Человек как творец культуры

Курсовая работа

Итак, исходный пункт формирования культуры – и логически, и ки – человек. Необходимо поэтому выяснить, какими качествами он должен обладать для того, чтобы осуществить эту культурологическую функцию, чтобы быть способным творить культуру?

субъектом, деятель ности,

главными и специфическими философскими категориями,

практическим расчленением

Культура как специфически человеческий способ существования и имела в исторической своей основе деятельность людей как становящуюся систему отношений «субъект объект– другой субъект», точнее – «другие субъекты», потому что «субъект», будучи по определению существом, наделенным свободой целеполагания и выбора средств достижения своих целей, уникален, е динственен в своем роде, отличаясь от всех других субъектов (идет ли речь об индивидуальном субъекте – личности, о коллективном субъекте – например, нации, или о квазисубъекте – мифологическом или художественном персонаже), тогда как позиция объекта приравнивает данный предмет – идет ли речь о вещи, животном, человеке, даже моем собственном «Я», когда в такое положение ставит его мое другое, субъектное «Я», – к другим однородным предметам, т. е. обезличивает его. Так обезличивает предмет его называние, ибо каждое слово является обобщением, оно именует не единичный предмет во всем его своеобразии, а род предметов – «стол», «бег», «красный», «мыслить» и т. д. и т.п.

субъектно-объектное

творческую способность

Речь должна идти здесь о таком «пучке» и реализаторов поведения, которые не даны человеку биологически, которые выработались в многотысячелетнем процессе очеловечивания животного предка людей и которые располагаются иерархически на трех уровнях:

потребностей

способностей,

умений превращать эти способности в реальные поступки. Эта цепочка «потребности– способности– умения» фиксирует механизмы, необходимые и достаточные для порождения деятельности, выявляя структуру того механизма, который является прерогативой человека, выделяет его в животном мире и обеспечивает ему истинно человеческое существование. Человек тем более развит как человек, чем богаче круг его потребностей, способностей и умений. Но каков же конкретно «набор» тех потребностей, тех способностей и тех умений, которые необходимы и достаточны для порождения культуры?

11 стр., 5202 слов

Потребности современного человека

... потребностей потребность человек мотивация маслоу В современном естествознании термин «потребность» имеет несколько значений. «Потребность - в самом общем значении этого слова - существенное звено в системе отношений любого действующего субъекта, ... отношение к идеальным предметам). Психологи говорят также о потребности сохранения и развития, дефицита (роста); о потребности быть отличным от других, ...

новой искусственной среде,

Но именно потому, что «вторую природу» люди должны сами и целенаправленно создавать, создание это предполагает другую культурную потребность – в знаниях, предметное творчество. Получение знания – не способ удовлетворения любопытства или модификация «исследовательского инстинкта» животных, знание необходимо человеку именно потому, что врожденные инстинкты не могут обеспечить его генетически незапрограммированные действия. Созидание нуждается в опосредующем его и благоприобретенном знании – знании свойств той реальности, с которой имеет дело практическое ум ение, знании инвариантных, повторяющихся качеств, скрывающихся в многообразных по облику предметах, знании связей сущности и явления, причины и следствия, содержания и формы – таково условие успешного творчества. По сути дела на этом уровне обыденной жизни, в которой знание опосредует созидание, зарождается хорошо известное всем нам по высокому уровню развития культуры диалектическое взаимодействие те ории и практики – практике необходима помощь научной теории, которая опосредует эффективность и непрерывное совершенствование практики.

ценностные ориентиры –

ценностях.

проекте резул тата совершаемого практического действия,

коллективны

потребность в другом человеке как соучастнике моего бытия.

практическую

Нель я не учесть здесь и того, что животные начисто лишены подобной потребности и способности, не имея даже зачатков художественно-образной деятельности или мифологического сознания (очевидно, что пение птиц и их пляски не имеют ничего общего с музыкой и танцем, что это лишь внешнее сходство поведения, в одном случае – у животных – мотивированного физиологией, потребностями организации сексуальных отношений, и потому инстинктивного и стереотипного, а в другом – у человека – инициированного духовными потребностями, генетически не запрограммированного и потому бесконечно изменчивого по своим формам).

Если игровое поведение свойственно уже животным, то опять-таки в пределах, биологически полезных для рода действий особи, тогда как игры детей являются лишь в небольшой степени физическими действиями, тренирующими тело, в основном же своем массиве это так называемые «ролевые игры» и «изобразительные игры» (ибо и рисование является для ребенка игрой), в которых они конструируют удваивающую мир иллюзорную реальность – такую, в которой воплощаются в нерасторжимом единстве ихумения, знания, ценности, идеалы и с помощью которой они связывают себя с другими людьми – и реальными детьми, соучастниками игрового действа, и воображаемыми персона ж ами сочиняемого мира художественных образов (или мифологических образов, если речь идет о детстве человечества, а не отдельного человека).

Хорошо известно, что так же, как нет ни одного народа, не сотворившего для себя мифов и ли шенного искусства, так нет нормального ребенка, детство которого не было бы заполнено художественными играми, актерскими и рисовальными, танцевальными и поэтически-музыкальными.

образах, удваивающих реальность .

необходимости и достаточности

3 стр., 1333 слов

Невротическая потребность в любви

... причинить вред другому или себе (в т.ч. угроза самоубийства). У людей с невротической потребностью в любви могут быть сильные нарциссические черты, они эгоцентрики и не имеют хороших ... чем разница между нормальной и невротической потребностью в любви" К. Хорни отвечает так: "Я называю нормальным то, что обычно для данной культуры. Все мы хотим быть любимыми ...

Поскольку связь человека и культуры, как было показано в первой главе, осуществляется через его деятельность, постольку строение культуры должно так или иначе отражать структуру деятельности.

полиструктурна

субъектно-объектно-субъектные

новый объект,

художественная деятел ность,

демонстративно-иллюстрационное

порождает культуру, выливается в культуру, сама становится кул турной

способностью удовлетворять соответствующую потребность, –

не имел рук

мыслитель ную, эмоциональную

управляющей подсистемой,

никакого отклика

плод преобразования натуры культурой,

собирать с

перерабатывать

вырабатывать

восполнять

преодолевать

дополнять

ж) обобщать всю эту разнородную информацию в специфических духовных конструктах, необходимых для ориентации в многообразии конкретных форм бытия и эмпирического опыта;

превращать

психический субстрат

чувственного восприятия _

абстрактное мышление;

интеллекта,

в) Поскольку вся деятельность людей является коллективной, но потребность в Другом не заложена в индивиде генетически и не проявляется во врожденном инстинкте, как у животных, она требует прижизненно вырабатываемого психологического стимула; им становится то влечение к Другому, которое было осознано древними греками как божественный Эрос, которое, отчужденное от межчеловеческих отношений, трактовалось религиозным сознанием как любовь к Богу, а в дальнейшем, в философско-этически-психологических теориях именовалось симпатией или любовью. О культурном содержании этого чувства говорит не только существование чисто духовной, «платонической» любви и столь же духовного чувства дружбы, но и то, что в отношениях полов и в отношении матери к ребенку оно является плодом преобразования сексуального влечения и биологического родительского инстинкта; потому-то любовь как культурное чувство может распространяться на отношение человека и к явлениям природы, и к его собственным творениям – таково эстетическое отношение как особый род «незаинтересованного наслаждения», по определениям И. Канта, или «бескорыстной любви», по дефиниции Н. Чернышевского.

два вектора –

имманентной таланту художника любви:

Третье дополнение состоит в том, что любовь есть психологический «механизм», имеющий своего антагониста – ненависть, так же как симпатии противостоит антипатия (сам термин четко выявляет здесь соотносительность этих установок человеческой психики).

Подчеркну опять-таки культурологический аспект этой «антитетической парности»чувств, выражающийся в превращении то того, то другого в социально-психологическую доминанту определенного типа культуры – такую роль играла теоретически обосновывавшаяся и идеологически внедрявшаяся в сознание масс и воплощавшаяся в пролетарской культуре классовая ненависть к буржуазии, аристократии, богатым крестьянам («кулакам а в другом типе культуры – «любовь к ближнему», ставшая нравственно-психологической позицией русской гуманистической интеллигенции, воспитанной на идеях нашей классической литературы, и получившая наиболее яркое воплощение в толстовстве, а в культурах ортодоксально-религиозных – противоречивое сочетание провозглашаемой любви к ближнему и культивируемой ненависти к иноверцам и еретикам, вплоть до ее воплощения в терроре инквизиции, в кровавых крестовых походах христиан, в «священной войне» мусульман – джихаде…

13 стр., 6447 слов

Этикет как важная часть общечеловеческой культуры и поведения человека

... как внешнее, так и внутреннее), сложившуюся в обществе социальную иерархию, демократизм или консерватизм социальных отношений. Этикет позволяет людям ... Этикет как феномен культуры Этикет является одним из ярко выраженных феноменов культуры, который затрагивает всю гамму чувств и эмоций человека, ... находило отражение и в этикете: невоздержанность в поведении, проявление чувств, стремление покорить ...

антикультурным:

любов как силу духовного притяжения человека к человеку,

дефицита информации –

Об их значении в жизни человека говорит уже то, что давно и прочно в обиход выросших на христианской культуре народов вошла триада «вера– надежда– любовь», и остается лишь удивляться, как может современная психологическая наука обходить полным молчанием если не все эти психические силы, то, по крайней мере, первые две. Впрочем, это не должно нас удивлять, потому что эпоха научно-технического прогресса обусловила ее явный гносеологический крен, выразившийся в преувеличенном, если не исключительном, внимании к познавательным функциям человеческой психики; естественно, что при этом «вера– надежда– любовь» не могут вызвать интереса исследователей, сосредоточенных на изучении законов абстрактного мышления, принципов формальной логики и приемов математического анализа. К тому же под «верой» у нас обычно понимают «веру в Бога», т. психическое состояние, прямо противоположное мышлению и потому заслуживавшее осуждения, а не изучения (уж если некоторые психологи договаривались до того, что не сущест вует такого явления, как «воображение», поскольку все приписываемые ему действия будто бы выполняет мышление, то что уж говорить об отношении к вере).

Между тем вера как психологический феномен, порожденный культурой и играющий в ней весьма существенную и незаменимую роль, отсюда не сводится к религиозному чувству – оно является лишь одной из ее разновидностей; вера в Бога есть вера в сверхъестественное, да и то не во всякое сверхъестественное, а лишь в персонифицированное в определенном мифическом существе, признаваемом реально существующим; вера направляется и на другие сверхъестественные явления – скажем, вера в переселение душ – и на различные абсолютно естественные события, которые не произошли, но могут произойти, и мы верим, что они произойдут, – например, в вечный мир на земле, в торжество справедливости в отношениях между людьми, в преодоление кризиса в нашей стране, в преданность друга и т. и т.п. Вера необходима человеку как способ компенсации дефицита знаний во всех областях его жизни и деятельности – в быту, в труде, в научном исследовании, в политической активности: мне не нужно верить в то, что я твердо знаю, – в то, например, что за ночью последует день, что дважды два равно четырем, что летом жарко, а зимой холодно, но сумею ли я стать хорошим математиком, полечу ли когда-нибудь в космос, найду ли решение проблемы в моей научной, художественной, организаторской, полководческой, педагогической деятельности, будет ли моя душа бессмертна после смерти моего тела, – во все это мне остается только верить или не верить, пока не будут найдены необходимые доказательства; поскольку же для активной и целенаправленной деятельности, руководимой не врожденным инстинктом, а культурной мотивацией, нужна определенная психологическая опора, и возникает необходимость в вере.

5 стр., 2076 слов

Рефлекторная природа деятельности нервной системы человека

... творческое развитие в исследованиях советских физиологов и психологов. Рефлекторная теория, признающая рефлекторную сущность деятельности нервной системы, основывается на трех главных принципах: 1) принципе материалистического ... генетически. Известный советский физиолог П. К. Анохин показал, что действия животных и человека определяются их потребностями. Например, недостаток воды в организме ...

может когда-либо сбыт ся;

феномена культуры,

сознания,

Такое трехуровневое стро ние психики объясняется тем, что преобразование натуры культурой не может осуществляться равномерно – не может потому, что натура сохраняет определенную часть своих прав, потребностей и движущих поведением человека сил, которые отчасти не требуют осознания, рационализации, рефлексивного осмысления, а отчасти «скрываются» от света разума, суда которого они выдержать не могут; обе эти причины относятся в первую очередь к половому инстинкту (отчего «либидо» и заняло такое видное место в учении 3. Фрейда), но к нему активность подсознания не сводится, и неудивительно, что в дальнейшем развитии психоанализа пансексуализм концепции его основоположника был существенно ограничен. С другой стороны, эффективность дорациональных, не подвергавшихся рефлексивной обработке стимулов поведения столь высока – это доказывает зоопсихология, – что человеческая психика не могла не использовать эти средства, превращая, в той мере, разумеется, в какой это возможно, сознательное в подсознательное, рационализированное в импульсивное; так интуиция стала результатом превращения накопленного опыта осознанного поведения и рационализированной деятельности в неосознаваемые, как бы автоматиччские, импульсы действия.

Вместе с тем прогрессировавшая сложность творческой деятельности человека делала недостаточными разрозненные операции созна ия и подсознания, не говоря уже об отрицательных, вплоть до шизофренических расстройств, последствиях их ошибок, соперничества и противоборства. Наиболее сложные творческие акты – в сферах искусства, философии, науки, педагогики, медицины, организационной деятельности – требуют совместного и согласованного действия сознания и подсознания, рационализированности и интуиции; так у творческой личности рождается над- или сверхсознание, способное решать задачи высшей степени сложности. Но и в нем возможны не только содружество сознания и подсознания, но и их противоборство, не разрешимые консенсусом диалоги, и тогда шизофренический распад психики может оказаться свойственным и великому художнику, и философу, и ученому – вспомним хотя бы Н. Гоголя, М. Врубеля, В. Ван-Гога, Ф. Кафку… Известно, во всяком случае, множество фактов, говорящих о близости гениальности и психической аномалии.

Схематическое изображение этого аспекта строения психики будет выглядеть, следовательно, так:

(сверхсознани е) Сознание

реальном жизненном опыте