ожиданий старшеклассников. Многие представления о будущих достижениях в различных сферах жизни связаны между собой в такой степени, что это позволяет сделать вывод о долговременной жизненной перспективе как достаточно продуманной картине будущего. Это практически снимает сомнение в том, что в ответах на вопросы анкеты содержатся взгляды и мнения, возникшие как сиюминутная реакция на ситуацию опроса. Если бы респонденты только выполняли «заказ» исследователей, предусмотревших в самих формулировках вопросов решения будущих жизненных проблем для старшеклассников, то ответы последних вполне могли быть близкими к социально нормативным в каждой сфере жизни, но в этом случае фактически исключалась бы возможность проявления :ложных структурных связей между компонентами жизненной перспективы внутри этих сфер и между ними.

В следующих главах монографии будут приведены конкретные данные, подтверждающие высказанные здесь аргументы в пользу анкетного опроса как метода, позволяющего при реализации последовательной исследовательской программы получить результаты, представляющие интерес с точки зрения изучения и формирования жизненной перспективы и профессиональных ценностей молодежи.

С. 90 — 121

6. СОГЛАСОВАННОСТЬ ЖИЗНЕННОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ

В предыдущих главах мы рассмотрели в общих чертах содержание жизненной перспективы старшеклассников, ее хронологическую структуру. Но предметом анализа выступали преимущественно жизненные цели и соответствующие им возрастные ожидания, которые мы пытались оценить с точки зрения таких параметров жизненной перспективы, как реалистичность, оптимистичность, продолжительность. Теперь же обратимся к вопросу о согласованности жизненной перспективы. Согласованность является важнейшим параметром, а ее уровень — критерием развития жизненной перспективы. Какими бы ни были сами по себе отдельные детали механизма, если они действуют несогласованно, не подогнаны в должной мере друг к другу, весь механизм будет функционировать вхолостую.

Жизненная перспектива — сложный механизм регуляции жизненного пути человека, эффективность которого зависит от степени согласованности отдельных компонентов.

Согласованность жизненной перспективы будет рассмотрена в двух основных аспектах: профессиональные планы, жизненные цели и ценностные ориентации в их взаимосвязи и связи с актуальной жизненной ситуацией старшеклассников; жизненная перспектива и субъективная готовность старшеклассников к ее реализации, проявляющиеся в их представлениях о самоотдаче и самостоятельности в реализации жизненных притязаний.

При анализе жизненных притязаний и возрастных ожиданий старшеклассников было показано, что отдаленная жизненная перспектива школьников является достаточно сложной, в отдельных аспектах согласованной системой.

Старшеклассники в целом проявили реалистичность в жизненных притязаниях, связанных с будущей трудовой деятельностью. Но уже в этих данных были заметны некоторые противоречивые тенденции в отношении школьников к будущему.

С одной стороны, большинство старшеклассников предъявляли умеренные требования к содержанию труда, размеру будущей заработной платы, не считали обязательным для себя продвижение к верхним ступеням должностной иерархии, но, с другой стороны, эти требования не согласовывались с высокими образовательными притязаниями, с неприятием рядовой исполнительской работы как собственной профессиональной перспективы, которой, по мнению почти половины старшеклассников, наиболее соответствует должность руководителя небольшого коллектива. С умеренными притязаниями на размер будущей заработной платы не согласуются и запросы в сфере материального потребления, о которых мы судили по предполагаемым в будущем крупным материальным приобретениям — покупке автомобиля и садового участка с дачей. Столь же неоднозначная картина была обнаружена и при анализе возрастных ожиданий старшеклассников, которые были весьма реалистичны в определении последовательности своих целей и притязаний, ко вместе с тем проявляли чрезмерный оптимизм относительно предполагаемых сроков их реализации.

Судя по отдаленной жизненной перспективе, наших респондентов нельзя в целом охарактеризовать ни как суровых реалистов, которые свои цели полностью согласуют с действительностью, ни как фантазеров, для которых действительность не имеет значения при определении своих жизненных притязаний.

Только по отдаленной жизненной перспективе нельзя судить о реальных проблемах и трудностях профессионального и жизненного самоопределения молодежи. То, что нами воспринимается как юношеская фантазия в настоящее время, вполне может оказаться перспективой развития общества, а сегодняшняя реальность — его вчерашним днем, пройденным этапом, к которому уже не будет возврата.

Однако любая .картина будущего имеет право на существование как ориентир реального продвижения вперед только в том случае, когда человек достаточно ясно представляет себе пути и средства достижения поставленных целей, когда он согласует их с собственными возможностями. Поэтому любая оценка жизненных целей и притязаний должна опираться на анализ конкретных планов их реализации, а также той актуальной жизненной ситуации., в которой заключены возможности или препятствия на пути к самореализации.

Применительно к жизненной перспективе старшеклассников это означает, что ее реалистичность может быть оценена только в связи с оценкой согласованности жизненных целей с ближайшей профессиональной перспективой, определенность которой создает необходимые предпосылки для реализации и более отдаленных целей. Другой предпосылкой является конкретная деятельность, направленная на подготовку в настоящем тех условий, которые необходимы для будущих достижений. В качестве показателя сформированное(tm) ближайшей профессиональной перспективы мы рассматривали конкретность профессиональных планов, а в качестве показателя, позволяющего оценивать предпосылки будущих достижений, исходя из настоящего — успеваемость старшеклассников. Что касается первого показателя, то очевидно, что, избрав профессию, молодой человек может видеть хотя бы в самых общих чертах тот путь, который приведет его к осуществлению жизненных целей. Для того же, кто не имеет ясного представления об этом пути, жизненные цели остаются оторванными от конкретных способов их реализации. Уже при первом взгляде на данные исследования профессиональных планов старшеклассников привлекает внимание тот факт, что только 32 % учащихся 8-го класса и 45 % — 10-го, отвечая на вопрос о выборе будущей профессии, могут сказать, что они сделали выбор и считают его окончательным. Учитывая, что опрос проводился всего за два-три месяца до окончания учебного года, можно с уверенностью говорить о неготовности 2/3 восьмиклассников и более половины выпускников средней школы к самостоятельному решению проблемы будущей профессиональной подготовки или трудоустройства. В основном выпускники средней школы планируют поступать в вузы — 67 % опрошенных, и только 4 % предполагают непосредственно после окончания школы устраиваться на работу. Реальная же ситуация такова, что поступит в вузы в том же году только часть абитуриентов, а остальные вынуждены будут искать работу, во-первых, в состоянии стресса, вызванного нереализованностью жизненных планов, а во-вторых, будучи неподготовленными к ситуации повторного выбора профессии, когда и первичный выбор, на который были отпущены годы, у значительной части не был достаточно продуманным.

Но как сами школьники оценивают данную ситуацию? Оказывается, полностью удовлетворены выбором профессии около 60 % учащихся 8-го и 10-го класса. Это даже несколько больше, чем доля избравших профессию. Следовательно, определенная часть респондентов полностью удовлетворена тем, что профессия еще не выбрана. Однако подобная инфантильная позиция в ситуации выбора профессии — все же нетипична. В целом существует достаточно существенная корреляционная связь между конкретностью выбора профессии и удовлетворенностью выбором профессии (г = 0,37 для учащихся 8-го класса и 0,52 — для 10-го — значимы на уровне 0,1 %).

Конкретность выбора профессии связана и с удовлетворенностью жизнью. Среди восьмиклассников, избравших профессию, 41 % полностью удовлетворен своей жизнью в целом, а среди тех, кто окончательно не выбрал. — 26 % (различия значимы на уровне 1 %).

Интересно, что более высокий уровень удовлетворенности старшеклассников проведением свободного времени также связан с конкретностью выбора профессии. Так, среди учащихся 8-го класса, избравших профессию, 53 % полностью удовлетворены проведением свободного времени, а среди тех, кто окончательно не выбрал, — 41 % (различия значимы на уровне 5 %).

Чтобы картина взаимосвязи конкретности выбора профессии и удовлетворенности была представлена более убедительно, рассмотрим табл. 15.

За исключением связи между конкретностью и удовлетворенностью выбором профессии, остальные коэффициенты, хотя и статистически значимы, но не высоки. Но главное, что тенденция везде сохраняется и свидетельствует о связи показателен. Причем небольшие, но однонаправленные различия корреляционных сношений позволяют предполагать, что конкретность выбора профессии в несколько большей степени воздействует на удовлетворенность, чем наоборот. С учетом значимых различий в удовлетворенности групп респондентов с разной степенью конкретности выбора профессии можно говорить о том, что оценка старшеклассниками актуальной жизненной ситуации связана с их профессиональными планами, абстрактность которых с этой точки зрения является неблагоприятным фактором. Нужно отметить, что удовлетворенность жизнью и ее отдельными сторонами совершенно не связана с привлекательностью профессий физического и умственного труда. Нет никаких статистически значимых различий между удовлетворенностью учащихся 8-го и 10-го классов, ориентирующихся на рабочие профессии и профессии умственного труда различной квалификации. Следовательно, с точки зрения связи актуальной жизненной ситуации и ближайшей профессиональной перспективы для старшеклассников имеет значение не специфика выбора профессии, а сам факт этого выбора, факт принятия решения о будущей профессии, каким бы этот выбор ни был. Это — важный момент, который следует учитывать в профориентационной работе. По-видимому, неопределенность выбора профессии создает некоторую стрессовую ситуацию для старшеклассников, которую они могут преодолевать ценой поспешного, необдуманного выбора, чтобы снять состояние неопределенности. Особенно это имеет значение для юношей и девушек с повышенной эмоциональностью, с неустойчивой нервной системой, для которых фактор неопределенности жизненного выбора может приобретать существенное стрессогенное значение.

Коэффициенты линейной корреляции (

Удовлетворенность

Конкретность выбора профессии

r

γi xy

γ i yx

Выбором профессии

Материальной обеспеченностью

Проведением свободного времени

Самим собой, своими личностными качествами

Жизнью в целом

0,37*

0,10*

0,11*

0,12*

0,13*

0,37

0,11

0,11

0,12

0,13

0,41

0,16

0,16

0,12

0,16

* Значимы на уровне 0,1%.

Для правильного понимания этой ситуации нужно учитывать именно эмоциональный ее аспект. С рациональной точки зрения, которая находит отражение в суждениях старшеклассников по поводу содержательных моментов своего будущего, они весьма «философски» относятся к отдаленной жизненной перспективе. Удовлетворенность жизнью практически не связана у них с уровнем притязаний. Жизнью равно удовлетворены или неудовлетворены и те, кто хотят добиться многого, и те, кто ограничивается малым. Однако несколько иная картина проявляется при анализе связи между удовлетворенностью жизнью и уверенностью школьников в том, что им хватит сил и энергии для реализации этих притязаний. Между этими показателями существует связь (r = 0,25 для учащихся 8-го класса и 0,21 -для 10-го).

Так, например, среди восьмиклассников, абсолютно уверенных в реализации своих целей — 62 % полностью удовлетворены своей жизнью, а среди тех, кто «скорее уверен, чем не уверен» — только 39 % (различия значимы на уровне 1 %).

Следовательно, связь между чувством удовлетворенности и чувством уверенности в своем будущем образуется, как бы минуя содержательную картину будущего. Поэтому в профориентационной работе, наряду с учетом рационального содержания жизненной перспективы, обязательно нужно учитывать и эмоциональный аспект, отраженный в связях между чувством жизненной удовлетворенности, неопределенности жизненного и профессионального выбора и уверенностью в реализации жизненных целей.

Удовлетворенность — это вербально выраженная эмоциональная оценка актуальной жизненной ситуации старшеклассников. По ней трудно судить о реальных предпосылках формирования жизненной перспективы, которые заключены в сложившейся жизненной ситуации. Более объективным показателем в данном случае является успеваемость, отражающая уровень успеха, достигнутого старшеклассниками к тому моменту, когда изучалась их жизненная перспектива.

Прежде всего отметим, что успеваемость не связана с конкретностью профессионального выбора. Это значит, что проблема выбора в равной мере актуальна и для тех, кто учится хорошо, и для учеников с худшими показателями. Следовательно, знания, получаемые в рамках школьной программы, не способствуют более уверенному выбору профессии. Это лишний раз свидетельствует в пользу необходимости получения школьниками информации, имеющей специализированное профориентационное содержание.

Не исключено также, что разносторонние знания, полученные по многим предметам различного профиля, могут даже способствовать неопределенности в ситуации выбора профессии, хотя такое предположение, разумеется, остается гипотетическим.

Каким же образом успеваемость и конкретность выбора профессии как показатели успеха в решении непосредственно актуальных жизненных задач связаны с отдаленной профессиональной и жизненной перспективой? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к данным, представленным з табл. 16.

Таблица 16. Коэффициенты корреляции (г) уровней жизненных притязаний старшеклассников с показателями успеваемости и конкретности выбора профессии

Жизненные притязания

Успеваемость

Конкретность выбора профессии

Образование

Творческое содержание труда

Должность

Общественное признание

Садовый участок

Автомобиль

0,53***

0,30***

0,23***

0,23***

-0,02

-0,03

0,43***

0,12**

0,18***

0,07

-0,05

-0,04

-0,06

0,02

-0,05

0,01

-0,03

0,07*

0,16***

-0,02

0,09*

0,12**

-0,09*

0,06

*p<0.05 **p<0.01 ***p<0.001

Судя по корреляциям, картина взаимосвязи элементов отдаленной жизненной перспективы с успеваемостью — неоднозначна. Притязания в сфере образования связаны с успехами в учебе достаточно тесно. “то естественно — те, кто лучше учатся, больше ориентированы на высокий уровень образования. В меньшей степени, но также статистически весьма значимо связаны результаты учебной деятельности с притязаниями на творческое содержание труда, должность и уровень социального признания.

Полностью рассогласованы с успеваемостью притязания в сфере материального потребления. Казалось бы, плохая учеба должна быть основанием для более умеренных запросов. Известно ведь, что от того, как человек относится к учебе, во многом зависят и его будущие трудовые достижения, а соответственно и материальное благополучие. Но эта азбучная истина, как видим, школьниками не усваивается. Хотя, может быть, за этим стоит более серьезная

социальная проблема, если учесть, что будущий размер заработной платы, который школьники считают для себя достаточным, практически не зависит от их успеваемости. Суть этой проблемы в том, что уровень знаний, получаемых в школе, и мера труда, вкладываемого в процесс получения этих знаний, являются в какой-то степени прообразом будущих знаний и квалификации работника. И если это не учитывается старшеклассниками в их материальных притязаниях, то значит, что их представления отражают реальные противоречия, сложившиеся в сфере труда, когда более квалифицированный и добросовестный труд оплачивается не выше, а иногда и ниже менее квалифицированного и менее добросовестного.

В настоящее время предпринимаются шаги по преодолению подобных явлений в масштабе общества. По-видимому, необходимы и соответствующие усилия в сфере трудового воспитания и профессиональной ориентации молодежи.

Не только успеваемость, но и конкретность выбора профессии не связана с материальными притязаниями старшеклассников. К тому же абстрактность профессиональных планов практически не отражается на долговременной жизненной перспективе в сфере образования, труда и социального продвижения у восьмиклассников и незначительно связана с жизненными притязаниями выпускников средней школы.

Следовательно, в сознании старшеклассников происходит своеобразная инверсия ближайшей и долговременной перспективы: отдаленные цели и притязания в профессиональной и других сферах деятельности могут формироваться до выбора профессии и быть совершенно независимыми от него. В этом, на наш взгляд, заключается одна из сложных проблем профессиональной ориентации молодежи. Профессия — это жизненный путь во многих его существенных проявлениях. И процесс выбора профессии, начиная с первых этапов, когда формируется представление о привлекательности профессий, должен осуществляться в единстве с формированием жизненной перспективы.

Остановимся подробнее на связи актуальной жизненной ситуации и притязаний школьников в той сфере, которая является для них сферой непосредственной самореализации.

Хотя связь успеваемости с собственными притязаниями на образование несколько теснее, чем с уровнем образования будущего супруга (коэффициенты корреляции Кэндела соответственно 0,49 и 0,33), тем не менее общая тенденция просматривается достаточно четко: оценки, получаемые в школе,-«прообраз» будущего уровня образования не только самого старшеклассника, но и его будущего супруга. Следовательно, отдаленная жизненная перспектива связана с актуальной жизненной ситуацией не только в сфере образования, но и в сфере семьи, которая будет создаваться с учетом соответствия уровней образования юношей и девушек. Здесь следует подчеркнуть, что весь предшествующий анализ свидетельствует о том, что в сфере будущей семейной жизни жизненная перспектива старшеклассников отличается реалистичностью и согласованностью притязаний и возрастных ожиданий.

Образовательная перспектива старшеклассников отличается согласованностью с актуальной жизненной ситуацией (табл. 17).

Данные таблицы очень наглядны и позволяют утверждать, что успеваемость — мощный фактор формирования жизненной перспективы в сфере образования. Причем каждый балл успеваемости в определенной мере означает уровень образования: «3» — среднее образование в школе и ПТУ, отчасти среднее специальное; «4» — среднее специальное и высшее; «5» — высшее и аспирантура. Поэтому школьный балл успеваемости следует рассматривать как действенное средство регуляции образовательных притязаний. Либерализм, нередко проявляемый в оценке знаний школьников, может неадекватно повысить их притязания, а слишком жесткий подход -подорвать уверенность в способности к продолжению образования.

Образовательные притязания учащихся 8-го класса с различной успеваемостью, %

Успеваемость

Будущее образование

ПТУ

средняя

школа

техникум

вуз

аспирантура

Учатся на «3»

На «3» и «4»

В основном на «4»

На «4» и «5»

В основном на «5»

39,1

20,2

2,0

2,1

0,0

17,4

15,6

5,1

3,3

1,9

39,1

40,7

36,4

16,6

1,9

4,4

21,5

46,6

61,0

67,3

0,0

2,0

9,9

17,0

28,9

Следует отметить, что успеваемость имеет существенное значение не только для собственных образовательных притязаний старшеклассников, но и в значительной мере определяет их отношение к образованию будущего супруга

(табл. 18).

Это позволяет оптимистически оценивать перспективу развития семьи и брака для данного контингента молодежи.

Таблица 18. Образование будущего супруга в представлении учащихся 8-го класса с различным уровнем успеваемости, %

Успеваемость

Образование будущего супруга

среднее

среднее специальное

высшее

Учатся на «3»

На «3» и «4»

В основном на «4»

На «4» и «5»

В основном на «5»

28,6

16,4

7,2

5,4

2,0

51,4

50,0

41,4

25,0

14,3

20,0

33,6

51,4

69,6

83,7

В сфере труда столь четкой согласованности жизненной перспективы нет. В частности, как было показано выше, это касается взаимосвязи показателей успеваемости и конкретности выбора профессии с профессиональными притязаниями. Однако школьники согласуют свои притязания и ожидания с характером труда в будущем. Это заметно по данным о размере будущей заработной платы. Так, учащиеся 8-го класса, ориентирующиеся на рабочие профессии, в среднем предполагают получать в будущем заработную плату в размере 187 руб.,- а ориентирующиеся на высококвалифицированный умственный труд — 221 руб. (различия значимы на уровне 0,2 %).

Если они предполагают выбрать профессию, с которой знакомятся на уроках труда и производственного обучения, то размер будущей зарплаты составляет 174 руб. Если же профессия кажется интересной, но выбирать ее не станут, — 196 руб. И наконец, когда эта профессия кажется неинтересной, — 238 руб. Учитывая, что в восьмом классе школьники овладевают навыками именно рабочих профессий, можно сделать вывод о более низких притязаниях на размер заработной платы как показателе ориентации на рабочие профессии. Но желаемого уровня зарплаты они ожидают достигнуть намного раньше, чем те, кого привлекают профессии умственного труда высокой квалификации (соответственно к 24,3 и 28,4 годам — различия значимы на уровне 0,2 % )-Значит, преимущества рабочих профессий для школьников могут быть связаны не столько с возможностями получения высокой заработной платы, сколько с.перспективой более ранней реализации своих притязаний в этой сфере. На наш взгляд, здесь заключен один из возможных путей ориентации молодежи на рабочие профессии.

Сфера, в которой наиболее зримо проявляется рассогласованность жизненной перспективы школьников, — это материальное потребление. Возвратимся в связи с этим к вопросу о приобретении в будущем автомобиля и садового участка с дачей. Рассмотрим сложившуюся ситуацию на примере учащихся 10-го класса, среди которых 52 % предполагают иметь автомобиль «Жигули» в среднем к 32 годам. Поскольку большинство из них планирует приблизительно к тому же возрасту приобрести садовый участок с дачей, практически невозможно будет за 10-12 лет работы собрать деньги на «Жигули», если достаточным для себя заработком они считают 230 рублей, которые рассчитывают получать к тридцати годам.

Но, может быть, не только из заработка надеются старшеклассники откладывать деньги на автомобиль. Какие же могут быть дополнительные источники? Этот вопрос требует специального анализа, поскольку для общества крайне важно, чтобы молодежь связывала свои материальные притязания только с законными источниками дохода. В противном случае настойчивость в реализации жизненных целей может обернуться пристрастием к «левым» заработкам и стяжательством. Одним из социально одобряемых источников дохода является сверхурочный труд. Определенная часть десятиклассников — 34 %-согласны в будущем работать дополнительно для приработка. Однако автомобиль рассчитывает приобрести значительно большая часть опрошенных.

Следовательно, нужно искать и другие возможные источники, к которым предполагают обратиться молодые люди, планируя материальные приобретения. Таким дополнительным источником оказывается помощь со стороны других людей, прежде всего родителей — на нее рассчитывают 3/4 тех десятиклассников, которые хотят иметь автомобиль, и около 2/3 планирующих иметь садовый участок. Эти данные выдвигают на передний план проблему потребительства как одну из негативных тенденций, связанных с недостатками в трудовом воспитании молодежи. Потребительские настроения, на наш взгляд, в значительной степени связаны с тем, что в сознании определенной части молодежи не сформировано достаточно ясное представление о непосредственной зависимости будущих жизненных достижений с успешной учебой и серьезным отношением к выбору будущей профессии.

Важным условием профессиональных и жизненных достижений является и самостоятельность в реализации жизненных целей. Нет, конечно, ничего плохого в помощи других людей, прежде всего близких. Однако с повышением уровня притязаний не должна возрастать степень зависимости от других людей, и еще хуже, когда возможностями родителей и знакомых определяется уровень притязаний молодого человека. Чтобы эти рассуждения не были абстрактными, рассмотрим связи жизненных притязаний старшеклассников и степени их самостоятельности в предполагаемой реализации жизненных целей (табл. 19).

Коэффициенты корреляции (

Жизненные притязания

Самостоятельность

учащихся 8-гo класса

учащихся 10-го класса

Образованние

Творческое содержание труда

Должность

Общественное признание

Садовый участок с дачей

Автомобиль

-0,05

0,04

0,03

0,15*

-0,69*

-0,58*

0,04

-0,01

-0,12

0,04

-0,69*

-0,64

* р<0,001

В сфере образования и труда притязания старшеклассников не связаны с надеждами на -немощь. Небольшая связь есть только у десятиклассников в притязаниях на должность и творческое содержание труда. Однако эта связь настолько мала в сравнении со значениями коэффициентов корреляции самостоятельности с притязаниями на автомобиль и садовый участок, что вряд ли определяет какую-либо тенденцию. В данном случае тенденция очевидна: зависимость от других людей прямо связана с высоким уровнем притязании в сфере материального потребления. Старшеклассники, стремящиеся к дорогостоящим приобретениям, рассчитывают на помощь в соответствии с уровнем их запросов.

В связи с этим интерес представляют данные о зависимости возрастных ожиданий старшеклассников от степени самостоятельности в предполагаемых материальных приобретениях (табл. 20).

Судя по данным таблицы, возрастные ожидания старшеклассников, связанные с крупными материальными приобретениями, обнаруживают странный, на первый взгляд, факт.

Таблица 20. Возрастные ожидания старшеклассников в зависимости от самостоятельности в приобретении автомобиля и дачи (средние значения возраста)

События

Учащиеся 8-го класса

Учащиеся 10-го класса

значительная помощь

некоторая помощь

самостоятельно

значительная помощь

некоторая помощь

самостоятельно

Приобретение автомобиля

Приобретение садового участка с дачей

32,4

34,7

31,2

33,6

29,5

31,0

33,4

36,7

32,4

33,9

29,0

31,3

Казалось бы, ожидая помощи со стороны окружающих, можно рассчитывать на дорогостоящие приобретения в более раннем возрасте, чем в том случае, когда помощи не ждешь. Однако картина противоположная. Самостоятельные приобретения ожидаются на несколько лет раньше (различия значимы на уровне 0,2 %).

Следовательно, вряд ли можно оценивать проявляемую школьниками самостоятельность как показатель их действительной социальной зрелости. Скорее, более зрелый и реалистичный подход проявляют те, кто рассчитывает на помощь со стороны окружающих. Однако не исключено, что самостоятельные школьники просто не видят никаких препятствий на пути к реализации поставленных целей. Если это предположение справедливо, то самостоятельность во многом оборачивается инфантильностью, недостаточно серьезным отношением к будущему материальному положению. В данном случае не приходится говорить и о романтизме этой категории респондентов, поскольку автомобиль и дачу они все же хотят иметь, но думают, что для этого не потребуется долго работать.

Рассмотренные выше особенности взаимосвязи актуальной жизненной ситуации, профессиональных планов и жизненных целей позволяют утверждать, что несогласованность этих компонентов в сознании старшеклассников приводит к возникновению ряда проблем, решение которых является одной из предпосылок совершенствования воспитания и профессиональной ориентации молодежи. В подтверждение гипотез, выдвинутых в третьей главе, были приведены факты, свидетельствующие о том, что неопределенность профессиональных планов — отрицательный фактор оценки актуальной жизненной ситуации и формирования долговременной жизненной перспективы, что несогласованность профессиональной и жизненной перспективы проявляется как в противоречиях притязаний в различных сферах жизни, так и в недостаточном учете старшеклассниками реальных проблем и трудностей, связанных с реализацией жизненных целей.

На последнем моменте необходимо остановиться подробнее. Чтобы полнее оценить степень согласованности и реалистичности жизненной перспективы, рассмотрим, насколько сформирована в сознании старшеклассников готовность к работе в различного рода экстремальных условиях, если это понадобится для достижения поставленных целей (табл. 21).

Таблица 21 . Готовность старшеклассников к работе в различных условиях для реализации своем жизненной перспективы, %

Условия работы

Учащиеся 8-го класса

Учащиеся 10-го класса

юноши

девушки

всего

юноши

девушки

всего

1

2

3

4

5

6

7

Работать в условиях длительного пребывания в замкнутом, оторванном от других людей коллективе

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

15,1

27,1

55,6

2,2

7,5

25,5

66,6

0,4

11,2

26,3

61,3

1,3

30,9

24,4

43,6

1,1

10,6

24,6

63,7

1,1

19,5

24,5

54,9

1,1

Работать во вредных для здоровья условиях производства

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

6,7

24,0

67,6

1,8

3,6

20,5

75,2

0,8

5,1

22,2

71,5

1,3

12,0

22,2

65,1

0,7

9,1

23,7

65,1

2,0

10,4

23,0

65,1

1,4

Выполнять работу, которая требует частой разлуки с семьей

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

20,4

37,3

39,8

2,4

9,0

34,0

56,2

0,8

14,5

35,6

48,2

1,6

30,2

36,4

31,6

1,8

14,3

34,6

50,0

1,2

21,3

35,4

41,9

1,4

Выполнять работу, связанную с частой переменой места жительства

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

18,2

25,8

53,6

2,4

21,7

29,7

47,8

0,8

20,0

27,8

51,0

1,6

32,0

24,7

42,2

1,1

31,4

35,1

31,1

2,3

31,6

30,6

36,0

1,8

Выполнять физически тяжелую работу

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

30,7

34,9

30,7

3,8

9,8

24,4

64,5

1,3

19,9

29,5

48,1

2,5

40,0

35,6

22,9

1,5

17,1

24,3

56,9

1,7

27,2

29,3

41,9

1,6

Выполнять грязную работу

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

10,9

34,2

52,0

2,9

7,3

24,0

67,9

0,8

9,0

29,0

60,2

1,8

19,6

33,5

45,1

1,8

11,4

30,0

57,7

0,9

15,0

31,5

52,2

1,3

Работать в условиях сурового климата

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

29,3

42,0

26,7

2,0

22,3

40,1

37,0

0,6

25,7

41,0

32,0

1,3

42,9

34,5

21,1

1,5

32,6

38,3

27,7

1,4

37,1

36,6

24,8

1,4

Выполнять однообразную, монотонную работу

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

14,6

22,1

62,2

1,1

8,3

24,3

66,3

1,1

11,0

23,4

64,5

1,1

12,0

32,2

53,8

2,0

9,4

33,8

56,2

0,6

37,1

36,6

21,8

1,4

Работать с необходимостью постоянно укладываться в сжатые сроки

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

14,6

22,1

62,2

1,1

8,3

24,3

66,3

1,1

11,0

23,4

64,5

1,1

12,0

32,2

53,8

2,0

9,4

33,8

56,2

0,5

10,7

33,1

55,0

1,3

Выполнять работу интересную, но на которой трудно рассчитывать

на высокую материальную обеспеченность

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

32,2

49,6

16,7

1,6

48,6

40,3

10,4

0,6

40,7

44,8

13,5

1,1

34,9

47,6

16,7

0,7

55,7

36,0

8,3

0,0

46,6

41,1

12,0

0,3

Выполнять работу с повышенной ответственностью

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

48,9

37,6

12,0

1,6

50,3

37,6

11,3

0,8

49,6

37,6

11,6

1,2

51,6

38,9

9,1

0,4

50,6

38,6

9,7

1,1

51,0

38,7

9,4

0,8

Выполнять работу, связанную с опасностью для жизни

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

33,6

40,2

24,4

1,8

22,3

40,1

36,1

1,5

27,8

40,2

30,5

1,6

42,2

37,8

19,3

0,7

22,3

48,0

29,1

0,6

31,0

43,5

24,8

0,6

Работать дополнительно для приработка

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

26,7

38,7

32,2

2,4

27,8

43,2

27,6

1,5

27,2

41,0

29,8

1,9

35,3

34,6

28,4

1,8

34,9

37,7

26,6

0,9

35,0

36,3

27,4

1,3

Выполнять работу, на которой приходилось бы постоянно жертвовать

своим свободным временем, отдыхом, досугом

Скорее, согласны

Трудно сказать

Скорее, нет

Не ответили

29,6

39,8

28,9

1,8

25,3

42,2

31,9

0,6

27,3

41,0

30,5

1,2

36,7

37,5

25,5

0,4

36,3

38,3

25,1

0,3

36,5

37,9

25,3

0,3

В таблице сразу привлекает внимание то, что учащиеся 10-го класса практически по всем позициям в большей мере выражают согласие работать в трудных условиях, чем восьмиклассники. И хотя различия статистически значимы только по отдельным позициям (работа, требующая жертвовать свободным временем, связанная с частой переменой места жительства, физически тяжелая и грязная, в условиях сурового климата и в отрыве от других людей), тем не менее тенденция выражена достаточно четко. По-видимому, от восьмого к десятому классу происходит некоторая перестройка сознания, связанная с усвоением нормативных представлений о необходимости самоотдачи в труде для достижения жизненных целей.

Своеобразная граница в отношении к различным условиям труда проходит в сознании учащихся 8-го и 10-го классов между работой в условиях, которые характерны для малоквалифицированного труда (монотонный, физически тяжелый и грязный труд), и теми видами работы, которые требуют хоть н экстремальных условий, но не однообразного и физически изнурительного труда. Это особенно наглядно проявляется в тех данных, которые касаются отношения старшеклассников к вредным для здоровья и опасным для жизни условиям работы. Как это ни парадоксально на первый взгляд, но школьники предпочитают скорее рисковать жизнью, чем здоровьем. Конечно, можно было бы сослаться на юношеский максимализм и романтическую тягу к профессиям, окруженным ореолом риска и опасности. Но это было бы не совсем верно, учитывая общую тенденцию неприятия условий труда, которые нельзя оценить иначе, как противоречащие развитию и творческой самореализации личности.

По многим позициям различаются ответы юношей и девушек. Различия наиболее существенны в отношении к физически тяжелой работе, а также к работе, требующей частой разлуки с семьей. Вполне понятно, что девушки в значительно меньшей степени готовы к физическим перегрузкам и разлуке с семьей. В этом проявляется определенная доля реализма старшеклассников в оценке мужских н женских возможностей и потребностей в будущей профессиональной деятельности. Вполне согласованными с притязаниями на размер заработной платы, рассмотренными в четвертой главе, выглядят различия между юношами и девушками в отношении к работе — интересной по содержанию, но малооплачиваемой. Этот момент очень важен с точки зрения возможных направлений профориентационной работы. Есть все основания утверждать, что будущая заработная плата является фактором, который может быть использован в большей мере в привлечении к определенным профессиям юношей, чем девушек. Для последних важнейшим обстоятельством становятся благоприятные условия труда. Создание таких условий соответствует интересам не только будущих работниц, но и интересам всего общества, здоровье и духовное развитие будущих поколении которого зависят прежде всего от условий труда и быта женщины. И тот факт, что девушки отвергают неблагоприятные условия труда в большей мере, чем юноши, свидетельствует не столько об их меньшей готовности к самоотдаче, а скорее, о понимании значительной частью старшеклассниц тех ограничений, которые характерны для трудовой деятельности женщин.

Особый интерес представляет вопрос о связи показателен самоотдачи с жизненными притязаниями старшеклассников. Насколько притязания в сфере труда, социального продвижения и признания, а также материальные притязания согласованны с готовностью к их реализации в возможных экстремальных условиях?

Факторный анализ обнаружил отсутствие связи между уровнем притязаний и готовностью старшеклассников к самоотдаче при реализации жизненных целей. При анализе ответов учащихся 8-го и 10-го классов была выявлена приблизительно одна и та же картина. Первый фактор, объяснительная сила которого составляла 17 % разброса оценок в обеих группах респондентов, включал с высокими факторными нагрузками только вопросы по самоотдаче. Второй (соответственно 6 и 5 %) -вопросы по притязаниям, среди которых наиболее высокую нагрузку имели вопросы о будущей должности и образовании. Остальные факторы объясняли менее 3 % разброса оценок и были малоинформативны. Это позволяет утверждать, что уровень притязаний школьников по ряду позиций, связанных с будущим образованием, трудом, материальным потреблением, формируется в отрыве от представлений о возможных жертвах и ограничениях, связанных с реализацией данных притязаний. Тот, кто стремится к большим достижениям, отнюдь не считает, что для этого потребуется и больше самоотверженности, дополнительных усилий и определенных жертв. В связи с этим любопытны данные, полученные по структуре первого фактора. В него с отрицательным знаком и наибольшими нагрузками вошли следующие позиции: работа в отрыве от других людей, в условиях сурового климата, физически тяжелая, грязная и вредная для здоровья и жизни, требующая переездов, разлуки с семьей и постоянных жертв в сфере свободного времени. Мы уже подчеркивали, что старшеклассники предъявляют высокие требования к будущим условиям труда. И это не случайно. Образ жизни школьников в условиях крупного города не может формировать иных требований к труду. Человек, детство которого проходит в условиях относительного комфорта, когда нет необходимости заниматься тяжелым физическим трудом для обеспечения жизнедеятельности семьи, и к будущим условиям труда подходит с теми же мерками. Известно, что в крупных городах рабочие места с тяжелыми условиями труда пополняются за счет мигрантов, преимущественно из сельской местности. Однако и этот источник по мере урбанизации . будет во все меньшей мере удовлетворять потребности городов. Попытки решить эту проблему за счет внутренних ресурсов — малоперспективны в чисто практическом и малопривлекательны в социально-политическом аспектах. Тот факт, что молодежь не связывает свою перспективу с тяжелыми условиями труда, — это не только показатель ее отношения к такому труду, но и социальная оценка перспективы развития самой сферы труда в нашем обществе. С точки зрения трудового воспитания и профессиональной ориентации школьников это означает, что основной акцент в данной работе должен ставиться не на агитации за такой, труд и соответствующие профессиональные устремления, а на подготовке молодежи к главной своей миссии -устранению такого труда в будущем, что и составляет ее профессиональную перспективу не в конъюнктурных, а в сущностных чертах.

Разумеется, нельзя оставить без внимания основной результат факторного анализа — разрыв между притязаниями и самоотдачей. Если это просто непонимание школьниками той простой истины, что в действительности присутствует прямая зависимость между успехами и достижениями, с одной стороны, и необходимостью прилагать дополнительные усилия, ограничивать себя во многом, нередко жертвовать комфортом, — с другой, то, наверное, необходимо вносить коррективы в процесс трудового воспитания и профессиональной ориентации школьников. Эти коррективы должны касаться прежде всего профессиональной информации и пропаганды, в которой должны обязательно учитываться такие моменты, как разъяснение и демонстрация на конкретных жизненных примерах реальных трудностей и проблем, которые связаны с тем или иным уровнем профессиональных и жизненных притязании. Профориентационная работа в этом направлении, как уже подчеркивалось в предыдущих главах, может способствовать формированию реалистичной жизненной перспективы. Но она имеет значение и для повышения согласованности профессиональных планов и жизненных целей, поскольку не должно быть иного пути к жизненным целям, кроме того, который связан с напряжением сил и тратой энергии в конкретных условиях трудовой деятельности. И чем выше цели и притязания, тем к более сложным условиям должен быть готов человек, стремящийся к их реализации.

Данные о готовности к самоотдаче в будущей трудовой деятельности позволяют также в новом ракурсе взглянуть на особенности выбора профессии с различным характером труда. В профориентационной работе ведется активный поиск действенных средств пропаганды массовых рабочих профессий. В связи с этим важно знать, какие условия будущей работы предпочитают учащиеся, для которых эти профессии привлекательны.

Так, например, десятиклассники, избравшие рабочие профессии, проявили больше готовности работать дополнительно для приработка, чем те, кто ориентирован на профессии умственного труда высокой квалификации — 46% против 33 % (различия значимы на уровне 5 %).

Противоположные данные получены при ответе на вопрос о готовности выполнять работу, связанную с частой переменой места жительства (соответственно 4 % и 36 % — различие на уровне 1 %).

Следовательно, определенная дифференциация в структуре профессиональной перспективы у различных по ориентациям групп старшеклассников существует. Однако она не проявляется именно там, где, казалось бы, должна быть в первую очередь. Нет различий между рассмотренными группами по готовности выполнять физически тяжелую и монотонную, однообразную работу. Следовательно, профессии физического труда привлекают молодежь именно потому, что она идеализированно представляет себе реальные условия, характерные для очень многих из этих профессий. Поэтому и согласны выполнять физически тяжелую работу 20 % ориентированных на рабочие профессии и 28 % будущих высококвалифицированных работников умственного труда; выполнять монотонную, однообразную работу согласны по 11 % в каждой группе респондентов.

Это противоречие в сознании старшеклассников — одно из ярких свидетельств несогласованности профессиональной перспективы. Школьники отдают предпочтение профессиям, условия труда которых нередко противоположны тем, какими бы они их хотели видеть. Следовательно, вопрос об условиях труда приобретает первостепенное значение для профессиональной ориентации. Очевидно, что тяжелые условия только тогда могут не отталкивать большинство школьников от профессии, когда они будут видеть за ними более привлекательную отдаленную перспективу. И второе. Экстремальность условий многих видов физического труда самоочевидна, а вот умственный труд высокой квалификации, который так привлекает молодежь, нередко предстает в ее глазах как своеобразная игра творческих сил человека, которая ничего, кроме радости озарения, не приносит. Скрытая экстремальность такого труда, успех в котором требует огромного напряжения и самоотдачи, остается «за кадром». Необходима специальная работа в этой области, чтобы старшеклассники осознавали трудности и проблемы, которые связаны с жизненной перспективой человека, занимающегося такого рода профессиональной деятельностью. Простой пример — отличники больше устают, менее удовлетворены состоянием своего здоровья и проведением свободного времени, чем другие ученики. А ведь это — прообраз успешного высококвалифицированного умственного труда в будущем.

Таким образом, анализ взаимосвязи актуальной жизненной ситуации, непосредственной профессиональной и отдаленной жизненной перспективы позволяет сделать вы-

— вод о том, что по многим показателям обнаруживается рассогласованность, противоречивость данной системы. Для формирования единства профессиональной и жизненной перспективы необходимы исследования факторов, на основе которых возможна целенаправленная регуляция сознания и поведения молодежи в сфере профессиональной деятельности. Важнейшая роль в этом принадлежит факторам внешней социальной среды (школа, семья, средства массовой информации).

Но их воздействие, как в фокусе, преломляется в ценностных ориентациях личности, которые и становятся субъективным фактором, определяющим долговременную перспективу развития личности в различных сферах жизнедеятельности. Именно к анализу ценностных ориентации, их структуры и типологии мы обратились при поиске механизмов формирования единства профессиональной и жизненной перспективы личности.

7. ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ МОЛОДЕЖИ

Значение ценностного подхода к изучению жизненной н профессиональной перспективы обусловлено местом ценностных ориентации в структуре жизненной перспективы, их ролью в процессе профессионального самоопределения личности. Жизненные цели и планы являются, как подчеркивалось в предыдущих главах, событийным воплощением ценностных ориентации, которые находятся на более высоком уровне диспозиционной структуры личности [Ядов, 1979] и в силу этого определяют общую социальную направленность жизнедеятельности. Противоречия, возникающие на этом зфовне, приводят к рассогласованию жизненной перспективы в содержательном и хронологическом аспектах.

Выбор определяющих направлений жизненного пути, основных линий самореализации личности — это прежде всего выбор главных жизненных ценностей, среди которых ценности труда, профессиональной деятельности могут занимать различное место — от всепоглощающей доминанты до весьма несущественного объекта ориентации. В соответствии с этим будут формироваться и жизненные цели, планы и притязания молодежи, определяющей свой профессиональный путь.

Социологи, изучающие проблемы профессионального самоопределения молодежи, приходят к выводу о том, что ценностные ориентации следует рассматривать как «основные компоненты механизма, осуществляющего внутреннюю регуляцию такой разновидности социального поведения, как выбор профессии» [Матусевич, Оссовский, 1982, 27]. Следует, конечно, учитывать, что регуляцию профессионального самоопределения нельзя однозначно связывать с ценностными ориентациями. Несмотря на тесную связь с мотивационной сферой личности, они все же не выступают непосредственными побудителями и регуляторами поведения, а лишь определяют основные жизненные ориентиры, путь к которым не всегда оказывается пройденным. Об этом свидетельствуют известные феномены несовпадения вербального (построенного на ценностных суждениях и предпочтениях) и реального поведения. Однако очевидно и то, что, в конечном счете, система поведения вырастает из системы ценностей человека. И если из непосредственно измеренных ценностных предпочтений не удается вывести реальные жизненные приоритеты человека, то причина кроется не в том, что ценностные ориентации и поведение не связаны, а в том, что связь эта неоднозначна, противоречива.

Причина возникающих в данном случае противоречий, как это ни парадоксально, заключается в том, что люди безоговорочно принимают многие социальные ценности только потому, что эти ценности имеют положительную социальную окрашенность, являясь символом приобщения к передовой культуре. Если, скажем, высокий уровень образования, творческий труд или чтение художественной литературы — ценности, которые глубоко укоренились в общественном сознании, то вряд ли можно, не считаясь с этим, отрицать их значение н для себя. И хотя реальными жизненными ценностями для человека могут быть, к примеру, добросовестный исполнительский труд и общение не с книгами, а с людьми, прежде всего с близкими, он тем не менее, отдавая дань принятым ценностным стереотипам, будет стараться получить высшее образование, не испытывая интереса к учебе, приобщиться к творческому труду, ке занимаясь творчеством, приобретать книги, не читая их. Разумеется, сущность данной проблемы можно свести к чисто теоретической дискуссии, выделив, как это нередко делается в социологической литературе, различные компоненты в структуре ценностных ориентации: когнитивный, эмоциональный, поведенческий. Тогда декларированные, принятые «на словах» ценности составят лишь когнитивный аспект ценностных ориентации (так называемые ценностные представления), а реально действующие ориентации останутся «за кадром» социологических опросов, опирающихся на рациональные мнения и оценочные суждения респондентов.

Однако проблема состоит в том, что именно в когнитивных ценностных структурах возникают исходные моменты формирования противоречивой, несогласованной жизненной перспективы, которая обусловливает многие серьезные трудности профессионального и жизненного самоопределения личности не только в юности, но и в зрелые годы жизни. Мы уже отмечали возможность проявления данных противоречий при формировании отношения личности к ценностям, которые могут быть реализованы в профессиональной деятельности, за счет этой деятельности и вне ее. К проверке соответствующей гипотезы обратимся далее, а сейчас рассмотрим наиболее общую структуру ценностей.

полученную в результате исследования образа жизни населения УССР* (табл. 22).

Таблица 22. Иерархия жизненных ценностей, представленных в сознании различных возрастных категорий населения УССР*

Ценности

возраст 30 лет

до 30 лет и старше

%

ранг

%

ранг

Материальное благополучие

Работа, труд

Семья

Мир между народами, предотвращение войны

Жилье

Здоровье

Общение, контакты, взаимопонимание с людьми

Политические, идеологические и моральные ценности социализма

Отдых, удовольствия, развлечения

Познание (в том числе прекрасного), творчество

Сфера услуг, снабжение

Место в жизни

Социальное признание

Самостоятельность, независимость, свобода

34,7

29,1

27,7

16,2

13,8

12,5

10,2

4,7

4,5

3,7

3,0

2,2

1,7

0,4

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

32,3

22,4

21,5

22,9

8,2

20,5

4,5

4,2

6,9

2,3

4,4

1,2

0,8

0,2

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

* Респонденты могли указать несколько ценностей. Поэтому сумма процентов превышает 100 %.

Результаты, представленные в таблице, получены при ответе респондентов на вопрос «Что для Вас означает хорошо жить?» В анкете вопрос был открытым — респонденты могли высказать несколько суждений о том, что для них прежде всего означает «хорошо жить». Кодировка ответов осуществлялась по типам суждений, отражающих жизненные ценности, приведенные в таблице. Благодаря открытой форме вопроса, ценностные суждения не могли быть навязаны респондентам извне, что нередко случается при изучении ценностных структур сознания с помощью закрытых вопросов с заранее сформулированным списком жизненных ценностей.

_______________________

* Исследование проведено по программе ИСИ АН СССР сотрудниками Института философии АН УССР при участии автора (руководитель- Л. В. Сохань).

Было опрошено около 5 тыс. человек в девяти областях республики (1980-1981 гг.).

Иерархии ценностных ориентации молодежи и старшей возрастной категории принципиально не отличаются (коэффициент ранговой корреляции Кендэла — 0,85 — значим на уровне 0,1 %).

Молодежь несколько чаще избирает в качестве ведущей жизненной ценности семью и работу, а старшее поколение — мир между народами и здоровье (различия значимы на уровне 5 %), но в общем можно утверждать, что и молодежь, и представители старшего поколения отдают предпочтение одним и тем же ценностям, среди которых ведущее место занимают материальное потребление, работа, семья, мир между народами. Этот факт достаточно убедительно свидетельствует о том, что существуют взаимосвязь и преемственность ценностных суждений, характеризующих отношение к жизни людей различного возраста.

Если бы вопрос о жизненных ценностях сводился только к их иерархии, то вполне можно было бы удовлетвориться констатацией этого факта и не останавливаться подробнее на анализе полученных данных. Однако в сходстве ценностных суждений молодежи и старшего поколения нельзя не обнаружить и другой факт: ориентация на работу значительно ближе по числу выборов к материальному благополучию, чем к познанию, творчеству и социальному признанию, которые почти не фигурируют среди ценностей «хорошей жизни». Что же это за ценности, которые столь редко выступают объектом ориентации? Так, например, под общим названием «познание, творчество» при кодировании учитывались суждения следующего содержания: иметь возможности для получения новых знаний, расширения своего образования, общей культуры; иметь возмож-.ность для творчества, самореализации; иметь возможности для удовлетворения эстетических потребностей (посещение театров, концертов, кино, прослушивание музыки и т. п.).

Таким образом, ценности учебы, духовного потребления, образования и творчества занимают ведущее место в сознании лишь незначительной части респондентов, в том числе и молодежи. Вспомним теперь, что в жизненных планах и притязаниях старшеклассников высокий уровень образования, творческий самостоятельный труд занимали весьма существенное место. Конечно, нужно учитывать, что мы сравниваем результаты разных исследований, проведенных с интервалом в несколько лет и на разных категориях молодежи. Но, во-первых, по данным республиканской выборки, различии между возрастными категориями почти нет, а, во-вторых, за те несколько лет, которые прошли после проведения республиканского исследования образа жизни, вряд ли могла принципиально измениться структура жизненных ценностей людей.

Поэтому можно предполагать, что среди жизненных ценностей старшеклассников познание и творчество занимают менее существенное место, чем в жизненных планах и притязаниях, связанных преимущественно с высшим и средним специальным образованием, высококвалифицированным умственным трудом.

Суть данного противоречия, на наш взгляд, состоит в том, что формирование жизненных целей и планов молодежи происходит в определенном отрыве от тех ценностных ориентации, которые соответствуют их истинным потребностям, способностям, интересам.

Несколько иная ситуация с ориентацией на труд и работу, которая является одной из ценностных доминант, выявленных в исследовании образа жизни населения республики. В данном случае кодирование ответов респондентов осуществлялось по следующим позициям: иметь интересную, любимую работу, работу по душе, работать в меру сил, честно, добросовестно трудиться; иметь возможность для продвижения по службе; иметь хорошие условия труда и т. п. Нетрудно заметить, что речь в данном случае идет о работе и труде, соответствующих интересам и склонностям человека независимо от того, какое именно профессиональное поприще избирает он для себя. В предыдущих главах было показано, что в сфере трудовой деятельности жизненная перспектива старшеклассников достаточно реалистична, тогда как в сфере образования была зафиксирована определенная неадекватность планов и притязаний. В частности, это проявилось в их несогласованности с актуальной жизненной ситуацией, в преимущественном выборе профессий высококвалифицированного умственного труда, требующих высшего образования. Но ведь ориентация на высокий уровень образования не может не соотноситься с ценностями познания и творчества. В противном случае образование станет пустой формальностью, не нужной ни обществу, ни, в конечном счете, самому человеку.

Создается впечатление, что при выборе профессии и соответственно места учебы значительная часть молодежи руководствуется, в первую очередь, не теми ценностными ориентациями, которые «сообразны их природе», а некоторыми стереотипами массового сознания. Эти стереотипы привлекательны для молодежи в силу их безусловной положительной социальной окрашенности, поддержки общественными институтами — школой, средствами массовой информации, искусством. Но, в отличие от таких ценностей, как добросовестный труд, работа по душе, которые могут быть реализованы любым человеком при условии что он будет трудолюбивым и добросовестным работником, высокий уровень образования и творчество требуют определенных познавательных и творческих способностей интереса к познанию как к процессу. Поэтому, по-видимому’ среди жизненных ценностей хорошая работа фигурирует значительно чаще, чем познание и творчество. Любопытны в связи с этим данные, полученные при опросе старшеклассников Киевской области. В анкете, подготовленной для этого исследования, содержится вопрос о том, как воспринимается школьниками течение времени в процессе общения с друзьями, на занятиях по труду, профессиональном, обучении, а также на уроках по общеобразовательным дисциплинам. Известно, что при наличии интереса к деятельности течение времени воспринимается ускоренным по сравнению с ситуациями, которые не вызывают заинтересованности. Оказалось, что при общении с друзьями у 81% респондентов время течет быстро, они не замечают, как оно проходит. Это вполне естественно, учитывая то значение, которое для подростков и юношей имеет общение со сверстниками. На занятиях по труду 42 % школьников, отмечают ускоренное течение времени, они не замечают, как проходят занятия. И только для 16 % старшеклассников время течет быстро на уроках по общеобразовательным дисциплинам (все различия значимы на уровне 1 %).

Итак, повышенный интерес к труду, профессиональной подготовке встречается у школьников значительно чаще чем к процессу учебы, приобретению абстрактных знаний. Это еще одно косвенное свидетельство недостаточно развитой ориентации на познание как самостоятельную жизненную ценность.

Здесь можно, разумеется, говорить и о том, что школа не использует в полной мере свои возможности по формированию соответствующих интересов. Но какими бы ни были причины этого, обнаруженный факт говорит сам за себя. В настоящее время вполне обоснованно можно утверждать, что существует противоречие в структуре жизненной перспективы, которое обусловлено несогласованностью ценностных ориентации на познание и творчество с жизненными целями и планами в сфере образования и соответственно выбора профессии. Данное противоречие может быть разрешено двумя путями: формированием соответствующих ценностных ориентации или согласованием жизценных притязаний с реальными ориентациями, представленными в сознании молодежи прежде всего ориентациями на добросовестный труд, материальное благополучие и семью.

Первый путь требует создания объективных условий для повышения интереса молодежи к познанию и творчеству, что предусмотрено школьной реформой. Но еще далеко не в полной мере реализуется на практике.

Второй путь связан с формированием единства профессиональной и жизненной перспективы в ситуации выбора профессии. Решение этой задачи требует изучения противоречий в структуре ценностных ориентации, которые могут выступать негативным фактором профессионального самоопределения, поиска механизмов формирования согласованной жизненной перспективы молодежи.

В третьей главе была сформулирована гипотеза о влиянии типов ценностно-ориентацнонных структур личности на ее профессиональное самоопределение. Были выделены три основных типа: непротиворечивый, внепрофессиональный, противоречивый. Последние два рассматривались как менее благоприятный фактор формирования жизненной перспективы и эффективности профессиональной деятельности, чем непротиворечивый тип ценностных ориентации. Принадлежность личности к тому или иному типу определялась сочетанием доминирующих ценностных ориентации, для» фиксации которых применялась специальная процедура, описанная в третьей главе. Проверка гипотезы потребовала сопоставления данных, полученных при опросе не только старшеклассников, но и людей более зрелого возраста, имеющих различный стаж профессиональной деятельности (было опрошено более 700 чел. в одном из городов Киевской области).

Рассмотрим в связи с этим распределение респондентов по типам ценностных ориентации (табл. 23).

Распределение различных групп респондентов по типам ценностных ориентации, %

Тип ценностных ориентации

Старшеклассники

Молодые

учителя

Работающие

8 класс

10 класс

Непротиворечивый

Противоречивый

Внепрофессиональный

52,9

34,3

12,8

51,9

36,4

11,7

48,0

32,6

19,4

44,2

35,1

20,7

Привлекает внимание тот факт, что у работающих не только снижается удельный вес непротиворечивых ориентации (по сравнению со школьниками) за счет увеличения доли внепрофессиональных ориентации. На первый взгляд, эти данные кажутся парадоксальными, поскольку естественно предполагать, что конкретный выбор профессии и опыт работы по специальности должны приводить к гармонизации структуры ценностных ориентации, к формированию у человека более четкой профессиональной направленности, к согласованию профессиональной и жизненной перспективы. Однако этого не происходит. Так среди опрошенных в возрасте до 30 лет доля лиц с противоречивым типом ориентации составляла 28 %, а в старшей возрастной группе -38 % (различия значимы на уровне 5%)*. Внепрофессиональный тип у молодых учителей встречается даже чаще, чем у школьников. Следовательно, проблема профессиональной направленности личности с возрастом не только не снимается, но в определенной мере обостряется. Чем же объясняется эта тенденция, каковы ее причины? На наш взгляд, их следует искать в динамике жизненного пути личности, в социальных и психологических особенностях различных возрастных этапов.

С: возрастом у человека появляется не только профессиональный опыт и мастерство, но и немало серьезных жизненных проблем и забот, связанных с семьей, бытом, состоянием здоровья, общением, которые могут приобретать высокую ценность и во многом конкурировать с ценностями профессиональной деятельности. Так, например, выбирая в юности профессию по призванию, человек мог и не ориентироваться на высокую зарплату или избыток свободного времени, тогда как эти ценности могут быть значимы для членов его семьи, с чем в зрелом возрасте он не может не считаться.

Сущность ценностного конфликта в данном случае заключается в том, что профессия выбирается, как правило, в возрасте, когда большинство реальных жизненных трудностей не учитывается при принятии решения о будущей профессии. В дальнейшем происходит расширение круга социальных ролей, появляются новые ценности, которые могут вступать в конкуренцию с «юношеским» ценностным стереотипом, и казавшаяся ранее привлекательной профессия начнет утрачивать первоначальный «романтический ореол», поскольку противоречивые и внепрофессиональные ценностные ориентации не могут быть реализованы в рамках конкретной профессиональной деятельности. Не случайно, с ростом стажа работы на предприятии или в учреждении доля противоречивого типа ориентации возрастает с 33 % (при стаже до 5 лет) до 42 % (при стаже свыше 10 лет).

___________________

* Далее в тексте различия анализируются при 5 % уровне значимости

Разумеется, один только факт распространенности противоречивых и внепрофессиональных ориентации не может быть достаточным основанием для доказательства гипотезы об их отрицательном воздействии на профессиональное самоопределение личности. В связи с этим остановимся подробнее на материалах исследований, характеризующих группы респондентов с различными типами ценностных ориентации. Так, среди работающих, которые всегда выполняют производственные задания в полном объеме и не допускают срывов, 38 % респондентов с непротиворечивыми, 33 % с противоречивыми и 26 % с внепрофессиональными типами ценностных ориентации. Хотя различия статистически значимы только между крайними группами, общая тенденция весьма наглядно свидетельствует о зависимости производственных показателей от структуры ценностных ориентации. Но как при этих показателях люди с различным типом ценностных ориентации чувствуют себя на рабочем месте? Удовлетворены своим физическим состоянием к концу рабочего дня 48 % респондентов с противоречивым и 56 % — с непротиворечивым и внепро-фессиональным типами ориентации. Размером заработной платы удовлетворены 30 % с противоречивым типом, 40 % с непротиворечивым и 41 % с внепрофессиональным типами ориентации. По этим данным можно судить о некоторых различиях между работниками с указанными типами ориентации. Худшие производственные показатели при внепрофессиональном типе сочетаются с таким же уровнем удовлетворенности, как при непротиворечивом типе. Противоречивость ценностных ориентации прежде всего сказывается на ухудшении самочувствия и удовлетворенности зарплатой в сравнении с двумя другими типами.

Вспомним теперь, что противоречивость ценностных ориентации характеризуется доминированием в сознании человека конкурирующих ценностей, что, по-видимому, и является фактором неудовлетворенности своим положением на производстве. Внепрофессиональная направленность обусловливает, с одной стороны, более низкие трудовые показатели, а с другой, — более высокую удовлетворенность, поскольку притязания в профессиональной сфере невысоки, а потребности в других сферах жизни могут быть удовлетворены и без значительного напряжения сил на производстве. Даже низкие производственные показатели не сказываются на удовлетворенности своей работой респондентов, принадлежащих к данному типу ориентации. Удовлетворенных среди них — 71 %, столько же среди относящихся к непротиворечивому типу, и только 57 % удовлетворенных работой среди лиц с противоречивым типом. Приведенные данные свидетельствуют о том, что непротиворечивый тип ценностных ориентации может рассматриваться как один из факторов, благоприятствующих повышению профессиональной активности личности. Но мы видели и то, что его удельный вес с возрастом несколько снижается, т. е. «естественные», стихийные процессы, характеризующие профессиональный путь личности, не способствуют усилению ее профессиональной направленности. Поэтому особое значение приобретает вопрос о формировании устойчивой профессиональной направленности, непротиворечивых ценностных ориентации в юношеском возрасте, когда, как известно, происходит становление основных ценностных структур личности.

Уже в этом возрасте тип ценностных ориентации во многом определяет особенности профессионального самоопределения. Так, окончательное решение о выборе будущей профессии приняли 49% десятиклассников с непротиворечивым, 42 % с противоречивым и 34 % с внепрофессиональным типом ориентации. Уровень профессиональных притязаний также существенно связан с типом ориентации (табл. 24).

Таблица 24. Будущая должность в жизненных планах десятиклассников с различным типом ценностных ориентации, %

Тип ценностных ориентаций

Будущая должность

рядовой работник

руководитель небольшого коллектива (бригадир, зав. группой и т.д.)

руководитель крупного подразделения на предприятии, в учреждении

руководитель предприятия, учреждения, института

руководитель более высоких звеньев управления

не ответили

Непротиворечивый

Противоречивый

Внепрофессиональный

9,9

12,9

21,9

39,0

49,8

60,3

31,3

23,6

15,1

10,5

6,2

2,7

6,8

5,8

0,0

2,5

1,8

0,0

По данным таблицы можно судить о том, что распределение ответов десятиклассников на вопрос о будущей должности, с которой они связывают вершину своей профессиональной карьеры, различается (χ 2 =37,1) по типам ценностных ориентации. Различия проявляются прежде всего в том, что при внепрофессиональной направленности притязания невысоки. Это можно было бы считать реализмом, если бы не 60 % ориентированных на должность руководителя небольшого коллектива, которая привлекает и половину респондентов с противоречивым типом ориентации. Высокие должности, требующие повышенной ответственности, больше привлекают старшеклассников с непротиворечивым типом. Соответственно распределяются и размеры ожидаемой заработной платы (непротиворечивый тип-220 руб., противоречивый — 202, внепрофессиональный — 195 руб.).

Таким образом, можно утверждать, что при непротиворечивом типе ориентации формируются более высокие притязания, чем при двух других. Само по себе это не дает оснований утверждать, что первый тип предпочтительнее. Не исключено ведь, что завышенные притязания могут стать источником разочарования в будущем, тогда как умеренность притязаний позволит лучше приспособиться к реальным жизненным и профессиональным ситуациям. Так ли это? В нашей анкете был предусмотрен вопрос, фиксирующий преобладание у респондентов внешнего или внутреннего локуса контроля. В социально-психологических исследованиях показано, что внутренний контроль характерен для людей, возлагающих ответственность за происходящее на самих себя, а не на внешние обстоятельства; они, как правило, более настойчивы в реализации поставленных целей, активнее противостоят жизненным трудностям, имеют более высокий профессиональный статус, больше зарабатывают, более удовлетворены работой [Муздыбаев, 1983, 72-85]. В связи с этим представляет большой интерес распределение респондентов с внутренним контролем по типам ценностных ориентации. Здесь явное предпочтение у непротиворечивого типа — 58 % его представителей имеют внутренний локус контроля, противоречивый тип — 47, внепрофессиональный — 41 %.

Следовательно, высокие притязания в данном случае подкрепляются определенными личностными качествами. Они подкрепляются также большей готовностью к самоотдаче в профессиональной деятельности, готовностью идти на определенные жертвы для досгижения поставленных целей. Об этом убедительно свидетельствуют данные, приведенные в табл. 25.

Таблица 25. Готовность десятиклассников с различными типами ценностных ориентации жертвовать своим свободным временем, отдыхом, досугом для осуществления жизненных целей, %

Степень готовности

Типы ценностных ориентации

непротиворечивый

противоречивый

внепрофессиональный

Согласен

Трудно сказать

Не согласен

48,4

29,2

22,3

28,8

44,5

26,7

12,3

52,1

35,6

Аналогичные данные были получены относительно готовности старшеклассников выполнять в будущем работу, требующую частой перемены места жительства, высокой ответственности, риска для жизни, неблагоприятных условий труда. Следовательно, непротиворечивый тип ценностных ориента-.jym_ ха р актер нзует. л и ч -ность с наиболее высоким уровнем профессионального сознания, в котором ближайшая профессиональная перспектива сравнительно теснее связана с отдаленными жизненными планами и ожиданиями, а более высокий уровень профессиональных притязаний подкреплен соответствующими трудовыми установками. Исходя из этого, можно утверждать, что гипотеза—о»‘формировании непротиворечивого типа ценностных ориентации как факторе согласования профессиональной и жизненной перспективы личности нашла подтверждение в проведенных нами исследованиях. Данный тип ценностных ориентации характеризуется внутренней согласованностью, •единством целей и средств их осуществления в профессиональной и других сферах жизнедеятельности человека. Его формирование является конкретным направлением в реализации принципа единства профессиональной и жизненной перспективы личности в системе профориентационной работы с молодежью.

Практическим воплощением этого принципа должна стать переориентация профессиональной информации и пропаганды с «чисто профессиональных» проблем, связанных с выбором профессии и трудовой адаптацией, на широкий спектр жизненных проблем, обусловленных включением человека в самостоятельную трудовую жизнь. При этом должны учитываться не только ближайшие, конъюнктурные проблемы профессионального самоопределения, но и отдаленные его последствия на различных этапах трудового и жизненного пути.

С. 126 — 137

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.

АНКЕТА ДЛЯ СТАРШЕКЛАССНИКА

1. Какая профессия является для Вас наиболее привлекательной? (напишите)

_________________________________________________________________________________________

2. Когда Вы впервые заинтересовались данной профессией? (обведите кружком слева номер выбранного ответа).

4 — до 4 кл.

3 — в 4-7 кл.

2 — в 8 кл.

1 — в 9-10 кл.

3. Что Вы можете сказать о выборе своей будущей профессии?

3 — сделал окончательный выбор

2 — сделал выбор, но не могу сказать, что он окончательный

1 — еще не выбрал

Внимание! На следующий вопрос отвечают только восьмиклассники

После окончания 8-го класса Вы предполагаете:

3 — продолжить учебу в школе

2 — поступать в техникум

1 — поступать в ПТУ

Вопрос только для десятиклассников!

После окончания школы Вы планируете:

4 — поступать в вуз (военное училище)

3 — поступать в техникум

2 — поступать в ПТУ (ТУ)

1 — устраиваться на работу

На остальные вопросы анкеты отвечают все.

6. Если по каким-то обстоятельствам Вы не сможете сразу после школы работать или учиться в соответствии с принятым решением о будущей профессии, есть ли у Вас запасные варианты трудоустройства или учебы?

2 — да

1 — нет

7. Если Вам придется работать не по самой привлекательной для Вас профессии, каковы, скорее всего, будут Ваши дальнейшие планы?

2 — достигнуть высокого уровня мастерства и трудовых успехов в избранной по сложившимся обстоятельствам профессии

1 — поменять, как только представится возможность, профессию на ту, которая была наиболее привлекательной в школе

8. Что Вы можете сказать о профессии, которой овладеваете на уроках труда, профессионального обучения?

3 — профессия интересная, думаю избрать ее после окончания школы

2 — профессия интересная, но после окончания школы я планирую избрать другую

1 — профессия кажется мне неинтересной

А теперь ответьте, пожалуйста, на вопросы о Ваших жизненных планах и ожиданиях.

9. Какое образование Вы считаете для себя достаточным?

1- ПТУ

2 — средняя школа, ТУ

3 — техникум

4 — вуз

5 — аспирантура

10. Как «Вы думаете, в каком возрасте Вам удастся достигнуть такого уровня образования? ____лет

11. В какой мере при осуществлении этих планов Вы можете рассчитывать на помощь родителей, друзей, родственников, знакомых?

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

12. Какой заработок в среднем за месяц, был бы достаточным для Вас? ____________ руб.

13. Как Вы думаете, в каком возрасте Вы сможете получать такой заработок? _________ лет

14. В какой мере при осуществлении этих планов Вы рассчитываете, на помощь родителей, друзей, родственников и знакомых?

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

15. Какую должность Вы считаете для себя достаточной, учитывая Вашу будущую профессию, квалификацию, деловые качества?

1 — рядовой работник

2 — руководитель небольшого коллектива (бригадир, зав. Группой и т. п.)

3 — руководитель крупного подразделевия на предприятии, в учреждении (начальник цеха, зав. отделом и т. п.)

4 — руководитель предприятия, учреждения, института

5 — руководитель более высоких звеньев управления

16. Как Вы думаете, в каком возрасте Вы этого достигнете? ________лет

17. В какой мере при осуществлении этих планов Вы можете рассчитывать на помощь родителей, друзей, родственников и знакомых?

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

18. Чье признание и уважение Вы считаете для себя достаточным в будущем?

1 — только свое собственное

2 — семьи, близких, друзей

3 — большого круга знакомых

4 — широкое общественное признание

5 — всеобщий почет и уважение, признание потомков

19. Как Вы думаете, в каком возрасте Вы этого достигнете? _______лет

20. В какой мере при осуществлении этих планов Вы можете рэссчитывать на помощь родителей, друзей, родственников и знакомых?

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

21. Как Вы думаете, в каком возрасте Вы женитесь (выйдете замуж)? ________лет

22. Сколько у Вас в семье будет детей? __________детей

23. Сколько Вам будет лет, когда появится первый ребенок? _________лет

24. А в каком возрасте может быть последний ребенок?_________лет

25. Какой заработок мужа (жены) Вы считали бы достаточным для Вашей будущей семьи? _______ руб. в месяц

26. Какое образование, как Вы предполагаете, будет у Вашего будущего мужа (жены)?

1 — среднее

2 — среднее специальное (техникум)

3 — высшее

27. В какой мере Вы можете рассчитывать па помощь и поддержку для своей будущей семьи со стороны Ваших родителей

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

28. Родителей будущего мужа (жены)

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

29. Других родственников и знакомых

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

30. Различных государственных учреждений и общественных организаций

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

31. Какие жилищные условия Вы считаете достаточными для своей будущей семьи? _____комнат

32. Как Вы думаете, в каком возрасте Вы сможете получить такую квартиру? ______ лет

33. Какой путь кажется Вам наиболее вероятным при получении этой квартиры? (выберите один вариант ответа)

1 — думаю, что моя семья будет жить вместе с родителями

2 — разменять квартиру родителей

3 — приобрести кооперативную квартиру

4 — -получить государственную квартиру от предприятия

5 — получить квартиру в общегородской очереди

34. В какой мере при осуществлении этих планов Вы можете рассчитывать на помощь родителей, друзей, родственников и знакомых?

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

35. Если Вы предполагаете иметь в будущем для себя и своей семьи автомобиль, то какую марку Вы сочли бы достаточной?

1 — не предполагаю иметь

2 — «Запорожец»

3 — «Москвич»

4 — «Жигули»

5 — «Волга»

36. Как Вы думаете, в каком возрасте Вы сможете приобрести такой автомобиль? ____ лет

37. В какой мере при осуществлении этих планов Вы можете рассчитывать на помощь родителей, друзей, родственников и знакомых?

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

38. Если Вы предполагаете в будущем иметь для себя и своей семьи садовый участок, то какая постройка на нем была бы для Вас достаточна?

1 — не предполагаю иметь участка

2 — легкая временная постройка («времянка»)

3 — небольшой деревянный дом

4 — большой деревянный дом

5 — капитальный кирпичный дом

39. Как Вы думаете, в каком возрасте Вы сможете это приобрести? _____ лет

40. В какой мере при осуществлении этих планов Вы можете рассчитывать на помощь родителей, друзей, родственников и знакомых?

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

41. В будущем Вас вполне устроил бы труд, который требует от работника:

1- выполнения хорошо освоенных приемов к правил, чтобы не тратить время на самостоятельный поиск новых решений

2 — выполнения, в основном, освоенных приемов и правил, но при этом не исключается определенная личная инициатива

3 – в равной мере выполнения освоенных приемов и поиска новых решений

4 — принятия, в основном, самостоятельных, оригинальных решений, но при этом не исключаются и стандартные операции

5 — поиска исключительно новых решений, полной самостоятельности в выполнении своей работы

42. Как Вы думаете, в каком возрасте Вы сможете заняться таким трудом? _____лет

43. В какой мере при осуществлении этих планов Вы можете рассчитывать на помощь родителей, друзей, родственников и знакомых?

3 — рассчитываю на значительную помощь

2 — на некоторую помощь

1 — на помощь не рассчитываю

Если для осуществления Ваших планов понадобится, то согласитесь ли Вы: (в каждой строке справа обведите кружком цифру, которая соответствует выбранному варианту ответа)

Скорее, нет

Трудно сказать

Скорее, да

44. Работать в условиях длительного пребывания в замкнутом, оторванном от других людей коллективе?

45. Работать во вредных для здоровья условиях производства?

46. Выполнять работу, которая требует частой разлуки с семьей?

47. Выполнять работу, связанную с частой переменой места жительства?

48. Выполнять физически тяжелую работу?

49. Выполнять грязную работу?

50. Работать в условиях сурового климата?

51. Согласитесь ли Вы выполнять однообразную, монотонную работу?

52. Работать с необходимостью постоянно укладываться в сжатые сроки?

53. Выполнять работу интересную, но на которой трудно рассчитывать на высокую материальную обеспеченность?

54. Выполнять работу с повышенной ответственностью?

55. Выполнять работу, связанную с опасностью для жизни?

56. Работать дополнительно для приработка?

57. Выполнять работу, которая требует, чтобы Вы постоянно жертвовали своим свободным временем, отдыхом, досугом?

1

1

1

1

1

1

1

1

1

1

1

1

1

1

2

2

2

2

2

2

2

2

2

2

2

2

2

2

3

3

3

3

3

3

3

3

3

3

3

3

3

3

Ниже представлен ряд суждений о профессиях, просим Вас вы брать те из них, которые наиболее соответствуют Вашим взглядам (не более 2).

Обведите кружками номера выбранных суждении .

58. Для меня наиболее предпочтительна профессия, которая позволяла бы:

1 — в наибольшей степени реализовать свои физические возможности, проявить силу, ловкость, волевые качества

2 — достигнуть высокого общественного положения, получить признание окружающих, известность, славу

3 — работать в хороших условиях, чтобы работа не была утомительной, не вызывала отрицательных эмоций

4 — получать высокий заработок, обеспечивающий хорошие материальные условия

5 — проявлять творческую инициативу, полностью раскрыть свои интеллектуальные способности

6 — сохранить достаточно энергии и времени для разнообразного досуга, увлечений, общения с друзьями и близкими

Укажите, пожалуйста, в какой мере Вы удовлетворены следующими сторонами своей жизни (ответ давать по каждой строке справа):

Вполне доволен

Скорее, доволен, чем не доволен

Трудно сказать, доволен или нет

Скорее, не доволен, чем доволен

Совсем не доволен

59. Выбором будущей профессии

60. Своей учебой

61. Состоянием здоровья

62. Своей материальной обеспеченностью

63. Тем, как Вы проводите свободное время

64. Самим собой, своими качествами и способностями

65. Тем, как складывается Ваша жизнь в целом

5

5

5

5

5

5

5

4

4

4

4

4

4

4

3

3

3

3

3

3

3

2

2

2

2

2

2

2

1

1

1

1

1

1

66. Как Вы полагаете, от чего главным образом зависит то, как складывается Ваша жизнь?

1 — главным образом от внешних обстоятельств

2 — в некоторой степени от меня, но больше от внешних обстоятельств

3 — в равной степени от меня и от внешних обстоятельств

4 — в большей степени от меня, чем от внешних обстоятельств

5 — главным образом от меня

67. Как Вы считаете, что самое главное в жизни?

1 — успешная деятельность по избранной профессии

2 — семья и воспитание детей

3 — одинаково важны и семья и работа

4 — другое (напишите)

68. Как Вы учитесь?

1 — в основном на «3»

2 — на «3» и «4»

3 — в основном на «4»

4 — на «4» и «5»

5 — в основном на «5»

69. Доставляет ли Вам удовольствие сам процесс учебы?

1 — нет

2 — скорее, нет

3 — трудно сказать

4 — скорее, да

5 — да

70. Часто ли Вы чувствуете усталость к концу учебных занятий?

1 — постоянно

2 — довольно часто

3 — довольно редко

4 — почти никогда

Несколько вопросов о Вас и Вашей семье

71. Ваш пол: 1 — муж.

2 — жен.

72. Класс, в котором Вы учитесь: 1 — 8 кл.

2 — 10 кл.

73. Есть ли у Вас старшие родные братья или сестры? 2 — да

1 — нет

74. Есть ли у Вас младшие родные братья или сестры? 2 — да

1 — нет

75. Кем работают Ваши родители в настоящее время?

Мать (укажите профессию) _________________________________________________________________

Отец (укажите профессию) _________________________________________________________________

Образование Ваших родителей

76. Матери:

1 — 7-9 кл.

2-10-11 кл.

3 — среднее специальное

4 — высшее

77. Отца:

1 — 7-9 кл.

2-10-11 кл.

3 — среднее специальное

4 — высшее

Какова зарплата Ваших родителей?

78. Мать __________ (руб. в месяц)

79. Отец __________ (руб. в месяц)

80. Имеет ли Ваша семья садовый участок, дачу? 2 — да

1 — нет

81. Имеет ли Ваша семья автомобиль? 2 — да

1 — нет

82. Как часто Вы принимаете участие в домашних делах:

постоянно

довольно часто

довольно редко

практически никогда

83. Приготовление пищи

84. Уборка в доме

85. Закупка продуктов

86. Уход за младшими братьями, сестрами, престарелыми

87. Работа на садово-огородном участке, даче

88. Обсуждение денежных расходов Вашей семьи

4

4

4

4

4

4

3

3

3

3

3

3

2

2

2

2

2

2

1

1

1

1

1

1

И последний вопрос

89. В какой степени Вы уверены в том, что Вам хватит сил и энергии на осуществление тех профессиональных и жизненных планов, о которых мы Вас спрашивали:

5 — уверен

4 — скорее уверен, чем не уверен

3 — трудно сказать, уверен или нет

2- скорее не уверен, чем уверен

1 — не уверен

Благодарим за помощь!

ПРИЛОЖЕНИЕ 2.

Уважаемые товарищи!

В жизни каждого человека происходит много различных событий. Событиями могут быть какие-либо изменения в природе и обществе, во внутреннем мире человека (его мыслях, чувствах, переживаниях, в состоянии здоровья, наконец — в поведении человека, в его действиях и поступках в семье и на работе, в учебе и общении с друзьями и т. п.).

Представьте себе мысленно всю свою жизнь — прошлое, настоящее, будущее. Попробуйте выделить пять самых важных, по Вашему мнению, событий своей жизни. Выбирая их, учтите, что это могут быть и уже прошедшие события, и события, происходящие в настоящее время, и те, которые Вы ожидаете в будущем.

1. Напишите, пожалуйста, названия этих пяти событий с той степенью подробности и откровенности, какую Вы считаете возможной.

2. Укажите также дату (год, если возможно, месяц) каждого события. Если оно уже произошло, вспомните, когда именно. Если речь идет о будущем событии, попытайтесь оценить или предсказать, когда оно, вероятнее всего, произойдет.

Название событий Год, месяц

1 ________________________________________________________________________________________

2 ________________________________________________________________________________________

3 ________________________________________________________________________________________

4 ________________________________________________________________________________________

5 ________________________________________________________________________________________

3. В каком году Вы родились? _____________

4. Как Вы думаете, до какого возраста Вы доживете? (дайте более или менее реалистичную оценку) __________

5. В представленной ниже таблице обведите кружком число, соответствующее указанному Вами возрасту (с точностью до пяти лет).

А теперь с помощью данной таблицы попытайтесь оценить каждое пятилетие Вашей жизни по степени насыщенности важными для Вас событиями.

Сначала оцените насыщенность первого пятилетия (до пяти лет).

Свою оценку отметьте знаком (+) в соответствующей клетке таблицы, исходя из того, что:

10 баллов — максимальная степень насыщенности,

1 балл — минимальная степень насыщенности.

Аналогичным образом оцените насыщенность каждого из оставшихся пятилетий (как прошлых, так и будущих вплоть до отмеченного Вами возраста).

Внимание! Каждое пятилетие должно иметь только одну оценку насыщенности, но иметь ее оно должно обязательно.

степень насыщенности важными событиями

пятилетия жизни

До 5 лет

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

6-10

11-15

16-20

21-25

26-30

31-35

36-40

41-45

46-50

51-55

56-60

61-65

66-70

71-75

76-80

81-85

86-90

91-95

96-100

101-105

106-110

111-115

116-120

ЛИТЕРАТУРА

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/samoopredelenie-molodeji/

Маркс К. Заработная плата, цена и прибыль // Маркс К., Энгельс Ф.Соч. -2-е изд. -Т. 16. -С. 103-155.

Маркс К. Капитал. Т. 1 // Маркс К., Энгельс Ф. Соч.-2-е изд- Т. 23 — 907 с.

Маркс К. Размышления юноши при выборе профессии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — Т. 40. — С. 3-7.

Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза.-М.: Политиздат, 1986.- 352с.

Абульханова К. А. О субъекте психической деятельности. Методологические проблемы психологии. — М.: Наука, 1977. — 288 с.

Аза Л. А., Поддубньш В. А., Ручка А. А. Ценностные ориентации рабочей молодежи. — Киев: Наук, думка, 1978. — 203 с.

Аитов Н. А. Советский рабочий. — М. : Политиздат, 1981.- 158 с.

Алексеева В. Г. Молодой рабочий.- М. : Мысль, 1983.- 222 с.

Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды : В 2 т. — М. : Педагогика, 1980.- Т. 1. -230 с.

Аристотель. Риторика // Античные риторики. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 1978. -С. 15-164.

Атутов П. Р., Климов Е. А. Проблемы психологического обеспечения подготовки молодежи к труду и выбору профессии // Вопр. психологии. — 1984. — № 1. — С. 13-19.

Блинов Н. М. Социологические исследования труда и воспитания советской молодежи 20-х гг. // Социол. исслед.- 1975. — № 1.- С. 145-154.

Блинов Н. М. Социология молодежи: достижения и проблемы // Социол. исслед. — 1982. — № 2. — С. 7-15.

Бодалев А. А. Личность и общение.-М. : Педагогика, 1983. — 271 с.

Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. — М. : Педагогика, 1968. -464 с.

Бритвин В. Г., Мансуров В. А. Опыт исследования мировоззренческих представлений молодежи // Социолог, нсслед. — 1978. — № 3. — С. 103-109.

Брожик В. Марксистская теория оценки. — М. : Прогресс, 1982.- 261 с.

Валитов М. С. Особенности профессиональной консультации подростков // Вопр. психологии.- 1984.- № 6. -С. 60-63.

Высшая школа как фактор изменения социальной структуры развитого социалистического общества // Под ред. М. Н. Руткевича, Ф. Р. Филиппова.-М. : Наука, 1978. -272 с.

Гаврилова Т. А. Новые исследования особенностей подросткового н юношеского возраста // Вопр. психологии.- 1984. — № 1.- С. 152-157.

Головаха Е.И. Суперечлившть цшшсних opieurauiu i профеайне само-визначення особи // Фктос. думка.- 1986. — Л1″ 2.- С. 16-24.

Головаха Е. И., Кроник А. А. Психологическое время личности. — Киев : Наук, думка, 1984. — 207 с.

Головаха Е. И., Кроник А. А. Психологическое время наших читателей // Знание — сила. — 1985. — Л» 1. — С. 44-46.

Горюнов С. П., Каширин В. И. Профессиональная ориентация молодежи // Социол. исслед. — 1985. — № 2. — С. 106-109.

Гурова Р. Г. Изменения в духовном мире молодежи, происшедшие за годы Советской власти // Проблемы социальной психологии. — М. : Ин-т общей и лед. психологии АПН СССР, 1971. -С. 79-94.

Давыдов В. В. Проблемы развивающего обучения. — М : Педагогика, 1986. — 240 с.

Заславский И. Е.. Кузьмин В. А., Островская Р.. Т. Социальные и профессиональные установки московских школьников // Социол. исслед. — 1983. — № 3. — С. 132-134.

Йовайша Л. А. Проблемы профессиональной ориентации школьников. — М. : Педагогика, 1983.- 129 с.

Кант И. Трактаты и письма. -М. : Наука, 1980.- 709 с.

Катульский Е. Д., Никулин В. Г., Сидоров В. А. Подготовка молодого пополнения рабочего класса в системе профессионально-технического образования // Социол. нсслед. — 1978. — № 4. — С. 87-93.

Кинсбурский А. В. Динамика ориентации молодежи на высшее образование // Там же.- 1979. -Лз 2. -С. 100-103.

Кинсбурский А. В. Всеобщее профессиональное образование молодежи :

мнения н оценки // Там же.- 1984. — Л’° 4. — С. 101-104. . Климов Е. А. Путь в профессию. — Л. : Ленпздат, 1980.- 190 с.

Коган Л. Н. Цель и смысл жизни человека. — М. : Мысль, 1984.- 252 с.

Кон И. С. Открытие «Я». — М. : Политиздат, 1978.- 367 с.

Кон И. С. Психология старшеклассника. — М. : Просвещение, 1980 — 191 с.

Кон И. С. В поисках себя. Личность и ее самосознание. — М. : Политиздат, 1984. -335 с.

Кононенко Б. И. Профессиональное образование и развитие способности к труду // Соцнол. нсслед.- 1978. — № 4. — С. 94-102.

Костюк В. Г., Траскунова М. М., Константинозский Д. Л. Молодежь Сибири: образование и выбор профессии.- Новосибирск, 1980,- 193 с.

Кроник А. А. Картина продуктивности жизни и ее динамика в самосознании личности // Жизнь как творчество. — Социально-психологический анализ. -Киев : Наук, думка, 1985. — С. 265-277.

Кудрявцев Т. В., Шегурова В. Ю. Психологический анализ динамики профессионального самоопределения личности // Вопр. психологин. — 19S3. — Л1″ 2. — С. 51-59.

Кутев А. Профессионалната подготовка — път за ефективна реализация. — София : Народна младеж1 1983. — 94 с.

Левин К. Определение понятия «поле в данный момент» // Хрестоматия по истории психологии.-М. : Изд-во Моск. ун-та, 1980.- С. 131-145.

Левин К., Дембо Т., Фестингер Л., Сире П. Уровень притязаний // Психология личности. Тексты. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 1982. — С. 86-92.

Логинова Н. А. Развитие личности и ее жизненный путь // Принцип развития в психологии. — М. : Наука, 1978.- С. 156-172.

Магун В. С. Потребности и психология социальной деятельности личности.- Л. : Наука, 1983.- 176 с.

Макаренко А. С. Соч.: В 7 т. — М. : Изд-во АПН СССР, 1958.-

Т. 5. -558 с.

Мансимов Ч. А., Фатеева Е. В. Особенности представлений молодежи Азербайджанской ССР о семенной жизни // Социол. исслед. — 1982. -№ 3. -С. 128-132.

Массен П., Конгер Дж., Каган Дж., Гивитц Дж. Развитие личности в среднем возрасте // Психология личности. Тексты. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 1982.- С. 182-186.

Матулёнис А. А. Включение молодежи в социальную структуру.- О Вильнюс: Минтнс, 1983. -208 с.

Матусевич В. А., Оссовский В. Л. Социальная мнкросреда и выбор

профессии. — Киев : Наук, думка, 1982.- 140 с.

МнловиОов А. С. Годы жизни и годы труда. — М. : Финансы и статистика, 1983.- 118 с.

Митев П. Э Социология лицом к лицу с проблемами молодежи. — а София: НИИ молодежи при ЦК ДКСМ, 1983.- 274 с.

Михайлов И. ‘ В. Проблема профессиональной зрелости в трудах

Д. Е. Сьюпера // Вопр. психологии. — 1975. — № 5. — С. 110-122.

Мкртчян Г. М., Чирикова А. Е. О профессиональных ориентации старшеклассников // Вопр. психологии.- 1985. — № 3. — С. 91-98.

Муздыбаев К. Психология ответственности. — Л. : Наука, 1983. — 240 с.

Нсеельштейн В. С. О социально-психологическом исследовании некоторых социальных устремлений молодежи // Фнлос. н социол. исслед.- Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1969.- С. 87-93.

Немировский В. Г. Образ желаемого будущего как фактор формирования социально-профессиональной ориентации подростков // Социол. исслед. — 1984. — № 2. — С. 85-89.

Новиков А. И. О производительном труде подростков // Там же.- 1981. -№ 3. -С. 93-97.

Новиков В. В., Фетисов Э. Н. Социальные проблемы подготовки молодежи к труду. — М. : Мысль, 1984. — 215 с.

Орлов А. Б. Развитие склонности и «временная перспектива» личности // Основные проблемы общей, возрастной и педагогической психологии. — М. : НИИ общей педагогики АПН СССР, 1978,- С. 6-9.

Оссовский В. Л. Формирование трудовых ориентации молодежи. — Киев : Наук, думка, 1985.- 124 с.

Павлютенков Е. М. Формирование мотивов выбора профессии. — Киев : Рад. шк., 1980.- 143 с.

Палиева 3. И.. Сергеев М. И. Профориентация молодежи в условиях школьной реформы // Социол. исслед.- 1984.-№ 3.-С. 206-207.

Панина Н. В. Подготовка к выходу на пенсию как условие адаптации к статусу пенсионера // Социол. нсслед.- 1979. — А»» 3. — С. 101- 107.

Панина Н. В. Социальный статус и стиль жизни личности // Стиль жизни личности. — Киев : Наук, думка, 1982. — С. 286-306.

Печчеи А. Человеческие качества.-М. : Прогресс, 1980. — 302 с.

Пилипенко Н. Н. Формирование квалифицированных рабочих кадров. — М. : Экономика. 1982.- 175 с.

Шддубний В. А., Ручка А. О., Сакада М. О. Про особливост} соц!-ально-професшного самовнзначення шюльно! молод! // Фшэс. думка. — 1979. — № 4. — С. 55-63.

Платонов К. К. Краткий словарь системы психологических понятий. — М. : Высш. шк., 1984.- 174 с.

Подмарков В. Г. Человек в трудовом коллективе. — М. : Экономика, 1982.-175 с.

Психологический словарь. — М, : Педагогика, 1983. — 448 с.

Риска Э. Э. Профиль жизненных ориентации как субъективный фактор отклоняющегося поведения молодежи // Формирование молодежного сознания. — Таллин : Ин-т истории АН ЭССР, 1978 — С, 98-115.

Росс Дж. П. Типология образа жизни // Социол. исслед -1981.- № 4. -С. 185-190.

Рубина Л. Я. Советское студенчество. — М. : Мысль, 1981. — 207 с.

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — М : Учпедгиз 1946 — 704 с.

Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. — М. : Педагогика, 1973. -423 с.

Руткевич М. Н. Реформа образования, потребности общества, молодежь // Социол. нсслед. — 1984. — № 4. — С. 19-28.

Ручка А. А. Социальные ценности и нормы. — Киев : Наук, думка, 1976. — 152 с.

Рыбаков А. И., Синюк А. И. Возрастные различия в текучести рабочих кадров // Социол. исслед. — 1983. — № 4. -С. 106-108.

Рындя И. И. Производственная активность молодых рабочих // Там же. -С. 92-95.

Сахаров В. Ф., Сазонов А. Д. Профессиональная ориентация школьников.- М. : Просвещение, 1982.- 191 с.

Сафин В. Ф. Динамика оценочных эталонов в подростковом и юношеском возрасте // Вопр. психологии.- 1982. — № 1. — С. 69-75.

Сенека Л. Л. Нравственные письма к Луцилию. — М. : Наука, 1977.-383 с.

Советский энциклопедический словарь. — М. : Сов. энцикл., 1981.- 1600 с.

Сознание и трудовая деятельность. — Киев : Внща шк., 1985. — 187 с.

Соломадин И. М., Шовкопляс И. В. Психологический возраст личности и проблема профессионального самоопределения // Профессиональная ориентация школьников. — Ярославль : Яросл. гос. пед. ин-т, 1986. -С. 115-116.

Сохань Л. В. Жизненная программа и жизненные планы личности // Социалистический образ жизни. Справочник. — Киев : Политиздат Украины, 1985. -С. 199-200. л

Титма М. X. Выбор профессии как социальная проблема. — М. : Мысль, 1975.-198 с.

Титма М. X. Жизненная ориентация как феномен сознания // Формирование молодежного сознания. — Таллин : Ин-т истории АН ЭССР, 1978. -С. 33-58.

Титма М. X. Социально-профессиональная ориентация молодежи. — Таллин : Ээсти раамат, 1982. — Т. 1. — 215 с.

Титма М. X. Социально-профессиональная ориентация студентов // Молодежь и высшее образование в социалистических странах. — М. : Наука, 1984. -С. 93-118.

Томз Г. Теоретические и эмпирические основы психологии развития человеческой жизни // Принцип развития в психологии. — М. : Наука, 1978. -С. 173-196.

Трубецкая А. А. Каналы пополнения рабочего класса СССР на современном этапе // Усиление социальной однородности советского общества. -М. : ИСИ АН СССР, 1977. -С. 94-97.

Трудящаяся молодежь: образование, профессия, мобильность. — М. : Наука, 1984. -214 с.

Филиппов Ф. Р. Социология образования. -М. : Наука, 1980. — 197 с.

Филиппов Ф. Р. Ориентиры социолога : Заметки об исследованиях проблем советской молодежи в 80-е годы // Коммунист. — 1986. — № 8. -С. 119-125.

Харчев А. Г. Брак и семья в СССР. — М. : Мысль, 1979. -367 с.

Холшк В. С. Деформация субъективной картины жизненного пути при ранней алкоголизации: Автореф. дне. … канд. психол. наук. — М., 1985. -21 с.

Цицерон. О старости. О дружбе. Об обязанностях. — М. : Наука, 1974. -246 с.

Человек и его работа / Под ред. А. Г. Здравомыслова и др. — М.: Мысль, 1967. -392 с.

Чередниченко Г А., Шубкин В. Н. Молодежь вступает в жизнь. — М. : Мысль, 1985. — 239 с.

Черноволенко В. Ф., Оссовский В. Л.. Паниотто В. И. Престиж профессий и проблемы профессиональной ориентации молодежи. — Киев : Наук, думка, 1979.- 214 с.

Чорноволенко В. П., Оссовський В. Л., Панютто В. I. Динам1ка престижу i привабливост! професш // Ф|лос. думка.- 1983. — № 4.- С. 91-98.

Чудновскнй В. Э. О временном аспекте гармонического развития личности // Пснхолого-педагогические проблемы становления личности и индивидуальности в детском возрасте. — М. : НИИ общей педагогики АПН СССР, 1980. — С. 60-67.

Чурилов Н. Н. Процесс организации сбора социологической информации и формирование выборки при изучении социально-профессиональных ориентации // Профессиональное самоопределение и трудовой путь молодежи. — Киев : Наук, думка, 1987. — С. 33-66.

Шванда И. «Комплексный подход к подготовке будущих рабочих // Пснхолого-педагогические проблемы становления личности и индивидуальности в детском возрасте. — М. : НИИ общей педагогики АПН СССР.- 1980. -С. 96-102.

Шибутани Т. Социальная психология. — М. : Прогресс, 1969. — 535 с.

Школа-ПТУ-завод / Под ред. Васильевой Э. В. и др. М. : Финансы и статистика, 1982.- 112 с.

Шубкин В. Н. Социологические опыты.- М. : Мысль, 1970. — 288 с. Шумилин Е. А. Психологическая характеристика личности старшеклассника // Вопр. психологии.- 1982. -Х° 5. -С. 70-79.

Эльконин Д. Б. К проблеме периодизации психического развития п детском возрасте // Вопр. психологин.- 1971. — Лг° 4. — С. 6-20.

Ядов В. А. Гипотеза об иерархической структуре диспозиций личности и ее социальной обусловленности // Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. — Л. : Наука, 1979.- С. 19-26.

Ядов В. А. Становление личности: общественное и индивидуальное // <» Социол. нсслед. — 1985. — № 3. — С. 66-74.