Развитие педагогики в России XIX в

Реферат

XIX век оставил богатое наследие русской педагогической мысли. I половина XIX века в нашей стране стала периодом реформирования различных сторон государственного устройства, поисков новых идеалов духовности, попыток либерализации общественно-политической жизни и создания национальной государственной системы среднего и высшего образования.

В первой половине XIX в. в развитии педагогики России наступает важный этап. Формируются национальная секуляризированная система образования и педагогическая мысль, призванные отвечать новым экономическим и духовным запросам гражданского общества. Основным препятствием для развития школы и педагогической науки в таком направлении являлись крепостнические отношения, традиции сословного обучения и воспитания.

Эволюция педагогической науки происходила в условиях нараставшего общественного кризиса. Сформированная система государственного образования отразила этот кризис, сохранив традиции сословного образования, стоявшие на пути движения общества.

К началу XIX в. общее образование в России было представлено малыми и главными училищами, созданными в 80-х гг. XVIII в. К 1800 г. насчитывалось всего 315 училищ, в которых обучалось 18 128 учащихся мужского и 1787 — женского пола. В них преподавали 790 учителей [7,339 — 340] . Но стране необходимо было гораздо больше образованных людей. Остро осознается важность и необходимость расширения начального образования как основы всей системы народного просвещения. Возникает вопрос о подготовке учителей для общеобразовательных школ, так как без этого невозможно было осуществить назревшие практические вопросы просвещения.

Французская революция конца XVIII в. выдвинула требование всеобщего и бесплатного начального образования. Идея народного образования, общего для всех граждан, бесплатного в пределах знания, необходимого всем людям, была воспринята прогрессивными кругами буржуазии и дворянства многих стран, не исключая России. Потребность общедоступного образования для народных масс была осознана русскими просветителями (Н. И. Новиков, А. Н. Радищев) еще во второй половине XVIII в. Педагогические идеи этого времени, пополненные концепциями французской революции о народном образовании, составили прогрессивное направление педагогической мысли России в начале XIX в.

13 стр., 6350 слов

История профессионального хореографического образования в России

... хореографического образования в России. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: 1. Рассмотреть зарождение хореографического образования в России. 2. О Петербургской традиции хореографического образования. 3. Хореографическое образование ... видные государственные ... французской школы. ... XVIII века. Дальнейшая его деятельность вплоть до его кончины протекала уже в России. ...

россия педагогика образование царский

§1. Создание в России государственной системы образования

В России царским правительством, вынужденным идти под влиянием начавшегося кризиса крепостнических отношений на уступки общественному мнению, была проведена

реформа просвещения. Воцарение Александра I сопровождалось заменой устаревшей системы государственного управления — коллегий — министерствами, в которые более соответствовали требованиям времени. Реорганизуя государственный аппарат, правительство сохранило, однако, основы самодержавно-крепостнического строя.

Среди министерств, организованных царской властью в 1802 году, было создано Министерство народного просвещения — специальный государственный орган, правда, с самого начала служивший не столько органом, способствующим развитию народного образования, «сколько органом надзора». Под руководством П. В. Завадовского, назначенного министром, проходила разработка нового школьного устава и проведение в жизнь учебной реформы. В январе 1803 г. были изданы «Предварительные правила народного просвещения».

А в 1804 г. публикуется « Устав учебных заведений, подведомственных университетам», многие положения которого были заимствованы у французов. Устав 1804 г. исходил из наличия в России системы школ, организованной в конце XVIII в. при участии Ф. И. Янковича де Мириево [1, 234-260]. В соответствии с уставом предполагалась новая система народного образования и управления учебными заведениями.

В основу системы были положены три принципа:

  • бесплатность;
  • бессословность (кроме крепостных крестьян);
  • преемственность учебных заведений.

Согласно принятому уставу Россия была разделена на шесть учебных округов: Московский, Петербургский, Казанский, Харковский, Виленский и Дерптский. Во главе каждого учебного округа были поставлены университеты.

До издания «Устава учебных заведений, подведомственных университетам» в России было только три университета: в Москве, Дерпте (ныне г. Тарту) и Вильно — и должны были открыться в Петербурге, Казани и Харькове. На университеты наряду с научными и учебными возлагались и административно — педагогические функции.

Система народного образования, подчиненная министерству включала в себя:

  • университеты (высшая ступень),
  • гимназии (средняя ступень) — 4 года обучения,
  • уездные училища (промежуточная ступень) — 2 года,
  • приходские школы (низшая ступень) — 1 год.

Преобразование прежних гимназий, главных народных училищ в гимназии нового типа, а малых народных училищ — в уездные растянулось почти на два десятилетия. Гимназии были поставлены в лучшие материальные условия по сравнению с уездными и тем более приходскими училищами, обслуживающими народные массы. Государство полностью брало на себя содержание гимназий. Менее всего удалась реформа приходских школ. Их число росло медленно, прежде всего, из-за нехватки средств[5].

9 стр., 4228 слов

Структура деятельности преподавателя высшей школы в учебном процессе

... высшего и среднего специального образования СССР и отдельных центральных ведомств при Совете Министров СССР, учебными планами и программами, рекомендациями учебных отделов и кафедр, указаниями ... главную педагогическую нагрузку. Четвертая категория характеризует людей, случайных в высшей школе. Исследования показывают, что участие преподавателя в научно-исследовательской работе повышает эффективность ...

§2. Развитие школы в первой четверти XIX века

Несмотря на многие трудности, обусловленные существованием сословно-крепостнического строя, школьное дело в стране неуклонно развивалось. Этому способствовало развитие капиталистических отношений, рост населения, особенно городского, потребность в грамотности, деятельность передовых ученых и учителей. К началу Отечественной войны 1812 года в России было 47 губернских городов и почти в каждом из них были гимназии, уездные и приходские училища. В уездных городах существовали уездные, приходские и малые училища.

Развитие школ в Петербурге и Москве шло гораздо быстрее, чем в других городах. Однако и в столицах было мало школ: в Москве 20, а в Петербурге всего 17. Все они, за исключением гимназий (по одной в Москве и Петербурге), были переполнены учащимися. Правительство не отпускало средств на создание в столицах необходимой населению сети школ. А что касается сельских местностей, то там почти не было школ, созданию их препятствовало крепостное право.

В подготовке «Предварительных правил…» 1803 г. и Устава 1804 г. участвовали известные ученые и педагоги: академики Н. Я. Озерецковский, С.М. Румовский, Ф.И. Янкович де Мириево и др. От школьного ведомства руководство осуществлял заместитель министра, бывший воспитатель царя М.Н. Муравьев. Документами подтверждались передовое направление светского образования, преемственность в системе обучения, гуманистические задачи воспитания (о «приучении учащихся к трудолюбию, возбуждения у них охоты к учению, о воспитании честности и благонравия, исправлении дурных наклонностей» и пр.).

Отнюдь не все эти идеи получили воплощение на практике. Так, уже с 1811 г. был введен в качестве обязательного предмета закон божий во всех учебных заведениях[2].

После Отечественной войны 1812 года, когда свободолюбивые настроения стали усиливаться, возникли тайные общества декабристов, передовые идеи стали проникать в школы. В учебных заведениях распространялась запрещенная литература: стихотворения Пушкина, Грибоедова и поэтов-декабристов — Рылеева, Одоевского и других, в которых воспевалось высокое гражданское, патриотическое чувство, желание посвятить себя служению родине.

В ответ на нарастающее в стране общественное недовольство и волнения среди крестьян, казаков, солдат и крепостных рабочих царское правительство установило аракчеевский режим.

В царских указах было в это время объявлено, что дети крепостных крестьян не должны приниматься в гимназии, институты, университеты. Для того чтобы затруднить простым людям возможность учиться в школах, в 1819 году была введена плата за обучение в приходских, уездных училищах и в гимназиях.

В последнее десятилетие царствования Александра I в общественной жизни усиливаются реакционные тенденции. Значительным влиянием при определении школьной политики в этот период пользовался князь Александр Николаевич Голицын (1773-1844).

В декабре 1812 г. он сделался первым главой Русского Библейского общества, которое основало несколько начальных школ.

6 стр., 2825 слов

Спрос на социальное образование в современной России: анализ и прогноз

... Жуков. Цель реферата заключается в анализе и в прогнозе современного состояния социального образования в России. Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач: Рассмотреть спрос на социальное образование и проанализировать. Раскрыть систему социальных прогнозов в образовании. Для ...

В целях усиления религиозного воспитания в школах Министерство народного просвещения было преобразовано в 1817 году в Министерство духовных дел и народного просвещения (оно было снова реорганизовано в 1824 году).

Главой единого министерства был назначен А. П. Голицын. Целью министерства являлось «основать народное воспитание на благочестии согласно с актом «Священного союза». «Священный союз» объединил в 1815 году крупные европейские государства для подавления революций и свободомыслия народов. Религиозные принципы легли в основу воспитания и образования. Во всех учебных заведениях страны было введено изучение догм «священного писания». Соединение веры и знания провозглашалось целью умственного развития, но под этим соединением фактически понималось полное подчинение науки религии: наука оказывалась служанкой веры. Либеральному настроению части общества был противопоставлен мистицизм как форма противодействия свободолюбивым мыслям и чувствам[1].

Университеты получили предписание готовить для средних школ преподавателей богословия. Сподвижник министра М.Л. Магницкий (1778-1844) подготовил инструкции для университетов, где доказывалось, что истины, основанные на одном разуме, «суть лишь эгоизм и скрытая гордыня». Магницкий учинил ревизию Казанского университета и предпринял ряд мер, направленных на то, чтобы насадить в нем дух обскурантизма. Например, профессору Солнцеву было запрещено преподавать в любых учебных заведениях России на том основании, что тот утверждал в лекциях, что законы природы могут быть выведены из разумных принципов. Подобный же разгром светского образования предпринял в Петербургском университете Д.П. Рунич.

§3. Влияние декабристов на педагогическую мысль и школу России

В своей революционной борьбе против самодержавно-крепостнического строя декабристы уделили большое внимание делу народного образования. Одним из программных требований декабристского движения было распространение грамотности среди народа. Декабристы подвергли резкой критике систему бюрократического надзора, установленного правительством за деятельностью ученых и учителей, выступили с решительным протестом против стеснений и препятствий, которые чинили царские чиновники делу развития в стране культуры и науки.

Все более заметную роль в школьном деле приобретала частная инициатива. Возникли частные учебные заведения, которые успешно конкурировали с государственными: Ришельевский лицей в Одессе (в дальнейшем был преобразован в университет), Ярославский лицей, Лазаревский Институт восточных языков в Москве, подмосковный пансион В.В. Измайлова, школа А.А. Ширинского-Шихматова для крестьянских детей в селе Архангельском Смоленской губернии и др.

Заметную роль в становлении частных начальных учебных заведений сыграли декабристы. Декабристы Ф.П. Глинка, Ф.Н. Толстой, С.П. Трубецкой и др. объединились в Вольное общество учреждения училищ по методу взаимного обучения (разработан английскими педагогами А. Беллом (1753-1832) и Дж. Ланкастером (1778-1838).

На протяжении четырех лет (1818-1822) в Петербурге были открыты 4 таких училища. Тогда же в квартировавших в северной столице полках были учреждены солдатские школы обучения грамоте. Подобные школы создавали ссыльные участники декабрьского восстания 1825 г. Многие дворяне предпочитали обучать своих детей в частных пансионах. Обычно пансионное воспитание осуществляли иностранцы. Во многих пансионах обучение было поставлено крайне неудовлетворительно[6].

10 стр., 4776 слов

Экономическая и социальная география России и методика обучения ...

... продолжительность навигационного периода), значительные капиталовложения в портовое хозяйство и транспортный флот. В условиях потери Россией многих крупных морских портов и экономического кризиса последнее обстоятельство затрудняет расширение берегового хозяйства ...

Роль частного пансионного воспитания была несколько ослаблена благодаря учреждению лицеев — государственных закрытых учебных заведений для дворянства. Особую роль в их создании, в частности в организации Царскосельского лицея, сыграл блестящий администратор М.М. Сперанский (1772-1839).

Лицеисты получали образование, приравненное к университетскому. Первым директором Царскосельского лицея был назначен известный просветитель В.Ф. Малиновский (1765-1814).

Из его стен вышли великий поэт А.С. Пушкин, крупный дипломат A.M. Горчаков, декабристы И.И. Пущин и В.К. Кюхельбекер[3].

В дворянской среде по-прежнему было популярным домашнее воспитание. Гувернерами нанимали по большей части французов-эмигрантов. Результаты такого воспитания становились все более неприемлемыми. Как замечал А.С. Пушкин, «в России домашнее воспитание есть самое недостаточное, самое безнравственное: ребенок окружен одними холопами, видит одни гнусные примеры, своевольничает или рабствует, не получает никаких понятий о справедливости, о взаимных отношениях людей, об истинной чести. Воспитание его ограничивается изучением двух или трех иностранных языков и начальным основанием всех наук, преподаваемых каким-нибудь нанятым учителем». В своих взглядах на развитие общества дворянские революционеры были идеалистами, они считали просвещение важнейшим фактором преобразования общественных отношений. Но некоторые декабристы (П. И. Пестель и др.) поднялись до правильного понимания зависимости просвещения от существующего строя. Они видели в уничтожении самодержавия и крепостничества необходимое условие для развития просвещения и правильной постановки воспитания.

В преобразовании России декабристы отводили большую роль просвещению, образованию народа. Развертывание педагогической деятельности декабристов связано с возникновением в 1818 г. «Союза благоденствия». В его уставе одна из статей посвящена вопросам культуры и просвещения. Распространение среди соотечественников просвещения и истинных правил нравственности было первейшей обязанностью каждого члена «Союза благоденствия». Предусматривалось широкое образование народа путем открытия училищ, распространения книг и т. п. В «Русской правде» составленной П. И. Пестелем, он особо выделяет: «Учебные заведения устроить таким образом, чтобы они в полной мере возможную пользу приносили…» Среди уставных требований к членам тайных обществ (в Петербурге и на юге России) было и такое, которое обязывало каждого личным примером оказывать гуманное влияние на окружающих. А люди, «преданные игре, вину и женщинам», из общества исключались.

Средством распространения грамотности в народе декабристы считали систему взаимного обучения (ланкастерская), т. е. школы, в которых занятия велись не по классам, а по отделениям (десятки), обучение поручалось старшим ученикам, которые инструктировались учителями школы. В то время как царское правительство собиралось ввести в России развитую в Западной Европе ланкастерскую систему взаимного обучения в целях распространения в массах населения религии и священного писания, декабристы создавали школы взаимного обучения для распространения в народе грамотности, знаний, а в некоторых случаях и революционной пропаганды[4].

Члены «Союза благоденствия» Ф. П. Глинка и Ф. Н. Толстой основали Вольное общество учреждения училищ по методу взаимного обучения. Позднее в состав общества вошли С. П. Трубецкой, И. Г. Бурцев, Н. М. Муравьев, В. К. Кюхельбекер и другие декабристы. Вольное общество открыло в Петербурге бесплатное училище на 250 мест. За четыре года (1818 — 1822) в нем обучилось грамоте 815 детей. В это же время в Петербурге и Гатчине были учреждены еще три училища. Кроме того, Вольное общество открыло центральную школу для солдат гвардейского корпуса. Были открыты школы в Преображенском, Московском, Кавалергардском и Егерском полках. Общество издавало учебные таблицы, использовавшиеся при обучении грамоте. В них первыми словами были «свобода», «воля», «раб», «мятеж» и т. п. Таблицы, как и все обучение в училищах Вольного общества, воспитывали солдат в духе осознания ими человеческого достоинства и чувства свободы[3].

45 стр., 22394 слов

Влияние типов учебных программ на качество знаний учащихся начальных классов

... в начальной школе. Предмет исследования – типы учебных программ в начальной школе. Цель исследования – исследовать влияние типов учебных программ на качество знаний учащихся начальных классов. Задачи исследования: Выявить принципы построения нового Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования. ...

После восстания Семеновского полка (1820) все таблицы были изъяты, а Вольное общество в 1822 г. было закрыто. Последовали ограничения со стороны Министерства народного просвещения на применение метода взаимного обучения в общеобразовательных учебных заведениях: было рекомендовано пользоваться им только тогда, когда в начальных классах на одного учителя приходилось более 100 учеников, да и то при обучении письму и счету.

Деятельность декабристов до восстания (14 декабря 1825 г.) и после него, во время ссылки, жизни в Сибири, свидетельствует не только об их теоретическом интересе к вопросам культуры и просвещения, но и о многих попытках осуществления просветительских планов. Особенно замечательна Ялуторовская колония декабристов, в которой И. Д. Якушкин основал две школы — для мальчиков (1842) и для девочек (1846).

Обучение велось также по методу взаимного обучения. В городке Ялуторовске и в поселениях декабристы проводили культурно-просветительскую работу среди жителей Сибири (И. И. Пущин и др.).

Дела и заветы декабристов явились одним из важнейших истоков формирования общественно-политической мысли в России. Декабристы оказали огромное влияние на направление и характер развития педагогической мысли того времени. Взгляды дворянских революционеров на воспитание формировались в связи с общим развитием их мировоззрения, политической активности и общественной деятельности. Придавая большое значение просвещению, они понимали, что только просвещением нельзя изменить существующий социальный порядок. Для общественных перемен требовалась решительная революционная борьба против царизма. Декабристы были первыми русскими революционерами, которые с оружием в руках выступили против царского самодержавия. Взгляды декабристов на обучение и воспитание предшествовали революционно-демократической педагогике в России[2].

§4. Политика царского правительства в области народного образования

Правительство Николая I считало одной из причин восстания декабристов распространение просвещения и обвиняло в этом науку и школу, профессоров и учителей. Новый царь вознамерился выработать «единообразную» школьную политику, которая была бы направлена на укрепление общественной стабильности, и искал министра, который бы предложил и осуществил такой курс.

1826 году был создан особый Комитет по устройству учебных заведений, который должен был срочно ввести единообразие в работу учебных заведений и сделать систему школьного образования более способной внедрять в сознание народа самодержавно-крепостническую идеологию. Министр просвещения Шишков говорил, что следует принять надлежащие меры к тому, чтобы все вредное для правительства, вкравшееся в преподавание наук, «остановить, искоренить и обратить к началам, основанным на чистоте веры, на верности и долге к государю и отечеству… Все науки должны быть очищены от всяких не принадлежащих к ним вредных умствований». Вместе с тем образование должно даваться «сообразно со званиями, к которым учащиеся предназначаются».

9 стр., 4495 слов

Образование в России в конце XIX- начале XX века

... начальной школы в России этого периода были по-прежнему церковно-приходская школа и школы грамоты, находившиеся в ведении Святейшего синода. Они, как и министерские школы, были одноклассными и двухклассными, в первых ... было окончить одногодичное начальное училище Министерства просвещения или соответствующее ему другое начальное учебное заведение. В учебные планы высших начальных училищ входили Закон ...

В 1828 году был издан реакционный «Устав гимназий и училищ, состоящих в ведении университетов». Каждый тип школы приобретал законченный характер и был предназначен для обслуживания определенного сословия. В целях укрепления сословного характера школьной системы преемственная связь между учебными заведениями, введенная в 1804 году, была отменена и доступ детей податного сословия в среднюю и высшую школу сильно затруднен[6].

Приходские училища, рассчитанные на мальчиков и девочек из «самых нижних состояний», не должны уже были готовить их к уездным училищам.

Уездные училища, предназначенные для детей купцов, ремесленников, мещан и других городских жителей, не относящихся к дворянству, стали теперь трехклассными учебными заведениями.

Гимназии, предназначенные для дворян и чиновников, сохранили преемственную связь с университетами. Они должны были давать подготовку к университетскому образованию, а равно и выпускать молодежь в жизнь со знаниями, «приличными их состоянию».

Устав 1828 года и дальнейшие распоряжения правительства обращали особо пристальное внимание на установление надзора за деятельностью учебных заведений, на введение в них палочной дисциплины. Царизм стремился превратить все школы в казармы, а учащихся и студентов — в солдат. Было разрешено применение в школах физических наказаний. В учебных заведениях увеличивались штаты чиновников, выполнявших роль надзирателей за поведением учащихся и учителей.

Наряду с увеличением школьной полиции усиливалось вмешательство в дела просвещения губернских и уездных чиновников. С 1831 года кавказские школы отдаются под надзор главноуправляющего Кавказа, а сибирские — губернатора Сибири. Царская полиция проводила самую решительную борьбу с домашним обучением и деятельностью частных учителей. Строго указывалось, что люди, не получившие аттестата об окончании гимназии или университета или не сдавшие экзамена на право быть наставниками, не могут заниматься преподаванием. Главной задачей воспитания была подготовка верноподданных граждан, внушение учащимся их обязанностей по отношению «к богу и поставленным над ними властям».

На окраинах России царская политика была направлена на русификацию народов, входивших в состав империи[4].

§5. Православие, самодержавие и народность как идеологическая основа политики в области просвещения

Революция 1830 года в Европе, польское восстание 1830—1831 годов, массовые волнения внутри России повлекли за собой усиление реакционного курса внутренней политики Николая I.

В 1833 г. министром народного просвещения был назначен С.С. Уваров (1786-1855), пробывший на посту министра просвещения до 1849 г. Это был один из самых просвещенных людей тогдашней России. С 1818 г. и до конца жизни Уваров возглавлял Академию наук. Он участвовал в реорганизации Петербургского педагогического института в университет, а затем ликвидировал порядки, установленные в этом заведении Руничем. До прихода на пост министра Уваров был в оппозиции Магницкому[1].

20 стр., 9917 слов

Философия Европейского Просвещения XVIII века

... идей и проблем, можно выделить как бы две разновидности философии Просвещения – философия Английского Просвещения и философия Французского Просвещения, между которыми есть существенное различие. Общим для них является ... являлся пантеизм, основополагающим принципом которого было утверждение: "Бог во всем". Для философии XVIII века такой теоретической установкой явился деизм (от лат. deus – Бог), ...

Искренние намерения содействовать делу просвещения не помешали Уварову проводить по сути консервативную школьную политику. Еще будучи товарищем министра просвещения, Уваров после инспектирования Университета и гимназии в Москве оценил состояние студенческих умов как неудовлетворительное по причине влияния «европейских идей». В докладе по результатам инспекции в качестве идеологической платформы воспитания и образования были выдвинуты три принципа: «православие, самодержавие и народность». Доклад вызвал живейший интерес Николая I, и вскоре Уваров был назначен министром просвещения.

Формула Уварова носила консервативный, охранительный характер. Первые два принципа (православие и самодержавие) соответствовали идее государственности российской политики. Принцип «народности», по существу, был западноевропейской идеей о национальном возрождении, перекроенной под национализм русского самодержавного государства. Впервые правительство задалось вопросом, нельзя ли соединить всемирный школьно-педагогический опыт с традициями национальной жизни. Сам Уваров видел ценность этого опыта, но полагал преждевременным использовать его в России в полном объеме. Он говорил в этой связи: «…Россия еще юна… Надобно продлить ее юность и тем временем воспитать ее»[4].

Правительство было уверено в своем нераздельном праве на руководство школьным делом. Ему была чужда идея свободы просвещения и образования. Подобную точку зрения вполне четко сформулировал Уваров: «Только правительство имеет все средства знать и высоту успехов всемирного образования, и настоящие нужды отечества.» Такой подход объясняет появление при Уварове и его преемнике на посту министра просвещения П. Ширинском-Шихматове документов наподобие университетского устава (1835), который усиливал единоличную власть попечителей округов и урезал автономию университетов, а также постановления о лишении университетов права избрания ректора (1849).

По поводу устава 1835г., Уваров утверждал в качестве оправдания, что намеревался преодолеть «страсть к иноземному образованию» и развить «национальное, независимое образование». Столь же реакционной была инструкция Уварова, направленная на то, чтобы посредством увеличения платы за обучение затруднить малоимущим разночинцам поступление в университет. Большинство руководителей округов нашли совет министра вполне приемлемым. Лишь попечитель Казанского университета князь М.Н. Мусин-Пушкин и попечитель Московского Университета граф С.Г. Строганов сочли рекомендацию неприемлемой: первый — из опасения, что без разночинцев философский и медицинский факультеты лишатся студентов, второй — из либеральных убеждений. Последнюю точку, однако, поставил Николай I, который поддержал министра.

Консерватизм министерства Уварова не означал однако остановки в развитии школьного дела. В сфере образования были достигнуты определенные положительные результаты. Заметно выросла система образования. На протяжении 1832-1842 гг. число студентов в университетах (без учета Польши и Финляндии) выросло с 2,1 тыс. до 3,5 тыс. (в том числе получивших диплом об университетском образовании — с 477 до 742), количество учащихся различных учебных заведений — с 69,3 тыс. до 99,8 тыс. (не считая учеников церковных школ, военных училищ, а также женских школ, основанных императрицей Марией Федоровной).

3 стр., 1375 слов

Выдающиеся педагоги дошкольного образования XX века, внесшие ...

... России в 20 веке было дошкольное образование, но и в странах Европы. Великими педагогами были и мужчины, и женщины. Они создавали методы, задачи и цели дошкольной педагогики. ... Ядэшко В.И. Дошкольная педагогика [Текст] / В.И. Ядэшко. – Москва: Просвещение, 1978. [Электронный ... истории педагогики определяется тем, что он способствовал выделению дошкольной педагогики ...

Тогда же количество гимназий увеличилось с 64 до 76, уездных училищ — с 393 до 445, приходских училищ — с 555 до 1067, частных школ (включая пансионы) с 358 до 531, преподавателей и чиновников в системе образования — с 4, 8 тыс. до 6,8 тыс.

Получили развитие предусмотренные Уставом 1828 г. особые закрытые учебные заведения для дворян: в 1842 г. в губернских городах насчитывалось 47 таких заведений. Воспитанники некоторых из них получали дворянское воспитание и одновременно обучались в гимназиях вместе с разночинцами[6].

Подчиненные министерству просвещения гимназии развивались как школы классического образования (естествознание, например, было введено лишь в 1849 г. — да и то не во всех гимназиях).

В программах особое место занимали греческий и латинский языки. Так, в 1851 г. древнегреческий изучался в 45 из 74 гимназий. Подобную практику поощряли министр Уваров и многие политические деятели. Так, например, граф М. Воронцов писал в 1836 г. Уварову: «Классическое образование… формирует сопротивляемость к дурным принципам… и воспитывает консервативную фалангу… молодых людей, которые встанут во главе движения, противостоящего безверию и безнравственности». Организацией современного среднего образования занимались другие министерства. Министерство финансов в 1839 г. учредило в гимназиях и уездных училищах нескольких городов (Тула, Курск, Керчь, Рига, Вильно) реальные классы, в которых получали образование учащиеся этих заведений и посторонние лица «промышленного состояния». Министерство юстиции организовало гимназические курсы юриспруденции в Вильно, Минске, Симбирске, Воронеже и Смоленске. Министерство государственной собственности — несколько повышенных школ для государственных крестьян.

В 1849-1852 гг. была проведена реорганизация, в результате которой были созданы 3 типа гимназий: 1) с двумя древними языками; 2) с обучением естествознанию и законоведению; 3) с обучением законоведению.

Эта реформа сократила количество средних школ, которые готовили в университет. В средних учебных заведениях было введено дифференцированное обучение и подготовка к будущей специальности. Особым циркуляром было предписано школьной администрации обратить самое пристальное внимание на идеологическое направление преподавания, на образ мыслей и поведение учащихся, на политическую благонамеренность педагогов и воспитателей.

Плата за учение повышалась, освобождать же от нее малосостоятельных учащихся недворянского происхождения запрещалось.

Царское правительство последовательно приспосабливало школу к интересам дворянства и монархии[3].

Возрастала роль частных учебных заведений. Они находились под контролем Министерства просвещения. Согласно правилам 1834 г. и решению 1845 г., преподаватели частных учебных заведений получили права, статус, субсидии на заработную плату и пенсии, одинаковые с преподавателями государственных школ.

Университеты превратились в важные центры науки, в том числе педагогической. В некоторых университетах появились кафедры педагогики. Например, в 1851 г. такая кафедра была открыта в Московском университете. В отличие от предшественников, Уваров избегал явных репрессий против профессуры естественнонаучных кафедр. При нем, например, оказались возможными ректорство и научная деятельность в Казанском университете выдающегося математика Н.И. Лобачевского (1792-1856).

Развитие университетов зависело от обеспеченности кадрами преподавателей. В первые десятилетия XIX в. большинство преподавательского корпуса составляли иностранцы. Уваров сохранил схему подготовки отечественных профессоров в университетах Западной Европы. Тогда в Московский, Казанский и Харьковский университеты отобрали по 7 студентов, которых отправили за границу, дав гарантии предоставить им в случае успешной учебы кафедры. В первой группе посланных были, в частности, Т.Н. Грановский и М.П. Погодин — в дальнейшем заметные фигуры в Московском университете[2].

§6. Развитие школы во второй четверти XIX века

Антинародная политика царизма, направленная на укрепление сословной школы, все же должна была приспосабливаться к требованиям развивающегося капиталистического уклада. Кровавая диктатура Николая I не могла подавить нарастающего недовольства самодержавно-крепостническим строем. Если в период с 1826 по 1834 год имело место 145 крестьянских волнений, до 16 за год, то с 1845 по 1854 год их было 348, в среднем 35 волнений в год. Самодержавию не удалось убить в народе тягу к просвещению.

Несмотря на все стеснения, которые монархия чинила развитию в стране школьного дела, в России растет, хотя и медленно, сеть начальных училищ. Если к концу первой четверти XIX века было 349 приходских училищ, то к 1841 году их стало 1021, но они в основном находились в городах.

Крепостные крестьяне, находившиеся во владениях помещиков, учились у дьячков и домашних учителей, которые применяли буквослагательный метод обучения грамоте, чтение часослова. В селениях крепостных крестьян школы должны были открываться помещиками, но вплоть до 50-х годов XIX века в крепостных селениях школ почти не было. Министерство народного просвещения не проявляло никакой заботы о создании школ для крестьян.

В городских, приходских и уездных училищах, особенно в центральных губерниях России, употреблялись новые методы и учебные пособия, как например аналитический звуковой метод обучения грамоте, наглядные пособия при обучении чтению (разрезная азбука, азбучное лото, буквы с картинками и т. д.) [6].

С начала 30-х годов в селениях, где жили государственные и удельные крестьяне, ведомством государственных имуществ и удельным ведомством стали создаваться школы. Их задачей являлось обучение грамоте крестьянских детей и подготовка писарей и счетных работников для учреждений, которые управляли крестьянами. В этих школах обращалось большое внимание на выработку у учащихся хорошего почерка и овладение ими устным счетом. Большое распространение получили русские счеты как наглядное пособие на уроках арифметики. Школы эти содержались за счет общественных сборов с крестьян. Так, в период с 1842 по 1858 год было создано в селениях государственных крестьян 2975 школ, которые в 40-х годах XIX века были самыми многочисленными сельскими народными школами.

Школами для государственных крестьян (к началу 40-х годов XIX века государственных крестьян в России было более 20 миллионов) занимался Ученый комитет министерства государственных имуществ, в котором около четверти века (1838—1862) работал в должности старшего члена Комитета по народному образованию видный общественный деятель, писатель и музыковед, выдающийся педагог-просветитель Владимир Федорович Одоевский (1804—1869).

Он осуществлял педагогическое руководство учебной деятельностью сельских училищ государственных крестьян.

В сельских приходских училищах министерства государственных имуществ, а также в школах некоторых учебных округов (Петербургского, Казанского) применялись учебные руководства, учебные и народные книги для чтения, созданные В. Ф. Одоевским. Эти руководства, по которым дети обучались грамоте, знакомили их с начальными сведениями из естествознания, географии, истории, с окружающей деятельностью, способствовали развитию их умственных способностей, расширяли объем общеобразовательных знаний. В обучении грамоте Одоевским был введен вместо буквослагательного звуковой метод («Таблицы складов», 1839 г.).

В области обучения арифметике также применялись новые дидактические идеи. Так, Ф. И. Буссе, профессор математики Главного педагогического института в Петербурге, открытого в 1828 году, рекомендовал начинать обучение арифметике с приучения детей к вычислениям в уме, овладения ими свойствами чисел и уяснения понятий об отношениях величин. В учебниках Буссе учащиеся подводились к выводам и правилам, основное внимание уделялось пониманию ими математических явлений[4].

В отдельных гимназиях проводились конкурсные письменные работы по русскому языку и словесности, истории, литературные беседы, во время которых заслушивались и обсуждались лучшие работы учащихся. Однако новые дидактические идеи не получали поддержки правительственных органов, лучший педагогический опыт не обобщался и не распространялся по школам. Политическим задачам самодержавия больше отвечала школа «муштры и зубрежки», которую оно и старалось насаждать в интересах подготовки верноподданных, покорных слуг престола.

Рост производительных сил страны, промышленности и сельского хозяйства вызвал некоторые сдвиги в развитии профессионального образования. Открываются высшие технические учебные заведения (в 1828 году в Петербурге открывается Технологический институт, в 1832 году — Институт гражданских инженеров, преобразованы ранее существовавшие Горный и Лесной институты).

В губерниях организуются государственные средние и низшие сельскохозяйственные (в Западной Европе они были главным образом частные), технические и коммерческие учебные заведения (с 1839 года при некоторых гимназиях и уездных училищах открываются реальные классы, в которых изучаются технические и коммерческие науки).

Царское правительство считало, что юношеству недворянского происхождения следует давать больше практических и ремесленных умений и навыков и меньше всего общеобразовательных знаний.

Заключение

Таким образом, I половина XIX века знаменует собой существенные изменения в системе управления, организации и развитии учреждений образования, которые затронули переосмысление целей учебных заведений, содержания образования, формы и методы воспитания.

При этом важно подчеркнуть, что первоначально была сделана попытка обеспечить преемственность и иерархичность в построении целостной системы образования. Достигалось это в значительной мере путем централизации структуры управления, осуществления функции государственного инспектирования за деятельностью образовательных учреждений различных типов.

Россия вступила в XIX век с такой организацией власти, которая уже не отвечала требованиям времени. В структуре государственных органов царили смешение и неопределенность. Первое десятилетие XIX века характеризуется попытками изменить существовавшую организацию государственной власти.

В 1801г. на престол вступает либерально настроенный Александр I. Однако неопытность молодых советников Александра, отсутствие четкого плана преобразований, желание найти компромиссные пути, поспешность в проведении реформ предопределили неудачу.

14 декабря 1825г. на престол вступает преемник Александра I -Николай I. Его царствование началось с подавления восстания декабристов 14 декабря 1825г., которое произвело сильное впечатление на Николая. Он рассматривал его как следствие влияния революций в Западной Европе и «разрушительных» идей и в то же время не мог не задумываться и над внутренними причинами революционных выступлений.

Реакционная политика Николая I больше всего проявилась в области просвещения и печати, ибо здесь, как он полагал, таилась главная опасность «вольнодумства». Вместе с тем, нельзя не отметить, что просвещение и печать использовались как важнейшие средства идеологического воздействия.

1848-1855гг. ознаменованы резким усилением политической реакции в России. Тем не менее, следует сказать, что Россия в I половине XIX веке сделала поистине гигантский скачок в своем культурном развитии. Начинается процесс демократизации культуры, который проявлялся в том, что деятелями культуры постепенно становились не только представители дворянства, но и выходцы их непривилегированных сословий, преимущественно из разночинцев.

Таким образом, I половина XIX века в истории России — время коренных преобразований в сфере государственного устройства, в общественно-политической и культурной жизни страны. Инициатором реформирования на данном этапе выступает правительство. Но, как показывает историческая практика, для успешной реализации реформ необходима поддержка общества.

I половина XIX века — время активного формирования национальных ценностей образования в различных сферах общественной жизни России. По мнению практически всех представителей общественно-философской и политической мысли, в основе национальной системы просвещения России должны лежать демократические и гуманистические принципы. Вместе с тем, приоритеты, на которых должна прежде всего строиться отечественная система воспитания и образования, у них различны, и соответственно, различны идеалы воспитания.

В процессе развития системы образования в России на протяжении I половины XIX века можно выделить несколько этапов: 1 этап — время прогрессивных изменений в сфере просвещения; 2 этап — период ужесточения государственной образовательной политики; 3 этап -это эпоха жестокой реакции в области школьного дела. I половина XIX века знаменует собой существенные изменения в системе управления, организации и развития учреждений образования, которые затронули переосмысление целей учебных заведений, содержания образования, форм и методов воспитания.

Таким образом, I половина XIX века — время создания и достаточно интенсивного развития отечественной системы образования, хотя состояние российской школы этого времени скорее изменилась качественно, чем количественно. Вместе с тем, необходимо отметить, что на протяжении этого и последующих периодов не раз менялась государственная политика в области просвещения, многократно изменялись цели учебных заведений, реорганизовывалась сама система образования, ее ступени, изменялись содержание обучения, сроки. Но именно с этого момента государство берет на себя заботы об устройстве системы образования в России и, следовательно, заботы о просвещении народа.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/referat/otechestvennaya-pedagogika-hih-v/

1. Антология педагогической мысли России первой половины XIX в./ сост. П.А.Лебедев. — М., 1987.

2. Джуринский А.Н. История педагогики: Учеб. пособие для студ. педвузов. — М., 2000.

3. История педагогики / Под ред. Н.Д. Никандрова. — М., 2007.

4. История педагогики и образования. От зарождения воспитания в первобытном обществе до конца XX в.: Учебное пособие для педагогических учебных заведений / Под ред. академика РАО А.И. Пискунова. — 2-е изд., испр. и дополн. — М, 2001.

5. Латышина Д.И. История педагогики и образования: учебник / Д.И.Латышина. — М., 2007.

6. Константинов Н.А. и др. История педагогики: Учебник для студентов пед. ин-тов/ Н.А. Константинов, Е.Н.Медынский, М.Ф. Шабаева. — 5-е изд., доп. и перераб. — М., 1982.

7. «Сборник материалов для истории просвещения в России, извлеченных из архива Министерства Народного Просвещения», т. I . — СПб., 1893.