Убийство, совершённое в состоянии аффекта (2)

Дипломная работа

Актуальность темы «Убийство, совершённое в состоянии аффекта» обусловлена тем, что на протяжении последних лет в России сохраняется сложная криминальная ситуация. Быстро идет вверх кривая насильственных преступлений. В науке российского уголовного права такие преступления принято классифицировать в зависимости от наличия смягчающих и отягчающих обстоятельств. С учетом этого в УК РФ выделяются виды убийства при смягчающих обстоятельствах. Одним из них является убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ).

Вместе с тем, в судебной практике при квалификации убийств, совершенных в состоянии аффекта зачастую возникают вопросы правомерности применения данной правовой нормы, вызванные определенной сложностью определения самого понятия «аффект», поскольку правильно определить состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения подчас бывает сложно, а порой и затруднительно даже специалистам.

В уголовном законодательстве России только за три преступления, совершенные в состоянии аффекта, установлена пониженная ответственность: это умышленное убийство (ст. 107 УК РФ), причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью (ст. 113 УК РФ).

Состояние аффекта при совершении иных преступлений не признается смягчающим ответственность обстоятельством, хотя может быть расценено как обстоятельство, смягчающее наказание. Разница между обстоятельством, смягчающим ответственность, и обстоятельством, смягчающим наказание, заключается в следующем. Первое учитывается при конструировании состава преступления, и его наличие находит отражение в санкции статьи. Второе учитывается лишь при назначении наказания и не влияет на квалификацию содеянного. Следовательно, состояние аффекта, если оно вызвано противоправным или аморальным поведением потерпевшего, при совершении любого преступления признается обстоятельством, смягчающим наказание. И только при совершении убийства, причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью такое состояние признается обстоятельством, влияющим на квалификацию. Выделение этих преступлений в качестве самостоятельных составов объясняется, видимо, тем, что в состоянии аффекта чаще всего совершаются преступления именно против личности. Эмоциональный «взрыв» виновного, находящегося в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправильным поведением потерпевшего, направлен, как правило, на личность потерпевшего, на творца тех или иных действий, а не на его имущество или какие-либо иные блага.

3 стр., 1083 слов

Классификация эмоций. Эмоциональные состояния

... обстоятельствах может дать разрядку в действии. Страсть – сильное, стойкое, длительное чувство, которое, пустив корни в человеке, захватывает его, владеет им. Настроение – общее эмоциональное состояние ... так и внезапно. Настроения бывают положительными, отрицательными, временными и устойчивыми. Аффект. Это группа кратковременных эмоций, которые внезапно охватывают человека и характеризуются ...

Преступления, совершенные в состоянии аффекта, относятся к умышленным. Основаниями для отнесения их к преступлениям со смягчающими обстоятельствами выступают два момента. Во-первых, противоправное или аморальное поведение потерпевшего, т.е. «вина» жертвы. Во-вторых, нахождение виновного лица в момент их совершения в состоянии аффекта. При отсутствии одного из данных обстоятельств нельзя квалифицировать содеянное, например, по ст. 107 УК РФ, т. е. как убийство, совершенное в состоянии аффекта. Иначе говоря, оба обстоятельства должны быть установлены и доказаны в совокупности. Более того, необходимо, чтобы именно противоправное или аморальное поведение потерпевшего вызвало состояние аффекта виновного и непосредственно предшествовало ему.

Потерпевший в аффектированных преступлениях, в отличие от многих иных преступлений, играет особую роль. Именно противоправное или аморальное поведение потерпевшего вызывает состояние аффекта у виновного, при котором у него возникает и реализуется умысел на убийство или причинение вреда здоровью потерпевшего. Поэтому большое значение приобретает выяснение нравственно-психологического облика потерпевшего, особенностей его поведения в быту, на работе, во взаимоотношениях с окружающими, семьей. Требуется специальное исследование личности потерпевшего от преступления в состоянии аффекта.

Объектом исследования выступают уголовно-правовые отношения в области противодействия преступлениям против жизни и здоровья человека, совершенным в состоянии аффекта.

Предметом исследования является уголовно-правовое регулирование ответственности за совершение преступления данного вида.

Целью курсовой работы является выработка положений об убийствах, совершенных в состоянии аффекта, выявление недостатков в уголовно-правовой системе касаемо рассматриваемой проблемы, выявление основ для преобразования рассматриваемой уголовно-правовой нормы. Указанная цель нашла отражение в решении ряда задач, важнейшими из которых являются:

  • рассмотреть понятие и признаки аффективного состояния ;
  • исследовать уголовно — правовою характеристику убийства, совершенное в состоянии аффекта ст. 107 УК РФ, объективные и субъективные признаки преступления;
  • исследовать уголовно — правовую характеристика причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта ст. 113 УК РФ, объективные и субъективные признаки преступления;
  • рассмотреть проблемы применения законодательства об ответственности за убийство в состоянии аффекта в судебной практике.

Структура работы состоит из введения, четырех глав, объединяющих пять параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Аффект в уголовном праве. Понятие и признаки

Статья 107 Уголовного Кодекса РФ предусматривает уголовную ответственность за убийство, совершенное в состоянии аффекта. Данный вид убийства занимает особое место среди всех видов убийств, оно относится к так называемым привилегированным составам, т.е. к составам со смягчающими обстоятельствами.

19 стр., 9194 слов

Убийство, совершенное в состоянии аффекта

... курсовой работы, с учетом изложенного, будет являться формирование полноценного представления об убийствах, совершенных в состоянии аффекта. Указанная цель конкретизируется в ряде исследовательских задач, важнейшими из которых являются: исследование истории развития законодательства об ответственности за убийство, совершенное в состоянии аффекта; ...

Основанием для привлечения к ответственности за убийство совершенное в состоянии аффекта, является внезапно возникшее сильное душевное волнение или аффект. Аффект (от лат. «аffectus» — совершать согласно с чувством) психологи и психиатры определяют, как кратковременный и чрезвычайно сильный эмоциональный разряд, возникающий в экстремальных условиях.

Законодатель определяет этот вид убийства, как совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Психическое состояние виновного определяется кратковременной, интенсивной эмоцией, связанной с инстинктивной и безусловно-рефлекторной деятельность. Чаще всего для подобного вида убийства характерны эмоции гнева, ненависти и отчаяния.

В уголовном законодательстве России только за три преступления, совершенные в состоянии аффекта, установлена пониженная ответственность: это убийство (ст. 107 УК РФ), причинение тяжелого и средней тяжести вреда здоровью (ст. 113 УК РФ).

Состояние аффекта при совершении иных преступлений не признается смягчающим ответственность обстоятельством, хотя может быть расценено как обстоятельство, смягчающее наказание. Разница между обстоятельством, смягчающим ответственность, и обстоятельством, смягчающим наказание, заключается в следующем. Первое учитывается при конструировании состава преступления и его наличие находит отражение в санкции статьи. Второе учитывается лишь при назначении наказания и не влияет на классификацию содеянного.

В состоянии аффекта субъект сохраняет возможность руководить своими действиями и сознавать реалии действительности. Такая возможность в случае аффективных реакций остается, хотя и в весьма усеченном виде. Аффект в таких случаях носит название физиологического, он характеризуется эмоциональной вспышкой высокой степени и взрывного характера. Он выводит психику человека из обычного состояния, приостанавливает сознательную интеллектуальную деятельность, затрудняет самоконтроль, оценку своих поступков, лишает человека возможности всесторонне понять последствия своего поведения. В состоянии аффекта способность осознавать общественную опасность своих действий, а также руководить ими в значительной степени снижена, что является одним из оснований для признания совершенного в таком состоянии преступления менее общественно опасным по сравнению с преступлением, совершенным при спокойном состоянии психики.

Физиологический аффект следует отличать от патологического аффекта, характерного для невменяемости.

При патологическом аффекте субъект вследствие болезненного состояния психики не в состоянии руководить своим поведением и осознавать реальность происходящего, наступает глубокое помрачение сознания и человек утрачивает способность отдавать себе отчет в своих действиях Возможность избирательного поведения в этом в случае полностью исключена, а лицо, совершившее противоправное деяние, признается невменяемым.

Критерий их разграничения зависит не от того, у кого он возник, а от того, насколько выражены симптомы аффекта, имеются ли нарушения сознания, истощение и другие признаки, характеризующие качественное отличие патологического аффекта от физиологического. И тот, и другой вид аффекта развиваются по трем основным стадиям: подготовительной, стадии активных аффективных действий (взрыва) и заключительной. Однако за внешним сходством динамических особенностей двух видов аффекта стоят существенно различные интимные механизмы возникновения и развития этих состояний.

15 стр., 7307 слов

Убийство в состоянии аффекта

... потерпевшего в детерминации убийства, совершенного в состоянии аффекта. В третьей главе дипломной работы автор рассматривает психологическую природу аффекта, его отличие от патологического аффективного состояния. ... в действие нового УК РФ, законодательство вводит понятие убийства в статье 105 УК, где в ч.1 сказано, что убийство, ... принципам защиты прав и свобод человека и гражданина, закрепленным в ...

— Подготовительная стадия. Патологический аффект возникает в ответ на неожиданный сильный раздражитель, а в некоторых случаях — без повода. В то время как физиологический аффект возникает в ответ на сильный аффектогенный раздражитель или в результате аккумуляции аффективных переживаний.

— В стадии взрыва для патологического аффекта характерно сумеречное состояние сознания, происходит полное помрачнение сознания не на реальных травмирующих переживаниях, а на замещающих представлениях. При патологически суженом сознании вся психологическая деятельность субъекта концентрируется не на действительно окружающих его людях и объектах, а на представлениях, имеющих бредовую окраску. Болезненные переживания, как правило, связаны с ловлей бандитов, шпионов, разных врагов, сводятся к ощущению преследования и большой опасности для жизни. Отсюда возникают агрессивные. субъективно защитные действия лица. В то время как для физиологического аффекта характерно лишь сужение сознания, которое концентрируется на реальных травмирующих переживаниях, а не на представлениях о них, как при патологическом аффекте.

— В заключительной стадии патологический аффект приводит к истощению нервной системы, т.е. связан с огромным внутренним напряжением, значительной тратой сил. У лица появляется вялость, общая расслабленность при безразличном отношении к содеянному и окружающему, т.е. состояние близкое к прострации. Для состояния физиологического аффекта не является характерными столь выраженные истощение и прострация, для него в большей степени свойственны чувства облегчения, раскаяния, вялость.

Для решения вопроса о том, совершено ли деяние в состоянии физиологического или патологического аффекта, необходимо назначить комплексную психолого-психиатрическую экспертизу.

С уголовно-правовой точки зрения аффект также обладает рядом специфических признаков, которые позволяют говорить о нем как о психической аномалии.

Во-первых, законодатель говорит о несоразмерности реакции провоцирующему воздействию (несоответствие фактического содержания и общественной опасности аффективных действий аналогичным характеристикам неправомерного поведения потерпевшего).

А основным критерием психической аномалии и является неадекватность реакции.

Во-вторых, в нормах уголовного закона говорится о том, что преступление всегда носит более тяжкий характер, чем действия потерпевшего. Это косвенно свидетельствует об искажениях в оценке и реакции лица на ситуацию.

В третьих, законодатель говоря о преступлении, совершенном в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, называет это состояние аффектом, тем самым, констатируя невозможность делать вывод о наличии или отсутствии «внезапно сильного душевного волнения» по одним лишь объективным данным (предшествовавшие преступлению неправомерное поведение потерпевшего, характер действий лица, заявления подозреваемого (обвиняемого) и т.д.), указывая категорично, что здесь необходимы специальные познания.

13 стр., 6414 слов

Аффект и его уголовно-правовое значение (2)

... аффекта, при физиологическом аффекте лицо сознает свои действия, может ими управлять, либо имеет возможность сознавать свои действия. Именно поэтому лицо, совершившее преступление в состоянии физиологического аффекта подлежит уголовной ответственности. Физиологический аффект ... и понимания его. В своей работе я постараюсь детально проанализировать некоторые аспекты аффекта, как явления нашей жизни, и ...

Для того чтобы состояние лица было квалифицировано как аффект, необходимо установить еще один признак: причина его возникновения. С уголовно-правовой точки зрения значим лишь аффект, возникший в результате неправомерных и аморальных действий (бездействий) самого потерпевшего. Уголовный закон в качестве примеров приводит насилие, издевательство, тяжкие оскорбления со стороны потерпевшего. Кроме того, уголовный закон «легализовал» так называемый «капельный» аффект, то есть аффект, связанный с длительной психотравмирующей ситуацией, возникший в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Провокация со стороны потерпевшего, вызывающая состояние сильного душевного волнения у виновного, представляет собой: а) насилие; б) издевательство; в) оскорбление; г) тяжкое оскорбление; д) иные противоправные действия (бездействие) потерпевшего; е) противоправное или аморальное поведение потерпевшего.

а) Под насилием, как одним из поводов аффектированного убийства. Понимается как физическое так и психическое воздействие на человека. Физическое насилие может сопровождаться побоями, истязанием, причинение вреда здоровью разной степени тяжести, насильственное ограничение свободы неправомерного характера, (изнасилование) и т.п. Психическое насилие выражается в различного рода угрозах (избить, распространить позорящие сведения и тому подобное).

Насилие, вызывающее аффект, должно носить противоправный характер.

б) Издевательство — злая насмешка, оскорбление словом или действием, глумление над человеком. По существу издевательство предполагает психическое воздействие на виновного с элементами (возможно) физического насилия, которое носит провоцирующие характер. Таковым, например, являются оскорбительные и неуместные выпады по поводу физических или психических недостатков субъекта преступления, которые могут сопровождаться толчками, щипанием и т.п.

в) Оскорбление как повод для возникновения аффективной реакции, сопровождающей убийство, должно быть тяжким. К таковому относится грубое унижение чести и достоинства виновного, которое может быть нанесено устно, письменно либо действием. Например, пощечина мужчине на глазах женщины.

г) Тяжкое оскорбление — признак оценочный. Его толкование должно базироваться на воспринимающих способностях субъекта преступления. Разные люди в зависимости от эмоциональных особенностей и соответствующей норме реакции различно воспринимают однородные оскорбительные действия. Поэтому в случае, если ситуация не позволяет дать однозначной оценки действий как тяжкого оскорбления, должна быть назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза для определения возможности возникновения аффективной реакции у данного субъекта применительно к данной ситуации.

д) Под иными противоправными действиями (бездействием) потерпевшего следует понимать такие поведенческие акты, которые хотя и не являются насилием, издевательством и оскорблением, но вместе с тем характеризуются грубым нарушением прав и законных интересов виновного или других лиц. Это может быть дерзкое самоуправство, причинение смерти или вреда здоровью не в результате насилия, шантаж, клевета, повреждение или уничтожение имущества, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, невозвращение крупной суммы долга и пр.

8 стр., 3697 слов

Аффект и его уголовно-правовое значение

... в состоянии аффекта. Объектом исследования курсовой работы являются проблемы применения уголовных норм регулирующих ответственность за совершение преступлений в состоянии аффекта. Предмет исследования – аффект, его понятие, виды и признаки, уголовные нормы, регламентирующие ответственность за преступления, совершенные в состоянии аффекта. Целью работы ...

е) Противоправным и одновременно аморальным действием будет считаться, например, административно наказуемое хулиганство, состоящее в нецензурное брани, адресованной субъекту преступления.

Обязательный статус противоправности или аморальности действий означает, что в случае убийства в ответ на правомерные действия потерпевшего, деяние не может квалифицироваться по ст. 107, но требует оценки как простое или квалифицированное убийство, в зависимости от фактически совершенного.

Под иными противоправными или аморальными действиями (бездействием), способными вызвать состояние аффекта, следует понимать такие, помимо указанных, действия, которые характеризуются грубым нарушением прав и законных интересов как самого виновного, так и его близких. Например, причинение вреда здоровью в результате самоуправства или превышения должностных полномочий.

Длительная психотравмирующая ситуация, обуславливающая состояние аффекта, представляет собой состояние напряженности, в котором находится индивид в результате систематических противоправных или аморальных действий потерпевшего. Не единичные, а именно систематические действия аморального характера, т.е. более двух раз, способны создать психотравмирующую ситуацию и последнее действие в этой череде представляет собой последнюю каплю, разрешающую ситуацию аффективным взрывом. Так, затяжной конфликт на работе или демонстрация супружеской неверности, вошедшая в систему. В последнем случае, если супружеская неверность была лишь единичным случаем, но повлекшим за собой убийство, деяние может быть оценено как совершенное в состоянии аффекта, возникшего в результате тяжкого оскорбления со стороны потерпевшего.

Провоцирующие действия, способные вызвать бурную аффективную реакцию субъекта, могут быть адресованы не только непосредственному виновному, но и его близким. Например, как провоцирующее надо считать оскорбление любимой девушки или родителей субъекта. При этом для квалификации убийства по ч. 1 ст. 107 УК не играет роли, где были совершены действия, вызвавшие аффект — в общественном месте, в присутствии посторонних или в отсутствии свидетелей.

Убийство в состоянии аффекта признается совершенным при смягчающих обстоятельствах лишь при наличии определенных условий:

  • сильное душевное волнение и умысел на преступление должны возникнуть внезапно;
  • они вызваны противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Внезапность сильного душевного волнения, по общему правилу, состоит в том, что оно возникает немедленно, как ответная реакция на противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Умысел здесь может быть также внезапно возникший. Между убийством и провокационным поведением потерпевшего, вызвавшим состояние аффекта и умысел на преступление, в подавляющем большинстве случаев не должно быть разрыва во времени. Однако возможно возникновение аффекта не сразу после противоправных действий потерпевшего, а спустя определенное время. Состояние аффекта продолжается, как правило, небольшой промежуток времени, обычно несколько минут. Однако значительный временной разрыв уже не может свидетельствовать о сохранении состояния внезапно возникшего сильного душевного волнения.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика убийства, совершенного в состоянии аффекта ст. 107 УК РФ

1 Объективные признаки преступления

Объективные признаки убийства характеризуют его внешнее проявление и напрямую связаны с объектом убийства. В данном случае объектом является жизнь человека, но в конкретном случае речь идет не об абстрактном человеке, а о лице, поведение которого спровоцировало наступление преступного деяния. И этот факт, прописанный в ст. 107 УК РФ, должен быть тщательно изучен, поскольку, как мы уже выяснили, он представляет собой смягчающее обстоятельство в рассмотрении дела об убийстве.

52 стр., 25665 слов

Квалификация преступлений, сопряженных с насилием

... насилие как «волевое, общественно опасное, противоправное, виновное, с применением физической или психической силы деяние, посягающее на те общественные отношения… которые охраняются законами, указанными в Особенной части Уголовного ... насильственные преступления становятся ... потерпевшему; б) всякое воздействие на телесную неприкосновенность потерпевшего; в) воздействие на потерпевшего, ... Поэтому состояние ...

Состояние аффекта, возникшее в момент совершения преступления, может быть вызвано разного рода неблаговидными действиями со стороны потерпевшего: насилием, унижением, оскорблением либо другими противоправными или аморальными действиями. Вышеназванные действия потерпевшего, квалифицируемые как аморальные и противоправные, должны являться сильными раздражителями, которые способны вызвать аффективное состояние у виновного, и иметь место непосредственно перед совершением преступления.

Итак, всё вышесказанное подтверждает идею о том, что в интересующем нас преступлении мы говорим о потерпевшем, который не может являться случайным лицом, а представляет собой провокатора преступной ситуации, в результате которой сам становится жертвой.

Изучение объективных признаков убийства следует осуществлять с учетом следующих факторов:

  • каковы последствия преступления;
  • установление причинно-следственной связи между деянием и результатом преступления;
  • определение влияния поведения потерпевшего;
  • выяснение времени, места, условий, способа и орудия преступления.

Необходимо отметить одну важную особенность, характеризующую явление убийства в состоянии аффекта. Данное преступление имеет место только при наличии активных действий со стороны преступника. Наличие аффекта не предусматривает продуманных, взвешенных решений, состояние преступника характеризуется чрезмерной возбудимостью, что исключает вариант бездействия в контексте данного преступления. Кульминацией психического напряжения становятся активные действия, за счет которых преступник получает немедленную разрядку

Всё это свидетельствует о том, что для наиболее правильного понимания ситуации необходимо как можно подробнее изучить явление аффективного состояния, что позволит правильно оценить действия преступника, находящегося в состоянии аффекта.

Итак, мы установили главную специфику данного преступления — оно имеет четкие временные рамки. Иными словами, преступление имеет место при наличии аффекта, с окончанием данного состояние прекращаются и преступные действия.

И здесь немедленно возникает вопрос: какова продолжительность аффективного состояния? Законом ограничение по времени данного явления не установлено. Однако период аффекта не может длиться долгое время. В ином случае преступное деяние не является преступлением в состоянии аффекта.

Разумеется, у каждого конкретного лица и в каждой конкретной ситуации время продолжительности аффективного состояния может варьироваться от нескольких секунд до нескольких минут, но не более.

При этом необходимо учитывать ещё одну особенность аффекта и совершения преступления. Наличие аффекта не всегда является причиной преступление, однако его состояние может ему предшествовать. Иными словами, лицо, испытавшее аффективное состояние, может не получить немедленной разрядки, а осуществить преступные деяния гораздо позже. Исходя из этого, мы должны охарактеризовать преступление в состоянии аффекта как спонтанное действие, ставшее немедленным результатом аффективного состояния. То есть, находясь в состоянии аффекта, преступник кинется на обидчика незамедлительно, а не станет искать орудие преступления, вести погоню и т.д.

12 стр., 5964 слов

Уголовно–правовое значение аффекта

... волнения - понятия сугубо юридического, аффект - понятие психологии, определяющее вполне конкретное эмоциональное состояние. Поэтому, когда, в ... о том, что преступление всегда носит более тяжкий характер, чем действия потерпевшего. Это косвенно свидетельствует ... оскорбления со стороны потерпевшего. Кроме того, уголовный закон «легализовал» так называемый «капельный» аффект, то есть аффект, связанный ...

Однако среди исследователей данного вопроса нет единого мнения. Некоторые ученые высказывают мнение, что состояние аффекта не должно являться смягчающим обстоятельством, поскольку, совершая преступление, виновный осуществляет волевое усилие, т.е. не только знает о последствиях своих действий, но и стремится их наступлению. А если это так, то человек вполне способен приложить волевые усилия к тому, чтобы подавить возбуждение, вызванное состоянием аффекта.

На наш взгляд данная точка зрения является слишком категоричной, ведь состояние аффекта с трудом поддается контролю, а для некоторых людей не поддается контролю вообще, по крайней мере, в стадии кульминации. Как считает Ситковская О.Д., действия в состоянии аффекта проявляются у человека «в виде автоматической разрядки возникшего аффективного напряжения при уменьшенном сознательной контроле и волевой регуляции. Поэтому аффективные действия носят в целом импульсивный характер, отличительной особенностью которых является сравнительно малая степень их осознанности». На наш взгляд данное объяснение более соответствует действительности и дает максимально точную интерпретацию психологической природы аффективного состояния.

Что касается проявления особой жестокости в состоянии аффекта, то здесь важно подчеркнуть следующее: при наличии аффекта действия, совершенные с особой жестокостью, квалифицируются как действия, совершенные в состоянии аффекта, но не как действия, совершенные с особой жестокостью.

Следующим моментом, характеризующим объективную сторону рассматриваемого преступления, является связь между преступными действиями жертвы и преступными действиями виновного, имеющими более тяжелые последствия. В отличие от убийств другой категории, убийству в состоянии аффекта обязательно присущи действия негативного характера со стороны жертвы. Иными словами, при наличии всех имеющихся обстоятельств преступления, но без провокации со стороны потерпевшего, результата преступления, а именно убийства, не было бы. Таким образом, в рассматриваемом нами преступлении только наличие неправомерных действий со стороны потерпевшего является единственной причиной для возникновения состояния аффекта и как следствие — преступления, а не какие-либо иные действия или обстоятельства (см. рис 1).

Рис. 1. Причинно-следственная связь формирования убийства в состоянии аффекта

Однако и здесь нас подстерегают сложности, связанные с пониманием опасности действий потерпевшего, вызвавших состояние аффекта у преступника. Насколько велико должно быть негативное воздействие жертвы, чтобы спровоцировать виновного на преступление? Уголовное законодательство предусматривает в качестве повода для наступления аффекта только противоправные или аморальные действия/бездействие со стороны потерпевшего. Это не позволяет нам считать неблаговидные действия в отношении виновного, которые не являются аморальными и неправомерными, поводом к возникновению аффекта, и в данном случае мы не можем рассматривать состояние виновного как аффективное в том понимании, которое подразумевает состояние аффекта как смягчающее обстоятельство преступления. Иными словами вред от действий/бездействия потерпевшего был недостаточен для того, чтобы спровоцировать виновного на преступление.

8 стр., 3544 слов

Понятие, виды и признаки аффекта

... состояние аффектом, тем самым, констатируя невозможность делать вывод о наличии или отсутствии «внезапно сильного душевного волнения» по одним лишь объективным данным (предшествовавшие преступлению неправомерное поведение потерпевшего, ... аффект признается обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность лица по нормам уголовного законодательства (ст. ст. 107, 113 УК РФ). В психологии под ...

Таким образом, убийство, совершенное под влиянием правомерных, но неприятных действий со стороны потерпевшего, не имеет смягчающих обстоятельств, к которым принято относить убийство в состоянии аффекта.

Некоторые исследователи, анализируя влияние поведения потерпевшего на сценарий преступления, утверждают, что основанием для возникновения у виновного состояния аффекта может быть не только противоправное или аморальное поведение потерпевшего, но и другие действия, носящие в целом извинительный характер.

Ряд ученых, посветивших себя разработке данного вопроса, предлагает обобщить понятие аморального поведения, включив сюда и неблаговидное поведение, способствующее появлению аффекта. Думается, в таком случае любое убийство, ставшее результатом конфликта, можно было бы рассматривать как убийство при смягчающих обстоятельствах. В связи с этим в Уголовном Кодексе РФ прописано, что причиной возникновения аффективного состояния в момент преступления считается только неправомерное и аморальное поведение потерпевшего. В противном случае ст. 107 УК РФ не подлежит применению.

В качестве основного и непосредственного повода для возникновения аффекта, закон указывает на насилие со стороны потерпевшего. В большинстве случаев именно насилие становится той самой причиной, побуждающей виновного к убийству.

В большинстве своем насилие со стороны потерпевшего носит характер физического воздействия на виновного (физическое насилие).

Под таким насилием следует понимать нанесение ударов, побои, истязание, причинение вреда здоровью разной степени тяжести, насильственное ограничение свободы, изнасилование. Однако может быть применена и психическая форма насилия, под которой понимается угроза причинить вред здоровью и жизни.

Как мы уже говорили, причиной пробудившей состояние аффекта может быть только неправомерное действие. Это касается и применения насилия. Если потерпевший действовал согласно должностному приказу или прибегнул к физическим действиям в качестве обороны, то такая форма насилия не рассматривается в качестве причины аффекта. С другой стороны и сам виновный может прибегнуть к физическому насилию в качестве защитной меры. В таком случае правовая оценка содеянного будет даваться по правилам о необходимой обороне.

Итак, мы рассмотрели основные формы действия потерпевшего, способные спровоцировать состояние аффекта у виновного, однако поводом к аффекту может стать и бездействие пострадавшего. Кстати говоря, данное уточнение появилось только в действующем уголовном законодательстве, ранее данное обстоятельство не учитывалось в уголовном кодексе.

Разумеется, большинству провокаций аффекта способствовали конкретные действий пострадавшего, но, тем не менее, отрицать факт возможности возникновения аффекта из-за бездействия потерпевшего явилось бы неверным.

В частности, Сафуанов Ф.С. в своей работе о судебно-психологической экспертизе аффекта рассмотрел ситуацию, в которой медицинский работник отказался предоставить медицинскую помощь, чем вызвал у преступника состояние аффекта.

В данном случае мы можем говорить о бездействии, вызвавшим аффективное состояние и являющемся смягчающим обстоятельством преступления. Однако не стоит забывать, что бездействие, как и действие должно быть неправомерным. В данном случае это условие учтено.

Необходимо уделить внимание ещё одному обстоятельству, которое не учтено в нынешнем законодательстве. Дело касается близких родственников виновного, действия против которых в прежнем уголовной кодексе также рассматривались как повод к возникновению аффекта. Действующий закон ничего не говорит также и о последствиях для виновного или его близких от противоправного поведения потерпевшего. Хотя ранее УК РСФСР говорил о том, что такое поведение должно повлечь наступление или создавать реальную угрозу наступления тяжких последствий для виновного или его близких. Отсутствие такого положения в законе может говорить о том, что такие последствия могут быть любыми (а не только тяжкими по своему характеру).

Другими словами, для применения ст.107 УК РФ в настоящее время не имеет юридического значения, наступило ли какое-либо последствие для виновного или его близких.

Мы уже упоминали о том, что в рассмотрении преступлений, квалифицируемых по ст. 107 УК РФ, большое значение уделяется промежутку времени между провокацией со стороны потерпевшего и ответными действиями виновного. Мы уже выяснили, что этот промежуток времени не может быть длительным, поскольку убийство не будет считаться совершенным в аффективном состоянии. Однако в законе предусматривается в качестве причины аффективного состояния длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Тем не менее, по данному вопросу у исследователей нет единого мнения. С одной стороны систематическое проявление противоправных действий со стороны потерпевшего провоцирует у виновного аффективные состояния, но с другой стороны, систематичность не означает наличия аффекта на момент преступления.

Определенного мнения по этому вопросу придерживается В.В. Сидоров. Он отмечает, что если такие действия, совершаемые виновным до непосредственного совершения преступления, создают какой-то разрыв во времени между обстоятельствами, возбудившими аффект, и убийством; то в таком случае важно, чтобы разрыв не был значительным, а преступление было задумано и выполнено в пределах того времени, в течение которого может длиться аффективное состояние (не более нескольких минут).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что по общему правилу убийство в состоянии аффекта совершается внезапно, как ответная (непосредственная) реакция на противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Однако не исключаются такие ситуации, при которых ответные действия виновный осуществляет спустя какой-то промежуток времени, при этом они должны быть совершены последним в состоянии аффекта. Действия, которые совершает виновный еще до причинения смерти потерпевшему, не свидетельствуют об отсутствии аффекта, если они совершаются виновным непосредственно под влиянием нанесенной ему обиды.

Установление по рассматриваемым уголовным делам места, времени, способа, средств, обстановки совершения преступления, помимо обязательных признаков объективной стороны (преступное деяние, преступный результат, причинная связь между ними) имеет особое доказательственное значение.

Всесторонний и полный анализ этих обстоятельств по каждому делу рассматриваемой категории позволяет установить с полной достоверностью наличие юридически значимого признака данного преступления, а именно состояние аффекта виновного, либо, наоборот, исключать наличие такого состояния.

Говоря о преступлении, квалифицируемом по статье 107 УК РФ, стоит отметить одну важную особенность относительно места совершения убийства. Как правило, это место пребывания виновного или потерпевшего, или места пребывания родственников и друзей той или иной стороны. Это связано, прежде всего, с тем, что преступления данной категории, как правило, происходят на бытовой основе. И в редких случаях преступления подобного рода осуществляются в публичных местах.

Анализ уголовных дел по данной категории преступлений показал, что аффектированные убийства чаще совершаются в вечернее и ночное время, в предпраздничные или праздничные дни, в дни зарплаты, во время дней рождений и т.п.

Особую значимость при установлении состояния аффекта виновного играет обстановка, т.е. условия, при которых было совершено убийство потерпевшего. Как уже говорилось не раз, аффект как конструктивный элемент состава преступления возникает под воздействием особой обстановки, которую можно определить как конфликтную ситуацию, в которой, в свою очередь, особое место занимает противоправное (аморальное) поведение потерпевшего. Такая напряженная эмоционально окрашенная обстановка находит свое разрешение в преступном посягательстве, которое совершается в аффективном состоянии.

Примечательно, что в качестве орудия преступления, как правило, выступают предметы бытового характера, причем некоторые из них, на первый взгляд, вообще не могут рассматриваться в качестве орудия. В состоянии аффекта человек способен превратить в оружие любой попавший под руку предмет и даже обойтись без него вовсе. В ряде случае преступник использует предмет, который ему даже не принадлежал, а находился, например, у потерпевшего. Такое обстоятельство подчеркивает спонтанность осуществляемых действий и подтверждает отсутствие в поступке преступника элемента преднамеренности.

Итак, мы рассмотрели объективные признаки убийства в состоянии аффекта, охарактеризовали основные причины появления аффективного состояния, установили ограничения временного воздействия аффекта применительно к совершенному преступлению, охарактеризовали место и орудие преступления.

На наш взгляд особого внимания в контексте данной проблемы заслуживает изучение вопроса длительности аффекта и причин его возникновения.

Поскольку критический уровень эмоционально-психического состояния каждого отдельного человека различен, то и ответная реакция на одно и то же действие/бездействие может быть различной.

Данный вопрос требует тщательной проработки, что позволит получить наиболее точные результаты при оценке влияния провокационных действий на возникновение аффективного состояния у обвиняемого.

2 Субъективные признаки преступления

Субъективная сторона убийства, прежде всего, включает в свое понятие наличие умышленной формы вины, мотива, цели и — что более интересно в нашем случае — определенного эмоционального состояния. Иными словами, субъективная сторона преступления, в отличие от объективной, связана с пониманием внутренней сущности совершенного деяния. Спецификой интересующего нас преступления является присутствие аффекта, который определяет содержание, характер и другие особенности субъективной стороны преступления в целом, а также таких ее составных элементов, как мотив, цель и умысел.

Прежде чем мы приступим к изучению субъективных признаков данного преступления, попробуем понять, какое влияние субъективные причины оказывают на рассмотрение дела.

Во-первых, субъективные признаки характеризуют состав преступления; во-вторых, позволяют точно квалифицировать конкретное преступление в соответствии с действующим законодательством; в-третьих, способствуют формированию решения о наказании; в-четвертых, способствуют выявлению истинных причин, подтолкнувших виновного к совершению преступления.

Возвращаясь к вопросу о субъективных признаках интересующего нас преступления, мы должны понять, что содержание и степень вины в убийстве в состоянии аффекта во многом зависят от особенностей конфликтной ситуации, характера и особенностей преступного поведения потерпевшего, поскольку вызванный неправомерными действиями (бездействием) потерпевшего аффект накладывает отпечаток на всю деятельность виновного. Умысел на убийство весьма тесно связан с состоянием аффекта, что дало основание именовать такой умысел в теории уголовного права «аффектированным».

Мы уже установили ранее, что наличие аффекта при совершении преступления проявляется в незамедлительности ответных действий на провокацию со стороны потерпевшего. Это означает, что состояние аффекта должно присутствует как при формировании, так при осуществлении преступного умысла. Формирование мотива и умысла на совершение преступления протекает всегда непредвиденно и быстро, хотя и не так стремительно, как возникает аффект, но непременно вслед за неправомерным (или аморальным) поведением потерпевшего и непосредственно под влиянием возникшего аффекта. Когда за предполагаемым аффектом скрывается продуманная подготовка к заранее продуманному убийству, такое преступление не может квалифицироваться по ст. 107 УК РФ. Отличительной особенностью аффектированного умысла является то, что он возникает под непрерывным, все возрастающим до критической точки переживания давлением эмоций и в этом смысле носит вынужденный характер. Своеобразно изменяя сознание и преломляя волю виновного лица, аффект становится причиной неадекватных решений, которые приводят к трагедии.

Стоит отметить, что в ряде случаев виновный не желает смерти потерпевшему, скорее он имеет целью причинить ему боль или определенные физические страдания, чтобы погасить в себе нахлынувший поток негативных эмоций. В таких случаях после угасания аффективного состояния преступник испытывает чувство вины и сожаления.

Рис. 2. Действия преступника, совершившего убийство в состоянии аффекта, после исчезновения аффективного

Среди ряда изученных данных по делам об убийстве в состоянии аффекта, было выявлено, что, по меньшей мере, четвертая часть совершивших убийство, испытала раскаяние буквально сразу же после угасания аффективного состояния (см. рис. 2).

Это говорит о том, что если бы виновный желал и намеревался убить потерпевшего, то исчезновение аффективного состояния не изменило бы его отношения к совершенному деянию, иными словами преступник не испытывал бы чувства вины буквально сразу же после совершения преступления.

Это обстоятельство указывает на то, что убийство в состоянии аффекта происходит при наличии косвенного умысла, т.к. именно этот вид умысла определяет отношение виновного к последствиям в виде смерти потерпевшего: виновный не желает смерти потерпевшего. Однако это происходит не всегда, и в большинстве случаев виновный действительно имеет целью совершить убийство, пусть даже и в аффективном состоянии.

Аналогичным образом психо-эмоциональное состояние преступника связано и с определением мотива и целей убийства.

Мотив рассматриваемого преступления носит ситуационный и спонтанный характер. При этом процесс его осознания находится за гранью понимания виновным и, как правило, ограничивается немедленным удовлетворением потребностей, возникших в ходе конфликтной ситуации. Таким образом, мотив в таких ситуациях появляется внезапно и тут же порождает умысел, оказывая существенное влияние на его динамику и реализацию.

При рассмотрении субъективной стороны преступления нельзя упускать из виду собственно субъект преступления, которым является лицо, совершившее преступное деяние, за которое должно нести уголовную ответственность.

Возраст, с которого наступает уголовная ответственность для лица за убийство в состоянии аффекта, определяется законом в 16 лет, хотя в ранее действующем Уголовном Кодексе РСФСР ответственность за такое убийство наступала с 16 лет.

Серьезным моментом в рассмотрении субъекта преступления является его вменяемость, однако, для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять природу аффекта, поскольку именно под его воздействием находится преступник во время совершения убийства. Как мы знаем, в этот момент человек теряет над собой контроль, что, в свою очередь, позволяет нам считать его не совсем вменяемым на момент совершения преступления.

С психологической точки зрения в состоянии аффекта нарушается важнейший механизм деятельности — избирательность в выборе поведенческого акта, изменяется поведение, происходит сужение сознания. Действия, совершаемые в состоянии аффекта, спонтанны, нелогичны и лишены контроля со стороны деятеля. Действия в состоянии аффекта во многом носят импульсивный характер и характеризуются достаточно низким уровнем сознательности.

Все это позволяет прийти к выводу о том, что лицо в момент совершения аффектированного убийства, не может в полной мере отдавать отчет своим действиям. Тем более виновный в момент совершения такого преступления не может в полной мере сознавать общественную опасность своих действий из-за сужения у него сознания. К тому же в условиях аффективной вспышки происходит торможение интеллектуальной сферы деятельности виновного, динамические моменты преобладают над смысловым содержанием. В такой ситуации лицо может принять такое решение, которое у него в обычном состоянии могло бы и не возникнуть.

На основании этого, можно сказать, что виновный в совершении рассматриваемого преступления не обладает всеми признаками, достаточными для того, чтобы признать его вменяемым в полной мере, как того требует закон.

Вообще состояние аффекта очень сложно правильно охарактеризовать. С одной стороны в этом состоянии человек становится неконтролируемым, совершает поступки, которые никогда бы не совершил, иными словами ведет себя совершенно не типично и непредсказуемо. А с другой стороны, именно в состоянии аффекта у человека проявляются глубинные социально-психологические черты и свойства личности.

Конфликтная ситуация и вызванное ею состояние аффекта выступают здесь в роли своеобразного катализатора, резко повышающего интенсивность психологических процессов, которые сопровождаются не только высвобождением огромной эмоциональной энергии и неконтролируемой физической силы, но и некоторых обычно глубоко скрытых отрицательных свойств и особенностей личности из-под контроля других более важных в системе его жизнедеятельности нравственных и социальных характеристик.

В криминологии мы можем встретиться с таким понятием как «случайный преступник», что служит определением для лица, совершившего преступление при стечении тяжёлых жизненных обстоятельств и не отличающееся по личным характеристикам от лиц, чьё поведение является правомерным.. Следуя данному определению, можно сказать, что лиц, совершивших аффективное убийство, следует отнести к категории случайных преступников. Это объясняется тем, что, во-первых, преступник не имеет своей целью убийство, во-вторых, намерение убить возникает под воздействием внешних обстоятельств. Это объясняет тот факт, почему в момент совершения преступления, виновный лишается внутреннего контроля. Хотя, надо отдать должное, не все преступники, находящиеся в состоянии аффекта не осознают своих поступков. Ряд преступников в момент совершения преступления желали именно смерти потерпевшего.

Что касается гендерных особенностей преступления данного вида, то здесь мы обнаруживаем интересное явление: большинство преступлений в состоянии аффекта совершают мужчины, число женщин, совершивших убийство в состоянии аффекта значительно меньше. Это заставляет нас полагать, что женщины либо менее подвержены неконтролируемому аффекту, либо обладают более высоким порогом волевого контроля. Кроме этого мужчины инстинктивно пытаются решить проблему физическим путем, их понимание проблемы сводится к тому, что устранить раздражитель можно лишь уничтожив его, в то время как женская природа требует не избавления, а мести. Иными словами, даже подсознательно женщина менее стремится к убийству, но её действия более направлены на совершение наказания обидчика в соответствии со страданиями, которые понесла она. Её более беспокоит процесс мучения, нежели устранения нежелательной личности. Женщины, в основном, совершают убийство в состоянии аффекта под воздействием длительной психотравмирующей обстановки на почве семейных неурядиц или другого неблагополучного поведения в семье.

Ещё одной особенностью преступлений в состоянии аффекта является присутствие алкогольного опьянения. Подавляющее большинство убийств данного вида было совершено при наличии данного фактора. Разумеется, состояние аффекта само по себе влияет на психическое состояние человека, однако в совокупности с опьянением лицо совершенно теряет контроль, как над ситуацией, так и над своим поведением.

Итак, мы рассмотрели субъективные признаки преступления, квалифицируемого по ст. 107 Уголовного кодекса РФ. Мы смогли проанализировать обстоятельства, способствующие преступлению, охарактеризовали личностные особенности преступников, которые при совершении убийства находились в состоянии аффекта, рассмотрели особенности формирования мотива преступления, охарактеризовали преступника с позиции половой принадлежности.

На наш взгляд, изучение субъективной стороны рассматриваемого преступления представляет особый интерес для изучения, поскольку анализ элементов субъективной стороны наиболее полно характеризует данное преступление и четко отграничивает его от других видов преступления с аналогичным содержанием. Ослабление волевого контроля личности является основополагающим критерием совершения данного преступления и в то же время усложняет процесс формирования конкретных выводов, относительно виновности преступника и вынесения ему наказания в соответствии с тяжестью совершенного им преступления.

Глава 3. Уголовно-правовая характеристика причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта статья 113 УК РФ

1 Объективные признаки преступления

Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, — наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

В данной статье предусматривается ответственность за причинение вреда здоровью, подпадающего под признаки ст. 111 и 112 УК, которое совершено в состоянии аффекта, спровоцированного противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в таком состоянии относится к привилегированным видам преступлений против здоровья. Основанием смягчения ответственности в таких случаях является, прежде всего, виктимное (неправомерное или аморальное) поведение потерпевшего и вызванное им состояние сильного душевного волнения (физиологического аффекта) у виновного.

Объективная сторона деяния, предусмотренного ст. 113 УК, состоит в причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью лица, спровоцировавшего своим противоправным или аморальным поведением состояние аффекта у виновного.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умышленной виной. Умысел может быть как прямым, так и косвенным. Умысел в данном составе всегда внезапно возникший и аффектированный.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта по неосторожности влечет ответственность по ст. 118 УК. Аффектированное состояние при этом должно учитываться как обстоятельство, смягчающее наказание.

Мотивы преступления, предусмотренного ст. 113 УК, могут быть различными (месть, ревность и др.).

Их выяснение зачастую необходимо для решения вопроса, было ли у виновного состояние сильного душевного волнения.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Причинение в состоянии аффекта тяжкого или средней тяжести вреда здоровью двум или более лицам квалифицируется также по ст. 113 УК. По этой же статье квалифицируется и умышленное причинение в состоянии аффекта тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Конкуренция специальных норм, предусмотренных соответственно ч. 4 ст. 111 и ст. 113 УК, разрешается в пользу нормы, предусматривающей состав преступления со смягчающими обстоятельствами (ст. 113).

Умышленное причинение легкого вреда здоровью в состоянии сильного душевного волнения может повлечь уголовную ответственность на общих основаниях по ст. 115 УК. То обстоятельство, что поводом для совершения аффектированного преступления послужило противоправное или аморальное поведение потерпевшего, в силу п. «з» ч. 1 ст. 61 УК рассматривается как смягчающее наказание. С учетом конкретных обстоятельств дела здесь возможно применение ч. 2 ст. 14 УК.

Под вредом здоровью в уголовно-правовом смысле следует понимать, результат противоправного деяния другого человека, выразившийся в нарушении анатомической целостности (телесные повреждения) или физиологических функций органов и тканей, либо наступлении заболеваний или патологических состояний, когда характер и степень, причиненного вреда, может быть точно определен на основе объективных признаков.

Тяжкий вред здоровью может быть причинен путем, как действия, так и бездействия. Чаще всего тяжкий вред здоровью причиняется действием с использованием различного рода предметов (например, палки, камня, куска стекла), колюще-режущих предметов бытового назначения (ножа, топора, лопаты, вил), оружия (холодного и огнестрельного), сил природы (воды, огня), источников повышенной опасности (различного рода машинами, электрическим током, газом, ядовитыми веществами).

Тяжкий вред здоровью нередко причиняется ударами рук, ног, толчком или другими действиями.

Тяжкий вред здоровью может быть причинен лицом, обязанным выполнять определенного рода действия, которые обеспечивают безопасность другого человека. Например, не отключение какого-либо механизма или прибора в определенный срок лицом, которое должно было это сделать, в результате чего причиняются телесные повреждения потерпевшему или наносится иной вред его здоровью.

Критерием тяжкого вреда здоровью, наряду с медицинским, экономическим, эстетическим, предлагается выделить и психиатрический критерий. Под психиатрическим критерием предлагается понимать психическое расстройство (душевную болезнь), состоящее в прямой причинной связи с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, диагностируемое таковым психиатрической экспертизой.

Данное преступление является самым опасным преступлением против здоровья. При формулировании основного состава данного преступления закон не дает описания действия, подчеркивая тем самым, что тяжкий вред здоровью может быть причинен любым способом, но подробно описывает последствия преступления, ибо именно по последствию различаются разные виды вреда здоровью.

Один из важнейших признаков тяжкого вреда здоровью — опасность для жизни человека в момент причинения. Это означает, что при обычном течении этот вред приводит к смерти. При наличии этого признака причинение вреда здоровью признается тяжким независимо от того, какие это повлекло последствия.

Ответственность за вред здоровью наступает только в случае причинения его другому человеку. Обязательным условием наступления ответственности за причинение вреда здоровью является наличие причинной связи между действиями (бездействием) виновного и наступившими последствиями.

Спасение жизни человека оказанием своевременной медицинской помощи на оценку вида вреда не влияет. Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью относят к тяжкому вреду проникающие ранения черепа, переломы костей свода и основания черепа, ушиб головного мозга тяжелой, а в некоторых случаях и средней степени, проникающие ранения позвоночника, переломы и вывихи позвонков, проникающие ранения глотки, трахеи, пищевода, грудной клетки, брюшины, мочевого пузыря, кишечника, повреждения крупных кровеносных сосудов и т.п.

К тяжкому вреду здоровью относятся также повреждения, непосредственно не угрожающие жизни, но повлекшие потерю зрения, речи, слуха или какого-либо органа или утрату органом его функций (например, руки, ноги или утрату ими функций, потерю производительной способности или способности к совокуплению, оплодотворению, зачатию или деторождению), прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией.

К этой же категории относятся ранения, приведшие к неизгладимому обезображиванию лица (при этом вопрос о неизгладимости рубца решает судебно-медицинский эксперт, а об обезображивании — суд с учетом возраста, пола и других особенностей потерпевшего; если для удаления рубца требуется косметическая операция — повреждение считается неизгладимым).

Тяжким вредом считается также значительная стойкая (т.е. на срок свыше 120 дней) утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полная утрата профессиональной трудоспособности (например, утрата пальца у пианиста).

Одним из сложно доказываемых свойств этого деяния является наличие (или отсутствие) причинной связи между умышленными действиями подсудимого и наступившим (в той или иной форме) тяжким вредом здоровью потерпевшего. Трудность установления указанного элемента обусловлена скрытым, не поверхностным нахождением такой причинной связи.

Под объектом причинения вреда здоровью любой степени тяжести имеется в виду здоровье другого человека. Причинение вреда собственному здоровью (членовредительство) может наказываться, когда является способом совершения другого преступления и посягает на иной объект. Например, при уклонении военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы путем причинения себе какого-либо повреждения объектом посягательства следует считать установленный порядок прохождения военной службы (ст. 339 УК).

Объектом уголовно-правовой охраны является здоровье любого человека, независимо от фактического состояния здоровья. Здоровье ребенка может быть объектом посягательства уже в процессе родов. Согласие потерпевшего на причинение вреда его здоровью, как правило, не освобождает виновного от ответственности, за исключением особо регулируемого законом изъятия органов или тканей для трансплантации. Причинение вреда здоровью участнику спортивных соревнований нельзя рассматривать как противоправное, если были соблюдены установленные для этого вида спорта обязательные правила.

Объективную сторону причинения тяжкого вреда здоровью составляет любое действие или бездействие, отвечающее признакам, установленным в ст. 111 УК, и повлекшее указанные там последствия. Способ действия возможен любой, за исключением тех случаев, когда он имеет квалифицирующее значение (ч. 2 и 3 ст. 111 УК).

3.2 Субъективные признаки преступления

Статья 113 Уголовного кодекса РФ гласит, что под причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта является умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Фактически различие между преступлением, квалифицируемым по ст. 107 УК РФ, и преступлением, квалифицируемым по ст. 113 УК РФ, заключается в главном объективном признаке — наличие смерти в первом случае и её отсутствие — во втором. В преступлениях, предусмотренных ст. ст. 107, 113 УК, обязательным признаком, относящимся к объективной стороне, являются внешние обстоятельства, которые характеризуются наличием противоправных или аморальных действий (бездействия) потерпевшего, а также длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Иными словами, и в том и в другом случае преступление совершается после провокации со стороны потерпевшего.

Причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта — преступление, в котором объектом преступления является соматическое и психическое здоровье другого человека, но никак не его жизнь. Это и есть основанное отличие данных преступлений друг от друга.

Основаниями для отнесения данных видов преступлений к преступлениям со смягчающими обстоятельствами выступают два момента. Во-первых, наличие противоправного/аморального поведения потерпевшего, т. е. косвенная вина самой жертвы. Во-вторых, нахождение виновного лица в момент совершения преступления в состоянии аффекта. При отсутствии одного из данных обстоятельств нельзя квалифицировать содеянное по одной из этих статей. Иначе говоря, оба обстоятельства должны быть установлены и доказаны в совокупности. Более того, необходимо, чтобы именно противоправное или аморальное поведение потерпевшего вызвало состояние аффекта виновного и непосредственно предшествовало ему. Таким образом, для квалификации содеянного по ст.ст. 107 и 113 УК РФ следует устанавливать: объективные обстоятельства, предшествовавшие преступлению, такие как неправомерное или аморальное поведение потерпевшего; помимо иных признаков состава преступления, наличие состояния аффекта виновного лица в момент совершения преступления; взаимосвязь преступления и поведения потерпевшего.

Итак, состоянию аффекта могут предшествовать насилие, страдания, тяжкое оскорбление, а также иные противоправные или аморальные действия со стороны потерпевшего либо длительная психотравмирующая ситуация. В ходе нашего исследования мы пришли к выводу, что под словом насилие в контексте совершения преступления данной категории подразумевается физическое насилие, а также угроза применения физического насилия. Под издевательством следует понимать умышленное причинение психических, нравственных страданий независимо от формы осуществления и длительности. Тяжкое оскорбление представляет собой действие, умаляющее достоинство конкретного человека или группы лиц и вызывающее состояние сильного душевного волнения. Под иными противоправными действиями следует понимать деяния как предусмотренные статьями УК РФ, но не подпадающие под признаки насилия, издевательства или оскорбления, так и не предусмотренные, но связанные с нарушениями требований норм иных отраслей права. Аморальными должны признаваться любые противоречащие господствующим в обществе нормам морали и нравственности деяния. Психотравмирующую ситуацию можно определить как результат противоправного или аморального поведения потерпевшего, вызывающего состояние психического напряжения, дискомфорта у виновного в аффектированном преступлении.

Примечательно, что законодатель постепенно расширял перечень обстоятельств, приводящих к состоянию аффекта, пока не пришел к сегодняшней редакции ст.ст. 107 и 113 УК РФ. Если ранее закон связывал возникновение состояния аффекта только с противозаконным поведением потерпевшего, то сейчас и с аморальным его поведением (действием или бездействием).

Выражаясь более точно, закон связывает состояние аффекта даже и не с поведением (системой действий), а с однократным действием (бездействием).

Поскольку закон признает основанием возникновения аффекта как противоправное, так и аморальное действие (бездействие), то следует признать, что такие обстоятельства, как насилие, издевательство, тяжкое оскорбление, потеряли значение самостоятельных критериев. Они вполне вписываются в определение «противоправное или аморальное действие (бездействие)». Точно также не имеет самостоятельного значения и понятие «длительная психотравмирующая ситуация», которое обозначает разновидность противоправного или аморального поведения, да к тому же и систематического, в то время как для наличия привилегированного состава достаточно того, чтобы поведение было однократно противоправным или аморальным.

Применительно к преступлениям, совершаемым в состоянии аффекта, эмоциональное состояние виновного, приобретает особое значение, поскольку при отсутствии состояния сильного душевного волнения не будет и состава преступления, предусмотренного ст.ст. 107 и 113 УК РФ. Иначе говоря, аффект — это конструктивный признак состава преступления, который подлежит обязательному установлению и доказыванию. Мотив никак не обозначен в диспозиции закона. Он не относится к обязательным признакам состава, но он также должен быть установлен, для того чтобы правильно квалифицировать содеянное. Мотив учитывается при назначении наказания виновному.

Итак, как мы уже установили ранее к обязательным признакам субъективной стороны преступлений, предусмотренных ст.ст. 107 и 113 УК РФ, относятся, таким образом, умысел и состояние сильного душевного волнения (аффект), к факультативным — мотив преступления.

Аффект необходимо отличать от эмоционального возбуждения, или напряжения, сопровождающегося изменениями волевой и интеллектуальной сфер. Под ним понимаются изменения сознания и воли, не достигшие состояния физиологического аффекта. Состояние аффекта не относится к состоянию невменяемости, так как действия при аффекте хотя и импульсивны, но не случайны. Будет совершено преступление в состоянии аффекта или нет, зависит, в конечном счете, от морально-нравственных, волевых и иных жизненно важных установок личности. В каких-то ситуациях человек готов контролировать свои импульсы, а в каких-то импульсы контролируют поведение человека.

В уголовном праве аффектированное преступление относится к преступлениям с привилегированным составом. Считается, что его общественная опасность значительно ниже, чем аналогичных преступлений, совершаемых в обычном состоянии. Этот подход законодателя отражается в санкциях соответствующих статей уголовного закона. Так, санкция за причинение тяжкого вреда здоровью в ч. 1 ст. 111 УК РФ предусмотрена в виде лишения свободы на срок от двух до восьми лет, в то время как санкция за причинение тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта в ст. 113 УК РФ не превышает двух лет лишения свободы. За простое умышленное убийство санкция в ч. 1 ст. 105 УК РФ — лишение свободы на срок от шести до пятнадцати лет, а за убийство в состоянии аффекта санкция в ч. 1 ст. 107 УК РФ определена в пределах от одного года ограничения свободы до трех лет лишения свободы.

Мы уже затрагивали вопрос провокации аффективного состояния ранее, однако, уделим снимание следующему его аспекту: как быть, если аффект вызывается не поведением потерпевшего, а иными обстоятельствами? Редко, но все же встречаются ситуации, когда аффект возникает не от непосредственного восприятия неправомерного поведения, а от производных факторов, таких как:

  • воспоминания о неправомерном поведении потерпевшего;
  • получение информации о ранее совершенном преступлении;
  • осознание результатов неправомерного поведения потерпевшего.

Например, сильное душевное волнение внезапно возникает во время встречи с обидчиком через какое-то время после насилия и издевательств с его стороны. Правда, следует признать, что единства мнений среди исследователей по данному вопросу нет. Судебная практика квалификации деяний, совершенных под влиянием производных от противоправного поведения факторов, не является устоявшейся. Чаще всего суды в подобных ситуациях не признают, что преступление должно квалифицироваться как совершенное в состоянии аффекта.

Для квалификации по ст.ст. 107 и 113 УК РФ необходимо, чтобы содеянное было совершено в тот момент, когда виновный находился в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерным поведением потерпевшего. При отсутствии состояния аффекта, например, когда это состояние уже прошло, квалифицировать деяние как совершенное при обстоятельствах, смягчающих ответственность, нельзя. Это будет противоречить требованиям закона. Состояние аффекта возникает в ответ на противоправное или аморальное поведение потерпевшего или через некоторое время после него. Понятно, что между действием (бездействием) потерпевшего и совершенным в отношении его преступлением не может быть значительного разрыва во времени.

Как мы уже установили, преступление, совершаемое в состоянии сильного душевного волнения, является умышленным преступлением. Однако констатация данного факта еще не решает вопрос о виде умысла, с которым может совершаться преступление. Дело в том, что уголовный закон содержит определения двух видов умысла, а доктрина уголовного права называет, как минимум, шесть его видов: прямой и косвенный, определенный и неопределенный, заранее обдуманный и внезапно возникший. От вида умысла зависит квалификация содеянного, и он учитывается при назначении наказания. Уголовный закон предусматривает прямой и косвенный умысел. Выделение данных видов умысла имеет чисто практическое значение. Например, при прямом умысле содеянное, как правило, квалифицируется по направленности умысла. При косвенном умысле квалификация наступает всегда по фактически наступившим последствиям, так как виновный только допускает какие-либо последствия или безразлично относится к их наступлению. Определенный умысел и неопределенный являются разновидностью прямого.

Неоднозначно в науке уголовного права решается вопрос о моменте реализации умысла. Исходя из диспозиции закона, можно сделать вывод о том, что аффектированное преступление может быть совершено только в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Ни до, ни после аффекта преступление не признается аффектированным. Следовательно, оно и не квалифицируется как совершенное при обстоятельствах, смягчающих ответственность. Состояние аффекта непосредственно создает умысел на совершение преступления, и в состоянии аффекта умысел на преступление реализуется.

На первый взгляд всё предельно ясно, однако на практике возникают затруднения. Дело в том, что в преступлениях, совершенных в состоянии сильного душевного волнения, имеется следующая последовательность событий: противоправное или аморальное поведение потерпевшего — возникновение состояния сильного душевного волнения (аффекта) — возникновение умысла на убийство (причинение вреда здоровью) — реализация умысла. Предполагается, что между противоправным или аморальным поведением потерпевшего и реализацией умысла на убийство или причинение вреда здоровью не может быть длительного разрыва во времени, однако может быть незначительный промежуток времени между противоправным или аморальным поведением потерпевшего и возникновением аффекта.

В случае совершения преступления в условиях психотравмирующей ситуации, когда состояние сильного душевного волнения возникает в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, аффект может быть более отдален во времени от неправильного поведения потерпевшего, а вспышка аффекта может произойти от незначительного повода.

Чаще всего преступление в состоянии аффекта совершается с прямым неопределенным умыслом, когда виновный желает причинить потерпевшему любые повреждения. В подобных случаях квалификация содеянного должна проводиться по фактически наступившим последствиям, т. е. как причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии сильного душевного волнения.

При оценке преступления, совершенного в состоянии аффекта, имеют значение и поведение потерпевшего, и состояние сознания и воли виновного, и мотивы его ответной реакции, презумируемые законодателем как основанные на негативном поведении потерпевшего. Учет мотива преступления в случае квалификации по ст.ст. 107 и 113 УК РФ, несмотря на отсутствие указания на мотив преступления в диспозиции закона, представляется, по нашему мнению, обязательным моментом.

Изучение критериев аффекта важно, поскольку преступление в состоянии сильного душевного волнения совершается как ответная реакция на противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Если установлено, что преступлению предшествовало такое поведение потерпевшего, необходимо считать, что оно совершено в состоянии сильного душевного волнения, пока не доказано обратное. Поэтому, с одной стороны, установление и доказывание наличия состояния аффекта необходимо с точки зрения квалификации содеянного по ст.ст. 107, 113 УК РФ. С другой стороны, отсутствие состояния аффекта также должно быть доказано, если содеянное квалифицируется по статьям УК РФ, не учитывающим аффект в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность, несмотря на противоправное или аморальное поведение со стороны потерпевшего.

Что касается объективных критериев установления аффекта, то, прежде всего, вполне обоснованно можно предположить, что поведение лица, действующего в состоянии аффекта, должно отличаться от поведения человека, совершающего заранее задуманное преступление. По той хотя бы причине, что в состоянии аффекта умысел на преступление возникает неожиданно и реализуется без какой-либо длительной подготовки и продумывания деталей совершения преступления. Отсюда способ и обстановка совершения преступления, выбор орудия преступления имеют свои особенности.

Для виновного в совершении преступления в состоянии аффекта характерно нанесение множественных ударов. Это иногда дает повод для необоснованной квалификации действий виновного по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Ранее мы уже рассмотрели возможности разграничения данных преступлений, поэтому не будем на них останавливаться.

Также имеются особенности в поведении виновного в аффектированном преступлении после совершения преступления. В этот момент наступает психическая разрядка, которая характеризуется тем, что виновный находится в состоянии опустошенности, подавленности, раскаяния. Данное состояние наблюдается, как правило, после аффекта, требующего значительной мобилизации психических сил и энергии виновного лица. Наличие состояния разрядки у виновного после совершения преступления может служить одним из доказательств, свидетельствующих о том, что преступление было совершено в состоянии аффекта.

В УК в ч. 2 ст. 107, впервые предусмотрен такой квалифицирующий признак, как убийство в состоянии аффекта двух и более лиц. Наличие этого вида квалифицированного убийства при смягчающих обстоятельствах, по большому счету, не соответствует потребностям практики. Необходимо отметить, что ст. 113 УК РФ аналогичного признака не имеет. В сочетании с тем, что ст. 113 УК не учитывает тяжесть вреда здоровью, причиненного в состоянии аффекта, это делает ее несовершенной. Легко представить, что виновный в состоянии аффекта причиняет тяжкий вред нескольким потерпевшим, однако это никак не скажется на квалификации его действий и суровости наказания. Конструкция закона такова, что за причинение вреда средней тяжести виновный может получить более суровое наказание, чем за причинение тяжкого вреда здоровью нескольким лицам. Всё это наводит нас на мысль, что ст. 113 УК РФ должна быть скорректирована в соответствии с потребностями судопроизводства, для этого необходимо внести изменения, направленные на дифференциацию ответственности в зависимости от тяжести совершенного преступления и наступивших последствий.

Также не нашло отражения в законе такое явление, как неоднократность совершения умышленных убийств. По нашему мнению, следует в ч. 2 ст. 107 УК РФ предусмотреть факт совершения другого убийства виновным до момента совершения убийства в состоянии аффекта.

Также необходимо расширить систему квалификации преступления в зависимости от количества жертв преступления. В частности, преступление может быть совершено общеопасным способом, когда в результате действий виновного гибнут несколько человек, среди них тот, который вызвал у виновного состояние аффекта своим противоправным поведением. Представляется, что квалификация действий в отношении лица, вызвавшего состояние сильного душевного волнения у виновного, должна быть по ст.ст. 107, 113 УК РФ. Однако содеянное в отношении других потерпевших необходимо квалифицировать по ст.ст. 105, 111УК РФ соответственно.

Убийство в состоянии аффекта необходимо отграничивать от причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, совершенного в состоянии сильного душевного волнения. Как мы выяснили, в случае причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего в состоянии аффекта, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, содеянное виновным квалифицируется только по ст. 113 УК РФ. Поэтому фактически речь идет о разграничении преступлений, предусмотренных ст.ст. 107 и 113 УК РФ. Разграничить рассматриваемые составы преступлений по объекту, объективной стороне или субъекту невозможно, так как они у них полностью совпадают. Убийство отграничивают от причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, по субъективной стороне составов преступлений. Убийство может быть совершено только умышленно. При причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего его смерть, к смерти может быть только неосторожная форма вины. Следовательно, главный критерий разграничения рассматриваемых составов — это отношение виновного к смерти потерпевшего. Если по делу выясняется, что к смерти потерпевшего у виновного был любой умысел, а смерть реально наступила от действий виновного лица, то это убийство. Если по делу нет доказательств, свидетельствующих об умысле виновного на причинение смерти потерпевшему, то нет и оснований для квалификации по ст. 107 УК РФ, а вполне вероятно, что это преступление следует квалифицировать, при наличии необходимых доказательств, по ст. 113 УК РФ. Необходимо отметить две наиболее распространенные ошибки, встречающиеся в судебной и следственной практике при разграничении рассматриваемых составов. Во-первых, квалифицируют как причинение вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, если виновный отрицает умысел на убийство. Представляется, что роль показаний потерпевшего нельзя преувеличивать, они должны оцениваться в совокупности с другими обстоятельствами, установленными по делу. Весьма часто ход рассуждений у правоприменителя бывает следующий: если виновный не хотел убивать потерпевшего, то, значит, он убийства не совершал. Однако при этом почему-то из вида упускается тот момент, что убийство совершается не только с прямым умыслом. Если не было прямого умысла, то не исключена вероятность, что он действовал с косвенным умыслом. Убийство в состоянии аффекта, как мы выяснили, может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Во-вторых, вывод о форме вины потерпевшего делают, ориентируясь на срок, прошедший с момента ранения до наступления смерти потерпевшего. Представляется, что исходить только из данного фактора неправильно, так как время, отделяющее посягательство от его результата, не исключает ни причинной связи, ни виновности лица. Причинение одинакового ранения может повлечь смерть у одного потерпевшего через час, а у другого через месяц, что может объясняться различием в состоянии их здоровья, квалификации медицинских работников, оказывавших помощь, и т. д. Все данные обстоятельства не охватываются сознанием виновного и не влияют на квалификацию его действий, так как не входят в содержание его вины и не могут изменить ее форму. В частности, должны учитываться способ и орудие преступления, количество, характер и локализация телесных повреждений, а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Таким образом, мы рассмотрели в тесной взаимосвязи две категории преступлений: убийство в состоянии аффекта и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта. Главным связующим звеном между этими двумя преступлениями является аффект. Аффективное состояние имеет свои особенности, что характеризует преступления данной категории определенным образом.

Также преступления ст.ст. 107 и 113 УК РФ связывает то, что они являются привилегированными, т.е. подразумевают наличие смягчающего обстоятельства.

Однако в ходе работы мы выяснили, что данные преступления имеют и существенные отличия. Прежде всего, результатом убийства становится смерть, хотя в некоторых случаях смерть может сопутствовать и преступлению, квалифицированному по ст. 113 УК РФ, однако здесь необходимо четко придерживаться причинно-следственной связи. Помимо этого данные преступления имеют определенные различия в умысле, мотиве, характере совершения преступления.

Глава 4. Проблемы применения законодательства об ответственности за убийство в состоянии аффекта в судебной практике

Квалификация преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ, представляет нередко определенные трудности, о чем может свидетельствовать статистика: в 26,2% случаев совершения убийств в состоянии аффекта преступнику было предъявлено обвинение по ст. 107 УК РФ, причем в 62,2% случаев ошибочная квалификация содеянного была исправлена судом при вынесении приговора, а в 11,6% случаев подобная ошибка, допущенная в приговоре, была исправлена вышестоящей судебной инстанцией.

По данным профессора Б.А. Спасенникова, в изученных им материалах судебной практики не встретилось ни одного случая экспертизы аффекта у ранее судимого за хулиганство, кражу, вымогательство. Зато попытки обоснованного, а чаще необоснованного поиска совершения деяния в состоянии аффекта часто отмечались, если на скамье подсудимых оказывались «рафинированный» интеллигент, жена алкоголика, оскорбленный супруг и другие «жертвы».

Таким образом, концепция аффекта в УК РФ — это, возможно, попытка гуманизации уголовной ответственности и наказания за насильственные преступления лиц без антисоциальных установок, криминальной направленности, уголовного прошлого.

Среди лиц, осужденных за совершение преступлений в состоянии аффекта, 89,3% мужчин и только 10,7% женщин, хотя последние по структуре своей эмоционально-волевой сферы, казалось бы, должны быть более легкими жертвами аффекта. Возникает вопрос: почему склонные к эмоциональным расстройствам женщины реже дают аффективные взрывы с общественно опасными последствиями, нежели эмоционально скупые мужчины? Напрашивается вывод, что мужчины склонны к совершению насильственных действий с последующей их маскировкой под состояние аффекта. Это требует коренного пересмотра, реформирования концепции аффекта в российской уголовно-правовой науке, повышения эффективности правотворчества и правоприменения.

У 60,2% осужденных аффект возник в состоянии алкогольного опьянения, что позволяет нам также сомневаться в его генезе. Положение римского права — «Maximum remedium irae mora est» («Промедление — лучшее лекарство от гнева») опровергает взгляды на так называемый отсроченный аффект, который определяется у 80% осужденных по данной категории дел.

В рамках нашего исследования был проведен анализ уголовных дел о преступлениях против жизни, совершенных в состоянии аффекта, рассмотренных в судах Российской Федерации за последние пять лет. Судебная практика рассматривает восемнадцать таких уголовных дел, шесть из которых в суде второй инстанции были переквалифицированы со ст. 105 на ст. 107 УК РФ, остальные оставлены без изменения. Данные факты свидетельствуют о достаточных сложностях при квалификации подобных уголовных дел.

Н. совершила убийство при следующих обстоятельствах: 24 июля 2005 года около 23 часов между Н. и ее матерью Ф. на почве личных неприязненных отношений, вызванных в результате аморального поведения потерпевшей из — за злоупотребления спиртными напитками, произошла ссора, в ходе которой Н., имея умысел на убийство Ф., используя подушку, сдавила шею Ф. Своими действиями Н. причинила Ф. телесное повреждение в виде механической асфиксии, от сдавливания органов дыхания потерпевшая скончалась на месте преступления. Таким образом, действия Н. были квалифицированы по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Однако в процессе предварительного слушания государственным обвинителем было заявлено ходатайство о переквалификации со ст. 105 на ст. 107 УК РФ. Его ходатайство было удовлетворено и Н. назначено наказание по ст. 107 УК РФ.

Для установления психического состояния обвиняемой Н. в Хакасском психоневрологическом диспансере было проведено комплексное психолого — психиатрическое обследование Н., в ходе которого было подтверждено экспертами, что в момент совершения убийства она действительно находилась в состоянии внезапно вызванного сильного душевного волнения (аффекта).

При анализе данного уголовного дела, следует признать, что действия прокурора, суда, экспертов все обстоятельства дела были проверены и правильно квалифицированы.

Надо отметить, что исследование нами уголовных дел рассматриваемой категории показало, что аффекты очень мало связаны с установкой, так как аффект, больше чем любое другое состояние, обусловлен ситуацией, а не установкой. Совершение преступления является неожиданным событием, как для самого виновного, так и для его близких и знакомых и не вяжется с его обычным поведением.

Поэтому нельзя сказать, что у лиц, совершивших преступление в состоянии аффекта, имеется антиобщественная установка, свойственная преступникам. Здесь следует согласиться с Н.С. Лейкиной, по мнению которой «в этих преступлениях не выражается ориентация на совершение антиобщественных действий. Они лишь свидетельствуют об отсутствии у виновного достаточных сил для того, чтобы законными действиями противостоять неблагоприятно сложившейся ситуации».

Анализ приведенных уголовных дел также показал, что аффект как особое эмоциональное состояние в рассматриваемой уголовно-правовой норме (ст. 107 УК РФ) является центральным звеном, определяющим содержание, характер и иные особенности всех элементов и признаков данного состава преступления. Особо такое его влияние проявляется в субъективной стороне преступления. Прежде всего эмоциональное состояние сказывается на формировании и реализации преступного умысла. В ст. 107 УК РФ прямо определена форма вины — умысел. Некоторые криминалисты характеризуют его как аффектированный. Умысел на убийство возникает в тот момент, когда субъект уже находится в состоянии аффекта. Умысел возникает в аффекте и изживает себя вместе с ним.

Для правильного понимания и раскрытия субъективной стороны преступления важное значение имеет мотив совершения убийства. В преступлениях, предусмотренных ст. 107 УК РФ, аффект занимает господствующее положение в мотиве. Мотиву аффективного убийства свойственны ситуационность, неустойчивость, скоротечность. Некоторые авторы отождествляют эмоциональную сторону преступления и мотив. Б.В. Харазишвили, например, считает, что аффект является самостоятельным мотивом преступления. Такое утверждение нельзя признать правильным, и оно в литературе было справедливо подвергнуто критике. Мотив и эмоция — явления разнопорядковые. Поэтому, по мнению Т.В. Сысоевой, аффект не может быть мотивом, поскольку это психическое состояние субъекта, которое является почвой для формирования определенных побуждений.

Остается проблематичным вопрос о характере мотива аффективного преступления. Т.Г. Шавгулидзе считает мотивом этих действий месть. По мнению Б.В. Сидорова, мотивом преступного поведения является обида. Полагаю, нельзя признать правильной точку зрения Б.В. Сидорова. Обиду нельзя считать мотивом преступления, поскольку это чувство, эмоция. Такие эмоции, как радость, страх, обида, гнев и т.д., определяют эмоциональное состояние субъекта и в этом качестве составляют «фон» мотивации. «Оказывая сильное влияние на процесс мотивации, эти «фоновые» эмоции сами мотивами не являются, поскольку не отражают интересы действующего лица. Убийство в состоянии сильного душевного волнения совершается не по мотиву гнева, а из мести в гневе». Таким образом, учитывая изложенные соображения, считаю, что основным доминирующим мотивом аффективного преступления является месть. Месть за причиненную обиду, зло.

Ревность также рассматривается как один из возможных мотивов аффективного убийства. Однако существует мнение, что убийство из ревности есть частный вид проявления мести в преступлениях против жизни.

По Уголовному кодексу РФ субъектом рассматриваемого преступления может быть любое физическое лицо, вменяемое и достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста. 16% убийств в состоянии аффекта совершается несовершеннолетними, из них 6% — подростками, не достигшими 16-летнего возраста. Это свидетельствует о сравнительной распространенности подобных преступлений среди несовершеннолетних. Принимая во внимание данный факт и учитывая степень общественной опасности совершенных преступлений, необходимо, на мой взгляд, поставить вопрос о снижении возрастного предела уголовной ответственности за рассматриваемые преступления. Представляется, будет вполне оправданным установление минимального возраста уголовной ответственности при совершении преступлений, предусмотренных ст. 107 УК РФ, с 14 лет. Нет сомнений, что в возрасте от 14 до 16 лет несовершеннолетний уже располагает возможностью в достаточной мере осознавать опасность своего противоправного поведения, может сообразовать свое поведение с требованиями, предусмотренными обществом.

Проблемы, возникающие при квалификации преступного деяния, во многом объясняются несовершенством той или иной уголовно-правовой нормы, стремление упростить уголовно-правовую норму привело к неточному истолкованию известного психологического понятия — аффекта. В связи с этим в теории уголовного права и судебной практике нет единства в понимании физиологического аффекта, хотя последний представляет конкретное психологическое понятие, которое имеет свои ощутимые границы, присущие только этому психическому состоянию типические признаки. Между тем в теории и практике уголовного права используются термины «аффект», «сильное душевное волнение», «душевное волнение», «внезапно возникшее сильное душевное волнение» и т.п. К тому же многие криминалисты рассматривают понятия «душевное волнение» и «аффект» как равноценные и тождественные. Между тем эти понятия не идентичные, хотя и однопорядковые, поскольку степень душевного волнения — лишь один, хотя и наиболее яркий и выразительный, но не самый существенный признак аффекта. В связи с этим было бы целесообразным исключить из уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за аффектированное убийство, термин «внезапно возникшее сильное душевное волнение» и оставить термин «аффект» (точнее — «физиологический аффект»).

Это избавит от терминологической неупорядоченности и приведет к правильному и единообразному применению данной уголовно-правовой нормы. Под аффектом в уголовно-правовой науке следует понимать состояние, возникающее в ответ на острую (сиюминутно возникшую) психотравмирующую ситуацию, стремительно протекающее (масштаб времени — секунды, минуты), исключительно бурное, сильное, существенно ограничивающее, изменяющее, но не обрывающее течение эмоциональных, волевых и интеллектуальных процессов, проявляющееся в концентрации внимания на личностно значимых переживаниях, во временной дезорганизации («сужении») сознания с нарушением целостности, адекватности восприятия действительности и места в ней, характеризующееся ограничением возможности и способности выбора социально приемлемого варианта поведения с преобладанием эмоционально-чувственной стороны над содержательно-смысловой, сопровождающееся импульсивными действиями, органорегуляторными (нейроэндокринными, сердечно-сосудистыми, желудочно-кишечными и др.) нарушениями, приводящее к постаффективному психическому (астении, апатии) и физическому (обездвиженность) истощению.

Аффект всегда биполярен, т.е. характеризуется чередованием двух состояний — возбуждения (слабоуправляемый эмоциональный взрыв) и торможения (постаффективное бессилие).

Постаффективное бессилие (иногда глубокого сна, безразличия к окружающим и содеянному, доходящих до состояния прострации, оцепенения) является не менее значимой составляющей аффекта, чем неадекватность самого деяния. В связи с этим необходимо отметить, что в абсолютном большинстве материалов, описывающих случаи аффекта в уголовно значимых ситуациях, уделяется значительное внимание характеристике противоправных действий пострадавшего, внешних проявлений действий субъекта преступления, но не описывается его постаффективное состояние. Из этого следует, что аффекта как такового в указанных ситуациях не было, имели место лишь случаи расправы за эмоционально значимые переживания, которые по своей силе не могут быть соотнесены с аффектом.

Важно отметить, что аффект почти всегда возникает как допустимое субъектом средство утвердить предполагаемую им свою правоту и самочинно наказать виновного, а терпимость, самообладание — это те личностные характеристики, которые препятствуют возникновению аффекта. Аффект может развиться у каждого человека, но не каждый человек позволяет ему развиться, поэтому избыточная фиксация на биологических, генетических началах развития аффекта затемняет главную правовую проблему — необходимость оптимизации правового менталитета граждан в целях предупреждения неправомерного поведения. Правовое воспитание по поиску приемлемого выхода из конфликтных ситуаций — наиважнейшая правовая проблема, связанная не только с профилактикой преступлений, совершенных в состоянии аффекта, но и преступности в целом.

По прежнему Уголовному кодексу РСФСР 1960 г. противозаконные действия потерпевшего должны были повлечь наступление или создать реальную угрозу наступления тяжких последствий для виновного или его близких. Какие именно последствия противозаконного поведения считались тяжкими по своему характеру, зависело от конкретных обстоятельств дела. Ныне действующий Уголовный кодекс РФ от 24 мая 1996 г. не закрепил это обстоятельство в ст. 107 УК РФ. Думается, что это упущения законодателя. В уголовно-правовую норму следует поместить следующую фразу «если действия (бездействие) потерпевшего были направлены против самого виновного или его близких». Упоминание в этой норме о тяжелых последствиях для них было бы излишним, поскольку данная категория является оценочной.

Исходя из вышесказанного, уместно заметить, что законодательная формула несовершенна. Суды расширительно толкуют нормы, предусматривающие ответственность за аффектированное убийство. М. Бюхнер в 1880 г. писал, что если субъект действовал в состоянии аффекта и «аффектом расстроена была психическая свобода», то это еще не означает, что субъект «понижено» ответствен за действия, совершенные им в этом состоянии. Человек обязан владеть собой, поэтому он ответствен до тех пор, пока не будет доказано, что, несмотря на его привычку к самообладанию, он не мог «устоять перед напором овладевшего им чувства, подвигнувшего его на запрещенное действие». Таким образом, в заключение следует отметить, что необходимо включить состояние аффекта в перечень обстоятельств, для установления которых проведение экспертизы является обязательным, т.е. в ст. 196 УПК РФ.

Заключение

Таким образом, рассмотрев в работе особенности уголовной ответственности за убийство, совершенное в состоянии аффекта, представляется целесообразным сделать следующие выводы.

При определенных условиях людям свойственны сильные эмоциональные порывы, быстро возникающие, захватывающие человека целиком. Такие состояния называются аффектами.

Аффект не является элементом психического отношения к общественно опасному деянию. Он представляет определенное психическое состояние действующего лица, вызванное неблагоприятными внешними обстоятельствами, и имеет весьма ограниченное юридическое значение (при убийстве и умышленном причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью).

Следует отметить, что в уголовно-правовой науке существовало мнение, согласно которому аффект считался одним из факультативных признаков субъективной стороны преступления.

В настоящее время аффект определяется как «бурный и кратковременный эмоциональный процесс, оказывающий влияние на сознание и деятельность человека и сопровождающийся изменениями в деятельности двигательной, эндокринной, сердечнососудистой и других систем организма». Хотя аффект, снижая возможности человека осознавать фактический характер и, что более важно, социальное значение своих действий (или) руководить ими, и накладывает определенную окраску на интеллектуальные и волевые процессы, протекающие в психике виновного, но элементом этих процессов, образующих вину, не является. Как писал в свое время известный русский психиатр А.Я. Боткин, «с научной точки зрения преступный аффект, будь он физиологический или патологический, должен составлять условие невменяемости, если доказано, что человек, находившийся в состоянии такого аффекта, не мог руководить своими поступками». Точно так же, как патологический аффект исключает вменяемость, т.е. признак субъекта преступления, точно так же и физиологический аффект, свидетельствуя о пониженных интеллектуальных и волевых возможностях человека, характеризует субъекта, а не субъективную сторону преступления.

Аффект — это резко выраженная, стремительно развивающаяся эмоция, которая характеризуется силой и глубиной переживания, диффузным характером влияния на психику, бурным внешним выражением, кратковременностью. Аффективные состояния непродолжительны. Это именно эмоциональные вспышки, редко продолжающиеся часами, и тем более сутками. Человеку трудно было бы перенести продолжительный аффект, и потому он сравнительно скоро изживается. Поэтому в судебной практике человека, совершившего преступление под влиянием аффекта, рассматривают или как невменяемого (при патологическом аффекте), или, по крайней мере, как заслуживающего снисхождения, признавая, что сильный аффект резко изменяет течение психических процессов. Аффекты, как правило, препятствуют нормальной организации поведения, его разумности.

В уголовном законодательстве России только за три преступления, совершенные в состоянии аффекта, установлена пониженная ответственность: это умышленное убийство (ст. 107 УК РФ), причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью (ст. 113 УК РФ).

Состояние аффекта при совершении иных преступлений не признается смягчающим ответственность обстоятельством, хотя может быть расценено как обстоятельство, смягчающее наказание. Разница между обстоятельством, смягчающим ответственность, и обстоятельством, смягчающим наказание, заключается в следующем. Первое учитывается при конструировании состава преступления, и его наличие находит отражение в санкции статьи. Второе учитывается лишь при назначении наказания и не влияет на квалификацию содеянного.

Рассматривая проблемы применения уголовного законодательства о преступлениях, совершенных в состоянии аффекта, можно отметить ряд серьезных проблем. Во-первых, настораживает уже то, убийств, совершенных в состоянии сильного душевного волнения крайне мало на общей картине насильственной преступности, что приводит к выводу о неверной квалификации подобных деяний, либо недостаточно полном ведении следственных действий. В этой связи хотелось бы отметить два момента. Во-первых, та противоречивая неопределенность, которая сложилась в вопросе об установлении аффекта (можно назначить экспертизу, а можно и не назначать), тоже неприемлема.

Во-вторых, двойственность в вопросе о необходимости экспертизы может оказаться и вполне оправданной, но только в строго определенных рамках. В настоящее время все случаи доказывания аффекта фактически разделились на два аналогичных вида — экспертный и неэкспертный. Однако само это разделение осуществляется абсолютно произвольно и зависит от случайных обстоятельств — от личного доверия следователя или судьи к возможностям психологической экспертизы, от наличия квалифицированных экспертов — психологов в данном регионе и пр. Такого рода факторы не должны быть определяющими в рассматриваемом вопросе, а потому следует выработать систему четких критериев назначения судебно — психологической экспертизы («экспертизы аффекта»), может даже определить более четкую правовую базу данного понятия. В связи с чем, мы предлагаем включить состояние аффекта в перечень обстоятельств, для установления которых проведение экспертизы является обязательным, т.е. в ст. 196 УПК РФ.

Психологическая экспертиза нуждается в унификации методов и критериев, по которым аффект устанавливается экспертным путем. Эту задачу можно решить с помощью методического документа, утвержденного Минздравом РФ и Минюстом РФ, т.е. ведомствами, имеющими в своих судебно — экспертных учреждениях экспертов — психологов.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/ubiystvo-v-sostoyanii-affekta/

Законы и иные нормативные правовые акты

— Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. — 1993. — 25 декабря. — №237.

— Уголовно — процессуальный кодекс Российской Федерации (от 18.12.2001 г. №174 — ФЗ; ред. от 30.12.2008 г.) // Собрание законодательства РФ. — 2011. — №52 (Часть 1).

— Ст. 4921

— Уголовный кодекс Российской Федерации (от 13.06.1996 г. №63 — ФЗ; ред. от 13.02.2009 г.) // Собрание законодательства РФ. — 2011. — №25. — Ст. 2954.

Литература

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/ubiystvo-v-sostoyanii-affekta/

— Андреева Л.А. Рогачевский Л.А. Расследование убийств и тяжких телесных повреждений, совершенных в состоянии сильного душевного волнения. (Вопросы квалификации и доказывания).

— М., 2004. — 453 с.

— Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. — М., 2004. — 238 с.

— Боткин Я.А. Преступный аффект как условие невменяемости: Вступительная лекция в курсе судебной психопатологии. — Москва., 2007 год — 95 с.

— Гасанова Я.О. Убийство в состоянии аффекта: актуальные проблемы и особенности нормы // Адвокатская практика. — 2006. — №3. — С. 21-27.

— Законодательство Российской Федерации в области психиатрии. Комментарий к Закону РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ГК РФ и УК РФ (в части, касающейся лиц с психическими расстройствами) / Под ред. Т.Б. Дмитриевой. — М.: Спарк, 2007. — 672 с.

— Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. — М.: Юрайт — Издат, 2008. — 893 с.

— Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. — Екатеринбург, 2006. — 436 с.

— Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь. — Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2007. — 329 с.

— Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. — М.: Юрайт, 2008. — 145 с.

— Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлениях. М., 2005. — 274 с.

— Носков Д. Понятие «аффект» в уголовном праве // Законность. — 2008. — №6. — С. 17-19.

— Попов А.Н. Преступление, совершенное в состоянии аффекта (ст.ст. 107, 113 УК РФ).

— СПб.: Санкт — Петербургский юридический институт Генеральной прокуратур Российской Федерации, 2007. — 112 с.

— Рогачевский Л.А. Особенности субъективной стороны преступлений, совершаемых в состоянии аффекта // Правоведение. — 2007 год — №6. — С. 79-86.

— Романов В.В., Панова М.Н. Толкование понятие «аффекта» при расследовании преступлений против жизни и здоровья: о серьезных последствиях терминологической путаницы // Российская юстиция. — 2008. — №6. — С. 15-18.

— Сидоров Б.В. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение. — М.: НОРМА, 2007. — 106 с.

— Спасенников Б.А. Аффект и уголовная ответственность // Закон и право. — 2008. — №6. — С. 29-36.

— Сысоева Т.В. Субъективные признаки убийства, совершенного в состоянии аффекта // Вестник ТюмГУ. Издательство Тюменского государственного университета. — 2009. -№3. — С. 50-62.

— Тухбатуллин Р.Р. Понятие аффекта как признака преступлений, предусмотренных ст.ст. 107, 113 УК РФ // Российский следователь. — 2007. — №7. — С. 18-21.

— Тухбатуллин Р.Р. Субъект и субъективная сторона преступлений против жизни и здоровья, совершенных в состоянии аффекта // Современное право. — 2008. — №6. — С. 31-39.

— Шавгулидзе Т.Г. Аффект и уголовная ответственность. — М.: Статут, 2010. — 516 с.