Квалификация преступлений, сопряженных с насилием

Современное развитие российского общества сопровождается признанием прав и свобод человека как высшей ценности (ст. 2 Конституции РФ).

В связи с этим особое значение приобретает вопрос защиты жизни, здоровья и личной неприкосновенности. Уголовный кодекс России декларирует приоритет уголовной защиты этих прав. Уголовное законодательство, практика его применения направлены на постоянное привитие глубокого уважения к личности, как высшей и абсолютной ценности общества, подлежащей надежной и универсальной защите. Уголовное право под угрозой наказания направлено на защиту жизни, здоровья, чести и достоинства, а также имущества любого человека, независимо от национальности, гражданства, религии и политических взглядов. Эти отношения вытекают из норм морали и права и призваны уважать, защищать и развивать условия, определенные для существования и нормального функционирования человека. Таким образом, состояние борьбы с насильственной преступностью становится важным показателем морального здоровья общества в целом, его социальной и моральной зрелости, а также способности государства обеспечивать выполнение взятых на себя обязательств.

В последние годы в стране наблюдается как количественный рост, так и ряд негативных качественных изменений в сфере насильственной преступности. Это становится особенно характерным в 2006-2011 годах, когда появляются новые виды преступности. Растет организованная преступность, в которую входят люди с определенными личностными качествами: те, кто избрал преступную деятельность в качестве средства к существованию, совершает тяжкие оплачиваемые преступления, профессиональные убийцы и т.д. Только с 2006 по 2011 год количество выявленных организованных преступных группировок, совершающих особо опасные преступления, даже непосредственно против жизни и здоровья человека, увеличилось в 8,6 раза (с 952 до 8222), а бандформирований — в 4 раза (с 58 до 235).

Люди очень боятся криминального насилия. Этот вид преступлений негативно сказывается на сознании людей, вызывая у них чувство заботы о собственной безопасности и безопасности близких, друзей, влияет на ухудшение социально-психологической ситуации в обществе. При значительном увеличении распространенности насильственные преступления становятся все более и более жестокими. Увеличилась доля нападений с применением огнестрельного оружия. В 2006-2011 годах количество насильственных преступлений против личности, а также преступлений против его свободы, чести и достоинства, против половой неприкосновенности и сексуальной свободы увеличилось вдвое: с 111 194 до 260 094, а также количество выявленных лиц, совершивших эти преступления соответственно с 104 001 до 206 925 человек.

4 стр., 1600 слов

Индивидуальное здоровье человека

... и социальной активности) человека в каждый период жизни и создает запас для старости, когда меняется характер метаболических процессов в организме, снижается адаптивность и совершенство механизмов регуляции. Кроме того, при определении сущности индивидуального здоровья ... среде, влияют и на физическое, и на психическое здоровье. И в то же время сам организм влияет на социальную и экологическую среду. ...

Насилие в современном мире становится традиционным и популярным методом разрешения всех политических, межэтнических и даже межрелигиозных конфликтов. Примеров этого в мировой практике так много, и они настолько хорошо известны, что нет необходимости перечислять и описывать их здесь. В мире свирепствует террор. Возродилась мода на захват заложников и похищение людей. Создается впечатление, что мировая культура возвращается в средневековье. В то же время растет пьянство и наркомания, что, в свою очередь, связано с увеличением числа убийств в семье, грабежей и рэкета. Перераспределение собственности и власти в стране привело к заказным убийствам и коррупции в ее современной и обновленной версии вымогательства. Насилие происходит очень часто, когда внутренние конфликты разрешаются в различных сообществах, и настолько часто, что мы имеем право спросить себя, не является ли оно неотъемлемой частью общественной жизни.

Проблема насилия в обществе — одна из самых глобальных проблем современности. Содержание слова «насилие» и его различные категориальные (концептуальные) значения (социологические, религиозные, национальные, медицинские, сексуальные, криминальные и др.) Являются объектом пристального внимания всего мирового сообщества.

Слово «насилие» призвано выполнять функцию собственно значения или категориального (понятийного) значения. Эта функция представляет «способность слова не только замещать или представлять предметы, не только возбуждать близкие ассоциации, но и анализировать предметы, вникать глубже в свойства предметов, абстрагировать и обобщать их признаки. Слово не только замещает вещь, но и вводит эту вещь в систему сложных связей и отношений». Эта его роль особенно востребована при использовании данного термина в качестве нормоконструирующего элемента, т. е. уголовно-правовой категории. «Специфической функцией юридических конструкций является именно введение в комплекс правовых норм элемента логической связанности, что позволяет распознавать единство норм, образующих данный институт, а также их отношения с другими институтами и в то же время подсказывает новые решения». В этом случае значение категории «насилие» отражать не просто явление, а социально значимое явление, описание которого востребовано в конструкциях уголовного права. Для дальнейшего исследования нам необходимо установить его функциональное назначение в уголовном праве в качестве юридической категории, определив его содержание, виды и соотношение с близкими по назначению категориями.

Насилие связывается с целенаправленным ограничением свободы поведения, подчинением, нарушением прав и нанесением ущерба людям и их объединениям, что приводит к определению его через понятие «принуждение». Так, А. А. Гусейнов описывает насилие как внешнее, силовое воздействие на человека или группу людей, «принуждение, ущерб жизни и собственности, которые осуществляются вопреки воле тех, против кого они направлены». Целью насилия является подчинение лица воле того (или тех), кто осуществляет такое воздействие, а потому насилие определяется им как «узурпация свободной воли, один из способов, обеспечивающих господство, власть человека над человеком». По его мнению, механизм, технология насилия состоят в том, что люди принуждаются к определенным поступкам или чаще всего удерживаются от определенных поступков с помощью прямого физического воздействия. Насилие — это «общественное отношение, в ходе которого одни индивиды (группы людей) с помощью внешнего принуждения, представляющего угрозу жизни, подчиняют себе других, их способности, производительные силы, собственность».

6 стр., 2989 слов

Категории диалектики (2)

... возможность раскрыть действительный смысл таких противоположных категорий, как содержание и форма, необходимость и случайность, возможность и действительность и т. д. Категории диалектики являются итогом, обобщением многовекового опыта людей, ...

Таким образом, термин «насилие» получил широкое развитие в общественных науках, что существенно затруднило его дальнейшее понимание в качестве уголовно-правовой категории. Насилие определяют как элемент политической, социальной, экономической организации общества. Мировое сообщество стремится найти и описать единую форму человеческого поведения, несущего в себе содержание разрушающей силы — зло. Так, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет «насилие» как «преднамеренное применение физической силы или власти, действительное или в виде угрозы, направленное против себя, против иного лица, группы лиц или общины, результатом, которого являются (либо имеется высокая степень вероятности этого) телесные повреждения, смерть, психологическая травма, отклонения в развитии или различного рода ущерб».

В XX веке границы уголовно-правовой категории «насилие» стали определять на основе социологического понятия «насилие». В русском языке слово «насилие» произошло в результате слияния двух морфем: корня «сил (а)» и префикса «на», который при образовании существительных обычно выражает дополнительные, уточняющие значения, связанные с пространственной, временной и количественной характеристикой предмета. Слово «насилие», будучи производным от слова «сила», ранее отражало осуждаемое в обществе принуждение преимущественной силой другого человека противоправно и против его воли.

Содержанием слова «насилие» является весь объем противоправного принудительного поведения субъектов общественных отношений в отношении других субъектов против их воли, а также все последствия от него. Перенос этого содержания из социальной сферы применения в криминальную ставит знак равенства между категориями «преступление» и «насилие», что в уголовном праве неприменимо.

В Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации категория «насилие» встречается при конструировании более сорока составов преступлений. Многие ученые отдали большое количество времени для классификации подходов (путей, позиций) законодателя к урегулированию общественных отношений, порождаемых насилием, пытаясь найти стройную систему там, где ее нет. Причина этого, безусловно, скрыта в отсутствии определенности в отношении содержания уголовно-правовой категории «насилие».

К насилию относят не только весь спектр насильственных действий, охватываемых термином «насилие», но и криминальные явления, определяемые иными терминами, описывающими действия, которые, по мнению ученых, представляют собой «насилие» в широком его смысле, либо «насилие» является одной из форм их проявления. «В ряде случаев, — пишет Л. Д. Гаухман, — предусмотрены действия, которые по существу представляют собой насилие или могут выразиться в насилии, либо указаны последствия насилия в виде причинения смерти или телесных повреждений».

Степень разработанности проблемы. Проблемы насилия в юридической литературе различные специалисты, в частности, А.Ф.Мицкевич, В.К. Дуюнов, М.Д. Шаргородский, Я. Шпренгер, Т.Г.Понятовская, Г.С, Фельдштейн и др.

6 стр., 2828 слов

Понятие и виды преступлений против личности

... трудность - в проблемности. Значение преступлений против личности в юридической науке и практике велико. Научный подход заключается в исследовании причин, внешних и внутренних ... совершения данных видов преступлений. Родовым объектом любого преступления против личности являются общественные отношения по охране личности. В теории уголовного права общепринята классификация преступлений данной главы по ...

Уголовный закон не раскрывает категорию «насилие», поэтому различные авторы вкладывают в нее свое содержание. Большинство ограничивается перечислением силовых действий и их последствий, и лишь немногие пытаются дать общее толкование данной категории. В. И. Симонов разделил современные мнения на четыре группы: а) применение физической силы к потерпевшему; б) всякое воздействие на телесную неприкосновенность потерпевшего; в) воздействие на потерпевшего, которое может заключаться в нанесении удара (ударов), причинении телесных повреждений или смерти; г) любое противоправное воздействие на организм другого лица против его воли.

Отдельные определения категории «насилие» напоминают дефиницию преступного деяния. Так, П. Н. Назаров трактует насилие как «волевое, общественно опасное, противоправное, виновное, с применением физической или психической силы деяние, посягающее на те общественные отношения… которые охраняются законами, указанными в Особенной части Уголовного кодекса… и причиняющее им вред или ставящие их под угрозу, выраженное в определенных законом границах своего объема и интенсивности». Свои существенно различающиеся доктринальные определения рассматриваемой категории давали Л. Д. Гаухман, Р. Д. Шарапов, Л. В. Сердюк, А. Н. Романков и Н. М. Букаев, А. В. Иващенко и др. А. А. Пионтковский говорил, что «насильственное воздействие на личность состоит во всяком принуждении ее к действиям, противоречащим ее желаниям». Вместе с В. Д. Меньшагиным они определяли насилие как «всякое воздействие на телесную неприкосновенность потерпевшего». Р. Д. Шарапов, обращаясь за поиском содержания слова «насилие» к его этимологии, делает заключение, что «смысл слова “насилие” состоит в том, что им обозначали и обозначают некое действо одного, совершенное в отношении другого вопреки его воле (желанию)». «Насилие, — считают А. Н. Романков и Н. М. Букаев, — как и принуждение, направлено против свободного волеизъявления лица… Особенностью насилия как вида принуждения является то, что оно всегда воздействует через биологическую подструктуру». Некоторые авторы отождествляют насилие и принуждение, например, А. И. Бойко указывает, что «принуждение или насилие представляет собой посягательство на личную неприкосновенность граждан в физическом и духовном смыслах»; О. А. Буркина и С. П. Демьяненко приходят к выводу: «Сущность насилия заключается в том, что человека принуждают вести себя не так, как он того хотел бы».

Цели и задачи исследования. Целью настоящего исследования является изучение насилия как способа совершения преступления.

Основными задачами являются:

  • дать понятие и рассмотреть виды насилия в уголовном праве;
  • охарактеризовать объективные и субъективные признаки насилия в уголовном праве;
  • подвергнуть анализу квалификацию преступлений, сопряженных с насилием;
  • внести уточнения по совершенствованию Уголовного кодекса в этой сфере.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является насилие, как способ совершения преступления, а также вопросы совершенствования уголовного законодательства в части определения уголовной ответственности за преступления, совершенные с применением насилия. Предметом диссертационного исследования выступают уголовно-правовые нормы, характеризующие насилие как способ совершения преступления.

34 стр., 16983 слов

Роль потерпевшего в возникновении криминогенной ситуации. Жертвы ...

... насилию, которая содержит всю совокупность знаний о жертве, характеристиках его личности и поведения до, во время и после совершения преступлений, специфики взаимоотношений «преступник - жертва» и ... преступность и последствия такого воздействия. Преступность рассматривается как социальное явление, поэтому при ее исследовании используют методы социальных наук, например, социологии, социальной ...

Практическая значимость исследования состоит в том, что проведен комплексный уголовно-правовой анализ одного из наиболее общественно опасных и распространенных способов совершения преступления — насилия. Методологическую основу магистерской диссертации составляют общетеоретические и диалектические методы научного познания. В ходе исследования использовались исторический, сравнительно-правовой, формально-логический, конкретно-социологический и статистический методы научного познания, рассматривающие явления и процессы в изучаемой области.

Нормативной основой работы послужило уголовное законодательство Российской Федерации, а также общепризнанные принципы и нормы международного права.

По своей структуре работа состоит из введения, двух глав, заключения, глоссария, списка использованных источников, приложений.

преступление насилие собственность

Уголовно-правовая характеристика насилия

1 Понятие и виды насилия в уголовном праве

Определение насильственных преступлений в уголовно-правовой доктрине, вычленение этих деяний из системы Особенной части <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DECD52AC241F0C576A15F04AE2AlDK> УК РФ, их классификация, а также уголовно-правовая оценка являются весьма сложной и, к сожалению, не до конца решенной проблемой. В специальной литературе нет однозначных ответов на данные вопросы и в отношении насильственных преступлений. Несмотря на различные подходы в юридической науке к решению многих из этих вопросов, все ученые единодушны в том, что основной (сущностной), системообразующей чертой всех насильственных преступлений является насилие.

Исследование существенных признаков насильственных преступных деяний, выделение видов этих преступлений, анализ специфики взаимосвязей уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за данные преступления, уяснение теоретического и практического значения научной разработки понятия насильственного преступления должны базироваться на общих положениях о насилии в уголовном праве.

Методологической основой решения указанных выше и других смежных задач является прежде всего установление типичных (общих) признаков насилия, которые присутствуют в каждом насильственном преступлении в сочетании с его индивидуальными чертами. Выявление и теоретическое закрепление универсальных свойств насилия, формулирование на этой основе его родового понятия, выделение его видов являются необходимыми инструментами в исследовании природы насильственных преступлений, в рассмотрении конкретных вопросов, относящихся к раскрытию уголовно-правового содержания насилия в соответствующих составах преступлений против военной службы, в выработке частных правил их квалификации по признаку насилия.

Насилие представляет собой весьма сложное, многослойное, разностороннее явление объективной действительности. Исследованием этого феномена занимаются многие науки, в частности философия, социология, психология, медицина, педагогика, уголовное право, криминология и ряд других наук. Выделена даже специальная наука о насилии — виолентология. Как следствие, в юридической литературе встречается достаточно большой спектр определений «насилия», в которых акцентируется внимание на тех или иных существенных признаках, обусловленных предметами соответствующих отраслей знаний (например, социологическое понятие насилия).

32 стр., 15926 слов

Полномочия адвоката в уголовном процессе

... правового обеспечения реализации полномочий адвокатов в уголовном судопроизводстве . Новизна исследования заключается в том, что в работе освещена ... связано со спецификой правового и социального статуса адвокатуры. К профессии адвоката предъявляют самые высокие требования ... отводит адвокату особое место и роль в системе уголовного правосудия: адвокат выступает защитником прав человека, оказавшегося ...

Определенный срез этого явления изучает и юридическая наука в целом, уголовное право в отдельности. Однако следует иметь в виду, что само «насилие» не является сугубо юридическим понятием, так как оно используется не только в правовой, но и в иных сферах деятельности. Данное положение обязывает, прежде чем приступить к анализу этого явления с юридической точки зрения, уяснить его сущность в целом. Следует прибегнуть к традиционным методологическим приемам в специальных исследованиях. В частности, представляется необходимым рассмотреть грамматическое толкование указанного понятия, т.е. обратиться к общеупотребительному его значению, а затем перейти к анализу данного явления в тех областях научных знаний, которые ближе всего примыкают к юридической сфере.

Этимологический анализ «насилия» по различным авторитетным источникам русской лексики свидетельствует о том, что сущностный смысл слова «насилие» состоит в том, что им обозначали и обозначают некое действо (воздействие) одного субъекта в отношении другого вопреки его воле (желанию).

В специальных исследованиях, в том числе юридических, как правило, невозможно ограничиваться только грамматическим толкованием тех или иных слов, данным в толковых словарях. Аналогичное суждение, правда, в общем плане, в свое время было высказано П.С. Дагелем, который, ссылаясь на К. Маркса, утверждал, что «определять содержание юридического понятия путем этимологического толкования термина — неправильно, поскольку «название какой-либо вещи не имеет ничего общего с ее природой».

Право тесным образом взаимосвязано с социальной сферой жизни общества, поэтому нас должна интересовать содержательная характеристика данного понятия как социального явления. Иными словами, следует раскрыть социальный срез этого феномена. Применительно к социуму понятие «насилие» «отражает вполне конкретные взаимоотношения между свободными людьми, при которых поведение одной стороны направлено против волеизъявления другой».

В уголовно-правовой литературе по поводу использования понятия «насилие» существует два подхода. Одни авторы полагают, что содержание понятия «насилие» в уголовном праве совпадает с общеупотребительным и философским. Так, Э.Ф. Побегайло при раскрытии понятия «насилие» в Словаре по уголовному праву толкует его в общепринятом и философском значениях. Другие авторы полагают необходимым выявление специальных (уголовно-правовых) признаков понятия «насилие». На наш взгляд, второй подход является предпочтительным по

Интерпретация понятия «насилие» в уголовном праве имеет свои особенности. В первую очередь необходимо подчеркнуть, что «насилие» представляет собой не специально-юридическое понятие, а так называемое относительно-юридическое. Строго говоря, в правовой деятельности, в том числе при квалификации преступлений, относительно-правовые понятия не должны использоваться, поскольку они имеют двойственный характер. Все понятия должны адекватно отражать определенные свойства, качества и отношения объектов, и если необходимо учесть их правовые признаки, то следует употреблять соответствующие сугубо правовые понятия. В этих случаях относительно-правовые понятия подлежат обязательному превращению в специально-правовые. Превращение осуществляется путем выделения в относительно-правовом понятии правовых признаков.

11 стр., 5288 слов

Сущность человека

... философии, а ее конечная цель. Более того, и природу и сущность человека невозможно выразить в каком – то одном определении, даже самом широком, ибо эти понятия ... и возможные воздействия ближнего Космоса ... сущности. Эти два основных понятия, т.е. «природа» и «сущность» человека, близки между собой по содержанию, но различаются по смыслу. Говоря о природе человека, мы стремимся постичь отличие человека ...

Насилие как явление имеет социальную природу. Однако отдельные проявления насилия ввиду их повышенной общественной опасности для личности, общества и государства запрещаются уголовным законом под угрозой наказания, т.е. некоторые формы насилия приобретают юридические, а точнее, уголовно-правовые признаки. В связи с этим в уголовном праве предпочтительней, на наш взгляд, употреблять понятие не «насилие», а «преступное насилие», если имеются в виду криминализованные его формы.

Следует учитывать, что понятие «насилие» в уголовном праве имеет несколько значений (функций).

Во-первых, насилие, примененное к потерпевшему, является необходимым условием для признания его действий правомерными при обстоятельствах, исключающих преступность деяния. Во-вторых, насилие представляется в виде конструктивного или квалифицирующего признака состава преступления. В-третьих, насилие выступает в виде обстоятельства, смягчающего или отягчающего наказание. Таким образом, уголовно-правовое значение насилия гораздо шире, чем только признание его криминализованным в статьях УК <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DEC2Dl5K> РФ.

Изучение юридической литературы показывает, что в уголовно-правовой науке отсутствует единство взглядов по вопросу о содержании правового понятия «преступное насилие». Такое положение во многом обусловлено отсутствием его легальной регламентации как в прежнем, так и в новом уголовном законодательстве. Этот вопрос можно отнести к одному из нерешенных в современном законодательстве. В настоящем издании нет возможности детально остановиться на каждой из имеющихся дефиниций насилия (по нашим подсчетам, только в юридической литературе встречается свыше двадцати таких определений).

Несмотря на то что в изученных автором работах имеется большое многообразие трактовок насилия, в том числе преступного, следует признать, что доктрине уголовного права удалось все-таки выработать определенные существенные признаки, характеризующие преступное насилие.

Преступное насилие по своей природе является в целом социально-правовым феноменом действительности. В этой связи представляется наиболее предпочтительной позиция Л.Д. Гаухмана, который в понятии «преступное насилие» вполне обоснованно предлагает выделять две группы признаков: социальные и юридические. К социальным (фактическим) относятся объективные и субъективные свойства данного явления, которые раскрывают внешнюю сторону действия (объективные признаки), а также выражают волевое отношение к этому действию со стороны лица, применяющего насилие (субъективные признаки).

Юридические признаки преступного насилия характеризуют его общественную опасность, противоправность и виновность. Рассмотрим более подробно содержание названных признаков.

Преступное насилие уголовно-правовая доктрина разделяет на определенные виды: физическое и психическое насилие. Как отмечалось, некоторые авторы, наряду с традиционными видами преступного насилия, говорят еще об одной его разновидности — интеллектуальном насилии. По их мнению, интеллектуальное насилие должно включать в себя весьма разнообразные деяния, которые направлены на причинение вреда определенным правам и законным интересам потерпевшего. Так, Ю.М. Антонян под насильственными преступлениями понимает «предусмотренные уголовным законом умышленные физические действия, причиняющие физический ущерб личности, а также угрозы нанесения такого или любого другого ущерба, принудительное воздействие на человека, его притеснение, нарушение личной неприкосновенности. Следствием насилия может быть лишение жизни, вред соматическому или психическому здоровью, чести, достоинству и свободе индивида, нежелательное для него изменение его социального статуса». Следует признать, что сама постановка вопроса правомерна и имеет под собой некоторые основания, однако его решение, на наш взгляд, требует более весомых и убедительных аргументов.

4 стр., 1702 слов

Типы мышления людей и их специфическое проявление

... мышления и его особенности Мышление как феномен, обеспечивающий родовую особенность человека, в структуре психики человека относится к психическим познавательным процессам, которые обеспечивают первичное отражение и осознание людьми воздействий ... в специфическом отличии мышления от других форм психической деятельности и в его взаимосвязи с ними. Психология мышления всегда исходит и неизбежно ...

Выделенные виды преступного насилия (физическое и психическое), наряду с общими (родовыми) признаками, обладают специфическими (видовыми) чертами. При этом к общим свойствам следует отнести: общественную опасность, противоправность, виновность, действие вопреки или помимо воли потерпевшего. Специфическими признаками названных видов насилия являются: предмет насилия, способы воздействия, характер последствий.

С учетом ограниченности объема данной работы и степени разработанности вопросов в теории уголовного права ниже представляется возможным, рассматривая конкретные разновидности преступного насилия, остановиться лишь на их видовых отличиях, имеющих значение для рассмотрения вопросов оценки насилия в преступлениях против военной безопасности государства.

Физическое насилие. В Особенной части <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DECD52AC241F0C576A15F04AE2AlDK> УК РФ, по подсчетам Р.Д. Шарапова, преступления, совершаемые с физическим насилием, предусмотрены более чем в 70 статьях (примерно 30%).

При этом следует заметить, что большинство авторов считают, что если в УК <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DEC2Dl5K> РФ используется термин «насилие», то речь идет только о физической его разновидности.

В уголовно-правовой литературе внешняя сторона физического насилия определяется по-разному:

  • применение мускульной силы к телу (корпусу) другого лица (В.И. Симонов, Н.И. Коржанский);
  • применение физической силы к другому человеку (Р.А. Базаров);
  • физическое воздействие на телесную сферу (биологическую подструктуру) человека (Н.И.

Панов), на ткани человека (В.И. Ткаченко);

  • воздействие на организм человека (Л.Д. Гаухман, И.Я. Козаченко, Р.Д. Сабиров, Т.В. Кондрашова);
  • воздействие одного субъекта отношения на другого (В.Г. Бужор).

Очевидно, что для всех определений общими являются два момента:

  • физическое насилие — это воздействие на соответствующий предмет;
  • предмет воздействия — другой человек.

В юридической литературе под предметом насильственного воздействия понимаются человек, организм человека, телесная сфера (биологическая подструктура) человека, тело (корпус) человека. Наиболее общие по объему среди этих понятий — «человек» и «организм человека». Другие же находятся с ними в соподчинении.

7 стр., 3307 слов

Насилие в семье реферат по социологии

... и детей, она превращается в опасную зону преступлений против личности. [4, стр.18] Никто не застрахован от возможности возникновения насилия в семье. Жертвой семейного насилия могут оказаться и женщины ... по поводу их поведения. Они также любят жестокие фильмы и высмеивают в своих детях сострадание к жертвам насилия. [5,стр.11] Негативно сказывается на человеке лишение матери, будь то физическая ...

Организм как биологический субстрат человека построен из отдельных частных структур — органов, тканей и тканевых элементов, объединенных в единое целое. Таким образом, структурными элементами организма потерпевшего (следующий уровень абстракции) являются: органы и ткани, их физиологические функции. Но человек не есть лишь только сгусток организованной биологической массы, а является существом разумным, т.е. наделен психикой наивысшего порядка. Человек — это единство физического и духовного, биологического и социального. Однако следует помнить, что предмет физического насилия составляет только биологическая сущность человека.

Конкретизация предмета физического насилия на уровне структурных компонентов человеческого организма позволяет приступить к анализу самого насильственного воздействия.

Вообще воздействие человека на какой-либо предмет внешнего мира возможно в двух формах: энергетической (физической) и информационной (интеллектуальной).

Это деление проявляется более наглядно при характеристике воздействия на человека. Как утверждает А.И. Бойцов, все возможные виды воздействия на человека опосредованы сферой их приложения: биологической и психической. «Природа этих сфер, — говорит он, — обусловливает и способы воздействия на человека: энергетический (физическое воздействие) и информационный (психическое воздействие)». Различие между этими способами состоит в характере влияния внешних факторов на предмет.

При энергетическом воздействии процесс вредных изменений в организме человека носит чисто материальный характер и связан с переносом физической энергии (механической, химической, тепловой, ядерной и др.).

Энергетическое воздействие на предмет может осуществляться человеком, как отмечалось, непосредственно частями своего тела либо опосредованно с помощью различных предметов (орудий).

Физическое насилие может быть двух видов: 1) связанное с воздействием на кожный покров человека; 2) связанное с непосредственным воздействием на внутренние органы и ткани.

К первому виду физического насилия относятся повреждения от механических воздействий, воздействия некоторых физических и химических факторов (электрического тока, высоких и низких температур, кислот, газов и пр.).

К этому же виду насилия относятся случаи повреждения внутренних органов, но в результате насильственного воздействия на кожный покров.

Ко второму виду физического насилия следует отнести воздействие химическими, биологическими факторами тайно или с помощью обмана потерпевшего, злоупотребления его доверием. Внутренняя структура человеческого организма не исключается из предмета телесной неприкосновенности. Ее нарушение налицо как через контакт с внешним покровом человеческого тела, так и при непосредственном воздействии на внутренние органы и ткани. Иное решение вопроса было бы нелогичным.

В связи с этим нельзя согласиться с теми авторами, которые считают, что тайное или обманное воздействие на внутренние органы не связано с посягательством на телесную неприкосновенность человека. В частности, не считают обманную (тайную) дачу одурманивающих веществ физическим насилием Р.А. Базаров, В.А. Владимиров, Б.В. Волженкин, В.В. Ераксин, Н.И. Панов, В.И. Симонов и др. Отдельные авторы относят разовое воздействие на человека наркотиками или одурманивающими средствами к разновидности психического насилия.

На наш взгляд, функция средства преступления применительно к физическому насилию выполняется главным образом за счет его свойства причинять физический вред (более подробно о сущности такого вреда будет сказано ниже) потерпевшему. Способ же причинения вреда для квалификации насильственных преступлений значения не имеет.

Вопрос об объеме физического насилия в уголовном праве является дискуссионным. В частности, нет единства мнений по поводу того, что имел в виду законодатель, употребляя термин «насилие», — само деяние или его последствие. На наш взгляд, понятие физического насилия включает в себя действия, причиняющие последствия физического характера. Однако в отдельных случаях насилие может представлять собой лишь опасность для жизни и здоровья в момент применения. Представляется, что аналогичную позицию занимает и Верховный Суд Российской Федерации.

Так, в п. 21 <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6867EF1F1D7FAC22D52F5B5DECD52AC241F0C576A15F01A92Al8K> Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» указано, что под насилием, опасным для жизни или здоровья (ст. 162 <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DECD52AC241F0C576A15D07AF2AlBK> УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Далее в Постановлении отмечается, что насилие при разбое может вообще не причинить вреда здоровью потерпевшего, однако в момент применения должно создавать реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего.

На основании норм УК <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DEC2Dl5K> РФ по характеру и степени физических изменений в юридической литературе выделяют следующие виды физических последствий: смерть, вред здоровью, физическая боль и физические страдания, беспомощное состояние, ограничение свободы.

Изложенное позволяет определить физическое насилие как общественно опасное, противоправное, умышленное, вопреки или помимо воли потерпевшего энергетическое воздействие на органы или ткани (их физиологические функции) другого человека, причиняющее или способное причинить смерть, вред здоровью, физическую боль и физические страдания, беспомощное состояние, ограничение свободы.

Психическое насилие. УК <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DEC2Dl5K> РФ насчитывается достаточно большое количество статей, предусматривающих ответственность за психическое насилие, выражающееся в разных по объему, характеру и степени опасности для жизни или здоровья угрозах, а также в иных действиях.

На сегодняшний день в уголовно-правовой науке проблема психического насилия является одной из самых слабо изученных. В результате неоднозначного понимания указанного термина при определении характера и степени опасности психического насилия встречаются различные подходы в следственной и судебной практике.

Если обратиться к доктринальному толкованию понятия «психическое насилие», то мы встретим весьма разнообразные подходы.

Ряд авторов признают в качестве единственной формы психического насилия угрозу (узкий подход).

При этом представители данной позиции по-разному определяют характер самой угрозы (а точнее, ее объектов): одни полагают, что угроза может быть только в отношении физического насилия (Л.Д. Гаухман, В.И. Симонов, В.Г. Шумихин, Г.К. Костров), другие считают, что угроза может иметь и иной характер (Р.А. Базаров).

Другая группа ученых придерживается мнения, что психическое насилие заключается как в угрозах (наиболее распространенная форма), так в иных воздействиях на психику человека.

Главным в определении содержания «психического насилия» является установление его предмета. Если предметом физического воздействия являются органы и ткани (их функции) человека, то в качестве предмета психического насилия выступает человеческая психика.

«Психика (от греческого psychikos — «душевный») — форма активного отображения субъектом объективной реальности, возникающая в процессе взаимодействия высокоорганизованных живых существ с внешним миром и осуществляющая в их поведении (деятельности) регулятивную функцию». Понятие психики многогранно и охватывает собой весь спектр психических явлений (сознание и бессознательное, воля, эмоции, психические состояния и т.д.).

Психика составляет свойство (функцию) головного мозга, который является ее материальным биологическим носителем. Она признается продуктом, который не существует и не может существовать отдельно от мозга. «Психическая деятельность, — пишет С.Л. Рубинштейн, — это деятельность мозга, взаимодействующего с внешним миром, отвечающего на его воздействия». Психика во всех формах является своеобразным «функциональным органом» человека, который строит его поведение.

Психическая сфера человека охватывается понятием организма как целостной системы, выступает его особым элементом. Одним из аспектов целостности организма является единство духа и тела, единство психического и соматического, телесного. «Организм, — пишет В.Ф. Сержантов, — есть единая, целостная материальная система с различными уровнями упорядочивающей динамической интеграции, высшим из которых является психический уровень…». Психика хотя и представляет собой одну из важных функций человеческого организма, однако не является физиологической.

Таким образом, психика представляет собой свойство организма, основанное на нервной деятельности, выражающееся в отражении действительности, в ощущениях, восприятиях, чувствах, мышлении и воле.

Психическое воздействие есть воздействие на организм другого человека посредством оказания влияния на его психику. Осуществление такого воздействия возможно с помощью различных факторов внешней среды. В последнее время получает распространение широкий подход к способам психического насилия. К ним относят способы информационного и неинформационного характера, имеющие негативное противозаконное содержание, совершенные умышленно против или помимо воли человека.

Информационное воздействие может быть двух типов. Первый — когда в результате воздействия психологическое здоровье остается в норме, но меняется поведение человека, который вынуждается действовать вопреки своей воле, а иногда и существующим нормативным предписаниям. Второй — когда страдает сама психическая структура, психическое здоровье, возникают негативные психические состояния и нарушаются психические процессы.

Неинформационные способы воздействия осуществляются непосредственно на мозг человека помимо или против его воли (без причинения физического вреда), если это делается противозаконно и во вред человеку. Эти способы причинения вреда личности именуются психическим насилием на том основании, что при этом преследуется цель изменить нормальные функции мозга и, соответственно, воздействовать на сознание и волю лица. К таким способам Л.В. Сердюк, например, относит электронную стимуляцию мозга, случаи медикаментозного зомбирования.

Психологические последствия воздействия достаточно разнообразны: от фрустраций и психических реакций до психических заболеваний. В перечень негативных психических состояний входят помраченное сознание, раздвоение личности, шок и иные психические травмы, амнезии, патологическое развитие личности, фобии, психические эпидемии и т.п.

Изложенное позволяет сформулировать следующее определение: психическое насилие — это общественно опасное, противоправное, умышленное информационное или неинформационное воздействие на психику другого человека вопреки или помимо его воли, причиняющее или способное причинить психическую травму, изменить поведение человека (подавить или ограничить свободу волеизъявления или действий).

В уголовно-правовой науке преступное насилие, как отмечалось, выделяется в качестве основной черты насильственных преступлений. Понятие «преступное насилие» тесно связано с имеющим тот же корень понятием «насильственное преступление». Однако в связи с отсутствием единого подхода к содержанию насилия определение насильственных преступлений и установление их круга представляет собой определенную проблему. В юридической литературе имеются различные подходы к решению этих вопросов. При этом, несмотря на имеющиеся расхождения по частным моментам, существенными признаками насильственных преступлений принято считать следующие.

Насильственные преступления — это преступления против личности в широком смысле, в которых ее блага выступают в виде либо основного (например, убийство — ст. 105 <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DECD52AC241F0C576A15F04AE2Al8K> УК РФ), либо чаще всего в виде дополнительного объекта (например, разбой — ст. 162 <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DECD52AC241F0C576A15D07AF2AlBK> УК РФ).

Традиционно насильственные преступления распределяются по различным главам Уголовного кодекса , при этом доля их разнится в зависимости от родового объекта уголовно-правовой охраны. Наибольшее число насильственных преступлений приходится на преступления против личности. На втором месте находятся преступления против государственной власти, на третьем — против общественной безопасности и общественного порядка, на четвертом — в сфере экономики, на пятом — против мира и безопасности человечества, на шестом — против военной службы.

В насильственных преступлениях насилие является характеристикой объективной стороны. Отдельные авторы рассматривают преступное насилие через призму элементов состава преступления, а именно выделяют объект, субъект, объективную и субъективную стороны насилия. В теории уголовного права распространенным также является подход к насилию как отдельному преступлению, в котором выделяют такие признаки, как общественная опасность, противоправность, виновность (об этом говорилось выше).

Представляется, что такие «инструментальные» научные подходы вполне допустимы и обоснованны, поскольку все признаки элементов состава преступления между собой тесным образом связаны, взаимообусловлены, один признак проявляется через другой и т.д. Однако в интересующем нас контексте насилие предпочтительней рассматривать все-таки в качестве самостоятельного признака объективной стороны состава преступления.

Преступное насилие, будучи признаком объективной стороны преступления, играет различную роль в насильственных преступлениях. По этому вопросу можно выделить несколько взглядов.

Наиболее распространенным является подход к насилию как способу (средству) совершения преступления (Л.Д. Гаухман, А.В. Наумов и др.).

Представляется интересной позиция по данному вопросу Р.Д. Шарапова: «Роль физического насилия в конкретных составах преступлений может быть неоднозначной. В одних преступлениях физическое насилие предусмотрено в качестве основного (главного) деяния в объективной стороне, в других преступлениях в качестве дополнительного (второстепенного) элемента, иначе говоря, средства преступления, определенным образом связанного с основным деянием, которое, как правило, является ненасильственным».

Предложенный Р.Д. Шараповым подход в принципе наиболее точно описывает роль насилия в объективной стороне преступлений. Действительно, в отдельных случаях насилие полностью поглощает объективную сторону тех или иных преступлений (например, убийство), и говорить о том, что оно в подобных случаях выступает только способом, не совсем верно. Безусловно, чаще всего в насильственных преступлениях насилие играет роль средства их совершения.

Таким образом, в насильственных преступлениях насилие может выступать в качестве как основного деяния, так и средства совершения преступления (дополнительного деяния).

Признак «преступное насилие» в объективной стороне преступления может иметь разное значение с точки зрения конструкции состава, а именно быть обязательным, альтернативным или факультативным. При этом, как пишет Л.Д. Гаухман, насилие может быть как конструктивным элементом состава, так и нет.

Рассмотрев специфические признаки насильственных преступлений (и с учетом имеющихся в юридической литературе определений насильственных преступлений), представляется возможным сформулировать следующую дефиницию: насильственные преступления — это противоправные, умышленно совершенные общественно опасные деяния, посягающие на физическую и психическую безопасность человека посредством энергетического воздействия на органы или ткани (их физиологические функции) или информационного (неинформационного) воздействия на психику другого человека, причиняющие или способные причинить смерть, вред здоровью, физическую боль и физические страдания, беспомощное состояние, ограничение свободы, психическую травму, изменяющие поведение человека (подавление или ограничение свободы волеизъявления или действий).

Выявление универсальных свойств насилия, формулирование на этой основе родового понятия «преступное насилие», выделение его видов являются необходимыми инструментами в исследовании природы насильственных преступлений, в рассмотрении конкретных вопросов, относящихся к раскрытию уголовно-правового содержания насилия в соответствующих составах преступлений против военной безопасности государства, в выработке частных правил их квалификации по признаку насилия.

Ю. М. Антонян разделяет психическое насилие на две группы. К первой он относит угрозы применения насилия, причинения вреда здоровью или жизни либо неконкретизированные угрозы, подразумевающие аналогичное содержание. Во вторую включает менее опасные угрозы при шантаже и вымогательстве, т. е. угрозы, не направленные против жизни и здоровья. Психическое принуждение состоит из двух социально-значимых форм: а) угрозы применения физического принуждения, причинения вреда здоровью или лишения свободы; б) угрозы причинения иного вреда, наступление которого устрашает потерпевшего. В этих двух способах, нарушающих психическую неприкосновенность человека, представлено различное и обязательное влияние на общественную опасность хищений. Не имея собственного развитого института и системы, они преследуются в рамках уголовно-правовых категорий «принуждение», «угроза насилием» либо иных преследуемых угрозах.

Физические и психические формы принуждения существенно различаются по степени общественной опасности. Сферы их приложения — это физическая и психическая свобода и неприкосновенность человека, соответственно. Данные способы достижения преступных целей виновного не могут являться альтернативными способами совершения насильственного грабежа или разбоя. Разница в характере и типичности воздействия на человека данных способов совершения преступлений должна влиять на дифференциацию уголовной ответственности в качестве способов различных составов (ст. 163, 296, 309 УК РФ).

В Уголовном кодексе Российской Федерации при конструировании статей используется не только категория «насилие», но и категории «насилие, опасное для жизни или здоровья» и «насилие, не опасное для жизни или здоровья». Деление насилия на виды по степени интенсивности воздействия на человека (опасности для его жизни или здоровья) вызывает значительные затруднения в понимании своей сущности. Единственной функциональной причиной указанного деления служит разделение насильственного хищения на грабеж и разбой. Деление указанных составов на основании «явной опасности для лица» вызывает деление насилия на виды. Насилие имманентно опасно для человека, поэтому на практике эти виды делятся не по степени опасности для лица, а по объему последствий для здоровья, включаемых в его содержание. Это неприемлемо для форм физического принуждения, входящих в его содержание, сущности способа преступления, а также для справедливого и адекватного преследования посягательств на жизнь или здоровье человека.

К насильственным хищениям вопреки закону мы относим не только насильственный грабеж и разбой, но и вымогательство. Уникальность вымогательства «заключается в сочетании перехода чужого имущества в пользу вымогателя, характерного для мошенничества, с применяемым в этих целях насилием, характерным для грабежа и разбоя». Как и мошенничество, оно посягает на весь актив собственника (имущество движимое или нет, права по имуществу, оборотные средства и пр.) и совершается посредством принуждения, как разбой или насильственный грабеж, которые также могут совершаться с использованием активного поведения потерпевшего, т. е. собственноручного способствования виновному. Вымогательство полностью отвечает всем признакам общего понятия хищения или не согласуется с ними в той же мере, что и разбой или мошенничество, а также в полной мере согласовано с его социальной природой.

Эту позицию поддерживали исследователи XIX в. В. В. Есипов, И. Я. Фойницкий, Л. С. Белогриц-Котляревский; аналогичных взглядов придерживаются наши современники: В. Я. Богатищев, Г. Н. Борзенков, В. В. Векленко, Н. С. Винокурова и др. По мнению Г. Н. Борзенкова, хищения следует делить на две формы: насильственные и ненасильственные. К первой форме он относит грабеж, соединенный с насилием, разбой и вымогательство, ко второй — кражу, мошенничество, присвоение, растрату и грабеж без насилия, с чем в Уголовном кодексе Российской Федерации следует согласиться.

Таким образом, категория «насилие» — это особый способ совершения преступлений, связанный с достижением целей виновного посредством физического подчинения лица, нарушающего его свободу выбора и представляющего опасность умышленного или неосторожного причинения вреда жизни или здоровью. Она не может быть определена в Уголовном кодексе Российской Федерации как понятие, так как является оценочной и выборочно содержит несколько особенно агрессивных форм физического принуждения, через которые и следует его раскрывать.

Силовое воздействие как средство принуждения или временного ограничения свободы представляет очевидную и непосредственную опасность для здоровья принуждаемого. Описанное бездействие может вызвать различные негативные процессы в организме человека, а следовательно, оно также опасно для его основных благ. Даже самое безвредное вещество, введенное против воли, может служить причиной вредных последствий для здоровья не только от самого вещества, но и от падения потерпевшего (под его действием), его болезни, вступления в химическую реакцию с напитком, в котором оно подавалось. Все перечисленные формы физического принуждения имеют своей целью воздействие на организм человека для его подчинения процессами, представляющими опасность причинения вреда жизни или здоровью, и преследуются в рамках действующей оценочной категории «насилие» ввиду отсутствия самостоятельного их преследования, что является очевидным пробелом действующего законодательства.

В содержание рассматриваемой категории входят следующие формы физического принуждения: силовое нарушение телесной неприкосновенности; приведение в бессознательное или беспомощное состояние посредством введения в организм потерпевшего сильнодействующих, ядовитых, психотропных или одурманивающих веществ; неисполнение имеющихся у виновного обязанностей по обеспечению жизни или здоровья зависимого лица. Представляя наличную опасность, являющуюся имманентным признаком перечисленных форм физического принуждения, категория «насилие» не может делиться на виды по степени опасности для жизни или здоровья лица и включать в свое содержание составы преступлений против личности.

Действующая социологическая категория «насилие» не должна использоваться для определения содержания аналогичного уголовно-правового термина, так как охватывает все формы физического и психического принуждения, все преступления и правонарушения против личности, деяния, посягающие на свободу лица, а также все неосторожные последствия от этих действий. Имеет место ситуация, когда насилие (в узком смысле) — часть принуждения, а принуждение — часть насилия (в широком смысле).

Социологическая и уголовно-правовая категории «насилие» находятся в длящемся конфликте. Различное толкование одного термина, применяемого в одной сфере отношений, неприемлемо либо должно быть строго регламентировано. Категория «насилие» применима в уголовном праве только как оценочная, раскрываемая через обнаруженное ее содержание, до исследования и систематизации форм физического и психического принуждения.

Отрицание обнаруженных закономерностей приводит к тому, что в Уголовном кодексе Российской Федерации при конструировании ст. ст. 161, 162 и 163 применяются следующие составообразующие виды насилия:

  • насилие, не опасное для жизни или здоровья, — это совершенное с прямым умыслом посягательство на физическую неприкосновенность человека и (или) на преступления, предусмотренные ст. ст. 116, 117 УК РФ (без прямого умысла на причинение вреда здоровью), в целях хищения;
  • насилие, опасное для жизни или здоровья, — это совершаемое с прямым умыслом посягательство на преступления, предусмотренные ст. ст. 112, 115, 117 УК РФ (с прямым умыслом на причинение вреда здоровью), в тех же целях;

— насилие — это совершенное с прямым умыслом посягательство на неприкосновенность человека путем входящих в его содержание форм физического принуждения или на преступления, предусмотренные ст. ст. 112, 115, 116 и 117 УК РФ, в целях изъятия чужого имущества, приобретения права на него или вынуждения к иным действиям имущественного характера.

1.2 Объективные и субъективные признаки применения насилия

Социальные признаки преступного насилия. Насилие, будучи социальным явлением, существует и проявляется как взаимодействие социальных субъектов, как отношение. Субъектами насилия могут быть индивиды, социальные группы, классы, государства. Поскольку мы исследуем преступное насилие как уголовно-правовое понятие, то в интересующем нас плане его субъектами могут быть только физические вменяемые лица, достигшие предусмотренного уголовным законом возраста (16 лет).

Объектом преступного насилия в самом широком плане является другой человек. Преступное насилие в уголовном праве следует рассматривать только на личностном уровне, так как оно применяется исключительно при совершении того или иного конкретного преступления против личности в широком смысле этого слова. Предметом насилия являются самые различные по характеру блага человека — биологические, биосоциальные и социальные. В юридической литературе можно встретить и иные подходы в определении предмета насилия. В качестве предметов насилия также выделяют: человека, его свободу, анатомо-физиологическую целостность человека, физическую неприкосновенность личности, здоровье или жизнь, телесную неприкосновенность, анатомическую целостность либо нормальное функционирование какого-либо органа.

С внешней стороны преступное насилие — это воздействие одного субъекта на другого. Воздействие — это действия, направленные на кого-нибудь, что-нибудь с целью добиться чего-нибудь, внушить что-либо. Воздействие может осуществляться как акт применения силы, и в других формах. Наиболее распространенным подходом является выделение физического и психического характера преступного воздействия. Отдельные авторы, наряду с названными видами воздействия, выделяют еще один вид — интеллектуальное воздействие (интеллектуальное насилие).

По их мнению, не все формы преступного насилия, о которых идет речь в Особенной части <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DECD52AC241F0C576A15F04AE2AlDK> УК РФ, в чистом виде могут быть отнесены к физическому или психическому насилию (более подробно об этом будет сказано ниже).

Объем насильственного воздействия на человека может быть различным. Насилие не может быть сведено только к принуждению, оно может выполнять и функцию непосредственного подавления или уничтожения объекта насилия. Это означает, что преступное насилие включает в себя как действия, направленные на причинение физического или психического вреда, в том числе и угрозу его причинения, так и действия, направленные на причинение различного вреда благам человека.

Насилие может применяться как непосредственно, так и опосредованно. Например, Р.А. Базаров, давая определение насилию, специально выделяет данный объективный признак. Он пишет: «…под насилием понимается умышленное применение физической силы (своей мускульной силы либо с помощью оружия, иных предметов и веществ, посредством психически больных лиц, малолетних или животных) к другому человеку, направленное на нарушение физической неприкосновенности личности, на причинение вреда здоровью или жизни». На данное свойство криминализованного насилия обращают внимание и другие авторы.

К субъективным признакам насилия как социального явления следует отнести прежде всего его осознанный характер, а также то обстоятельство, что оно представляет собой воздействие вопреки или помимо воли потерпевшего.

П.Н. Шихирев верно полагает, что историю развития социальных конфликтов и применяемых в них форм насилия можно разделить на три основных этапа. Первый связан с применением прямого физического насилия. Первобытный человек стремился уничтожить другого индивида или группу, если они мешали ему жить. В период рабовладения человек дошел до понимания того, что более выгодно не убивать противника, а заставлять его работать на себя. Второй этап — политический. Суть его заключается в доминировании одних социальных групп над другими. На этом этапе действует принцип «согласись, а то убью». Третий, экономический этап основан на широком взаимовыгодном социальном обмене. Главный принцип взаимодействия на этом этапе — «дай это, а я тебе дам то». Однако заметим, что параллельно этим трем способам разрешения социальных конфликтов формировались идеологические и моральные принципы взаимодействия людей на основании этнических, ценностных и правовых норм.

Как правило, насилие характеризуют как фактор, несущий в себе деструктивное, разрушительное начало. Но в оценке насилия есть иной подход, который якобы «позволяет видеть в насилии не только негативную, разрушительную силу, но и ее конструктивную, созидательную роль. Положительным качеством любого насилия является то, что оно направляется как раз против причин, его породивших, и стремится к их устранению». Такой вывод основывается на рассуждениях о том, что показатели преступности сигнализируют обществу об определенном его состоянии. Насильственный преступник — зеркальное отражение устоев и ценностей общества: «Поэтому в соответствии с законами диалектики насилие играет положительную роль, а именно — несет информационную сигнальную нагрузку о нарушениях, сбоях или отклонениях от заданного пути развития». В этом смысле «безнравственно преступников» наказывать, вешая им лишь отрицательные ярлыки. Истоки такой позиции берут свое начало в исследованиях оценки преступности Э. Дюркгейма, пришедшего к выводу о том, что преступление — полезное явление, поскольку «условия, в тесной связи с которыми оно находится, в свою очередь необходимы для нормальной эволюции этики и права». Это явление следует признать «хотя и прискорбным, но неизбежным, вытекающим из непоправимой испорченности людей, но и утверждать при этом, что оно есть фактор общественного здоровья, составная часть всякого здорового общества». Такую же позицию занимает и Д.Л. Ли, считающий, что «преступность «необходима» (как некое «зло», без которого невозможно понять, что такое «добро») обществу как один из ее важных составных элементов». Д.Л. Ли рассматривает преступность как подсистему общества, выступающую «одним из источников, с одной стороны, дисгармонии, нестабильности, а с другой — стабильности, социальной целостности». Благодаря преступности «становится более результативной работа правоохранительных органов и всех других общественных структур, призванных служить противовесом, уравновешивать эту дисгармонию в системном целом». Для российской теоретической мысли свойственно рассмотрение насилия как элемента политической, социальной, экономической организации общества. Не случайно Л.И. Кутай перечисляет целый ряд негативных явлений современной жизни, связывая их с насильственной организацией общества: рационализация общественной жизни при элиминации свободы индивида; массовые преступления на идеологической, религиозной, этнической основе; колоссальное усиление репрессивных возможностей государства; разрушительные социальные революции и реформы.

В современный период в России, во всех сферах социальной действительности (экономика, политика, армия, производство, быт, досуг и т.д.), когда наблюдается переход от старого и традиционно сложившегося к новому, пока еще непрочному, проблема насилия выдвигается на передний план. При этом насилие проявляется по-разному: от невыплаты зарплаты, когда люди обречены на голодную жизнь, и необеспечения их источниками энергии, когда они обречены на замерзание, до любого проявления силы к человеку органами власти, от коррупции до конкретного преступления. В самом широком смысле слова это можно рассматривать как насилие, объектом которого выступают жизнь и здоровье человека. Сейчас трудно назвать какую-нибудь ячейку общества, где бы не проявлялось насилие.

Исторический опыт человечества показал, что в периоды различных политических, экономических, социальных трансформаций проблема насилия приобретает особую значимость и может рассматриваться с различных позиций, например с политических, экономических, военных. Однако, по мнению ряда исследователей, «самое широкое понимание насилия может рассматриваться только в социологическом контексте, когда проявляются общественные противоречия и конфликты» и все разновидности насилия укладываются в рамки единого понятия — «социальное насилие». На это указывают и другие авторы: И.Н. Адамов, в частности, полагает, что любые виды насилия могут изучаться только в рамках широкого социологического понятия и это дает возможность выявить их особенности, соотнести их с общесоциологическим определением; Э.Э. Раска также считает, что источники социального насилия уходят в глубь общественных отношений и связаны с социальными противоречиями и конфликтами, которые, например, в сфере политики либо экономики могут обусловить определенные виды насилия. При этом понятие социального насилия поглощает собой «отраслевые» понятия, оставляя за ними самостоятельность; не отрицая указанный социологический подход к исследованиям проблем насилия, В.В. Денисов вместе с тем полагает, что исходной позицией для изучения социальных корней насилия, его разновидностей и форм проявления является социология насилия.

Как философская категория социальное насилие имеет свое внутреннее содержание, сущность которого составляют материальные и духовные явления и процессы, протекающие в определенной социальной среде в определенный исторический период времени. Именно поэтому в одних общественных системах (тоталитарных, автократических) социальное насилие может быть возведено в ранг государственной политики, а в других (демократических) — может быть объявлено общественным злом. Многочисленные исследования показывают, что в основе детерминации социального насилия лежат прежде всего неудовлетворенные социальные потребности — в престиже, достижении определенного статуса, самоутверждении. Эти потребности в принципе безграничны, и для их удовлетворения требуется гораздо больше сил, возможностей, благоприятных условий, чем для удовлетворения, например, витальных потребностей (сон, пища и др.), имеющих естественный предел. В этой связи В.Н. Кудрявцев отмечает, что «биологические потребности современного человека уже почти не проявляются «в чистом виде», без связи с потребностями более высокого уровня». Степень разрыва в возможностях удовлетворения социальных потребностей, как правило, зависит не только от индивидуальных особенностей людей (мужчина или женщина, здоровый или инвалид и др.), но главным образом от социально-экономического статуса личности, ее положения в иерархической структуре общества. Следовательно, можно утверждать, что социальная неудовлетворенность порождается и углубляется объективно существующим естественным (различные природные данные людей) неравенством и социальным неравенством, вызванным неодинаковым положением различных социальных классов, слоев и групп в системе общественных отношений, в социально-экономической структуре общества. При этом социальное неравенство — условия, при которых люди имеют разный доступ к таким социальным благам, как деньги, власть, престиж.

Социальное насилие в целом противостоит процессам совершенствования общественных отношений, развития общества, а общество пока все еще обороняется. Необходимо не обороняться, а наступать, применяя все средства, в том числе и силу закона.

Юридические признаки преступного насилия. В качестве юридических признаков преступного насилия в юридической литературе обычно выделяют либо противоправность, либо общественную опасность. Л.Д. Гаухман полагает, что указание только на противоправность придает определению насилия несколько формальный оттенок, что создает возможность отнесения к преступному насилию малозначительных действий, не достигающих той степени общественной опасности, которая характеризует преступление. «Поэтому, — пишет Л.Д. Гаухман, — насилие в уголовно-правовом смысле должно обязательно характеризоваться общественной опасностью». В данном случае речь идет не об общественной опасности преступления, а об общественной опасности преступного насилия как деяния (или способа).

Проф. А.А. Тер-Акопов пишет, что характер общественной опасности деяния проявляется: а) в форме деяния (действие или бездействие); б) в содержании деяния, его сущности (убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование и т.д.); в) в направленности деяния, «имея в виду, что лицо выбирает то деяние (по форме) и наполняет его таким содержанием, которое позволяет ему посягнуть на данный объект, удовлетворить потребность за счет данного объекта, который, таким образом, выступает в качестве своеобразного детерминанта поведения» (например, жизнь или здоровье человека).

Степень общественной опасности деяния — количественный показатель возможности причинения этим деянием вреда данному объекту. Этим показателем является вероятность, которая может выражаться от 0 до 1. Степень вероятности причинения вреда, в свою очередь, зависит от энергетических показателей деяния: силы интенсивности, напряженности и др.

Другим, формальным, юридическим свойством преступного насилия является противоправность. Как отмечалось, насилие в уголовном праве имеет несколько функций. В ряде статей УК <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DEC2Dl5K> РФ насилие выступает как предусмотренная правом законная форма реагирования граждан на преступность, например, при необходимой обороне и при других обстоятельствах, исключающих преступность деяния. В данных случаях насилие имеет правомерный характер. Признак противоправности необходим для того, чтобы подчеркнуть преступный характер насилия, когда о нем речь идет в Особенной части <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DECD52AC241F0C576A15F04AE2AlDK> УК РФ.

Важным юридическим признаком преступного насилия является виновность. В отечественном уголовном праве по вопросу о форме вины сложилось практически единодушное мнение. Большинство авторов считают, что преступное насилие с внутренней стороны характеризуется умышленной формой вины. Умышленная вина для насилия является его имманентным признаком, физическое или психическое насилие не может совершаться по неосторожности, а деяния, причинившие физический или психический вред в силу преступного легкомыслия или небрежности, не должны причисляться к насильственным преступлениям. Например, Л.В. Сердюк считает, что неосторожное причинение физического или психического вреда человеку, даже лишение его жизни по неосторожности, нельзя признать насилием, так как эти действия больше соответствуют нарушению правил безопасности, что происходит в процессе производственной деятельности. Неосторожные последствия физического или психического характера не соответствуют и функции физического насилия (принуждения), которую оно выполняет, будучи средством совершения преступления. Таким образом, такие последствия не должны включаться в признак «насилие».

Совокупность выявленных наиболее типичных, общих признаков, относящихся к различным аспектам преступного насилия, позволяет нам сформулировать следующее определение: преступное насилие — это внешнее, со стороны других лиц, общественно опасное, противоправное, умышленное физическое или психическое воздействие на другого человека вопреки или помимо его воли, которое причиняет вред прежде всего жизни и здоровью или создает опасность такого причинения. При этом необходимо иметь в виду, что проведенное деление на социальные и юридические признаки является весьма условным. Уголовно-правовое значение каждого из указанных признаков может быть раскрыто только с учетом действующих норм уголовного права. Кроме того, мы должны иметь в виду, что, «отражая существенное, понятие не содержит всего богатства индивидуальных признаков предметов и в этом смысле по сравнению с формами чувственного познания оно отстоит дальше от действительности».

Предложенное правовое понятие преступного насилия является родовым, а значит, и весьма абстрактным. В реальной жизни преступное насилие очень разнообразно. В связи с этим оно в Особенной части <consultantplus://offline/ref=24B178F441D1CF7FB56B3F91E244EC6868E91D1D7EAC22D52F5B5DECD52AC241F0C576A15F04AE2AlDK> УК РФ разрозненно, многолико проявляется в конкретных составах преступлений, где играет неодинаковую роль. «В конкретных составах насильственных преступлений, — пишет Л.Д. Гаухман, — общие признаки, о которых идет речь, находятся в сложной сети взаимосвязей и взаимоотношений как между собой, так и с теми или иными признаками, индивидуализирующими тот или иной состав. Общие и индивидуальные признаки сплетены в органическое единство, чем обеспечивается индивидуальность конкретного состава преступления». В уголовном законе составы преступлений, которые совершаются с насилием, описываются по-разному.

В познании категории «насилие» есть момент, обычно остающийся без внимания, без которого постоянно возникает ситуация непонимания. Термин «насилие» применяется для описания различных явлений и определяется в широком и в узком смыслах. Выделяют насилие как категорию социологии (широкую) и как уголовно-правовую категорию (узкую).

В ходе дискуссий, продолжающихся уже более ста лет, произошла подмена понятий, которую стороны не замечают. Употребляя один и тот же термин, оппоненты вкладывают в него различный смысл.

Как видно из изложенного, между категориями «насилие» и «принуждение» есть прямая взаимосвязь, и обе они применяются в Уголовном кодексе Российской Федерации, не имея легитимных определений. Если проанализировать употребление указанных категорий в законе, то становится очевидным, что категория «насилие» с явлениями, входящими в его содержание, угроза насилием и иные угрозы в составах преступлений выступают формами принуждения человека для достижения целей виновного. Принуждение определяют как деятельность, «заключающуюся в применении к субъекту каких-либо мер воздействия вопреки или помимо его воли», цель которого в том, чтобы лицо было «захвачено во власть другого». Принудить — значит «заставить что-н. сделать, силою побудить к чему-нибудь». Именно через слова «незаконное», «сила» и «принуждение» объясняется в словарях слово «насилие».

Следует согласиться, что «насилие является лишь частью, одним из видов принуждения, которое по своему объему шире и богаче его. Оно может действовать и через имущественную, организационную и т. п. сферы, насилие же всегда воздействует непосредственно на личность через ее биологическую подструктуру. Оно является в силу этого наиболее резкой формой принуждения».

Содержание — определяющая сторона целого, совокупность его частей; форма — способ существования и выражения содержания. Их отношение характеризуется относительным единством. Форма — это внешнее очертание, наружный вид предмета, внешнее выражение какого-либо содержания. Все формы принуждения объединены единством содержания. Все они служат способами достижения целей виновного путем непосредственного воздействия на человека, посягающего на его неприкосновенность, физическую или психическую, для подчинения лица против его воли, вынуждающего его действовать или воздержаться от действий, испытать что-либо или перенести. В принуждении отражается суть родового способа преступлений — «vis», обнаруженного еще римскими юристами.

«По мнению римских юристов, все преступления учиняются или насилием (vis), или обманом (fraus)». Сегодня все преступления делятся на насильственные и ненасильственные. В противоположность “fraus”, когда преступление совершается «трусливо», «обманом», во избежание агрессивного столкновения с человеком; “vis” — принуждение (физическое или психическое) непосредственно воздействует на лицо для достижения целей виновного, происходит агрессивное столкновение. Типичность и различие в общественной опасности способов хищения состоит не в действующих формальностях (тайности, открытости и пр.) или вреде здоровью (причинение которого дифференцированно преследуется самостоятельно), а в том, воздействовал ли виновный на потерпевшего или нет при совершении преступления.

В Уголовном кодексе Российской Федерации нашли применение юридические конструкции «психическое принуждение» и «физическое принуждение» (ст. 40, п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ и др.).

Они представляют реальную альтернативу ошибочно воспринятых, но нереализованных в уголовном законе, в силу несоответствия практическому назначению, категорий психического и физического насилия. Указанные виды принуждения олицетворяют известные способы мотивированного и целевого воздействия человека на предметы внешнего мира: энергетический (физическое воздействие) и информационный (интеллектуальное).

Насилие и угроза им признаются одними из форм принуждения: «Под принуждением как способом воспрепятствования понимается физическое или психическое воздействие в отношении журналиста. Физическое воздействие выражается в умышленном причинении легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ) или в побоях (ст. 116); психическое воздействие — в угрозе насилием над журналистом или его близкими, повреждением или уничтожением их имущества, распространением о них позорящих сведений».

К принуждению применимо большинство описаний, которые в действующей доктрине относят к категории «насилие». Например, можно сказать, что им «виновный стремится парализовать волю потерпевшего, преодолеть оказываемое или предполагаемое сопротивление, что должно обеспечить совершение другого (основного) общественно опасного деяния». В Уголовном кодексе Российской Федерации «насилие» и «угроза» им определяются как наиболее агрессивные формы принуждения (например, в ст. ст. 120, 149, 179, 240, 302 УК РФ).

Между тем некоторые самостоятельные формы принуждения, такие как тайное опаивание разнообразными веществами для приведения лица в беспомощное или бессознательное состояние, неисполнение имеющихся у виновного обязанностей в отношении зависимого лица, в целях виновного, сложно отнести к «насилию». Как заметил А. И. Бойцов, «насилие возникло и первоначально существовало в виде преимущественно прямого физического столкновения сторон».

Закономерно утверждать, что силовое воздействие, приведение в бессознательное или беспомощное состояние посредством введения в организм лица разнообразных веществ или гипноза и неисполнение имеющихся у виновного обязанностей в отношении зависимого лица являются формами физического принуждения; угроза применения силы, причинения вреда здоровью и угрозы иного характера, способные устрашить угрожаемого, — формами психического принуждения. В зависимости от целей принуждения в Уголовном кодексе Российской Федерации присутствуют специальные составы принуждения: вымогательство, разбой, принуждение к: изъятию органов, совершению преступления, даче показаний или отказу от них и пр. Общий состав принуждения отсутствует, несмотря на то, что оно является первичной агрессивной формой посягательства на свободу личности, которая в силу прецедентности реализуется в способах насильственных преступлений.

В силу объективных и субъективных причин наличия в праве оценочных понятий действующая категория «насилие» используется как собирательный термин, объединивший множество форм физического принуждения, которые человек использует в отношении другого лица, со всеми возможными последствиями — преступлениями против личности, ставшими объединяющим их признаком.

В процессе сложного применения несовершенного законодательства ХХ в., при обнаружении пробела, исследуемая категория поглощала некриминализованные формы физического принуждения, причиняющие очевидный вред здоровью. Под влиянием общественного резонанса от дела «Хищников» категория «насилие», в целях адекватного преследования конкретных хищений с применением приводящих в бессознательное или беспомощное состояние веществ, поглотила эту форму принуждения. Уголовно-правовой термин наполнился новым нелегитимным содержанием, а разбой фактически перешагнул границу нападения.

Аналогичную закономерность мы обнаруживаем и в практике применения головных уложений XIX в. Обнаружив пробел в виде отсутствия криминализации «приведения в бессознательное состояние», законодатель устранил его, самостоятельно отразив в законе, что имеет место и в зарубежных кодексах. «Такое решение законодателя было продиктовано двумя причинами: во-первых, тайное или обманное приведение в бессознательное состояние все же не укладывалось в бытовавшее в то время понимание насилия как применение физической силы, но вместе с тем считалось, что по степени общественной опасности этот способ не уступает насилию; во-вторых, прямое указание в законе на рассматриваемый способ преступления нужно было для того, чтобы окончательно избавиться от разночтений в этом вопросе». Действующая практика объединения многих форм принуждения в категории «насилие» затрудняет ее единое понимание, превращая в оценочную. Что, в свою очередь, вызывает противоречивую практику, которая как эмпирический материал ведет в тупик теорию, о чем мы подробно расскажем во 2-й главе нашего исследования.

Конечно, термины могут обладать определенной растяжимостью, но они не должны переходить, как уже было сказано в юридической литературе, в так называемые «каучуковые постановления», которые можно растягивать в любом направлении. В действующей практике неповоротливость законодателя, увлекшегося формализмом, способствует оперативному нелегитимному расширению категории «насилие», а не закономерному изменению Уголовного кодекса Российской Федерации, что недопустимо, так как идет в разрез с принципом законности. «Отмечая положительное значение оценочных признаков, — пишет В. Н. Кудрявцев, — следует признать, что сокращение их числа в законодательстве способствует укреплению… законности».

Здесь мы приходим к очевидному выводу, что определять действующую уголовно-правовую оценочную категорию «насилие» — это сизифов труд. Философ Карнап считает, что «оценочное суждение… ничего не утверждает и не может быть ни доказанным, ни отвергнутым». Оценочные понятия включаются в число средств, через которое в праве осуществляется обобщение, образование которых происходит путем отвлечения от многообразных свойств явлений, регулируемых правом. Они всегда объединяют широкий круг объектов реальной действительности, формы проявления которых разнообразны. «Их содержание характеризуется нечеткостью, неопределенностью. Признаки, образующие содержание оценочных понятий, не исчерпывающи и могут быть дополнены новыми, ранее не известными теории и судебной практике».

Существующее положение приводит к тому, что возможность применения слова «насилие» для описания уголовно-правового содержания ставится под сомнение. Поэтому давать определение данной категории для применения в Уголовном кодексе не только затруднительно, но и лишено смысла. Руководствуясь целями укрепления законности и определив функциональное назначение оценочной категории «насилие», следует обозначить явления, входящие в ее содержание, раскрыв их динамику воздействия и влияние на общественную опасность насильственных хищений.

Наиболее существен в определении содержания уголовно-правовой категории «насилие» вопрос включения действующей практикой последствий для здоровья в ее содержание, что позволяет многим исследователям заключать, что причинение вреда здоровью — это определяющий признак насилия (против выступали Л. Д. Гаухман, В. И. Симонов, Н. И. Панов и др.).

Расширение «насилия» на последствия от него вызвано соотнесением его с социологической категорией и поиском в указанном явлении признаков состава деяния, которые «проявляются при анализе всех составов насильственных преступлений, вследствие обнаружения повторяемости их в любом из составов». Анализируются, таким образом, не явления, для описания которых используется термин «насилие», в своем функциональном назначении, а вся совокупность деяний, основным или дополнительным объектом которых выступает человек.

В конкуренции между содержанием уголовно-правовой и социологической категорий «насилие» последняя лидирует, что приводит к тому, что словом «насилие» описывают явление социальной организации общества. Это содержание практически неприменимо в уголовном праве. Точность, лаконичность и исчерпывающая полнота описания общественно опасных деяний являются залогом адекватного восприятия и эффективного применения уголовно-правовых норм для целей уголовной ответственности. «Язык закона требует прежде всего точности и невозможности каких-либо кривотолков». Социологическая категория не требует к себе столь строгого отношения. При этом сфера приложения широкой и узкой категорий едина, это описание агрессивного средства регулирования общественных отношений. Говорить, что «насилие» можно понимать в широком и узком смыслах, которые применяются в одной сфере общественных отношений, это все равно, что допускать альтернативное содержание (широкое и узкое) в категориях «убийство», «кража», «преступление» и пр. Содержание данных категорий не должно иметь альтернатив. «С терминологией в кодексах, особенно в уголовном, необходимо обращаться с большой осторожностью, так как термин здесь должен по возможности точно обозначать тот круг действий, который ставится под угрозу уголовного закона, и всякая реформа в этом отношении только тогда может быть оправдана, когда удастся вместо неточного, шаткого слова придумать более точное и определенное».

Развитие мысли об определяющем значении последствий расширяет рассматриваемую категорию, приняв за догму цепочку от обратного: «…если есть вред жизни или здоровью, следовательно, было насилие». Результатом чего становятся утверждения, что насилие — это бездействие, причинившее вред (против выступали Л. Д. Гаухман, И. Я. Казаченко и Р. Д. Сабиров, В. И. Симонов и др.); тайное применение ядовитых, одурманивающих и иных веществ вызвавшее последствия, а также вообще всякое тайное, обманное или с использованием доверия потерпевшего причинение вреда его жизни или здоровью (против выступали З. О. Ашитов, Н. И. Панов, В. В. Ераксин, В. И. Симонов, В. Г. Шумихин, Р. А. Базаров и др.); тайное, обманное или коварное лишение свободы, ограничившее возможность перемещения (против выступали Л. Д. Гаухман, И. И. Горелик и др.).

Включение последствий для здоровья в содержание исследуемой категории вызвано двумя причинами. Во-первых, искусственным разделением насильственного грабежа и разбоя, когда «насилие, опасное для жизни или здоровья» выделяется именно своей вредностью для здоровья. Во-вторых, обнаруженной практической необходимостью преследования самостоятельно не криминализованных в уголовном законе, но имеющих место быть, перечисленных выше форм физического принуждения, относимых исследователями в содержание исследуемой оценочной категории именно ввиду их вредности для здоровья человека.

Не отрицая практической значимости временного включения обнаруженных практикой форм физического принуждения в оценочную категорию «насилие», считаем продолжение этой практики недопустимым. Выявленные практикой в законодательстве пробелы требуют легитимного устранения. Включение в одно юридическое понятие различных преступлений против жизни и здоровья человека, как и деление исследуемой категории на виды по степени интенсивности, недопустимо по следующим основаниям.

Во-первых, в структуре состава преступления формы принуждения всегда принадлежат непосредственно общественно опасному, противоправному действию (бездействию), выступают в качестве особой его образующей и выполняют функцию способа совершения преступления. «Способ же и средства совершения преступления являются признаками, характеризующими лишь акт поведения субъекта, непосредственно его действие (бездействие)». «Насилие» (формы физического принуждения, входящие в его содержание) в Уголовном кодексе Российской Федерации преступлением не является. Оно олицетворяет активную форму поведения, выражающуюся в физическом манипулировании другим человеком. Насилие — это способ преступления, который представляет собой «образ, род, порядок действия, устройства», «образ действия, прием, метод осуществления чего-либо», «тот или иной порядок действий, метод в исполнении какой-либо работы, в достижении какой-нибудь цели». Оно не может включать какой-либо результат, так как характеризует «качественное своеобразие преступления, показывающего его индивидуальные особенности, присущие действию в конкретном преступлении», «физическое насилие — это особая характеристика преступного действия, способ его совершения, но не последствия этого действия». Если же последствие не является содержанием способа, то непонятна природа включения вреда здоровью в содержание хищений, ведь эти последствия не вред их объекту.

Во-вторых, насилие не содержит последствия своим признаком, так как последние издавна имеют самостоятельное уголовно-правовое значение в качестве преступлений против личности, дифференцированно учитывающих их общественную опасность. Вредоносное воздействие на человека всегда было объектом пристального внимания законодателя, независимо от отношения к категориям «насилие» или «принуждение» и того факта, что они служили условием других преступлений. Оно дифференцированно преследуется во множестве самостоятельных составов преступлений раздела VII УК РФ (ст. ст. 111, 112, 127 и др.).

Очевидно, что в действующем праве последствия от насилия нашли подробное отражение. Они последовательно и дифференцированно, по степени общественной опасности, в зависимости от тяжести и формы вины преследуются уголовным законом, предусматривая соответствующие отягчающие обстоятельства, меры уголовной ответственности и наказания. Вред здоровью, как и вред жизни, не может быть содержанием категории «насилие». В противном случае умаляется ценность второго, по значимости (после жизни), естественного блага человека, охраняемого обществом, которое в действующих насильственных хищениях выступает дополнительным объектом и «защищается уголовным законом лишь попутно, т. е. постольку поскольку…».

В XIX в. профессор Н. А. Неклюдов отметил, что самым существенным элементом насилия (в узком смысле) «является удар или насильственное действие над личностью — последствия же этого насилия настолько случайны, что определить их заранее, за весьма редкими исключениями, нет решительно никакой возможности. Поэтому за основание наказуемости может и должна быть принята умышленность или намеренность самого насильственного действия, а отнюдь не его последствий. Насильственные действия должны быть для законодателя фокусом, центром, на котором сосредоточено главное внимание; последствия этого действия — лучами или радиусами, усиливающими или уменьшающими наказуемость: во 1-х, смотря по их тяжести; во 2-х, смотря по их намеренности». А. Н. Романков и Н. М. Букаев подчеркивают, что насилие уже несет в себе достаточный заряд общественной опасности даже независимо от того, какого рода последствия оно причинило, поэтому целесообразнее определять его по формальному типу.

Насилие определяется через функцию принуждения, а значит, без определения понятия принуждения и всех его форм невозможно установить содержание исследуемой категории. Излишним будет включать в определение принуждения признаки противоправности, общественной опасности, связывать его с последствиями или опасностью их причинения. Принуждение может быть как законным, так и незаконным, как общественно полезным, так и общественно вредным, но ни в коем случае не связанным с последствиями, которые могут быть его неосторожным или умышленным следствием, но не являются содержанием этого генерального способа преступлений.

Принуждение — это подчинение другого лица, против его воли. Принуждение может быть физическим и психическим. К формам физического принуждения относятся: а) силовое нарушение телесной неприкосновенности; б) приведение в бессознательное или беспомощное состояние посредством введения в организм потерпевшего наркотических средств, сильнодействующих, ядовитых, психотропных или одурманивающих веществ либо гипноза; в) неисполнение имеющихся у виновного обязанностей в отношении зависимого лица. Данные формы физического принуждения, как показано выше, многие исследователи и судебная практика выборочно и усеченно включают в содержание уголовно-правовой категории «насилие», что закономерно в силу гибкости его оценочного содержания, а также похожего характера общественной опасности этих форм. Из-за отсутствия собственного развитого института и системы они преследуются в рамках уголовно-правовых категорий «принуждение», «насилие» и других видах насилия.

Первоначальное уголовно-правовое (узкое) содержание категории «насилие» — это «применение мускульной силы к телу (корпусу) другого лица», «непереходящее в иное преступление противозаконное применение физической силы против личности потерпевшего». Именно с присущим данной форме принуждения характером в первоначальном ее виде сравниваются иные формы принуждения, которые включаются в ее неограниченное содержание. Рассмотрим формы физического принуждения, вошедшие и не вошедшие в объем анализируемой категории.

Воздействие силой на тело (корпус) другого лица, посягающее на телесную неприкосновенность, — это наиболее резкая форма физического принуждения, самая распространенная и используемая в более 95% всех насильственных преступлений (насилие в узком смысле).

Применение лицом боксерских перчаток, как и иных предметов, не используемых в качестве оружия для нанесения телесных повреждений, составляет указанное деяние и «неважно, что он делает это не своими руками, а посредством подвластной ему силы». Таким же образом следует подходить к вопросу об использовании виновным мускульной силы другого человека, не способного осознавать характер своих действий, по причине невменяемости или возраста. Вооруженность, открытое использование химических и биологических препаратов, источников повышенной опасности (опасные животные, автомобили и пр.) относятся к данной форме принуждения, но заслуживают самостоятельного рассмотрения в качестве квалифицированного его вида, что реализовано в отягчающем признаке множества составов насильственных преступлений.

Приведение в бессознательное или беспомощное состояние посредством разнообразных веществ обеспечивает управление человеком в целях виновного и является, по нашему мнению, наиболее опасным, предумышленным «орудийным» способом физического принуждения, закономерно включаемым в объем категории «насилие». «При воздействии этими предметами на организм человека физический вред может быть причинен в той же мере, как и при воздействии на организм оружием».

В Уголовном кодексе Российской Федерации, в силу объективных и субъективных причин, не реализована возможность уголовного преследования приведения в беспомощное или бессознательное состояние посредством гипноза. В ближайшем будущем этот пробел может быть нелегитимно устранен, как и предыдущие, путем включения данного воздействия в исследуемую оценочную категорию.

Неисполнение имеющихся у виновного обязанностей по обеспечению жизни или здоровья зависимого лица может вынудить последнего к желаемому виновным поведению. Данная форма физического принуждения должна преследоваться Уголовным кодексом Российской Федерации как способ насильственных хищений, так как в совокупности с достижением криминальной цели хищения существенно повышает степень общественной опасности последнего, подчиняя человека и создавая, как и силовое воздействие, опасность для его основных благ.

Бездействие в отношении лица, находящегося на попечении, в служебной или иной зависимости, связанное с невыполнением обязанностей, может склонить к имущественным, сексуальным или иным вынужденным действиям. Форма бездействия, не связанная с созданием условий для жизни или здоровья, как альтернатива применения силы и содержание категории «насилие» не рассматривается, так как существенно отличается от нее по социальным свойствам, не ставя в опасность естественные блага человека.

Ограничение свободы перемещения человека путем создания препятствий на его пути не соотносимо с силовым виздействием на него. Обладая специфическим объектом воздействия (свобода перемещения человека) и своеобразным ненасильственным характером, данное деяние, связанное с полным (замкнутым) ограничением свободы передвижения, дифференцированно преследуется в ст. 127 УК РФ, называясь лишением свободы, что социально обусловлено. Если же ограничение свободы препятствует передвижению человека только в одном или двух направлениях (например, перекрыт один или два выхода из здания при наличии других), что может быть достаточным условием (неполным ограничением свободы), чтобы обеспечить достаточное время для хищения, то деяние, предусмотренное ст. 127 УК РФ, отсутствует, а указанное действие не преступно. Ограничение свободы (полное или частичное) не соотносимо с силовым воздействием на тело человека и не может само по себе являться содержанием категории «насилие», так как составляет не способ причинения вреда охраняемым благам, а причинение этого вреда третьему по значимости объекту — свободе лица. В XIX в. насилие определяли как первую форму вторжения в область свободы личности, посягающую на свободу отдельных актов деятельности человека. Оно не распространялось на ограничение свободы личности, являющееся второй формой вторжения, а также на похищение и захват людей, представляющих собой третью форму вторжения в область свободы личности. Насилие и лишение свободы повреждают разной ценности объекты, неприкосновенность и свободу передвижения.

Запирание человека в замкнутом помещении для совершения хищение путем обмана или иным образом, но без непосредственного соприкосновения с ним не только свидетельствует об отсутствии особой дерзости в действиях виновного, но и косвенно проявляет нежелание последнего войти с потерпевшим в соприкосновение и оказать на него физическое (механическое) воздействие. Ограничение свободы, связанное с непосредственным силовым воздействием, — силовое ограничение свободы: связывание, сковывание наручниками, силовое удержание, перемещение и пр., приобретает свойство совокупности явлений, одна часть которого — применение силы — относится в содержание категории «насилие», а другая — в преступление против свободы лица (только полное).

Если лишение свободы (замкнутое или полное ограничение свободы перемещения) для хищения стало следствием обманных действий, то следует вменять ч. 1 ст. 161 и ст. 127 УК РФ. Если же оно было вызвано применением насилия, то — ст. 127 и п. «г» ч. 2 ст. 161 или ст. 162 УК РФ в зависимости от того, на какое преступление против личности, входящее в рамки видов насилия, совершалось посягательство.

В действующей практике гипноз как средство приведения в беспомощное или бессознательное состояние и бездействие в отношении зависимого лица, не связанное с обеспечением условий для его жизни или здоровья, не преследуются ни самостоятельно, ни в качестве способов совершения преступлений. Это существенный пробел действующего Уголовного кодекса Российской Федерации, но мы считаем недопустимым еще более расширять содержание оценочной категории «насилие», особенно учитывая существенное различие в характере этих форм принуждения и содержания исследуемой категории. Расширение оценочных категорий уголовного права не способствует единому пониманию терминов и соблюдению принципа законности. Необходимо самостоятельное исследование и преследование этих явлений, не ограниченное спорами о принадлежности их к анализируемой категории, с возможностью самостоятельного преследования всех форм физического принуждения, возможно, граничащее с вопросом исключения самой категории «насилие».

Угрозы насилием представляют собой угрозы применения форм физического принуждения, входящих в исследуемую категорию, а также угрозы причинения вреда здоровью или лишения свободы, грозящие естественным благам. Они предполагают в качестве инструмента принуждения — страх, испуг, т. е. эмоции. «Сущность всякой угрозы заключается в возбуждении “чувства страха”». Их объект — психическая неприкосновенность личности, и они не обязательно рассчитаны на непосредственную реализацию, почему ни по природе своей, ни по содержанию не относимы к уголовно-правовой категории «насилие», а являются наиболее агрессивной формой психического принуждения.

Сделанные нами выводы при обращении к действующему Уголовному кодексу Российской Федерации вызывают серьезные замечания в отношении преследования, в составах насильственного грабежа и разбоя, насилия параллельно с угрозами насилием в качестве альтернативных способов. Оцениваемые самостоятельно, при закрепленной равной тяжести, угроза насилием (форма психического принуждения) и насилие (формы физического принуждения) представляют различные виды деятельности, обладающие существенной разницей как в динамике воздействия, так и во влиянии на общественную опасность хищений. Использование их одновременно приводит к искусственному изменению содержания угроз насилием, когда они наделяются обширным объемом: могут содержать реальную опасность применения насилия, причинения вреда здоровью или жизни (стадия приготовления к последним) и могут быть «пустыми» угрозами, инструмент которых — психическая реакция (страх).

При этом первое содержание — реальная опасность вытекает из последовательного толкования норм, а второе — «пустое запугивание» из практики их применения, когда в отсутствие самостоятельного преследования угроз насилием (как в ч. 1 ст. 163 УК РФ) указанное содержание включается в объем более тяжких реальных угроз.

В иных составах (ст. 110, чч. 1 ст. ст. 150, 183, 302, ч. 1 ст. 133, п. «в» ч. 2 ст. 131, ч. 2 ст. 142, ч. 1 ст. 163, ч. 3 ст. 178, ст. ст. 179, 296 и 309 УК РФ и др.) при определении форм психического принуждения отсутствует единая терминологическая концепция, единое основание для их деления и системность в употреблении терминов при описании этого способа преступлений. Включение указанных форм в состав преступлений определяется бессистемно, такими случайными факторами, как: особенности принуждаемого лица (ст. 296, 309 УК РФ); попытки их дробления или, наоборот, объединения; использование в одном случае термина (например, шантаж), а в другом его предполагаемого содержания и др.

2. Квалификация преступлений, сопряженных с насилием

1 Насилие при совершении преступлений против личности

Наиболее распространенными насильственными преступлениями против личности, отнесёнными к категории тяжких и особо тяжких являются: убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, похищение человека. Ответственность за совершение указанных преступных деяний предусмотрена в особенной части Уголовного Кодекса РФ.

Посягательства на жизнь человека являются одним из наиболее тяжких и опасных преступлений, поскольку они наносят непоправимый (необратимый) вред важнейшей социальной ценности — жизни человека. Именно поэтому ст. 20 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAEC52ECD5E4DE3FB4F47D427A47D657786CBBE41DA8D9BS8fBO> Конституции Российской Федерации допускает установление смертной казни за совершение таких преступлений, которая не применяется с 1996 года.

Под убийством принято понимать общественно-опасное противозаконное умышленное (с прямым или косвенным умыслом) причинение смерти другому человеку.

Под причинением смерти по неосторожности понимается неосторожное (по легкомыслию или небрежности) лишение жизни другого человека. Таким образом, причинение смерти по неосторожности, похожее на убийство по преступному результату — наступлению смерти, отличается по форме вины.

Самоубийство (суицид) — это лишение себя жизни человеком под воздействием каких-либо обстоятельств. Уголовно-правовая ответственность предполагает быть за доведение до самоубийства.

Объектом убийства и причинения смерти по неосторожности является жизнь человека, которая независимо от социальных, физиологических, криминологических и иных особенностей личности в равной мере охраняется уголовным законом. Жизнь человека отсчитывается от начала физиологических родов до наступления естественной смерти человека или его биологической гибели, когда вслед за остановкой сердца прекращаются кровоток, снабжение кислородом клеток мозга и происходят необратимые последствия. Установление момента начала жизни и наступления смерти имеет важное правовое значение, поскольку, например, покушение на плод может рассматриваться как причинение вреда здоровью беременной женщины, а посягательство, обращенное на труп при принятии его за живого человека, образует покушение на убийство. Таким образом, установление «границ» жизни имеет важное значение. В современный период это также важная правовая, этическая и медицинская проблема, поскольку выявляются случаи трансплантации органов человека во время так называемой клинической смерти, когда не исчерпана потенциальная возможность «оживить» сердце и вернуть человека к жизни.

С объективной стороны убийство и причинение смерти по неосторожности могут быть совершены как путем действия, так и бездействия. Действия в этом случае могут выражаться как в непосредственном физическом воздействии виновного на потерпевшего (ранение, отравление и т.п.), так и в виде опосредованного психического воздействия (угроза, неожиданный испуг и т.п.), которые привели к противоправному лишению жизни другого человека или себя.

Убийство и причинение смерти по неосторожности могут быть осуществлены как путем непосредственного причинения физического вреда, выражающегося в нарушении анатомической целостности организма, так и причинения такого вреда с использованием орудий или различных механических средств (топора, ружья, автомашины и т.п.).

Смерть человеку может быть причинена и путем бездействия. Это возможно, если на виновного специально возлагается обязанность не допустить причинения или наступления смерти (напр., матери в отношении новорожденного ребенка, водителя в отношении других участников движения, врача в отношении пациента и любого человека, если его жизни угрожает опасность).

Такая обязанность может быть возложена на виновного законом, подзаконными нормативными актами, обычаями (традициями) или принятыми на себя обязательствами.

Способ причинения смерти не имеет большого значения, но иногда законодатель включает его в норму как особо квалифицирующий признак ( п. «е» ч. 2 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9688S0fAO> УК РФ — убийство, совершенное общеопасным способом).

Для данных составов обязательным является наступление общественно опасных последствий в виде смерти жертвы, что является обязательным признаком объективной стороны преступлений, посягающих на жизнь. Поскольку составы преступлений, посягающих на жизнь, сконструированы как материальные, установление причинной связи между деянием и наступившими последствиями — также обязательный признак объективной стороны. Моментом окончания преступления будет считаться наступление смерти потерпевшего; в иных случаях при установлении всех других элементов состава такое деяние может быть оценено как приготовление или покушение на преступление.

Субъектами указанных преступлений являются физические вменяемые лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста (за исключением ст. 105 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968FS0fDO> УК РФ), субъектами которой выступают лица, достигшие четырнадцатилетнего возраста.

Субъективная сторона убийства предполагает умышленную форму вины (прямой или косвенный умысел), когда виновное лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало или сознательно допускало эти последствия или относилось к ним безразлично.

В зависимости от формы вины и степени тяжести преступлений против жизни УК <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968FS0fAO> РФ выделяет следующие преступления:

убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств ( ч. 1 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968FS0fCO> );

убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105) <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968FS0fEO> ;

убийство при смягчающих обстоятельствах (льготные составы — ст. 106, 107 , 108 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968AS0f9O> ).

Основной состав — ч. 1 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968FS0fCO> , квалифицированный состав — ч. 2 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968FS0fEO> и льготные составы — ст. 107 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9689S0fCO> , 108 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968AS0f9O> УК РФ с субъективной стороны предполагают умышленную форму вины, умысел при этом может быть как прямой, так и косвенный. В первом случае речь идет об осознании виновным факта посягательства на жизнь другого человека, предвидении реальной возможности или неизбежности наступления смерти в результате его действий и желании наступления этого преступного результата.

При косвенном умысле виновный осознает, что ставит в опасное состояние жизнь другого человека, предвидит, что в результате этого может наступить смерть, не желает, но сознательно допускает либо безразлично относится к ее наступлению.

Следует иметь в виду, что покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, когда деяние свидетельствует, что лицо предвидело наступление смерти, желало ее наступления, но смерть не наступила по причинам, не зависящим от воли виновного.

Убийство при отсутствии отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств ( ч. 1 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968FS0fCO> УК РФ).

К числу таких убийств судебная практика относит: убийство в драке или ссоре, убийство из мести (кроме кровной мести) или ревности, убийство из сострадания или по личной просьбе потерпевшего, убийство на почве личных неприязненных отношений.

Убийство при отягчающих обстоятельствах ( ч. 2 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968FS0fEO> УК РФ), которым является убийство:

двух или более лиц (п. «а») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968FS0f1O> , под которым понимается лишение жизни двух и более человек, совершенное, как правило, одновременно или на протяжении короткого промежутка времени и охватывающееся единым умыслом виновного;

лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D968FS0f0O> . Такое убийство совершается либо в процессе осуществления потерпевшим своей служебной деятельности либо как акт мести за такую деятельность. Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия любого лица, входящие в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора с государственными, коммерческими или иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга — осуществление гражданами как специально возложенных на них общественных обязанностей, так и других действий в интересах общества или отдельных лиц (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении и т.п.).

Закон не ограничивает круг близких для лица, надлежаще выполняющего или выполнившего свои служебные обязанности или общественный долг. Это могут быть близкие родственники, к которым относятся родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабушка и внуки, кроме того, лица фактически являющиеся близкими, — друг, невеста, жених, и виновный знает об этом;

лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. «в») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8E9088S0fEO> . Под беспомощным состоянием следует понимать такое состояние потерпевшего, который в силу определенных физиологических или иных причин лишен возможности оказать сопротивление убийце (нахождение в обморочном состоянии, в состоянии сильного алкогольного опьянения, тяжело больного, престарелого или спящего человека).

В том случае, если убийство сопряжено с похищением человека или захватом заложника, деяние виновного следует квалифицировать по совокупности;

женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9688S0f8O> . Условием привлечения к уголовной ответственности является осведомленность виновного о беременности потерпевшей. Срок беременности значения не имеет;

совершенное с особой жестокостью (п. «д») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9688S0fBO> . Особая жестокость — это способ, используя который виновный до лишения жизни или в процессе совершения убийства причиняет потерпевшему особые страдания и мучения, например при длительном избиении, применении пыток, истязаний, использовании мучительно действующего яда. Особая жестокость может выражаться также в убийстве в присутствии близких для потерпевшего лиц, когда виновный сознавал, что причиняет им особые страдания;

совершенное общеопасным способом (п. «е») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9688S0fAO> . Общеопасный способ означает, что, осуществляя умысел на убийство определенного лица, виновный применил такой способ, который опасен для жизни не только одного человека (жертвы), но и других лиц. С этой целью могут использоваться взрывные устройства, радиоактивные вещества, транспортные средства и т.д. При этом виновный должен осознавать, что он посягает на жизнь потерпевшего именно общеопасным способом. Субъективное отношение виновного к наступившим последствиям в виде гибели других лиц, причинения им вреда здоровью различной степени тяжести выражается в виде косвенного умысла. В этих случаях содеянное не охватывается п. «е» ч. 2 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9688S0fAO> УК РФ и должно квалифицироваться по совокупности совершенных преступлений (умышленного убийства и неосторожного причинения смерти);

совершенное по мотиву кровной мести (п. «е.1») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8E918BS0f1O> . Предполагается исполнение обычая кровной мести, сохранившегося у некоторых народностей, проживающих на территории Северного Кавказа, выражающейся в убийстве члена семьи, тейпа, как месть за ранее совершенное убийство членом данного тейпа родственника лица, осуществляющего месть. Основанием для кровной мести является кровная обида, например убийство родственника, надругательство над женщиной, грубое оскорбление. Субъектом убийства из кровной мести может быть только лицо той национальности, где кровная месть считается родовым обычаем. По обычаям кровной мести может быть лишен жизни не только сам обидчик, но и члены его семьи по мужской линии;

совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9688S0fDO> . Понятие группы лиц, группы лиц по предварительному сговору и организованной группы дано в ст. 35 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9288S0fBO> УК РФ. Для наличия состава данного преступления необходимо, чтобы соучастники любой из трех перечисленных форм непосредственно участвовали в лишении жизни потерпевшего;

из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9688S0fCO> . Корыстные побуждения означают стремление посредством убийства получить какую-либо материальную выгоду для себя или других лиц либо избавиться от затрат материального характера. Под наймом понимается принятие виновным обязательств по лишению жизни потерпевшего за вознаграждение. В случае когда убийство совершено при разбойном нападении либо сопряжено с вымогательством или бандитизмом, содеянное следует квалифицировать по совокупности названных преступлений (п. «з» ч. 2 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9688S0fCO> УК РФ и соответственно по ст. 162 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8F958ES0fEO> , 163 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9A8AS0f0O> или 209 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8C9088S0fFO> УК РФ);

из хулиганских побуждений (п. «и») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9688S0fFO> . Хулиганские побуждения — это мотив, в основе которого лежит стремление проявить явное неуважение к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено его желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Если виновный помимо убийства из хулиганских побуждений совершил иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, то содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности убийства из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9688S0fFO> УК РФ) и хулиганства (ст. 213 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8F9B8FS0f0O> УК РФ);

с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8D9688S0fEO> . Квалифицирует убийство в данном случае цель скрыть другое преступление или облегчить совершение другого преступления. Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, означает, что оно совершено в процессе изнасилования или насильственных действий сексуального характера либо непосредственно после их совершения;

по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой либо социальной группы (п. «л») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8E918BS0f0O> . Данный вид убийства характеризуется повышенной степенью общественной опасности ввиду наличия указанных мотивов, которые по своему содержанию не только порицаемы с точки зрения общечеловеческих моральных ценностей, закрепленных в ст. 2 Хартии прав человека, но и прямо противоречат Конституции <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAEC52ECD5E4DE3FB4F47D427A47D657786CBBE41DA8D9BS8fDO> России. Ведь «вина» потерпевшего в этих случаях состоит лишь в принадлежности к определенной расе, национальности, религии, представители которых равны перед законом, а следовательно, пользуются одинаковой защитой.

Если целью убийства является возбуждение национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, унижение национального достоинства, то подобные действия должны квалифицироваться по совокупности со ст. 282 <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8E938ES0f0O> УК РФ;

в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м») <consultantplus://offline/ref=1FB31E37C296B2C2DC2D23991B455DAECF21C85345BEF1471ED825A3723A608182B240DA8F9788S0fDO> . Это их изъятие для последующей трансплантации или иной утилизации (использование для пересадки органов и тканей, мумификация и использование в качестве наглядного пособия, приготовления снадобья и т.п.).

Реализация цели не является признаком данного состава преступления, ввиду чего ее недостижение не ограничивается стадией покушения и квалифицируется как оконченное преступление.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью ( ст. 111 <consultantplus://offline/ref=90A67ABD54576945F5F15F18DB904CEC7F5CA45282AC7BAF495E3949BC677C75CF5D290195C5CFzDo4O> УК).

Объективная сторона этого преступления выражается в деянии, причинившем тяжкий вред здоровью (общественно опасное последствие), и причинной связи между причиненным вредом здоровью и действием или бездействием виновного.

Медицинские характеристики тяжкого вреда здоровью закреплены в УК <consultantplus://offline/ref=90A67ABD54576945F5F15F18DB904CEC7F5CA45282AC7BAF495E3949zBoCO> и включают:

  • а) опасный для жизни вред здоровью, который определяется способом причинения;
  • б) причинение конкретно обозначенного в законе последствия;
  • в) значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть;
  • г) заведомую для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности.

А. Под опасным для жизни понимается вред здоровью, вызывающий состояние, которое угрожает жизни и может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни.

Опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния.

Опасными для жизни повреждениями являются: проникающие ранения черепа, в том числе без повреждения головного мозга; проникающие ранения позвоночника, в том числе без повреждения спинного мозга; закрытые повреждения шейного отдела спинного мозга; ранения живота, проникающие в полость брюшины; повреждения крупного кровеносного сосуда; термические ожоги III — IV степени с площадью поражения, превышающей 15% поверхности тела; ожоги III степени более 20% поверхности тела; ожоги II степени, превышающие 30% поверхности тела, и т.д.

К опасным для жизни относятся повреждения, если они повлекли за собой угрожающее жизни состояние: шок тяжелой степени (III — IV) различной этиологии; кома различной этиологии; острая сердечная или сосудистая недостаточность; коллапс, тяжелая степень нарушения мозгового кровообращения и т.д.

Б. К неопасному для жизни в момент его причинения, но относящемуся к тяжкому вреду здоровью, определенному по тяжести последствий, относятся:

  • потеря зрения, т.е. полная стойкая слепота на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до остроты зрения 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2 м и до светоощущения).

    Потеря зрения на один глаз представляет собой утрату органом его функций и относится к тяжкому вреду здоровья;

  • потеря речи, т.е. потеря способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо в результате потери голоса;
  • потеря слуха, т.е. полная глухота или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3 — 5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо представляет собой утрату органом его функций и по этому признаку относится к тяжкому вреду здоровья;
  • потеря какого-либо органа или органом его функций, т.е. потеря руки, ноги (отделение их от туловища) или утрата ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность);
  • потеря производительной способности (способности к совокуплению либо к оплодотворению, зачатию, вынашиванию и деторождению).

    Потеря одного яичка оценивается как потеря органа. Потерю наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы) приравнивают к потери руки или ноги;

  • прерывание беременности, независимо от ее срока, является тяжким вредом здоровью, если оно находится в причинной связи с посягательством, а не обусловлено индивидуальными особенностями организма или заболеваниями потерпевшей;
  • психическое расстройство, т.е. любое психическое заболевание независимо от тяжести, излечимости или неизлечимости. Диагностика такого заболевания производится судебно-психиатрической экспертизой;
  • заболевание наркоманией или токсикоманией, возникшее под влиянием противоправных действий виновного, характеризуется постоянным желанием потерпевшего употреблять наркотические средства, психотропные или токсические вещества. Факт заболевания диагностируется врачом-наркологом;

— неизгладимое обезображение лица является в первую очередь понятием юридическим, поскольку установление этого факта относится к компетенции суда и производится с учетом общепринятых эстетических представлений. Судебно-медицинский эксперт определяет лишь тяжесть повреждений и решает, являются ли они изгладимыми. Под изгладимостью следует понимать возможность исчезновения видимых последствий повреждения или значительного уменьшения их выраженности (т.е. выраженности рубцов, деформаций, нарушений мимики и пр.) с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если же для устранения этих последствий требуется косметическая операция, то повреждение считается неизгладимым.

В. Расстройство здоровья, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть. Если исход повреждения здоровья неясен, то стойкой утратой трудоспособности признается длительность расстройства здоровья свыше 120 дней.

У детей утрата трудоспособности определяется исходя из общих положений.

Г. Заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности следует понимать как осознание виновным того, что он лишает потерпевшего возможности выполнять специфические виды профессиональной деятельности, требующие таланта, особых природных качеств или редких профессиональных навыков (например, работать дегустатором, быть художником).

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины. Лицо осознает, что своими действиями (бездействием) посягает на здоровье другого человека, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда здоровью и желает их (прямой умысел) либо не желает, а лишь сознательно допускает эти последствия или относится к ним безразлично (косвенный умысел).

Умышленный тяжкий вред здоровью следует отличать от покушения на убийство. Это означает, что если в результате действий, направленных на лишение жизни потерпевшего, был причинен тяжкий вред его здоровью, то содеянное следует квалифицировать как покушение на убийство.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Содержание квалифицирующих признаков, содержащихся в ч. 2 <consultantplus://offline/ref=90A67ABD54576945F5F15F18DB904CEC7F5CA45282AC7BAF495E3949BC677C75CF5D290195C5CFzDo1O> и ч. 3 ст. 111 <consultantplus://offline/ref=90A67ABD54576945F5F15F18DB904CEC7F5CA45282AC7BAF495E3949BC677C75CF5D290195C5C0zDo2O> УК, совпадает с аналогичными квалифицирующими признаками, предусмотренными ч. 2 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=90A67ABD54576945F5F15F18DB904CEC7F5CA45282AC7BAF495E3949BC677C75CF5D290195C5CBzDo0O> УК, которые были рассмотрены ранее.

Исключение представляет такой квалифицирующий признак, как причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное с издевательством или мучениями для потерпевшего ( п. «б» ч. 2 ст. 111 <consultantplus://offline/ref=90A67ABD54576945F5F15F18DB904CEC7F5CA45282AC7BAF495E3949BC677C75CF5D290195C5CFzDoFO> УК).

Под издевательством и мучениями следует понимать действия, причиняющие потерпевшему дополнительные страдания (например, длительное причинение боли щипанием или лишением пищи, питья).

Так, К., находясь в нетрезвом состоянии, в ходе ссоры нанес бывшей жене Л. шесть ножевых ранений: два — в поясницу, два — в область лопаток; одно — в грудь и одно — в ягодицу. По заключению судмедэксперта, телесные повреждения относятся к категории тяжких, опасных для жизни в момент причинения. Суд первой инстанции признал К. виновным в причинении тяжкого вреда здоровью и указал, что эти действия носили характер истязаний и мучений. Председатель вышестоящего суда в протесте поставил вопрос об изменении квалификации, отметив, что удары наносились тогда, когда потерпевшая пыталась убежать. Сама потерпевшая пояснила, что события развивались очень быстро: К. ударил ее чем-то в спину, она сначала даже ничего не поняла, затем он нанес удар уже в грудь; поскольку потекла кровь, она догадалась, что он ударил ножом. В ходе предварительного следствия и в судебном заседании Л. заявила о том, что от первого удара ножом ощутила острую боль, остальных ударов уже не чувствовала, так как все болело. До случившегося потерпевшая употребляла спиртные напитки. Материалы дела не свидетельствуют, что причинение тяжкого вреда здоровью сопровождалось физическими или моральным страданием либо особой болью, поэтому из обвинения К. был исключен квалифицирующий признак «с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего».

Судебно-медицинский эксперт не устанавливает факта издевательства или мучений, но констатирует, имело ли место причинение тяжкого вреда здоровью именно таким способом.

Часть 4 ст. 111 <consultantplus://offline/ref=90A67ABD54576945F5F15F18DB904CEC7F5CA45282AC7BAF495E3949BC677C75CF5D290195C5C1zDo7O> УК предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Это преступление с двумя формами вины, т.е. имеет место умышленное отношение к тяжкому вреду здоровью и неосторожное — к наступлению смерти потерпевшего.

На практике возникает необходимость отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего. Верховный Суд РФ рекомендует в этом случае иметь в виду, что «при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК, отношение виновного к смерти потерпевшего выражается в неосторожности» (п. 3 <consultantplus://offline/ref=90A67ABD54576945F5F15F18DB904CEC7F5CA55B80AC7BAF495E3949BC677C75CF5D290195C0C8zDoFO> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Решая вопрос о направленности умысла виновного, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления и учитывать, в частности, способ и орудия преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Изнасилование ( ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416EOFq1O> УК).

Основным объектом изнасилования является половая свобода взрослой женщины. Под половой свободой понимается право лица самостоятельно решать, с кем и как удовлетворять свои сексуальные потребности и желания. Критерии и границы допустимости половой свободы устанавливаются лицом, в отношении которого совершаются сексуальные действия. При этом женщина самостоятельно оценивает, пострадала ли ее половая свобода. В случае изнасилования несовершеннолетней или малолетней девочки объектом является половая неприкосновенность, которая предполагает запрет на совершение любых сексуальных действий против ребенка. Если посягательство на половую свободу и половую неприкосновенность сопровождается применением насилия, вред причиняется дополнительному объекту — здоровью потерпевшей. Для наличия состава этого преступления потерпевшей может быть только лицо женского пола, независимо от ее отношений с виновным (муж, сожитель и т.д.).

Объективная сторона изнасилования состоит в половом сношении с применением насилия или угрозы его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Таким образом, закон устанавливает две формы изнасилования: 1) половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения; 2) половое сношение с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

Объективная сторона изнасилования, совершаемого с применением насилия или с угрозой применения насилия, имеет сложную структуру, так как преступление в такой ситуации состоит из двух обязательных действий (насилия и полового сношения).

Под изнасилованием следует понимать лишь половое сношение с женщиной вопреки ее воле и согласию. Способы совершения этих действий четко очерчены в законе. Поэтому не могут рассматриваться в качестве изнасилования действия лица, склонившего женщину к половому акту путем обмана или злоупотребления доверием, например, заведомо ложного обещания вступить в брак.

Под изнасилованием, по смыслу ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416EOFq1O> УК, следует понимать совершаемое вопреки воле и согласию потерпевшей (с применением насилия или угрозы его применения либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей) естественное половое сношение, т.е. совершаемое путем введения полового члена мужчины во влагалище женщины; при этом виновным является мужчина, а потерпевшей — женщина. Все иные насильственные действия сексуального характера, в том числе и естественное половое сношение, когда виновной является женщина, а потерпевшим — мужчина, не могут расцениваться как изнасилование. Их следует квалифицировать по ст. 132 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4168OFqCO> УК.

Под насилием, по смыслу закона, следует понимать физическое насилие. Оно применяется виновным как средство подавления действительного, а не мнимого или ожидаемого сопротивления потерпевшей.

Физическое насилие может состоять в удержании, связывании, причинении побоев, легкого или средней тяжести вреда здоровью. Такое насилие согласно п. 15 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A98A7681C611D4FB13530E4F5269E3BF89390B42CB45O6qEO> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» охватывается ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416EOFq1O> УК.

Если при изнасиловании либо покушении на него умышленно причиняется тяжкий вред здоровью потерпевшей, действия виновного квалифицируются по соответствующей части ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416EOFq1O> УК и по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 111 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB436BOFqBO> УК. Действия лица, умышленно причинившего в процессе изнасилования тяжкий вред здоровью потерпевшей, что повлекло по неосторожности ее смерть, при отсутствии других квалифицирующих признаков следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFq8O> и ч. 4 ст. 111 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4365OFq8O> УК. При совершении убийства в процессе изнасилования, после его окончания либо покушения на него в целях сокрытия совершенного преступления либо по мотивам мести за оказанное сопротивление содеянное виновным подлежит квалификации по п. «к» ч. 2 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4368OFqFO> УК. Совокупность преступлений, предусмотренных п. «к» ч. 2 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4368OFqFO> и ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416EOFq1O> УК, по действующей редакции ст. 17 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB466AOFqDO> УК не образуется.

Под угрозой применения насилия понимается запугивание потерпевшей, совершение таких действий, которые свидетельствовали бы о намерении немедленно применить физическое насилие — вплоть до причинения вреда здоровью средней тяжести. Таким образом, в ч. 1 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFq8O> УК речь идет об угрозе причинения побоев, легкого и средней тяжести вреда здоровью, поскольку угроза убийством и причинением тяжкого вреда здоровью охватывается п. «в» ч. 2 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFqDO> УК. Угроза должна восприниматься потерпевшей как реальная вне зависимости от того, имел ли виновный намерение ее осуществить. Угроза применить насилие в будущем не может рассматриваться в качестве средства подавления сопротивления потерпевшей, поскольку она имеет возможность обратиться за помощью в правоохранительные органы или к другим гражданам.

Угроза иного характера, например, разгласить позорящие сведения о потерпевшей или ее близких, уничтожить имущество, не позволяет квалифицировать содеянное по ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416EOFq1O> УК.

Как физическое насилие, так и угроза его применения могут применяться и к потерпевшей, и к другим лицам. К таким лицам могут быть отнесены не только дети или другие родственники потерпевшей, но и другие лица, в судьбе которых потерпевшая заинтересована, например, ее воспитанники, ученики, близкие.

Таким образом, для наличия состава изнасилования насилие должно быть реальным и иметь отношение к моменту совершения деяния, а не к будущему. Насилие является средством подавления воли потерпевшей и применяется для подавления ее возможного или действительного сопротивления.

Понятие изнасилования с использованием беспомощного состояния потерпевшей раскрыто в п. 3 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A98A7681C611D4FB13530E4F5269E3BF89390B42CB46O6q4O> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11. Это могут быть случаи, когда:

  • потерпевшая в силу своего физического или психического состояния (малолетний возраст, физические недостатки, расстройство душевной деятельности или иное болезненное или бессознательное состояние) не могла понимать характер и значение совершаемых с нею действий;
  • потерпевшая понимала характер и значение совершаемых с нею действий, но не могла оказать сопротивления.

В обоих случаях виновный должен осознавать, что потерпевшая находится в таком состоянии. При решении вопроса о том, является ли состояние потерпевшей беспомощным, суды исходят из имеющихся доказательств по делу, включая заключение эксперта, когда для установления психического или физического состояния потерпевшей проведение судебной экспертизы является необходимым.

Изнасилование потерпевшей, находящейся в состоянии алкогольного опьянения, можно признать совершенным с использованием беспомощного состояния не во всех случаях, а лишь при наличии такой степени опьянения, которая лишала потерпевшую возможности оказать сопротивление виновному ( п. 3 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A98A7681C611D4FB13530E4F5269E3BF89390B42CB47O6qCO> указанного Постановления Пленума).

Для квалификации изнасилования, совершенного с использованием беспомощного состояния потерпевшей, не имеет значения, привел ли сам виновный ее в такое состояние (например, напоил спиртными напитками, предоставил наркотики) или воспользовался им.

Как изнасилование с использованием беспомощного состояния потерпевшей следует квалифицировать, как правило, и случаи вступления в половое сношение без применения физического или психического насилия с малолетними девочками (см. п. 4 указанного Постановления).

Если потерпевшая из-за своего возраста или умственной отсталости не осознает характера и значения совершаемых с ней сексуальных действий, что выясняется в каждом случае индивидуально, следует считать, что она в силу этого находится в беспомощном состоянии.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в кассационном определении приговор по делу М., осужденного по п. «в» ч. 3 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4168OFqAO> УК, изменила, переквалифицировав его действия на ст. 134 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42C9436EOFqAO> УК и указав, что само по себе малолетство потерпевшей не является единственным условием для признания ее беспомощного состояния. Для этого необходимо не только установить действительный возраст потерпевшей, но и определить, понимала ли она фактическую сторону отношений между мужчиной и женщиной, уровень ее развития, осведомленность о сексуальных отношениях и их социальном значении. Существенную роль играет и наличие факта сексуального опыта у малолетней потерпевшей.

Суд первой инстанции, формально отметив возраст потерпевших А. и Д. как малолетний, без учета изложенных выше обстоятельств оценил их состояние как «беспомощное» при совершении половых актов с осужденным М.

Вместе с тем из материалов дела и предъявленного М. обвинения нельзя сделать бесспорного вывода о том, что для обеих потерпевших, несмотря на их малолетний возраст, совершение половых актов с осужденным было первым и единственным сексуальным опытом.

Потерпевшие воспитываются в неблагополучной социальной среде, а образ жизни их матери и ее поведение в семье делает обоснованными утверждения защиты об определенной осведомленности девочек о сексуальных отношениях между мужчиной и женщиной.

Преступление сформулировано в законе как имеющее формальный состав. Изнасилование признается оконченным с момента проникновения полового члена мужчины в женские гениталии, независимо от дефлорации. Термин «сексуальное проникновение» используют и европейские законодатели, расшифровывая содержание сексуального действия (УК Франции, УК Испании).

Как отмечалось, при совершении изнасилования в первой форме имеют место двоякого рода действия: насилие и половое сношение. Поэтому применение физического или психического насилия с целью совершения полового сношения, когда насилие является средством к достижению именно этой цели, но при этом сам половой акт не был начат по независящим от виновного причинам, следует рассматривать как покушение на изнасилование ( п. 6 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A98A7681C611D4FB13530E4F5269E3BF89390B42CB47O6q9O> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11).

В связи с этим необходимо отличать покушение на изнасилование от других преступных посягательств, затрагивающих честь, достоинство и неприкосновенность личности женщин (развратные действия, причинение вреда здоровью, оскорбление и др.).

От покушения на изнасилование следует отличать добровольный отказ. В каждом случае необходимо выяснять причины, по которым преступление не было доведено до конца. Не может быть признан добровольным отказ, который вызван невозможностью дальнейшего продолжения преступных действий вследствие причин, возникших помимо воли виновного.

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Виновный осознает, что совершает насильственный половой акт помимо воли и желания потерпевшей или с использованием ее беспомощного состояния, и желает действовать подобным образом. Мотивы преступления могут быть различными: удовлетворение половой страсти, месть, желание заставить потерпевшую выйти замуж и др.

Субъект преступления специальный. Субъектом преступления по ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416EOFq1O> УК может быть только лицо мужского пола, вменяемый, достигшее 14 лет.

Часть 2 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFqAO> УК предусматривает квалифицирующие признаки изнасилования:

изнасилование, совершенное группой лиц. Под ним следует понимать случаи, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали в отношении потерпевшей согласованно. Изнасилование с применением насилия является сложным по структуре преступлением, поэтому как групповое изнасилование должны квалифицироваться действия лиц, не только совершивших насильственный половой акт, но и содействовавших этому путем применения физического или психического насилия к потерпевшей. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта, но путем применения насилия к потерпевшей содействовавших другим в ее изнасиловании, подлежат квалификации как соисполнительство в групповом изнасиловании. Следовательно, соисполнителями группового изнасилования могут являться женщины и мужчины, не обладающие половой функцией, поскольку соисполнителем является лицо, выполнившее хотя бы часть объективной стороны преступления.

При совершении изнасилования группой лиц, лишь один из которых подлежит уголовной ответственности, а остальные — не подлежат в силу недостижения 14-летнего возраста или невменяемости, содеянное нельзя квалифицировать по п. «б» ч. 2 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFqCO> УК. Это согласуется с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», в п. 9 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A8857687C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB466EOFqEO> которого подчеркивается, что совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста (ст. 20 УК) или невменяемости (ст. 21 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4664OFqFO> УК), не образует соучастия. Подобная ситуация рассматривается и в п. 13 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A885778ACE4CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB466EOFqAO> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», где говорится: лицо, организовавшее преступление либо склонившее к совершению кражи, грабежа или разбоя заведомо не подлежащего уголовной ответственности участника преступления, в соответствии с ч. 2 ст. 33 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB476FOFqAO> УК несет уголовную ответственность как исполнитель содеянного. Таким образом, действия участника группового изнасилования, если другие его участники не могли быть привлечены к уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости, следует квалифицировать по ч. 1 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFq8O> УК.

Квалифицирующими признаками по п. «б» ч. 2 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFqCO> УК также является совершение этого преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. также ч. ч. 2 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4768OFqCO> и 3 ст. 35 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4768OFqDO> УК);

изнасилование, соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью ( п. «в» ч. 2 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFqDO> УК), имеет место, когда налицо реальная возможность осуществления угрозы, когда угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является средством воздействия на сознание и волю потерпевшей с целью добиться ее подчинения. Следует подчеркнуть, что в п. «в» ч. 2 ст. 131 УК речь идет именно об угрозе причинением тяжкого вреда здоровью, а не о реальном его причинении. Как отмечалось, в случае умышленного причинения тяжкого вреда здоровью требуется квалификация по совокупности со ст. 111 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB436BOFqBO> УК, а если тяжкий вред здоровью потерпевшей причинен по неосторожности — квалификация по п. «б» ч. 3 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4168OFq9O> УК.

Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью следует понимать не только прямые высказывания, которые выражали намерение немедленно применить физическое насилие к самой потерпевшей, ее детям, близким родственникам или другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т.п.).

При этом нет необходимости доказывать, имел ли виновный намерение осуществить угрозу. Подобные действия охватываются п. «в» ч. 2 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFqDO> и дополнительной квалификации по ст. 119 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4068OFq8O> УК не требуют (п. 11 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A98A7681C611D4FB13530E4F5269E3BF89390B42CB44O6q8O> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11);

изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием ( п. «г» ч. 2 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFqEO> УК), может иметь место в случае, когда: а) виновный знал о наличии у него венерического заболевания, б) потерпевшая реально заболела; в) заражение произошло путем насильственного полового акта.

Последствием является заражение потерпевшей венерическим заболеванием (например, сифилисом, гонореей, мягким шанкром, паховым лимфогранулематозом).

Отношение к последствию может быть как умышленным, так и неосторожным. Неосторожность возможна лишь в виде легкомыслия, поскольку лицо осознает, что больно венерической болезнью. Содеянное полностью охватывается п. «г» ч. 2 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFqEO> УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 121 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4068OFq0O> УК.

Часть 3 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFq1O> УК предусматривает состав с особо отягчающими обстоятельствами:

  • повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей;
  • повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей;
  • повлекшее заражение ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия.

Причинение смерти или тяжкого вреда здоровью потерпевшей может быть вызвано действиями как самого виновного (например, сдавливанием шеи при преодолении сопротивления), так и явиться следствием поведения самой потерпевшей, стремящейся избежать насилия. Так, Ф. был осужден по ч. 3 ст. 30 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB476EOFq8O> , п. «а» ч. 3 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4168OFq8O> УК за покушение на групповое изнасилование совместно с не установленными следствием лицами, повлекшее причинение по неосторожности смерти потерпевшей, которая, пытаясь спастись от неотвратимого группового изнасилования, влезла на окно декоративной решетки балкона, но упала на асфальт и разбилась насмерть. Указанные последствия могут быть вменены виновному лишь в том случае, если имеется причинная связь между его действиями и наступившими последствиями. Содеянное охватывается ч. 3 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFq1O> УК и не требует квалификации по совокупности, если отношение к последствиям в виде смерти или тяжкого вреда здоровью является неосторожным.

Изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей ВИЧ-инфекцией, предполагает установление факта заражения этой болезнью. Отношение к последствию — заражению ВИЧ-инфекцией — может быть и преступным легкомыслием, и умыслом, так как их общественная опасность оценена законодателем одинаково, что отражено в установлении ответственности как за умышленное, так и за неосторожное заражение ВИЧ-инфекцией в одной и той же статье УК ( п. 13 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A98A7681C611D4FB13530E4F5269E3BF89390B42CB44O6q4O> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11).

Содеянное охватывается п. «б» ч. 3 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4168OFq9O> и не требует дополнительной квалификации по ст. 122 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4069OFqBO> УК. Указание на неосторожность в п. «б» ч. 3 ст. 131 УК относится лишь к последствию в виде тяжкого вреда здоровью.

Заведомое поставление потерпевшей в опасность заражения ВИЧ-инфекцией, произошедшее в результате изнасилования, не является квалифицирующим признаком изнасилования и требует квалификации по совокупности ч. 1 ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416FOFq8O> УК и ч. 1 ст. 122 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4069OFqCO> УК.

Под иными тяжкими последствиями следует понимать, например, самоубийство потерпевшей, покушение на него.

Насильственные действия сексуального характера ( ст. 132 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4168OFqCO> УК).

Объективная сторона преступления заключается в мужеложстве, лесбиянстве или иных действиях сексуального характера с применением насилия или угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей).

Закон устанавливает ответственность за насильственное мужеложство или лесбиянство или иные действия сексуального характера, т.е. реализацию полового влечения к лицам своего пола, а также за совершение иных действий сексуального характера, если они совершены с применением насилия или с угрозой его применения либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей).

То есть уголовная ответственность связывается с насильственным способом удовлетворения половой потребности или с использованием беспомощного состояния потерпевшего, а не с извращенностью или аморальностью способа ее удовлетворения. В случае добровольного согласия партнеров состав анализируемого преступления не образуется.

Под мужеложством (мужским гомосексуализмом) понимают удовлетворение полового влечения между мужчинами путем введения полового члена активного партнера в анальное (заднепроходное) отверстие пассивного партнера. Другие формы гомосексуальных действий между мужчинами мужеложством не являются, а относятся к иным действиям сексуального характера. Потерпевшими при мужеложстве могут быть только мужчины.

Лесбиянство (женский гомосексуализм) представляет собой форму удовлетворения полового желания женщиной в отношении другой женщины посредством различных действий сексуального характера (имитирование полового акта, соприкосновение половых органов и других частей тела и т.п.).

Потерпевшей при лесбиянстве может быть только женщина.

Иными действиями сексуального характера являются любые способы удовлетворения полового влечения между мужчинами или между мужчиной и женщиной, за исключением естественного полового сношения, мужеложства и лесбиянства. Это может быть, например, оральный секс («coitus per os»), анальный секс («coitus per anum»), совокупление между мужчиной и женщиной в естественной форме, если принуждение исходит со стороны женщины, т.е. в качестве насильника выступает женщина. Иные действия сексуального характера должны иметь характер сексуального проникновения, под которым следует понимать введение как полового члена, так и иных предметов в естественные полости другого лица с целью получить сексуальное удовлетворение. Потерпевшими могут быть как мужчины, так и женщины (в зависимости от характера деяния).

Если виновный совершает (в любой последовательности) изнасилование и насильственные действия сексуального характера в отношении одной и той же потерпевшей, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416EOFq1O> и 132 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4168OFqCO> УК. При этом не имеет значения, имел ли место разрыв во времени в ходе изнасилования и насильственных действий сексуального характера (п. 9 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A98A7681C611D4FB13530E4F5269E3BF89390B42CB47O6q4O> Постановления от 15 июня 2004 г. № 11).

При совершении этого преступления применяется насилие или угроза его применения либо используется беспомощное состояние потерпевшего (потерпевшей).

Содержание этих понятий раскрывалось при анализе состава изнасилования.

Преступление имеет формальный состав. Моментом его окончания является начало совершения действий сексуального характера с использованием насилия, угрозы или беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей).

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный (виновная) осознает, что совершает мужеложство или лесбиянство либо иные действия сексуального характера с применением насилия, угроз или использования беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей), и желает совершить эти действия.

Части 2 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4168OFqFO> и 3 ст. 132 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4169OFqCO> УК предусматривают квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки данного преступления. И суть рассматривалась при анализе изнасилования; по перечню и содержанию они полностью совпадают.

Субъектом преступления может быть вменяемое лицо как мужского, так и женского пола с 14 лет.

Понуждение к действиям сексуального характера ( ст. 133 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4169OFq1O> УК).

Объективная сторона преступления состоит в понуждении лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей).

Понудить — означает заставить совершить какие-либо действия. Однако не всякое понуждение образует состав данного преступления, а лишь совершенное с использованием указанных в законе способов: 1) шантажа; 2) угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества; 3) материальной или иной зависимости потерпевшего.

Характер угрозы отличает это преступление от изнасилования. При изнасиловании виновный угрожает физическим насилием, а в рассматриваемом преступлении — разглашением позорящих сведений, уничтожением, повреждением или изъятием имущества или ущемлением материальных или иных интересов потерпевшего (потерпевшей).

При изнасиловании угроза является непосредственной, а здесь ее осуществление возможно и в будущем. При понуждении лицо вступает в половую связь вынужденно, под давлением, которое затрудняло, но не лишало потерпевшего избирательности поведения, не ставило его в безвыходное положение, не создавало состояние беспомощности, как при изнасиловании.

Под шантажом понимают угрозу разгласить сведения, позорящие потерпевшего (потерпевшую) или его близких. Сведения могут быть как истинными, так и ложными. В случае реального разглашения заведомо ложных сведений, порочащих другое лицо, содеянное следует квалифицировать по совокупности со ст. 129 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB416DOFqEO> УК.

Под уничтожением имущества понимают приведение его в полную негодность, препятствующую его дальнейшему использованию. Повреждение имущества — это такое изменение его функциональных свойств, когда для приведения его в первоначальное состояние необходимо произвести ремонт. При изъятии имущества потерпевший лишается возможности им пользоваться и распоряжаться. Понуждение путем угрозы изъятием имущества будет налицо и в том случае, когда собственником имущества, находящегося в правомерном пользовании у потерпевшего, является виновный.

Понуждение к действиям сексуального характера, совершаемое путем угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества, не охватывает реализацию угрозы. В случае реального осуществления указанных действий необходима квалификация по совокупности ст. 133 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4169OFq1O> УК и соответствующих статей о преступлениях против собственности.

Под зависимостью в теории уголовного права понимают осознанное руководство мотивацией поведения другого лица при выборе последним вариантов поведения, которое противоречит его нравственным и ценностным ориентациям. Состояние зависимости не лишает, а лишь ограничивает свободу воли потерпевшего.

Материальная зависимость означает, что потерпевший полностью или частично находится на иждивении виновного или, например, проживает на его жилой площади. Иная зависимость может быть служебной или может возникнуть в процессе обучения между преподавателем и учеником или между потерпевшим и должностным лицом, управомоченным действовать в интересах потерпевшего (работник МСЭК).

Использование материальной или иной зависимости с целью совершения полового сношения, мужеложства, лесбиянства или совершения иных действий сексуального характера образует понуждение лишь в тех случаях, когда виновный угрожает ущемлением законных интересов потерпевшего, например увольнением с работы, понижением зарплаты, лишением жилища, отказом поставить положительную оценку при наличии необходимых знаний.

От понуждения следует отличать соблазнение, разновидностью которого является обещание за это различных льгот и преимуществ. При этом согласие на вступление в половую связь основывается на личном выборе лица, которое ожидает обещанных благ. При таких обстоятельствах лицо не может считаться потерпевшим.

Одно лишь предложение совершить указанные в ст. 133 <consultantplus://offline/ref=0BBF382819E85BD617AB863E25B67A89A9857483C94CDEF34A5F0C485D36F4B8C0350A42CB4169OFq1O> УК действия при наличии материальной и иной зависимости не образует состава данного преступления.

Преступление имеет формальный состав и является оконченным с момента понуждения к действиям сексуального характера. Понуждение может осуществляться как в собственных интересах, так и в интересах третьего лица. Действия третьего лица, совершившего сексуальный акт с потерпевшим, если это лицо не является организатором, подстрекателем или пособником, не образуют состава преступления. Согласие или отказ потерпевшего совершить указанные действия, а также реальное их осуществление с лицом, достигшим 16 лет, не влияют на квалификацию содеянного.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный (виновная) осознает, что понуждает другое лицо к совершению действий сексуального характера, используя шантаж, угрозу уничтожить, повредить или изъять имущество либо материальную или иную зависимость, и желает понудить (склонить) потерпевшего (потерпевшую) к этим действиям.

Субъектом может являться лицо как женского, так и мужского пола, достигшее 16 лет.

2 Насильственные преступления против собственности

Уголовный кодекс выделяет грабеж и разбой как основные виды насильственных преступлений против собственности.

Грабеж ( ст. 161 <consultantplus://offline/ref=37520F06D80E483CD3B0D9FAE9CA8A7280C16B104362FEDA3479889DBF6E9FC71D3AA579727303i1t6O> УК РФ) определяется в законе как открытое хищение чужого имущества. Хищение считается открытым, когда виновный сознает, что совершает его в присутствии потерпевших или других лиц, и они понимают общественно опасный характер его действий.

Объективная сторона грабежа характеризуется действиями, состоящими в открытом ненасильственном завладении чужим имуществом.

Вопрос об открытом характере хищения имущества, как и при краже, решается на основании субъективного критерия, т.е. исходя из восприятия обстановки самим виновным. «Открытым хищением чужого имущества, предусмотренным статьей 161 <consultantplus://offline/ref=2D8C6034945FD58A474EA76F871B25593E467A01DDE68458F00961226E55CF64032EEECA334A2064p5y7O> УК РФ (грабеж), является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет» (п. 3 <consultantplus://offline/ref=2D8C6034945FD58A474EA76F871B25593E477006D9EB8458F00961226E55CF64032EEECA334A2967p5y6O> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

Если присутствующее при хищении лицо не осознает противоправности действий либо является близким родственником виновного, который в связи с этим рассчитывает на то, что в процессе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное образует состав кражи, а не грабежа. Если же указанные лица пытались воспрепятствовать хищению (например, требовали прекратить противоправные действия), то ответственность виновного наступает по ст. 161 <consultantplus://offline/ref=2D8C6034945FD58A474EA76F871B25593E467A01DDE68458F00961226E55CF64032EEECA334A2064p5y7O> УК (п. 4 <consultantplus://offline/ref=2D8C6034945FD58A474EA76F871B25593E477006D9EB8458F00961226E55CF64032EEECA334A2967p5y7O> того же Постановления).

Когда потерпевший или иные лица не видят действий виновного либо, наблюдая факт изъятия имущества, считают его правомерным, на что и рассчитывает преступник, то хищение не может признаваться открытым. Хищение не может квалифицироваться как грабеж и в том случае, когда кто-либо из присутствующих замечает, что совершается незаконное завладение чужим имуществом, однако сам виновный ошибочно полагает, что действует незаметно для других лиц.

Хищение, начатое как тайное, иногда перерастает в открытое. Такое случается, когда действия грабителя в процессе завладения имуществом кто-то замечает, но виновный, игнорируя данное обстоятельство, продолжает свои преступные действия и теперь уже открыто завладевает имуществом. Вопрос о перерастании кражи в грабеж возникает лишь в тех случаях, когда действия, начатые как кража, еще не закончены, т.е. виновный еще не завладел имуществом или не получил реальной возможности воспользоваться им или распорядиться по своему усмотрению.

Преступление признается оконченным, «если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом») ( п. 6 <consultantplus://offline/ref=2D8C6034945FD58A474EA76F871B25593E477006D9EB8458F00961226E55CF64032EEECA334A2966p5yFO> указанного Постановления).

Грабеж следует квалифицировать как оконченный и в тех случаях, когда виновный получил реальную возможность распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению, но не успел реализовать такую возможность.

Субъективная сторона грабежа характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

Субъект грабежа — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Квалифицированный грабеж (ч. 2 ст. 161 УК) характеризуется его совершением: группой лиц по предварительному сговору (п. «а») <consultantplus://offline/ref=2D8C6034945FD58A474EA76F871B25593E467A01DDE68458F00961226E55CF64032EEECA334A2063p5yDO> ; с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище (п. «в») <consultantplus://offline/ref=2D8C6034945FD58A474EA76F871B25593E467A01DDE68458F00961226E55CF64032EEECA334A2063p5yBO> ; с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «г») <consultantplus://offline/ref=2D8C6034945FD58A474EA76F871B25593E467A01DDE68458F00961226E55CF64032EEECA334A2063p5y8O> ; в крупном размере (п. «д») <consultantplus://offline/ref=2D8C6034945FD58A474EA76F871B25593E467A01DDE68458F00961226E55CF64032EEECA33482F65p5yCO> .

Совершение грабежа группой лиц по предварительному сговору (п.”а” ч. 2 ст. 161 УК РФ) означает, что в нем принимают участие два или более лица заранее, т.е. до начала преступления, договорившиеся о совместном совершении грабежа. При этом предварительным считается сговор, состоявшийся до начала хищения, во время приготовления к нему или непосредственно перед покушением. Подобная, изложенная законодателями, трактовка группового грабежа расходится с мнением отдельных отечественных правоведов, которые полагают, что хищение должно признаваться групповым только в тех случаях, когда функции по его исполнению заранее распределены между его участниками: кто-то играет роль исполнителя, кто-то пособника и т.д. В законе же речь идет не о соучастии в предварительном сговоре, а о совершении деяния группой лиц, действующих по предварительному сговору — то есть о непосредственном участии в грабеже не одного лица, а нескольких, что существенно повышает опасность деяния и служит объективным основанием для усиления ответственности всех непосредственных участников грабежа.

Грабеж, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище (п.”в” ч. 2. ст. 161 УК РФ), до внесения в 1994 г. изменений в ранее действовавший УК и введения в действие Уголовного кодекса РФ рассматривался как совершенный при особо отягчающих обстоятельствах. Теперь же этот квалифицирующий признак имеет значение только при условии, что похититель незаконно проникает в жилище, помещение или иное хранилище. Проникновение при этом понимается как незаконное в том случае, если оно совершено человеком, который не имел на это никакого права или вопреки установленному запрету.

Под проникновением понимается тайное вторжение виновного в жилище, помещение или хранилище с целью изъятия чужого имущества. Оно предполагает незаконный тайный доступ к имуществу, недозволенное вхождение в жилище, вопреки воле лица, ведающего этим имуществом или охраняющего его. В любом случае намерение присвоить чужую собственность обязательно должно предшествовать вторжению.

Проникновением в чужое жилище, помещение или иное хранилище считается не только физическое вторжение в его пределы, но и извлечение из них имущества при помощи каких-либо приспособлений и орудий.

Специфическим для грабежа квалифицирующим признаком является применение насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевших, либо угроза применения такого насилия (п. “г” ч. 2 ст. 161 УК РФ).

Под насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, принято понимать действия, которые не создали угрозу для жизни и не причинили реального вреда здоровью потерпевшего, не вызвали стойкую, хотя бы и кратковременную, утрату трудоспособности, но были сопряжены с причинением физической боли с нанесением побоев или с ограничением свободы потерпевшего. Легкий вред здоровью может быть выражен в поверхностных повреждениях в виде небольших ран, кровоподтеков, ссадин и т.д.. К разряду такого насилия относятся также побои и иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему лишь физической боли, но не повлекшие последствия, указанные в статье 115 УК (умышленное причинение легкого вреда здоровью), как то: кратковременное расстройство здоровья или незначительная стойкая утрата общей трудоспособности. К причинению легкого вреда, не имеющего последствий, также относятся незначительные быстро проходящие последствия, длившиеся не более 6 дней, а также слабые недомогания, не оставившие видимых следов.

Следует сказать, что некоторые правоведы предлагают несколько иную трактовку понятия вреда, нанесенного здоровью. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. «О судебной практике по делам о вымогательстве» говорится, что под насилием, опасным для жизни и здоровья, предлагается понимать в том числе такое насилие, которое, хотя и не причинило особого вреда, но в момент причинения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего. Все это говорит о том, что в судебной практике не существует устойчивого определения понятия насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, что, безусловно, затрудняет квалификацию преступлений, с ним сопряженных.

Что же касается лишения или ограничения свободы потерпевшего, то оно может рассматриваться как насилие, не опасное для здоровья, в тех случаях, когда эти действия виновного направлены к тому, чтобы лишить потерпевшего возможности воспрепятствовать изъятию имущества.

В свою очередь действия виновного, связанные с применением физической силы, но не к потерпевшему, а к его имуществу (срывание шапки с головы, вырывание из рук сумочки), также не принято квалифицировать как насилие.

Наконец, грабеж является насильственным только в том случае, когда примененное насилие служило средством завладения имуществом или средством его удерживания непосредственно после задержания. Поэтому насилие, которое виновный применяет с целью избежать задержания после окончания, например, кражи, не может превратить ее в грабеж. И, наоборот, если преступление было начато, как ненасильственный грабеж или как кража, но после его обнаружения похититель применил, насилие для завладения имуществом или для его удержания сразу после тайного завладения, деяние перерастает в насильственный грабеж.

Содержание грабежа, совершенного с причинениемкрупного ущерба гражданину (п.”д” ч. 2 ст. 161 УК РФ), по своей формулировке отличается от того состава, который был предусмотрен прежним УК. В Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. говорилось о потерпевшем вообще, без конкретизации этого понятия. Новый же УК данный квалифицирующий признак связан с причинением значительного ущерба только гражданину, т.е. частному лицу. По замечанию специалистов, поскольку содержание этого признака в законе не формализовано и носит оценочный характер, признание причиненного кражей крупного ущерба предоставлено на усмотрение суда.

Особо квалифицированный состав грабежа, по Уголовному кодексу РФ, характеризуется следующими признаками:

  • а) совершением организованной группой;
  • б) в особо крупном размере.

Признак совершения грабежа организованной группой определяется в ст. 35 Общей части УК: он признается таковым, если совершен устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т.п.

Таким образом, устойчивость организованной группы проявляется в наличии руководителей, в предварительной подготовке преступных действий, в подборе соучастников и распределении между ними ролей и т.п. При этом лицо, создавшее организованную группу либо руководившее ею, подлежит уголовной ответственности за все совершенные группой преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы несут уголовную ответственность только за те хищения, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Крупный размер хищения определяется стоимостью похищенного имущества. По действующему законодательству крупным признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным — один миллион рублей (п. 4 прим. 1 к ст. 158 УК РФ).

В соответствии же с постановлением Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам, “при определении стоимости имущества, ставшего объектом преступления, следует исходить в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов”.

При этом специалисты обращают внимание на то обстоятельство, что порядок определения материального ущерба, причиненного деянием и подлежащего возмещению, не совпадает с порядком определения размера хищения. Для исчисления размера причиненного ущерба принято учитывать стоимость имущества на день принятия решения о возмещении вреда с ее последующей индексацией на момент исполнения приговора.

Разбой ( ст. 162 <consultantplus://offline/ref=37520F06D80E483CD3B0D9FAE9CA8A7280C16B104362FEDA3479889DBF6E9FC71D3AA579707C02i1t8O> УК РФ) — наиболее опасная форма хищения. Его повышенная опасность обусловлена не столько фактом посягательства на отношения собственности, сколько способом такого посягательства — нападением, соединенным с реальным применением насилия, опасного для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия. Особая опасность рассматриваемой формы хищения определяется его двухобъектным характером.

Непосредственные объекты разбоя: во-первых, конкретная форма собственности, чужое а во-вторых, здоровье лица, подвергшегося нападению.

По своей объективной стороне разбой представляет собой нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия.

Нападение означает открытое либо скрытое неожиданное агрессивно-насильственное воздействие на собственника, иного владельца имущества либо на другое лицо, например на сторожа. Нападение может носить замаскированный характер (удар в спину, из укрытия), а также выражаться в явном или тайном воздействии на потерпевшего нервно-паралитическими, токсическими или одурманивающими средствами, введенными в организм потерпевшего против его воли или путем обмана с целью приведения в беспомощное состояние ( абз. 4 п. 23 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BC0D20D30C04335D5B002CA355BBEFCD55A283E94CBC190AzEO> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29).

Подобные способы воздействия могут не осознаваться потерпевшим, однако, и при этом они продолжают оставаться нападением. И, наоборот, нельзя признать нападением воздействие на потерпевшего алкоголем, наркотическими средствами или одурманивающими веществами, если они были приняты потерпевшим добровольно.

Обязательный признак объективной стороны разбоя — применение или угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья. Для квалификации преступления как разбоя достаточно, чтобы насилие создавало опасность хотя бы для здоровья.

Насилие признается опасным для жизни, если способ его применения создавал реальную опасность наступления смерти, если даже он не причинил никакого реального вреда здоровью (например, удушение, длительное удерживание головы потерпевшего под водой и т.п.).

Под насилием, опасным для здоровья, подразумеваются такие действия, которые причинили потерпевшему средней тяжести или легкий вред здоровью, а также насилие, которое хотя и не причинило никакого вреда, но в момент применения создавало реальную опасность для здоровья человека. Если насильственными действиями здоровью потерпевшего причинен тяжкий вред, то он не охватывается основным составом разбоя и образует его особо квалифицированный вид ( п. «в» ч. 4 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94EBA1F0Az2O> УК).

По законодательному определению разбой может сопровождаться не только физическим, но и психическим насилием. При психическом насилии преступление квалифицируется как разбой только при условии, что виновный угрожал не любым насилием, а именно опасным для жизни или здоровья. О характере угрозы могут свидетельствовать высказывания виновного («убью», «изувечу» и т.п.), его действия (например, попытка ударить острым предметом в глаз), а также демонстрация оружия или предметов, которыми может быть причинен вред здоровью.

Важнейшим обстоятельством для квалификации деяния является субъективное восприятие самим потерпевшим характера угрозы, высказанной в его адрес. Если обстановка преступления свидетельствовала о том, что для жизни или здоровья потерпевшего имелась реальная опасность, то даже при неопределенном характере угрозы деяние надлежит квалифицировать как разбой.

По своей объективной стороне разбой представляет собой особую форму хищения, которая не подпадает под его общее определение. Если любая иная форма хищения характеризуется как противоправное и безвозмездное изъятие чужого имущества, то разбой определен в законе не как изъятие, а как нападение в целях хищения чужого имущества.

Особенность разбоя состоит в том, что факт изъятия имущества и причинение имущественного ущерба потерпевшему находятся за рамками объективной стороны этого преступления, разбой признается оконченным преступлением с момента начала нападения ( п. 6 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BC0D20D30C04335D5B002CA355BBEFCD55A283E94CBC1D0AzBO> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29).

Такое своеобразие состава делает невозможной стадию покушения на это преступление.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла, корыстным мотивом и целью хищения чужого имущества.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее возраста 14 лет.

Квалифицированный состав разбоя связан с его совершением группой лиц по предварительному сговору, а равно применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия ( ч. 2 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94EBA1F0AzBO> УК).

Признак совершения разбоя группой лиц по предварительному сговору имеет то же содержание, что и при других формах хищения.

Специфическим признаком квалифицированного разбоя, выражающим его особенности как формы хищения, является применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия. При совершении разбоя с применением указанных предметов опасность для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, становится намного более реальной.

Орудиями преступления при вооруженном разбое могут быть:

  • а) оружие в собственном смысле слова;
  • б) предметы, которые оружием не являются, но используются в качестве оружия.

Оружие в собственном смысле (огнестрельное, холодное, пневматическое и газовое) специально предназначено для поражения цели и не имеет иного, например хозяйственно-бытового, назначения ( ст. 1 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0627D20C04335D5B002CA355BBEFCD55A283E94CBC1D0AzBO> Федерального закона от 13.12.96 № 150-ФЗ «Об оружии»).

Под предметами, используемыми в качестве оружия, понимаются любые предметы, с помощью которых потерпевшему могут быть причинены смерть или телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья: топоры, ломики, дубинки, бритвы, ножи и т.д. Для квалификации разбоя не имеет значения, были ли эти предметы заранее приготовлены специально для разбойного нападения или случайно оказались под рукой виновного и были взяты им на месте преступления.

Под применением оружия или иных предметов должно пониматься как фактическое их использование для причинения вреда здоровью человека, так и их демонстрация с угрозой немедленного использования в процессе нападения.

Угроза заведомо негодным оружием или имитацией оружия (например, макетом пистолета или стартовым пистолетом) без намерения использовать эти предметы для нанесения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, не может рассматриваться как вооруженный разбой. Однако учитывая, что потерпевший субъективно воспринимает нападение как реально угрожающее его жизни или здоровью, такое нападение должно квалифицироваться как разбой, предусмотренный ч. 1 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94EBA1E0Az3O> УК. Если же потерпевший осознавал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, то деяние должно квалифицироваться как грабеж (абз. 3 п. 23 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BC0D20D30C04335D5B002CA355BBEFCD55A283E94CBC190Az9O> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29).

Применение оружия в собственном смысле при разбойном нападении должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 и соответствующей частью ст. 222 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94DB8190AzBO> УК, если виновный не имел на используемое оружие соответствующего разрешения.

Групповой вооруженный разбой следует отграничивать от бандитизма, который характеризуется признаком устойчивости вооруженной группы и наличием специальной цели нападения на граждан или организации. При этом, как правило, ставится задача совершить неопределенное число таких нападений. А разбой совершается обычно однократно, после чего группа распадается.

Особо квалифицированными видами разбоя являются его совершение с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере (ч. 3 ст. 162) <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94EBA1F0Az9O> .

Наиболее опасные виды разбоя предусмотрены в ч. 4 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94EBA1F0AzFO> , где говорится о его совершении организованной группой, в особо крупном размере и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Первый из этих признаков (п. «а») <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94EBA1F0AzCO> имеет то же содержание, что и при других формах хищения.

Количественная характеристика особо крупного размера при разбое определяется примечанием 4 к ст. 158 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94EBA1C0AzAO> УК.

Специфическим признаком особо квалифицированного состава разбоя является его совершение с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего ( п. «в» ч. 4 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94EBA1F0Az2O> УК).

Этот вид разбоя означает, что тяжкий вред здоровью причиняется собственнику, другому владельцу имущества или иным лицам для преодоления их сопротивления либо с целью удержания имущества непосредственно после его завладения. Дополнительной квалификации по ст. 111 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94CB91B0Az9O> УК не требуется. Однако посягательство на жизнь выходит за рамки данного преступления и нуждается в самостоятельной квалификации. Поэтому умышленное причинение смерти в процессе разбойного нападения помимо статьи о разбое с причинением тяжкого вреда здоровью дополнительно квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94CB9180AzFO> УК. Если же умыслом виновного охватывался только тяжкий вред здоровью, а психическое отношение к наступлению смерти потерпевшего выразилось в неосторожности, деяние должно квалифицироваться по совокупности п. «в» ч. 4 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94EBA1F0Az2O> и ч. 4 ст. 111 <consultantplus://offline/ref=DC0469BE1A30FA8A3430A25F1735EFC044BD0727D70104335D5B002CA355BBEFCD55A283E94CB9150AzAO> УК.

Хищение, начатое как кража или грабеж, может в процессе совершения перерасти в разбой, если виновный с целью завладения имуществом или его удержания после завладения применяет насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угрожает применением такого насилия.

Существенно важной проблемой является разграничение насильственных посягательств на собственность.

Отличие насильственного грабежа от разбоя состоит в характере насилия, применяемого виновным для достижения корыстной цели.

  • По интенсивности применения насилия:

а) насильственный грабеж: применение насилия не создает опасности для жизни или здоровья. Грабеж предполагает применение физического или психического насилия. Физическое или психическое насилие при грабеже может использоваться не только как способ для завладения имуществом, но и для удержания уже изъятых предметов. Например, виновный сорвал с головы прохожего шапку и, когда последний попытался вернуть принадлежавшую ему вещь, ударил его кулаком в лицо, не причинив вреда здоровью.

Физическое насилие при грабеже может быть связано с болевым воздействием на организм потерпевшего для преодоления его сопротивления. К насилию при грабеже относятся также такие действия, которые связаны с ограничением свободы, нанесением ударов рукой, подножкой, выкручиванием рук, насильственным введением в организм потерпевшего наркотического средства, сильнодействующего, психотропного или ядовитого вещества, не представляющих опасности для жизни или здоровья.

Введение в организм потерпевшего путем обмана наркотического средства, сильнодействующего, психотропного или ядовитого вещества, не представляющих опасности для жизни или здоровья, считаем, исходя из того что постановления Пленумов Верховного Суда РФ носят не обязательный, а рекомендательный характер, целесообразно квалифицировать по совокупности преступлений, как тайное хищение чужого имущества и преступление против личности в зависимости от преступных последствий.

Поскольку насилие при грабеже служит способом его удержания, необходимо отличать его от причинения боли или вреда по неосторожности в процессе внезапного открытого хищения. Например, субъект пытался вырвать из рук прохожего сумку, но из-за того, что сумка была прикреплена на руке ремешком, прохожий от рывка упал, ударился о кромку тротуара и получил вред здоровью средней тяжести. В данном случае, учитывая, что вред причинен по неосторожности, он не может рассматриваться как способ совершения насильственного грабежа и подлежит самостоятельной квалификации как преступления против личности;

  • б) разбой: применение насилия создает реальную опасность для жизни и здоровья (душение потерпевшего;
  • сбрасывание с высоты;
  • сталкивание с движущегося транспорта или под движущийся транспорт;
  • натравливание собак;
  • насильственное введение в организм потерпевшего наркотического средства, сильнодействующего, психотропного или ядовитого вещества, представляющих опасности для жизни или здоровья;
  • избиение потерпевшего путем нанесения ударов, их множественность).

    Насилие при разбое может носить как открытый характер, т.е. быть очевидным для потерпевшего и присутствующих при этом лиц, так и тайный, не воспринимаемый этими лицами. Например, внезапный удар сзади, нападение на спящего, находящего в состоянии сильного опьянения, и т.д.

  • По содержанию угрозы насилием.

Здесь характерно уголовное дело по обвинению М. и Г., осужденных по ч. 2 ст. 145 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56EE17C33DAEF24F0E9AD7699591B7F939D9FAC5856C52j1Q7L> УК РСФСР за то, что они по договоренности между собой ограбили Е., отобрав у него наручные часы и деньги в сумме 215 рублей.

Заместитель Председателя Верховного Суда РСФСР внес протест в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РСФСР об отмене всех состоящих по этому делу постановлений и направлении дела на новое рассмотрение ввиду неправильной квалификации действий осужденных.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, нашла протест обоснованным. При этом Коллегия указала

Поскольку из обстоятельств видно, что М. и Г. напали на Е. и при завладении имуществом не только его избивали, но и грозили зарезать, действия их подпадают под признаки преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 146 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56EE17C33DAEF24F0E9AD7699591B7F939D9FAC5856D5Bj1Q1L> УК РСФСР.

Народный суд в распорядительном заседании правильно квалифицировал преступление как разбойное нападение (по ч. 2 ст. 146 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56EE17C33DAEF24F0E9AD7699591B7F939D9FAC5856D5Bj1Q0L> УК РСФСР), однако в судебном заседании необоснованно перешел на ч. 2 ст. 145 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56EE17C33DAEF24F0E9AD7699591B7F939D9FAC5856C52j1Q7L> УК РСФСР.

Исходя из изложенного, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР приговор народного суда в отношении М. и Г. отменила и дело направила на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей, со стадии судебного разбирательства.

Поэтому мы считаем, что:

  • а) насильственный грабеж: угрозы отсутствуют (высказывание угрозы применить насилие, не опасное для жизни и здоровья, квалифицируется как ненасильственный грабеж);

— б) разбой: высказывается определенная по содержанию угроза применить насилие, опасное для жизни или здоровья («Убью!», «Покалечу!» и т.п.).

В случаях, когда преступник не высказывает прямо угрозу, например, перекладывая оружие из одного кармана в другой, предлагает потерпевшему снять золотые изделия и передать ему, имеет место угроза обстановкой.

Здесь типично уголовное дело в отношении Ф. и Б., обвиняемых предварительным следствием по ч. 3 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56E119C43FA1AF4506C3DB6B929EE8EE3E90F6C485665D11j7QFL> УК РФ.

Ночью Ф. и Б., находясь в состоянии алкогольного опьянения, пришли в квартиру ранее им известного В. с целью разобраться по поводу происшедшего ранее конфликта. В ходе ссоры Б. умышленно схватил потерпевшего В. рукой за шею и ударил его головой об стену, причинив побои. Затем Б., выкрикивая слова: «Кого здесь убивать?», нанес В. удар вилкой в живот, причинив ссадины, не повлекшие вреда здоровью. Высказанную угрозу убийством В. воспринимал реально. Затем Ф., открыто похитив золотую цепочку В., скрылся с похищенным вместе с Б. с места преступления.

Суд пришел к выводу, что вина обвиняемых доказана. «Вместе с тем на основании исследованных доказательств, а также принимая во внимание позицию государственного обвинителя, отказавшегося от поддержания части обвинения, суд переквалифицирует содеянное Ф. на ч. 1 ст. 161 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56E119C43FA1AF4506C3DB6B929EE8EE3E90F6C485645216j7QCL> УК РФ, а содеянное Б. — на ч. 1 ст. 116 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56E119C43FA1AF4506C3DB6B929EE8EE3E90F6C485665F17j7Q5L> , ст. 119 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56E119C43FA1AF4506C3DB6B929EE8EE3E90F6C485645D16j7QCL> , ч. 1 ст. 175 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56E119C43FA1AF4506C3DB6B929EE8EE3E90F6C485655B1Aj7QBL> УК РФ».

Угроза обстановкой только тогда может образовывать разбой, когда она воспринимается потерпевшим как опасная для жизни или здоровья, а преступник на таком восприятии строит свой расчет.

В случаях, когда высказывается угроза применить насилие, носящее неопределенный характер, оценивается ситуация, исходя из обстоятельств: места, времени совершения преступления, числа преступников, предметов, которыми угрожали, субъективного восприятия потерпевшим характера угроз; совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить насилие; возраста и состояния здоровья, внушаемости, умственной полноценности, свойств психики и характера потерпевшего и виновных, численного соотношения, наличия или отсутствия возможности позвать на помощь; наличия или отсутствия негативных эмоций у потерпевшего.

  • По дополнительному объекту:
  • а) насильственный грабеж: телесная неприкосновенность личности и здоровья;
  • б) разбой: жизнь и здоровье личности.
  • По последствиям применения насилия:
  • а) насильственный грабеж: причиняются побои, иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением свободы. Законодательная конструкция состава сформулирована как материальная;

— б) разбой: причиняются тяжкий и средней тяжести вред здоровью потерпевшего, а также легкий вред здоровью, вызвавший кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Отсутствие фактических последствий в виде причинения вреда здоровью потерпевшего не может служить препятствием для обвинения в разбое. Важно, чтобы насилие в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего.

От насилия следует отличать случаи применения преступниками хитрости или обмана, не связанных с насилием, но при помощи которых удалось лишить потерпевшего возможности воспрепятствовать похищению у него имущества. Например, преступник при помощи хитрости заманил потерпевшую в тамбур вагона поезда, где запер ее, закрыв дверь на ключ, после чего похитил из купе вагона ценные вещи. Такие действия должны квалифицироваться не как разбой, а как кража или грабеж в зависимости от того, стал ли известен потерпевшей замысел преступника.

Сложность при квалификации возникает и при отграничении насильственного грабежа или разбоя от вымогательства.

В судебно-следственной практике проблема отграничения вымогательства от разбоя или грабежа возникает тогда, когда умысел виновного бывает направлен на изъятие имущества потерпевшего с применением насилия.

В п. 2 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56E712C33CACAF4506C3DB6B929EE8EE3E90F6C485645B13j7QAL> Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о вымогательстве» указывается:

«Решая вопрос об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, судам следует учитывать, что если при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, то при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их окончания, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем».

Отграничить вымогательство, соединенное с насилием, от разбоя и насильственного грабежа можно по следующим признакам:

  • По предмету:
  • а) вымогательство, соединенное с насилием: наличие имущества, документов имущественного характера (чеки, доверенности, счета) и имущественной выгоды (получение наследства, услуги, погашение долга и т.д.);
  • б) разбой и насильственный грабеж: наличие имущества.
  • По объективной стороне — по способу:

а) вымогательство, соединенное с насилием: насилие является способом принуждения потерпевшего к внешней «добровольной» передаче имущества в будущем. Насилие выступает как способ завладения имуществом или правом на него в будущем.

Угроза насилием при вымогательстве адресована не только потерпевшим, но и его близким;

  • б) при разбое и насильственном грабеже насилие является способом завладения имуществом, преодоления сопротивления потерпевшего и удержания имущества. Насилие выступает как способ завладения имуществом немедленно.
  • По субъективной стороне:

а) при насильственном вымогательстве умысел направлен на получение имущества или права на него в будущем.

Например, приговором Кировского районного суда Курской области К., Л. осуждены по п. «а» ч. 2 ст. 146 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56EE17C33DAEF24F0E9AD7699591B7F939D9FAC5856D5Bj1Q1L> УК РСФСР. Действия К., Л. обоснованно квалифицированы судом по п. «а» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР. Осужденные совершили разбойное нападение, а не вымогательство. Они отобрали деньги у потерпевшего, применив насилие и угрожая ножом. Действовали они при нападении совместно. Насилие же при вымогательстве применяется только в том случае, когда потерпевшим не будут выполнены предъявленные к нему требования и не тотчас, как при разбое, а в более или менее отдаленном будущем. Вымогательство предполагает передачу потерпевшим своего имущества виновному, разбой же — непосредственное изъятие у потерпевшего с помощью насилия имущества виновным.

При наличии таких данных оснований для переквалификации действий осужденных на ст. 148 <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56EE17C33DAEF24F0E9AD7699591B7F939D9FAC5856D59j1QAL> УК РСФСР Коллегия не усмотрела. Исходя из изложенного, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР Определением от 11 мая 1967 г. протест о переквалификации действий осужденных оставила без удовлетворения;

  • б) при разбое или насильственном грабеже умысел направлен на немедленное завладение имуществом.

Действия виновного лица могут образовывать реальную совокупность вымогательства и грабежа или разбоя. На это правило обращается внимание Постановлением <consultantplus://offline/ref=850811547FFDDC2AD7B56921008A6C56E712C33CACAF4506C3DB6B92j9QEL> Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о вымогательстве», где, в частности, сказано: «…если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, то при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться, в зависимости от характера примененного насилия, как грабеж или разбой».

Совокупность вымогательства и, например, разбоя может быть в тех случаях, когда последовательно совершается сначала одно преступление, а затем другое. Так, С. потребовал от К. деньги, показав при этом нож. Когда тот ответил, что у него денег с собой нет, С. приказал К. принести через час деньги на водку, угрожая в случае невыполнения данного требования убийством.

Возможна и иная последовательность действий виновного, образующая совокупность вымогательства и разбоя. Например, когда первоначально умысел виновных лиц направлен на получение имущества путем вымогательства. Однако, после того как вымогательские требования были предъявлены, а потерпевший отказался их выполнять, виновные избили потерпевшего и забрали его имущество.

Представляется, что идеальной совокупности вымогательства, грабежа и разбоя не может быть, поскольку насилие виновного направляется или на немедленное изъятие имущества или на получение имущества в будущем. Невозможно получить одно и то же имущество в данный момент и в будущем.

Заключение

В заключении проведенного исследования необходимо сделать следующие выводы.

Проблема насилия как уголовно-правовая категория в уголовном праве исследуется как в рамках изучения двух составных насильственных преступлений, так и при анализе конкретных составов преступлений против личности, собственности, порядка управления, общественной безопасности и общественного порядка и др. Проблема заключается в отсутствии единого подхода при квалификации уголовно-правовых деяний по признаку насилия. В отсутствие законодательной дефиниции и четкого определения признаков, характеризующих различные формы и виды насилия, которые толкуются неоднозначно и противоречиво даже на уровне высшей судебной инстанции, нарушаются принципы законности и справедливости как при уголовно-правовой оценке, так и при назначении наказания.

В Уголовном кодексе Российской Федерации помимо общего (родового) понятия насилия законодатель использует и другие термины и словосочетания. В частности, насилие, не опасное для жизни и здоровья, и насилие, опасное для жизни и здоровья. Предметом рассмотрения настоящей статьи станут три уголовно-правовые категории: насилие; насилие, не опасное для жизни и здоровья; насилие, опасное для жизни и здоровья.

Насилие — это общественно-опасное умышленное, противоправное физическое или психическое воздействие на человека (или группу лиц) со стороны другого лица (или группы лиц), осуществляемое против его воли и способное причинить ему органическую, физиологическую или психическую травму, а также ограничить свободу его волеизъявления или действий.

В уголовном законе насилие над личностью, как физическое, так и психическое, предусмотрено в качестве основного либо квалифицированного составов преступления и охватывает диапазон от ограничения свободы до биологической смерти, т.е. включает побои, легкий вред здоровью, средний и тяжкий вред здоровью. Это оценочное понятие, и в статьях Особенной части <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5411N10BN> Уголовного кодекса оно охватывает различный объем причинения вреда здоровью или угрозу его причинения.

Теорией и судебной практикой выработано определенное правило уголовно-правовой оценки ситуаций, когда насилие охватывает определенную степень причинения вреда здоровью и когда требуется квалификация по совокупности ст. ст. 112 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC541BN108N> или 111 УК РФ. Так, если санкция статьи, которой предусмотрен признак «насилие», охватывает определенный вид причинения вреда здоровью, совокупность не требуется. Например, в статьях против о половой свободы и половой неприкосновенности: «Применение насилия при изнасиловании и совершении насильственных действий сексуального характера, в результате которого такими деяниями потерпевшему лицу причиняется легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается диспозициями ст. ст. 131 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DF521BN102N> и 132 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DF5513N10EN> УК РФ.

Если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера либо покушении на них потерпевшему лицу умышленно причиняется тяжкий вред здоровью, действия виновного лица квалифицируются по соответствующей части ст. 131 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DF521BN102N> или ст. 132 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DF5513N10EN> УК РФ и по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 111 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5415N109N> УК РФ».

Максимальное наказание в основных составах ст. ст. 131 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DF521BN102N> и 132 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DF5513N10EN> УК РФ — шесть лет лишения свободы, а в ст. 111 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5415N109N> УК РФ — восемь лет лишения свободы. Это и объясняет необходимость квалификации по совокупности.

Насилие, связанное с причинением вреда здоровью различной степени, достаточно разработано в теории уголовного права и практически на протяжении многих лет остается неизменным или эволюционирует с незначительными изменениями.

«Насилие, не опасное для жизни или здоровья» и «насилие, опасное для жизни или здоровья» используются при конструирование норм Особенной части <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5411N10BN> УК РФ 1996 г. намного шире, нежели в ранее действовавшем УК <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE7A7C50AD3A6CF84B4F61B3N008N> РСФСР 1960 г. Данные виды насилия используются в тринадцати статьях УК <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76NA05N> РФ. Особого рассмотрения требует «насилие, опасное для жизни и здоровья». Это связано с неоднозначным толкованием и применением указанного криминообразующего признака.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья ( п. «г» ч. 2 ст. 161 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5816N10CN> , п. «в» ч. 2 ст. 166 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DD5112N10DN> , п. «г» ч. 2 ст. 221 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DD5516N109N> , п. «г» ч. 3 ст. 226 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DD551AN102N> , п. «г» ч. 2 ст. 229 УК РФ и др.), следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы, если это не создавало опасности для жизни и здоровья (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

Это понятие не подвергается сомнению и толкуется в судебной практике однозначно, не вызывая особых затруднений при квалификации, например грабежа — п. «г» ч. 2 ст. 161 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5816N10CN> УК РФ, неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения — п. «в» ч. 2 ст. 166 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DD5112N10DN> УК РФ.

Напротив, понятие насилия, опасного для жизни или здоровья, толкуется неоднозначно. Обратимся к анализу одной из первых уголовно-правовых норм, в которой использовалось данное понятие, а именно разбой. Анализ действующей ч. 1 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5710N103N> УК РФ, где в качестве обязательного признака предусмотрено насилие, опасное для жизни или здоровья, позволяет сделать вывод, что основной состав разбоя включает причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью. При реальном причинении тяжкого вреда здоровью в процессе разбойного нападения действия оцениваются по особо квалифицирующему признаку п. «в» ч. 4 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5711N102N> УК РФ. Эту позицию законодателя прокомментировал Верховный Суд РФ. Применение насилия при разбойном нападении, отмечается в Постановлении <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAA3533AF491E34BD0D76NA05N> , в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по ст. ст. 115 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5713N108N> или 112 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC541BN108N> УК РФ не требует. В этих случаях содеянное квалифицируется по части первой ст. 162 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5710N103N> УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные частью второй <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5711N10BN> или третьей этой статьи <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5711N109N> . Если же в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений — по п. «в» ч. 4 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5711N102N> и ч. 4 ст. 111 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC541BN10AN> УК РФ.

В случаях, если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5416N10FN> УК РФ, а также по п. «в» ч. 4 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5711N102N> УК РФ.

Применительно к другим статьям, имеющим аналогичный квалифицирующий признак, комментаторы под насилием опасным для жизни или здоровья понимают причинение тяжкого, среднего или легкого вреда здоровью (например, п. «в» ч. 2 ст. 126 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC571AN10EN> , п. «в» ч. 2 ст. 127 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5612N109N> , ч. 4 ст. 166 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DD5113N10BN> и др.), что, во-первых, явно не соответствует родовому понятию, закрепленному в ч. 1 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5710N103N> УК РФ. Во-вторых, даже при таком понимании п. «в» ч. 2 ст. 127 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5612N109N> не может охватывать тяжкий вред здоровью. Так как при незаконном лишении свободы с указанным насилием максимальная санкция — пять лет лишения свободы, а при причинении тяжкого вреда здоровью ч. 1 ст. 111 УК РФ предусматривает восемь лет лишения свободы.

Представляется справедливым и отвечающим принципу законности под насилием, опасным для жизни или здоровья, понимать причинение среднего или легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, а также иное насилие, которое хотя и не причинило указанного вреда, но в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего. При реальном причинении тяжкого вреда здоровью действия следует квалифицировать по совокупности ст. 111 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5415N109N> УК РФ и соответствующей части статьи Особенной части <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5411N10BN> , имеющей данное отягчающее обстоятельство (например, п. «в» ч. 2 ст. 126 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC571AN10EN> , п. «в» ч. 2 ст. 127 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5612N109N> , ч. 4 ст. 166 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DD5113N10BN> , п. «в» ч. 2 ст. 206 , п. «в» ч. 2 ст. 211 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DD5214N10CN> , п. «б» ч. 3 ст. 221 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE591AN10EN> , п. «б» ч. 4 ст. 226 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5812N10BN> , п. «в» ч. 3 ст. 229 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5812N103N> и др.).

За исключением случаев, когда причинение тяжкого вреда здоровью предусмотрено в качестве обязательного квалифицированного или особо квалифицированного признака состава преступления (например, п. «в» ч. 4 ст. 162 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5711N102N> , п. «в» ч. 3 ст. 163 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DE5716N10CN> УК РФ).

Что касается угрозы причинения насилия, опасного для жизни или здоровья, она охватывает любой вред: тяжкий, средний и легкий и дополнительной уголовно-правовой оценки не требует.

Бессистемность и неунифицированность понятий насилия в статьях Особенной части <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5411N10BN> УК РФ, применяемых для обозначения в целом одной и той же функции, создает определенные сложности, так как за каждым из них стоит разное содержание и порой трудно уяснить смысл того, какой вред охватывается в конкретном случае. Если сопоставить санкции с одним и тем же квалифицирующим признаком «с применением насилия, опасного для жизни или здоровья», обнаруживается явный дисбаланс. Например, в п. «в» ч. 2 ст. 126 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC571AN10EN> УК РФ санкция — лишение свободы от пяти до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового, а в п. «в» ч. 2 ст. 127 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5612N109N> УК РФ соответственно от трех до пяти лет лишения свободы. В обоих случаях речь идет об одном и том же квалифицирующем признаке — «насилии, опасном для жизни или здоровья». Ради справедливости следует отметить, что при незаконном лишении свободы в отличие от похищения человека отсутствует угроза применения такого насилия, хотя составы очень близки по степени и характеру общественной опасности.

Представляется, законодателю следует унифицировать исследуемые понятия насилия, раскрыв их содержание непосредственно в Уголовном кодексе <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76NA05N> РФ. Решение исследуемой проблемы потребует корректировки уже существующего текста УК РФ, что позволит правильно квалифицировать преступления, связанные с применением или угрозой применения насилия, и назначать соразмерное наказание, обеспечивая тем самым соблюдение принципов законности и справедливости.

Распространенность понятия «насилие, опасное для жизни и здоровья» в виде как основного, так и квалифицирующего признака составов преступлений, допущенные неточности при определении действия данного обстоятельства дают все основания для формулирования соответствующих определений в Общей части <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5112N10CN> УК. Ознакомление с содержанием данных понятий в процессе изучения Общей части уголовного права было бы полезным и в учебных целях, поскольку это необходимо уже при освоении самого первого раздела Особенной части (см. п. «в» ч. 2 ст. 126 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC571AN10EN> , п. «в» ч. 2 ст. 127 <consultantplus://offline/ref=50E9206246CB62F607E51A80E83B5BAE737A5BAF3139AF491E34BD0D76A524625036482976DC5612N109N> УК РФ).