Особенности процесса социальной адаптации пожилого человека в современном обществе

Дипломная работа

Неуклонный рост числа пожилых людей — важное событие 21 века. Наблюдается тенденция к общему старению населения мира, или, другими словами, к «демографической революции». Согласно официальным данным ООН, к 2025 году каждый шестой человек на Земле будет старше 60 лет, или 15% от общей численности населения планеты. Среди наиболее актуальных проблем, с которыми сегодня сталкивается не только Беларусь, но и мировое сообщество, — проблема старения населения. Согласно официальным данным ООН, к 2025 году каждый шестой человек на Земле будет старше 60 лет, что составит более 1 миллиарда пожилых и пожилых людей, или 15% от всего населения планеты. По прогнозным оценкам, к 2015 году доля пожилых людей в структуре населения Беларуси достигнет 24%. В августе 2011 года на учете в органах труда, занятости и социальной защиты было 2470,5 тыс. Пенсионеров, из которых 1992,4 тыс. Человек (80,6%) имели пенсии по старости. В возрасте 60 лет и старше получали трудовую пенсию 1 731 400 человек, из которых 293 900 были работающими пенсионерами. К сожалению, в современном обществе, ориентированном на молодежную культуру, сложились негативные стереотипы о старости, негативно сказывающиеся не только на самих пожилых и пожилых людях, но и на всей культуре общества в целом. Такие стереотипы приводят к возрастной дискриминации, называемой эйджизмом.

Возможность социальной и культурной активности в старости — один из основных способов преодоления негативных тенденций по отношению к старости. Однако пенсионер не всегда может автономно организовать свою жизнь и сориентировать ее на общественно полезный и социально значимый образ жизни [1].

Этому может в большей степени способствовать социокультурная активация личности, основными задачами которой являются обеспечение разнообразных возможностей для активной социокультурной деятельности пожилых и пожилых людей, активная интеграция пожилых и пожилых людей в экономическую жизнь жизнь, политическое, социальное и культурное общество. Формированию условий для развития и эффективному практическому применению принципа активации может способствовать тщательное изучение уже накопленного опыта других стран в этом направлении. Однако в каждой стране развитие социокультурной активации идет своим путем, и то, что соответствует одной культуре и одной системе, не может быть навсегда перенесено в другую культурную среду. Поэтому очень важно изучить возможности применения опыта европейских стран и выработку соответствующих рекомендаций, которые наполнят новым содержанием работу служб и организаций в Беларуси, чья деятельность напрямую связана с людьми третьего мира возраст. Изучением процессов и проблем старения человека занимаются многие науки: биология, медицина, антропология, экология, социальные и психологические дисциплины, а также технические и естественные науки. Каждая из областей научного знания в междисциплинарной системе изучения проблем старения привносит в исследование свой теоретический взгляд на понимание старости.

5 стр., 2270 слов

Рассуждение Без сомнения, старость – это ступень нашей жизни, ...

... старости и старым людям относятся двояко: негативно и позитивно. Рассуждения сторонников негативного отношения к старости подобны мрачному откровению отца протестантизма Мартина Лютера «Старость — это ... Для пожилых становится бесспорным и очевидным, что жизнь не ... наших возможностей. известные исторические личности: Микеланджело, скульптор, живописец — 89 лет. Как ни парадоксально, но о старости ...

Сегодня более подробно изучены и рассмотрены следующие проблемы: социально-демографический состав населения старшего возраста и продолжительность жизни различных половозрастных и социально-профессиональных групп пожилых людей (Россет Е.Л., Сачук Н.Н., Никитин В.Н. В.В. Никитенко, Ю.В. Пакин), экономические и правовые аспекты системы социальной защиты пожилых людей (В.А. Жизнь и творческая деятельность человека (М.Д. Александрова, В.А. Барабой, Т.В. Вдовенко, И.Н.Димант, И.В. Давыдовский, Т.В. Карсаевская, А.Т. В. В. Третий возраст до пенсионного статуса (Н. В. Панина, В. Д. Шапиро) С работами в области геронтологии пожилых людей связаны имена английского ученого Ф. Бэкона, итальянского анатома Г. Зерби, великого ученого и гениального художника Леонардо да Винчи занимались ученые из стареющих стран, социологи, демографы из Франции, Англии, США, особенно К. Джини, Р.П. Лоутон, Дж. Майерс, Б и Д. Н ewgarten и другие. Основоположником современной российской геронтологии является И.И. Мечников, он первым в мире получил экспериментальную модель старости.

В СССР философскими аспектами геронтологии занимались Т.В Карсаевская, А.Т Шаталов, В.В Фролькис, И.Т Фролов, Э.В Карюхин , В.С Мякотных, Б.А Толченов, И.Н Бондаренко, Н.Н Сачук. и другие. Общепризнан значительный вклад в развитие отечественной геронтологии И.П. Павлова, А.А. Богомольца, Д.Ф. Чеботарева, О.В. Коркушко. Особенности теории и практики социальной работы с пожилыми людьми отражены в работах В.Э Гордина, А.А Дыскина, В.И Курбатова, П.Д. Павленок, М.Я Сонина, Е.И Холостовой, В.Д Шапиро. Свой вклад в изучение проблем геронтологии и активного долголетия внесли также современные отечественные геронтологи: М.В. Глезер, П.А. Воробьев, А.П. Голиков, И.В. Мартынов, Н.В. Корнилов и другие[7].

В исследовании этой проблемы особое значение приобретают культурные аспекты социальных отношений: разрушение духовных основ нравственности, духовных основ жизни наших соотечественников, проблемы сохранения и развития системы учреждений социальной помощи престарелым, возникновение в общественном сознании известных стереотипов старости и межпоколенческих конфликтов. Проблемы культурного перелома затрагивались как отечественными, так и зарубежными культурологами. В данном исследовании затрагиваются также вопросы этнической принадлежности и зависимости от нее степени проявления эйджизма в отношении представителей национальных меньшинств. Проводимая параллель между эйджизмом и расизмом основана на теоретических исследованиях В.П Алексеева, Г.В Бердышева , Л.П Трошина, И.С Кона. В научной литературе различных отраслей знания широко оснащены вопросы, касающиеся возможностей реализации социальных, культурных, духовных и творческих потенциалов человека в старости. Особое место занимают проблемы возрастной дискриминации и конфликтов поколений, которые неоднократно затрагивались российскими и зарубежными учеными. В области исследований взаимодействий и конфликтов наиболее известны работы М.Д Александровой , В.А Барабой, И.В Димант, В.А Давыдовского, Т.В Карсаевской , А.Т Шаталова. Однако, несмотря на явный интерес ученых к процессу старения, к вопросам активности в пожилом и престарелом возрасте, в существующих теоретических разработок нигде не усматривается взаимосвязь социально-культурной активности с необходимостью целенаправленно активизировать и стимулировать различные виды активности престарелых с целью преодоления сложившихся стереотипов о старости в общественном сознании.

3 стр., 1039 слов

Человек как философская проблема

... мировоззренческого характера. 2.2 ЧЕЛОВЕК – «МАЛАЯ ВСЕЛЕННАЯ» (АНТИЧНОСТЬ) Проблема человека была обозначена, хотя и в нераз-витой форме, уже в философии древнего мира. Известно, что в ту эпоху ... понимал весьма скромный образ жизни, установку на умеренность во всем. В древней философии рассматривались преимущественно отдельные стороны (аспекты) проблемы человека. Так, Демокрит решал вопрос ...

Анализ научной литературы показал, что в теории и практике социально-культурной деятельности в Беларуси существует необходимость исследования проблемы эйджизма и возможных путей его преодоления путем активизации лиц третьего возраста.

Цель исследования — рассмотреть технологии социально-культурной деятельности по преодолению негативных тенденций эйджизма в отношении лиц третьего возраста.

Цель исследования обусловила постановку и решение следующих задач:

  • рассмотреть социальную адаптацию пожилого человека в современном мире;
  • изучить сущность и понятие эйджизма как социально — культурного явления общества;
  • изучить социально культурную активность лиц третьего возраста;

выявить социально-культурные аспекты активизации лиц третьего возраста

Гипотеза исследования:

Повышение степени участия лиц третьего возраста в социальной, экономической, политической и культурной жизни общества благотворно отражается на качестве жизни человека в старости и продолжительности здорового и независимого периода жизни, что дает положительный эффект в преодолении негативных стереотипов старости, называемых «эйджизмом» посредством социально-культурной активизации пенсионеров.

Объект исследования: лица третьего возраста ( мужчины и женщины в возрасте от 60 лет).

Предмет исследования — социально-культурная деятельность, направленная на активизацию лиц третьего возраста.

Методы исследования: анализ и синтез научной литературы по проблеме исследования; анкетирование, тестирование математическая обработка данных.

Практическая значимость: На основании изученных особенностей социально-культурной активности лиц в третьем возрасте, влияние разнообразных форм досуга на оптимизацию адаптационных процессов в пожилом возрасте изучена литература по данной проблеме. Материалы исследования могут быть использованы в практической деятельности специализированных служб и центров.

Структура дипломной работы: реферат, введение, две главы, четыре параграфа, заключение, список использованных источников, приложения.

  • ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ПОЖИЛОГО ЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

1 Особенности процесса социальной адаптации пожилого человека в современном обществе

Проблема социализации и социальной адаптации пожилых людей является в настоящее время одной из самых актуальных не только для психологической науки, но и для общества в целом. Исследование особенностей протекания кризиca пожилого возраста у людей, находящихся в разной общественной и социальной ситуации, позволяет выявить новые, не известные до настоящего времени факторы и закономерности генезиса психики. С точки зрения социальной практики, для общества, тем более общества, переживающего переходный период, психологический комфорт и устойчивость большой группы людей, которая увеличивается в последние десятилетия, служат важными показателями общественного устройства и фактором социальной стабильности[41].

4 стр., 1875 слов

Приспособление к жизни молодых людей из поселений различных типов

... исследовании экономическое самоопределение соотносилось с особенностями интерпретации и решения проблемных экономических задач, предполагающих необходимость актуализации значимых ценностных ориентаций человека, осуществляющего личностный выбор. Цель исследования ... и надеждами, тем интенсивнее, содержательнее жизнь человека. В старшем подростковом возрасте появляется система жизненных планов с ...

Изменения условий жизни стареющих людей в связи с переходными процессами в обществе, а также выходом на пенсию поставили их перед необходимостью адаптации к этим процессам. Несмотря на то, что данные процессы изучаются не один год, механизм адаптации к жизни в пожилом возрасте фактических вне внимания исследователей даже на понятийном уровне.

Современная социальная обстановка во всем мире, ориентация на молодость, на активный образ жизни, философия достижений делают этот демографический слой наиболее уязвимым. Особенно тяжело как социальное, так и психологическое положение пожилых людей в условиях рыночной экономики. Российские ученые, К.А Страшникова и Г.Л Тульчинский утверждают, что слова старость и пожилые люди часто являясь синонимами слов «ущербный», «отживший» и несут на себе негативное семантическое значение. Все что отражается на самосознании стариков и отношении к ним более молодых слоев населения.

В настоящее время старение понимается как такой же длительный процесс, как молодость или зрелость, поэтому для его понимания необходима более подробная классификация, выделение субпериодов.

Сейчас в геронтологии (наука о старости, о старении, о продолжительности жизни, об образе жизни, который обеспечивает долголетие) общепринято наряду с «третьим» возрастом (60-74 или 79 лет) выделять «четвертый» возраст (75-80 лет и более).

А.В. Мудрик выделяет с 50 до 60 лет период пожилого возраста, далее старость 60-70 лет и, начиная с 70 летнего возраста, долгожительство. В периодизации И.М.Бернсайда с коллегами, поздняя взрослость разбита на 4 десятилетия:

Предстарческий период: от 60 до 69. Это десятилетие — важный переходный период. Минуя шестидесятилетний рубеж, большинство людей должны приспосабливаться к новой ролевой структуре, чтобы справиться с потерями и воспользоваться выгодами этого десятилетия.

Старческий период: от 70 до 79. В этот период происходят еще большие перемены. После 70 лет многие сталкиваются с потерями и болезнями. Умирает все больше друзей и родных, сужается круг общения, уменьшается участие в формальных организациях, все больше хлопот причиняет здоровье.

Позднестарческий период: от 80 до 89. Большинству 80-летних труднее приспосабливаться и взаимодействовать с окружающим миром, им необходимы более простые условия жизни, с минимумом бытовых проблем, сочетающие возможность уединения с наличием внешних стимулов. Большинство не в состоянии поддерживать социальные и культурные контакты без посторонней помощи.

Дряхлость: от 90 до 99. Перемены, которые формируют образ жизни девяностолетних, происходят постепенно и растянуты на долгий срок[27].

Если проблемы предыдущих лет успешно решены, десятое десятилетие жизни может быть наполнено радостью, покоем, и чувством удовлетворения.

4 стр., 1936 слов

Актуальные проблемы государственного пенсионного обеспечения ...

... государственное пенсионное обеспечение по старости. Для решения поставленных задач в дипломной работе использовались следующие методы: анализ официальных документов (Конституции РФ, нормативно-правовых актов по вопросам социальной защиты населения), литературы по проблеме исследования; научное ...

Однако хронологические определения старости следует рассматривать скорее как операциональные, заслуживающие внимания благодаря своей простоте, поскольку они в значительной степени нивелируют индивидуальные особенности. Образ старика, бытующий в общественных представлениях, не соответствует мнению старых людей о самих себе. По данным Е. Пиотровского, В.Д. Шапиро, около 25% людей старше 65 лет думают, что они в расцвете сил или относят себя к среднему возрасту, лишь меньшинство считает себя стариками[41].

Исследователи Н. Орди и Д. Шейд определили старение как снижение поведенческих, физиологических и биохимических приспособлений к внутренней и внешней среде. В.Э. Нагорный говорил, что все формы подвергаются возрастному развитию, и каждая система с неизбежностью как к естественному следствию приходит к его прекращению. По определению Всемирной Организации Здравоохранения старение — это «физиологический процесс, который определяет изменения, протекающие в течение всего жизненного цикла человека» . Например, социальный психолог О.В. Краснова определяет старение как «результат ограничения возможностей механизмов саморегуляции, проявляющихся в снижении возможностей компенсации первичных изменений в регулировании генетических процессов».

Итак, старение можно охарактеризовать как неизбежно возникающий, закономерно развивающийся процесс ограничения адаптационных возможностей организма, увеличения вероятности смерти, сокращения продолжительности жизни, способствующий развитию возрастной патологии. Старость — это заключительный этап возрастного развития, заключительный период онтогенеза.

Социальные геронтологи Р.С Яцемирская и И.Г Беленькая определяют старость как «заключительную фазу в развитии человека, в которой этот процесс происходит по нисходящей жизненной кривой»[65].

Психолог М. Ермолаева определяет старость как «заключительный период человеческой жизни, условное начало которого связано с отходом человека от непосредственного участия в производительной жизни общества.

На наш взгляд достаточно емким и в то же время точным является определение, данное группой новосибирских геронтологов: старость — это «вариант особой биологической и социальной жизни в ранее освоенном пространстве, где «время», энергия, информация приобретают особый смысл»

Поэтому определение старости должно быть функциональным, связанным с основными изменениями в жизни индивида, его социальных ролях. Главным элементом такого определения является изменение социального статуса, в частности, уход на пенсию и его социальные последствия[41].

Многочисленные социальные теории старения пытаются объяснить статус и положение пожилых в обществе, те социальные изменения, которые происходят с ними. Как правило, они отражают настроения, отношения и восприятие старости в обществе на уровне обыденного сознания. В зависимости от теории, которую сознательно или несознательно принимают в руководстве той или иной страны, формируется социальная политика государства относительно пожилого населения страны. Все современные социальные теории старения можно условно распределить между двумя диаметрально противоположными полюсами восприятия старости как социального феномена. На позитивном полюсе восприятия находится теория развития и непрерывности жизненного пути, а на негативном полюсе — теория разобществления.

6 стр., 2518 слов

Стационарное социальное обслуживание пожилых людей и инвалидов

... и др. Работа стационарных социальных учреждений входит в число приоритетных направлений, определяющих современную политику государства. Об этом свидетельствуют нормативно-правовые акты, отражающие вопросы профессиональной деятельности социальной работы по работе с пожилыми людьми и ...

Теория социального освобождения или разобществления (от англ. disengagement, которое означает освобождение), выдвинута Дж. Розеном и Б. Ньюгартен в 1960 году, Е. Каммингом и В. Генри в 1962 году. Эта теория предполагает разрыв между личностью и обществом, уменьшение энергии личности и ухудшение качества оставшихся связей. В своей наиболее простой и грубой форме теория разобществления утверждает, что уменьшающиеся психологические и биологические возможности людей позднего возраста неизбежно влекут за собой разрыв отношений с людьми, находящимися на пике активности и занимающими центральные позиции в обществе, и замещение их мест более молодыми. Таким образом, общество самообновляется, а пожилые могут спокойно умирать. Социальное освобождение-это удаление общества от индивида (через принудительную пенсию, взросление и самостоятельность детей, смерть близких и т. п.) и удаление индивида от общества (через снижение социальной активности и более одинокой жизни).

Согласно данной теории любой пожилой человек сокращает свое жизненное пространство, количество исполняемых ролей и обращается к внутреннему миру, готовясь к смерти.

Однако многие авторы подвергают критике эту теорию, так как описание освобождения как естественного и неизбежного процесса не соответствует реальности. Д. Б. Бромлей критикуя теорию социального освобождения, выдвинул

подобная точка зрения на процесс старения актуализирует политику сегрегации, даже равнодушия к людям позднего возраста, и провоцируют деструктивное убеждение, что пожилой возраст не так уж важен;

  • теория социального освобождения в действительности не является истинно теорией, скорее прототеорией (набор близких обобщений и аргументов);

— действительно ли каждый пожилой человек нуждается в освобождении. Несмотря на то, что выход на пенсию приводит к потере социальных отношений (когда дети выросли или близкие умерли), отношения с другими (особенно с внуками, соседями, друзьями) несколько заменяют утраченные.

На поздних этапах жизни качество активности и отношений может стать более важным, чем их количество.

Теория наименования и маргинальности также выделяют старых людей в некую отдельную, изолированную прослойку общества. Она представляет старость как состояние девиантности. Взгляды молодых и зрелых членов общества на положение старых людей совпадают: они считают представителей старшего поколения бесполезными, маргинальными, утратившими прежние способности, уверенность в себе и чувство социальной и психологической независимости. Основной характерной чертой старости является пассивность. Поэтому, по мнению последователей этой теории, трудоспособная и активная часть общества должна разрабатывать социальные программы для улучшения жизни пассивных старых людей.

Описанные «негативные теории старения» рассматривают старость и связанные с ней процессы как аномальные, неприемлемые в социальной жизни общества, а стариков как отживших или доживающих свой век. Соответственно, социальная политика государств, чье руководство явно или неявно придерживается описанной точки зрения, либо не замечает стариков, либо в лучшем случае, направлена на оказание материальной поддержки и развлечение пожилых людей. А это значит, что социальные программы будут поддерживать в стариках чувство неполноценности и ущербности.

4 стр., 1626 слов

Одиночество пожилых людей как социальная проблема

... и специфические проблемы людей пожилого возраста. Изучение особенностей социальной ситуации одиночества в которой проживает пожилой человек. Анализ опыта практической социальной работы с пожилыми бенефициариями. Изучить основные направления, формы и методы социальной работы с одинокими людьми пожилого возраста и ...

Теория возрастной стратификации занимает аналогичные позиции, хотя и в несколько смягченном варианте. Сторонники этой теории рассматривают общество как совокупность возрастных групп, которые имеют обусловленные возрастом различия в способностях, ролевых функциях, правах и привилегиях, т.е., по их мнению, общество разделено в возрастном и социальном отношении. Основанием для такой стратификации является, прежде всего, хронологический возраст. В рамках этой теории на первый план выдвигаются такие проблемы, как общественный статус старых людей, индивидуальные перемещения из одного возрастного страта (периода) в другой, механизмы распределения социовозрастных ролей, взаимоотношения с прочими возрастными группами. Большинство старых людей не участвуют в «системе власти и влияния» и, таким образом, не обладают контролем ни над самими собой, ни над другими. Они утрачивают такую характеристику стратификации, как престиж, ибо последний обычно ассоциируется с основной сферой занятий, а старость неизбежно связана с увольнением. Таким образом, данная теория также способствует отношению к старости как к периоду, обладающему определенным, неизбежным недостатком, а именно: отсутствием контроля над ситуацией. Если говорить о социальной политике государства, то в этом случае все вопросы, касающиеся жизни пожилого человека будут решены как бы для него, но без него, без учета его реальных желаний и потребностей.

Теория активности является альтернативой теории социального освобождения. Авторы теории активности — Дж. Хавигхарст и Джон Маддокс. Ее сторонники считают, что в среднем возрасте, при нормальном старении, должны по возможности поддерживаться социальные контакты и активность. По этой теории старение понимается как «продолжающаяся борьба за сохранение среднего возраста», как стиль жизни, побуждающий к постоянной активности, к чувству ответственности за собственную личность и состояние психики. Способность находить радости и ценности в жизни не исчерпывается в определенном возрасте, а должна сохраняться до самого конца жизни. В последнее время эта теория находит все больше сторонников на развитом западе. Соответственно появляются другие ориентиры в социальной политике государств. Создается все больше возможностей для проявления активности пожилого человека в социальной жизни. Эту теорию можно отнести ближе к полюсу положительного восприятия старости. Хотя, косвенно, она все-таки также указывает на некоторую неполноценность этого периода, поскольку относит пожилых людей к особой категории, которая уже должна бороться за свою активность. Нельзя здесь отрицать и некоторой доли навязывания определенного типа поведения, внедрения стереотипа: пожилой человек должен быть бодр несмотря ни на что.

Теория социального обмена считает, что более свободный образ жизни с небольшим количеством обязанностей может считаться одним из преимуществом старости. Необязательно при этом проявлять максимум активности. И в то же время ее сторонники не согласны с тем, что активность должна быть снижена до минимума. Они считают, что как теория активности, так и теория освобождения являются предписывающими теориями и слишком увлечены ценностными оценками того, что значит благополучно стареть.

Теория развития и непрерывности жизненного пути. С позиций этой теории, для адекватного понимания жизни старого человека необходимо знать специфику его прежних жизненных этапов, т.е. содержание всего жизненного пути, предшествовавшего старости[63].

14 стр., 6632 слов

Особенности социальной работы с людьми пожилого возраста

... социально уязвимой частью общества и нуждаются в материальной, социальной и психологической поддержке. Социальная работа с пожилыми людьми сегодня стала особенно актуальной для нашего государства. Для работы с пожилыми людьми необходимо знать их социальный статус, психические особенности, ...

Индивидуальный опыт каждого этапа жизни подготавливает личность к обретению и выполнению новых социальных ролей и функций на следующем этапе. Переходя от ступени к ступени, человек стремится сохранить прежние предпочтения и привычки, усвоенные роли и функции.

На наш взгляд эта точка зрения наиболее приемлема как в теоретическом, так и в практическом смысле. Действительно, не бывает одинаковых стариков, как не бывает и одинаковых детей. В последние годы стало модно говорить об индивидуальном подходе в школе, в сфере образования вообще. Мы считаем, что старость и социальное обслуживание также заслуживают индивидуального подхода. Несомненно, можно выделить некоторые общие черты, присущие процессу старения вообще, можно выделить типы старения, однако, все же старение, как и взросление, индивидуально и неповторимо для каждого человека.

Удовлетворенность жизнью и успешность приспособления к наступлению старости зависят в первую очередь от здоровья. Негативный эффект слабого здоровья может смягчаться за счет механизмов социального сравнения и социальной интегрированности. Также важную роль играют материальное положение, ориентация на другого, принятие перемен. Реакция на уход на пенсию зависит от желания оставить работу, здоровья, финансового положения, отношения коллег, а также от степени запланированности ухода. Вдовство, как правило, несет одиночество и нежелаемую независимость. В то же время оно может дать человеку новые возможности для личностного роста. При этом смысл, вкладываемый в происходящие события личностью, часто является более важным, чем сами эти события.

Анализ общих закономерностей социальной адаптации пожилых людей требует строгого определения этого понятия и соотнесения его с близким понятием социализации. Большинство отечественных психологов сходится во мнении, что социализация (от лат. socialis — общественный) — более обширный процесс, чем адаптация. Социальную адаптацию признают одним из механизмов социализации[65].

Во-первых, она позволяет «личности (группе) активно включиться в различные структурные элементы социальной среды путем стандартизации повторяющихся ситуаций, что дает возможность личности (группе) успешно функционировать в условиях динамичного социального окружения». Во-вторых, она дает индивиду возможность принимать социальные роли в процессе адаптации. Социализацию и социальную адаптацию рассматривают как процессы близкие, взаимозависимые, взаимообусловленные, но не тождественные[53].

В то же время не возникает ни малейших сомнений в том, что проблема социализации пожилых людей не только существует, но и более значима для этого возрастного периода по сравнению с предыдущим. Успешная социализация пожилых людей — одно из основных условий поддержания высокого качества их жизни. Достаточно много говорится об экономических и медицинских проблемах, с которыми сталкиваются люди позднего возраста. Но уровень медицинского обслуживания и материального обеспечения не соотносится прямо с уровнем психологического комфорта и оптимальным для человека стилем жизни. Это доказывается и тем, что вопросы, связанные с социальной адаптацией пожилых, в первую очередь начали исследоваться в наиболее развитых и экономически благополучных странах, где пенсионное обеспечение и медицинское обслуживание пожилых людей находятся на достаточно высоком уровне. Сложность состоит в том, что, если экономические и медицинские вопросы могут решаться централизованно и стандартно для всех людей определенной возрастной группы, то проблемы психологические должны решаться индивидуально, на основе личностных качеств пожилого человека и социальной ситуации.

4 стр., 1999 слов

Международные акты о праве человека и гражданина на социальное обеспечение

... собой более высокий уровень развития международных стандартов в сфере социального обеспечения, и поэтому с их учетом ... 1934). Проблемам обеспечения трудовых прав и социальной защиты пожилых людей посвящена Рекомендация МОТ N 162 "О пожилых трудящихся" ( ... жизни не ниже установленного законом прожиточного минимума) 6 . Сохраняет свое значение до настоящего времени и Рекомендация N 67 "Об обеспечении ...

Опросы, проводимые учеными, социологами и государственными служащими, отвечающими за работу с пожилыми людьми, показали, что среди наиболее важных проблем, связанных с повышением уровня собственной жизни, пожилые люди отмечают одиночество, состояние здоровья и экономические проблемы. Таким образом, несмотря на актуальность качества медицинского обслуживания и доходов, практически всех пожилых людей мучают психологические проблемы: нарушение привычного образа жизни, отсутствие внимания со стороны общества и близких, одиночество. Говоря о социальной адаптации применительно к пожилым людям, М.Д. Александрова дает следующее определение: «Под социальной адаптацией понимается то, как старые люди, получившие новые качества в силу возраста, приспосабливаются к обществу, и как общество приспосабливает старых людей к себе[55].

Повседневная, рутинная жизнь пожилых, как правило, не является исполнением какой-либо роли, а неструктурированные ситуации поздней жизни вызывают депрессии и тревогу, так как пожилые чувствуют вакуум социальных ожиданий и недостаток норм для них. Вполне справедливо пожилой возраст называют стадией систематических социальных потерь и отсутствия приобретений. «Главные жизненные задачи выполнены, ответственность уменьшается, зависимость возрастает. Эти потери связаны с болезнями и физическим недомоганием. Эти потери и их корреляты зависимости, изоляции и деморализации прогрессивно увеличиваются в поздней жизни». Они ясно показывают пожилому человеку понижение участия в социальной жизни и увеличение его маргинальности.

Сказанное подтверждается эмпирическими исследованиями. Так, П. Адельманн сравнила число проигрываемых одновременно пожилыми женщинами социальных ролей, их удовлетворенность жизнью и самооценку. Она обнаружила, что женщины, играющие две социальные роли одновременно, демонстрировали более высокую самооценку и более низкий уровень депрессии, чем женщины, играющие только одну роль.

Другим фактором, определяющим социальную адаптацию, являются ценностные нормы, эталоны, традиции общества в целом и пожилых людей в нем, так как адаптация не может быть исследована вне связи с функционированием общественных отношений в целом, вне объективных социальных процессов. С точки зрения В.С. Агеева, успешность адаптации в новых условиях прямо связана с успешностью (скоростью, объемом, «точностью») овладения стереотипами новой группы, при этом процессы групповой идентификации и усвоение групповых стереотипов идут параллельно и обуславливают один другой, т.е. стереотипы начинают усваиваться в том случае, если человек идентифицирует себя с группой, в полной мере осознает себя ее членом[63].

Успешность адаптации зависит от степеней статусной и ролевой определенности, которые прямо пропорциональны уровню социальной идентичности, т.е. степени отождествления человечком себя с определенными культурной, национальной, социальной и возрастной группами[65].

В массовом сознании роль пенсионера, вдовца, просто пожилого человека — очень неясная, и в обществе отсутствуют соответствующие ролевые ожидания. Потеря ролей и, как следствие этого, ролевая неопределенность деморализуют пожилых. Это лишает их социальной идее античности часто оказывает негативное влияние на психологическую стабильность.

Поскольку целевой функцией процесса социальной адаптации служит самосохранение «общества-семьи-личности» в их взаимосвязи и развитии, адаптация пожилых людей представляется сложным образованием, состоит из многих составляющих и ее критериями являются:

  • на уровне общества — степень сближения ценностных ориентации различных половозрастных групп общества и степень совпадения авто- и гетеростереотипов пожилых;
  • на уровне группы — степень ролевой адаптации, степень позитивности социальной идентичности, степень инкорпоризации (замыкания пожилых на своем непосредственном окружении);
  • на уровне личности — приспособление к самому процессу старения и степень позитивности личностной идентичности[53].

Исследования процесса психологической адаптации пожилых людей проводились в русле не только социальной психологии, но и в отечественной геронтологии. Например, в адаптационно-регуляторной теории старения, разработанной В.В. Фролькисом, раскрыты положения о том, что одновременно с процессами возрастной деструкции и дезорганизации в старости происходит развитие и укрепление адаптационно-регулятивных процессов, направленных на выживание, повышение жизнеспособности, увеличение продолжительности жизни[65].

Применительно к психическому старению, отмечает Н.Ф. Шахматов, это выражается в формировании в старости новой активной жизненной позиции, отражающей переоценку прошлых ценностей, пересмотр прошлых установок, выработку определенного отношения к собственному старению. При благоприятных формах психического старения образ жизни полностью приспособлен к изменившимся в старости внешним и внутренним условиям. В случае неблагоприятного, болезненного психического старения вопросы адаптации пожилых людей становятся клиническими проблемами.

Лишь небольшое число пожилых людей минует негативную фазу кризиса пожилого возраста. Большинству из них необходима внимательная и квалифицированная помощь специалистов, близких людей и общества в целом. В нашей стране использовать общественное мнение для организации помощи людям позднего возраста легче, чем во многих странах Западной Европы. Это объясняется тем, что в нашем обществе существуют достаточно устойчивые положительные стереотипы пожилых людей, в которых позитивно оцениваются их опыт, знания и умение выстоять в сложных житейских ситуациях. Следовательно, у пожилых людей возможно сформировать установку на их значимость для молодых, на помощь им, а у молодых — на принятие этой помощи, причем не столько в домашнем хозяйстве, сколько в профессиональной и социальной деятельности.

Необходимость найти адекватную сферу применения активности пожилых людей связана и с тем, что пик социальной активности пожилых совпадает с предпенсионным периодом (у мужчин в возрасте 56 — 60 лет, у женщин от 50 до 55 лет).

По мнению В.В. Пациорковского, это связано с усилением напряжения, возникающего в связи с неизбежным освобождением от занятости. Однако можно предположить, что причина заключается в особенностях протекания возрастного кризиса, в процессе самосознания личности, в результате которого и возникает переоценка целей, ценностей, интересов и потребностей. С выходом на пенсию у пожилого человека меняется число социальных групп, с которыми он взаимодействует, что влечет за собой качественную трансформацию в осознании себя. Так, члены семьи ожидают, что после выхода на пенсию пожилой человек станет больше внимания уделять домашним заботам, но вышедший на пенсию человек не только не ориентирован на домашнее хозяйство, но и дает низкую оценку такому способу времяпрепровождения. В.Д. Шапиро на основе проведенных исследований также отмечает, что наиболее часто из негативных последствий прекращения работы отмечается увеличение нагрузки по дому и при этом ощущения своей бесполезности. Скорее всего, домашняя работа не рассматривается пожилыми людьми как общественно полезная. Кроме того, по мнению Л. П. Липовой, они чувствуют себя оторванными от коллектива Совместная деятельность, имеющая общественную значимость, восстанавливает автономию и независимость пожилого человека, компенсирует ему уменьшение личностного социального потенциала, поэтому в периоды, предшествующие старости, пожилые тяготеют к активной социальной жизни. Л.И. Анциферова, отмечает, что пожилые люди хотят и могут быть полезны обществу. Пожилые консервативны, догматичны в том случае, если они не заняты трудовой деятельностью, особенно связанной с творчеством[57].

Поэтому более молодые члены общества часто отказываются следовать советам пожилых, тем более не всегда понимают их переживания. Поиски выхода из этого круга вызывают у пожилых людей стремление общаться со сверстниками. Обращает на себя внимание именно актуальность контактов со сверстниками, а не с членами своей семьи. При этом помощь и понимание многие пожилые люди стремятся найти тоже у сверстников, а не у родных. Это связано и с экономическим положением молодых, которые часто не могут взять на себя полностью содержание престарелых родителей, а также с тем, что, как и в подростковом возрасте, другое поколение плохо понимает их. Таким образом, преодолеть возникающие проблемы, найти способ адекватной социально-психологической адаптации к той ситуации, в которой они находятся, пожилые люди могут скорее в общении со сверстниками, которые сталкиваются с теми же проблемами, имеют примерно такие же жизненный опыт и стереотипы восприятия. При этом, безусловно, необходимо учитывать тот факт, что группа пожилых людей неоднородна по социальному составу, жизненному опыту, стереотипам и оценочным эталонам, а потому общение необходимо налаживать среди людей со сходным социальным статусом, общими ценностными ориентациями и установками.

Расширение и углубление общения становится непременным условием социализации в этом возрасте. Сложность формирования новых личностных контактов связана с тем, что многие пожилые люди испытывают коммуникативные трудности. Фундаментальные исследования показывают, что в большинстве случаев пожилые люди страдают от нарушений в сфере коммуникации и от конфликтов, относящихся к этой области. Две трети пожилых, обратившихся за помощью в психиатрическую амбулаторию института, говорили о проблемах контактов[63].

К.А. Страшникова отмечала, что при внешней контактности пожилые люди далеко не всегда психологически готовы завязывать новые знакомства, не всегда и не у всех есть прямая потребность в контактах. Многие из них приспособились к одиночеству, удовлетворяясь поверхностными формами общения. Авторы отмечают специфику взаимодействия пожилых людей между собой. Так, они стремятся избежать разочарования в знакомствах, подмечая мельчайшие детали поведения других, которые часто не соответствуют их идеализированному эталону. Пожилые люди боятся быть непонятыми, страшатся разочарований и эмоциональных потрясений, они предполагают неудачи в общении, а в результате избегают его, хотя и страдают от его недостатка.

Исследования показывают, что существует несколько способов компенсации того эмоционального напряжения, в котором находятся пожилые люди, повышения уровня их социально-психологической адаптации. Это общение с природой, увлечение искусством (как в плане творчества, так и в плане восприятия), появление новой значимой деятельности, новых интересов, перспективы. Эмпирические данные свидетельствуют о том, что общение с природой, домашними животными (кошками, собаками и другими), уход за комнатными цветами, садом и огородом существенно снижают уровень напряженности, компенсируют недостаток общения пожилого человека. У людей, много времени проводящих на природе, менее выражен страх одиночества, ниже уровень агрессии и практически не наблюдается депрессивное состояние.

Не менее значимое воздействие оказывает и увлечение искусством. Пожилые люди, которые часто ходят в театр, консерваторию, посещают музеи и выставочные залы, психически намного устойчивей и в меньшей степени подвержены депрессиям, чем их сверстники, которые равнодушны к искусству. Можно предположить, что эти интересы, входя в структуру личности, образуют устойчивую мотивацию, которая не изменяется с кризисом и не подвержена динамике в зависимости от статуса, круга общения и других возрастных факторов. Такое поведение становится тем стилем жизни, который придает устойчивость адаптационному процессу в целом.

Для социальной адаптации людей пожилого и старого возраста очень важна временная перспектива. Эмпирически установлено, что с возрастом стремление к будущему уменьшается, но если деятельность личности ограничивается только решением задач сегодняшнего дня, то ее психологическая организация обедняется, так как по своим творческим возможностям человек может решать более сложные проблемы[65].

Прогрессивное развитие личности как способ существования обеспечивается проявлением активности в разрешении противоречий между изменяющимися условиями бытия и реальными возможностями удовлетворения потребностей и интересов. Поэтому, хотя пожилым людям более свойственна ориентация на прошлое, при планировании определенной деятельности возможна и ориентация на будущее. При этом длительная перспектива, как правило, не имеет такого эффекта, как краткосрочная, примерно от полугода до полутора лет. Такая перспектива позволяет человеку строить определенные планы, снимает депрессию и страх смерти, помогает преодолеть болезни, так как дает уверенность в завтрашнем дне и открывает в нем реальные Для достижения даже старыми людьми цели.

Рассмотренные нами проблемы социальной адаптации и социализации пожилых людей показывают, что в их решении много противоречивых позиций, что связано с наличием многочисленных и разнообразных концепций личности и ее генезиса. Некоторые факторы, влияющие на психологическую устойчивость и активность пожилых людей, описаны нами выше. Однако нужно признать, что для того чтобы интерпретировать поздний период жизни человека как период развития личности, необходимо проводить целенаправленные исследования особенностей самоидентификации, анализ «образа Я» и степени его цельности, адекватности и осознанности у людей пожилого возраста, изменения типа активности пожилой личности. Исследование роли творчества, разных стилей жизни, общения в процессе социализации, влияния этих факторов на степень фрустрированности и психического напряжения в пожилом возрасте совместно с анализом степени влияния социальных изменений на целостность личности поможет решению этой проблемы[65].

Кроме того, правомерно ставить вопрос о широком научном обосновании и практическом внедрении идеи постоянного (непрерывного) образования применительно к пожилым людям. Знание основных закономерностей будет способствовать социально-психологической адаптации людей в позднем периоде жизни, поможет организовать с ними профилактическую и коррекционную работу, которая даст эффективные результаты.

Таким образом, те психологические изменения, которые происходят в процессе старения, ставят в качестве первоочередной задачи исследование их динамики и особенностей социального поведения пожилых. Поскольку одним из ведущих механизмов, обеспечивающих целостность личности и предсказуемость ее деятельности, является социальная адаптация, эта проблема выходит в центр исследовательских интересов[53].

1.2 Сущность и понятие эйджизма как социально — культурного явления

социальный пожилой адаптация эйджизм

Термин «эйджизм» означает дискриминацию одной или нескольких возрастных групп по отношению к другим возрастным группам. Чаще всего эйджизм проявляется в отношении людей пожилого возраста[2].

«Эйджизм (от лат. ageism) — негативный стереотип в отношении людей какой-либо возрастной категории, но чаще всего подразумевается стереотип пожилого возраста». Термин «эйджизм» первоначально был введен британским исследователем Р. Батлером в начале 1960-х годов. Он определялся как процесс стереотипизации и дискриминации, направленный против пожилых людей только потому, что они пожилые, аналогичный расизму и сексизму. Это негативное отношение к старшим поколениям, которое отражается на качестве жизни самих пожилых и престарелых людей, ограничивает возможности их участия в политической, экономической, социальной и культурной жизни общества, где третий возраст может проявить и выразить себя, использовать накопленные за годы таланты и знания. Эйджизм существует во всех современных, а значит, быстро развивающихся, обществах. Видимо, это связано с тем, что отношения поколений никогда не носили гармонически-идиллического характера. В. В. Бочаров отмечает, что «в традиционных обществах отношение к старикам варьировалось от трогательной заботы до самого жестокого обращения, вплоть до убийства» . Он же подробно аргументирует, что вопреки устоявшемуся мнению о гармонии отношений между поколениями в традиционной русской общине они характеризовались довольно сильной напряженностью, а иногда переходили в откровенный конфликт. Боязнь, неприятие старости пронизывают и современное общество.

Одним из важных направлений социально-педагогической и социально-культурной деятельности государства по вопросам преодоления влияния эйджизма, а также увеличения продолжительности жизни и улучшения качества жизни в старости, является формирование такой социальной системы, которая позволит старшим поколениям полноценно и активно участвовать в общественной жизни[25].

Для практического решения этих вопросов необходимы не только логический, статистический анализ и лабораторные исследования, но, прежде всего, теоретическая база и научное осмысление самого феномена старости, изучение механизмов старения и выработка на этой основе способов изменения стереотипов упрощенного восприятия людей третьего возраста, разработка методов и средств сохранения здоровья пожилых людей, увеличения продолжительности жизни, поддержания активного образа жизни в старости. Возможность социально-культурной активности в третьем возрасте — один из основных путей улучшения качества жизни лиц третьего возраста, преодоления негативных тенденций по отношению к старости. Этому в большой мере может способствовать реализация принципа социально-культурной активизации личности, главный постулат которого заключается в обеспечении вариативных возможностей для активной социально-культурной деятельности пожилых и престарелых людей. Как социальный феномен, эйджизм реализуется в виде определенного образа мышления и поведения людей. Как социально-психологическое явление, эйджизм подразумевает совокупность тех или иных элементов общественной психологии, под влиянием которых происходит его генерация. Английская церковь считает, что явления эйджизма обусловлены двумя главными факторами — страхом смерти и культурой, которая ассоциирует успех и счастье с продуктивностью и экономической активностью. «Она связывает негативную позицию по отношению к престарелым с поиском выгоды и прибыли во всех структуральных тенденциях капитализма». Каждое проявление эйджизма определяется в первую очередь факторами данной современной для него эпохи, то есть гносеологическими корнями. Однако для того, чтобы полностью раскрыть содержание того или иного проявления и определить место, которое принадлежит ему в общественной жизни недостаточно одних лишь современных факторов. В этом заключается значение исторического аспекта развития дискриминации по возрасту[4].

В условиях кризисной ситуации стран положение пожилых людей ухудшается, у них обостряются чувства зависимости, неустроенности, ущербности, усиливающие как пассивные, так и агрессивные реакции. Такие проявления, вызванные экономической нестабильностью, крушением ценностных ориентаций и другими причинами, ставят пожилых людей в разряд маргинальных групп, источников повышенного социального напряжения, влекущих за собой угрозу социальной безопасности как ее самой, так и ее окружения. Эти зоны отношений требуют усиления внимания со стороны ответственных за них субъектов государственного управления.

В целом невостребованность пожилого человека входит в противоречие с его общественной сущностью. Необходимо ее подкрепить, в том числе социально. В частности, средствами социально-культурной работы, в доступных ей сферах, чтобы по возможности смягчить ситуацию. Для практики социально-культурной работы характерен комплексный подход к проблемам, связанным со старостью. Этот подход необходим в решении личных, семейных и общественных проблем. Социальные работники понимают взаимосвязь психологической, экономической, физической и политической динамики, владеют широким набором методов, которые следует использовать с особой осторожностью. Поддержание жизненной активности лиц третьего возраста в процессе социально-культурной деятельности, призвано оценить существующую социально-культурную политику и программы работы в среде пожилых людей и предложить альтернативные варианты и рекомендации; информировать соответствующие службы, влияющие на социокультурную политику, о социальных изменениях или процессах, пользующихся недостаточным вниманием; довести новые положения социально-культурной политики до сведения общественности с целью публичного обсуждения.

Главная задача социально-культурной работы состоит в том, чтобы связать индивида, группу или семью с внешними или внутренними источниками тех ресурсов, которые необходимы для исправления, улучшения или сохранения определенной ситуации. Организаторы социокультурных программ должны понимать процессы старения и располагать большим перечнем досуговых услуг для лиц старших возрастов. В социально-культурной работе должны быть задействованы хорошо подготовленные и восприимчивые люди, получившие образование в рамках специальных программ[14].

Ускоренный рост численности лиц старших возрастов и связанные с этим проблемы поставили руководителей и специалистов социально-культурной сферы в сложную ситуацию, поскольку подготовка социальных педагогов и социальных работников по организации досуга пожилых практически не развернута. В сфере организации социально-культурной, в частности, досуговой деятельности в течение последних лет появилось множество однородных, параллельных структурных элементов — институтов, действующих автономно и самостоятельно. Особенно это относится к многочисленным общественно-добровольным формированиям типа социально-культурных фондов, движений, инициатив. При этом многочисленность организационных субъектов не всегда приводит к адекватному качественному обогащению и многообразию досуга и видов досуговой деятельности, не способствует ощутимым переменам в структуре и технологиях социально-культурной сферы. Увеличение количества общественно-добровольных образований далеко не во всех случаях сопровождается расширением ассортимента предложений услуг рекреационного характера[25].

Решение проблем адаптации и интеграции пожилых людей в общество стало одним из важнейших направлений социальной политики государства. Несмотря на сложную финансово-экономическую ситуацию, правительство РБ принимает целевые программы, поэтапная реализация которых способствует в целом усилению социальной защиты людей третьего возраста. Так,целью Комплексной программы развития социального обслуживания Витебской области на 2011-2015 годы, утвержденной 14 апреля 2011 года № 99 является создание условий для устойчивого повышения уровня и качества жизни ветеранов, лиц, пострадавших от последствий войн, пожилых людей и инвалидов, повышение эффективности и доступности социальной защиты, базирующейся на государственных социальных гарантиях и стандартах.

Необходимость жить в сложном и неоднозначном современном социальном пространстве ставит пожилых и престарелых людей перед проблемой «нахождения себя» одновременно в различных видах экономической, политической, социально-культурной, досуговой деятельности, в различных типах социальных общностей[29].

Эта проблема не стояла перед третьим возрастом столь явно на предыдущих этапах развития общества. Политика в отношении пожилых людей как одной из наименее социально защищенных категорий населения является важной составляющей социально-культурной политики страны. Особенно остро встает проблема социальной защиты и культурного дефицита в условиях стремительного старения населения не только в Беларуси , но и в зарубежных странах. Поэтому глобальной является проблема трансформации общественного сознания, нейтрализации эйджизма, поддержания жизненной и социальной активности лиц третьего возраста.

Календарный возраст человека не всегда совпадает с его биологическим возрастом. Старость означает высшую ступень жизни, полностью эмоциональной зрелости, мудрости, основанную на опыте, наблюдениях в долгой полноценной жизни, т.е. такой пожилой человек является ценностью для общества. Установлено, что чем интенсивнее человек работает творчески, тем дольше его ум сохраняет активность, превосходит других по интеллектуальным возможностям[31].

Жизненные успехи продлевают жизнь больше, чем физическая активность и здоровый образ жизни, поэтому особенно актуальным является создание благоприятной психо-эмоциональной сферы средствами культуры, образования, общения в процессе ресоциализации. Социально-культурный статус пожилых людей в Беларуси далеко не всегда соответствует общемировым нормам и стандартам. Предельно ограничен набор социальных ролей и культурных форм активности, доступных пожилым[52].

Сужены рамки их образа жизни, выбор социально санкционированных возможностей в сферах жизнеобеспечения, коммуникации, рекреации предельно ограничен, а структуры ресоциализации практически отсутствуют, лица третьего возраста лишены осмысленных стимулов к преодолению своего состояния. Именно поэтому на повестку дня выдвигается осуществление широкой программы социально-диагностических и социально-адаптационных мероприятий в среде пожилых и престарелых людей, создание и эксплуатация комплекса высоких культуротерапевтических, оздоровительных технологий с целью оптимизации образа жизни и досуга лиц третьего возраста[46].

С помощью образовательных, рекреационных, релаксационных и других программ проект даст возможность обеспечить условия, позволяющие пожилым и престарелым людям осуществлять в обстановке радикального изменения социокультурной ситуации полноценную жизнедеятельность. Эффективность данного проекта будет зависеть от того, в какой мере человек третьего возраста способен не к одному конкретному виду социально-значимой деятельности, а к различным; способен оказывать активное воздействие на развитие различных социальных и культурных общностей.

Активный образ жизни и участие в общественной деятельности помогают человеку сохранить и реализовать себя как личность[24].

Однако далеко не всегда люди, вышедшие на пенсию, могут самостоятельно организовать свою жизнь, направить ее в русло общественно-полезных и социально-значимых акций и инициатив.

Экспериментальные методы исследования возрастной дискриминации пользуются популярностью с самых первых этапов эмпирического изучения эйджизма. В течение последних десятилетий были смоделированы экспериментальные процедуры, позволяющие изучать содержание возрастных стереотипов, механизмы их актуализации, роль в регуляции взаимодействия людей, а также формировании самоотношения человека. Начало экспериментальных исследований эйджизма было положено в 1960-80-х г.г., когда были предложены первые экспериментальные модели, позволяющие наглядно проиллюстрировать роль возрастных стереотипов в процессах социального познания. Так, например, Д.Родин и Е.Лангер предложили для выявления возрастных стереотипов моделировать экспериментальные ситуации, в которых люди разного возраста при взаимодействии с испытуемым, выступающим согласно экспериментальной легенде в роли «учителя», демонстрировали бы одинаковое поведение (например, все время переспрашивали бы его о том, что он только что сказал и т.д.)[14].

После завершения работы испытуемого просят охарактеризовать своего партнера и сравнивают полученные описания людей разных возрастов, выявляя в них таким образом стереотипно приписываемые элементы (Д. Родин, Е. Лангер).

В исследованиях Д. М. Сетина с целью снизить влияние посторонних факторов на результаты эксперимента испытуемым для оценки предъявлялись не реальные люди, а описание их поведения. В частности, практикующим врачам-психотерапевтам предъявлялся один и тот же «фрагмент истории болезни» пациента, маркированный разными показателями его возраста (в одном случае пациент якобы принадлежал к группе «молодых людей», в другом был представлен как «пожилой»).

Наряду с возрастными в описаниях варьировались половые и социально-экономические характеристики. Сопоставление данных испытуемыми характеристик пациента позволила автору не только описать содержание распространенных возрастных стереотипов, но и дифференцировать их от других видов социальных стереотипов (гендерных и социально-экономических).

В современных экспериментальных исследованиях содержания возрастных стереотипов прослеживаются элементы психосемантического подхода. Так, М. Л. Хамерт, T. A. Гарстка, Л. Т. Брейн , A.Г. Гринвалд и Д. С. Меллот, ссылаясь на полученные в предыдущих исследованиях данные А.Г Гринвалд и других свидетельствующие о неэффективности исследования осознаваемых испытуемыми возрастных стереотипов, предложили процедуру изучения неявных (неосознаваемых) возрастных стереотипов. Для этого на этапе пилотажного исследования с помощью экспертных оценок и фокус-групп отбираются:

  • фотографии молодых и пожилых людей (мужчин и женщин), по результатам пилотажа однозначно воспринимаемых как «пожилые» или «молодые»;
  • черно-белые рисунки приятных и неприятных объектов, выбранных в пилотажном исследовании («цветы», «воздушный шар» и т.д.;
  • «бомба», «паук» и т.д.);
  • слова, утверждающие или отрицающие принадлежность («Я», «мой» и т.д.;
  • «они», «их» и т.д.).

На мониторе компьютера последовательно предъявляется одна из фотографий, после чего испытуемому предлагается в максимальном темпе с помощью клавиш-ключей отнести ее к категории «молодой» или «старый» (в случае ошибки испытуемый информируется о ней), к одной из двух категорий принадлежности, а также связать с одним из двух противоположных по эмоциональной окраске рисунков. Опираясь на выбор тех или иных категорий/рисунков, а также на сведения о времени, затраченном испытуемым на каждый ответ, можно выявить модальность неосознаваемых возрастных стереотипов, а также сделать предположение о степени их интегрированности в структуру возрастной идентичности человека[20].

Необходимо отметить, что сегодня показатель латентного времени реакции при оценке соответствия того или иного человека стереотипным представлениям рассматривается в качестве одного из самых надежных средств для исследования неосознаваемых отношений испытуемых к представителям тех или иных возрастных групп. Чем больше времени требуется испытуемому на то, чтобы согласиться или не согласиться с предлагаемым утверждением относительно объекта оценивания, тем менее стереотипным является данное утверждение, и наоборот. Для изучения роли возрастных стереотипов в формировании оценки эффективности деятельности человека может использоваться процедура, разработанная С.Квонг, T.Шери и Р. Хеллер. Нескольким группам испытуемых предлагается оценить качество выполнения того или иного задания, для чего им предъявляются конкретные продукты деятельности (словесные описания, рисунки, чертежи и т.д.), которые заведомо (благодаря пилотажному исследованию) могут быть оценены либо высоко, либо низко. Объекты оценивания «плохого» и «хорошего» качества предъявляются испытуемым в сопровождении инструкции, которая содержит информацию о возрасте исполнителя данной работы. Варьируя сведения о возрасте в разных экспериментальных группах, можно выявить закономерности влияния возрастных стереотипов на оценку результатов деятельности человека. Другая модификация данной экспериментальной процедуры предложена Б. Д Вильямс, которые предлагали испытуемым оценить качество прослушанной лекции, предлагая при этом в разных группах фотографии «лекторов» разного пола и возраста[20].

В исследовании М. Пинкварт была предложена процедура экспериментального изучения влияния возрастных стереотипов на самоотношение человека. Испытуемых просят описать самих себя (в свободной форме).

Затем им предлагается ознакомиться со списком высказываний о людях их возраста, содержащим позитивные или негативные возрастные стереотипы, после чего испытуемые создают еще одно самоописание. Сопоставление содержания первого и второго самоописаний может продемонстрировать, каким образом актуальные позитивные или негативные возрастные стереотипы влияют на характер самоотношения человека. С. Хортон , Д. Бакер, Г. В.Перше и Д. M. Декин для оценки влияния негативной возрастной стереотипизации на эффективность поведения предложили процедуру актуализации возрастных стереотипов личности. Возрастные стереотипы испытуемых могут актуализироваться с применением закономерностей подпорогового восприятия (в просматриваемый испытуемыми видеоряд монтируются утверждения, содержащие негативные возрастные стереотипы), а также путем особого построения инструкции, содержащей элементы негативной стереотипизации[20].

Параллельно с экспериментальными широкое распространение получают опросные методы исследования возрастной дискриминации. Некоторые опросники предназначены для оценки выраженности возрастно-дискриминирующих убеждений потенциальных субъектов дискриминации. Так, например T. E. Невин в конце 1960-х г.г. предложили «Семантический дифференциал по вопросам старения», включающий 32 пары биполярных качеств, который впервые позволил провести многомерный анализ отношений к пожилым людям по параметрам «компетентность», «автономность» и «приемлемость» Другим примером является опросник «Существующая возрастная дискриминация», предложенный А. Клуга и Ф. Kрингс. Испытуемым предлагается выразить свое согласие или несогласие с 21 утверждением, каждое из которых отражает одно из распространенных предубеждений относительно работающих пожилых людей. В инструкции оговорено, что «пожилыми» считаются сотрудники, перешагнувшие 50-летний рубеж.

Рассматривая конкретные области проявления негативных тенденций стереотипизации лиц третьего возраста эйджизма в современной социально-культурной жизни общества. С точки зрения экономической теории, лица третьего возраста представляют собой большую группу потребителей, но не производителей. Политическая нестабильность и отсутствие финансовых гарантий, бедность и даже нищета — конкретные проявления экономического эйджизма к пожилым и престарелым людям, заслужившим материальную компенсацию многолетнюю трудовую деятельность (В.А. Акарчан, В.А. Барабой, Нам Дэ Хи, и др.).

Норман говорит о двойной опасности для женщин испытать на себе не только влияние эйджизма, но и сексизма[7].

В профессиональной сфере эйджизм подразумевает дискриминацию пожилых и престарелых людей в стремлении работать в той или иной области. Хотя в настоящее время наблюдается тенденция процентного снижения ограничений по возрасту при приеме на работу, однако ситуация еще далеко не нормализована. Дискриминация все еще проявляется в ограничениях по возрасту, наложенных на некоторые профессии. В стереотипы и предрассудки по отношению к пожилым людям вносит вклад тот фактор, который Батлер называет геронтофобией. Геронтофобия определяется как беспричинная боязнь, ненависть или враждебность по отношению к пожилым людям. Эту боязнь собственного старения и своей смерти можно назвать одной из главных причин возникновения эйджизма и предрассудков по поводу старения. Старики ассоциируются со старением и смертью, поэтому люди, пытаясь дистанцироваться от смерти, замещают свой страх смерти на стереотипы и предрассудки по отношению к пожилым. Если люди видят лишь немощь своих пожилых близких, это значит, что они сами боятся стареть[38].

По мнению молодых людей, престарелые обладают нежелательными психическими, физическими и поведенческими характеристиками. А именно: часто считается, что пожилые люди имеют негибкое мышление, медлительны, не имеют цели, являются бременем для семьи и общества, имеют устарелые взгляды, слабоумны и неприятны. Но с другой стороны, если человека просят высказать мнение о конкретном пожилом человеке — например о друге или родственнике — обычно намного сложнее привести факты, подтверждающие отрицательный стереотип. Из-за того, что люди являются «когнитивными скупцами» они редко склонны отказываться от стереотипов, даже если часто убеждаются в неточности стереотипа как метода суждения о людях. Это происходит потому, что для человека стереотипы позволяют быстро осуществить социальное восприятие и требуют мало усилий. Когда человек имеет отрицательную установку по отношению к «пожилым людям» и в то же время у него есть пожилой друг, любимый человек, родственник и т.д., он испытывает когнитивный диссонанс, который подталкивает его к созданию субкатегории для друга или родственника. Это позволяет сочетать лучшее обоих миров: они не испытывают диссонанс в случае пожилого друга и сохраняют стереотип по отношению к пожилым людям как к группе.

Таким образом, с возрастом у человека растёт число негативных оценок позднего возраста и уже к 25 годам формируется стойкое неприятие старости и негативное отношение к старикам. Это происходит из-за того, что представления о старшем поколении происходят из средств массовой информации. Многие не имеют непосредственных контактов с представителями других возрастных групп, которые могли бы опровергнуть негативные стереотипы своим позитивным опытом. Это приводит к жесткому закреплению и распространению стереотипов в обществе. Социально — политические и другие изменения в Республике Беларусь за последние 80 лет привели к тому, что многие молодые люди вырастают без тесного контакта с бабушками/дедушками или другими престарелыми членами семьи. В западном обществе наблюдаются подобные тенденции — дети и молодёжь получают знания о пожилых только из телевидения. В результате любой человек может легко нарисовать характер старика, исходя из общего мнения и обобщений.

Третьим, и наверное самым страшным фактором, влияющим на отношение к пожилым людям, является смертность. В возрастных группах молодых и взрослых людей смертность небольшая. Её высокий уровень центрируется в основном на старом возрасте, благодаря чему пожилые люди в наши дни рассматриваются как имеющие фактическую «монополию на смерть» Это сомнительная привилегия, которая имеет тенденцию усиливать исключение из общества и социальной жизни и маргинализацию этой возрастной группы: отвергать старение — значит отвергать смерть. У каждого из нас есть личный опыт столкновения со смертью — это мертвая птичка, найденная в детстве, это смерть любимого животного, смерть стариков, что-то ненароком подсмотренное, услышанное. Однако опыт этих переживаний, как правило, остается неразделенным, ни с кем не обсужденным, не интегрированным в силу особенностей современной культуры: о смерти говорить не принято. И как следствие, не переработанный и не интегрированный опыт столкновения со смертью влечёт за собой возникновение у человека фобий и предрассудков.

Одним из доводов стереотипного представления старости является способность престарелых к восприятию новой информации и трудности в обучении. Исследования показывают, что различия в способностях обучения между молодыми и пожилыми людьми незначительные. Существуют некоторые трудности в обучении, которые вызваны состоянием физического, а не ментального здоровья (слабость зрения, слуха, координация движений).

Ласлетт аргументировал культурную и интеллектуальную потребность после 60 лет и защищал их права на бюджетное финансирование образовательных учреждений и дистанционного образования для них.

декабря 1990 года Генеральная Ассамблея ООН постановила считать 1 октября Международным днем пожилых людей. Сначала День пожилых людей стали отмечать в Европе, затем в Америке, а в конце 90-х годов уже во всем мире. День пожилых людей празднуется с большим размахом в скандинавских странах. В этот день многие теле- и радиопрограммы транслируют передачи с учетом вкусов пожилых людей. 1 октября проходят различные фестивали, организуемые ассоциациями в защиту прав пожилых людей, конференции и конгрессы, посвященные их правам и их роли в обществе. Общественные организации и фонды устраивают в этот день различные благотворительные акции. В выступлении Генерального секретаря ООН говорится, что в Международный день пожилых людей, который отмечается 1 октября, ООН призывает правительства, частный сектор, организации гражданского общества и всех людей планеты сосредоточить внимание на создании общества для всех возрастов, как это предусмотрено в Мадридском плане действий по проблемам старения и в соответствии с целями в области развития, сформулированными в Декларации тысячелетия, а также более масштабными глобальными целями в области развития.

Общими усилиями страны могут и должны обеспечить, чтобы люди не только жили дольше, но и чтобы жизнь их была более качественной, разнообразной, полноценной и приносящей удовлетворение. Этот день традиционно отмечается и в России, а также в Азербайджане, Беларуси, Латвии, Молдове, Украине. Проблемы возрастной дискриминации стали предметом социально-психологических исследований относительно недавно, «стаж» из изучения за рубежом исчисляется несколькими десятилетиями. В последние годы к их исследованию обратилась и отечественная социальная психология. Однако исследования эйджизма (и, шире, возрастных отношений вообще) сопровождаются рядом трудностей методологического порядка, среди которых нужно в первую очередь назвать сложности в определении места феномена эйджизма в сложившейся структуре социально-психологического знания, связанные с неоднозначность трактовки категории «возраст»,, а также выделением возрастных отношений из широкого спектра социальных отношений. В обыденном сознании проблематика возрастных отношений ассоциируется со статусно-ролевым неравенством представителей различных возрастных групп, которое и является предпосылкой возрастной дискриминации. Мы понимаем возрастную дискриминацию как поведение, ущемляющее права или достоинство человека определенного возраста, обусловленное негативной стереотипизацией взаимодействия с ним в контексте актуализации возрастной идентичности дискриминирующего. Несмотря на то, что дискриминирующее поведение реализуется на уровне межличностного взаимодействия, в его основе лежат негативные возрастные стереотипы, являющиеся феноменом межгрупповых отношений, которые регулируют поведение носителя в контексте актуализации у него возрастной идентичности (то есть реализации собственно возрастных отношений).

Поэтому в качестве содержательного источника эйджизма в работе рассматривается возрастные стереотипы, которые понимаются нами как разновидность социальных стереотипов, отражающих устойчивые содержательные и оценочные характеристики восприятия возрастными группами собственной и других возрастных групп и являющихся содержанием возрастных идентификаций. При организации эмпирических исследований эйджизма можно исходить из того, что возрастные стереотипы, являющиеся социально-психологическим «ядром» возрастной дискриминации, представляют собой результат осмысления возрастными группами реальности социальных отношений в контексте возрастной стратификации общества в виде системы значений, которая может быть операционализирована с помощью реконструкции семантических пространств. Это дало нам основания при разработке программы исследования использовать методологию психосематического подхода. Универсально «проблемной» с точки зрения потенциальных проявлений эйджизма сферой взаимодействия для представителей всех возрастных групп оказывается семья. Именно в семейном взаимодействии и подростки, и пожилые, и взрослые люди чаще всего замечают, что их возраст становится тем основанием, на котором их ущемляют в тех или иных правах, пренебрегают их мнением, не учитывают их интересов. Помимо семьи, в качестве сферы социального взаимодействия с высоким возрастно-дискриминирующим потенциалом подростки называют сферу педагогического взаимодействия, а взрослые и пожилые люди — сферу профессиональной деятельности. Вдобавок к этому, для пожилых людей оказываются субъективно значимыми дискриминирующее отношение со стороны работников государственных учреждений: врачей, банковских сотрудников, сотрудников социальных служб. Таким образом, становится совершенно очевидным, что проблема возрастной дискриминации пронизывает сферы взаимодействия, наиболее значимые для каждой возрастной группы.

В сфере социальной работы лица третьего возраста часто получают статус людей, за которыми нужно смотреть, ухаживать, беречь. Однако часто при таком отношении люди теряют свою индивидуальность и неповторимость. Иногда социальные работники забывают о том, что у каждого из них за плечами огромный жизненный опыт, ужас и потери Первой и Второй мировых войн, свои радости и горести, свои моральные принципы и жизненные ценности. Службы, чья деятельность связана с престарелыми, часто видят свою роль в том, чтобы помочь им повернуться к смерти лицом и принять ее как финальную стадию жизненного пути. С точки зрения антропологическиих наук, эйджизм имеет много общих черт с расизмом и часто его проявления еще более усугубляются в отношении людей — представителей этнических меньшинств. Хотя большинство народностей, особенно в России, таких как украинцы, белорусы, молдаване и др., в силу исторических причин ассимилировались и не подвергаются этим негативным влияниям, однако многие народности бывшего СНГ все же подвергаются дискриминаторным посягательствам на разных уровнях. Особенно это касается лиц третьего возраста, экономическое, социальное положение которых нельзя назвать выгодным. Как отмечают множество научных исследований (Д.Г. Бердышев, Л.П. Трошин, И.С. Кон), касающихся этнических проблем, представители национальных меньшинств, в том числе и их старшие поколения, не могут чувствовать себя гарантированно и уверенно, сталкиваясь с множеством проблем и бюрократической рутиной, с игнорированием их культурных ценностей и языковые барьеры.

Современная культура ориентирована на молодежь, где физическая сила и красота пропагандируются всеми средствами массовой информации. Журналы для женщин и мужчин пропагандируют важность выглядеть молодым и здоровым, поддерживать свою физическую форму; косметические компании производят и рекламируют средства от морщин. Мода и стиль одежды и жизни ориентированы на молодое поколение. С одной стороны, эти тенденции обуславливают стремление пожилых людей выглядеть и чувствовать себя молодыми, поддерживать свое физическое здоровье и развивать свои ментальные способности. С другой стороны, эти тенденции подводят молодежь к мысли о том, что старость имеет негативные характеристики и должна быть отсрочена на сколько это возможно.

Мнение, сложившееся у молодежи о старости как о непривлекательном периоде жизни, не совпадает с мнением о старости самих пожилых и престарелых людей. Зачастую социальный вакуум, в котором оказываются люди, вышедшие на пенсию, придает им чувство свободы и силы действовать. Более того, многие пожилые считают, что они живут лучше и имеют более высокий уровень здоровья и образования, чем в годы молодости и зрелости. Одной из основных причин “экзистенциальной” проблемы эйджизма является трансформация традиционных способов деятельности, обесценивающая вклад стариков в функционирование общества. Их знания и умения, приобретенные за годы жизни, утрачивают свою ценность, так как не соответствуют новым тенденциям развития общества. В настоящее время негативные тенденции эйджизма, существовавшие во все времена в различной степени, усугубляются еще и тем, что окружающий мир усовершенствуется, механизируется, автоматизируется, компьютеризируется. Только в нашем веке, даже за последние несколько десятков лет благодаря электричеству, видеотехнике, радио, телевизионной аппаратуре, компьютерам и другим проявлениям человеческого гения повседневный быт простых людей изменился кардинально и необратимо. Передовые технологии по мере их успешного внедрения и процессы образования становятся источником непредвиденных различий в мировосприятии, языке, ценностях, образе и стиле жизни между родителями и детьми, порождая новые факторы, обуславливающие межпоколенческие социокультурные различия.

Введение новых технологий и развитие информационной системы являются причиной трансмиссии культуры, в условиях которой, к несчастью, роль пожилых людей значительно снижается. Выдающийся философ А Швейцер об этом говорит так: «Как ни парадоксально это звучит, успехи теоретического познания и практики не облегчают, а наоборот затрудняют развитие подлинной культуры». Такой же точки зрения придерживался и И. Ильин. И в самом деле: понятие включающее в себя и знания, и житейский опыт, становится расплывчатым, и молодежь, в большинстве своем, не воспринимает старшее поколение как носителей ценной информации. Маргарет Мид, размышляя о судьбах подрастающего поколения, говорит: «Старшее поколение никогда не увидит в жизни молодых людей повторения своего беспрецедентного опыта перемен, сменяющих друг друга. Этот разрыв между поколениями совершенно нов, он глобален и всеобщ». Николай Бердяев считал развитие цивилизации помехой для развития истинной культуры, которая понимается им как «почитание предков, могил и памятников, связь сынов с отцами». Отсутствие общих ценностей означает упадок культуры, традиций, который ведет в результате к дегенерации всего общества в целом и молодых поколений в частности. Общество должно отдавать себе отчет, что хронологический возраст не может служить критерием для определения уровня умений и способностей принимать ответственные решения и решать жизненные вопросы. Естественно, что такое отношение к престарелым имеет свое отражение — старшие поколения, адаптируясь не только к возрастным изменениям, но и к негативным образам старости, которые бытуют в обществе, теряют свою роль в обновлении и укреплении культурных основ общества.

Существует несколько путей преодоления отрицательных стереотипов и негативного отношения к лицам третьего возраста. Улучшив экономическое положение людей в старости, государство может обеспечить их независимость, а значит, поднять их авторитет в глазах младших поколений. С точки зрения медицины, идеальный, но утопический путь — победить старческие болезни и недуги. На сегодняшний день, учитывая экономическую, политическую, социальную нестабильность в стране, видится возможным только один путь — преодолеть эйджизм посредством акцентирования культурных гуманистических устоев современного социума. Задача общества сегодня состоит в том, чтобы как можно более активно включить пожилых людей в схему социальной жизни, помочь безболезненно приспособиться к ней, преодолев ложные стереотипы, сложившиеся в обществе о старости.

В противовес эйджизму в современном цивилизованном мире все больше и больше людей считает старость временем для дальнейшего совершенствования и продуктивного образа жизни. Человек может и должен иметь много позитивных возможностей самовыражения и самоутверждения как личности, участвующей в делах общества и приносящей пользу. Эта точка зрения подтверждается и теоретическими работами в области социальных, педагогических, философских и психологических наук. Кроме того, что эйджизм несет негативные тенденции как социокультурный феномен, он еще и порождает ряд негативных сил по отношению к третьему возрасту, таких как маргинализация — нужды третьего возраста редко встают на переднем плане. Проблема заключается в том, что низкий экономический и социальный статус человека обуславливает его неполноценное обслуживание. Лица третьего возраста с неадекватными экономическими ресурсами часто становятся жертвами бюрократической системы; дегуманизация — к престарелым относятся как к неполноценным людям; инфантилизация — с третьим возрастом часто обращаются как с детьми.

Вместе с тем теоретические исследования процессов развития человека в третьем возрасте, подтверждают наличие позитивного потенциала и ресурсов для реализации способностей человека вести активный образ жизни в период, когда закончена обязательная трудовая деятельность и большинство семейных обязанностей[60].

Заботы, связанные с воспитанием детей, в основном заканчиваются к этому периоду, оставляя время для приобретения новых навыков и знаний для многих, кто по разным причинам прекратил трудовую деятельность, открывается возможность продолжать социальную и культурную активность в рядах волонтеров, получая личное удовлетворение от работы и помогая другим, кто нуждается в волонтерской поддержке.

Пенсионный возраст может стать плодотворным временем для культурной, творческой, педагогической и образовательной деятельности, развития и реализации новых интересов, для возникновения и удовлетворения новых культурных потребностей. Чтобы старость не стала обузой обществу, пародией на активную жизнь, существует только одно средство — придать смысл жизни пожилого человека, то есть сохранить возможность социальной, политической, интеллектуальной или творческой деятельности. Активизация людей к деятельности, стимуляция их активности могут принести большую пользу, сделав их жизнь активной и творческой, принеся тем самым удовлетворение[52].

Задача состоит в том, чтобы создать условия для активной жизни именно в тот период, когда подступают старческие болезни, слабости и недомогания. Решить многие проблемы старости призван принцип активизации. Возможность социально-культурной активности в третьем возрасте является одним из основных путей улучшения качества жизни лиц третьего возраста, преодоления негативных тенденций по отношению к старости. Бесспорно, что активный образ жизни и участие в социальной и культурной деятельности всего общества делает человека личностью. Однако не всегда человек, вышедший на пенсию, может самостоятельно организовать свою жизнь и направить ее в русло общественно-полезного и социально значимого образа жизни. Этому в большой мере может способствовать реализация принципа социальной активизации личности, главный постулат которого заключается в обеспечении вариативных возможностей для активной социально-культурной деятельности пожилых и престарелых людей.

Решение данной проблемы является одной из неотложных задач нашего государства. Ее цель: способствовать более активной интеграции пожилых и престарелых людей в экономическую, политическую, социальную и культурную жизнь общества; углублять понимание важного гуманитарного характера проблем людей третьего возраста; развитие и стимулирование программы и мероприятий, направленных на обеспечение социальных гарантий пожилых людей; осуществление подготовки квалифицированных специалистов для служб, деятельность которых связана с удовлетворением потребностей и интересов лиц третьего возраста.

Формированию условий для развития и действенного применения принципа активизации на практике может способствовать внимательное изучение уже накопленного опыта других стран в данном направлении. С возрастом меняется уровень самооценок, ценностных критериев. С выходом пожилого человека на пенсию меняется его образ жизни. Соотношение ценностей смещается из активной сферы в пассивную, сужается круг общения, минимизируются (чаще всего вынужденно) потребности. Вместе с тем увеличивается объем свободного времени, требующий заполнения полезной содержательной деятельностью для продолжения полноценной жизни. Поэтому проблема организации свободного времени имеет большое значение как способ реализации их интересов, запросов, желаний, удовлетворенности жизнью. В Республики Беларусь остается высокой потребность в специалистах различных профилей, занятых предоставлением помощи и услуг пожилым людям.

Одной из основных задач в области социальной политики, направленной на создание условий, обеспечивающих пожилым людям достойную жизнь и свободное развитие, является функционирование системы подготовки кадров, работающих с пожилыми людьми. Проводимые в Республики Беларусь научные исследования по геронтологии и гериатрии, развитие научных обменов и подготовка специалистов для социальной сферы в конечном итоге направлены на создание научно обоснованной социально-культурной политики, формирование и реализацию программ, рассматривающих пожилых людей как отдельную социально-культурную категорию граждан. Особую значимость для осуществления названных программ приобретает подготовка специалистов не только медицинского и психологического профиля, но и с культурологической, социально-педагогической профилизацией в области духовной реабилитации пожилых людей средствами культуры, в том числе различных видов искусств (самодеятельного творчества, досуга).

Расхождения между социальной потребностью в специалистах такого типа и существующей на сегодняшний день практикой подготовки кадров для социально-культурной сферы диктуют необходимость разработки и реализации научно обоснованной базисной программы и образовательного стандарта профессиональной подготовки социальных педагогов-аниматоров в качестве организаторов реабилитационной работы.

Для практики социально-культурной работы характерен комплексный подход к проблемам, связанным со старостью. Этот подход необходим в решении личных, семейных и общественных проблем. Работники социальной сферы должны понимать взаимосвязь физической, психологической, экономической и политической динамики, владеть широким набором методов реабилитационной работы. Главная задача социально-культурной работы состоит в том, чтобы связать индивида, группу или семью с внешними или внутренними источниками тех ресурсов, которые необходимы для исправления, улучшения или сохранения определенной ситуации[52].

Организаторы социально-культурных программ должны понимать ход и специфику процесса старения и располагать большим перечнем досуговых услуг для лиц старших возрастов. Чтобы стать хорошим специалистом, работающим с пожилыми людьми, необходимо помочь каждому найти практическое применение его силам с учетом индивидуальных способностей. Необходимо уметь находить контакт с пожилым человеком, разбираться в его чувствах, настроении[46].

Таким образом, социальные программы в интересах пожилых людей, в том, числе на региональном уровне, предусматривают широкий спектр мероприятий в социально-культурной сфере, что позволяет значительно улучшить материальное, физическое и морально-психологическое состояние, эффективно способствовать социально-культурной адаптации представителей старшего поколения, приблизиться к достижению общества для людей всех возрастов[25].

Изменившиеся социально-политические условия создают предпосылки для понимания социальной работы с пожилыми людьми не как узковедомственной, а как общегосударственной проблемы, затрагивающей интересы всего общества. При соответствующем отношении к пожилым людям со стороны государства, общественных и других объединений и организаций, общества в целом их жизнь может быть достаточно полноценной.

Вывод по первой главе дипломной работы

В современной геронтологии пожилым возрастом принято считать период жизни человека, наступающий после взрослости, хронологически приблизительно в 55-65 лет[62].

Пожилой возраст является самоценным и самозначимым этапом развития человека, который также как период подростничества или взрослости, ставит перед человеком свои задачи развития и имеет различные варианты протекания.

Изменение психосоциального статуса в старости объективно характеризуется сужением круга возможностей, как физических, так и социальных, но во многом это обусловлено негативными стереотипами восприятия старости, как у самих пожилых людей, так и у других возрастных групп.

Изменения, связанные с процессами модернизации устройства общества, влияют на положение и социальное самочувствие пожилых людей, которым трудно адаптироваться в динамично меняющихся экономических и социально-культурных условиях. Для этого им требуется помощь, учитывающая значительную, дифференциацию, сложность их проблем, многообразие потребностей и запросов.

Пожилому возрасту присущи специфические проблемы: ухудшение состояния здоровья, снижение способности к самообслуживанию, «предпенсионная безработица» и снижение конкурентоспособности на рынке труда, неустойчивое материальное положение, утрата привычного социального статуса. В неблагоприятном положении находятся пожилые женщины, что существенно при сохранении долговременной диспропорции мужского и женского населения.

Наступление пожилого возраста является для отдельного человека источником социального риска, проблемы пожилых людей имеют объективные основания, носят долговременный характер и требуют постоянного внимания, изыскания дополнительных материальных, кадровых и других ресурсов в новых рамках специальной государственной политики в отношении пожилых людей. К настоящему времени в мировой практике сложилось несколько различных методических подходов к социально-психологическим исследованиям проблем возрастной дискриминации. Методология исследования эйджизма определяется спецификой этого социально-психологического феномена. С одной стороны, возрастная дискриминация обнаруживается в реальном взаимодействии людей как представителей социальных групп, для изучения которого наиболее адекватными являются экспериментальные процедуры. С другой стороны, для каждой конкретной личности это явление представлено в структуре индивидуального опыта, что дает основания для применения наряду с экспериментальными процедурами разнообразных опросных методов, как стандартизированных опросников, так и проективных методик, а также интервью различной степени структурированности.

  • ТЕХНОЛОГИИ СОЦИАЛЬНО — КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ПРЕОДОЛЕНИЮ ЭЙДЖИЗМА У ЛИЦ ТРЕТЬЕГО ВОЗРАСТА

2.1 Изучение социально — культурной активности лиц третьего возраста

Образ жизни людей во многом определяется тем, как они проводят свободное время, какие возможности для этого создает общество[1].

Активно занимаясь общественной деятельностью, пожилые люди делают свою жизнь более полнокровной. Выход на пенсию означает, что еще 10 — 20 лет человек может плодотворно и творчески жить, приносить пользу окружающим. Есть немало примеров тому, что только уйдя на заслуженный отдых, люди неожиданно для себя открывали какие-то таланты, способности. Некоторые вдруг стали писать стихи, рисовать картины, изучать иностранные языки, философию, проявили себя специалистами в области садоводства, рукоделия, прикладного искусства и т.д. Наглядным примером служат проводимые выставки работ пенсионеров, фестивали песен, конкурсы на лучшее поэтическое произведение.

Нами было проведено исследование на базе Территориального центра социального обслуживания населения Первомайского района г. Витебска в по изучению портрета современного городского пожилого человека. В исследовании приняли участие 99 человек пожилого возраста от 51 года до 93 лет. Респондентам была предложена анкета, состоящая из 19 вопросов. Анкетирование носило анонимный характер. Как показали результаты, на вопрос удовлетворены ли Вы образом жизни который ведете сейчас ( Рис. 2.1) 1-42,4% респондентов в большей части устраивает их образ жизни;2- 24,2%-в большей части не устраивает;3-12,1%-совершенно не устраивает их образ жизни и 4-2,02% опрошенный устраивает то, тем как они проводят свой досуг.

Особенности процесса социальной адаптации пожилого человека в современном обществе 1

Очевидно, что большинство пожилых людей заинтересованы в посещении досуговых учреждений, рассчитывая расширить круг своего общения, получить интересную информацию.

На вопрос ведете ли Вы активный образ жизни,64,6% респондентов ответили-нет;35,3%-да. Здесь можно сделать вывод о том, что с годами двигательная активность пожилых людей все больше стремится к нулю: полежать на диване, посмотреть телевизор, т.е большая часть пожилых людей ведут малоподвижный образ жизни, общение с окружающими весьма ограничено и пагубно влияет на многие стороны жизни людей пенсионного возраста. 93,93% опрошенных относят себя к пожилым людям, оставшаяся часть-это 6,06% не считают себя таковыми.

По мнению опрошенных пожилых людей, на вопрос что волнует больше всего в настоящее время показатели следующие: проблемы со здоровьем — 63,6% (1);беспокойство за близких-35,3% (2);страх одиночества-34,3% (3);страх быть обузой-13,1% (4); проблемы общества-7,07% (5); и наконец, страх не успеть что-то сделать-4,04% (6) (Рис.2.2)

Особенности процесса социальной адаптации пожилого человека в современном обществе 2

Отсюда мы видим, что больше половины пожилых людей волнуется за свое здоровье, так как из-за состояния постоянной тревоги и напряжения оно ухудшается.

Активно занимаясь общественной деятельностью, пожилые люди делают свою жизнь более полнокровной. В этом смысле полезно привлекать людей старшего поколения к работе различных обществ, к организации встреч, передач по радио и телевидению специально для пожилых людей, к работе с детьми и молодежью и так далее.

Главными факторами, способствующими появлению ранее не имевших места способностей, выступают: наличие свободного времени, возможности погрузить себя в эстетическую среду, изучение себя, желание быть нужным, полезным. Но наиболее сильным, оптимальным фактором является природа, ее сильнейшее воздействие на чувства, эмоции, сознание пожилого человека. Поэтому проблема организации свободного времени имеет большое значение, как способ реализации их интересов, запросов, желаний, удовлетворительности жизнью.В рамках дипломной работы мы провели исследование уровня жизненной удовлетворенности пожилых людей по методике определения индекса жизненной удовлетворенности, разработанной группой американских ученых, занимающихся проблемами геронтологии. Данное исследование мы считаем актуальным, поскольку уровень жизненной удовлетворенности может показать степень адаптации пожилого человека к пенсионному периоду жизни, его общую самооценку и общее социально-психологическое состояние. Получаемый показатель достаточно чувствителен к различным социально-психологическим факторам и позволяет дифференцировать социально-психологическое состояние людей, определяемое условиями жизни, особенностями повседневного поведения и личностных позиций. За категорией «жизненная удовлетворенность» стоит самое общее представление о социально-психологическом комфорте человека. Можно выделить основные компоненты, составляющие в комплексе сложные и многозначные категории — это интерес к жизни, решительность, сила воли, целеустремленность, последовательность в достижении жизненных целей, согласованность между поставленными и реально достигнутыми целями, положительная оценка собственных качеств и поступков, общий фон настроения. Исследование проводилось на базе «Территориальный центр социального обслуживания населения Первомайского района г.Витебска» и на базе Учреждения Здравоохранения «Витебской городской клинической поликлиники № 3».В исследовании приняли участие 71 человек в возрасте от 51 года до 93 лет. Респондентам было предложено 20 пунктов-суждений, которые отражали наиболее частые высказывания людей о своем настроении в разные периоды жизни. Суммарный балл, величина которого варьируется от 0 до 40 баллов, является индексом жизненной удовлетворенности.

Результаты исследования можно выразить графически (Рис.2.3).

Особенности процесса социальной адаптации пожилого человека в современном обществе 3

Низкий уровень жизненной удовлетворенности (на рисунке отмечен цифрой 1 — 39%)присутствует у людей, находящихся в состоянии апатии, испытывающие скуку или раздражение от тех дел, которыми им приходится заниматься. Эти люди пассивно примиряются с жизненными неудачами, безразлично относятся к происходящему, покорно принимают то, что предлагает жизнь. Они убеждены в том, что не использовали в достаточной мере удобных случаев и возможностей для достижения жизненных успехов. Такие пожилые люди чувствуют себя непривлекательными, слабыми, нетрудоспособными или вообще ни на что не годными.

Люди с высоким индексом жизненной удовлетворенности (на рисунке отмечен цифрой 2 — это 15%) характеризуются такими показателями: увлеченность повседневными делами и обязанностями, независимо от конкретного содержания этих занятий, решительность, стойкость, сила духа, направленная на достижение жизненных целей, убежденность в том, что он способен достичь тех целей, которые считает для себя важными, адекватная самооценка. Таким людям также присуще оптимистическое мировоззрение, хорошее настроение, бодрость духа, доброжелательное отношение к другим людям, спокойное отношение к житейским проблемам. По результатам исследования можно увидеть, что данными показателями характеризуется очень небольшой процент опрошенных пожилых людей.

Средний уровень жизненной удовлетворенности (показан цифрой 3 — это 46%) отражает среднюю величину между крайними показателями высокого и низкого индекса жизненной удовлетворенности. На данном уровне не все показатели индекса жизненной удовлетворенности могут иметь однозначно высокую или однозначно низкую оценку. Но под воздействием различных негативных факторов это равновесие может сместиться в худшую сторону.

Как можно заметить из исследования, достаточно высокий процент опрошенных пожилых людей характеризуется низким индексом жизненной удовлетворенности, что может говорить о плохой адаптации их к пенсионному периоду жизни, о наличии в их жизни проблем, мешающих удовлетворять свои потребности, активно участвовать в жизни общества. Показатель индекса жизненной удовлетворенности отражает общее психологическое состояние человека, степень его психологического комфорта и социально-психологической адаптированности. Индекс жизненной удовлетворенности — интегративный показатель системы отношений человека к жизни, его общего умонастроения. Он может быть использован для дифференцированной оценки особенностей стиля жизни, потребностей, мотивов, установок, ценностных ориентаций человека с целью определения, какие из них положительно сказываются на его общем состоянии, а какие — отрицательно. Для практики социально-культурной работы характерен комплексный подход к проблемам, связанным со старостью. Этот подход необходим в решении личных, семейных и общественных проблем. Специалисты социокультурной сферы должны понимать взаимосвязь психологической, экономической, физической и политической динамики, владеть широким набором методов, которые следует использовать с особой осторожностью. При организации культурно- досуговой деятельности с пожилыми людьми Первомайский ТЦСОН г. Витебска учитывает: личность человека, отношения и контакты пожилого человека с окружающей средой и семейным окружением; культурно- досуговые формы и методы, активно влияющие на личность пожилого человека, на его социальную реабилитацию и положение в обществе.

Также большой популярностью пользуются различные виды групповой деятельности в помещении: вечера, конкурсы, посиделки и т. Досуговые технологии помогают пожилым людям приобрести навыки общения, необходимые для адаптации в социокультурном окружении и способствующие выходу из социальной изоляции.

Изучая потребности клиентов, в Центрах создаются клубы по интересам так, чтобы можно было привлекать к участию в их подготовке самих пенсионеров. Заседания клубов зачастую приурочены к праздникам или юбилейным датам клиентов. Участники готовят экспонаты для выставок рукоделия, кулинарии, печатают рецепты забытых старых и полезных блюд, меню из обычных и дешевых продуктов, схемы рисунков вязаных вещей, демонстрируют модели реставрированной одежды. При отделении создан клуб для пожилых людей «Ветеран». Члены клуба принимают активное участие при проведении тематических вечеров, семинаров, лекций. Кроме этого при отделении создана хоровая группа «Поющая радуга», принимающая участие в проведении праздников, фестивалей. В состав группы входят пенсионеры, инвалиды войны. Ныне работа специалистов переориентирована на активное участие пожилых людей в досуговой и творческой работе, на формирование жизнеутверждающего мировоззрения. Так, Центром проводятся различные праздники, народные гуляния с конкурсами, песнями, веселыми играми. Тщательно специалисты подготавливают мероприятия, посвященные Дню Победы. Центр работает в тесном взаимодействии с комитетом по образованию, комитетом по делам молодёжи, отделом внутренних дел, комитетом социальной защиты населения, центром занятости населения. Постоянно контактирует центр с городским советом ветеранов и обществом инвалидов.

Таким образом, главная задача социально-культурной деятельности состоит в том, чтобы связать пожилого человека с внешними или внутренними источниками тех ресурсов, которые необходимы для исправления, улучшения или сохранения определенной ситуации, проблемы. Организаторы социокультурных программ должны понимать процессы старения и располагать большим перечнем досуговых услуг для лиц старших возрастов.

2.2 Социально — культурные аспекты активизации лиц третьего возраста

Старение население планеты — значительное и тревожное явление XXI века. Мировое сообщество осознало, что стремительно приближается время, когда каждому третьему жителю планеты будет за шестьдесят, что пожилые люди оказывают все большее воздействие на экономическое, социально-культурное развитие как в своих странах, так и во всем мире.

«Активный образ жизни для пожилых» — тема Всемирного дня здоровья, утвержденного ООН в 1999 г. В послании Генерального секретаря ООН Кофи Аннана отмечается, что Всемирный день здоровья предоставляется нам возможность вновь подтвердить, что «все люди равны в достоинстве, несмотря на их происхождение, пол или возраст»[29].

Современное международное сообщество признает, что пожилые люди имеют право быть вовлеченными в жизнь общества, активно участвовать в разработке и осуществлении политики, непосредственно затрагивающей их благосостояние, и делиться своими знаниями и опытом с представителями молодого поколения. Именно в свете этих принципов особенно актуальной представляется проблема социально-культурного обеспечения процессов реабилитации и восстановления социальной активности пожилых людей. На повестку дня выдвигается осуществление широкой программы социально-диагностических и социально-адаптационных мероприятий в среде пожилых и престарелых людей, создание комплекта арттерапевтических, оздоровительных технологий с целью оптимизации образа жизни и досуга лиц третьего возраста.

Деятельный досуг укрепляет веру в себя, стимулирует жизненный оптимизм, способствует успешному взаимодействию человека с окружающим его обществом, природой. Особенно это важно для людей пожилого возраста[46].

Психологи утверждают, что мировоззренческие установки с возрастом укрепляются. Прекращение трудовой деятельности воспринимается некоторыми людьми как разрыв непосредственных связей с реальным миром. «Подготовка к выходу на пенсию — столь же необходимый элемент социализации … как профессиональная ориентация в юности», — писал И.С. Кон. Специалисты по геронтологии говорят о расширении культурного общения и культурных интересов как о существенном условии активной жизни в пожилом возрасте. Их активация в предпенсионном возрасте может определить культурную программу свободного времени людей в более старшем возрасте.

Неотъемлемой частью досуговой деятельности пожилых людей является садоводство и цветоводство[24].

Люди старшего возраста стремятся привить молодежи любовь к природе, к каждой ее частице. В работе выставочных комплексов принимают участие различные танцевальные ансамбли, исполняющие жанровые сценки из «жизни цветов». Часто проводятся занятия «Мастер-класса» по уходу и методике выращивания цветов под руководством старейших цветоводов региона. Недавно был создан клуб «Аленький цветочек», целью которого является создание детских площадок и лабораторий по выращиванию экзотических и отечественных растений.

Клубы как своеобразное объединение людей с одинаковым положением, политическими или религиозными взглядами были известны давно, уже древним римлянам и грекам. Поначалу они были учреждениями исключительно мужскими, затем появились женские, для юношей и девушек. Модель клубной работы, распространенная по всему миру, имеет различные формы, клубы, специально организованные для пожилых людей начали появляться после второй мировой войны. В настоящее время они — в поиске наиболее приемлемых форм деятельности.

С помощью клубной среды можно нивелировать негативные стороны социально — психологической дезадаптации пожилых людей. Происходящие в период старости изменения могут затронуть как непосредственно физическую сторону существования человека, так и серьезно изменить его личностную сферу. Глубокие перемены в последней, так или иначе, влияют и на ближайшую пожилому человеку социальную среду[29].

Это обстоятельство также вынуждает обращаться к таким эффективным реабилитационным формам воздействия как социальные клубы, которые позволяют выводить человека из обостренного болезненного состояния более гуманным способом, нежели пребывание в психиатрической клинике. Хорошо работающий клуб старается наладить связь с местной общественностью путем различных форм сотрудничества. Свою общественную задачу он выполнит тогда, когда будет сотрудничать и создавать возможности установления контактов с другими организациями, клубами. Одновременно он может стать центром, где решаются различные вопросы, касающиеся пожилых людей. При этом достаточно эффективным может оказаться метод номинальных групп.

В реализации функций клуба важную роль играет программа занятий, соответственно спланированная и приспособленная потребностям стареющих людей. Наиболее популярные формы занятий — просветительские акции в виде сообщений, лекций, встреч с интересными людьми, коллективное чтение книг и журналов, организуются кружки по интересам: драмы, вокальной музыки, вязания и т.д. Большое внимание уделяется туризму, двигательной рекреации. Популярны автобусные экскурсии, в т.ч. оздоровительные, в сочетании со съемкой любительских фильмов. Иногда организуется отдых на дачах членов клуба.

В ряде клубов члены их уделяют много внимания взаимопомощи, для чего создается специальная секция социальной помощи, задача которой выявление причин бедственного положение отдельных членов клуба[1].

Устанавливается опека над больными и одинокими, организуются консультации в специализированных учреждениях.

На наш взгляд, именно клубы пожилых людей могут стать эффективным средством возрождения групп самопомощи. Вовлечение пожилых людей в клубную деятельностью осуществляемую под воздействием социального работника, может принести бесспорно оздоровительный эффект: восстанавливаются навыки и интepес в процессе общения.

Территориальные Центры социального обслуживания широко используют практику кружковой работы с людьми третьего возраста. Так, на базе Территориальных Центров социального обслуживания населения г. Минска действуют: клуб «Серебряная нить» — деятельность клуба направлена на социальную реабилитацию личности пожилого человека, предоставление возможностей для активного общения и взаимоотношений с людьми своего возраста. Направления и формы работы: создание условий для постоянного общения, встречи со специалистами (консультирование, тренинги), встречи с интересными людьми, организация деятельности по интересам, укрепление народных традиций и др; клуб «Ретро» — организация досуга пожилых людей, активизация творческого потенциала личности пожилого человека. Объединяет любителей песни; клуб «Возрождение Афродиты» — объединяет активных и творческих людей пожилого возраста. Деятельность клуба направлена на организацию общения и досуга пожилых людей, развитие их творческого и личностного потенциала, пропаганду здорового образа жизни, знакомство с культурными традициями, танцами народов мира и так далее; клуб «Педагог» — цель деятельности клуба — организация общения и досуга пожилых людей (бывших педагогов), эстетическое развитие и реализация личности, передача профессионального опыта; кружок «Кружевницы» — среди различных видов рукоделия здесь отдано предпочтение вязанию, вышивке, выжиганию по ткани, флористике. Спектр задач достаточно широк: от организации досуга и поддержания активного образа жизни, до организации ярмарок и выставок работ; физкультурно-оздоровительные группы — занятия проводят специалисты с использованием тренажеров, дыхательной гимнастики, элементов шейпинга и аэробики. Осуществляется медицинское сопровождение; клуб «Для тех, кто молод душой» — знакомства, танцевальные вечера, вечера песен и поэзии; клуб «Собеседник» — выявление проблем пожилых людей и работа по активизации собственных сил для их решения, создание благоприятных условий для общения и налаживания взаимоотношений пожилых людей друг с другом и с социумом; «Надзея» — ансамбль народной песни — организация досуга пожилых людей, развитие их культурного и творческого потенциала; клуб любителей кино — объединяет различные категории граждан, в том числе и пожилых — знакомство с кинопродукцией различных стран, расширение кругозора[24].

Основные задачи и функции таких клубов для пожилых людей могут быть самые разнообразные: создание условий для общения, культурного отдыха, посильной трудовой деятельности, предоставление консультационных и медицинских услуг; проведение праздников, чествование юбиляров, проведение тематических лекций, бесед, просмотр видео- и художественных фильмов, литературно-художественных вечеров; организация оздоровления неработающих пенсионеров, стоящих на диспансерном учете, через физкультурно-оздоровительные центры методом проведения физиотерапии, массажа, лечебной физической культуры и других процедур. На наш взгляд, именно досуг должен способствовать продлению творческой, активной жизни пожилого человека, предоставлять возможность для самовыражения, максимального использования собственного жизненного, профессионального опыта, сохранять энергию и оптимизм[29].

На базе Территориального центра социального обслуживания населения Октябрьского района г. Витебска создан клуб «Бодрость» — это объединение граждан пожилого возраста инвалидов интересующихся навыками здорового образа жизни.( Приложение А)

Таким образом, клубные встречи направлены на повышение самооценки пожилых, формирование позитивного образа старости, повышение общего эмоционального фона, развитие навыков борьбы со стрессами, обучение способам эффективного разрешения межличностных конфликтов, формирование и развитие установок, необходимых для успешного общения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Образ жизни пожилых людей во многом определяется тем, как они проводят свободное время, какие возможности для этого создает общество. Активно занимаясь общественной деятельностью, пожилые люди делают свою жизнь более полнокровной. Организация досуга является одним из важных элементов реабилитации и ухода за больными, инвалидами и пожилыми.

Анализ научной литературы, статистических данных подтвердил теоретическую и практическую значимость и актуальность рассматриваемой проблемы. Для людей старшего поколения представляется важным как можно дольше сохранить те ценности, тот образ жизни, который сопровождал их в трудоспособном возрасте. Однако с выходом на пенсию многое меняется, теряются и обрываются сложившиеся в течение многих лет социальные связи, сужается круг общения. Далеко не всегда лицам, вышедшим на пенсию, удается самостоятельно организовать свою жизнь в новых условиях, сохранить активные позиции, восполнить культурный дефицит. В рамках данного дипломного проекта мы достигли поставленные цели: разработали модель дифференцированного использования в Беларуси опыта социально-культурной деятельности по преодолению негативных тенденций эйджизма в отношении лиц третьего возраста.

На современном этапе развития общества должно уделяться должное внимание проблеме разработки развивающих технологий, связанных с вовлечением пожилых людей в сферу активного досуга, различных видов художественного, технического и прикладного творчества. Они оказывают на них социализирующее влияние, расширяют возможности для самоутверждения и самореализации, социальной адаптации. Проводимая на современном этапе деятельность государства по организации социокультурной деятельности с пожилыми людьми не использует резервов многочисленных социально-культурных институтов в их воздействии на население пожилого возраста и требует повышенной концентрации внимания на проблемах и интересах пожилых людей. Для практического внедрения технологических досуговых моделей, позволяющих достаточно эффективно воплотить в жизнь требования независимости, реализации внутреннего потенциала, соблюдения и уважения человеческого достоинства в отношении пожилых людей. Необходимо развитие организационно-правовой, финансовой, материально-технической, кадровой базы учреждений социокультурной деятельности.

По нашему мнению, существование проблемы организации досуга пожилых людей создает обширное поле деятельности для психологов, социальных педагогов, специалистов по социальной работе по изучению, разработке и осуществлению программ, проектов организации досуговой деятельности.

Приложение А

Деятельность клуба Бодрость направлена на восстановление жизнедеятельности и оздоровление пожилых людей и инвалидов.

Цель: Содействие в объединении людей пожилого возраста по интересам, пропаганда здорового образа жизни.

Задачи: организация культурного досуга пенсионеров; оздоровление, укрепление здоровья людей пожилого возраста; вооружение знаниями из «копилки» народных рецептов здоровья.

Используются следующие методы здорового образа жизни: оздоровительная гимнастика, упражнения на тренажерах, гимнастика для глаз, фитотерапия, обзор печатных изданий и др.

Периодичность проведения заседаний клуба — два раза в неделю.

Основные правила работы: не использовать самостоятельно тренажеры, музыкальную и другую аппаратуру клуба; общаться с уважением к другим, не громко и не агрессивно, не использовать ненормативную лексику.

Участники клуба имеют право принимать участие на всех занятиях клуба; обращаться с вопросами и предложениями к любому участнику клуба.

При клубе работают лекторий «История хранит их имена»; женский клуб «Нерли»; театр, театр кукол; обзор театрального искусства Беларуси; беседы врача о здоровом образе жизни и профилактике болезней; музыкальный ансамбль «Ассорти»; студия изобразительного искусства; танцевальный ансамбль Шахматно-шашечный кружок. Также работает большая библиотека. Фонд библиотеки составляет более 5 тыс. экземпляров книг еврейской тематики на русском, белорусском языках. Здесь собрано большое количество справочной литературы. Пользоваться библиотекой могут как члены общины, так все желающие. В библиотеке можно познакомиться с периодической печатью, почитать свежие газеты и журналы.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/sotsialnaya-adaptatsiya-pojilyih-lyudey/

1) Аванесова, Г.А. Культурно-досуговая деятельность: Теория и практика организации: учеб.пособие для студентов вузов / Г.А. Аванесова. — М.: Академический Проект, 2006. — 236с.

Александрова, М.Д. Отечественные исследования социальных аспектов старения / М.Д. Александрова // Психология старости и старения: Хрестоматия / сост. О.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия,2003. — С.55-56.

Александрова, М.Д. Проблемы социальной и психологической геронтологии / М.Д. Александрова. — СПб, 2004. — 203с.

Александрова, М.Д. Старение: социально-психологический аспект / М.Д. Александрова // Психология старости и старения: Хрестоматия / сост. О.В. Краснова, А.Г.Лидерс. — М.: Академия,2003. — С.177-182.

Анциферова, Л.И. Новые стадии поздней жизни. Время теплой осени или суровой зимы? / Л.И. Анциферова // Психологический журнал. — 2004. — №3. — С. 11-13.

Афанасьева, Т.С. Создать новый образ пожилого человека / Т.С. Афанасьева // Охрана труда и социальная защита. — 2004. — №7. — С. 75-77.

Бандуркина, Т.С. Забота о старшем поколении / Т.С. Бандуркина // Социальная работа. — 2009. — №6. — С. 19.

Белова, О.В. Дарить радость общения / О.В. Белова // Социальная работа. — 2010. — №1. — С. 31-32.

Белякова, Т.В. Компьютерный клуб ХХI века для пенсионеров / Т.В. Белякова // Социальная работа. — 2010. — №1. — С. 39.

Бороздина, Л.В. Особенности самооценки в позднем возрасте / Л.В. Бороздина, О.Н. Молчанова // Психология старости и старения: Хрестоматия / сост. О.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — С.135-148.

Бурлачук, Л.Ф. Возрастные изменения в интеллекте и трудоспособность в пожилом и старческом возрасте: кто будет работать в ХХI веке? / Л.Ф. Бурлачук // Управление персоналом. — 2005. — №19. — С. 20-25.

Виноградов, А.З. Повышение качества жизни пожилых людей / А.З. Виноградов // Социальная работа. — 2008. — №1. — С. 36-37.

Волкова, Т.Н. Социальные и психологические проблемы старости / Т.Н. Волкова // Вопросы психологии. — 2005. — №2. — С. 118-126.

Гуд, Н.И. Работа с людьми пожилого возраста как социальная проблема / Н.И. Гуд // Сацыяльна-педагагiчная работа. — 2002. — №1. — С. 14-16.

Дементьева, Н.Ф. Роль и место социальных работников в обслуживании инвалидов и пожилых людей / Н.Ф. Дементьева, Э.В. Устинова. — М., 2005. — 322с.

Дмитриев, А.В. Социальные проблемы людей пожилого возраста / А.В. Дмитриев. — СПб, 2004. — 430с.

Егоров, А.Н. Социально-трудовая реабилитация инвалидов и престарелых / А.Н. Егоров. — М., 2005. — 465с.

Елютина М.Э. Социальная геронтология: учеб.пособие / М.Э. Елютина, Э.Е. Чеканова. — М.: ИНФРА-М, 2004. — 157с. — (Высшее образование).

Ермолаева, М.В. К вопросу о потенциалах развития личности в старости / М.В. Ермолаева, С.Б. Пряхина // Мир психологии. — 2008. — №2. — С. 244-261.

Ермолаева, М.В. Организация обучения пожилых людей как социальный механизм противостояния стрессам позднего возраста / М.В. Ермолаева, Е.В. Федорова // Мир психологии. — 2008. — №4. — С.87-92.

Игнатов Г.Л. Забота о гражданах старшего поколения / Г.Л. Игнатов // Социальная работа. — 2007. — №4. — С. 2-5.

Карсаевская, А.И. Философские аспекты геронтологии / А.И. Карсаевская, А.Т. Шаталов. — М., 2004. — 562с.

Киселев, С.Г. О некоторых вопросах организации досуга пожилых людей в Российской Федерации / С.Г. Киселев. — Самара, 2006. — 120с.

Киселева, Т.Г. Социально-культурная деятельность: учеб.пособие для студентов учеб. заведений, обуч. по направлению подготовки «Социально-культурная деятельность» / Т.Г. Киселева, Ю.Д. Красильников. — М.: МГУКИ, 2004. — 539с.

Князева, Е.А. Волонтерская работа — безвозмездная помощь нуждающимся / Е.А. Князева, Г.В. Мироновская // Социальная работа. — 2010. — №1. — С. 18-20.

Козлов, А.А. Социальная геронтология: учебно-методическое пособие / А.А. Козлов. — М., 2005. — 332с.

Козлова, Т.З. О социальном положении пенсионеров / Т.З. Козлова // СОЦИС. — 2008. — №5. — С. 135-137.

Козырьков, В.П. Пожилой человек как социокультурный тип / В.П. Козырьков // Психология старости и старения: Хрестоматия / сост. О.В. Краснова, А.Г. Лидерс. М.: Академия, 2003. — С.73-76.

Краснова, О.В. Практикум по работе с пожилыми людьми: опыт Росси и Великобритании / О.В. Краснова. — Обнинск: Принтер, 2001. — 231с.

Краснова, О.В. Психология старости и старения: Хрестоматия: учеб.пособие для студ. психол. фак. высш. учеб. заведений / О.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Издат. центр «Академия», 2003. — 416с.

Лагункина, В.И. Методика по определению нуждаемости пожилых людей и инвалидов / В.И. Лагункина // Социальная работа. — 2008. — №1. — С. 45-49.

Лазарева, Л.П. Геронтология: курс лекций / Л.П. Лазарева. — Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2002. — 167с.

Ларионова, Т. Не стареют душой ветераны / Т. Ларионова // Социальная работа. — 2005. — №3. — С. 42-44.

Марков, А.П. Основы социокультурного проектирования / А.П. Марков, Г.М.Бирженюк. — СПб, ГУП, 1998. — 217с.

Математические основания геронтологии / Под ред. В.Н. Крутько. — М.: Едиторная УРСС, 2002. — 384с.

Мерман, М.М. Полноценная жизнь в старости / М.М. Мерман. — М.: Просвещение, 1989. — 216с.

Морова, А.П. Забота государства о пожилых людях в Республике Беларусь / А.П. Морова // Проблемы управления (РБ).

— 2005. — №1. — С. 15-19.

Национальный Интернет-портал Республики Беларусь [Электронный ресурс] / Министерство Образования Респ. Беларусь. — Минск, 2006. — Режим доступа: http://www.government.by. — Дата доступа: 25.02.2010

Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь [Электронный ресурс] / Министерство Образования Респ. Беларусь. — Минск, 2004. — Режим доступа: http://www.pravo.by. — Дата доступа: 26.11.2009

Огибалов Н. Работа с пожилыми людьми / Н. Огибалов // Социальная работа. — 2007. — №2. — С. 38-40.

Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. — М.: Российский фонд культуры, 1992. — 825с.

Равич-Щербо, И.В. Психогенетические исследования старения / И.В. Равич-Щербо // Психология. — 2005. — №4. — С. 71-80.

Розенбаум, М.Д. Психологическая оценка жизни пожилых людей (сравнительный анализ) / М.Д. Розенбаум // СОЦИС. — 2005. — №4. — С. 121-124.

Седова, Н.Н. Досуговая активность граждан / Н.Н. Седова // СОЦИС. — 2009. — №12. — С. 56-69.

Словарь-справочник по социальной геронтологии / Отв. ред. Б.Г. Тукумцев. — Самара: Изд-во «Самарский университет», 2003. — 208с.

Смирнова, О. Психологические группы встреч для людей пожилого возраста / О. Смирнова // Социальная работа. — 2009. — №2. — С. 20-22.

Смирнова, Т.В. Пожилые люди: стереотипный образ и социальная дистанция / Т.В. Смирнова // СОЦИС. — 2008. — №8. — С. 49-55.

Солодникова, И.В. Развитие человека в зрелости как проблема гуманитарных наук / И.В. Солодникова // Общественные науки и современность. — 2001. — №2. — С. 147-157.

Страшникова, И.А. Психологическая помощь и поддержка в социальном клубе пожилых людей / И.А. Страшникова, М.М. Тульчинский. — М.: Фолиум, 1996. — 56с.

Страшникова, К.А. Оздоровление людей пожилого возраста средствами культурной деятельности / К.А. Страшникова. — Новгород,1990. — 91с.

Теория социальной работы: Учебник / Под ред. Е.И. Холостовой. — М.: Юристъ, 2001. — 334с.

Тетенова, Г.П. Работа с пожилыми клиентами в сенсорной комнате / Г.П. Тетенова // Социальная работа. — 2008. — №1. — С. 20-21.

Технологии социальной работы: Учебник / Под.ред. проф. Е.И. Холостовой. — М.: ИНФРА-М, 2001. — 400с. — (серия «Высшее образование»).

Федорова, И. Социальное партнерство в интересах пожилых людей / И. Федорова // Социальная работа. — 2006. — №4. — С. 48-51.

Филатова С.А. Геронтология: Учебник. Изд. 2-е / С.А. Филатова, Л.П. Безденежная, Л.С. Андреева. — Ростов н/Д: Феникс, 2005. — 512с. (Серия «СПО»).

Хачатарян, А. С заботой об инвалидах и ветеранах / А. Хачатарян // Социальная работа. — 2005. — №2. — С. 40-41.

Холостова, Е.И. Социальная геронтология: Учебное пособие / Е.И. Холостова, В.В. Егоров, А.В. Рубцов. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2005. — 296с.

Холостова, Е.И. Социальная работа: Учеб.пособие / Е.И. Холостова. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и КО», 2005. — 668с.

Хрисанфова Е.Н. Основы геронтологии (Антропологические аспекты): Учебник для студ. высш. учеб.заведений / Е.Н. Хрисанфова. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1999. — 160с.

Шапиро, В.Д. Человек на пенсии (социальные проблемы и образ жизни) / В.Д. Шапиро. — М., 2004. — 230с.

Шахматов, В.Д. Психическое старение / В.Д. Шахматов. — М., 2006. — 122с.

Яцемирская Р.С, Беленькая И.Г . Социальная геронтология: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС,999.-224с.

Марковина С.Г. Особенности адаптации пожилых: Медицинская Социология СОЦис, 1997. № 12. С.48-50.