Кризис современного искусства в контексте диалога Ж.Ф. Лиотара и Ж. Бодрийара

Реферат

Стремительные процессы исчезновения привычного и еще более непредсказуемые проникновения еще недавно фантастического, а сегодня становящегося привычным во все сферы культуры рождают бесконечное число вопросов, требующих адекватных ответов. Мыслители решают их по-разному, но между ними идет постоянный диалог. Проблемное поле современного искусства свело по одну сторону баррикад двух замечательных философов XX века Ж.Ф. Лиотара и Ж. Бодрияра.

В центре размышлений Ж.Ф. Лиотара об искусстве находится проблематика «нерепрезентативной эстетики», развить которую Ж.Ф. Лиотар стремится в противовес моделям репрезентации, утвердившимся в искусствоведении и в философии после Г.В.Ф. Гегеля. Событие ускользает от репрезентации — не поддается однозначному схватыванию в понятиях и образах, оставаясь принципиально неопределенным. Никакое изображение не изображает событие, изображение лишь отсылает к неизобразимому, указывает на непредставимое. Современному искусству надлежит не поставлять реальность, согласно его концепции, а изобретать намеки на то мыслимое, которое не может быть представлено [Лиотар, 1997, с. 234].

Согласно Ж.Ф. Лиотару, современность разворачивается в ускользании реального и в соответствии с возвышенным соотношением представимого и мыслимого. Главная черта современного искусства — это тяга к возвышенному, представление непредставимого [Там же, с. 235].

Вместе с категорией «возвышенное», рассматриваемой Ж.Ф. Лиотаром в качестве эстетической доминанты современного искусства, смысл искусства он видит также в способности свидетельствовать о существовании неопределенности. Тяга человека к представлению мыслимого и осознание невозможности этого представления побуждают его к изобретению каких-то новых правил игры: живописной, литературной или любой другой.

Возвышенное определяет Ж.Ф. Лиотар как форму чувственности, характеризующую современность. Современное искусство сознательно отвергает многие правила и ограничения, выработанные предшествующей культурной традицией, предлагает иное отношение человека к окружающему миру, демонстрирует особое видение. По убеждению Ж.Ф. Лиотара, художник или писатель находится в ситуации философа, поскольку он создает творение, не управляемое никакими предустановленными правилами. Эти правила создаются вместе с творением, и таким образом каждое произведение становится событием. Отсюда постмодерн, согласно концепции Ж.Ф. Лиотара, следовало бы понимать как парадокс предшествующего будущего.

33 стр., 16052 слов

Психолого-педагогические особенности детей при обучении основам ...

... особенности детей при обучении основам танцевального искусства в условиях современного образования". Цель исследования выпускной квалификационной работы заключается ... развития и воспитания ребенка. Рассмотрим подробно особенности психического и физиологического развития детей возраста младшего ... результатов. Глава 1. Теоретический анализ значения хореографии и его воспитательный аспект в формировании ...

Эстетическую доминанту современного искусства Ж.Ф. Лиотар определяет категорией «возвышенное». Это чувство, включает некое сочетание удовольствия (от того, что разум превосходит всякое представление) и боли (от того, что воображение не в силах соответствовать понятию).

Искусство может представить, что имеется нечто непредставимое. Художественное творчество в таком понимании означает переход к эстетическому взгляду на человека и мир, который насущно необходим для современной эпохи.

Весьма резкую позицию по отношению к невероятным метаморфозам современного искусства занимает Ж. Бодрийар. Он считает, что художественные формы теперь не создаются, но лишь варьируются, повторяются. Бессилие в создании новых форм — симптом гибели искусства. Ж. Бодрийар приходит к выводу, что современное искусство находится в состоянии стазиса (оцепенения): варьирование давно известных форм, бесконечные их комбинаций приводят к болезненным порождениям, которые у него ассоциируются с метастазами, т.е. с болезненными, злокачественными образованиями. Он однозначно указывает на гибель искусства: «Как и все исчезающие формы, искусство стремится дублировать себя посредством симуляции; но оно все равно вскоре уйдет, оставив после себя колоссальный музей фальшивого искусства и полностью уступив место рекламе» [Бодрийар, 1995, с. 13]. Ж. Бодрийар, конечно же, близок к воззрениям американского философа Френсиса Фукуяма, который писал о грядущем печальном постисторическом периоде, в котором нет ни искусства, ни философии, есть лишь тщательно оберегаемый музей человеческой истории [Фукуяма, с. 139].

Ярким моментом в различии позиций мыслителей является их отношение к традиционным категориям «форма» и «содержание» с позиций классической эстетики.

По Ж.Ф. Лиотару, содержание искусства непредставимо, форма же узнаваема, и это повод для утешения и удовольствия. Для Ж. Бодрийара содержание современного искусства не репрезентирует реальность, а искажает ее, трансформирует; формы варьируются, повторяются и это бессилие в создании новых форм — симптом гибели искусства. Потеря рамок прекрасного и безобразного привела к нарушению «тайного кода эстетики» и соответственно к гибели искусства, убежден Ж. Бодрийар. Уйдя из искусства, развоплотив форму, линию, цвет, эстетический код выразился в «операционных формах», эстетизируя «все убожество мира», все банальное, маргинальное, сообщая ему «эстетическую прибавочную стоимость знака» и влияя на отношения потребления. При этом значима уже не вещь, а идея отношения через серию вещей, которая ее проявляет, образуя новый язык и культуру, «новый гуманизм» потребления. Исчезло то, что отделяло искусство от простого продуцирования эстетических ценностей, искусство вступило в трансэстетическое поле симуляций [Бодрийяр, 1992, с. 267].

Ж. Бодрийар замечает, что если образы таких искусств, как литература, живопись, театр, архитектура и побуждают нас еще к грезам и фантазиям, то технологические образы вообще отсекают какие-бы то ни было суждения о реальности, приводят к отрицанию принципа реальности. И телевидение в этом опережает кинематограф. Ж. Бодрийар, конечно же, совершенно прав, когда отмечает особенность восприятия такого рода симулякров: они не трогают душу, они оставляют равнодушными, они не оказывают на нас никакого воздействия, помимо, пожалуй, некоего «животного очарования образами». В этом он видит истинную катастрофу, происходящую с технологическими видами искусства, которые захватывают не благодаря своей репрезентативной способности, а напротив, потому, что уводят нас от каких-либо суждений о реальности.

6 стр., 2610 слов

Основные направления современной мировой философии

... внимания на работу сознания. А между тем современный мир, всемерно культивируя идеалы обезжизненного знания, не ... идей, настаивал на замене идей эйдосами. Эйдосы по сравнению с идеями более конкретны, более жизненны, более смыслоемки. Основные ... Главное дело человека. — понять суть дела. Аналитическая философия Аналитическая философия — это философствование посредством детального анализа используемой ...

Для Ж. Бодрийара реальность — то, у чего может быть эквивалентная репродукция; гиперреальность — это то, что уже было репродуцировано. Гиперреальное находится за пределами репрезентации исключительно потому, что оно располагается в сфере симуляции, где барьеры репрезентации безумно подвижны. Наслаждение знаками вины, отчаяния, насилия и смерти заменяет, по мнению Ж. Бодрийара, настоящие вину, тревогу и даже смерть в полной эйфории симуляции. Поэтому реальное и воображаемое в сегодняшней жизни перемешаны. Ж. Бодрийар формулирует парадоксально звучащее утверждение: «Искусство сегодня повсюду, ведь искусственность покоится в сердце реальности. Но искусство сегодня умерло, ведь мертвы не только его критическая трансцендентность, но и сама реальность…» [Там же].

Нет больше Искусства как творчества (отмечает Ж. Бодрийар с заглавной буквы), умерла Душа искусства, нет больше искусства как формы проникновения реальности в ирреальное, искусства, уводящего в трансцендентность. Не требуются сегодня для художественного творчества ни вдохновение, ни интуиция, ни воображение, а нужен лишь тот, кто умеет программировать, ибо машина может воспроизвести любые возможные формы, поэтому «художником» может быть каждый. Благодаря средствам массовой информации, компьютерной науке и видеотехнологии, любой становится потенциальным творцом.

Искусство не является теперь священной ценностью. Создается впечатление, пишет Ж. Бодрийар, что сегодня искусство и художественное вдохновение испытывают своеобразный паралич «воли к форме», словно все, что столь великолепно развивалось в течение столетий, неожиданно оказалось парализованным своим собственным имиджем и своими богатствами; и как следствие этого просматривается другая тенденция — бесконечная варьируемость всех предшествующих форм, что привело к беспорядку в искусстве, к фундаментальному разрыву тайного кода эстетики.

Современные произведения искусства для Ж. Бодрийара лишь имиджи, которые невозможно увидеть; они внушают нам образы, за которыми кроется нечто исчезнувшее. Искусство всегда было тем, что стремилось увести нас от реальности. Сегодня эта утопия, считает Ж. Бодрийар, к несчастью, реализовалась: «Наши образы подобно иконам. Они позволяют нам верить в искусство, уклоняясь от ответа на вопрос о его бытии» [Бодрийар, 1995, с. 15]. Искусство размножается повсюду, пишет Ж. Бодрийар, но способность воспроизводить реальность исчезает. Вывод, к которому он приходит, сводится к тому, что сегодня все формы современного искусства, все стили без исключения вступили в трансэстетический мир симуляции.

Если Ж. Бодрийар с развитием техники связывает появление симулякров и прогнозирует замену ими искусства, то Ж.Ф. Лиотар, признавая значимость теории своего коллеги, видит в этом угрозу разнообразию, множественности, полистилистике, ему «представляется действительность, которая приносит понятие бита, информационного единообразия, гораздо более тревожной» [Лиотар, 1997, с. 235].

12 стр., 5752 слов

Философия в духовной культуре человечества

... этих взаимоотношений - разработка теоретико-мировоззренческих и логико-методологических основ духовной культуры общества. 3.2.Философия и религия: проблема веры Отношения философии и религии всегда были непростыми. На исторических развалинах ... эти культурные системы. У них одинаковые претензии - на целостное видение реальности, на истину, на наставничество в делах жизни. Обе пытаются говорить от ...

Постмодернистскую культуру нередко сравнивают с культурой поздней античности. Настроения «конца истории», когда все уже высказано до конца, исчезла почва для новых, оригинальных идей, кристаллизовались в эстетической сфере в самооправдание компилятивной «эстетики арьергарда». Вместе с тем подобное сравнение должно было бы скорее навести на мысли о тех новых эстетических парадигмах, которые подспудно возникают в недрах устоявшихся художественных моделей.

Сегодня западные мыслители единодушны в признании кризиса культуры, но их понимание путей преодоления сложившейся ситуации являет собой мозаику разнообразных идей и мнений. По мере развития постмодернистской ситуации становится ясно, что постмодернизм — это не искомый тип сознания для человечества, это преднахождение новых форм отношения человека с миром, новых ценностей и критериев во всех сферах культуры. Постмодернизм несет в себе не только проблему исчерпанности культуры, которая просуществовала десятки столетий, но и проблему поиска того, что будет дальше, проблему поиска новых смыслов и принципов грядущей культуры.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/referat/krizis-sovremennogo-iskusstva-filosofiya/

постмодернизм культурный лиотар эстетика

1. Бодрийар Ж. Трансэстетика // ROCH FUZZ: музыкальный ежемесячник. 1995. № 26.

2. Бодрийяр Ж. Транспаранс зла // Горизонты культуры. СПб., 1992.

3. Лиотар Ж.Ф. Возвышенное и авангард // Метафизические исследования. СПб.: Алетейя, 1997. Вып. 4. Культура.

4. Лиотар Ж.Ф. Ответ на вопрос: что такое постмодерн? // Ad Marginem: ежегодник. М.: Ad Marginem, 1994. Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. 1990. № 3.