Убийство, совершенное в состоянии аффекта

Курсовая работа

В статье 3 Всеобщей декларации прав человека говорится, что каждый имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. 1

В ст. 2 Конституции Российской Федерации провозглашается, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Глава 2 Конституции РФ предусматривает обширный перечень прав и свобод человека, такие как: право каждого человека на жизнь(ст.20), охрану собственного достоинства(ст.21), свободу и личную неприкосно­венность(ст.22), неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени(ст.23) и т.д. 2 Среди которых право на жизнь занимает особое место, в первую очередь отсутствие этого права делает бессмысленными все другие права и свободы человека. “Жизнь человека – самый ценный и хрупкий дар природы”.3

Демографы утверждают, что половина жителей планеты умирает преждевременно, а значительная часть — от насилия. В начале 90-х годов 20в. ежегодно на почве насилия на Земле умирало около 750 тыс. человек. 4

Убийство занимает особое место среди всех опасностей для жизни человека. Они сложны для родственников, сослуживцев, знакомых потерпевшего, вызывают резко отрицательную оценку со стороны компании.

Во второй половине 20в. в СССР и затем в России непрерывно растет число убийств. В 1956г. В СССР было зарегистрировано 9649 убийств, а в 1991г.-25437, что составило по отношению к 1956г. 263%. В России в 1986-1995гг. по своим абсолютным показателям число убийств выросло более чем в 3,4 раза. ВНИИ и Академия МВД России в 1996г. на основе глубокого анализа пришли к выводу, что при условии сохранения той же регистрационной дисциплины число зарегистрированных убийств к 2005г. возрастет на 37% и составит около 40 тыс. 5

Борьба с этими опасными и более серьезными преступлениями — главный приоритет правоохранительных органов. И здесь важная роль принадлежит Уголовному Закону. Именно Уголовный Закон определяет какие деяния являются преступлениями, а какие нет, устанавливает градацию преступлений по степени общественной опасности, устанавливает вид и меру ответственности за их совершение и т.д. Соответственно от правильного понимания и применения Уголовного закона зависит будет ли преступник привлечен к уголовной ответственности или нет, понесет ли он заслуженное наказание, соответствующее содеянному, или нет.

Эти обстоятельства определяют выбор предмета данной курсовой работы. Ее темой будет убийство, но в виду ограниченных рамок, рассматриваться будут не все виды убийств предусмотренные уголовным законодательством, а только убийство, совершенное в состоянии аффекта(ст.107 УК РФ).

41 стр., 20477 слов

Проявление характера в деятельности человека

... на себя и на содержание своей семьи. Возможность человека зарабатывать предполагает, прежде всего, наличие работы. Социальное государство обязано в этой связи предусматривать право человека на труд. Такое право закреплено в ст.37 Конституции, дополняемое право граждан на ... характер государства (Статья 7 Конституции РФ). Свобода экономической деятельности ... на политическую сферу общественной жизни ...

Данный вид убийства занимает особое место среди всех видов убийств.

По сложившейся в теории уголовного права классификации, оно относится к так называемым привилегированным составам, т.е. к составам со смягчающими обстоятельствами.

В процентном отношении убийство, совершенное в состоянии аффекта, занимает незначительное место. По данным Верховного Суда РФ, всеми судами РФ в 1997г. были рассмотрены уголовные дела о преступлениях против жизни в отношении 22447 человек, из них 1323 человека (5,9%), осужденных по ст.107 УК РФ (среди них 26 человек осуждены за убийство в состоянии аффекта двух или более лиц (по ч.2 ст.107 УК РФ).

6 Но, несмотря на «незначительность» этого преступления, норма, устанавливающая ответственность за убийство, совершенное в состоянии аффекта, вызвала и вызывает большие трудности как в теории, так и на практике при ее применении.

Вопросами преступлений в состоянии аффекта занимались многие ученые. В учебниках, комментариях и монографиях отдельные вопросы данной проблемы рассматривались Н.И. Загородниковым, Ю.И. Ляпуновым, П.С. Дагель, В.И. Ткаченко, М.К. Аниянцем, М.Д. Шаргородским, Э.Ф. Побегайло, Н.К. Семерневой и рядом других авторов. Более комплексно рассмотрена данная проблема Б.В. Сидоровым, И.П. Портновым, Т.Г. Шавгулидзе, М.И. Дубининой, И.В. Панфиловым, Н.В. Лысаком, А.Н. Поповым. Однако, несмотря на весомую позитивную роль этих исследований, многие высказанные в них суждения требуют дополнительного анализа, а некоторые сформулированные теоретические положения, будучи спорными — более углубленной аргументации с позиций современной психологии и нового Уголовного кодекса РФ.

Для полного и глубокого понимания концепции убийства, совершенного в состоянии аффекта, необходимо изучить историю возникновения и развития этого понятия в законодательстве.

В детальном изучении нуждается состав убийства, совершенного в состоянии аффекта (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона).

Вопрос о квалификации этого убийства представляет значительный теоретический и практический интерес. Данный вид убийства вызывает очень большие трудности при квалификации, так по некоторым данным, только в 26,2% случаев совершения убийств в состоянии аффекта преступнику было предъявлено обвинение по ст.104 УК РСФСР (ст. 107 УК РФ), причем в 62,2% случаев ошибочная квалификация содеянного была исправлена судом при вынесении приговора, а в 11,6% случаев подобная ошибка, допущенная в приговоре, была исправлена вышестоящей судебной инстанцией. 7

Целью данной курсовой работы с учетом вышеизложенного будет формирование всестороннего понимания убийств, совершенных в состоянии аффекта. Указанная цель конкретизируется в ряде исследовательских задач, важнейшими из которых являются:

  • исследование истории развития законодательства об ответственности за убийство, совершенное в состоянии аффекта;
  • определение понятия убийства , совершенного в состоянии аффекта по действующему законодательству;
  • исследование психологических особенностей аффектированного убийства с учетом выработанных современной психологией и психиатрией положений о природе аффекта;
  • анализ конститутивных элементов и признаков исследуемого состава преступления;
  • отграничение убийства, совершенного в состоянии аффекта от других смежных преступлений.

Работа курса по своей структуре будет соответствовать цели и задачам, которые ее конкретизируют. Она будет состоять из трех глав. В первой главе будет рассмотрена история возникновения и развития концепции убийства, совершенного в состоянии аффекта, включая ее современный взгляд. Во 2-й главе – объективные и субъективные признаки убийства, совершенного в состоянии аффекта (кроме квалифицированного вида).

13 стр., 6105 слов

Аффект, преступления совершенные в состоянии аффекта

... отграничения составов преступлений, совершенных в состоянии аффекта, от других преступлений. Отграничение от преступлений, совершенных в состоянии необходимой обороны. Отграничение от убийств, совершенных с отягчающими (квалифицирующими) признаками, предусмотренными ч.2 ст.105 Аффект - сильное душевное волнение, выражающееся в кратковременной, но ...

В 3-й главе – отграничение от смежных деяний(только от привилегированных убийств).

По окончании изучения автор сделает выводы, исходя из поставленных перед курсовой работой задач.

Глава 1. Понятие убийства, совершенного в состоянии аффекта

§ 1. История возникновение и развития понятия

Первые упоминания об убийстве, совершенном в состоянии аффекта, в национальном уголовном праве появляются в Уголовно-исполнительном кодексе 1845 года. В ст. 1455 Уложения говорилось: если убийство было совершено не случайно, но в запальчивости или раздражении, и особенно, когда оно было вызвано насилием или тяжким оскорблением со стороны убитого, виновный наказывался каторжными работами от восьми до двенадцати лет или от четырех до восьми лет со ссылкой на поселение. 8

В Уголовном Уложении 1903г.аффектированные убийства выделены в особую группу(она в действие не вступила), но этот вид убийства ограничен только теми случаями, когда преступное намерение возникло и было осуществлено в непрерывно продолжающемся возбужденном состоянии.

Ст. 458 Уголовного Уложения имела следующую редакцию:

“Виновный в убийстве, задуманном и выполненном в порыве сильного душевного волнения, наказывается:

Каторгою на срок не свыше восьми лет.

Если такое состояние вызвано противозаконным насилием над личностью со стороны потерпевшего, то виновный наказывается:

Исправительным домом.

Покушение наказуемо”. 9

Основание для снижения ответственности за убийство заключается, по мнению Редакционной комиссии, работавшей над созданием Уголовного Уложения, “в силе страсти, потемняющей умственные способности действующего и толкающей на преступление; действующий виновен в том, что уступил гневу или страху, которые мог бы преодолеть, но он заслуживает некоторого извинения, потому что действовал под влиянием всесильного порыва, его охватившего” 10 .

Обращает на себя тот факт, что Редакционная комиссия в ч.1 ст.387 Проекте Уголовного Уложения не увязывает состояние сильного душевного волнения с причинами его вызвавшими. Из этого можно сделать вывод, что безусловное ослабление ответственности за убийство в состоянии аффекта было предложено для того же состояния виновника во время преступления, независимо от причин, его породивших. Если страстное состояние было спровоцировано потерпевшим, то, по мнению Комиссии, это должно еще больше снизить ответственность виновного.

интересно, что согласно первоначальной задумке комиссии, действия, юридически признанные основанием для возникновения у правонарушителя пораженного состояния, могут быть насилием и оскорблением. Однако, наконец, учитывая значительное смягчение приговора, Комиссия решила ограничиться одним понятием: насилие.

26 стр., 12788 слов

Убийство, совершённое в состоянии аффекта (2)

... преступления данного вида. Целью курсовой работы является разработка положений об убийствах, совершенных в состоянии аффекта, выявление недостатков в уголовной системе в отношении рассматриваемой проблемы, определение условий трансформации рассматриваемого уголовного законодательства. Эта ...

УК РСФСР 1926г. предусматривал ответственность за убийство совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего. Санкция за данное деяние была в виде лишения свободы на срок до пяти лет или исправительно-трудовые работы на срок до одного года(ст.138).

11

Ст. 104 УК РСФСР 1960г. “Умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения”:

“Умышленное убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, а равно вызванного иными противозаконными действиями потерпевшего, если эти действия повлекли или могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или исправительными работами на срок до двух лет”. 12

§ 2. Современное понятие убийства, совершенного в состоянии аффекта

Действующий УК РФ 1996г. в ст.107 дает следующее понятие убийства, совершенного в состоянии аффекта:

“1. Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным

поведением потерпевшего, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет” 13 .

Как видно из приведенного выше определения, поводом для преследования в данном случае является внезапное сильное эмоциональное возбуждение или привязанность. Аффект (от лат. “аffectus”- совершать согласно с чувством) психологи и психиатры определяют, как кратковременный и чрезвычайно сильный эмоциональный разряд, возникающий в экстремальных условиях. В психологии и психиатрии принято разделять аффекты на патологические и физиологические.

Физиологический аффект

патологический аффект,

Критерий их дифференциации зависит не от того, у кого он есть, а от того, насколько выражены симптомы аффекта, есть ли нарушения сознания, истощение и другие признаки, характеризующие качественное различие между патологическим и физиологическим аффектом. И тот, и другой вид аффекта развиваются по трем основным стадиям: подготовительной, стадии активных аффективных действий (взрыва) и заключительной. Однако за внешним сходством динамических характеристик двух типов аффекта кроются существенно разные интимные механизмы возникновения и развития этих состояний.

Подготовительная стадия.

стадии взрыва

заключительной стадии

Однако основное и наиболее существенное различие этих состояний заключается, прежде всего, в степени их воздействия на сознание человека, переживающего аффект, поэтому именно анализ сознательной сферы является важным основанием для разграничения патологического и физиологического аффектов. 14

2 стр., 830 слов

Психология потерпевшего

... отмечалось выше, показания потерпевшего не всегда бывают объективными. Среди причин необъективности необходимо выделить следующие: стрессовое состояние в момент совершения преступления; физиологический аффект; состояние тяжело депрессии; шоковое состояние; подверженность внушению; стремление ...

Чтобы решить, было ли действие совершено в состоянии физиологического или патологического воздействия, необходимо назначить полное психологическое и психиатрическое обследование.

Глава 2. Объективные и субъективные признаки убийства, совершенного в состоянии аффекта

§ 1. Объект преступления

Родовым объектом этого преступления являются общественные отношения, защищающие права и свободы личности как личности и гражданина.

Специфическим объектом этого преступления являются общественные отношения, гарантирующие безопасность жизни и здоровья человека.

Непосредственным объектом этого преступления являются общественные отношения, гарантирующие безопасность человеческой жизни. Однако в данном случае объектом узурпации является жизнь не какого-либо лица, а человека, играющего важную роль в структуре преступного деяния. Такая роль, которую уголовный закон (ст.107 УК РФ) отводит поведению потерпевшего как обстоятельству, вызывающему состояние “оправданного” аффекта виновного в процессе совершения преступления, обязывает более глубоко, чем по любой другой категории дел, исследовать личность самого потерпевшего. Именно на жизнь этого субъекта посягает виновный, причиняя ему смерть.

Привязанность, в которой совершается это преступление, напрямую связана с конкретным противозаконным или аморальным поведением жертвы. Такие действия (бездействие) должны быть совершены лицом, на жизнь которого посягает преступник, именно такие действия (бездействие) потерпевшего являются необходимым обязательным условием возникновения аффекта виновного в рассматриваемом преступлении.

Соответствующее поведение жертвы в таких ситуациях снижает степень вины преступника, поскольку вызывает состояние аффекта, в котором преступник совершает убийство. Вот почему страстное убийство относится к привилегированным и менее опасным преступлениям против жизни.

Московским городским судом 25 ноября 1996 г. Климова осуждена по п.»г» ст.102 УК РСФСР.

Она признана виновной в умышленном убийстве Г. с особой жестокостью.

Климова, не имея средств к существованию и возможности найти работу, в конце июля 1995 г. приехала из Владимирской области в г.Москву. 6 августа 1995 г. она вместе со своей подругой с целью занятия проституцией сняла квартиру у Г., который забрал у нее паспорт, в обращении с ней был груб и жесток, подвергал частым побоям, понуждал к действиям сексуального характера против ее воли. Испытывая постоянный страх перед Г., который угрожал убить ее, мать и сестру, Климова ощущала себя незащищенной, а сложившуюся для нее ситуацию считала безысходной.

Вечером 13 августа 1995 г. Климова и Г. находились в квартире вдвоем. Узнав о том, что ее разыскивают работники милиции, Г. разозлился и стал ее избивать, затем снял с себя и с нее одежду, порвав на ней нижнее белье, ударил головой о шкаф и, не обращая внимания на ее крик, совершил насильственные действия сексуального характера. Климова выбежала на кухню, взяла кухонный нож и из мести, с умыслом на убийство Г., сознавая, что своими действиями причиняет особые мучения и страдания, нанесла ему множественные удары двумя кухонными ножами и двумя вилками, причинив 78 колото-резаных ран лица, шеи, груди, живота, рук и ног, 28 из которых были проникающими в брюшную и грудную полость с повреждением сердца, легких, печени и правой почки, относящихся к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни. От полученных ранений Г. скончался на месте происшествия.

15 стр., 7307 слов

Убийство в состоянии аффекта

... определяется значение поведения, потерпевшего в детерминации убийства, совершенного в состоянии аффекта. В третьей главе дипломной работы автор рассматривает психологическую природу аффекта, его отличие от патологического аффективного состояния. Изучаются проблема, возникающие при квалификации рассматриваемого преступления и даются рекомендации ...

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений, переквалификации действий Климовой с п.»г» ст.102 УК РСФСР на ч.1 ст.107 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ 9 сентября 1998 г. приговор и кассационное определение изменил, действия Климовой переквалифицировал с п.»г» ст.102 УК РСФСР на ч.1 ст.107 УК РФ, указав следующее.

Вина Климовой в совершении убийства Г. подтверждена доказательствами, которые получены в ходе предварительного расследования, проверены в судебном заседании и приведены в приговоре суда.

Показания Климовой на предварительном следствии и в судебном заседании были признаны судом правдивыми и последовательными, поскольку подтверждались совокупностью всех других исследованных доказательств. Из ее показаний следует, что, взяв в руки нож, она с целью убийства ударила лежавшего в постели Г. лезвием в шею. На протяжении некоторого времени между ними происходила борьба, в ходе которой она порезала себе руку, однако смогла нанести Г. несколько ранений в грудь и живот. После того как у нее сломался нож, она выбежала на кухню, взяла другой нож, а также попавшиеся ей под руку две вилки и продолжала ими наносить удары Г. даже тогда, когда он упал на пол лицом вниз и не оказывал ей сопротивления.

Протокол осмотра подтверждает выводы о месте и характере драки, орудиях совершения преступления.

Судебно-медицинскими экспертами установлены причина смерти Г., локализация нанесенных ему ранений и механизм их образования, а также возможность причинения телесных повреждений именно теми предметами (кухонными ножами и вилками), которые приобщены к делу в качестве вещественных доказательств.

В то же время судебные решения в отношении Климовой могут быть изменены в связи с неправильным применением судом уголовного законодательства. Вывод суда о совершении Климовой умышленного убийства Г. с особой жестокостью не соответствует им же установленным обстоятельствам преступления. Так, по делу видно, что Г. в период с 6 по 13 августа 1995 г., запугивая Климову угрозами и побоями и лишая ее тем самым возможности оказать ему реальное сопротивление, неоднократно совершал насильственные действия сексуального характера. Днем 13 августа 1995 г. Климова вновь подверглась циничному насилию со стороны Г. Это привело ее в состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, что подтверждается заключением ________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________ побоев, унижений и грубых оскорблений Климова оказалась в состоянии эмоционального напряжения, которое в сочетании со свойственными ей личностными особенностями характеризовалось возникновением субъективных переживаний, чувства страха, тревоги, обиды, несправедливости, оскорбленного достоинства, а также физической боли. Острое ощущение страха и безысходности с большим нарастанием напряжения привело Климову к нехарактерным для нее агрессивным действиям с достаточно хаотичной сменой орудия нанесения ударов, понижению способности целостного осмысления возможных последствий своих действий.

4 стр., 1549 слов

Преступление в состоянии аффекта

... чем действия потерпевшего. Это косвенно свидетельствует об искажениях в оценке и реакции лица на ситуацию. В третьих, законодатель говоря о преступлении, совершенном в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, называет это состояние аффектом, ...

Установленные судом мотивы, обстоятельства совершения преступления, психологическое состояние Климовой непосредственно в момент совершения преступления позволяют сделать вывод о совершении ею убийства Г. в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством со стороны потерпевшего, а также длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевшего, т.е. о совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.107 УК РФ. 15

§ 2. Объективная сторона преступления

Объективная сторона данного преступления состоит в убийстве, совершенным в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Особенность объективной стороны убийства в состоянии аффекта состоит в том, что оно может быть совершено только активными действиями. 16 Состав материальный, т.е. необходимо наступление последствий в виде смерти; соответственно необходима причинно-следственная связь между действием и последствием.

Убийство признается совершенным при смягчающих обстоятельствах лишь при наличии определенных ус­ловий:

  1. сильное душевное волнение и умысел на преступление должны возникнуть внезапно;

  2. они вызваны противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Внезапность

Таким образом, можно сделать вывод о том, что по общему правилу убийство в состоянии аффекта совершается внезапно, как ответная (непосредственная) реакция на противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Однако не исключены такие ситуации, когда правонарушитель по прошествии определенного времени предпринимает ответные действия, при этом они должны быть совершены последним в состоянии аффекта. Например, человек случайно сталкивается на улице с субъектом, который однажды жестоко обращался с его ребенком. 20

поведение потерпевшего

а) насилие;

  • б) издевательство;
  • в) тяжкое оскорбление;
  • г) иные противоправные действия (бездействие) потерпевшего;
  • д) амораль­ные действия (бездействие) потерпевшего;
  • е) длительная психотравмирующая ситуация, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Насилие со стороны, потерпевшего может быть физическим или психическим .

Физическое насилие — любое прямое общественно опасное и противоправное воздействие на жизнь и здоровье человека, его права и свободы. 21

В чем содержание психического насилия? Исследователи этой проблемы разделились на две области: узкое и широкое понимание психического насилия. Сторонники первого подхода относятся к психологическому насилию только как к угрозе физического насилия. Другие считают, что содержание психического насилия в данном случае6 не ограничивается угрозой физического насилия, а включает другие действия.

8 стр., 3544 слов

Понятие, виды и признаки аффекта

... это состояние аффектом, тем самым, констатируя невозможность делать вывод о наличии или отсутствии «внезапно сильного душевного волнения» по одним лишь объективным данным (предшествовавшие преступлению неправомерное поведение потерпевшего, характер действий лица, ...

Например С.В. Бородин пришел к выводу, что психологическое насилие может выражаться в угрозе применения физического насилия, оглашении заведомо дискредитирующей и дискредитирующей информации и других подобных действиях. 22 Этой же позиции придерживается И.Я. Козаченко. Психическое насилие, как он полагает, выражается в угрозе причинить физическое насилие, распространить клеветнические измышления и т.п.23

Некоторые авторы раскрывают содержание психического насилия иначе. Например О.Ф. Шишов отмечает, что «под насилием, о котором идет речь в данном случае, следует понимать и физическое насилие .. и угрозу его применения”. 24

Похоже, что в отношении преступлений, совершенных в состоянии аффекта, позиция сторонников узкого подхода более оправдана. Понятие «психологическое насилие» включает любой вид незаконного психологического воздействия на жертву, включая угрозу распространения дискредитирующей информации и угрозу повреждения или уничтожения собственности. Однако дело в том, что в ст. 107 УК РФ наряду с понятием “насилие” употреблены другие понятия, которые характеризуют основания могущие вызвать состояние аффекта, в частности “иные противоправные действия”. Поэтому было бы правильнее отнести угрозу физического насилия к «насилию» и другим видам угроз к понятию «иные противоправные действия”.

противоправным.

Некоторые исследователи, комментировавшие ст. 104 УК РСФСР, отталкиваясь от редакции статьи, утверждали, что “насилие, а равно тяжкое оскорбление вызывающее состояние сильного душевного волнения, должны быть по своему характеру противозаконными”. 25 Понятие “противозаконные” ими толковались как “уголовно-противозаконные”.

Другие авторы исходили из того, что понятие «незаконный» не следует толковать как «преступно незаконный”. Так, по мнению Ю.А. Красикова, «состояние сильного эмоционального возбуждения должно быть вызвано проступком жертвы. К противоправным действиям относятся действия, признанные незаконными по любой отрасли права. 26

Третьи выразили мнение, что само по себе насилие должно быть уголовно незаконным и что грубое оскорбление и другие незаконные действия не могут быть таковыми. 27

В настоящее время большинство авторов при комментировании данной статьи акцент делают на том, что при насилии совершаются уголовно-противоправные деяния, такие, как нанесение ударов, побоев, истязания, причинение вреда здоровью, насильственное ограничение свободы, изнасилование и т.д. 28

40-летний Б., директор частного магазина в г. Кисловодске, познакомился в кафе с 20-летней студенткой Т. и под предлогом предоставления ей работы обманным путем завел ее в помещение магазина, где, применив к ней физическое и психическое насилие, совершил с девушкой половые акты и иные действия сексуального характера. Затем он отлучился в кабинет к за­звонившему телефону. Находившаяся в состоянии физиологического аффекта, вызванного изнасилованием, Т. взяла на прилавке торгового зала, где все и происходило, три ножа хозяйственного предназначения и, когда Б. после телефонного разговора появился в коридоре, нанесла ему множество ножевых ранений, от которых он скончался. Действия Т. были квалифицированы по ч. 1 ст. 107 УК РФ. 29

34 стр., 16983 слов

Роль потерпевшего в возникновении криминогенной ситуации. Жертвы ...

... насилию, которая содержит всю совокупность знаний о жертве, характеристиках его личности и поведения до, во время и после совершения преступлений, специфики взаимоотношений «преступник - жертва» и ... преступность и последствия такого воздействия. Преступность рассматривается как социальное явление, поэтому при ее исследовании используют методы социальных наук, например, социологии, социальной ...

Издевательство.

тяжким оскорблением,

Вопрос о том, какое оскорбление считается серьезным, является фактом, который решается в каждом конкретном случае с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Таково, например, оскорбление семейных, национальных, религиозных чувств. При оценке степени тяжести оскорбления учитываются и индивидуальные особеннос­ти виновного (болезненное физическое и душевное состояние, бере­менность и т. п.).

31

Примером умышленного убийства, вызванного жестоким оскорблением и психологическим насилием со стороны жертвы, является следующий случай.

Ученик 10-го класса одной из средних школ А. дружил со своей одноклассницей М. В семье последней сложилась крайне неблагоприятная обста­новка, связанная с тем, что ее отчим — К., ранее неоднократно судимый, нигде не работал, систематически пьянствовал, учинял дома дебоши, избивал мать М., оскорблял ее и дочь нецензурной бранью.

Однажды, когда А. пришел на квартиру к М., пьяный К. беспричинно набросился на него, стал угрожать убийством, исключительно цинично оскор­бил его. Это так взволновало А., что он частично утратил контроль над свои­ми действиями, схватил перочинный нож и стал наносить К. удары в различные части тела. От полученных множественных травм пострадавший скончался на месте. А. был осужден Ростовским областным судом по ч. 1 ст. 107 УК РФ. 32

иными противоправными действиями (бездействи­ем)

Это дает возможность признать правовой основой воздействия не только уголовно-противоправные действия, но и преступно-безнаказанное насилие. Например, жертва личных враждебных отношений слегка постучала виноватому, развернулась и ушла. Виновник достиг жертвы и, действуя в состоянии сильного эмоционального возбуждения, нанес ему серьезный ущерб своему здоровью.

Одиночный легкий удар не может считаться преступлением, если он нанесен на почве личной неприязни. Для квалификации по ст.213 УК РФ, т.е. как хулиганство, не хватает хулиганского мотива. Квалификация по ст.115 УК РФ, т.е. как причинение легкого вреда здоровью, невозможна, поскольку нет последствий в виде легкого вреда здоровью. Для квалификации по ст.116 УК РФ, т.е. как побоев, отсутствует неоднократность ударов. Следовательно, данное деяние уголовно ненаказуемо. Однако если такие действия вызвали у виновного возбужденное состояние, то причиной смерти, тяжелого или умеренного вреда здоровью должно быть квалифицировано преступление, совершенное в состоянии аффекта.

аморальными действиями (бездействием)

К. и К.-ва состояли в браке и имели малолетнего ребенка. Отношения между ними были натянутыми, и К-ва обратилась в суд с заявлением о разводе. К. любил жену и не давал согласия на развод. Суд дважды предоставлял супругам трехмесячный срок для примирения. Супру­жеские отношения между ними не прекращались.

Однажды К-ва заявила, что сожительствует с другим мужчиной, и потребовала, чтобы муж забрал свои вещи и ушел от нее.

Поздно вечером вернувшись домой, К. через окно спальни увидел, что в постели вместе с женой находится Ч. Взволнованный увиденным, он схватил в сарае заряженное двуствольное ружье, выставил стекло в окне, быстро проник в квартиру и на кухне произвел выстрел в Ч. , который от ранения в шею сразу же скончался, а затем выстрелил в убегавшую К-ву, но не попал. По словам К. и потерпевшей К-вой, подкрепленными другими фактическими данными, действовал он «как в тумане», «был бледен, весь трясся», плохо помнят последующие события. Хотя его жена сказала, что изменяет ему, он не поверил ей, полагая, что она шутила. Застав жену с любовником при указанных обстоятельствах, К., несомненно, действовал в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного аморальным поведени­ем потерпевших.

К такому же выводу пришел и Президиум Верховного Суда РФ, рассматривавший дело в надзорном порядке. 33

систематического противоправного или амо­рального поведения потерпевшего

В случаях этой категории очень часто приходится иметь дело со случаями физиологического аффекта, которое постепенно формируется под влиянием длительной психотравматической ситуации, вызванной незаконным или аморальным систематическим поведением жертвы. Особенно это характерно для убийств, совершаемых в семейно-бытовой сфере (типичный пример: из-за пьяницы-мужа в семье постоянные скандалы, дебо­ши, драки, оскорбления, и, наконец, отчаявшиеся домочадцы в со­стоянии аффекта убивают его).

Известно, что УК РСФСР 1960 г. не рассматривал такую длительную психотравмирующую ситуацию в качестве основания возникновения аффекта. Однако надзорная практика нередко исходила из того, что ответственность за убий­ство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, на­ступает и в том случае, когда оно возникает как следствие неодно­кратных противозаконных действий потерпевшего, из которых последнее явилось непосредственной причиной возникновения та­кого состояния. 35

Показательно в этом отношении следующее дело.

Между супругами А. сложились крайне неприязненные отношения, вы­званные продолжавшимся в течение длительного времени аморальным и про­тивоправным поведением мужа. Супруги постоянно ссорились между собой. А., будучи пьяным, неоднократно избивал жену, она пряталась от него на чердаке, в лесу и других местах, ее часто видели с синяками. Однажды А. вновь избил жену, угрожал убить, а затем заявил, что их внук на самом деле является его сыном от снохи. Услышав это, А-ва схватила стоящее рядом ведро и, как она сказала, «не помня себя», начала бить мужа, сидевшего на крыльце, по голове. От полученных повреждений А. скончался.

А-ва был признан судом первой инстанции виновным в убийстве без отягчающих обстоятельств. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассмотрев дело в кассационном порядке, пришла к выводу, что пре­ступление, совершенное А-вой, — результат накопившихся в ее психике от­рицательных эмоций за многие годы систематических унижений, оскорбле­ний и побоев, которые она терпела от мужа. Действия А-вой были переквали­фицированы по ч. 1 ст. 107 УК РФ).

36

Действительно, несправедливо считать более общественно опас­ным преступление, совершенное в состоянии аффекта, вызванного системой противоправных действий со стороны потерпевшего, чем преступление под влиянием того же аффекта, но вызванного разо­вым насилием, оскорблением или иным противозаконным действи­ем. 37 В УК РФ эта несправедливость устранена.

В отличие от УК РСФСР 1960 г. (ст. 104) в ст. 107 УК РФ нет указания на то, чтобы вышеперечисленные действия потерпевшего “повлекли или могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких”. Тем самым рамки применения ст. 107 УК РФ расширены.

К сидящей за столом девушке подошел иностранный моряк, друзья которого на мгновение оставили ее, и пригласил на танец. Девушка отказалась. Матрос упорствовал, затем схватил ее за руку и попытался затащить в бальный зал. Девушка вырвалась и села на свое место. Тогда озлобленный моряк одной рукой схватил девушку за голову, а другой прижал ко лбу зажженную сигарету. Все это происходило на глазах А, сидевшего за соседним столиком. Когда начался последний акт этой сцены, А. вилкой ударил моряка в живот, причинив ему тяжкое телесное повреждение. 38

§ 3. Субъективная сторона

Содержание и степень вины в преступлении, предусмотренном ст.107 УК РФ, во многом зависят от особенностей конфликтной ситуации, обусловленных ими особенностей состояния виновного в момент возникновения и до реализации преступного умысла, характера и особенностей преступного поведения, поскольку вызванный неправомерными действиями (бездействием) потерпевшего аффект накладывает отпечаток на всю деятельность виновного. Намерение убийства тесно связано со страстным состоянием, которое дало основание называть это намерение в криминальной теории «ласковым”.

По поводу особой природы умысла, возникающего непосредственно под воздействием аффекта в теории уголовного права особых разночтений и позиций нет. В литературе общепринята позиция о том, что убийство совершено со злым умыслом. Однако вопрос о том, какой умысел характерен для заинтересованного убийства, остается нерешенным в литературе по уголовному праву, поскольку мнения ученых по этому поводу различны и каждая позиция достаточно обоснована с точки зрения психологии.

Несмотря на разнообразие мнений на вопрос о том, с прямым или косвенным умыслом совершается аффектированное убийство, все позиции по данному вопросу можно разделить на несколько направлений.

Авторы первой точки зрения утверждают, что убийство в состоянии аффекта может быть совершено только с прямым аффектированным умыслом. К ним, среди прочих ученых, относится В.В. Сидоров, который говорит, что “виновный, находясь в состоянии аффекта, сознает общественную опасность деяния, прилагая определенное волевое усилие для выполнения каких-то преступных действий, не только предвидит, но и желает причинить потерпевшему вред. Иначе трудно объяснить поведение лица, совершающего преступление в состоянии аффекта. Суть, однако, в том, что этот вред не всегда конкретизируется относительно конечного результата посягательства на жизнь или здоровье потерпевшего”. Сидоров считает, что в таких случаях аффектированный умысел имеет признаки прямого, неопределенного или неконкретизированного умысла. 39

Авторы второй точки зрения, в корне противоположной первой позиции на этот вопрос, полагают, что рассматриваемое убийство можно совершить только с косвенным, но не с прямым умыслом. Такой точки зрения придерживаются В.И. Ткаченко, 40 Т. Ткаченко.41

В.И. Ткаченко, к примеру, считает, что “представление о цели является, как известно составной частью такого волевого процесса, как, желание. И если при совершении деяния в психике отсутствует представление о цели, то деяние совершается не с прямым умыслом. Кроме того, при аффекте сужается сознание. Человек смутно сознает характер совершаемых действий. Если же он смутно понимает совершаемое, то еще смутнее предвидит его последствия. Разумеется, что последствия, которые предвидятся смутно, не могут быть желаемыми. Отсюда следует, что преступление, предусмотренное ст.107, может быть совершено только с косвенным умыслом”.

Третья позиция (очень близкой к предыдущей) по вопросу о том, какой умысел характерен для убийства в состоянии аффекта, заключается в следующем. Отношение виновного к своим действиям, которые совершаются им с целью причинения какого-либо физического вреда потерпевшему, характеризуется прямым умыслом. Это объясняется тем, что виновный, находясь в состоянии аффекта, желает и стремится, во что бы то ни стало причинить вред “обидчику”. В этом состоянии виновный способен преодолеть значительные препятствия к достижению цели — причинить вред любого характера, отомстить за нанесенную обиду. В состоянии сильного волнения виновным движет аффект, которому нужна “разрядка в действии”, в этот момент виновный не думает о том, какой конкретный вред он желает причинить потерпевшему, а тем более не думает и не сознает какие последствия могут наступить от такого вреда. Его действия носят характер “аффективной разрядки”, совершая их, виновный желает получать известное облегчение и даже удовлетворение от самого факта нанесения ударов или ранений обидчику. Другими словами, причиняя какой-либо вред потерпевшему, виновный в момент аффективной вспышки, поглотившей его целиком, преследует цель получить удовлетворение оттого, что он отомстит обидчику за причиненное ему или его близким “зло”. В таких случаях виновного полностью поглощает аффект гнева (ярости).

Однако при этом виновный не думает о тех последствиях, которые наступят от его действий. Это подтверждает тот факт, что он смутно понимает характер самих действий, совершаемых в порыве гнева, злости на обидчика и тем более не может ясно и отчетливо понимать, что наступит от таких его действий. В состоянии аффекта виновному просто безразлично то, что наступит потом, ему важен сам факт нанесения ударов или раненый потерпевшему как месть за причиненную обиду. Говорить о желании смерти потерпевшего в таком состоянии представляется неверным. Поэтому относительно последствий умысел виновного может быть не иначе как косвенный.

Такой же позиции по этому вопросу придерживается Н.В. Лысак, который говорит, “что дезорганизующее действие аффективного состояния приводит к тому, что виновный в большинстве случаев оказывается неспособным предвидеть результаты своих действий. Его сознание фокусируется только на действиях, а о последствиях он не думает, они для него безразличны. Ближайшей целью виновного является совершение действий против своего обидчика, а не достижение результата в виде его смерти”. 42

О нежелании смерти потерпевшего во многом свидетельствует послеаффективное состояние виновного. В таких случаях лицо, совершившее преступление, испытывает сожаление, досаду, глубокое раскаяние, порой доходящее до отчаяния. Например, по некоторым данным, виновный вскоре после совершения преступления, предусмотренного ст.107 УК РФ под влиянием случившегося быстро переходил от гнева к глубокому раскаянию, жалости к потерпевшему (30%), стремился ему помочь (26%), сообщал о случившемся в органы милиции (29%) или, не помня себя от страха и отчаяния, убегал с места происшествия (более 50%) и т.п. 43

Однако если бы виновный желал и стремился причинить смерть потерпевшему, даже находясь при этом в состоянии аффекта, после его окончания он бы не предпринимал попыток спасти потерпевшего, не сожалел бы о случившемся. 44

Последнюю позицию разделяют те ученые, которые полагают, что аффектированное убийство может быть совершено как с косвенным умыслом, так и с прямым. Такая точка зрения получила наибольшее распространение. Ее разделяют авторы учебника по уголовному праву под редакцией А.И. Рарога. 45 Возможность совершения рассматриваемого убийства с тем и другим умыслом высказана и в Комментарии к Уголовному Кодексу РФ (2000г.).46 Такой же позиции придерживается и С.В. Бородин.47

На мой взгляд последняя точка зрения является предпочтительнее,

поскольку для квалификации по ст.107 УК РФ необходимо противоправное или аморальное поведение потерпевшего и состояние аффекта виновного. Если при наличии вышеуказанных признаков для квалификации по ст.107 УК РФ обязательно необходим только косвенный умысел, а прямой умысел будет лежать за рамками состава, то содеянное с прямым умыслом необходимо будет квалифицировать по другой статье и обстоятельства включенные в ст.107 УК РФ как смягчающие вину учитываться не будут.

Мотивы преступления могут быть различными. Мотив рассматриваемого преступления носит ситуационный, неустойчивый, скоротечный характер. При этом процесс его осознания виновным свернут и, как правило, ограничивается актуализацией потребностей, детерминируемых конфликтной ситуацией. Мотив в таких случаях возникает внезапно и тут же порождает умысел, оказывая существенное влияние на его динамику и реализацию.

Изучение су­дебной практики показывает, что убийство, предусмотренное ст. 107 УК, в большинстве случаев совершается по мотивам мести или ревности. На квалификацию данного преступления мотивы влия­ния не оказывают, однако их выяснение часто необходимо для от­вета на вопрос, было ли состояние сильного душевного волнения у лица, совершившего убийство. 48

Цель , как и мотив данного преступления, носит сугубо ситуационный характер, она генерируется конкретной конфликтной ситуацией. Виновный, находясь в состоянии аффекта, преследует цель — причинить вред обидчику, отомстить за причиненное ему зло, обиду. Такая преступная цель порождается непосредственно самим аффектом и под его воздействием.

§ 4. Субъект преступления

Субъектом любого преступления, в том числе и убийства в состоянии аффекта может быть лицо, которое совершило общественно опасное деяние и способно в соответствии с уголовным законом нести за него уголовную ответственность.

Субъект преступления должен обладать следующими признаками:

1) субъектом может быть только физическое лицо, т.е. человек;

2) вменяемость лица;

3) достижение определенного законом возраста. Эти наиболее существенные и основные признаки всех субъектов преступлений составляют научное понятие общего субъекта преступления. Такие общие признаки субъекта являются обязательными для всех составов преступлений и необходимыми для квалификации любого уголовно наказуемого деяния.

Такими признаками должен обладать и субъект преступления, предусмотренного ст.107 УК РФ.

Возраст, с которого наступает уголовная ответственность для лица за убийство в состоянии аффекта, определяется законом в 16 лет(ч.1 ст.20 УК РФ), хотя в ранее действующем Уголовном Кодексе РСФСР ответственность за такое убийство наступала с 14 лет.

Наиболее важным признаком в рассматриваемом преступлении является категория вменяемости. По российскому уголовному праву только вменяемое лицо подлежит уголовной ответственности и может нести наказание.

Вменяемое лицо в момент совершения преступления способно сознавать характер своего поведения и руководить им.

Невменяемое лицо во время совершения общественно опасного деяния не может сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Такое лицо в соответствии с законом не подлежит уголовной ответственности(ч.1 ст.21 УК РФ).

Поскольку физиологический аффект, под влиянием которого лицо совершает преступление, не является временным болезненным расстройством психики, а протекает по психологическим законам развития нормальных психических процессов, и в основе сужения сознания лежат физиологические, а не патологические механизмы; следовательно, он не исключает вменяемость лица. Поэтому лицо, совершившее аффектированное убийство, нельзя признать невменяемым, и оно подлежит уголовной ответственности.

Однако чтобы ответить на вопрос: можно ли признать лицо, совершившее убийство в состоянии аффекта вменяемым надо обратиться к психологической природе аффекта. Одной из наиболее важных и существенных характеристик аффекта является влияние его на способность человека в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими. Это объясняется тем, что при аффекте происходит сужение сознания, концентрация его на аффективно значимых переживаниях. Тоже можно сказать и о характере действий, совершаемых в состоянии аффекта. Такие действия беспорядочны, возникают как следствие общего возбуждения, “они вырываются у человека, а не регулируются им, как бы “проходят через него, а не исходят от него”. 49 Действия эти вырываются у человека в виде автоматической разрядки возникшего аффективного напряжения при уменьшенном сознательном контроле и волевой регуляции. Действия в состоянии аффекта во многом носят импульсивный характер, со сравнительно малой степенью их сознательности.

Все это позволяет прийти к выводу о том, что лицо в момент совершения аффектированного убийства, не может в полной мере отдавать отчет своим действиям, способность руководить своими действиями (поступками) значительно ослаблена. Тем более виновный в момент совершения такого преступления не может в полной мере сознавать общественную опасность своих действий из-за сужения у него сознания. К тому же в условиях аффективной вспышки происходит торможение интеллектуальной сферы деятельности виновного, динамические моменты преобладают над смысловым содержанием. В такой ситуации лицо может принять такое решение, которое у него в обычном состоянии могло бы и не возникнуть, в том числе оно легче может совершить преступление.

На основании этого, можно сказать, что виновный в совершении рассматриваемого преступления не обладает всеми признаками, достаточными для того, чтобы признать его вменяемым в полной мере, как того требует закон.

Можно полагать, что лицо в состоянии аффекта обладает, своего рода, особым промежуточным психическим состоянием, которое подразумевает, что виновный в момент совершения преступления отдает неполный отчет в своих действиях, последствия от таких действий им не учитываются, а способность руководить своими поступками значительно ослабевает. В юридической и психологической литературе такое состояние психики человека принято называть ограниченной (частичной или уменьшенной) вменяемостью.

Глава 3. Отграничение от смежных составов преступлений

§ 1. Отграничение убийства, совершенного в состоянии необходимой обороны от убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны(ст.108 УК РФ)

Вопросы разграничения аффектированного убийства и убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, вызывают серьезные затруднения в судебной практике. К сожалению, суды не всегда обращают должное внимание на эти вопросы. Так, по данным, приведенным Б.В. Сидоровым в своей работе, из 57% дел о преступлениях, предусмотренных ст.107 УК, в которых содержались отдельные признаки превышения пределов необходимой обороны, лишь в 3% из них дана определенная оценка действиям виновного и потерпевшего в плане разграничения указанных преступлений. 50

Если в подобных случаях у суда есть сомнения в квалификации действия виновного по ст.107 или ст.108 УК РФ, особое внимание следует обращать на то, нет ли оснований для привлечения его к ответственности за преступление, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Оба эти преступления имеют сходства в объективных и субъективных признаках.

Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении “О практике применения судами законодательства о необходимой обороне” рекомендует проводить разграничение данных преступлений главным образом по цели совершения действий и признаку сильного душевного волнения (аффекта).

51

Нередко случается так, что преступление, начавшееся в состоянии необходимой обороны (или с ее превышением) перерастает в преступление в состоянии аффекта и требует квалификации по ст.107 УК РФ. А также на практике встречаются случаи, когда насилие со стороны нападающего, носящее характер опасный для жизни и здоровья обороняющегося или другого лица, способно вызвать и вызывает состояние аффекта и приводит к превышению пределов необходимой обороны.

Все это свидетельствует о сложности разграничения данных составов, поэтому этот вопрос в юридической литературе вызывает к себе большое внимание и в настоящее время достаточно хорошо изучен учеными.

Прежде всего, следует начать разграничение преступлений, предусмотренных ст.107-й ч.1 ст.108 УК РФ с самого повода совершения этих преступлений.

Насилие со стороны потерпевшего — наиболее распространенный повод аффектированных убийств, в то время как в преступлениях, связанных с превышением пределов необходимой обороны, оно выступает в качестве обязательного условия. Поэтому тщательная и глубокая оценка этого насилия играет важную, если не основную роль в установлении истинных целей ответных действий виновного. Само насилие как повод преступления, совершаемого в состоянии аффекта, и как обстоятельство, создающее состояние обороны, существенно отличается по своему характеру, направленности и степени интенсивности. Если в первом случае, применяя насилие, потерпевший стремится, как правило, уязвить самолюбие виновного, унизить его достоинство, обидеть, оскорбить ударом, пощечиной, то во втором он применяет насилие, которое по своему характеру и степени интенсивности может рассматриваться как нападение. Из этого вытекает, что цель ответных действий виновного в состоянии аффекта составляет причинение вреда (физического) потерпевшему. Ответные действия виновного в таких случаях носят вынужденный характер, но не являются необходимым и единственным выходом из сложившейся ситуации, в то время как насилие со стороны обороняющегося преследует цель защиты личных или каких-либо других интересов, а причинение вреда нападающему является лишь средством, способным обеспечить такую защиту.

Насилие потерпевшего — это непосредственный повод аффектированного убийства, оно выглядит как “провокация” преступления. Само же убийство в состоянии аффекта является результатом фактически учиненного и уже оконченного насилия.

Насилие в смысле в ст.108 УК РФ порождает состояние необходимой обороны. Совершение такого преступления всегда связано с продолжаемым насилием потерпевшего.

При совершении преступлений с превышением пределов необходимой обороны в содержание мотива входят такие побуждения, как сознание морального долга, жалость и сочувствие жертве нападения, чувство самосохранения. В содержание мотива при совершении аффектированного убийства входят чувство обиды, оскорбленной чести и достоинства и т.п.

Это далеко не все отличия между рассматриваемыми преступлениями. Суд при квалификации конкретного общественно опасного деяния, с учетом конкретных обстоятельств дела должен проводить разграничение между ст.107 и ч.1 ст.108 УК РФ, если в таком разграничении есть необходимость.

В связи с этим интересен следующий случай.

Томский городской суд оправдал Л. по ст. 105 УК РСФСР (ст.108 ч.1 УК РФ) за отсутствием в его действиях состава преступления. Прокурор Томского района внес по данному делу протест в Судебную коллегию по уголовным делам Томского областного суда, в своем протесте он просит квалифицировать действия Паршинцева с.в. по ст.107 УК РФ. Органами предварительного следствия по этому делу установлено, “что 28 октября 1996 года Л. и М. в доме Л. распивали спиртное. В процессе распития спиртного Л. обозвал отца М. ревнивцем. В связи с этим между Л. и М. возникла ссора. В ходе ссоры М. повалил Л. на пол, причинив при этом ссадины. При этом М. схватил Л. за шею и стал душить Л.. в другой руке М. держал топор. В этот момент Л., находясь в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, выхватил из рук М. топор и нанес последнему не менее трех ударов по голове. Затем, сбросив М. с себя, нанес ему не менее 26 ударов топором по голове, не менее 8 ударов по шее, не менее 5 ударов по левой руке. От полученных повреждений М. скончался на месте происшествия”. В судебном заседании Л. вину не признал и показал, что М. убил, защищая свою жизнь.

Прокурор в кассационном протесте с доводами городского суда не согласился и просит действия Л. квалифицировать по ст.107 УК РФ по тем основаниям, что “после того как Л. перехватил у М. топор, нанес ему удары топором и скинул с себя. М. никакого сопротивления против Л. не оказывал, однако Л., встав на ноги, стал наносить М. еще удары топором, отчего наступила смерть последнего. К тому же в деле Л. имеется заключение судебно-психологической экспертизы о том, что в момент совершения убийства Л. действовал в состоянии физиологического аффекта”. Данный случай показывает, что виновный Л. поначалу находился в состоянии необходимой обороны (как посчитал суд), затем его действия перерастают в преступление в состоянии аффекта и требуют квалификации по ст.107 УК РФ. Это доказывает тот факт, что Л. наносил множество ударов топором потерпевшему М., в то время как последний уже не оказывал Л. сопротивлений, т.е. насилие со стороны М. уже окончилось, но Л. все же продолжал совершать удары по голове, шее, рукам М. в состоянии аффекта, при этом его действия носили характер автоматизмов, были беспорядочны и носили особо жестокий характер (более 30 ударов топором).

Все эти обстоятельства свидетельствуют о наличии состояния аффекта у виновного, поэтому с доводами прокурора, изложенными в кассационном протесте можно согласиться. Судебная коллегия по уголовным делам Томского областного суда приговор Томского городского суда от 16.01.97 г. в отношении Л. отменила, и дело направила на новое судебное рассмотрение. 52

§ 2. Отграничение убийства, совершенного в состоянии аффекта от убийства матерью новорожденного ребенка(ст.106 УК РФ)

Отграничение убийства, совершенного в состоянии аффекта от другого привилегированного состава- убийства матерью новорожденного ребенка на практике затруднений не вызывает, хотя и тот другой имеют сходные черты.

И убийство, совершенное в состоянии аффекта и убийство матерью новорожденного ребенка имеют один общий объект – жизнь человека. Но в каждом из этих преступлений он имеет свою специфику. В преступлении предусмотренном ст.106 УК РФ потерпевшим является новорожденный. В преступлении предусмотренном ст.107 УК РФ – любой человек( кроме новорожденного), вызвавший состояние физиологического аффекта у виновного своим виктимным поведением(противоправным или аморальным).

Именно это обстоятельство в ст.107 УК РФ послужило основанием для смягчения ответственности виновного. В ст.106 УК РФ основой отнесения состава к привилегированным служит неблагоприятное воздействие на психику женщины состояния беременности и физиологических родов, а также психическое давление со стороны “внешнего окружения”.

Объективная сторона деяния предусмотренном ст.106 УК РФ выражается в Умышленном причинении смерти матерью новорожденному ребенку. Согласно диспозиции этой статьи предусмотрены три вида детоубийства:

  1. убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов;

  2. убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости;

  3. убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации.

Последнее из этих видов имеет некоторое сходство со ст.107 УК РФ, в ней также есть указание на психотравмирующую ситуацию. Но, в преступлении предусмотренном ст.106 УК РФ такая психотравмирующая ситуация создается на потерпевшим от этого преступления, а другими людьми(отказ отца ребенка признать его своим; травля женщины родственниками и т.д. 53 ), в результате их поведения мать убивает своего ребенка. Психотравмирующая ситуация в ст. 107 УК РФ создается самим потерпевшим.

Убийство, совершенное в состоянии аффекта может быть выполнено путем только активных действий, тогда как убийство матерью новорожденного ребенка может быть выполнено и путем бездействия тоже.

Убийство матерью новорожденного ребенка ограничено сроками(критериями новорожденности) 54 .Убийство ребенка, хотя и в условиях психотравмирующей ситуации, но по прошествии месяца со дня рождения ребенка(педиатрический критерий), подлежит квалификации по ст. 105 УК РФ. В этом случае психотравмирующая ситуация может быть признана обстоятельством, смягчающим наказание (ч. 2 ст. 61 УК РФ).

Субъективные стороны этих преступлений также имеют сходные черты. Оба этих преступления совершаются с особыми внутренними переживаниями. судами России).

Наряду с убийством матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, речь идет и об аналогичном деянии в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости. В убийстве предусмотренном ст.106 УК РФ умысел также может быть аффектированным(в условиях психотравмирующей ситуации).

По каждому случаю убийства новорожденного собственной матерью(также как и по преступлении предусмотренном ст.107 УК РФ) необходимо назначать комплексную судебную психолого — психиатрическую экспертизу.

Для этих привилегированных видов убийств законодатель установил возраст с которого возможно привлечение к уголовной ответственности в 16 лет. В остальном субъекты этих преступлений различны. Субъект преступления предусмотренном ст.107 УК РФ – специальный, им может быть только мать новорожденного ребенка. Субъект преступления предусмотренном ст.106 УК РФ – любое лицо удовлетворяющее требованиям субъекта преступления (кроме матери новорожденного ребенка).

Заключение.

Рассмотрев поставленные перед данной курсовой работой задачи мы пришли к следующим выводам:

  • Убийство, совершенное в состоянии аффекта отечественному уголовному законодательству известно довольно давно. Уже в 19в. появляются первые нормы. Развитие понятия убийство, совершенное в состоянии аффекта шло в сторону увеличения «обстоятельств» дающих основание для применения данной нормы, а также в сторону уменьшения строгости санкции за совершение данного вида убийства;

  • В настоящее время действующий уголовный закон(УК РФ 1996г.) включает в себя широкий круг таких «обстоятельств», которые могут вызвать состояние аффекта у виновного и, в результате его действий, смерть потерпевшего. Законодатель не дает исчерпывающего их перечня, используя формулировку «иные противоправные или аморальные действия «бездействие». В отличие от УК РСФСР 1960 г. (ст. 104) в ст. 107 УК РФ нет указания на то, чтобы действия «бездействие» потерпевшего «повлекли или могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких». Тем самым рамки применения ст. 107 УК РФ расширены;

  • Аффект как особое эмоциональное состояние в рассматриваемой уголовно-правовой норме (ст.107 УК РФ) является центральным звеном, определяющий содержание, характер и иные особенности всех элементов и признаков данного состава преступления. Объектом аффектированного убийства является жизнь потерпевшего, который инициирует своим противоправным (аморальным) поведением преступное деяние. Особенность объективной стороны данного преступления заключается в том, что оно может быть совершено только путем активного поведения, то есть действий и эти действия должны быть совершены виновным в состоянии аффекта. Аффект определяет характер и природу умысла, мотива, цели преступного поведения. Умысел в данном преступлении аффектированный. Мотив и цель носят ситуационный, неустойчивый, скоротечный характер. Влияние аффекта на такой элемент как субъект преступления, в рассматриваемом случае, выражается в том, что субъект характеризуется так называемой «уменьшенной вменяемостью»;

  • Установление аффектированного состояния в момент совершения убийства имеет решающее значение по делам данной категории, так как это требует специальных знаний, то необходимо назначение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы;

  • Отграничение убийства, совершенного в состоянии аффекта от других смежных преступлений является сложной задачей, но вполне решаемой при детальном сравнении элементов составов. В рассматриваемых нами случаях, критериями разграничения служат: цель совершения действий и признак сильного душевного волнения (аффекта)(разграничение со ст. 108 УК РФ) и потерпевший, субъект (разграничение со ст.106 УК РФ).

Список литературы, Нормативные источники

  1. Всеобщая декларация прав человека. — М., — 1989.

  2. Конституция РФ. — М., — 2002.

  3. Уголовный Кодекс РФ. — М., — 2002.

  4. Правовая система ГАРАНТ

  5. Правовая система Консультант+

Специальная и методическая литература

  1. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. — М., — 1987.

  2. Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. — М., — 1991.

  3. Бородин С. В. Преступления против жизни. — М., — 1999.

  4. Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. — М., — 1994.

  5. Загородников Н.И., Игнатов А.Н. Преступления против личности. — М., — 1962.

  6. Карпец И.И. О понятиях вменяемости и невменяемости в проблеме борьбы с преступностью. Сборник научных трудов. / Под ред. Морозова Т.В. — М., — 1984.

  7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Под ред. Скуратова Ю.И., Лебедева В.М. — М., — 2000.

  8. Кудрявцев И.А. Ограниченная вменяемость. // Государство и право. — 1995. — № 5. — С.21-27.

  9. Лысак Н.В. Ответственность за убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения. Автореф. дис. д-ра юрид. наук. — М., — 1995.

  10. Общая психология. Учебник / Под ред. Петровского А.В. — М., — 1976.

  11. Побегайло Э.Ф. Умышленные убийства и борьба с ними. — Воронеж, — 1965.

  12. Попов А.Н. Насилие как основание возникновения аффекта при совершении преступлении против личности // Российский следователь. — 2002. — №6. — С.15-18.

  13. Попов А.Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. — СПб., — 2001.

  14. Потерпевший от преступлений. Учебное пособие. / Под ред. Дагеля. — Владивосток, — 1974.

  15. Психиатрия. Учебник. / Под ред. Коркина М., Лакосина Н.Д. — М., — 1995.

  16. Психология. Учебник. / Под ред. Костюка Г.С. — Киев, — 1968.

  17. Рогачевский Л.А. Эмоции и преступления. — М., — 1976.

  18. Сборник постановлений Пленумов ВС СССР и РСФСР по уголовным делам. — М., — 1996.

  19. Сидоров Б.В. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение. — Казань, — 1978.

  20. Ситковская О.Д. Судебно-психологическая экспертиза аффекта. — М., — 1983.

  21. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции в 2-х т. — М., — 1994.

  22. Ткаченко В. Для установления сильного душевного волнения необходимо проведение экспертизы. // Советская юстиция. — 1971. — №5. — С.34-39.

  23. Ткаченко В.И. Квалификация убийств и телесных повреждений в состоянии сильного душевного волнения.// Вопросы криминалистики. — 1964. — № 12. — С.42-47.

  24. Ткаченко В.И. Разграничение преступления при превышении пределов необходимой обороны от преступления, совершенного в состоянии аффекта.// Социалистическая законность. — 1973. — №9. — С.63-64.

  25. Ткаченко Т. Ответственность за преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта. // Законность. — 1996. — №7. — С.14-17.

  26. Ткаченко Т. Уголовно-правовое значение аффекта. // Законность. 1995. — N10. — С.5-9.

  27. Уголовное право России. Особенная часть. Учебник. /Под ред. Рарога А.И. — М., — 1998.

  28. Шаргородский М.Д. Ответственность за преступления против личности. — Л., — 1953.

  29. Шишков С.Н., Сафуанов Ф.С. Влияние психических аномалий на способность быть субъектом уголовной ответственности и субъектом отбывания наказания.// Государство и право. — 1994. — №2. — С.26-31.