Аристотель о человеке и обществе

Контрольная работа

Аристотель считается основателем психологии, чему посвящен его трактат «О душе» В нем рассматриваются природа души, явления восприятия и памяти. В душе Аристотель видит высшую деятельность человеческого тела. Это его действительность, его «энтелехия», его осуществление. По мнению Аристотеля каждая субстанция включает в себя: «материю, которая сама по себе не есть что-либо определенное, во-вторых, форму и вид, в силу которого она становится определенным предметом, и в-третьих, нечто состоящее из этих двух частей. Материя при этом есть только потенция, форма же — энтелехия, и притом энтелехия в двух значениях, различие между которыми такое же, как между знанием и приложением его»[1] Поэтому между душой и телом имеется, согласно Аристотелю, тесная связь.

Одушевленные существа отличаются по мнению Аристотеля от неодушевленных тем, что они обладают началом, дающим жизнь. И это начало и есть душа. Душа – это субстанция, форма физического тела, имеющего жизнь в потенции, но субстанция как форма есть энтелехия (акт); душа, следовательно, есть энтелехия, таким образом, устроенного тела. Душа – первая энтелехия физического тела, имеющего жизнь в потенции.

Аристотель полагает, что следует выяснить, состоит ли душа из частей или нет и однородны ли все души или нет. И если не однородны, то отличаются ли они друг от друга по виду или по роду: «Это нужно выяснить потому, что те, кто говорит о душе и исследует ее, рассматривают, по-видимому, лишь человеческую душу. Не должно ускользать от нас и то, одно ли определение души, как, например, определение живого существа одно, или душа каждого рода имеет особое определение, как, например, душа лошади, собаки, человека, бога (живое же существо как общее есть либо ничто, либо нечто последующее»[2]

Аристотель разделяет душу на три части:

1.Душа «вегетативная» Это наиболее элементарное начало жизни, которое управляет и регулирует биологическую активность. Она ответственна за репродукцию и воспроизведение.

2. Душа «чувственная» — к ее функциям относится ощущение, аппетит и движение. Аристотель полагает, что мы способны ощущать не актуально, но потенциально. Топливо не горит, пока мы его не подожгли. Так и способность чувствовать становится актуальной, когда есть контакт с актуально чувственным объектом. Способность чувствовать потенциально есть то, что присутствует в самом чувстве. Оно страдательно, пока в контакте с неподобным, в совершившемся акте чуждое становится своим, а неподобное – подобным.

11 стр., 5229 слов

Представления о душе в религии, философии и науке

... жизнью. (…) Итак, душа неотделима от тела; ясно также, что неотделима какая - либо часть её, если душа по природе имеет части, ибо некоторые части души суть энтелехия телесных частей», - пишет Аристотель, ...

Другие две функции чувственной души – аппетит и движение. Аппетит возникает как следствие ощущения. Движение живых существ происходит из желания.

3. Душа «рациональная» — не редуцируемая к вегетативной жизни. Этот вид души содержит в себе мысль и операции с ней связанные.

Интеллектуальный акт аналогичен чувственному, поскольку он состоит в принятии или ассимиляции «интеллигибельных форм», но отличен фундаментальным образом в том, что здесь нет смешения с телом и телесным. Органы чувств не бывают вне тела, понимание же самостоятельно.

Много раз воспроизводилось впоследствии учение Аристотеля о восприятии. Согласно его взгляду, восприятие может возникнуть только при существовании различия между свойством воспринимаемого предмета и свойством воспринимающего этот предмет органа. Если и предмет, и орган, например, одинаково теплы, то восприятие не может состояться. С поразительной ясностью высказывает Аристотель мысль о независимости предмета от восприятия. Соответствующие места в трактате «О душе» принадлежат к наиболее ярким обнаружениям материалистической тенденции Аристотеля.

Утверждая объективность и независимость предмета восприятия, Аристотель отрицает пассивный характер его существования. Воспринимаемый предмет словно движется навстречу нашему восприятию. Предмет, находящийся на самом коротком расстоянии, воспринимается при посредстве обоняния. При восприятии более удаленных предметов необходимо, чтобы воспринимаемое свойство прошло через пространственную среду, отделяющую человека от предмета восприятия. Так, например, звук проходит через эту среду, прежде чем дойдет до воспринимающего органа слуха. Именно поэтому звук, производимый отдаленным предметом, слышится не одновременно, а после удара, которым был произведен звук. Этим же Аристотель объясняет, почему с увеличением расстояния звуки, произведенные удаляющимися или удаленными предметами, становятся все менее слышимыми: им предстоит пройти гораздо более протяженную, среду, а кроме того, проходя через нее, они смешиваются, и человеческое ухо становится уже не способным к их дифференцированному восприятию. По своей природе чувственное восприятие — не тело, а движение, или аффицирование телом посредством среды, через которую оно достигает органа чувств. Особое место среди восприятий принадлежит зрительным восприятиям. Свет, посредством которого передаются эти восприятия, не есть движение. Свет — бытие особого рода. Производя изменение в воспринимающем, свет не требует времени и совершается в предмете мгновенно.

Специальное исследование Аристотель посвятил объяснению явлений памяти. Воспоминание, согласно его учению, есть воспроизведение представлений, существовавших ранее. Условие воспоминания — связи, посредством которых вместе с появлением одного предмета возникает представление, о другом; Самые, связи, обусловливающие характер или род воспоминания, могут быть связями по порядку, по сходству, по противоположности и по смежности. Это догадка об ассоциациях.

2. Аристотель о природе человека, о соотношении теоретического, практического и «пойэтического»

Аристотель разделяет все науки на три больших раздела:

1. Теоретические, которые ведут поиск знания ради самого знания. (метафизика, физика (в том числе психология), математика)

2. Практические, которые добиваются знания ради достижения морального совершенствования. Практические науки занимаются человеком и его целями как индивида (этика) и человеком и его целями как членом общества (политика)

6 стр., 2621 слов

Платон и Аристотель о человеке и его душе

... Причина несправедливости общества состоит в нежелании управляющих действовать в интересах общего блага. Именно служение общему благу является критерием правильных форм. 3. Учение Аристотеля о человеке и душе Платон Аристотель человек душа Аристотель понимал душу, как движущее ...

3. Продуктивные, целью которых является производство определенных объектов.

По критерию ценности выше всех стоят науки теоретические, образованные из метафизики, физики (в т.ч. психологии) и математики. Метафизика – наиболее возвышенная из наук потому, что она не связана с материальными нуждами, она не преследует эмпирические и практические цели. Другие же науки подчинены этим целям, а потому ни одна из них не самоценна, а значима лишь постольку, поскольку оправдана эффектами, к которым ведет.

Человек есть высшая степень в развитии органической жизни. Остальная природа служит как бы приготовлением к появлению человека: все назначение ее — в человеке. Это, по мнению Аристотеля, доказывается тем, что все в природе служит человеку.

Физиологическая часть учения Аристотеля состоит в простом описании процессов человеческой жизни без всякой предвзятой философской идеи. Учение Аристотеля о человеческой разумной душе состоит из ценных наблюдений психологического характера. Он первый положил основание опытному изучению души в связи с телом и в то же время рассматривал ее как микрокосм, в котором отражается весь мир. В этом учении Аристотель является неустанным и проницательным наблюдателем.

Все поступки человека тяготеют к неким целям как к благу. Поступки и цели между собой субординированы и подчинены некой «последней цели», или «последнему благу», относительно которого все согласны, что это – счастье. Так что же такое счастье?

  • для многих это удовольствие и наслаждение. Но жизнь, растраченная на наслаждения – рабская жизнь, достойная животного;
  • для других счастье – это почести (успех) Однако успех по большей части есть нечто внешнее, зависящее от тех, кто его присваивает, признает;
  • для кого-то счастье состоит в умножении богатства, и это одна из наиболее абсурдных целей, — жизнь вопреки природе, ибо богатство – средство для чего-то другого.

И как цель смысла не имеет.

Высшее благо и счастье, доступное человеку, – в совершенствовании себя как человека, т.е. в активности, отличающей его от всех прочих существ. Человек не просто живет (ведь живут и растения), не только чувствует, ведь и животным открыты чувства. Активность разума – цель достойная человека. Благо человека состоит в активности души, согласной с добродетелью, а если добродетелей души много, — то в согласии с лучшей и наисовершенной из них.

Этику Аристотель характеризует как проповедь активной деятельности человека. Он отвергает стремления к власти и наслаждениям. Такая жизнь – паразитическая и животная, и он называет ее «рабским образом мышления» Заслуживающей внимания Аристотель считает жизнь, которая характеризуется как практическая (политическая) или теоретическая (познавательная) деятельность.

Человек по природе — существо государственное, и если кто-либо в силу своей природы, а не в силу случайных обстоятельств живет вне государства, тот или выше человека, или недоразвит в нравственном отношении. Совершенством человека предполагается совершенный гражданин, а совершенством гражданина, в свою очередь — совершенность его государства.

12 стр., 5651 слов

Метафизика Аристотеля

... Если человек по-настоящему возжелает быть похожим на бога, то ему в первую очередь надлежит развивать свой ум. Целью контрольной работы является анализ и рассмотрение метафизики Аристотеля. ... есть, по Аристотелю, наилучшее во всей природе. Главенствующая наука та, "которая познает цель, ради которой надлежит действовать в каждом отдельном случае...". Конечной инстанцией поступков людей оказываются ...

Аристотель подчеркивает, что человек есть существо общественное в большей степени, нежели пчелы и стадные животные. Это следует из того, что один только человек из всех живых существ одарен речью. Это свойство людей отличает их от остальных живых существ: только человек способен к восприятию таких понятии, как добро и зло, справедливость и несправедливость и т. п. А совокупность всего этого, по мнению Аристотеля, и создает основу семьи и государства.

Аристотель выделял три главных слоя граждан: очень зажиточных, крайне неимущих и средних, стоящих между теми и другими.[3] Аристотель враждебно относился к первым двум социальным группам. Он считал, что в основе жизни людей, обладающих чрезмерным богатством, лежит противоестественный род наживы имущества. В этом, по Аристотелю, проявляется не стремление к «благой жизни», а лишь стремление к жизни вообще. Поскольку жажда жизни неуемна, то неуемно и стремление к средствам утоления этой жажды. Ставя все на службу чрезмерной личной наживы, люди первой категории попирают ногами общественные традиции и законы. Стремясь к власти, они сами не могут подчиняться, нарушая этим спокойствие государственной жизни. Почти все они высокомерны надменны, склонны к роскоши и хвастовству.

Аристотель является сторонником рабовладельческой системы. Согласно его разъяснению кто, по природе, принадлежит не самому себе, а другому, и при этом все-таки человек, тот по своей природе раб. Деятельность рабов состоит в применении их физических сил, это наилучшее, что они могут дать. Они в такой сильной степени отличаются от других людей, в какой душа отличается от тела, а человек — от животного. Именно такие люди по своей природе — рабы, и для них лучший удел быть в подчинении у господина.

3. Аристотель о добродетели. Принцип «золотой середины»

Этику Аристотель характеризует как проповедь активной деятельности человека. Как уже говорилось, заслуживающей внимания Аристотель считает жизнь, которая характеризуется как практическая (политическая) или теоретическая (познавательная) деятельность. Этическим проблемам и добродетели посвящена такая работа Аристотеля как «Никомахова этика».

Во второй книге «Никомаховой этики» дается определение понятия добродетель, и выделяются два вида добродетелей. Добродетели подразделяются Аристотелем на мыслительные (мудрость, сообразительность, рассудительность) и нравственные (щедрость, благоразумие).

Отличаются они следующим: «Итак, при наличии добродетели двух [видов], как мыслительной, так и нравственной, мыслительная возникает и возрастает преимущественно благодаря обучению и именно поэтому нуждается в долгом упражнении, а нравственная (ethike) рождается привычкой (ex ethoys), откуда и получила название: от этос при небольшом изменении [буквы].

Отсюда ясно, что ни одна из нравственных добродетелей не врождена нам по природе, ибо все природное не может приучаться (ethidzein) к чему бы то ни было. Так, например, камень, который по природе падает вниз, не приучишь подниматься вверх, приучай его, подбрасывая вверх хоть тысячу раз; а огонь не [приучится двигаться] вниз, и ничто другое, имея по природе некий [образ существования], не приучится к другому»[4]

9 стр., 4388 слов

Этика Аристотеля и современность

... этики: о природе и источнике морали и добродетели, о свободе воли и основах нравственного поступка, смысле жизни и высшем благе, справедливости и т.п. 1. Аристотель. Понятие о науке Творчество Аристотеля ...

Следовательно, добродетели существуют в нас не от природы и не вопреки природе, но приобрести их для нас естественно, а благодаря приучению мы в них совершенствуемся. Всякая добродетель и доводит до совершенства то, добродетелью чего она является, и придает совершенство выполняемому делу. Если так обстоит дело во всех случаях, то добродетель человека — это, пожалуй, такой склад души, при котором происходит становление добродетельного человека и при котором он хорошо выполняет свое дело.

Добродетель у Аристотеля – это внутреннее нравственное совершенство, вошедшее в привычку. Ее кульминация проявляется в деятельности высшей части иррациональной души, полной желаний, но сдерживаемой разумом. Это совершенство разумного желания, т.е. добродетель проявляется в нашей способности приспосабливаться к различным ситуациям: «в сфере действия и пользы нет ничего постоянного».

Согласно Аристотелю, добродетель есть некое обладание серединой; она существует постольку, поскольку ее достигает. Добродетель есть сознательно избираемый склад души, состоящий в обладании серединой по отношению к нам, причем определенной таким суждением, каким определит ее рассудительный человек. Серединой обладают между двумя видами порочности, один из которых — от избытка, другой — от недостатка. Именно поэтому по сущности и по понятию, определяющему суть ее бытия, добродетель есть обладание серединой, а с точки зрения высшего блага и совершенства — обладание вершиной.

Добродетель есть добровольный выбор на основе правильного суждения того образа действий, который зависит от нас, – отмечает Аристотель. А это означает, что добродетель проистекает из практической мудрости, которую благоразумный человек делает нормой жизни. Хотя целью добродетели должно полагать, по мысли Аристотеля, достижение «золотой середины», но она и сама по себе – верх совершенства. Так, мужество есть «золотая середина» между трусостью и отчаянностью. Умеренность же суть «середина» в наслаждениях. Человек, по Аристотелю, должен стремиться всегда придерживаться «золотой середины».