Способы влияния матери на взрослую дочь в полных и неполных семьях

Сочинение
Содержание скрыть

Актуальность данной темы обусловлена тем, что детско-родительские отношения являются одной из самых важных составляющих нашей жизни.

Взаимоотношения между родителями и детьми всегда тесно связаны с характером взаимоотношений между самими родителями, образом жизни семьи, здоровьем, благополучием, ее счастьем. Больше всего благополучию ребенка способствуют доброжелательная атмосфера и такая система семейных взаимоотношений, которая дает чувство защищенности и одновременно стимулирует и направляет его развитие.

Интерес к материнству в психологии возник первоначально в русле двух направлений: при изучении роли матери в образовании ранних личностных структур (психоанализ и другие направления психологии личности: 3. Фрейд, К. Хорни, Э. Эриксон, Дж. Боулби и др. и в практических исследованиях, связанных с нарушением психического развития ребенка задержки нарушения психического развития, детская психиатрия, социальная дезадаптация, психологические проблемы детей и подростков: А. Фрейд, М. Кляйн, Д. Винникотт, М. Маллер и др.).

В отечественной психологии в рамках второго направления изучалось материнское отношение, материнская (родительская) позиция, детско-родительское взаимодействие (В. И. Гарбузов Э. Г. Эйдемиллер, А. С. Спиваковская, А. Я. Варга, А. Д. Кошелева, В. И. Перегуда, И. Ю. Ильина и др.).

В современной психологии личности материнство изучается в аспекте удовлетворенности женщины своей материнской ролью, как стадия личностной и половой идентификации.

Другой аспект материнства представлен в русле изучения материнско-детского взаимодействия в детской психологии, как отечественной, так и зарубежной. Роль взрослого в развитии ребенка как представителя человеческого рода, принятая в качестве основополагающей в культурно-историческом подходе, в отечественной психологии легла в основу выделения взаимодействия ребенка со взрослым в качестве самостоятельного объекта исследования (М. И. Лисина, Е. О. Смирнова, Н. Н. Авдеева, С. Ю. Мещерякова, О. В. Баженова, Л. Л. Баз, Г. В. Скобло, А. Д. Кошелева, В. И. Перегуда, Г. И. Свердлова, И. Ю., Ильина и др.).

Поведение матери рассматривается как источник развития ребенка как субъекта познавательной активности, общения, самосознания. В зарубежных исследованиях (Фрейд, А. Фрейд, Э. Эриксон и др., М. Кляйн, Д. Винникотт, М. Маллер) мать и ребенок рассматриваются как составляющие единой диадической системы. Мать рассматривается как «среда» для ребенка, а ребенок в свою очередь будучи «объектом» для матери, — как ее проявление в качестве этой «среды» (и наоборот).

8 стр., 3747 слов

Психология детей с задержкой психического развития (ЗПР)

... примитивной Важная роль процессов редукции и обновления выступает в двигательном развитии детей 1ого года жизни. У новорожденных имеются первичные позатонические автоматизмы, влияющие ... ребёнка раннего возраста могут быть инфекции, физические факторы (ионизирующая радиация, высокочастотные токи, повышенная вибрация и прочее), химические вещества, заболевания матери, несовместимость крови матери ...

Если обобщать все основные направления исследований, то можно обнаружить, что материнство рассматривается с двух основных позиций: материнство как обеспечение условий для развития ребенка и материнство как часть личностной сферы женщины. Нами не было обнаружено никаких исследований о взаимоотношениях матерей и уже выросших детей, что также может говорить об актуальности данной темы. Тем не менее, мы считаем, что в период взросления наиболее остро встает проблема взаимопонимания поколений. Дочери вырастают, создают свои семьи, претендуют на независимость. А мать, в свою очередь начинает стремиться к социализации. Одной из её потребностей становится трансляция своего опыта, общение. Качество этого общения зависит от стиля взаимоотношений и, в свою очередь от методов воздействия матери на свою дочь (влияния).

«Для большинства людей свойственно считать цели своего влияния (или объявлять их) благородными, то есть продиктованными интересами дела и т. д.

Цели, связанные с иными потребностями, зачастую не осознаются или тщательно скрываются.

При определенной привычке к самоанализу каждый человек может признать, что во многих случаях он пытался убедить других людей в чем-либо или склонить их к определенной линии поведения потому, что это отвечало его собственным интересам. Например, родители требуют от своих детей самостоятельности ради воспитания у них ценных качеств, а на самом деле — чтобы избавиться от чувства вины из — за того, что слишком мало проводят с ними время» [36].

Человек может предпринимать попытки влияния, чтобы разрядить свои агрессивные импульсы (потребность в агрессии) и попытки противостояния влиянию, чтобы защититься от нового (потребность в безопасности).

«Энергетически гораздо легче отстаивать собственную точку зрения, чем дать себе труд прислушаться к чужому мнению и усвоить его». [37].

Для того чтобы разобраться в причинах использования того или иного вида влияния, мы и провели наше исследование.

Цель исследования: Изучение репертуара способов влияния в отношениях матери и взрослой дочери.

Объект исследования: способы влияния матери на взрослую дочь в полных и неполных семьях.

Предмет исследования: взаимосвязь способов влияния матери, состава семьи и личностных особенностей матери и взрослой дочери.

Гипотезы исследования:

  • Существуют различия в способах влияния матери на взрослую дочь в полных и неполных семьях.
  • В неполных семьях матери чаще прибегают к неконструктивным способам влияния при взаимодействии со взрослой дочерью.

Для проверки данных гипотез нами был проведён теоретический анализ литературы по данной проблеме и организовано исследование.

Глава 1. Проблема влияния в отношениях матери и взрослой дочери

1.1 Виды и способы влияния

родительский влияние семья

Проблемой по данной тематике занималось много авторов: Б.Парыгин, Бехтерев В.М, Тард Г., Добрович А. и другие. Наиболее развёрнутой нам представляется классификация [36].

Е. В. Сидоренко (2004) выделяет такие виды влияния как варварское, цивилизованное, манипуляцию, а также спорные виды влияния.

10 стр., 4538 слов

Убийство матерью новорожденного ребенка (2)

... о детоубийстве Убийство матерью новорожденного ребенка В первом официальном проекте УК РФ (1992г.) формулировка соответствующей нормы была краткой: "Умышленное убийство матерью своего новорожденного ребенка во время ... продолжительностью одни сутки. В иных обстоятельствах, когда убийство ребенка совершается его матерью под влиянием психотравмирующей ситуации, признаки новорожденности не имеют тесной ...

По этой классификации к истинно цивилизованным видам влияния относится аргументация, контраргументация, самопродвижение и конструктивная критика. Эти виды влияния отвечают всем трем критериям цивилизованности: они способствуют сохранению и развитию дела, деловых отношений и личностной целостности участников. В зависимости от конкретных условий, цивилизованными могут быть и некоторые спорные виды влияния, например просьба, пробуждение импульса к подражанию, внушение, заражение, игнорирование (не человека, но какой-то части его высказываний или реакций) и т. п.

К варварским видам влияния относятся нападение (во всех его разновидностях) и принуждение. Даже если в краткосрочной перспективе эти методы влияния повышают эффективность работы, они неминуемо нарушают и разрушают деловые отношения и, главное, личностную целостность участников.

Манипуляция является переходной ступенью от варварства к цивилизации. Она нацелена на то, чтобы принудить человека чувствовать, думать и действовать так, как это выгодно манипулятору, но при этом так, чтобы человеку не казалось, что его принудили.

1.1.1 Варварское психологическое влияние

Варварское психологическое влияние — это первая ступень собственно психологического влияния, очень близкая еще к физическому воздействию.

По классификации Е. В. Сидоренко к варварскому психологическое влиянию относятся следующие виды влияния:

  • Нападение — «Внезапная атака на чужую психику, совершаемая с сознательным намерением или без такового и являющаяся формой разрядки эмоционального напряжения. Высказывание пренебрежительных или оскорбительных суждений о личности человека;
  • грубое агрессивное осуждение, поношение или осмеяние его дел и поступков;
  • напоминание о постыдных или прискорбных фактах его биографии;
  • безапелляционное навязывание своих советов и др.» [36 стр. 37].

Психологическое нападение — это прежде всего словесная атака. Это резкий и сокрушительный удар словом, который вызывает нарушение душевного равновесия на более или менее длительный период времени. Чем более длителен этот период, тем более разрушительными могут быть последствия удара для душевной организации в целом.

Принуждение — «Приневоливание человека к выполнению определённых действий с помощью угроз и лишений. В наиболее грубых формах принуждения могут использоваться угрозы физической расправы, ограничения свободы и физические воздействия. В последних двух случаях принуждение перестаёт быть собственно психологическим средством влияния.» [36 стр. 45].

Принуждение возможно только в том случае, если принуждающий действительно обладает возможностями реализации угроз, то есть полномочиями в лишении адресата каких-либо благ или в изменении условий его жизни и работы.

Варвар не должен обольщаться мыслью, что, если он сможет облечь угрозу в вежливую форму, она превратится в аргумент. Изысканно вежливая угроза остается угрозой, если приведение ее в действие зависит от того, кто угрожает.

Цивилизованность подразумевает на только внешнюю вежливость, но и обращение к разуму, а не к эмоциям, и соблюдение этических норм.

1.2 Манипуляция

«Это преднамеренное и скрытое побуждение другого человека к переживанию определенных состояний, принятию решений и выполнению действий, необходимых для достижения инициатором своих собственных целей.» [36 стр. 48].

18 стр., 8909 слов

Основные способы влияния людей друг на друга в деятельности и в общении

... примере проанализировать особенности влияния и подверженности влиянию людей. 3. Разработать пути совершенствования обучению влиянию и противостоянию манипуляциям. Объектом курсовой работы является влияние и манипулирование, как психологические категории. Предметом курсовой работы является анализ особенностей влияния людей друг на ...

Манипуляция — это промежуточная ступень от варварства к цивилизованному влиянию. Манипулятор побеждает не силой, а хитростью и выдержкой. Его задача — принудить человека сделать что-то нужное, но так, чтобы человеку казалось, что он сам решил это сделать, причем принял это решение не под угрозой наказания, а по своей доброй воле.

На самом же деле он действует под влиянием тех мыслей и чувств, которые смог вызвать в нем манипулятор, затронув значимые для адресата «струны души», или мотивы. Для манипулятора другие люди — это орудия, препятствия или добыча, так же как и для варвара. Однако манипулятор учитывает, что они люди, и использует это.

Часто встаёт вопрос этической обоснованности манипуляции. Допустима ли она с этической точки зрения?

Г. К. Смит выделял четыре способа понимания людей: умозрительный, артистический, практический и эмпирический. Практическое понимание — это «способность одного человека влиять на другого и изменять его поведение желаемым образом» [39 стр. 8]. Если проанализировать приводимые Смитом примеры, то практическое понимание — это осознанная или неосознанная манипуляция.

По Смиту, «желание практического понимания не сводится, конечно, только к ситуациям эксплуатации. Матери хочется, чтобы ее больной ребенок принял лекарство, мужу — чтобы его полная жена меньше ела, учителю — чтобы студент учился, а терапевту — чтобы его клиент был более уверенным. Общим во всех этих отношениях является их нацеленность на то, чтобы произвести незамедлительное и объективное изменение в другом человеке [39 стр. 9].

По мнению известного специалиста в области психологии манипуляции Е. Л. Доценко, манипуляция во многих ситуациях является оправданной. «Часто в нашей обыденной жизни манипуляция выполняет роль средства мягкой защиты от самодурства правителей, перегибов руководителей, дурного характера коллег или родственников, недружественных выпадов со стороны тех, с кем случайно довелось общаться» [15 стр. 11].

Таким образом, применять ли манипуляцию и как ее применять, — это вопрос индивидуального этического выбора человека. Всякий раз человек должен сам принять решение и нести всю полноту ответственности за него. Он сам решает — благородно это или неблагородно, причем всякий раз заново.

Важно понимать, чем манипуляция отличается от психологической игры. Самым простым было бы считать, что манипуляция совершается манипулятором осознанно, а игра игроком — неосознанно. Это вполне отвечает тем описаниям и определениям, которые даёт Эрик Берн [4]:«Психологическая игра — бессознательно совершаемая манипуляция, чаще всего взаимная».

Как отличить того, кто «честно», то есть бессознательно, играет в психологическую игру, от манипулятора? Е. В. Сидоренко [36] предлагает следующий критерий: манипулятор может отказаться от манипуляции и перейти к цивилизованному взаимодействию, а игрок не может.

Манипулятор гораздо более изобретателен и пробует разные пути, пока не добьется успеха или не будет вынужден перейти к цивилизованному взаимодействию.

1.1.3 Цивилизованное психологическое влияние

Цивилизованное психологические влияние — это влияние прежде всего словом, причем влияние открытое и открыто адресованное к интеллектуальным возможностям человека. Цивилизованное психологическое влияние свободно от силовых и обманных приемов.

10 стр., 4650 слов

Античные ученые о влиянии природы на человека и их взаимодействии

... непрерывный меняющийся поток первоначал. В этом отношении идея Лукреция о взаимодействии человека и природы уникальна в своем роде. Далее в своей «биологии» Лукреций ... и очистить науку о природе от религиозно-мифических и идеалистических заблуждений, она является одним из важнейших и надежнейших источников для суждения о тех теоретических обобщениях, которых достигло античное естествознание, и, ...

Следуя всё той же классификации Е. В. Сидоренко [36] к этим видам влияния относятся:

Аргументация — «это высказывание и обсуждение доводов в пользу предлагаемого решения или позиции с целью формирования или изменения отношения собеседника к данному решению или позиции.» [36 стр 74]. Для того чтобы аргументация была по-настоящему конструктивной, она должна отвечать некоторым условиям. Во-первых, цель аргументации должна быть отчетливо осознана самим инициатором влияния и открыто сформулирована адресату. Во-вторых, прежде чем предпринимать попытку аргументации, необходимо заручиться согласием адресата нас выслушать.

Так же к цивилизованным видам влияния относится Самопродвижение — «это открытое предъявление свидетельств своей компетентности и квалификации для того, чтобы быть оцененным по достоинству и благодаря этому получить преимущества в отборе кандидатов, назначении на должность и т. п.» [36 стр. 80]. В общении между матерью и дочерью для того, чтобы дочь с большим доверием отнеслась к мнению матери.

1.1.4 Спорные виды влияния

К спорным видам влияния Е. В. Сидоренко [36]. относит:

  • внушение;
  • заражение;
  • пробуждение импульса к подражанию;
  • формирование благосклонности целевой персоны;
  • просьба;
  • игнорирование.

Во многих случаях такие виды влияния совершаются бессознательно, как дыхание. Однако, иногда, человек может прибегать к ним вполне осознанно, с определенным намерением.

Внушение — «Сознательное неаргументированное воздействие на человека или группу людей, имеющее своей целью изменение их состояния, отношения к чему- либо и создания предрасположенности к определенным действиям.» [36 стр. 83].

Формулы внушения могут быть, например, такими: «Ты сможешь это сделать», «Это в твоих силах». Внушение может быть и негативным: «Вам не справится с этим», «У вас будут большие трудности», и т. п. И позитивные, и негативные формулы внушения весьма близки к манипуляционным воздействиям, затрагивающим «струны души».

Заражение — « Передача своего состояния или отношения другому человеку или группе людей, которые каким-то образом (пока не нашедшим объяснения) перенимают это состояние или отношение. Передаваться состояние может как непроизвольно, так и произвольно, усваиваться — также непроизвольно или произвольно.»[36 стр. 85].

Внушение отличается от заражения тем, что в первом случае инициатор влияния сам находится в одном состоянии, а у адресата влияния производит другое. Заражение подразумевает, что инициатор сам находится в том состоянии, которое он воспроизводит в других людях.

Иными словами, как выразился Б. Д. Парыгин, внушение — это (хотя и с некоторой натяжкой) «одностороннее заражение». Кроме того, внушение, как правило, носит вербальный характер, а заражение может использовать и невербальные средства [32].

Пробуждение импульса к подражанию — «Способность вызывать стремление быть подобным себе. Эта способность может как непроизвольно проявляться, так и произвольно использоваться. Стремление подражать и подражание (копирование чужого поведения и образа мыслей) также может быть произвольным и непроизвольным.»

4 стр., 1903 слов

Роль женщины в современном мире

... в конституциях различных стран, когда женщины включены в экономическую жизнь общества, имеют право голоса и доступ к образованию, но все же положение женщин во многом остается двойственным. Говоря о социальной роли современной женщины, ... гуманного и бережного отношения к вопросам материнства и детства, образцом равноправия мужчин и женщин во всех без исключения сферах жизни общества. Впервые годы ...

Зачастую подражание рассматривается как один из видов заражения. По Лебону, например, подражание «в сущности составляет лишь одно из проявлений заразы» [26 стр. 242].

Подражание отличается от заражения тем, что оно подразумевает копирование способов поведения, а не психических состояний. Затем, уже в процессе воспроизведения чужой модели поведения, у человека, в соответствии с известным законом Джемса-Ланге, развиваются психические состояния, связанные с данными моделями поведения.

Подражание может использоваться сознательно, как стратегия самопрезентации, направленная на формирование благорасположения целевой персоны.

Ж. Тардом были сформулированы законы подражания: низшие подражают высшим, младшие старшим, бедные богатым и тому подобное [40].

Формирование благосклонности целевой персоны — «Привлечение к себе непроизвольного внимания адресата путем проявления инициатором собственной незаурядности и привлекательности, высказывания благоприятных суждений об адресате, подражания ему или оказания ему услуги.» [36 стр. 96].

Этот вид влияния восходит к классификации стратегий самопрезентации Э. Джонса (Jones Е. Е., 1964; 1990).

«Самопрезентация — это управление впечатлением, которое инициатор производит на целевую персону, с целью поддержания или усиления своего влияния на нее» (Jones, 1964).

Джонс предложил классификацию из восьми стратегий самопрезентации, которую Е. В. Сидоренко [36] приводит со своими дополнениями:1-я группа стратегий: Искательство. В эту группу входят: самовосхваление, лесть, подражание, одолжение. Следующие четыре стратегии являются альтернативными по отношению к стратегиям искательства, так как не направлены на «поиск расположения» целевой персоны. Это такие виды влияния как запугивание, примероносительство, мольба.

Чалдини [44] называл тех, кто использует эти принципы влияния в своих корыстных целях …эксплуататорами.

По Сидоренко Е. В. (2004) стратегии искательства являются манипулятивными, но лишь наполовину, так как они не во всех случаях отвечают всем четырём критериям манипуляции. Такие альтернативы искательству, как запугивание и мольба, также могут быть отнесены к разряду манипулятивных или спорных. Они, несомненно, содержат элемент внушения.

Примероносительство может быть вариантом аргументации, однако чаще всего эта стратегия также должна быть отнесена к разряду манипулятивных или спорных.

Единственная стратегия, которая может считатьсяцивилизованным видом влияния, — это самопродвижение.

Далее к спорным видам влияния Е. В. Сидоренко (2004) относит: Просьбу и игнорирование.

Просьба — «Обращение к адресату с призывом удовлетворить потребности или желания инициатора воздействия.» [36 стр. 100].

Этот вид влияния кажется тонкой гранью, с которой легко скатиться либо к принуждению, либо к мольбе.

Просьба является вполне цивилизованным видом влияния, если она сформулирована в форме предложения. Предложение можно: 1) принять; 2) отклонить; 3) уточнить или изменить. При этом отклонение предложения не так эмоционально затрагивает, как отказ в просьбе.

21 стр., 10187 слов

Исследование частоты встречаемости рахита у детей раннего возраста ...

... педиатрических участках. Обосновать роль фельдшера в профилактике рахита у детей. Объект: дети первого года жизни, страдающие рахитом. Предмет: ситуация с заболеваемостью рахитом детей. Гипотеза: Правильная и ... основными факторами риска развития рахита у детей являлись наследственная отягощенность и нерациональное питание матери. Значимое открытие в понимании этиологии рахита датируется 1918 г., ...

Требование есть крайний вариант просьбы. В зависимости от его конкретной формы, оно в разной пропорции совмещает в себе черты принуждения и внушения, то есть в любом случае это по крайней мере спорный вид влияния.

Игнорирование — «Умышленное невнимание, рассеянность по отношению к партнеру, его высказываниям и действиям. Чаще всего воспринимается как признак пренебрежения и неуважения, однако в некоторых случаях выступает как тактичная форма прощения бестактности или неловкости, допущенной партнером.» [36 стр. 101].

Таким образом, игнорирование может быть как вполне манипулятивным, так и вполне цивилизованным видом влияния.

2 Исследования материнства в современной психологии

«Природой и обществом каждый мужчина подготавливается к тому, чтобы стать мужем и отцом, а женщина — женой и матерью» А.Б. Шнейдер [45 стр.136].

Материнство — сложный феномен, имеющий физиологические механизмы, эволюционную историю, культурные и индивидуальные особенности. В обществе постоянно происходят изменения модели материнства и детства, соответствующие изменению в самих общественных отношениях. Изменяется и отношение женщины к своей роли матери.

«В наши дни материнство занимает незначительное место в иерархии ценностей женщины. Заметное возрастание стремления к высокому профессиональному статусу и карьере, повышенная тяга к благосостоянию и высокому уровню потребления препятствуют родительству. Налицо новая модель личности, не обеспеченная соответствующей моделью материнства. Усугубляет положение разрыв межпоколенных связей, утрата традиционных способов передачи опыта и оформления материнско-детского взаимодействия. Женщина на пороге материнства оказывается неосведомленной об элементарных особенностях развития ребенка и своих функциях в уходе за ним и общении». [45 стр.282-283].

Полемика вокруг проблемы «материнского инстинкта» разгорелась во второй половине XX столетия. Одни придерживались убеждения, что материнская привязанность подчиняется во многом тем же врожденным механизмам, которые роднят человеческий вид с животными.

Работы М. Мид [29] показали, что материнская забота и привязанность к ребенку настолько глубоко заложены в реальных биологических условиях зачатия и вынашивания, родов и кормления грудью, что только сложные социальные установки могут полностью подавить их. Если женское чувство адекватности своей половой роли грубо искажено то в этих условиях обнаруживается значительное нарушение материнских чувств.

«Другую крайнюю социоцентристскую позицию занимает Элизабет Бадинтер. Проследив историю материнских установок на протяжении четырех столетий (с XVII до XX века), она пришла к выводу, что «материнский инстинкт — это миф». Она не обнаружила никакого всеобщего и необходимого поведения матери, а напротив — чрезвычайную изменчивость ее чувств в зависимости от ее культуры, амбиций или фрустраций. Материнская любовь — это понятие, которое не просто эволюционирует, но наполняется в различные периоды истории различным содержанием. Исследовательница рассматривает во взаимосвязи три главные социальные женские роли: матери, жены и свободно реализующейся женщины. Она полагает, что в различные эпохи та или иная из этих ролей становилась главенствующей. Э. Бадинтер указала на связь между общественными потребностями и мерой материнской ответственности за рождение ребенка: «Женщина становится лучшей или худшей матерью в зависимости от того, ценится или же обесценивается в обществе материнство». [45 стр.286].

3 стр., 1146 слов

Представления восточных славян о воспитании

... (3-6-летнее дитя), «чадо» (7-12-летней ребенок), «отрок» (12-15 лет). 2. Народная педагогика восточных славян Как и у других племен, у славян в древности воспитание осуществлялось спонтанно, в виде рефлексии ... называли «матерым», т.е. воспитанным матерью. Подобное отношение к женщине идет от времен матриархата. Позже в патриархальной семье на главные роли воспитателей выходят мужчины. Перемена ...

По данным Г. В. Скобло и О. Ю. Дубовик, более чем в 50% семей наблюдаются нарушения материнско-детских взаимоотношений. Все исследования родительского, и в частности материнского, отношения к эмоциональному благополучию ребенка говорят о том, что эмоциональное отношение матери, формы его проявления, способы оказания поддержки и т. п. сильно различаются у разных матерей.

«Все это заставляет предположить, что материнство не является полностью обеспеченным врожденными механизмами. Акцент на материнском инстинкте как наиболее значительной составляющей психологической готовности к материнству вызывает сомнение. Инстинктивное поведение — жестко закрепленные в наследовании поведенческие формы. Возможность кардинального нарушения материнства свидетельствует о том, что инстинкт не играет определяющей роли в поведении матери. Материнство — это одна из социальных женских ролей, поэтому, даже если потребность быть матерью и заложена в женской природе, общественные нормы и ценности оказывают определяющее влияние на проявления материнского отношения. Материнское чувство включает в себя биологическое стремление к материнству, окрашенное или преобразованное интериоризованными социальными нормами. Понятие «нормы материнского отношения» не является постоянным, так как содержание материнских установок меняется от эпохи к эпохе. Отклоняющиеся проявления материнского отношения существовали всегда, но они могли носить более скрытые или открытые формы и сопровождаться большим или меньшим чувством вины в зависимости от общественного отношения к этим актам» [45 стр.288].

Стремление к материнству, по-видимому, нельзя сводить ни к биологическому влечению, ни к следованию социокультурным нормам. Материнство, по словам Т. Флоренской, [43] — предназначение женщины, и поэтому можно говорить о существовании духовной потребности, которая является главным источником стремления женщины стать матерью.

«Природа устроила женский организм так, что после родов в нем прибывают силы и энергия. Это нормальная реакция нормального организма. Но силы эти могут быть потрачены впустую, если они не создадут основы для новых переживаний ценности своей жизни для женщины. В этот момент практически решается по-новому вопрос о ее любви к самой себе, в частности, это проявляется в самооценке, которая, как известно, зависит от оценки других людей. Если женщина будет чувствовать себя любимой и значимой, она перенесет эту любовь и на ребенка. Он не будет восприниматься как «помеха» в отношении супругов. Об этом приходится писать, так как одна из трудностей освоения женщиной роли матери состоит в том, что ей приходится переживать «борьбу» за ее же любовь и внимание со стороны мужа.

Противоречивость роли матери приводит даже к тому, что женщина начинает себя вести в отношении и ребенка (детей), и мужа по-матерински, то есть происходит смещение ролей жены и матери, что сразу же вызывает санкции — возникают конфликтные отношения». [1 стр. 533].

В своей книге [24] Т.А. Крюкова М. В. Сапоровская Е.В. Куфтяк этап принятия роли матери определяют как особый период в онтогенезе материнской сферы личности женщины, который характеризуется рядом особенностей:

14 стр., 6903 слов

Ребенок как субъект воспитания

... воспитания и реализуют себя, свое понимание жизни в практических отношениях. Использование материальных и духовных возможностей нашего общества для развития личности зависит от интересов и потребностей самой этой личности. Поэтому важно пробудить в ребенке ... ребенка, взаимоотношения спонтанного развития и воспитания. В некоторых концепциях психологии и педагогики бытует представление о ребенке как ...

1) появление реального ролевого поведения;

2) согласование родительских установок женщины, ее представлений о себе как матери, социальных ожиданий окружающих;

3) перестройка ролевого веера личности;

4) появление или актуализация потребности в материнстве, перестройкой личностных смыслов.

«Переход к родительству и этап принятия роли матери являются важными жизненными событиями и сопряжены как с ролевым напряжением, так и с увеличением ежедневных жизненных трудностей.

«Переход к родительству отмечен следующими событиями.

1. Изменения в идентичности и внутренней жизни. К этому относятся изменения чувства «Я» родителей и их предположений о семейной жизни.

2. Перераспределение ролей и перемены в супружеских отношениях. Когда оба супруга измучены недосыпанием и невозможностью быть вместе, в их жизни происходят перемены, связанные с неизбежным разделением труда.

3. Перемены в ролях и отношениях со старшим поколением. Переход к родительству затрагивает как родителей, так и бабушек с дедушками. Причем психологическая сепарация от собственной матери — одна из важнейших задач женщины в период вынашивания ребенка.

4. Изменения ролей и отношений вне семьи. Внешние изменения касаются, главным образом, матери, так как ей приходится оставить работу, хотя бы на время, чтобы посвятить себя заботам о ребенке;

5. Новые родительские роли и отношения. Супруги должны принять на себя новые обязанности, связанные с воспитанием ребенка.» [24 стр.119-120].

«В период принятия роли матери у женщины возникают интра и интеропсихические ролевые конфликты.

Внутриролевой конфликт — это расхождение между ролью и личностью, между требованиями роли и системой внутренних ценностей личности. Такой конфликт характерен для девиантного материнства, когда исполнение роли матери наталкивается на нежелание воспитывать, кормить ребенка, ухаживать за ним и заботиться о его здоровье.

Межролевой конфликт — это оппозиция между двумя и более ролями одной личности. Он возникает, когда женщина не может расставить приоритеты в своей жизни, выбрать между собственной карьерой или ролью жены и материнской ролью.

Внутриличностный ролевой конфликт заключается в противоречии между пониманием роли самой личностью и ожиданиями других. В консультативной практике часто приходится встречаться с тем, что супруг, собственная мать, друзья буквально «засыпают» женщину советами, какой матерью она должна быть. И далеко не всегда эти советы соответствуют ее собственным представлениям о «хорошей матери». Ситуация усугубляется и становится конфликтной, если эти ожидания противоречат друг другу». [24 стр.120].

Д. Винникот [10] пишет, что способность женщины «быть достаточно хорошей матерью» формируется на основе ее опыта взаимодействия с собственной матерью, в игре, во взаимодействии с маленькими детьми в детстве, а также в процессе собственной беременности и материнства. Как отмечают многие исследователи, самыми решающими считаются отношения с собственной матерью и семейная модель материнства (Филиппова Г. Г., Колпакова М. Ю., Захаров А. И., Брутман В. И., др.).

Накопленные на сегодняшний день исследования свидетельствуют о том, что семья является первичным и необходимым условием формирования материнства. Зарубежные исследователи подчеркивают неблагоприятное влияние нарушений межличностных взаимоотношений в родительской семье на развитие личности будущей матери. Известно, что большинство матерей, отказавшихся от своих детей, воспитывались в нестабильных семьях и с раннего детства имели негативный опыт межличностных взаимоотношений. В своей книге Шнейдер [45] приводит пример Б. Стил, и Д. Поллок, которые описали грубое, пренебрежительное обращение с детьми в двух и трех поколениях семей. Личность многих «женщин, не готовых к эффективному материнству», формировалась в своеобразной субкультуре агрессии, часть из них в детстве страдали от холодного отношения со стороны своих родителей, унижающего достоинство, угнетения, в большинстве семей дочерей «воспитывали» грубостью, криком, а часто и побоями, т. е. они находились в неблагополучной психотравмирующей среде.

Каждая нормальная семья рано или поздно стремится осуществить важнейшее свое предназначение — рождение и воспитание одного или нескольких детей. Однако к такому решению супруги приходят, руководствуясь собственными многообразными мотивами: стремление стабилизировать отношения между собой; действовать как все; рассматривают воспитание наследника как цель жизни; желание не выделяться среди других; стремление обеспечить себе беззаботную старость; возможность получения дополнительных льгот; желание удостовериться в своих способностях; стремление привязать жену к дому.

Доминирующая мотивация рождения ребенка определяет последующее отношение родителей к воспитанию.

1.3 Стили детско-родительских отношений и способы родительского влияния

Главная задача семьи — выполнение родителями функций воспитателя. Под этими функциями подразумевается создание не только определенных взаимоотношений между родителями и их детьми, но и их предпосылок, т. е. определенного образа жизни семьи и взаимоотношений ее членов. Неуверенность родителей, неправильное воспитание ими детей обостряют взаимоотношения в семье и негативно влияют на развитие личности ребенка.

«Анализ мотивов воспитания показал, что истинные побуждения, которые определяют взаимодействие с детьми, не всегда полностью представлены в сознании родителей. Реально действующий мотив может быть представлен в сознании замещающим мотивом, а само воспитание, взаимодействие с ребенком становится в значительной степени неосознанным. «Игра» сознательных и неосознаваемых сил, сложное переплетение различных мотивов воспитания проявляются в родительских позициях, преобладающих при взаимодействии с ребенком». [45 стр.331].

Подобно тому, как неповторима личность каждого человека, индивидуальны отношения между супругами, столь же сложны и отношения родителей к своему ребенку, неоднозначны стили семейного воспитания. Под стилем семейного воспитания понимается совокупность родительских стереотипов, воздействующих на ребенка.

Наблюдения за воспитанием детей в различных семьях позволили психологам составить описание различных типов воспитания.

Разные исследователи предлагают разные классификаций типов семейного воспитания. По нашему мнению, первой целесообразно представить традиционную классификацию, которой придерживаются некоторые авторы, в том числе С. В. Ковалев [20].

Вслед за стилями общесемейных взаимоотношений, во взаимоотношениях родителей и детей в рамках этой классификации выделяется три типа воспитания: авторитарный, демократический и либеральный. Эти типы четко взаимосвязаны с ориентацией родителей на определенный вид авторитета, т.е. на предпочитаемый тип власти. В свою очередь, определённый стиль общения сопровождается репертуаром влияния.

При демократическом стиле взаимоотношений взрослые общаются с ребенком товарищеским тоном, корректно направляют его поведение, хвалят и порицают, высказывая одновременно советы и предположения, допускают дискуссии по поводу своих распоряжений и не увлекаются подчёркиванием своего руководящего положения.

При авторитарном стиле общение ограничивается краткими деловыми распоряжениями без всяких разъяснений, ведётся чётко и неприветливо, основывается на запретах без снисхождения, угрозах. Чувства и эмоции ребёнка в расчёт не принимаются; его хвалят и ругают «под настроение», а во взаимоотношениях тратится много сил на поддержание некоей дистанции.

При попустительском стиле воспитания во взаимоотношениях и общении с ребёнком последовательно реализуется принцип «делай, что хочешь».

С точки зрения последствий этих типов воспитания давно уже доказано, что наилучшим из них является демократический тип, в максимальной степени способствующий не только поддерживанию нормальных отношений с детьми, но и формированию у последних таких важных качеств гармоничной личности, как инициатива, ответственность, самостоятельность и активность. При данном типе воспитания воспитательный процесс осуществляется твёрдо и последовательно, гибко и рационально, с обязательным объяснением мотивов своих требований и поощрением их обсуждения; власть используется только в силу крайней необходимости, правила не являются догмами, а мнения взрослых безоговорочно истинными. Тип семейного воспитания весьма существенно определяет эмоциональный тон детско-родительских взаимоотношений.

Немалый интерес представляют работы, в которых воспитание и детско-родительские отношения так или иначе связаны с анализом семейной структуры. Обратимся к исследованию Э. Арутюнянц [3].

По ее мнению, существует 3 варианта семьи: традиционная (патриархальная), детоцентрическая и супружеская (демократическая).

В традиционной семье воспитывается уважение к авторитету старших; педагогическое воздействие осуществляется сверху вниз. Основным требованием является подчинение. Итогом социализации ребенка в такой семье является способность легко вписаться в «вертикально-организованную» общественную структуру. Дети из этих семей легко усваивают традиционные нормы, но испытывают трудности в формировании собственных семей. Они не инициативны, не гибки в общении, действуют исходя из представления о должном.

В детоцентрической семье главной задачей родителей считается обеспечения «счастья ребенка». Семья существует только для ребенка. Воздействие осуществляется, как правило, снизу вверх (от ребенка к родителям).

Существует «симбиоз» ребенка и взрослого. В результате у ребенка формируется высокая самооценка собственной значимости, но возрастает вероятность конфликта с социальным окружением за пределами семьи. Поэтому ребенок из такой семьи может оценивать мир как враждебный. Очень велик риск социальной дезадаптации, и в частности учебной дезадаптации ребенка после поступления в школу.

Очень высоко оценивается супружеская (демократическая) семья. Цель в этой семье — взаимодоверие, принятие, автономность членов. Воспитательное воздействие — «горизонтальное», диалог равных: родителей и ребенка. В семейной жизни всегда учитываются взаимные интересы, причем чем старше ребенок, тем больше его интересы учитываются. Итогом такого воспитания является усвоение ребенком демократических ценностей, гармонизация его представлений о правах и обязанностях, свободе и ответственности, развитие активности, самостоятельности, доброжелательности, адаптивности, уверенности в себе и эмоциональной устойчивости. Вместе с тем у этих детей может отсутствовать навык подчинения социальным требованиям. Они плохо адаптируются в среде, построенной по «вертикальному» принципу (т. е. практически ко всем социальным институтам).

Из классификаций, сопоставляющих особенности формирования личности детей и стили семейного воспитания, наиболее интересной, детализированной представляется классификация, предложенная А. Е. Личко и Э. Г. Эйдемиллер [47] для подростков. Авторы выделили следующие отклонения в стилях семейного воспитания:

Гипопротекция. Характеризуется недостатком опеки и контроля. Ребенок остается без надзора. К подростку проявляют мало внимания, нет интереса к его делам, часты физическая заброшенность и неухоженность. При скрытой гипопротекции контроль и забота носят формальный характер, родители не включаются в жизнь ребенка. Невключенность ребенка в жизнь семьи приводит к асоциальному поведению из-за неудовлетворенности потребности в любви и привязанности.

Доминирующая гиперпротекция. Проявляется в повышенном, обостренном внимании и заботе, чрезмерной опеке и мелочном контроле поведения, слежке, запретах и ограничениях. Ребенка не приучают к самостоятельности и ответственности. Это приводит либо к реакции эмансипации, либо к безынициативности, неумению постоять за себя

Потворствующая гиперпротекция. Так называют воспитание «кумира семьи». Родители стремятся освободить ребенка от малейших трудностей, потакают его желаниям, чрезмерно обожают и покровительствуют, восхищаются его минимальными успехами и требуют такого же восхищения от других. Результат такого воспитания проявляется в высоком уровне притязаний, стремлении к лидерству при недостаточных упорстве и опоре на свои силы.

Эмоциональное отверженце. Ребенком тяготятся. Его потребности игнорируются. Иногда с ним жестоко обращаются. Родители считают ребенка обузой и проявляют общее недовольство ребенком. Часто встречается скрытое эмоциональное отвержение: родители стремятся завуалировать реальное отношение к ребенку повышенной заботой и вниманием к нему. Этот стиль воспитания оказывает наиболее отрицательное воздействие на развитие ребенка.

Жестокие взаимоотношения. Могут проявляться открыто, когда на ребенке срывают зло, применяя насилие, или быть скрытыми, когда между родителями и ребенком стоит «стена» эмоциональной холодности и враждебности.

Повышенная моральная ответственность. От ребенка требуют честности, порядочности, чувства долга, не соответствующих его возрасту. Игнорируя интересы и возможности подростка, возлагают на него ответственность за благополучие близких. Ему насильно приписывают роль «главы семьи». Родители надеются на особое будущее своего ребенка, а ребенок боится их разочаровать. Часто ему перепоручают уход за младшими детьми или престарелыми.

Помимо этого выделяются также следующие отклонения в стиле родительского воспитания: предпочтение женских качеств (ПЖК), предпочтение мужских качеств (ПМК), предпочтение детских качеств (ПДК), расширение сферы родительских чувств (РРЧ), страх утраты ребенка (ФУ), неразвитость родительских чувств (НРЧ), проекция собственных нежелательных качеств (ПНК), внесение конфликта между супругами в сферу воспитания (ВК).

Известны другие типологии родительского отношения. В том числе, А. Я. Варга [9] выделяет: принимающе-авторитарное родительское отношение, «маленький неудачник», симбиотическое родительское отношение, симбиотически-авторитарное родительское отношение.

Некоторые исследователи отмечают. Что тип семейного воспитания имеет далёкие последствия и определяет жизненный путь ребёнка.

4 Особенности детско-родительских взаимоотношений в неполных семьях

«Трудные жизненные ситуации в семье вызывают стресс различного уровня. Потерю отца, неожиданный развод, даже произошедший более двух лет назад, семья переживает дольше, чем какой-либо нормативный стресс, что объясняется длительной «эмоциональной памятью» или посттравматическим состоянием» [24 стр. 44].

После потери /ухода отца мать начинает ощущать большую ответственность за своего ребенка. Если раньше выполнение родительской роли она делила с мужем — отцом, то теперь, когда матери приходится в одиночку справляться с проблемами, у нее возникает тревожность по поводу эффективности своей материнской роли.

«Активная роль в семье и обществе дается матерям — одиночкам нелегко, они устают от обязанностей и множества трудностей (трудности детей в учебе, поведение в школе и дома, необходимость продолжения образования, здоровье).

Матери, испытывающие тревожность, связанную с неуверенностью эффективного выполнения своей воспитательной функции стремятся компенсировать отсутствие отца созданием «насыщенной» жизни ребенка-подростка. Нередко они проявляют неожиданную жесткость, что говорит об их стремлении компенсировать отсутствие отца более строгими моделями отношений с подростком, стараясь быть матерью и отцом одновременно.

Оказалось, что для отношения матери к ребенку в семье без отца характерно следующее: практически все матери в своем отношении к ребенку проявляют симбиотические связи, то есть ощущают себя с ним одним целым, пытаются оградить его от трудностей и неприятностей. Большинство матерей принимают своего ребенка, что свидетельствует о том, что матери уважают подростка, симпатизируют ему, стремятся проводить с ним время, одобряют его интересы и планы. Оказалось, что треть матерей готовы помогать ребенку, заинтересованы его делами и успехами, хотят, чтобы он был «не хуже других» (образ социальной желательности).

Матери в большей степени доверяют своему ребенку, стараются разделить его точку зрения в спорных вопросах. Довольно высокий балл наблюдается по Шкале авторитарная гиперсоциализация. Это говорит о том, что в детско-родительских отношениях отчетливо просматривается жесткий контроль над поведением ребенка, относящийся и к особенностям воспитания в неполной семье без отца, и к культуре российского воспитания». [24].

В. Сатир [34] считает, что проблема неполной семьи в том, что ребенку трудно создать целостное представление о мужчинах и женщинах. Оставшемуся же родителю нетрудно создать у него негативное представление об отсутствующем родителе, особенно если расставание было связано с разводом, уходом или чем-то, причиняющим сильную боль. Женщина, остающаяся с детьми без мужа, должна очень постараться, чтобы ее ребенок не подумал, что «все мужчины плохие».

Наконец, поскольку дети в неполной семье не могут наблюдать отношения между мужчинами и женщинами, то они вырастают, не имея целостной модели этих отношений.

Девочка в неполной семье тоже может получить искаженное представление об отношениях между мужчинами и женщинами. Ее собственная половая идентификация может быть очень изменчивой: она или готова на роль прислуги — дает все и ничего не получает, или чувствует, что может все делать самостоятельно и быть совершенно независимой.

Однако все эти проблемы разрешимы. Женщина-мать вполне может иметь адекватную, принимающую установку по отношению к мужчинам и быть достаточно зрелой, чтобы не создавать у детей негативного представления о них.

«Необходимо учитывать особенности личности того воспитателя, который остаётся с ребёнком один. Теперь задача у него гораздо труднее. Во многих отношениях ему приходится заменять второго, отсутствующего; в работе психологически к нему предъявляются совершенно своеобразные требования, и ему не с кем разделить радость, заботы, ответственность… Способность этого воспитателя соответствовать всем требованиям играет в формировании личности ребёнка, очевидно значительно большую роль, чем тот факт, что семья неполная».

5 Влияние возрастных особенностей на характер взаимоотношений матери и взрослой дочери

Поскольку в нашей работе мы рассматриваем не просто детско-родительские отношения, а отношения уже пожилой матери и взрослой дочери, то считаю важным подробнее остановиться на их возрастных особенностях.

Проблему возрастных особенностей рассматривало много авторов, среди них Б. Ливехуд, П. Массен, Д. Конгер, Д. Каган, Д. Гивитц, К. Хорни, Марта Мере и другие. В нашей работе мы обратимся к исследованию Г.С. Абрамовой [1].

  • 35 лет

Переходный возраст, к сожалению, для большинства людей — это половина прожитой жизни.

Переходный возраст — это очень короткий период жизни, когда у человека много сил, чтобы чувствовать свои возможности действия и достаточно ума, чтобы контролировать свои цели…

Семейный статус бальзаковской женщины — от юной бабушки до матери первенца, которому чуть больше пяти лет. Бальзаковский возраст — период расцвета женственности, период мудрости и силы, соединение зрелой чувственности и разума. Женщина достигает максимума в своем физиологическом развитии, то есть чувствует себя сильной;…дети к этому времени подрастают, связь между ними и матерью становится не только (не столько) эмоциональной, но и интеллектуализированной отношением к психологической информации о ребенке (о детях).

Психологи называют эту новую ситуацию в семейных отношениях ситуацией передачи ответственности за жизнь самому ребенку

Психологическое пространство семейных отношений начинает испытывать на себе более или менее опосредованное влияние чужих людей (друзей и учителей детей, сослуживцев жены и мужа и др.).

Это делает его не только более широким, но одновременно и менее защищенным. Женщина за счет этого сталкивается с новыми для нее проблемами — проблемами защиты социальных прав своих близких от воздействия чужих людей.

В переходном возрасте отношение женщины к карьере обостряется тем, что она на фоне естественного прилива сил в то же время начинает по-новому реагировать на социальные отношения, вторгающиеся в ее семейную жизнь. Социологи иногда называют этот период в жизни женщины периодом «кухонного бунта», когда женщина делает попытку изменить свое социальное положение за счет профессионального совершенствования, психологи говорят о переоценке решений, о карьере, о стиле жизни.

Г. С. Абрамова [1] считает, что одна из важнейших особенностей переходного возраста женщины состоит в том, что развитие ролевых отношений в семье приводит к тому, что в них недостаточно только реагировать (жить по чувству), но надо уже и уметь строить поведение в соответствии со своей ролью. Подросшие дети это тоже очень хорошо чувствуют и понимают, они уже вполне могут выступить в роли маминого психотерапевта, говоря ей, например, что она их учит неправильно, сейчас у детей другие правила.

В этом возрасте обостряются противоречия между всеми проявлениями психической реальности: «Я могу» как переживание собственной силы может не соответствовать Я-концепции, где собственное Я воспринимается как слабое и безвольное, «Я хочу» может не соответствовать реальным возможностям и тому подобное. Я женщины, ограниченное, оглушенное ее чувствами, может не справиться самостоятельно с необходимой реорганизацией психической реальности, даже с фактом признания в потоке жизни разных ее проявлений.

Одна из психологических ловушек этого возраста состоит в соблазне уйти в собственные чувства, как больные уходят в болезнь, получая от этого необходимое внимание со стороны окружающих. Уход в собственные чувства создает иллюзию жизни.

Напряжение при этом возникает высокое, но оно же толкает в пропасть отстраненности от психической реальности, в которой кроме чувств есть и множество других модальностей.

Природная эмоциональность женщины может послужить ей препятствием на пути преобразований отношений между людьми в изменившемся социальном пространстве жизни ее семьи. Возможность перемен, как известно, зависит от изменений в сознании, в готовности искать и осуществлять эти изменения.

«Переживания женщины, основанные на ее чувствах и эмоциях, создают еще одну психологическую ловушку — ловушку участия, или, точнее, соучастия в жизни близких людей, о которых она постоянно думает.

Нагрузка на чувства возрастает многократно из-за изменившихся социально-психологических обстоятельств. Какова вероятность того, что женщина с ней справится? Разрешить себе жить не только чувствами, порождаемыми близкими людьми, — так можно было бы сформулировать задачу личностного развития женщины в переходном возрасте. Для этого, как минимум надо обнаружить в себе свое собственное Я, свою собственную психическую реальность, а это невозможно без переоценки значимости других людей для осуществления собственной жизни» [1 стр. 552-553].

«Итак, в жизни женщины бальзаковского возраста со всей остротой встает проблема осознания содержания своей индивидуальности, которая связана со сменой оценки привязанностей и принятых обязательств в отношении близких людей и самой себя. В то же время продолжается освоение родительской роли, которое основывается на существенном изменении психологической дистанции с детьми, включающем и переоценку значимости людей в осуществлении собственной индивидуальной судьбы. Решение этой проблемы приводит к обновлению всех переживаний, появляется чувство полноты жизни, причастности ко всем ее проявлениям.

Если же этого не происходит, то женщина погружается в мир своих чувств, отстраняясь от других проявлений жизни за счет пребывания в фантомном мире собственного Я» [1 стр. 552-553].

Возрастные особенности мы можем наблюдать, также и у матерей.

  • 65 лет

Во многих странах мира, и у нас тоже, пожилой возраст — это время выхода на пенсию, то есть предпенсионное состояние человека, сборы на «заслуженный отдых».

Людей, мужчин и женщин, приближающихся к пожилому возрасту, Г. С. Абрамова [1] делит на следующие группы:

1. Очень хотят выйти на пенсию, чтобы заняться другим делом. Они активно готовятся к этому, получают дополнительную специальность или просто осваивают новую, необходимую информацию. Пенсия воспринимается как начало новой жизни, когда можно заняться любимым делом с полной отдачей.

  • Очень боятся выхода на пенсию. Правдами и неправдами пытаются продлить время работы, чувствуют себя никому не нужными, если не могут заработать достаточное с их точки зрения количество денег.

3. Третью группу людей Абрамова [1 ] назвала равнодушными, они уже давно не работают с полной отдачей, и выход на пенсию не приносит им существенных переживаний, связанных с необходимостью перераспределять жизненную энергию. Они продолжают свое существование, давно и привычно окрашенное всеми оттенками нелюбви к жизни. Они давно уже живут вне концепции жизни и погрузились не в глубины своего Я или поднялись к его высотам, а замкнулись на плоскости прошлого. Это Я, которое реагирует только на изменения самого себя, где главным проявлением жизни становится собственная физическая боль, на которую Я реагирует появлением букета разнообразных заболеваний, от которых уже невозможно избавиться, так как без них теряется драгоценная часть Я. Это время и момент жизни для проявления в полной мере сущностных качеств человека — его любви к людям и жизни или отсутствия таковой.

«Предпенсионный возраст и выход на пенсию бесконечно обостряют переживания человека, связанные с модальностью «Я могу» его психической реальности. Они словно волны о берег разбиваются при встрече с реальным Я, с реальностью изменившихся свойств и качеств организма, с реальностью осуществления жизненных планов…

Напряженность этих переживаний связана с тем, что в диалоге со своим настоящим, прошлым и будущим человеку пожилого возраста трудно найти точку опоры, систему координат для адекватной самооценки. Для его сознания старость всегда связана со смертью, и в ней нет никакого, даже минимального, очарования как в периоде жизни» [1 стр. 590-591].

Установление связей вне семьи переживается пожилыми людьми как потенциально существующая готовность быть полезными своими знаниями и опытом другим людям. Они готовы учить, но не всегда умеют это делать.

Навыки учительства и умение дать совет для пожилых людей проявляются в социальном интересе.

Социальный интерес и его проявление у пожилого человека позволяет переживать противоречия своего возраста через создание живительных связей с окружением. Поэтому внимание со стороны окружающих позволило бы пожилому человеку жить в согласии с миром и самим собой.

Также в этом возрасте переживается физиологически не лучшее время. Знание того, какие недомогания неизбежно появляются между 50 и 60 годами жизни, позволило бы людям быть более терпимыми друг к другу.

Таким образом, теоретический обзор позволил нам сделать следующие выводы: влияние — неотъемлемая часть нашей жизни и детско-родительских отношений, в частности. Очень важно каким способом оно осуществляется.

Во взаимоотношениях родителей и детей выделяется три типа воспитания: авторитарный, демократический и либеральный. Эти типы четко взаимосвязаны с ориентацией родителей на определенный вид авторитета, т.е. на предпочитаемый тип власти. В свою очередь, определённый стиль общения сопровождается репертуаром способов влияния. С точки зрения последствий этих типов воспитания давно уже доказано, что наилучшим из них является демократический тип, в максимальной степени способствующий не только поддерживанию нормальных отношений с детьми, но и формированию у последних таких важных качеств гармоничной личности, как инициатива, ответственность, самостоятельность и активность.

После потери /ухода отца мать начинает ощущать большую ответственность за своего ребенка. Нередко они проявляют неожиданную жесткость, что говорит об их стремлении компенсировать отсутствие отца более строгими моделями отношений с подростком, стараясь быть матерью и отцом одновременно. Это говорит о том, что в данных детско-родительских отношениях отчетливо просматривается жесткий контроль над поведением ребенка.

Анализируя возрастные особенности матерей, можно сказать, что на данном этапе своей жизни они в большей степени нуждаются в общении. Качество этого общения во многом зависит от способов влияния, к которым они прибегают в общении с близкими.

Обратимся к нашему исследованию (Гл. 2), где будут рассмотрены организация, этапы и методы исследования.

Глава 2. Организация и методы исследования

2.1 Организация исследования

Цель исследования: Изучение репертуара способов влияния в отношениях матери и взрослой дочери.

Объект исследования: способы влияния матери на взрослую дочь в полных и неполных семьях.

Предмет исследования: взаимосвязь способов влияния матери, состава семьи и личностных особенностей матери и взрослой дочери.

Гипотезы исследования:

Существуют различия в способах влияния матери на взрослую дочь в полных и неполных семьях.

В неполных семьях матери чаще прибегают к неконструктивным способам влияния при взаимодействии со взрослой дочерью.

Для подтверждения гипотезы и реализации цели исследования нами были сформулированы

  • Изучить отношения матерей к семейной роли.
  • Определить тип семейного воспитания в семьях испытуемых.

Выявить индивидуально — психологические особенности личности испытуемых.

Выявить преобладающий тип отношений в диадах мать-взрослая дочь.

Выявить способы влияния матерей в диадах мать-взрослая дочь.

Определить взаимосвязь способов влияния матери, состава семьи и личностных особенностей матери и взрослой дочери.

Описание выборки — При организации исследования были сформированы 2 группы. Первая группа включает 19 диад матери — взрослые дочери. Воспитание дочерей проходило в полных семьях. Всего в этой группе обследовалось 38 человек. Вторая группа включает 14 диад матери — взрослые дочери. Воспитание дочерей проходило в неполных семьях. Всего в этой группе обследовано 28 человек. Средний возраст матерей в обеих группах составляет 56 лет, дочерей — 31 год. Для изучения выборки была использована анкета, результаты которой приводятся в пункте 3.1.

Исследования проводились индивидуально и в группах по 2 человека во второй половине дня. Исследование матерей и дочерей проводилось отдельно для получения более достоверных ответов. Процедура заполнения методик испытуемыми занимала 2 — 2,5 часа.

2.2 Методы исследования

В соответствии с поставленными задачами нами были подобраны методы исследования:

  • Методика PARI Е. Шеффер и Р. Белла. Адаптация Т.В. Нещерет. [27].

4. Методика «Родителей оценивают дети» (РОД).

Данная методика представляет собой модификацию опросника «Анализ семейного воспитания» (АСВ) Эйдемиллера Э.Г. и Юстицкиса В.В. Была выполнена И. А. Фурмановым и А. А. Аладьиным (Фурманов И. А., Аладьин А. А., Фурманова Н. В., 1999).

«Психология семейных кризисов»СПб «Речь».

5. Многофакторный опросник личности (16PF — опросник).

Р.Б.Кеттелл (105 вопросов [27].

6. Методика диагностики межличностных отношений Т. Лири. Т. Лири, Г. Лефорж, Р. Сазек. [27].

  • Методика определения способов влияния. (Варианты для матери и дочери).

    По классификации Сидоренко Е.В. [36] Приложение 3

  • Проективное сочинение.

(Варианты для матери и дочери).

По классификации Сидоренко Е.В. «Тренинг влияния и противостояния» [36] Приложение 4

Цель — Ознакомление с биографическими данными матерей, живущих в браке и матерей, воспитывающих детей без мужа.

Анкета включает в себя следующие вопросы:

Ваш возраст, 2)Возраст ребёнка (если их несколько, то уточните про каждого, 3)Семейное положение (замужем, не замужем, в разводе), 4)Стаж семейной жизни, в зарегистрированных браках, в гражданских браках, Были ли Ваши дети запланированными, 5)Сколько лет было Вашим детям, когда Вы развелись с их отцом ,6)Были ли другие браки после рождения детей, их стаж, 7)Сколько Вы прожили одна после развода ,8)Какое у Вас образование, 9)Кем Вы работаете ,11)Стабильный ли у Вас заработок, 12)Считаете ли Вы свою дочь материально независимой от Вас.

Цель — Ознакомление с биографическими данными дочерей в полных и неполных семьях, а также с данными о их социальном статусе.

Анкета включает в себя следующие вопросы:

Ваш возраст, 2)Семейное положение (замужем, не замужем, в разводе), 3)Стаж семейной жизни: в зарегистрированных браках , в гражданских браках, 4)Сколько лет в разводе, 5)Есть ли у Вас дети, Возраст Вашего ребёнка (если их несколько, то уточните про каждого), 6)Какое у Вас образование, 7)Кем Вы работаете , 8)Стабильный ли у Вас заработок, 9)Проживаете вместе с родителями или отдельно, 10)Считаете ли Вы себя материально независимой от родителей.

  • Методика PARI

Цель — Изучение отношения матерей к семейной роли.

Методика РАРI предназначена для изучения отношения родителей (прежде всего матерей) к разным сторонам семейной жизни (семейной роли).

В методике выделены 23 аспекта-признака, касающиеся разных сторон отношения родителей к ребенку и жизни в семье. Из них — 8 признаков описывают отношение к семейной роли и 15 — касаются родительско-детских отношений. Эти 15 признаков делятся на 3 группы: I — оптимальный эмоциональный контакт, II — излишняя эмоциональная дистанция с ребенком, III — излишняя концентрация на ребенке. Шкалы эти выглядят следующим образом:

Отношение к семейной роли

Описываются с помощью 8 признаков, их номера в опросном листе 3, 5, 7, 11, 13, 17, 19,23:

  • ограниченность интересов женщины рамками семьи, заботами исключительно о семье
  • ощущение самопожертвования в роли матери
  • семейные конфликты
  • сверхавторитет родителей
  • неудовлетворенность ролью хозяйки дома
  • «безучастность» мужа, его невключенность в дела семьи
  • доминирование матери
  • зависимость и несамостоятельность матери

Отношение родителей к ребенку

I. Оптимальный эмоциональный контакт (состоит из 4 признаков, их

номера по опросному листу 1,14,15, 21):

  • побуждение словесных проявлений, вербализаций
  • партнерские отношения
  • развитие активности ребенка
  • уравнительные отношения между родителями и ребенком

II. Излишняя эмоциональная дистанция с ребенком (состоит из 3

признаков, их номера по опросному листу 8,9,16):

  • раздражительность, вспыльчивость
  • суровость, излишняя строгость
  • уклонение от контакта с ребенком

III. Излишняя концентрация на ребенке (описывается 8 признаками, их

номера по опросному листу 2, 4,6,10,12,18,20,22):

  • чрезмерная забота, установление отношений зависимости

преодоление сопротивления, подавление воле

  • создание безопасности, опасение обидеть
  • исключение внесемейных влияний
  • подавление агрессивности
  • подавление сексуальности
  • чрезмерное вмешательство в мир ребенка
  • стремление ускорить развитие ребенка

Каждый признак измеряется с помощью 5 суждений, уравновешенных с точки зрения измеряющей способности и смыслового содержания. Вся методика состоит из 115 суждений. Суждения расположены в определенной последовательности, и отвечающий должен выразить к ним отношение в виде активного или частичного согласия или не согласия. Схема пересчета ответов в баллы содержится в «ключе» методики. Сумма цифровой значимости определяет выраженность признака. Таким образом, максимальная выраженность признака 20, минимальная 5; 18, 19, 20 — высокие оценки, соответственно — 8, 7, 6, 5 — низкие. Опросник и лист ответов прилагаются.

Имеет смысл в первую очередь анализировать именно высокие и низкие оценки.

Методика позволяет оценить специфику внутрисемейных отношений, особенности организации семейной жизни.

В семье можно вычленить отдельные аспекты отношений:

  • хозяйственно-бытовые, организация быта семьи (в методике это шкалы 3, 13, 19, 23);
  • межсупружеские, связанные с моральной, эмоциональной поддержкой, организацией досуга, созданием среды для развития личности, собственной и партнера (в методике это шкала 17);
  • отношения, обеспечивающие воспитание детей, «педагогические» (в методике шкалы 5, 11).

  • Методика «Родителей оценивают дети» (РОД)

Цель — Определить тип семейного воспитания у испытуемых.

Опросник «Родителей оценивают дети» предназначен для изучения представлений ребенка о стиле семейного воспитания. Он позволяет диагностировать дисфункции в системе взаимного влияния членов семьи, нарушения в структурно-ролевом аспекте жизнедеятельности семьи в механизме ее интеграции.

Опросник содержит 120 утверждений, которые позволяют получить информацию по 18 шкалам. Названия и обозначения шкал в целях удобства сопоставления с методикой АСВ сохранены. В данной методике отсутствуют две последние шкалы опросника АСВ. Первые 11 шкал отражают основные стили семейного воспитания; 12,13, 17 и 18-я шкалы позволяют получить представление о структурно-ролевом аспекте жизнедеятельности семьи, 14-я и 15-я шкалы демонстрируют особенности функционирования системы взаимных влияний, 16 — работу механизмов семейной интеграции.

Шкалы опросника:

1. Гиперпротекция (Г+).

2. Гипопротекция (Г-)

Эти две шкалы определяют уровень протекции, то есть речь идет о том, сколько сил, внимания, времени уделяют родители воспитанию ребенка. Таким образом, здесь рассматриваются два уровня протекции: чрезмерная (гиперпротекция) и недостаточная (гипопротекция).

3. Потворствование (У+).

4. Игнорирование потребностей подростка (У-).

Эти две шкалы измеряют степень удовлетворения потребностей ребенка, то есть то, в какой мере деятельность родителей нацелена на удовлетворение потребностей подростка, как материально-бытовых (в питании, одежде, предметах развлечений), так и духовных (прежде всего — в общении с родителями, в их любви и внимании).

5. Чрезмерность требований (обязанностей) (Т+).

6. Недостаточность обязанностей подростка (Т-).

Эти две шкалы дают представления о требованиях-обязанностях ребенка, то есть тех заданиях, которые он выполняет (учеба, уход за собой, участие в организации быта, помощь другим членам семьи).

7. Чрезмерность требований-запретов (доминирование) (3+).

8. Недостаточность требований-запретов к ребенку (3-).

Эти две шкалы указывают на то, что ребенку нельзя делать. Они определяют, прежде всего, степень самостоятельности ребенка, возможность самому выбирать способ поведения.

9. Чрезмерность санкций (жестокий стиль воспитания) (С+).

10. Минимальность санкций (С-).

Эти две шкалы дают представление о строгости наказаний, применяемых к ребенку родителями за невыполнение семейных требований.

11. Неустойчивость стиля воспитания (Н).

Оценки по этой шкале позволяют говорить о постоянной резкой смене стиля воспитания, приемов воспитания.

12. Расширение сферы родительских чувств (РРЧ).

13. Предпочтение в подростке детских качеств (ПДК

14. Воспитательная неуверенность родителей (ВН).

15. Фобия утраты ребенка (ФУ).

16. Неразвитость родительских чувств (НРЧ)

17. Проекция на ребенка собственных нежелательных качеств (ПНК

18. Вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания (ВК).

Испытуемый получает текст опросника и бланк регистрации ответов.

  • Многофакторный опросник личности (16PF — опросник).Р.Б.Кеттелла (105 вопросов)

Цель — Выявление индивидуально — психологических особенностей личности испытуемых.

Этот тест универсален, практичен, дает многогранную информацию об индивидуальности. Содержит 105 вопросов. Вопросы носят прожективный характер, отражают обычные жизненные ситуации. Он используются во всех ситуациях, когда необходимо знание индивидуально-психологических особенностей человека. Опросник диагносцирует черты личности, которые Р. Б. Кэттелл называет конституционными факторами.

Способ работы с вопросником излагается в инструкции для испытуемого. Ответы заносятся на специальный опросный лист, а затем обсчитываются с помощью специального «ключа». Совпадение ответов «а» и «с» оценивается двумя баллами, совпадения ответа «в» — одним баллом. Сумма баллов по каждой выделенной группе вопросов дает в результате значение фактора. Исключением является фактор В — здесь любое совпадения ответа с «ключом» дает 1 балл. Таким образом, максимальная оценка по каждому фактору — 12 баллов, по фактору В — 8 баллов; минимальная — 0 баллов.

Факторы:

Фактор А — «замкнутость — общительность»

Фактор В — «интеллект»

Фактор С — «эмоциональная неустойчивость — эмоциональная устойчивость»

Фактор Е — «подчиненность — доминантность»

Фактор F — «сдержанность — экспрессивность»

Фактор G — «подверженность чувствам — высокая нормативность поведения»

Фактор Н — «робость — смелость»

Фактор I — «жесткость — чувствительность»

Фактор L — «доверчивость — подозрительность»

Фактор М — «практичность — развитое воображение»

Фактор N- «прямолинейность — дипломатичность»

Фактор О — «уверенность в себе — тревожность»

Фактор Q1 — «консерватизм — радикализм»

Фактор Q2 — «конформизм — нонконформизм»

Фактор Q3 — «низкий самоконтроль — высокий самоконтроль»

Фактор Q4 — «расслабленность — напряженность»

Фактор MD — «адекватность самооценки»

  • Методика диагностики межличностных отношений Т. Лири

Цель — Выявить преобладающий тип отношений к людям в самооценке и взаимооценке у матерей и взрослых дочерей.

Методика предназначена для исследования представлений субъекта о себе и идеальном «Я», а также для изучения взаимоотношений в малых группах. С помощью данной методики выявляется преобладающий тип отношений к людям в самооценке и взаимооценке.

При исследовании межличностных отношений наиболее часто выделяются два фактора: доминирование-подчинение и дружелюбие-агрессивность.

Опросник содержит 128 оценочных суждений, из которых в каждом из 8 типов отношений образуются 16 пунктов, упорядоченных по восходящей интенсивности. Методика построена так, что суждения, направленные на выявление какого-либо типа отношений, расположены не подряд, а особым образом: они группируются по 4 и повторяются через равное количество определений. При обработке подсчитывается количество отношений каждого типа.

Максимальная оценка уровня — 16 баллов, но она разделена на четыре степени выраженности отношения:

0-4 балла — низкая, 5-8 баллов — умеренная — адаптивное поведение

9-12 баллов — высокая — Экстремальное поведение

  • 16 баллов — экстремальная — до патологии

Разные направления диагностики позволяют определить тип личности, а также сопоставлять данные по отдельным аспектам. Например, «социальное «Я»», «реальное «Я»», «мои партнеры» и т. д.

Методика может быть представлена респонденту либо списком (по алфавиту или в случайном порядке), либо на отдельных карточках. Ему предлагается указать те утверждения, которые соответствуют его представлению о себе, относятся к другому человеку или его идеалу.

В результате производится подсчет баллов по каждой октанте с помощью специального «ключа» к опроснику.

По данной методике определяются такие типы отношения к окружающим как

II. Эгоистический

III. Агрессивный

IV. Подозрительный

V. Подчиняемый

VI. Зависимый

VII. Дружелюбный

VIII. Альтруистический

  • Методика определения способов влияния

Данная методика была разработана нами на основе классификации видов влияния Сидоренко Е.В.

В бланке методики (Приложение 3) испытуемым (матерям и дочерям) предлагается оценить частоту использования различных видов влияния матерью напротив тех определений, которые им соответствуют и привести свои примеры из взаимоотношений. Результаты сопоставляются с ключом:

I — Аргументация

II — Самопродвижение

III — Манипуляция

IV — Внушение

V — Заражение

VI — Пробуждение импульса к подражанию

VII — Формирование благосклонности

VIII — Просьба

IX — Игнорирование

X — Принуждение

XI — Нападение

  • Проективное сочинение

Цель — Выявление способов влияния матерей в общении со взрослыми дочерьми.

На отдельном бланке (Приложение 4) испытуемым (матерям) предлагалось вспомнить ситуации из жизни, когда им приходилось влиять на свою дочь, как они это делали. Дочери, в свою очередь тоже описывали ситуации, когда на них влияла мать. Эти описания соотносились с классификацией видов влияния Сидоренко Е.В.

Полученные в результате исследования данные были обработаны с помощью компьютерного статистического анализа Statistika 10.0. Вычислялись средние значения полученных показателей в каждой из двух групп, достоверность различий между данными двух групп по Т-Критерию Стьюдента. Проведён корреляционный анализ полученных данных.

Глава 3. Результаты исследования и выводы

3.1 Результаты анкетирования

По результатам анкетирования матерей и дочерей из неполных и полных семей была сделана обработка данных по t — критерию Стьюдента в независимых выборках.

Результаты анкетирования матерей показали, что есть достоверные различия

«Юридический брак» в полных семьях длится в среднем 34 года, в неполных длился 12 лет (при p = 0,00).

Это означает, что кризис подросткового возраста у детей матерям пришлось переживать без участия мужа.

По результатам анкетирования дочерей не было выявлено никаких достоверных различий.

3.2 Результаты обработки методики PARI Е. Шеффер

По результатам методики PARI была сделана обработка данных по t — критерию Стьюдента в независимых выборках матерей из полных и неполных семей.

Были выявлены достоверные различия по шкалам:

«Семейные конфликты» (при p = 0,01), что означает, что в семьях без отца более высокий уровень напряжённости. Возможно, это является следствием более высокого уровня нагрузок у данных матерей, чем у матерей из полных семей.

«Неудовлетворённость ролью хозяйки» (при p = 0,004), что говорит о том, что матери — одиночки воспринимают свои домашние обязанности более обременительными, чем матери из полных семей. Очевидно, это происходит из -за отсутствия поддержки со стороны мужа.

3.3 Результаты обработки методики «Родителей оценивают дети» (РОД)

По результатам методики РОД была сделана обработка данных по t — критерию Стьюдента в независимых выборках дочерей из полных и неполных семей.

Были выявлены достоверные различия по шкале: «Расширение сферы родительского влияния» (при p = 0,03).

Данный вид нарушения воспитания проявился в большей мере в неполных семьях. Это может быть связано с тем, что в таких семьях мать хочет, чтобы её ребёнок стал для неё чем — то большим и удовлетворял хотя бы часть потребностей, которые должны быть удовлетворены в процессе супружеских отношений.

3.4 Результаты обработки многофакторного опросника личности Р.Б.Кеттелла

По результатам опросника Кеттелла была сделана обработка данных по t — критерию Стьюдента в независимых выборках (между матерями из полных и неполных семей, а также между дочерьми из полных и неполных семей) и в зависимых выборках (между матерями и дочерьми в полных семьях, а также между матерями и дочерьми в неполных семьях).

В независимых выборках между матерями из полных и неполных семей были выявлены достоверные различия по шкале «Адекватность самооценки» при (p = 0,01).

Этот результат показал, что у женщин, воспитывающих своих детей в браке самооценка выше, чем у матерей — одиночек. Возможно, это происходит из — за того, что их семейная жизнь сложилась более удачно, они чувствуют себя нужными и востребованными.

В независимых выборках между дочерьми из полных и неполных семей были выявлены достоверные различия по шкале «Консерватизм — Радикализм» (при p = 0,01).

То есть дочери из неполных семей менее консервативны, они с большей лёгкостью воспринимают новые взгляды и перемены, менее склонны доверять авторитетам. Возможно, это связано с тем, что им в большей мере приходилось приспосабливаться к условиям жизни в связи с отсутствием опеки со стороны отца.

В зависимой выборке (мать и дочь из полной семьи) также обнаружено достоверное различие по шкале «Консерватизм — Радикализм (при p = 0,01).

В данном случае дочери оказались более консервативными. Это перекликается с результатами предыдущих выборок.

В этой же выборке обнаружилось достоверное различие по шкале «Расслабленность — Напряжённость» (при p = 0,04), что означает, что матери более спокойны, расслабленны чем дочери, а иногда даже апатичны. Дочери, в свою очередь более собранны и энергичны и активны. Происходит это, вероятно, вследствие того, что матери считают, что их жизнь, в том числе и семейная давно стабильна.

Во второй зависимой выборке (мать и дочь из неполной семьи) обнаружены достоверные различия по шкалам:

«Эмоциональная устойчивость — Эмоциональная неустойчивость» (при p = 0,04).

Это говорит о том, что матери из неполных семей более подвержены чувствам, менее выдержанны, менее работоспособны, более раздражительны, утомляемы, чем их дочери. Возможно, это связано с усталостью от ответственности за свою семью, которую им не с кем разделить. А если дочь живёт отдельно, причиной может быть страдание от одиночества.

«Робость — Смелость» (при p = 0,02).

Этот результат показывает нам, что дочери из неполных семей более социально смелы, чем их матери, готовы иметь дело с незнакомыми обстоятельствами. Возможно, это снова связано с тем, что им в большей мере приходилось приспосабливаться к условиям жизни в связи с отсутствием опёки со стороны отца.

3.5 Результаты обработки методики диагностики межличностных отношений Т. Лири

По результатам диагностики методики межличностных отношений Т. Лири была сделана обработка данных по t — критерию Стьюдента в независимых выборках между матерями из полных и неполных семей, а также между дочерьми из полных и неполных семей.

В представлении матерей о «Я — Реальной» (Диаграмма 1) были выявлены достоверные различия в типах отношения к окружающим по следующим шкалам:

 результаты обработки методики диагностики межличностных отношений т лири 1

Диаграмма 1

«Авторитарный» (при p = 0,008).

Матери — одиночки более властны, чаще полагаются на своё мнение, любят поучать. Возможно, это результат того, что они считают свой жизненный опыт более насыщенным, в связи с пережитыми жизненными трудностями.

«Эгоистический» (при p = 0.00).

Матери — одиночки более эгоистичны, расчетливы, стремятся переложить свои трудности на других. Причиной может служить то, что они чувствуют, что в полной мере не справляются с ответственностью за семью и детей не получая поддержки.

«Зависимый» (при p = 0,02).

Матери — одиночки более неуверенны в себе, имеют больше опасений по любому поводу, поэтому зависимы от других, от чужого мнения. Возможно, это происходит потому, что они лишены поддержки со стороны мужа.

В представлении матерей о «Я — Идеальной» выявлены достоверные различия

«Авторитарный» (при p = 0,00).

Таким образом, матери, воспитывающие детей самостоятельно, стремятся к ещё большей власти, желают всё контролировать. Возможно, это из — за большой тревожности по поводу благополучия дочерей, которые выросли и стремятся к независимости.

«Эгоистический» (при p = 0,01).

Матери — одиночки хотели бы иметь возможность ещё больше переложить свои трудности на других, быть более независимыми. Можно предположить, что это связано с их усталостью от груза ответственности, который они вынуждены нести без помощи мужа.

«Альтруистический» (при p = 0,02).

В то же время, матери — одиночки хотели бы быть более активными и ответственными по отношению к окружающим, хотели бы больше проявлять заботы, хотели бы быть бескорыстными и отзывчивыми. Возможно, это происходит из — за чувства вины из — за своего желания переложить часть ответственности на других, о чём говорят результаты предыдущей шкалы.

В представлении матерей о своих дочках выявлены достоверные различия в типах отношений по шкале «Подозрительный» (при p = 0,008).

Матери — одиночки отмечают у своих дочерей реалистичность базы суждений и поступков, недоверчивость к окружающим. Возможно, эти качества действительно присутствуют у их дочерей, так как им с детства приходилось встречаться с жизненными трудностями в большей мере, чем дочерям из полных семей.

В представлении дочерей о «Я — реальной» не было выявлено достоверных различий в типах отношения к окружающим.

В представлении дочерей о «Я — идеальной» были выявлены достоверные различия в типах отношения к окружающим по шкале «Подчиняемый» (при p = 0,04).

Дочери из неполных семей хотели бы быть более покорными, более уступчивыми. Возможно, они понимают, что их матери в этом нуждаются.

В представлениях дочерей о своих матерях не было выявлено достоверных различий.

Также была сделана обработка данных по t — критерию Стьюдента в зависимых выборках.

В неполных семьях выявлены достоверные различия в представлениях матерей о «Я — Реальной» и представлениями о них дочерьми по следующим шкалам:

«Альтруистический» (при р = 0,01).

Дочери считают своих матерей в большей степени гиперответственными, приносящими в жертву свои интересы, иногда даже слишком навязчивыми в своей помощи, чем видят себя сами матери. Можно предположить, что таким образом мать пытается компенсировать свою не сложившуюся личную жизнь, отвлечься от своих переживаний путём погружения в чужие проблемы, а также чтобы почувствовать свою нужность и полноценность.

«Подчиняемый» (при р = 0,04).

Дочери в большей мере видят в своих матерях склонность уступать всем и во всём. Возможно, это происходит в связи с неуверенностью матерей в своих силах, с заниженной самооценкой.

В полных семьях выявлены достоверные различия в представлениях матерей о «Я — Реальной» и представлениями о них дочерьми по следующим шкалам:

«Авторитарный» (при р = 0,01).

Дочери в большей степени оценивают своих матерей как властных, стремящихся наставлять и поучать, чем оценивают сами матери. Можно предположить, что взрослая дочь, в большей степени нуждающаяся в личной автономии, воспринимает вторжение матерей в свою личную жизнь как некую агрессию со стороны матери.

«Подчиняемый» (при р = 0,00).

Дочери оценивают матерей как менее робких и уступчивых, чем считают сами матери. Возможно, причина такая же, как в предыдущем случае.

3.6 Результаты обработки методики определения способов влияния по классификации Сидоренко Е.В.

По результатам методики определения способов влияния была сделана обработка данных по t — критерию Стьюдента в независимых выборках (между матерями из полных и неполных семей, а также между дочерьми из полных и неполных семей) и в зависимых выборках (между матерями и дочерьми в полных семьях, а также между матерями и дочерьми в неполных семьях).

В независимых выборках между матерями из полных и неполных семей (Диаграмма 2) были выявлены достоверные различия по шкале «Игнорирование» (при p = 0,01).

Матери из неполных семей чаще бывают умышленно невнимательны по отношению к дочерям. Это происходит, вероятно, из — за того, что при своей эмоциональной неустойчивости им иногда таким образом легче демонстрировать своё отношение.

В независимых выборках между дочерьми не было выявлено достоверных различий в способах влияния, к которым прибегают их матери.

В зависимой выборке (мать и дочь из полной семьи) обнаружены достоверные различия по шкалам:

«Аргументация» (при p = 0,01).

Матери считают, что чаще высказывают в спокойном тоне доводы в пользу определённого решения, чем этот способ влияния упоминает дочь. Есть вероятность, что в данном случае мать в некоторой мере выдаёт желаемое за действительное.

«Формирование благосклонности» (при p = 0,01), то есть матери в большей мере вспоминают о случаях, когда оказывали дочери услугу, хвалили для того, чтобы впоследствии дочь была более сговорчивой. Дочери о таких случаях влияния со стороны матери упоминают реже. Возможно, они не догадывались о истинных мотивах своих матерей.

 результаты обработки методики определения способов влияния по классификации сидоренко е в  1

Диаграмма 2

В независимой выборке (мать и дочь из неполной семьи) обнаружены достоверные различия в способах влияния со стороны матери по шкале «Аргументация» (при p = 0,04).

Матери чаще упоминают о том, что используют этот способ влияния, чем об этом способе упоминают их дочери. Возможно, что в данном случае мать снова в некоторой мере выдаёт желаемое за действительное.

3.7 Результаты обработки методики «Проективное сочинение»

По результатам данной методики была сделана обработка данных по t — критерию Стьюдента в независимых выборках (между матерями из полных и неполных семей, а также между дочерьми из полных и неполных семей) и в зависимых выборках (между матерями и дочерьми в полных семьях, а также между матерями и дочерьми в неполных семьях).

В независимых выборках между матерями из полных и неполных семей были выявлены достоверные различия в способах влияния по шкале «Самопродвижение» ( при p = 0,01).

Матери — одиночки чаще предъявляют свидетельства своей компетентности в каком — либо вопросе для того, чтобы изменить мнение дочери о нём. Возможно, из- за того, что считают, что более опытны в жизни, чем те, кто не прошёл через развод.

«Манипуляция» (при р = 0,01).

Дочери из неполных семей чаще вспоминают о случаях манипуляции со стороны матерей. Возможно, что для одиноких матерей, уставших от своих обязанностей, энергетически легче было стараться добиться желаемого от дочери таким способом, чем, например, вести долгие беседы.

«Формирование благосклонности» (при р = 0,03).

Дочери из неполных семей чаще вспоминают случаи, когда матери пытались добиться желаемого с помощью лести, каких — либо одолжений со своей стороны, подчёркивали свою зависимость и слабость. Можно предположить, что таким образом матери пытаются в какой — то мере привязать дочерей к себе, чтобы преодолеть страх одиночества.

В независимых выборках между дочерьми (Диаграмма 3) из полных и неполных семей были выявлены достоверные различия в способах влияния по шкалам:

 результаты обработки методики проективное сочинение  1

Диаграмма 3

В зависимой выборке (мать — дочь из полной семьи) были выявлены достоверные различия в способах влияния по шкале «Внушение» (при р = 0,00).

Матери чаще, чем их дочери вспоминают те случаи, когда требовали от дочерей чего — либо не предъявляя аргументов.

В зависимой выборке (мать — взрослая дочь из неполной семьи) были выявлены достоверные различия в способах влияния по шкалам:

«Аргументация» (при р = 0,04).

Матери чаще упоминают о том, что используют этот способ влияния, чем об этом способе упоминают их дочери. Возможно, что в данном случае мать снова в некоторой мере выдаёт желаемое за действительное.

«Манипуляция» (при р = 0,008).

Достоверное различие по этой шкале проявлялось в независимой выборке между дочерьми, где дочери из неполных семей чаще вспоминают о случаях манипуляции со стороны матерей.

«Просьба» (при р = 0,01).

В своих сочинениях матери чаще, чем дочери упоминали о том, что используют просьбу. Вполне вероятно, что упоминая об этом мать надеется получить социальное одобрение.

3.8 Корреляционный анализ данных

В результате корреляционного анализа данных были выявлены следующие взаимосвязи.

Фрагмент корреляционной плеяды на рис.1 образован следующими показателями: 91, 19, 31, 65, 46, 48, 60, 67, 38, 23, 28, 36

Были обнаружены взаимосвязи по следующим шкалам:

  • Взаимосвязь шкал «Игнорирование» как способа влияния со стороны матери и «Неудовлетворённость ролью хозяйки» — отрицательная ( при р = -0,71).

Увеличение значений по шкале «Игнорирование» приводит к уменьшению значений по шкале «Неудовлетворённость ролью хозяйки» и, наоборот. Можно предположить, что чем обременительней для одинокой матери роль хозяйки, тем больше она нуждается в поддержке и общении со стороны дочери и, соответственно, старается их общение сделать более конструктивным. В противном случае, мать может использовать игнорирование как проявление своей доминантности.

 корреляционный анализ данных 1

Рис 1. Взаимосвязь игнорирования как способа влияния и отношения к семейной жизни и к окружающим и личностных характеристик матери в неполных семьях.

Интерпритация шкал: 91 — «Игнорирование», 19 — «Вербализация», 31 — «Неудовлетворённость ролью хозяйки», 65 — «Дружелюбный» в самооценке матери, 46 — «Подчинённость — Доминантность», 48 — «Подверженность чувствам — Высокая нормативность поведения», 60 — «Эгоистический» в самооценке матери, 67 — «Авторитарный» в представлении матери о Я — идеальном, 38 — «Чрезмерное вмешательство в мир ребёнка», 23 — «Ощущение самопожертвования» у матери, 28 — «Исключение внесемейных влияний», 36 — «Подавление сексуальности» у дочери.

2).Обнаружена отрицательная взаимосвязь шкал «Игнорирование» как способа влияния со стороны матери и «Вербализация» в отношении матери к семейной роли (при р = -0,61).

Чем меньше мать поддерживает в дочери свободные высказывания своего мнения, тем чаще может использовать игнорирование.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь шкал «Неудовлетворённость ролью хозяйки» и «Дружелюбный» в самооценке матери (при р = -0,65).

Возможно, чем больше женщина не удовлетворена ролью хозяйки, тем чаще у неё самой складывается о себе представление как о недружелюбном человеке.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Дружелюбный» в самооценке матери и «Подчиненность — Доминантность» как личностное качество матери (при р = -0,65).

Так как человек пытается подавлять, это не может рассматриваться как дружелюбие. Чем у человека больше потребность в доминировании, тем он менее дружелюбен. Можно предположить, что одинокая женщина не удовлетворена жизнью, многое подавляет в себе и как следствие недружелюбна к остальным.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между такими показателями личностных качеств матери как «Подчиненность — Доминантность» и «Подверженность чувствам — Высокая нормативность поведения» (при р = -0,79).

Чем больше женщина потворствует своим желаниям, тем в большей степени стремится к доминированию. Возможно, что доминантностью женщина стремится компенсировать свою неудовлетворённость.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Подверженность чувствам — Высокая нормативность поведения» как личностное качество матери и «Исключение внесемейных влияний» как отношение матери к семейной жизни (при р = -0,56).

Чем в большей степени женщина подвержена чувствам, потворствует своим желаниям, тем активней пытается оградить дочь от стороннего влияния. Возможно, таким образом мать пытается оградить себя от лишних волнений за дочь. Также причиной может служить страх матери остаться одной, без внимания и поддержки со стороны дочери.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Подверженность чувствам — Высокая нормативность поведения» как личностное качество матери и «Вербализация» в отношении матери к семейной роли (при р = 0,54).

Чем мать меньше потворствует своим желаниям, тем больше свободы даёт дочери.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Подверженность чувствам — Высокая нормативность поведения» как личностные качества матери и «Эгоистический» в самооценке матери (при р = -0,64).

Чем мать эгоистичнее, тем больше потворствует своим желаниям.

— Обнаружена положительная взаимосвязь по шкалам «Эгоистический» в самооценке матери и «Чрезмерное вмешательство в мир ребёнка» в отношении матери к семейной роли (при р = 0,67).

Чем более эгоистична мать, тем в большей степени ей присуще вмешательство в жизнь ребёнка. Можно предположить, что таким образом мать компенсирует свою потребность в общении, безопасности, стабильности, а также те потребности, которые удовлетворяются в полноценной супружеской жизни.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Эгоистический» в самооценке матери и «Авторитарный» в представлении матери о себе идеальной (при р = 0,70).

Для удовлетворения своих эгоистических потребностей, мать хочет быть более авторитарной.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между параметрами «Авторитарный» в представлении матери о себе идеальной и «Вербализация» в отношении матери к семейной роли (при р = 0,54).

Чем мать больше стремиться доминировать, тем меньше свободы оставляя дочери.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Авторитарный» в представлении матери о себе идеальной и «Чрезмерное вмешательство в мир ребёнка» в отношении матери к семейной роли (при р = 0,56).

Чем более авторитарна мать, тем в большей степени она вмешивается в жизнь дочери.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями отношения матери к семейной роли «Чрезмерное вмешательство в мир ребёнка» и «Исключение внесемейных влияний» ( при р = 0,74).

Возможно, что мать думает, что таким образом оберегает свою дочь от возможных неприятностей.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями отношения матери к семейной роли «Чрезмерное вмешательство в мир ребёнка» и «Ощущение самопожертвования» (при р = 0,74).

Можно предположить, что детально вмешиваясь в мир дочери, мать считает что жертвует своими интересами, то есть собой.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями отношения матери к семейной роли «Ощущение самопожертвования» и «Исключение внесемейных влияний» (при р = 0,69).

Возможно, забота приводит мать к ощущению того, что она жертвует собой, своими интересами ради того, чтобы уберечь ребёнка от неприятностей, в том числе и внешних и ждёт ответного внимания, которому могут помешать другие интересы дочери.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями отношения матери к семейной роли «Исключение внесемейных влияний» и «Подавление сексуальности» у дочери (при р = 0,61).

Чем в большей мере мать хочет подавить в дочери сексуальность, тем в большей степени ограничивает её внешние контакты. Можно предположить, что это может быть связано с опытом неудачной личной жизни, таким образом, мать пытается оградить дочь от ошибок. Также возможно, что мать боится того, что кто — то для дочери станет важнее, а она сама отойдёт на задний план. Также возможно, что, подавляя сексуальность дочери, мать меньше переживает по поводу своей подавленной сексуальности.

Фрагмент корреляционной плеяды на рис.2 образован следующими показателями: 91, 37, 29, 25, 21, 38, 45, 60, 24.

 корреляционный анализ данных 2

Рис. 2 Взаимосвязь игнорирования как способа влияния и отношения к семейной жизни и к окружающим и личностных характеристик матери в полных семьях.

Интерпритация шкал: 91 — «Игнорирование»,37 — «Доминирование матери», 29 — «Сверхавторитет родителей», 25 — «Семейный конфликт», 21 — «Зависимость от семьи», 38 — «Чрезмерное вмешательство в мир ребёнка», 45 — «Эмоциональная неустойчивость — Эмоциональная устойчивость», 60 — «Эгоистический» в самооценке матери», 24 — «Опасение обидеть».

Были обнаружены взаимосвязи по следующим шкалам:

-Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Игнорирование» как способ влияния и «Доминирование матери» в отношении матери к семейной роли (при р = 0,53).

Чем в большей степени проявляется доминирование матери, тем чаще она использует игнорирование. Можно предположить, что игнорирование в данном случае является проявлением пренебрежения пожеланиями дочери, которые мать считает несущественными или неудобными для себя.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Доминирование матери» в отношении матери к семейной роли и «Семейный конфликт» (по методике PARI) (при р = 0,51).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Таким образом, возможно, доминирование матери встречает отпор со стороны дочери и приводит к семейным конфликтам.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями в отношении матери к семейной роли «Доминирование матери» и «Сверхавторитет родителей» (при р = 0,59).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Можно предположить, что сверхавторитет матери выливается в авторитарность и как следствие — в повышенный контроль над дочерью. Возможно, мать уверенна в том, что для дочери будет лучшим.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями в отношении матери к семейной роли «Сверхавторитет родителей» и «Семейный конфликт» (при р = 0,60).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Возможно, что авторитарность со стороны матери приводит к сопротивлению со стороны дочери, что и приводит к конфликтам.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями в отношении матери к семейной роли «Семейный конфликт» и «Зависимость матери от семьи»( при р = 0,59).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Можно предположить, что мать реализовываясь в семье, замыкается на ней, семья становится для неё сверхценностью и настойчивое проникновение матери в жизнь дочери приводит к конфликтам.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Зависимость матери от семьи» в отношении матери к семейной роли и «Эмоциональная устойчивость — эмоциональная неустойчивость» как личностное качество матери (при р = 0,59).

Чем больше зависимость матери от семьи, тем большую эмоциональную устойчивость получает мать. Возможно, эта зависимость от семьи позволяет матери чувствовать себя увереннее в жизни, так как она чувствует себя нужной.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями в отношении матери к семейной роли «Зависимость матери от семьи» со шкалой «Опасение обидеть» ( при р = 0,62).

Можно предположить, что чем сильнее у матери развито опасение за жизнь и благополучие дочери, тем больше она старается посвятить себя семье, думая, что этим сможет оградить дочь от неприятностей.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями в отношении матери к семейной роли «Зависимость матери» и «Чрезмерное вмешательство в жизнь ребёнка» (при р = 0,57).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. По всей вероятности мать, посвятившая себя семье, считает своим долгом и правом знать о своей дочери всё, активно участвовать в её жизни, при этом, не оставляя ей пространства для самостоятельности.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Чрезмерное вмешательство в жизнь ребёнка» в отношении матери к семейной роли и «Эмоциональная неустойчивость — эмоциональная устойчивость» как личностное качество матери (при р = 0,53).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Это может означать, что контроль за жизнью дочери позволяет уменьшить внутренние переживания матери за её благополучие.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Эмоциональная неустойчивость — эмоциональная устойчивость» как личностное качество матери и «Эгоистический» в представлении матери о себе ( при р = 0,63).

Можно предположить, что чем эмоционально устойчивее мать, тем больше она может позаботиться о себе и своих интересах. Женщине необходимо приобрести эту эмоциональную устойчивость, чтобы чувствовать себя более счастливой.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Эгоистический» в представлении матери о себе и «Опасение обидеть» в отношении матери к семейной роли (при р =0,60).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Можно предположить, что мать частью своего личного благополучия считает спокойствие за жизнь своей дочери.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Опасение обидеть» в отношении матери к семейной роли и «Игнорирование» как способ влияния. Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Возможно, в данном случае игнорирование может служить способом избегания конфликта, возможно, это тактичная форма прощения чего — либо, не заострения внимания на чём — либо.

Таким образом, можно предположить, что игнорирование в неполных семьях мать использует как способ влияния над дочерью, для того, чтобы привязать её к себе, так как нуждается в общении и боится одиночества.

В полных семьях игнорирование используется матерями для стабилизации психологической атмосферы семьи и для возможности самореализации в кругу семьи, что является ценностью для матерей в полных семьях. Также игнорирование в полных семьях может проявляться как следствие авторитарности матери.

Фрагмент корреляционной плеяды на рис.3 образован следующими показателями: 191, 37, 36, 58, 22, 30.

Были обнаружены взаимосвязи по следующим шкалам:

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Манипуляция» как способ влияния со стороны матери и «Подавление сексуальности» у дочери в отношении матери к семейной роли (при р = 0,55).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Можно предположить, что оценивая свои отношения с мужчинами как отрицательные, мать пытается огородить от этого свою дочь, скрыто воздействуя на неё. Также возможно, что скрытая доминантность матери говорит о её желании выплеснуть свою агрессию, исходящую из её собственной подавленной сексуальности.

 корреляционный анализ данных 3

Рис. 3 Взаимосвязь манипуляции как способа влияния и отношения к семейной жизни и к окружающим и личностных характеристик матери в неполных семьях.

Интерпритация шкал: 191 — «Манипуляция», 37 — «Доминирование», 36 — «Подавление сексуальности», 58 — «Расслабленность — Напряжённость», 22 — «Подавление воли», 30 — «Подавление агрессивности».

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Манипуляция» и «Доминирование матери» в отношении матери к семейной роли ( при р = 0,62).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Можно предположить, что это связано с тем, что мать, воспитывающая дочь без мужа, полагает, что должна в большей мере нести ответственность за неё, а, следовательно, её собственные решения являются основополагающими. Поэтому, чтобы не идти на открытый конфликт, мать использует манипуляцию. Это может происходить как в интересах самой матери, так и в целях благополучия и безопасности дочери.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Доминирование матери» в отношении матери к семейной роли и «Расслабленность — напряжённость» как личностное качество матери (при р = 0,58).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Возможно, что мать сублимирует свою внутреннюю напряжённость, разряжая её в доминировании над дочерью.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями в отношении матери к семейной роли «Доминирование матери» и «Подавление агрессивности» у дочери (при р = 0,59).

Чем больше мать пытается подавить наличие агрессивности у дочери, тем больше доминирует. Вероятно, мать может считать, что наличие агрессивных качеств может привести дочь к неприятностям. Также возможно, что через дочь мать пытается подавить собственную агрессию.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями в отношении матери к семейной роли «Доминирование матери» и «Подавление сексуальности» у дочери (при р = 0,73).

Чем сильнее мать хочет подавить в дочери сексуальность, тем больше доминирует. Желание подавить сексуальность дочери может быть связана с опытом неудачной личной жизни матери. Мать считает, что должна уберечь свою дочь от ошибок. Также причиной может служить желание матери оставаться самым важным человеком для дочери.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями в отношении матери к семейной роли «Подавление сексуальности» и «Подавление агрессивности» у дочери (при р = 0,81).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Можно предположить, что это связано с переносом матерью себя на дочь. Подавляя сексуальность дочери, мать меньше переживает по поводу своей собственной подавленной сексуальности и агрессии.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями в отношении матери к семейной роли «Подавление сексуальности» и «Подавление воли» у дочери (при р = 0,63).

Чем больше мать пытается подавить проявления сексуальности в дочери, тем больше она оказывает влияние на неё, считая, что делает это ей во благо, таким образом, лишая дочь возможностей принятия самостоятельных решений.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Подавление сексуальности» у дочери и «Расслабленность — Напряжённость» как личностное качество матери (при р = 0,70).

Чем больше женщина напряжена (возможно из — за отсутствия участия мужа в жизни дочери, усталостью от беспокойства за её благополучие), тем сильнее она пытается подавить сексуальность в своей дочери, очевидно, боясь, что та совершит такие же ошибки, как сама мать, таким образом, дочери будет больно как самой матери когда — то. также, причиной может служить собственная подавленная сексуальность.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Расслабленность — Напряжённость» как личностное качество матери и «Подавление воли» у дочери (при р = 0,67).

Чем напряжённее мать, тем больше она пытается подавить волю дочери в принятии собственных решений. Можем предположить, что это связано со страхом за то, что дочь совершит ошибки и будет несчастной. Также возможно, что причиной этому может быть страх, что самостоятельность дочери может привести к тому, что мать останется одна, без её внимания, то есть страх одиночества.

— Обнаружена положительная взаимосвязь в отношении матери к семейной роли «Подавление воли» и «Подавление агрессивности» у дочери (при р = 0,81).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Можно предположить, что, подавляя агрессивность дочери, мать помогает найти выход своей собственной подавленной агрессивности, в которую превращается её подавленная сексуальность.

Фрагмент корреляционной плеяды на рис.4 образован следующими показателями: 191, 19, 27, 41, 22, 47.

 корреляционный анализ данных 4

Рис. 4 Взаимосвязь манипуляции как способа влияния и отношения к семейной жизни и к окружающим и личностных характеристик матери в полных семьях.

Интерпритация шкал: 191 — «Манипуляция», 19 «Вербализация», 27 — «Излишняя строгость», 41 — «Несамостоятельность матери», 22 — «Подавление воли», 47 — «Сдержанность — Экспрессивность».

Были обнаружены взаимосвязи по следующим шкалам:

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Манипуляция» как способ влияния и «Излишняя строгость» в отношении матери к семейной роли( при р = 0,49).

Чем больше мать воспринимает воспитание детей как тяжёлую работу, тем чаще прибегает к манипуляции. Можно предположить, что таким образом, ей легче оставить время для личного пространства, не обременяя себя доводами в пользу чего — либо.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Манипуляция» и «Вербализация» в отношении матери к семейной роли ( при р = -0,58).

Увеличение по одной шкале ведёт к уменьшению второй. Таким образом, чем больше в своих отношениях мать поддерживает у дочери наличие собственного мнения, тем реже прибегает к манипуляции, и наоборот. Очевидно, это связано с демократическим стилем воспитания, который поддерживается в семье.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между показателями отношения матери к семейной роли «Вербализация» и «Излишняя строгость» (при р = -0,72).

Увеличение по одной шкале ведёт к уменьшению второй. Чем больше мать поддерживает в дочери самостоятельность, тем меньше прибегает к излишней строгости. Это можно объяснить сложившимся стилем отношений в семье.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между показателями отношения матери к семейной роли «Излишняя строгость» и «Несамостоятельность матери» ( при р = 0,63).Чем тяжелее для матери нести ответственность за ребёнка, тем чаще она проявляет строгость в воспитании. Можно предположить, что мать не совсем зрелая как личность и, вследствие этого не относится к дочери как личности и действует самым лёгким для себя способом — навязывая свою волю.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Несамостоятельность матери» и «Сдержанность — Экспрессивность» как личностное качество матери (при р = -0,54).

Увеличение по одной шкале ведёт к уменьшению второй. Чем мать более склонна всё усложнять, пессимистична в восприятии действительности, тем более сложной её представляется процесс заботы о дочери, тем сложнее ей получать радость от роли матери.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Несамостоятельность матери» и «Подавление воли» у дочери( при р = 0,70).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем сложнее матери кажется процесс воспитания, тем чаще она лишает дочь проявления индивидуальности. Это можно объяснить тем, что матери так легче, так как чем меньше неожиданностей, тем меньше волнений.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Подавление воли» у дочери и «Сдержанность — экспрессивность» как личностное качество матери (при р = — 0,66).

Увеличение по одной шкале ведёт к уменьшению второй. Таким образом, чем больше мать склонна всё усложнять, тем больше она пытается навязать волю дочери, считая, что это для её же блага в целях безопасности. Можно предположить, что таким образом мать снимает часть своих переживаний.

Таким образом, в неполных семьях манипуляция может использоваться матерями для того, чтобы оградить дочь от возможных неудач в отношениях. Также, манипуляция может выступать как средство сглаживания конфликтов, так как мать, опасаясь одиночества, очень нуждается в общении с дочерью и боится его лишиться.

В полных семьях в большей степени мать использует манипуляцию, когда проявляет себя как незрелая личность, воспринимающая обязанности по воспитанию сложными для себя.

Фрагмент корреляционной плеяды на рис.4 образован следующими показателями: 195, 54, 133, 45, 58, 36, 127, 28, 23.

Были обнаружены взаимосвязи по следующим шкалам:

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Формирование благосклонности» как способа влияния и «Фобия утраты ребёнка» у матери ( при р = 0,54).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем сильнее у матери фобия утраты, тем чаще она прибегает к формированию благосклонности. Можно предположить, что это происходит из — за страха потерять поддержку и внимание со стороны дочери, так как она является для матери единственной ценностью и опорой в их неполной семье. Поэтому мать пытается быть полезной для дочери для того, чтобы потом получить взамен внимание.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Формирование благосклонности» как способ влияния и «Уверенность в себе — Тревожность» как личностное качество матери ( при р = 0,73).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Таким образом, чем ранимее мать, тревожнее, тем чаще она прибегает к такому способу влияния как формирование благосклонности. Можно предположить, что это связано с необходимостью быть оцененной дочерью, а также для получения большего внимания и поддержки с её стороны.

 корреляционный анализ данных 5

Рис. 5 Взаимосвязь формирования благосклонности как способа влияния и отношения к семейной жизни и к окружающим и личностных характеристик матери в неполных семьях.

Интерпритация шкал: 195 — «Формирование благосклонности», 54 — « Уверенность в себе — тревожность», 133 — «Фобия утраты ребёнка», 45 — «Эмоциональная неустойчивость — Эмоциональная устойчивость», 58 — «Расслабленность — Напряжённость», 36 — «Подавление сексуальности», 127 — «Чрезмерность санкций», 28 — «Исключение внесемейных влияний», 23 — «Ощущение самопожертвования».

3).

Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Уверенность в себе — Тревожность» как личностное качество матери и «Подавление сексуальности» у дочери (при р = 0,60).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Можно предположить, что чем тревожнее мать, тем сильнее её опасения за возможные неудачи в отношениях её дочери с мужчинами, основанные на собственном негативном опыте. Также, возможно, у матери присутствует страх потерять внимание дочери, мать боится одиночества и хочет привязать дочь к себе.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Уверенность в себе — Тревожность» как личностное качество матери и «Фобия утраты ребёнка» (при р = 0,58).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем выше у матери тревожность, если она полна страхов и предчувствий, тем в большей степени у неё развита фобия утраты, и наоборот. Возможно, это происходит из — за того, что матери — одиночке не с кем разделить свои опасения.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Фобия Утраты ребёнка» и «Расслабленность — напряжённость» как личностное качество матери (при р = 0,58).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем сильнее переживания матери по поводу дочери, тем она напряжённее.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Фобия Утраты ребёнка» и «Подавление сексуальности» у дочери ( при р = 0,61).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем сильнее проявляется фобия утраты тем сильнее мать пытается подавить сексуальность у дочери. Можно предположить, что мать пытается подавить сексуальность дочери, так как боится её потерять, если та посвятит свою жизнь не только матери.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Фобия утраты ребёнка» и «Чрезмерность санкций» в отношении матери к семейной роли (при р = 0,58).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем в большей степени у матери развита фобия утраты ребёнка, тем чаще она прибегает к строгим наказаниям. Можно предположить, что мать считает, что таким способом она сможет уберечь свою дочь от неприятностей и опасностей. Таким способом мать снижает степень своего волнения за жизнь дочери.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Фобия Утраты ребёнка» и «Эмоциональная неустойчивость — Эмоциональная устойчивость» как личностное качество матери (при р = -0,65).

Увеличение по одной шкале ведёт к уменьшению второй. Чем больше мать подвержена чувствам, тем в большей степени у неё развита фобия утраты ребёнка.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между такими показателями личностных качеств матери как «Эмоциональная неустойчивость — Эмоциональная устойчивость» и «Расслабленность — Напряжённость» (при р = -0,57).

Увеличение по одной шкале ведёт к уменьшению второй. Чем мать больше подвержена чувствам и переживаниям, тем она больше напряжена и взвинчена.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Расслабленность — Напряжённость» как личностное качество матери и «Подавление сексуальности» у дочери (при р = 0,70).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Можно предположить, что чем больше женщина беспокоится о дочери и нуждается в её внимании, тем сильнее пытается подавить её сексуальность. Матери это надо для того, чтобы не испытывать лишнего беспокойства по поводу дочери, чтобы дочь могла как можно больше уделять ей время. Возможно, что через дочь мать пытается подавить и свою нереализованную сексуальность.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Подавление сексуальности» дочери и «Исключение внесемейных влияний» как отношение матери к семейной роли ( при р = 0,61).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем в большей степени мать пытается подавить сексуальность дочери, тем в большей степени она пытается исключить внесемейные влияния. Можно предположить, что мать так себя ведёт из — за страха одиночества.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Подавление сексуальности» дочери и «Чрезмерность санкций» как стиля родительского воспитания ( при р = 0,84).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем в большей степени мать пытается подавить сексуальность дочери, тем чаще она прибегает к строгим наказаниям. Можно предположить, что это происходит из — за желания оградить дочь от отрицательного опыта в отношениях с мужчинами, а также, из — за страха остаться одной в том случае, если внимание дочери будет занято партнёром. Также чрезмерностью санкций мать, возможно снижает свою сексуальную неудовлетворённость.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Чрезмерность санкций» как стиль родительского воспитания и «Исключение внесемейных влияний» в отношении матери к семейной роли (при р = 0,61).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем больше мать пытается оградить дочь от внесемейных влияний, тем чаще прибегает к крайним мерам.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между такими показателями отношения матери к семейной роли как «Исключение внесемейных влияний» и «Ощущения самопожертвования» (при р = 0,69).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем в большей степени мать считает, что она жертвовала своими интересами ради дочери и ждёт благодарности от неё, тем больше она старается оградить дочь от внесемейных влияний. Возможно, причина этого кроется в том, что мать считает, что, жертвуя ради дочери многим, она вправе теперь ожидать от неё благодарности и внимания. А интересы дочери вне дома могут этому помешать.

Фрагмент корреляционной плеяды на рис.6 образован следующими показателями: 195, 122, 120, 53, 18, 26, 23, 19, 162.

Были обнаружены взаимосвязи по следующим шкалам:

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Формирование благосклонности» как способ влияния и «Игнорирование потребностей ребёнка» (при р = 0,74).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем меньше у матери стремление удовлетворить потребности ребёнка, тем чаще она может прибегать к формированию благосклонности, например, подчёркивая свою слабость и зависимость. Можно предположить, что таким образом мать формирует желательное для себя поведение дочери, не считаясь с её интересами и потребностями, то есть проявляет эгоистические качества.

 корреляционный анализ данных 6

Рис. 6 Взаимосвязь формирования благосклонности как способа влияния и отношения к семейной жизни и к окружающим и личностных характеристик матери в полных семьях.

Интерпритация шкал: 195 — «Формирование благосклонности», 122 «Игнорирование потребностей ребёнка», «Гипопротекция», 53 — «Прямолинейность — Дипломатичность», 18 — «Материальная независимость дочери», 26 — «Раздражительность», 23 — «Ощущение самопожертвования», 19 — «Вербализация», 162 — «Авторитарный» в представлении дочери о себе идеальной.

2).

Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Игнорирование потребностей ребёнка» и «Гипопротекция» (при р = 0,59).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем в большей мере мать игнорирует потребности дочери, тем в большей степени проявляется такое нарушение воспитания как гипопротекция.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Гипопротекция» и «Материальная независимость дочери» (при р = 0,48).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем в большей степени дочь самостоятельна, тем реже мать вмешивается в жизнь дочери. Можно предположить, что мать имеет нормальную полноценную жизнь, свои интересы, ей есть куда направить свою энергию.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Гипопротекция» и «Прямолинейность — дипломатичность» как личностное качество матери (при р = -0,55).

Увеличение по одной шкале ведёт к уменьшению второй. Чем мать наивнее, слепо верящая в человеческую сущность, тем чаще проявляется гипопротекция. Можно предположить, что это связано с тем, что мать не осознаёт, что её дочь может столкнуться со многими жизненными трудностями, и не вмешивается в её жизнь.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Прямолинейность — дипломатичность» как личностное качество матери и «Материальная независимость дочери» (при р = -0,68).

Увеличение по одной шкале ведёт к уменьшению второй. Возможно, чем дочь увереннее стоит на ногах, самостоятельна, тем больше у матери проявляется уверенность, что у дочери всё хорошо. Для спокойствия матери достаточно того, что она видит.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Материальная независимость дочери» и «Ощущение самопожертвования» в отношении матери к семейной роли (при р = -0,58).

Увеличение по одной шкале ведёт к уменьшению второй. Можно предположить, что чем дочь более независима, тем меньше мать воспринимает свою дочь как обузу.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Материальная независимость дочери» и «Раздражительность» у матери (при р = -0,63).

Увеличение по одной шкале ведёт к уменьшению второй. Чем более дочь независима, тем меньше раздражения испытывает мать. Можно предположить, что материальная независимость дочери, её самостоятельность, снимают с матери некоторые волнения по поводу будущего её ребёнка, а также часть ответственности за неё.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Раздражительность» и «Ощущение самопожертвования» у матери (при р = 0,55).

Увеличение по одной шкале ведёт к увеличению второй. Чем обременительней женщина воспринимает свою материнскую роль, тем она более раздражительна.

— Обнаружена отрицательная взаимосвязь между шкалами «Ощущение самопожертвования» у матери и «Вербализация» в отношении матери к семейной роли (при р = 0,59).

Увеличение по одной шкале ведёт к уменьшению второй. Чем больше женщина ощущает роль матери обременительной, тем меньше она поощряет в дочери самостоятельность. Вероятно, для того, чтобы избежать лишних волнений.

— Обнаружена положительная взаимосвязь между шкалами «Формирование благосклонности» как способ влияния матери на дочь и «Авторитарный» в представлении дочери о себе идеальной (при р = 0,52).

Можно предположить, что в данном случае мать прибегает к такому способу влияния для того, чтобы сгладить конфликтные ситуации с дочерью, которая сама стремится к власти и самостоятельности.

Таким образом, в неполных семьях формирование благосклонности проявляется, как попытка матери привязать дочь к себе. Это связано со страхом одиночества.

В полных семьях мать использует этот вид влияния как способ снижения ответственности за дочь, для того, чтобы та была более самостоятельной. Также, мать может использовать формирование благосклонности как способ влияния для того, чтобы сглаживать конфликтные ситуации с дочерью, то есть для создания благоприятной атмосферы в семье.

Выводы

1).

Были выявлены достоверные различия в отношении матерей из полных и неполных семей к семейной жизни. Они показали, что в семьях без отца более высокий уровень напряжённости, матери — одиночки воспринимают свои домашние обязанности более обременительными, чем матери из полных семей. Также, в неполных семьях в большей мере наблюдается такой вид нарушения воспитания как «Расширение сферы родительского влияния».

  • Результаты анализа индивидуально — психологических особенностей матерей показали, что у женщин, воспитывающих своих детей в браке самооценка выше, чем у матерей — одиночек.

— Были выявлены достоверные различия в типах отношения к окружающим. Матери — одиночки более властны, чаще полагаются на своё мнение, любят поучать, они более эгоистичны, расчетливы, стремятся переложить свои трудности на других, также, они более неуверенны в себе, имеют больше опасений по любому поводу, поэтому зависимы от других, от чужого мнения. В то же время, матери — одиночки хотели бы быть более активными и ответственными по отношению к окружающим, хотели бы больше проявлять заботы, быть более бескорыстными и отзывчивыми.

  • Матери из неполных семей достоверно чаще используют такие способы влияния как «Игнорирование», «Самопродвижение», «Манипуляция», «Формирование благосклонности».

Заключение

В нашем исследовании доказано, что существуют различия в способах влияния матери на взрослую дочь в полных и неполных семьях.

В неполных семьях матери чаще прибегают к таким неконструктивным и спорным способам влияния при взаимодействии со взрослой дочерью как «Игнорирование», «Манипуляция», «Формирование благосклонности». Причины использования данных способов влияния в полных и неполных семьях также различны.

Игнорирование и формирование благосклонности в неполных семьях мать использует, как попытку привязать дочь к себе, так как нуждается в общении, поддержке и боится одиночества, что очень актуально для возраста наших испытуемых. В полных же семьях игнорирование используется матерями для стабилизации психологической атмосферы семьи, в то же время, оно может проявляться как следствие авторитарности матери. В полных семьях мать использует такой вид влияния как формирование благосклонности для того, чтобы дочь была более самостоятельной, а также, во избежание конфликтов, для создания благоприятной атмосферы в семье.

Манипуляция в неполных семьях может использоваться матерями для того, чтобы оградить дочь от возможных неудач в жизни и отношениях. Также, манипуляция может выступать как средство сглаживания конфликтов, так как мать, опасаясь одиночества, очень нуждается в общении с дочерью и боится его лишиться. В полных же семьях в большей степени мать использует манипуляцию, когда проявляет себя как незрелая личность, воспринимающая обязанности по воспитанию сложными для себя.

Таким образом, наши гипотезы нашли своё подтверждение.