Учебные материалы.. первая помощь в учебе (13)

Реферат

1. Понятие и значение защитительной речи

Защитительная речь — это речь, произнесенная в суде адвокатом, а также иным лицом, выступающим в качестве защитника или самим подсудимым в защиту от обвинения. Защитительная речь — один из важнейших способов осуществления обвиняемым права на защиту. В ней в целостном виде высказывается позиция подсудимого по отношению к предъявленному ему обвинению, приводятся доводы, направленные на опровержение обвинения или смягчение ответственности. Защитительная речь представляет собой кульминацию деятельности защитника, в связи с чем понятия защита и защитительная речь не отделимы. Поэтому для определения значения защитительной речи полезно разобраться в вопросе о сути функции защиты в уголовном процессе.

Деятельность защитника в уголовном процессе и, следовательно, характер осуществляемой им функции определяются тремя основными вопросами: 1) каково процессуальное положение защитника? 2) что является предметом защиты в уголовном процессе — защита от обвинения или защита законных интересов обвиняемого? и в связи с этим 3) какие интересы обвиняемого являются законными?

Суть первого Ronpoca заключается в том, чьи интересы представляет защитник — подсудимого или правосудия. Несостоятельность представлений о защитнике как лице, призванном помогать суду в осуществлении правосудия, сущеегвовавших в науке до принятия действующего УПК1, сегодня очевидна. Однако и в более поздний период в литературе можно было встретить утверждения о том, что защитник выполняет свою задачу так же, как и суд, всесторонне, полно и объективно2, что позиция адвоката должна быть законной, объективной и принципиальной3. Следствием по­добных взглядов на роль защитника в уголовном процессе является при­знание правомерной только такой защиты, объект которой — так называе-

В работах того периоиа настойчиво проводилась мысль, что будучи помощником суда в установлении истины, зашитник не может отрицать твердо установленных фактов, не может отрицать виновность подсудимого, если она очевидна, даже если бы сам подсудимый упорно отрицал свою внну. Поддержание версии подсудимого вопреки твердо установленным по дел; фактам является действием, направленным против интересов общества, препятствием деятельности суда, осушествлению правосудия Сч * Адвокат в советском уголовном процессе. — М., 1954. — С. 26,59 и след.

2 См.. Мотивиловкср Я О. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса в свете нового уголовно-процессуального законодательства. Часть 2 — Кемерово, 1964 -С 83-84. jCm, Алексеев Н С, МакароваЗ.В. Ораторское искусство в суде. -Л,, 1985 -С 130

14 стр., 6842 слов

Уголовная ответственность и ее основание

... власти, определяющих преступность и наказуемость деяния, основание уголовной ответственности, виды наказаний и иных принудительных мер, общие начала и условия их назначения, а также освобождение от уголовной ответственности и наказания. Уголовное право состоит из ... с тем и в этих случаях речь идет не об обычном, а конфликтном поведении. С другой стороны, согласно ч. 2 ст. 2 УК уголовное право за ...

мые законные интересы обвиняемого и подсудимого Стремление обвиняемого избежать уголовной ответственности за действигельяо совершенное им преступление — интерес незаконный’.

Однако суть дискуссии не в различных взглядах на not ятие шсонного интереса — законным является любой интерес обвиюемою не противоречащий закону, а в том, является ли защита законного интереса процессуальной функцией. Каждый участник уголовного процесса — обвиняемый, потерпевший, гражданский истец — защищает cbof законны: интересы, од­нако их процессуальные функции различны. Поэтому содер кание функции не может быть определено через понятие законного иккреса. Функция защиты состоит в защите обвиняемого (подозреваемого^ от обвинения (подозрения).

Не интерес защищает обвиняемый или ею аддитник, а самого обвиняемого от грозящей ему ответственности и накш-лния. Именно это обстоятельство является ключом к решению всех вопросов, возь икающих в деятельности защитника, в том числе и вопроса номер один, самостоятелен ли адвокат в своей позиции по вопросу о виновности обвиняемого.

Вот что пишут по этому поводу Н.С Алексеев и 3-В. Макарова: «Избранную позицию адвокат обязан согласовать с подсудимым, но следовать за ним не может и не должен… Рекомендовать занимать только ту позицию, которую считает нужным избрать обвиняемый, значит снижать эффективность деятельности адвоката. . дезориентировать следователя, прокурора и судей, которые могут… с недоверием отнестись к позиции защитника, считая её сугубо субъективной и полностью зависимой от подсудимого, заинтересованного в исходе дела»2. Однако совершенно не ясно, почему следование позиции подзащитного снижает чффе ктивносгь деятельности адвоката и почему заинтересованность обвиняемого в исходе дела делает позицию его защитника более уязвимой. Обвиняемы? в исходе дела заинтересован всегда, но его позиция, выраженная в его показаниях, не имеет предустановленной оценки, так ;«е, как и мн ение j юбог о другого участника уголовного процесса. Приведенное выше высказывание позволяет сделать вывод, что его авторы считают заслуживающей внимания только такую позицию обвиняемого и защитника, в кою рои не оспаривается обвинение, поскольку мнение следователя и прокуроре, направивших дело в суд, объективно, т.е. верно.

Такой взгляд3 не соответствует leopim состязательного судопроизводства, согласно которой обвинительное заключение — лишь Еерсия органов,

См , например, Чельцов М.А. К вопросу о процессуальном положении защитника -адвоката // Ученые записки ВЮЗИ. Bbin.XIV Вопросы уголовно-процессуального права -М,1965 -С 110-127

1 АлексеевНС, Макарова З.В Указ. соч.-С 124-126

3 Мнение это далеко не единично ПС Элькивд, в частности, отмечала, что « требование солидарности во что бы то ни стаю, превращающее (адитника. . в слугу обвиняемого, содержится в оспаривании возможности позиционного расхождения

осуществляющих уголовное преследование Позиция защитника отражает версию подсудимого, и она не может считаться более субъективной, чем позиция обвинителя, до тех пор, пока вступившим в законную силу приго­вором суда одна из рассмотренных судом версий не будет опровергнута При этом каждая сторона доказывает суду правильность свсей версии, суд же обязан создать им равные условия для полного и всестороннего исспе-дования обстоятельств дела

9 стр., 4462 слов

Реферат этика речи защитника

... дела в их совокупности применима к защитнику лишь с учетом своеобразия его процессуальной функции – оказание юридической помощи обвиняемому. Адвокат, защищая подсудимого, ... противостоящие одна другой позиции обвинения и защиты. В защитительной речи завершается работа, которую адвокат проводил в ... что можно объединить в единое понятие адвокатской этики. Процессуальный спор между обвинением и защитой ...

Продолжением критикуемых взглядов является мнение о том, что оп-редетяя тактику гашиты, защитник должен руководствоваться своим внутренним убеждением «Нельзя требовать от адвоката, чтобы он строил защит; вопреки своим убеждениям», — писали Н С Алексеев иТВ Макарова’ «Любое предложение защитника должно быть выводом из произведенной им оценки всех обстоятельств дела по внутреннему убеждению»1

Верность этой позиции опровергается уже ст 71 УПК РСФСР, которая, говоря об оценке доказательств по внутреннему убеждению, называет суд, прокурора, следователя, лицо, производящее дознание но не защитника Аналогии между защитником и обвинителем в этом вопросе нет и не может быть В Д Гольдинер в свое время верно заметил, что психологическое состояние защитника, его отношение к вопросу о виновности или не­виновности подсудимого, о доказанности обвинения более сложно и не укладывается в схему «убежден — не убежден»

Внутреннее убеждение является лишь методом оценки доказательств, но не может рассматриваться как гарантия или критерий истины Внутреннее убеждение как судьи, так и адвоката может быть ошибочным, и если адвокат б>дет следовать своему внутреннему убеждению, то откуда же подсудимому ждать помощи Изучая уголовные дела, завершившиеся оправдательными приговорами суда первой инстанции или отменой обвинительных приговоров судом второй инстанции, А Д Бойков обнаружил значительное количество дел, в которых адвокаты заранее признали обвинение обоснованным Причем лишь в некоторых их них обвиняемые признавали себя виновными, в остальных имело место грубое игнорирование адвокатами позиции своих подзащитных, не признававших себя виновными3 «Желая подчеркнуть свою мнимую объективность, адвокаты спешили признать обвинение доказанным, опровергая показания подсудимых»4

между защитником и подзащитным при непризнании вины последним — См Право

обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе // Вопросы защиты по у голов

нымделам -Л 1967 -С 39

1 Алексеев Н С Мачарсва 3 В Указ соч — С 134

‘Судебные речи coictckhx адвокатов -М.1960 -С 18-19

См БойковАД г*ти*а профессиональной защиты по уголовным делам — М , 1978 -С 68 4 Там же

Нравственной и правовой основой защиты в уголовном процессе является презумпция невиновности. Наличие или отсутствие вины выясняется в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства, но признать лицо виновным в совершении преступлени i вправе только суд. Внутреннее убеждение защитника в виновности под: ащитного, сложившееся до вступления приговора в законную силу, никакого правового значения не имеет. Действия защитника вопреки позиции подсудимого есть действия и вопреки презумпции невиновности и по сути огказ от зашиты.

Именно так следует рассматривать высказываемые иногда рекомендации, согласно которым в случае принципиальны»: расхождений в позициях подсудимого и его защитника по вопросу о виновности последний либо слагает с себя полномочия, либо занимает самостоятельную позицию во­преки мнению подзащитного. Однако закон, как известно, запрещает отказ от принятой защиты, независимо от того, выражен ли он трямо или косвенно, а занимая иную, чем обвиняемый, позицию по вопросу о виновности, адвокат фактически отказывается от защиты и переходит на позиции обвинения.

3 стр., 1376 слов

Этика речи защитника

... разбирательстве уголовного дела, важным средством осуществления им своей функции. Для речи защитника на данной стадии судебного разбирательства характерен ряд признаков. Во-первых, выступление защитника на ... оценить все обстоятельства уголовного дела и вынести справедливый приговор. Адвокат (защитник) представляет законные интересы и права обвиняемого (подсудимого), его деятельность направлена на ...

Н.Н. Полянский в связи в этим писал: «…чем опытнзе адвокат, тем более он приучается не доверять даже «собственному убеждению» в виновности обвиняемого, потому что всякий раз, когда он уже готов остановиться на этом убеждении, опыт приводит ему на память случаи, в которых суд также по внутреннему и добросовестно продуманному убеждению признавал доказанными такие факты, относительно которък он, защитник, точно знал, что они не имели места»1.

Преждевременное признание адвокатами доказанности обвинения имеет и другое негативное последствие — оно снижает критичность суда по отношению к обвинительным доказательствам и, как верно отмечал АД.Бойков, повышает опасность судебной ошибки. В 1п>ченных им делах, суды лишь в 6 случаях из 31 постановили оправдательный приговор вопреки позиции адвоката, в остальных 25 делах суды согласились с защитниками и осудили невиновных^.

Изложенное предопределяет ответ на вопрос о самоегоятельности адвоката в выборе своей позиции по делу. Являясь самостоя генным участником уголовного процесса, защитниь действительно самостоятелен лишь в выборе средств и методов защиты, но его позиция по основному вопросу уголовного дела не может вступать в противоречие с позицией подзащитного, утверждающего о своей невиновносги.

Сказанное позволяет утверждать, что все значение зап.тигельной речи состоит в том, что она является наиболее эффективным средством за-

‘ Полянский Н.Н Правда и ложь в уголовной защите. — М , 1927. — С 51. !См Бойков А Л Указ соч.-С. 68-69.

шиты подсудимого от обвинения, но, защищая обвиняемого, адвокат бес­спорно, защищает и интересы правосудия. «Защитник… столько же пред­ставитель интересов обвиняемого, сколько помощник правосудия, хотя ..оказывающий правосудию помощь непременно в одном только направлении- в отыскании и установлении данных в пользу обвиняемого», — отмечал Н.Н. Полянский еще в 1927 году1. «Деятельность зацитника не носит двойственного характера, она двуедина: отстаивая права и законные интересы обвиняемого, защитник тем самым действует и в интересах госу­дарства»2. Оспаривая виновность обвиняемого, демонстрируя перед судом неубедительность рассмотренных им доказательств, а также изобличающих подсудимого показаний свидетелей, возможность иного истолкования имеющихся сведений, нейсследованность версии подсудимого и т.д., за­щитник помогает суду правильно оценить фактические обстоятельства дела, заставляет критически отнестись к доказательствам, еще раз взвесить все «за» и «против». Если позиция защитника убедительна, суд избежит ошибки, согласившись с его мнением. Отвергая позицию защитника, суд аргументирует свое несогласие с его доводами, что придает приговору не­обходимую обоснованность и мотивированность. В любом случае защити­тельная речь способствует эффективному осуществлению правосудия, реализации его принципов, достижению его задач3.

9 стр., 4248 слов

Защита прав личности в уголовном процессе

... речь идет о нарушении принципа уголовного процесса. от 18.12.2009 Значительное внимание законодатель уделяет регулированию такой существенной составляющей системы защиты подозреваемого, обвиняемого, какой является право иметь защитника и допуск его к участию в уголовном ...

Защитительная речь имеет и определенное воспитательное значение, которое проявляется в том, что она убеждает присутствующих в справедливости состязательного судопроизводства, подлинном равноправии сторон, возможности эффективно реализовать право на защиту. Для всех при­сутствующих в зале судебного заседания происходящее в суде служит правовым и нравственным уроком, однако нельзя говорить об одинаковом воспитательном воздействии защитительной речи на всех слушателей. Наше общество еще1 не вполне готово правильно оценивать деятельность адвоката в уголовном процессе. Порой от защитника ждут оправдания во чго бы то ни стало, противоречащих закону действий. Ино_да его выступление в защиту обвиняемого присутствующими истолковывается как необъективное.

Осуществление защиты — во многих случаях задача гораздо более трудная, чем поддержание обвинения. Прокурор имеет празо и обязан, руководствуясь своим внутренним убеждением, отказаться от обвинения, прокурор не может быть принужден к осуществлению обвинительной дея-

‘ Полянский Н.Н Правда и ложь в уголовной защите. — М-, 1927 — С.34

2 Оецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. — М., 197? — С. 11

3 Защита интересов личности, в том числе и обвиняемого в совершении преступления.

не может противоречил, публичным интересам, поскольку признается Конституцией

РФ приоритетным направлением деятельности государства, всех его органов Подроб­

нее об этом см. Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном про­

цессе — Самара. 2000

тельности вопреки его внутреннему убеждению. Защитник же, выполняя принятые на себя обязательства, зачастую вынужден действовать именно вопреки своему внутреннему убеждению, а это трудно Убежденность по­могает судебному оратору отстаивать свое мнение, придает его речи силу и выразительность, однако отсутствие у защитника убеждения в невиновности подзащитного полностью компенсируется убеждением в незыблемости презумпции невиновности, даюшей ему нравственное право отстаивать версию подсудимого до последнего шанса. При этом защитник обязан быть объективным — он не может произвольно толковать доказательства и не имеет права на ложь.

Не переступить при этом нравственных требований, чувства совести, удержаться на тонкой грани допустимого — задача психологически очень трудная, но не недостижимая. О тактике коллизионной защиты разговор пойдет несколько позже.

2. Содержавие зашитителыюй речи

Должна ли защитительная речь содержать в себе все те элементы, о которых мы говорили применительно к обвинительной речи? Если рассматривать адвоката как помощника суда, обязанного пэедставить ему свое предложение о разрешении вопросов, рассматриваемых судом, то ответ будет положительным. Однако если исходить из рассмотренной выше функции защитника, следует признать, что содержание защитительной речи определяется той задачей, которая решается им в конкре тном процессе Задача определяет тему выступления, и все содержание защитительной речи должно быть направлено на раскрытие этой гемы, подчинено ей. В за­щитительной речи могут освещаться любые вопросы, подлежащие разре­шению в приговоре — доказанность вины, квалификация, наличие смяг­чающих и отягчающих обстоятельств, характеристика лнчнэсги и вопрос о гражданском иске, но эта речь не может иметь жесткой схемы, ибо её тема определяется обстоятельствами конкретного дела, а длн раскрыт?я темы не обязательно излагать свое мнение по всем вопросам, которь е решает суд.

10 стр., 4523 слов

Этические требования к обвинительной речи прокурора

... Современный этап развития обвинительной речи прокурора» В этом параграфе рассмотрим проблему понимания современной прокурорской этики, а также особенности обвинительной речи на современном этапе развития. ... прокурором Владимирской области. В содержание его речей также важное место занимала аргументированность, всестороннее изучение дела, глубокий анализ доказательств. Структура обвинительной речи ...

Основная тема защитительной речи зависит от позиции подсудимого. Если им не оспаривается вина в совершении преступления, то гемой защитительной речи становится квалификация совершенных ям действий и (или) вопрос о мере наказания.

Оспаривание правильности предложенной прокурором юридической оценки действий подсудимого и обоснование иной, более благоприятной для подсудимого квалификации осуществляется не только путеч доктри-нального толкования соответствующих положений уголовного закона, но и посредством анализа фактических обстоятельств дела, свидетельствующих об отсутствии в содеянном каких-либо квалифицирующих признаков. Раз-

витие этой темы может вызвать необходимость обоснования недоказанности каких-либо обстоятельств дела, но не требует анализа доказательств самого факта совершения преступления подсудимым.

Именно так была построена защитительная речь по делу Ш. и М., об­винявшихся в незаконном проникновении в жилище, совершенном якобы против воли проживающих в нем лиц. Ш. и М.- работники милиции, имея оперативную информацию о том, что в домах и квартирах ряда граждан хранятся, изготавливаются и употребляются наркотические вещества, про­извели серию обысков, оформив их как осмотры места происшествия, и в каждом осмотренном жилище обнаружили наркотические Еешества.

По утверждению прокурора, III. и М. превысили свей должностные полномочия, т.к. совершили обыски без санкционированного прокурором постановления о производстве обыска или разрешения суда. Их действия квалифицировались обвинением не только по ч. 3 ст. 139 УК (незаконное проникновение в жилище), но и по ч. 1 ст. 286 УК (превышение служебных полномочий).

Доказывание отсутствия в действиях Ш. и М. состава преступления осуществлялось путем обоснования утверждений о том, что:

квалификация действий подсудимых по ст. 139 УК исключает при­менение ст. 286 УК, поскольку содержит частный (специальный) случай более общего состава преступления (ч. 3 ст. 17 УК),

недоказано проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц,

работники милиции имели право войти в жилище паже при отсутствии согласия проживающих в нем лиц. В частности, защитой утверждалось, что в соответствии со ст. 25 Конституции РФ никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе, как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения. Закон <Ю милиции» является федеральным законом, согласно которому работник милиции вправе «входить беспрепятственно в жилые и иные помещения фаждан, на принадлежащие им земельные участки, на территорию и в помещения, занимаемые организациями, и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совер­шается преступление, произошел несчастный случай, а также для обеспе­чения личной безопасности граждан и общественной безопасности при стихийных бедствиях, катастрофах, авариях, эпидемиях, эпизоотиях и мас­совых беспорядках».

52 стр., 25665 слов

Квалификация преступлений, сопряженных с насилием

... преступление» и «насилие», что в уголовном праве неприменимо. В Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации категория «насилие» ... комплекс правовых норм ... насилие как «волевое, общественно опасное, противоправное, виновное, с применением физической или психической силы деяние, посягающее на те общественные отношения… которые охраняются законами, указанными в Особенной части Уголовного ...

Смягчение наказания, как тема защитительной речи, предполагает ак­центирование смягчающих обстоятельств, оспаривание отягчающих об­стоятельств, рассмотрение сведений о личности подсудимого, условиях его жизни и воспитания, анализ причин и условий, способствовавших совер­шению преступления, провоцирующего поведения потерпевшего.

Избрав темой защитительной речи невиновность подсудимого, адвокат в зависимости от конкретных обстоятельств дела может доказывать

  • отсутствие самого факта совершения преступления (отсутствие со­бытия преступления),
  • отсутствие в действиях подсудимого состава кресту -щения,
  • недоказанность участия подсудимого в совершении преступления.

Все вопросы, рассматриваемые адвокатом в его речи, должны быть

подчинены избранной им линии запя-гга. должны «работать» на основную тему. Например, развивая тему смягчения наказания, вполне уместно гово­рить о мотивации преступления, обстоятельствах, способствовавших его совершению, однако анализ этих обстоятельств при обосноэании невинов­ности подсудимого способен лишь ослабить позицию заш гтника. Подчинен теме должен быть и анализ доказательств — в речи слехует рассматривать только те доказательства, которыми обосновывается тема. Если защитник не оспаривает обвинения, достаточно сказать об этом одной фразой, но указание на подтверждающие обвинение доказательства будет ошибкой — в задачу защитника не входит обоснование вины. Точно так же защитнику не следует доказывать и верность квалификации, хотя в литературе прежних лет содержались иные рекомендации.

Так, И.Д. Перлов утверждал, что защитник, даже если согласен с об­винителем по поводу квалификации, не может бездоказательно и неаргу-ментировано присоединиться к его позиции1. Возражая против такой по­становки вопроса, Н.С. Алексеев и 3 В. Макарова тем не мзнее отмечают, что в подобной ситуации «достаточно согласиться с прокурором и указать, чем подтверждается юридическая оценка преступления… Если же прокурор не аргументировал и не доказал квалификацию обвинения, которую адвокат считает правильной, то последний обязан обосновать её. На практике некоторые адвокаты… не доказывают необходимость определенной квалификации действий подсудимого»’. Основная ошибка таких рассуждений заключается в забвении истины — защитник не несет обязанности доказывания. Он ничего не обязан доказывать, тем более не об?эан дока­зывать обстоятельства, свидетельствующие против подсудимого. Обосно­вание правильности квалификации, предложенной обвинением — не его за­дача, защитник лишь тогда обосновывает квалификацию, когда оспаривает ту, что исходит от обвинителя. «Защитник не вправе представлять суду до­казательства или сообщать обстоятельства, которые увеличивают шансы обвинительного приговора или могут повлиять в неблагоприятную для подсудимого сторону» .

См Перлов И.Д. Судебные прения и последнее слою подсудимого. — М., 1957 -С 157.

2 Алексеев Н.С., Макарова З.В Указ. соч. — С. 145. 1 Полянский Н.Н. Указ. соч. — С. 49.

Изложение защитником фабулы дела имеет смысл лишь тогда, когда он оспаривает обоснованность предъявленного обвинения, наличие в действиях подсудимого состава преступления вообще или конкретного состава преступления. В этом случае вся защитительная речь может быть построена на основе рассмотрения фактических обстоятельств дела, анализируя которые, защитник доказывает, что эти обстоятельства не носят преступного характера, или преступный характер действий подсудимого не доказан, или юридический характер этих действий иной, чем полагает обвинение. Анализ доказательств в такой речи не выделяется в самостоятельную её часть, он органически сплетается с изложением защитником фабулы дела.

30 стр., 14912 слов

Организация расследования преступлений

... преступления; теория криминалистического доказывания преступления; теория стратегического взаимодействия при расследовании преступлений; теория криминалистической профилактики; общая теория организации расследования; В теории организации расследования ... доказательства; рассматривает вопросы организации лишь применительно к начальному этапу расследования. ... что в организации расследования речь идет об ...

Излагая обстоятельства дела, защитник более свободен, чем обвинитель, поскольку ему достаточно лишь посеять сомнение в обоснованности выводов прокурора о доказанности этих обстоятельств. Не утверждая прямо, что подсудимый не совершил вмененных ему действий, защитник обращает внимание суда на сомнительность показаний свидетелей или потерпевших, в том числе и вследствие их заинтересованности в исходе дела, неточную интерпретацию прокурором других доказател >ств, отсутствие убедительной совокупности доказательств того или иного факта, наличие неопровергнутых утверждений подсудимого. Таким образом, фактические обстоятельства дела не просто излагаются, но анализируются с точки зрения темы защитительной речи, интерпретируются с позиции защитника, доказываются или опровергаются.

В качестве примера используем отрывок из речи по делу Ш., обвиняемой в мошенничестве.

«Обвинение полагает, что Ш. завладела имуществом Г~ных путем обмана, что она обещала в обмен на деньги в сумме 60 000 рублей, вселить супругов Г-ных в общежитие и предоставить им необходимые для этого документы В качестве основного доказательства прокурор ссылается на расписки Ш. в получении ею от Г-ных 15 000, 10 000 и J0 000 рублей Однако Ш. и не отрицает факта получения ею этих денег, но утверждает, что они были езяты в долг. По мнению прокурора, показания подсудимой являются ложными, однако объективными доказательствами утверждение Ш не опровергнуто, а одна из исследованных судом расписок — от 09 06.99 г. прямо его подтверждает. В этой расписке сказано, что 10 000 рублей Ш поцучены от А.Н. Г-на в долг

Доказывая свою версию, прокурор говорит о том, что такая формулировка долговой расписки использована Ш. для маскировки своих преступных намерений, и ссылается на другую расписку — от 07 05.99 г на сумму 15 000 рублей, из которой, по его мнению, следует, что Ш. получипа деньги за предоставление Г-ным жилья в общежитии. Наличие такой расписки, по мнению прокурора, подтверждает, что и две другие суммы денег получены Ш. за выполнение ею этого обязательстве: Б связи с этим

я не могу не обратить внимание суда на два обстоятельства Ьо-первых. государственный обвинитель весьма вольно трактует содержание расписки от 07 05.99 г. Если быть точным, в ней говорится о том, что Ш получены деньги «в качестве предоплаты за продаваемую квартиру», а вовсе не за вселение в общежитие и не за продаваемое жь’лье в этом общежитии. При точном прочтении эта расписка подтверждает лишь сам факт получения денег, но не может служить доказательством ни версии прокурора, ни версии подсудимой по вопросу о мотивах передачи этих денег.

Во-вторьа:, рассуждения прокурора о том, что долговая расписка есть маскировка получения денег за пробиваемое жилье, не безупречны с логической точки зрения. С равным успехом та расписка, t которой гово­рится о получении денег в качестве аванса за квартиру, может рассмат­риваться как своеобразная форма долгового обязательства Показания Щ о том, что форма расписки была избрана Г’-иой в цепях более эффективного обеспечения возврата долга, действительно ничем не подтверждены, но ведь и не опровергнуты. Показания Г-ных о том. что они передавали деньги в качестве оплаты за предоставление жшья указанными расписками, тоже не опровергаются, но и не подтверждаются И те и другие показания сомнительны, а сомнения, как известно, толкуются в пользу обвиняемого и не могут быть истолкована в пользу обвинения Обвинение может быть основано лишь на бесспорных доказательствах, поскольку обвинительный приговор не может быть основам va предположениях»

7 стр., 3408 слов

Потерпевший в уголовном процессе

... исследования настоящей курсовой работы. Целью настоящей работы является исследование статуса потерпевшего в уголовном процессе. В ходе работы, в ... осмотр места происшествия, приобщение представленных пострадавшим доказательств к делу, медицинское освидетельствование и т.д.). Судами ... в следственных действиях, обязанность давать показания и т.д. Реализация потерпевшим своих прав также осложняется и ...

Анализ доказательств в защитительной речи присутствует главным образом тогда, когда защитник оспаривает доказанность обвинения. Обычно принято говорить об анализе и оценке доьаззтель:тв в с>дебной речи, однако следует помнить, что оценка доказательств — это то- вывод, к которому участник процесса приходит в итоге их анализа Чья бы то ни было оценка доказательств необязательна для суда, поэтому пля защитника гораздо важнее показать суду обстоятельства, влияющие па опенку доказательств, нежели высказать саму оценку.

Итак, существуют три основные темы защитит ельной речи. При конкретных обстоятельствах они распадаются на менее общие (частные) темы, раскрытие которых способствует обоснованию главной (основной) темы. Скажем, избрав за основное содержание своей речи обоснование необхо­димости смягчения наказания, защитник может развивать такие темы, как трудное детстЕ-о и неблагоприятные условия воспитания подсудимого и формирования его личности; отсутствие низменных мотивов преступления, снижающее степень общественной опасности личности подсудимого; положительная характеристика личности подсудимого При этом не исключена возможность развития нескольких тем, поскольку они не противоречат друг другу-

Одновременно развиваемые в речи темы носят название параллельных. Необходимость в развитии параллельных тем возникает тогда, когда ни одно из выдвинутых адвокатом положений не является совершенно бесспорным. Классическим примером такого приема является речь адвоката Н.И. Холева по делу Максименко, описанному выше. Защищая подсудимую в суде первой инстанции, знаменитый адвокат Ф.Н. Плевако построил свою защиту исключительно на отрицании причастности Александры Максименко к отравлению своего мужа и не оспаривал сам факт отравления. Второй адвокат использовал для защиты более широкий доказательственный арсенал и с одной стороны, оспаривал доказанность самого факта совершения преступления, с другой — доказанность причастности к отравлению подс>димых. Закончив рассмотрение первой темы, опирающейся на отсутствие в организме покойного сулемы, которая должна была присутствовать в связи с тем, что производивший вскрытие доктор мыл руки сулемой над открытой полостью живота, и высказав предположение, что сонный аптекарский ученик, отпускавший сулему нсчью, по ошибке выдал мышьяк, раствор которого внешне ничем не отличается от сулемы, защитник перешел ко второй части выступления: «Говорить о виновности или невиновности в преступлении можно, разумеется, при условии, что событие этого преступления безусловно свершилось Поэтому вы, господа присяжные заседатели, поймете затруднительность моего положения- мне приходится оспаривать виновность подсудимой в преступлении, которое, по глубокому моему убеждению, никем и никогда не было совершено. Мне приходится для этого совершить над собой некоторое умственное насилие — допустить отвергнутое мною обвинение — не как факт, а как логическую посылку, необходимое условие настоящего судебного состязания… не отказываясь ни от одного слова из того, что мною сказано о причине смерти, переходя ко второму вопросу — о виновности подсудимой, я должен временно допустить, что спорное отравление доказано» Проанализировав затем доказательства и показав их недостаточность и сомнительность, защитник завершил. «И если вы не убедильсь в естественной смерти Н. Максименко, то неужели путь к обвинению не будет заслонен перед вами целям лесом, целым бором дремучих сомнений? А сомнение нельзя обходить стороной, проселком нужно либо победить его, либо ему подчиниться». Вердиктом присяжных подсудимые были оправданы, хотя факт отравления признан доказанным.

Параллельные темы, в отличие от альтернативных, ведут к одному выводу: так или иначе, но подсудимый не виновен или заслуживает снисхождения.

3. Критика обвинительных доказ-ательс i в

Избрав темой своей речи недоказанность обвинения, адвокат в качестве основного приема оспаривания обвинения исполм>ет критику доказательств, которыми оно обосновано. Продемонстрировав суду неубедительность отдельных доказательств, обратив внимание на нарушение закона при получении других, противоречивость третьих, защитник гложет разрушить всю систему обвинительных доказательств.

В первую очередь детальному разбору следует подвергать показания самого подсудимого. Показания подсудимого, не признающего себя виновным, являются одним из важнейших оправдательных доказательств, поэтом) не будет лишним напомнить суду положения ст 71 УПК РСФСР о том, что ни одно доказательство не имеет заранее установленной силы и каких-либо формальных преимуществ перед другими

Обвинитель склонен оценивать такие показания обвиняемого как до­казательство стремления избежать ответственности за преступление, такая оценка порой содержится и в обвинительном заключении Однако до всту­пления приговора в законную силу обвиняемый считается невиновным, поэтому оценить его показания как стремление избежать ответственности за содеянное, можно только после опровержения презумпции невиновности судом, а в обвинительной речи такая оценка является преждевременной. Обращая внимание суда на недопустимость предустановленной оценки показаний подсудимого и исходя из требования оценивать все доказа­тельства в их совокупности, защитник группирует остальные доказательства в зависимости от того, как они соотносятся с показаниями подсудимого.

Поскольку прокурор в обвинительной речи доказывая, что показания подсудимого опровергаются другими доказательствами, задача защитника состоит в том, чтобы, показав сомнительность каждого из этих доказа­тельств, обосновать вывод об отсутствии убедительной cubi >к> пности про­тивостоящих защите доказательств.

Разбирая каждое отдельное доказательство, например, показания свидетеля, защитник должен прежде всего обратить внимание на 1) процесс его формирования, 2) личность свидетеля, 3} взаимоотношения свидетеля с участвующими в деле лицами. Если в процессе допроса свидетеля были допущены отступления от требований процессуальной фозмы, защитник обязан поставить вопрос об исключении такого доказательства как недо­пустимого. Если свидетель дает путаные и противоречивые показания, за­щитник имеет право ставить вопрос об их недостоверности. Есои свидетель приходится потерпевшему родственником — правомерна постановка вопроса о его заинтересованности и необъективности. Для опровержения показаний такого свидетеля защитник не обязан доказывл-э ложность его показаний или заинтересованность в исходе дела, достаточно обратить

внимание суда на наличие оснований, ставящих под сомнение правдивость, добросовестность или объективность свидетеля Такое доказательство позволяет не сформулировать достоверный вывод о доказанности какого-либо обстоятельства, а лишь высказать предположение Чем больше доказательств вызывает сомнения, тем менее убедительной является их совокупность

Особое внимание следует уделить оценке показаний потерпевшего Показания потерпевшего не лучше и не хуже других доказательств, однако тенденция переоценки их доказательственного значения по-прежнему имеет место Считается, что потерпевший, как непосредственный участник события преступление, лучше других осведомлен о его обстоятельствах, однако при этом показаниям второго непосредственного участника события -подсудимого — такого значения не придается Между тем, поскольку вина подсудимого еще не доказана вступившим в законную силу приговором суда, не может считаться безусловно доказанным и факт причинения вреда потерпевшему Установление этого факта происходит одновременно с ус­тановлением виновности подсудимого, поэтому какие-либо основания ап­риори считать, что показания потерпевшего — истина, отсутствуют К тем и другим следует отнестись в равной степени критично Оценивая показания потерпевшего, следует обратить внимание на

  • состояние его органов чувств и психическое состояние в момент со­вершения преступления, которое может обусловить ошибочность восприятия им информации,

-поведение потерпевшего в момент совершения преступления, непо­средственно перед ним и после его окончания. При совершении преступлений против личности поведение потерпевшего часто носит провоцирующий, а иногда и противоправный характер, который он пытается скрыть своими показаниями,

  • прошлые взаимоотношения потерпевшего с подсудимым, дающие основания полагать наличие личной заинтересованности в сокрытии подлинных обстоятельств дела.

Ключевые слова страницы: как, скачать, бесплатно, без, регистрации, смс, реферат, диплом, курсовая, сочинение, ЕГЭ, ГИА, ГДЗ