Вина- понятие содержание формы и значение

Курсовая работа

Реализация принципа справедливости в сфере применения уголовного закона основывается, прежде всего, на дифференцированном применении мер уголовно-правового характера. Поскольку российское уголовное законодательство построено на принципе вины, что закреплено как в Конституции Российской Федерации, так и в Уголовном кодексе Российской Федерации, решение указанной задачи требует повышенного внимания законодателя к вопросам четкого отражения в уголовном законе института вины и субъективных причин преступного поведения в целях дифференциации уголовной ответственности, а также особого внимания правоприменителя к установлению формы и вида вины, мотивов конкретного преступного поведения, их взаимовлияния в целях индивидуализации уголовной ответственности.

В то же время существует ряд проблем практической реализации принципа вины по причинам как объективного, так и субъективного характера. Такое положение связано, в первую очередь, с тем, что субъективные процессы, происходившие в сознании лица в момент совершения им преступления, напрямую не наблюдаемы. Поэтому мотивы преступного поведения лица и его вина могут быть определены исключительно на основе анализа и оценки объективных обстоятельств совершения преступления, что напрямую зависит от правоприменителя. Указанный процесс осложняется существующим построением института вины в УК РФ, когда отдельные его элементы (например, осознание характера совершаемых действий) отсутствуют в определенных видах вины; использованием оценочных, абстрактных понятий при определении форм вины (например, общественная опасность).

Ни в УК РФ, ни в разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации не раскрывается понятие мотива, хотя последний нередко выступает в качестве обязательного признака того или иного состава преступления или обстоятельства, отягчающего или смягчающего ответственность. Наряду с термином «мотив» для характеристики субъективной стороны некоторых составов преступлений законодатель использует и другие термины: «побуждение», «заинтересованность», «цель», «в связи». Это говорит либо о том, что данные понятия описывают одно и тоже юридическое явление и используются законодателем для различной степени детализации, конкретизации субъективных причин преступного поведения лица, либо о несовершенстве понятийного аппарата уголовного права, если указанные термины характеризуют различные уголовно-правовые явления. Изложенные обстоятельства обусловили выбор темы курсовой работы и ее структуру.

35 стр., 17002 слов

Роль потерпевшего в возникновении криминогенной ситуации. Жертвы ...

... и виды жертв. 2. Изучить механизм преступного поведения, а также его виды. 3. Выявить основные черты поведения жертвы. 4. Определить вину жертвы в механизме преступления. ... характер воздействия на преступность и последствия такого воздействия. Преступность рассматривается как социальное явление, поэтому при ее исследовании используют методы социальных наук, например, социологии, социальной ...

Объектом исследования являются концепция вины и ее отражение в уголовном праве России. Предметом исследования выступают нормы уголовного законодательства Российской Федерации.

Цель исследования состоит в разработке концепции вины и мотивов преступного поведения как единого основания дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности, отвечающую современному состоянию уголовного законодательства России и практике его применения

Для достижения данной цели поставлены задачи исследования современного содержания субъективной стороны преступления в уголовном законодательстве России, выявление проблемных вопросов законодательной регламентации ее форм, анализ феномена преступления с двумя формами вины, формулирование на базе изученных концептуально-теоретических положений конкретных предложений по совершенствованию уголовного законодательства и практики его применения.

В основу концептуальных положений работы положены исследования таких ученых-юристов, как Ревин В.П., Агаев И.Б., Векленко С.В., Бавсун М.В., Колосовский В. В., Чанышев Д. А. и других авторов.

1. СОДЕРЖАНИЕ СУБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1.1. Понятие и значение субъективной стороны преступления

Субъективная сторона преступления всегда была одной из наиболее дискуссионных и важных правовых проблем и поэтому издавна привлекала внимание ученых-юристов. Это связано не только с извечно присущим человеку желанием понять мотивы и цели поведения преступника, но и со стремлением исследователей глубоко изучить психологию преступника, понять, что привело его к совершению преступления.

Термин «субъективная сторона» в уголовном законодательстве не употребляется. Однако законодатель раскрывает его путем использования таких понятий, как вина, мотив, цель. Каждое из понятий характеризует психическую сущность преступления с различных сторон. Указанные признаки составляют субъективное основание уголовной ответственности, которое является таким же обязательным, как и объективное основание — действие (бездействие).

Субъективная сторона преступления — это психическое отношение виновного к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом в качестве преступления. Она представляет собой обязательный элемент состава преступления. Ее отсутствие исключает наличие состава преступления, а точное установление обеспечивает правильную квалификацию конкретного деяния и, как следствие, законную и обоснованную ответственность виновного.

Субъективная сторона выражается в различных интеллектуальных, волевых и эмоциональных моментах, в их разнообразных оттенках и сочетаниях применительно как к самому акту деяния, так и к связанным с последним обстоятельствам, предшествовавшим ему, существующим одновременно с ним или относящимся к будущему времени.

Формирование отношения к содеянному происходит во взаимодействии лица с объективными обстоятельствами посредством их осознания и оценки и может видоизменяться, в том числе в процессе совершения преступления (что, в частности, происходит при перерастании одного преступления в другое, например кражи в грабеж или разбой).

10 стр., 4730 слов

Освобождение от уголовной ответственности

... может быть освобождено от обязанности отвечать за преступление (без отмены уголовного закона, когда обязанность отпадает сама собой) в случаях амнистии, давности и т.д. и т.п., даже в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым по ...

Само формирование (процесс) отношения к содеянному — результат психической деятельности виновного.

В уголовном законе невозможно отразить все интеллектуальные, волевые, эмоциональные моменты такого отношения, разнообразие их оттенков и сочетаний, процесс формирования отношения к содеянному. Речь может идти только о сущности сочетаний указанных моментов и характеризующих их признаков, о самом результате психического отношения лица к преступлению.

Субъективная сторона преступления, совершаемого в действительности, и та, которая отражена в уголовном законе, соотносятся как явление и понятие. Первое представляет собой объективную реальность, а второе — ее сущность, выраженную в понятии.

Применительно к явлению субъективная сторона преступления, совершаемого в действительности, — это психическое отношение лица к конкретному деянию. Причем уголовно-правовое значение для квалификации преступления и назначения наказания имеет как то, что предусмотрено в уголовном законе, так и то, что в нем отсутствует, но содержится в уголовно-процессуальном законе и имеет уголовно-процессуальное значение либо не регламентировано ни тем, ни другим, но имеет криминалистическое или криминологическое значение. Например, субъективная сторона включает: психическое отношение виновного к последствиям, которые не являются признаками данного состава преступления, мотивы и цели, которые не относятся законодателем к числу обязательных его признаков, в том числе важные для раскрытия преступления и характеризующие антиобщественную направленность личности виновного.

Субъективная сторона преступления, отраженная в законе, включает только самое существенное из того, что характеризует ее в качестве явления, причем с позиции уголовного права лишь то, что имеет уголовно-правовое значение для квалификации преступления и назначения наказания.

Наряду с субъективной стороной преступления необходимо выделить понятие субъективной стороны состава преступления.

Эти два понятия неодинаковы по объему и содержанию. Первое понятие «субъективная сторона преступления» шире и включает второе понятие «субъективная сторона состава преступления», которое является элементом состава преступления, обусловливает его наличие и квалификацию деяния.

Под субъективной стороной состава преступления понимается совокупность предусмотренных уголовным законом признаков, характеризующих психическое отношение лица к совершаемому деянию, содержащему данный состав. Она включает лишь самые общие, существенные признаки такого отношения, отраженные в уголовном законе в качестве признаков данного состава — основного, квалифицированного (с отягчающими обстоятельствами) или привилегированного (со смягчающими обстоятельствами).

Равно как и любой другой элемент состава преступления (объект, объективная сторона, субъект), субъективная сторона имеет решающее значение для квалификации: содеянное может быть квалифицировано по статье Особенной части УК РФ, если содержит все признаки субъективной стороны соответствующего состава преступления.

Понятие «субъективная сторона состава преступления» — это совокупность признаков, характеризующих по уголовному закону психическое отношение виновного к деянию, содержащему данный конкретный состав (например, субъективная сторона состава кражи чужого имущества, хулиганства и др.).

17 стр., 8158 слов

Взаимосвязь межличностных отношений супругов и субъективной оценки ...

... и взаимной удовлетворенностью взаимоотношениями друг с другом. В связи с этим интерес вызывает проблема взаимосвязи межличностных отношений супругов и субъективной оценки их благополучия. Цель исследования - изучить особенности взаимосвязи межличностных отношений супругов и субъективной ...

В этом смысле субъективная сторона охватывает только те из указанных признаков, которые обязательны или альтернативны для данного состава.

Мотив или цель, выступающие в общем понятии субъективной стороны состава в качестве факультативных признаков, включаются в субъективную сторону конкретного состава только тогда, когда являются для него обязательными или альтернативными. Например, применительно к разбою (ст. 162 УК РФ) можно говорить о таком обязательном признаке, как цель хищения чужого имущества, а к злоупотреблению должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ) — о таких альтернативных признаках, как корыстная или иная личная заинтересованность. Субъективная же сторона состава умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, не включает ни мотив, ни цель.

Общее понятие субъективной стороны состава преступления охватывает все те предусмотренные уголовным законом признаки, характеризующие психическое отношение виновного к содеянному, которые отражены и так или иначе проявляются в субъективной стороне различных конкретных составов преступлений; сущностные связи между этими признаками и другими элементами состава преступления и т.д.

В нормах Общей части уголовного права (ст. 25, 26, 27 УК РФ) при определении форм вины — умысла и неосторожности — указывается на психическое отношение лица лишь к таким признакам объективной стороны состава преступления, как общественно опасные действия (бездействие) и последствия. Это послужило основанием для определения субъективной стороны преступления как своеобразной «модели» объективной стороны состава в психике субъекта. Между тем, такое определение неточно, прежде всего, потому, что субъективная сторона включает психическое отношение лица к признакам не только объективной стороны, но и объекта преступления. Например, в составы таких преступлений, как применение насилия в отношении представителя власти, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, включены специальные характеризующие потерпевших признаки, в связи, с чем эти составы налицо лишь тогда, когда виновный осознавал, что осуществляет посягательство соответственно именно на представителя власти или на сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего либо их близких в связи с исполнением должностных обязанностей либо в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране порядка и обеспечению общественной безопасности либо из мести за такую деятельность.

Кроме того, к субъективной стороне преступления (а не состава преступления) следует отнести психическое отношение лица к объективным признакам, находящимся за пределами состава преступления (например, к обстоятельствам, отягчающим ответственность).

Уголовно-правовое значение имеет или может иметь психическое отношение виновного к любому объективному признаку, предусмотренному законом, т.е. к признаку объекта преступления, объективной стороны состава преступления, а также к тому, который признается законодателем обстоятельством, отягчающим ответственность. Таковыми по содержанию являются признаки, характеризующие предмет преступления, потерпевшего, действие, последствие, время, место, обстановку, способ, средства, орудия совершения преступления, квалифицирующие обстоятельства и обстоятельства, отягчающие ответственность.

7 стр., 3145 слов

Расследование преступлений совершаемых лицами с психическими отклонениями

... ситуации, предшествующей преступлению, и противостоять посягательству (дети и лица с психическими отклонениями); 2) потерпевших, ... психическими отклонениями, а при необходимости к допросу потерпевшего, очевидцев содеянного; 4) путем назначения судебно-психиатрической экспертизы в отношении ... психическими заболеваниями; в) о мерах, которые необходимо предпринять для разоблачения самооговора со стороны ...

Определение зависимости уголовной ответственности и наказания от характера и содержания психического отношения лица к указанным объективным признакам обусловлено их уголовно-правовым значением.

Психическое отношение виновного к последствиям, являющимся признаками основного состава преступления, должно соответствовать форме вины, характеризующей данный состав. Например, при убийстве она должна выражаться в форме умысла, при неосторожном причинении смерти другому человеку — в форме неосторожности. Если конкретному составу присущи умысел или неосторожность, то для инкриминирования виновному наступившего последствия достаточно, чтобы он должен был и мог предвидеть последнее. Например, для вменения любого из последствий, предусмотренных ст. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта), психическое отношение к которым может быть в форме только неосторожности, достаточно, чтобы виновный должен был и мог предвидеть его.

Аналогично оценивается психическое отношение к последствиям, выступающим квалифицирующими обстоятельствами. При этом нужно исходить из юридической природы соответствующего квалифицированного состава преступления. Так, психическое отношение виновного в совершении разбоя к последствию, предусмотренному п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, может быть только умышленным. Отношение же к последствию в виде смерти потерпевшего, предусмотренному ч. 4 ст. 111 УК РФ, может быть только неосторожным.

Психическое отношение виновного к последствиям как обстоятельствам, отягчающим ответственность (п. «б» ч. 1 ст. 63 УК РФ), может быть и умышленным, и неосторожным, когда об этом специально указано в статье Особенной части УК РФ, например к причинению смерти человека, предусмотренному ч. 2 ст. 264 УК РФ, наступившей в результате нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Если последствия выступают в качестве отягчающих обстоятельств, то могут быть инкриминированы виновному тогда, когда он должен был и мог их предвидеть. Данное положение обосновывается тем, что обстоятельства, отягчающие ответственность, не обусловливаются юридической природой основного или квалифицированного состава преступления и, следовательно, психическое отношение к ним не ограничивается формой вины, присущей конкретному составу — основному или квалифицированному.

Психическое отношение к объективным признакам, имеющим место во время совершения деяния (действия или бездействия), должно всегда выражаться в их осознании независимо от того, являются они признаками основного состава, обстоятельствами, квалифицирующими или отягчающими ответственность. Так, при посягательстве на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, или его близких необходимо осознание виновным, что потерпевший — лицо, осуществляющее такие функции, либо его близкие; при изнасиловании заведомо несовершеннолетней или заведомо не достигшей 14-летнего возраста важно осознание виновным, что потерпевшая не достигла соответственно 18- или 14-летнего возраста; при вынесении заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта необходимо, чтобы виновный осознавал, что эти документы неправосудны; при краже — что похищение совершается тайно и т.д.

11 стр., 5203 слов

Субъективная сторона преступления

... субъективной стороны преступления; определение значения субъективной стороны преступления; изучение признаков субъективной стороны преступления. Объектом исследования данной курсовой работы является психическое отношение лица, совершившего ... субъективной стороны соответствующего состава преступления. Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких признаков, как вина, ...

Положение, согласно которому уголовно-правовое значение имеет только сознательное действие (или бездействие) человека, соответствует требованию, содержащемуся в уголовном законе. Согласно ч. 2 и 3 ст. 25 УК РФ психическое отношение к действию (бездействию) выражается в осознании его общественно опасного характера. Общественно опасный характер деяния, о котором говорится в ч. 2 и 3 этой статьи, выражается как в его объективных признаках, так и в иных объективных признаках, относящихся к объекту или объективной стороне совершенного преступления и имеющих место во время совершения действия (бездействия).

При определении общественно опасного характера последних значение деяния и упомянутых иных объективных признаков одинаково. Таким образом, неосознаваемые иные объективные признаки, проявляющиеся во время совершения преступления, не имеют и не могут иметь уголовно-правового значения, независимо от того, являются ли признаками основного состава, обстоятельствами, квалифицирующими или отягчающими ответственность. Во всех случаях психическое отношение виновного к объективным признакам, имеющим место во время совершения деяния, должно выражаться в их осознании.

Приведенные положения свидетельствуют об уголовно-правовом значении психического отношения лица не только к объективным признакам состава преступления, основного или квалифицированного, но и к тем признакам, которые являются обстоятельствами, отягчающими ответственность, т.е. находятся вне состава преступления и учитываются лишь при назначении наказания.

Согласно содержащейся в уголовном законе характеристике психического отношения виновного к содеянному субъективная сторона состава преступления состоит из трех признаков — вины, мотива и цели. При этом вина рассматривается как психическое отношение к объективным признакам состава преступления. Между тем, субъективная сторона преступления, в частности вина, понимается несколько шире, поскольку охватывает еще и психическое отношение виновного к объективным признакам, не являющимся признаками состава преступления, но предусмотренным в уголовном законе в качестве обстоятельств, отягчающих ответственность.

Вина — обязательный признак субъективной стороны любого состава преступления. Мотив и цель — это ее факультативные признаки, т.е. такие, которые характеризуют субъективную сторону не всякого состава. Лишь тогда, когда они предусмотрены в диспозиции статьи Особенной части УК РФ либо наличие их вытекает из юридической природы конкретного состава преступления, мотив и цель являются обязательными признаками субъективной стороны данного состава.

Вина, мотив и цель представляют собой объективную реальность — фактически существующие явления. Они познаваемы, и их содержание может быть установлено по уголовному делу посредством и на основании анализа и оценки всех объективных обстоятельств совершенного преступного деяния в их совокупности.

На это неоднократно указывал Верховный Суд Российской Федерации: «При определении формы вины необходимо учитывать все обстоятельства дела, в том числе и характер действий подсудимого».

Значение субъективной стороны преступления, в частности вины как ее обязательного признака, состоит в следующем:

52 стр., 25665 слов

Квалификация преступлений, сопряженных с насилием

... Уголовного кодекса Российской Федерации категория «насилие» встречается при конструировании более сорока составов преступлений. Многие ученые отдали большое количество времени для классификации подходов (путей, позиций) законодателя к урегулированию общественных ... юридических конструкций является именно введение в комплекс правовых норм элемента логической связанности, что позволяет распознавать ...

1) субъективная сторона преступления — обязательный элемент любого состава преступления. Ее отсутствие исключает преступление;

2) вина — обязательный признак субъективной стороны состава преступления. При ее отсутствии нет ни субъективной стороны, ни самого состава в целом;

3) установление субъективной стороны состава преступления, всех ее признаков, включенных в данный состав, — обязательное и необходимое условие правильной и обоснованной квалификации содеянного, отграничения одного преступления от другого;

4) точное установление субъективной стороны преступления является предпосылкой для индивидуализации уголовной ответственности и наказания, назначения режима лишения свободы и т.д.;

5) установление субъективной стороны преступления — непременное условие обеспечения законности.

1.2. Признаки субъективной стороны преступления

Вина — основной, обязательный признак субъективной стороны любого состава преступления. Согласно ч. 1 ст. 5 УК РФ: «Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина». Часть 2 этой статьи гласит: «Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».

Согласно российскому уголовному закону вина есть психическое отношение виновного к объективным признакам, включенным в состав преступления.

Более широкое понимание вины как психического отношения и к объективным признакам, предусмотренным уголовным законом в качестве обстоятельств, отягчающих ответственность, прямо законом не регламентировано и является теоретическим выводом. Он основан на принципе отечественного уголовного права, исключающем объективное вменение любых указанных в законе обстоятельств, обусловливающих общественную опасность деяния, и не только не противоречит положениям уголовного закона, но и способствует полному и всестороннему соблюдению законности при применении уголовно-правовых норм [6] .

Уголовная ответственность наступает, как отмечалось, только при наличии вины. Невиновное же причинение вреда, каким бы тяжким он ни был, исключает уголовную ответственность. Невиновное причинение вреда определяется в ст. 28 УК РФ. В части 1 этой статьи указано, что «деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть». Согласно ч. 2 данной статьи «деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам».

В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК РФ вина может выражаться в форме умысла или неосторожности, а согласно ст. 27 УК РФ вина может быть с двумя формами, т.е. сложной, представляющей собой сочетание умысла и неосторожности.

10 стр., 4547 слов

Виды преступлений против личности рк лекция

... преступления против личности) общественная опасность – такое понятие преступления называется материальным понятием. Развернутое материальное понятие преступления дается в статье 9 УК РК. “Преступлением против личности признается виновно-совершенное опасное деяние направленное против личности, ... реальной возможности предотвратить наступление смерти. Общественно опасное последствие – смерть ...

Таким образом, вина характеризуется уголовным законом как сочетание интеллектуального и волевого моментов психического отношения лица к содеянному, а при небрежности — отрицанием указанных моментов.

При характеристике отдельных составов преступлений законодатель указывает на эмоциональный момент. Последний представляет собой факультативный признак вины, поскольку, во-первых, может охарактеризовать только ее, причем лишь в форме умысла, и, во-вторых, взаимосвязан с интеллектуальным и волевым моментами умысла, оказывает на них влияние, состоящее в ослаблении степени осознания действий, предвидения последствий и степени выраженности волевого момента.

Понятие «вины» включает ее психологическое, социально-политическое и уголовно-правовое содержание.

Психологическое содержание вины состоит в том, что в ее основе находятся процессы, объективно происходящие в психике людей. Таковыми являются мышление, воля, эмоции, присущие психике любого душевно здорового человека. Эти процессы исследованы и определены психологией. Посредством мышления сознание человека отражает предметы и явления объективного мира, их существенные признаки, взаимосвязи между ними. Воля представляет собой сознательное регулирование индивидом своей практической деятельности, направление им умственных и физических усилий на достижение цели или удержание от активности. К эмоциям относятся чувства, аффекты, проявляющиеся как эмоциональные состояния, реакции, избирательность чувственных отношений к тому или иному объекту. Эти процессы характеризуют соответственно интеллектуальный (мышление), волевой (воля) и эмоциональный (эмоции) моменты психической деятельности человека. В детализированном виде они выражаются в способности психически здорового человека: осознавать и оценивать объективную действительность (в частности, социальное значение своих действий или бездействия); предвидеть их последствия, включая социально вредные (понимать развитие причинной связи между осуществляемыми действиями и грядущими последствиями); обладать предусмотрительностью, т.е. определенной долей прогнозирования более отдаленных последствий, а также тех, предвидение которых требует повышенных внимания и психических усилий, связанных с приобретенными опытом, знаниями, навыками (интеллектуальный момент); стремиться к достижению цели; желать достижения результата либо относиться к этому безразлично, не желать наступления тех или иных последствий (волевой момент); выражать свои чувства, проявлять эмоциональные реакции или состояния (эмоциональный момент).

Перечисленные и некоторые другие объективно существующие элементы психики человека составляют психологическое содержание вины по отечественному уголовному праву. При определении вины, ее форм и видов законодатель отражает в Общей части УК РФ (ст. 25-28) наличие или отсутствие интеллектуального и волевого моментов, их сочетания, наполняя тем содержанием, которое объективировано в реальной психической деятельности людей.

Уголовный закон дифференцирует формы и виды вины исходя из разновидностей содержания этих моментов и их сочетаний. Так, при прямом и косвенном умысле интеллектуальный момент характеризуется осознанием общественной опасности действия (или бездействия) и предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий (при прямом умысле) или только возможности их наступления (при косвенном умысле), а волевой момент — желанием (при прямом умысле) либо сознательным допущением или безразличным отношением к ним (при косвенном).

19 стр., 9119 слов

Древние германцы: общественно-политическая, хозяйственная и культурная ...

... наиболее конкретно уделяется внимание проблемным моментам по теме курсовой работы. Монография Неусыхина А.И. «Общественный строй древних германцев» является ... армия - это крестьянская армия, со всеми вытекающими последствиями. Римляне отмечали, что германцы, хотя и превосходят легионеров ... 1 Эволюция политического строя и военных навыков Варварское общество еще не делилось на сословия и не имело ...

При преступном легкомыслии интеллектуальный момент выражается в предвидении возможности наступления общественно опасных последствий и самонадеянном без достаточных к тому оснований расчете на их предотвращение, а волевой — в нежелании их наступления, стремлении предотвратить.

Для преступной небрежности свойственны отрицательные интеллектуальный и волевой моменты, т.е. их отсутствие при наличии обязанности и возможности определенного интеллектуального отношения к общественно опасным последствиям, состоящего в том, что при необходимой внимательности и предусмотрительности лицо должно было и могло предвидеть эти последствия.

Эмоциональный момент в нормах Общей части уголовного права при определении вины не выражен, так как он не имеет здесь существенного значения применительно ко всем составам преступлений. Вместе с тем этот момент отражен при характеристике психического отношения виновного к содеянному в отдельных составах преступлений. К таковым относятся составы, предусмотренные ст. 107 и 113 УК РФ, где указывается соответственно на психотравмирующую ситуацию или на состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), характеризующее эмоциональный момент психической деятельности лица.

Таким образом, психологическое содержание вины выражается в том, что отечественное уголовное законодательство определяет ее исходя из объективного, реально существующего психического отношения человека к окружающей действительности, причем такого, знание о котором базируется на научных положениях и выводах психологии.

Социально-политическое содержание вины базируется на материальном определении преступления как виновно совершенном общественно опасном деянии, запрещенном уголовным законом под угрозой наказания. Такое содержание заключается в том, что вина представляет собой психическое отношение лица не к любым своим деяниям и их последствиям (в частности, порицаемым кем-либо), а только к общественно опасным, запрещенным уголовным законом под угрозой наказания, т.е. осуждаемым и порицаемым государством, поскольку они представляют опасность для общественных отношений, указанных в ч. 1 ст. 2 УК РФ. Совершая преступление, лицо виновно, т.е. умышленно или по неосторожности, проявляет отрицательное психическое отношение к социальным ценностям общества, что осуждается государством.

Уголовно-правовое содержание вины характеризуется тем, что ее формы определены в ст. 24-27 УК РФ, где отражена сущность психологического и социально-политического содержания вины, причем дифференцированно, применительно к ее формам и видам. Будучи отраженной в уголовном законе, вина приобретает значение признака субъективной стороны состава преступления, выражаемого в умысле или неосторожности и обязательного для любого состава. Таким образом, вина по отечественному уголовному праву — это обязательней признак субъективной стороны любого состава преступления: выражаемый в форме умысла или неосторожности либо того и другого; представляющий собой характеристику уголовным законом интеллектуального и волевого моментов (включая их отсутствие) психического отношения лица к предусмотренному уголовным законом в качестве преступления общественно опасному деянию и его последствиям и определенных сочетаний этих моментов; выражающий отрицательное субъективное отношение лица к социальным ценностям, имеющий психологическое, социально-политическое и уголовно-правовое содержание.

Мотив и цель — факультативные признаки субъективной стороны преступления. Под мотивом преступления имеется в виду побудительный стимул, источник активности человека. Цель преступления есть представление человека о результате своей деятельности, или идеальный результат.

Они присущи любой человеческой деятельности, в том числе и вредной для общества. Всякое умышленное преступление совершается по какому-либо мотиву и (или) с той или иной целью. Между тем, не каждый состав характеризуется мотивом или целью.

Когда в юридической литературе отмечается, что любое умышленное преступление совершается по какому-либо мотиву или с какой-нибудь целью, то они понимаются в социально-правовом или криминологическом значении. Если же упоминается о мотиве и цели как факультативных признаках субъективной стороны преступления (т.е. они присущи не каждому составу преступления), то имеется в виду их уголовно-правовое значение, влияющее на квалификацию преступления.

Мотив и цель — обязательные признаки субъективной стороны конкретных составов преступлений при наличии одного из следующих условий. Во-первых, на мотив или цель должно быть указано в диспозиции статьи Особенной части УК РФ. Например, о мотиве говорится в п. «з» (из корыстных побуждений), в п. «и» (из хулиганских побуждений), в п. «л» (кровной мести и др.) ч. 2 ст. 105, предусматривающей ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах, и в ряде других статей УК РФ, а о цели — в ст. 162, устанавливающей ответственность за разбой (цель — хищение имущества), и др.

Во-вторых, мотив или цель представляют собой обязательные признаки субъективной стороны состава преступлений в тех случаях, когда необходимость их наличия вытекает из юридической природы данного конкретного состава. Такая природа определяется в результате сопоставления содержания нормы Особенной части УК РФ, которой предусмотрен данный состав преступления, с содержанием других норм Особенной части УК РФ, предусматривающих смежные составы. Так, открытое завладение чужим имуществом, например шапкой, чтобы ее присвоить, т.е. с корыстной целью, представляет собой грабеж, ответственность за который предусмотрена ст. 161 УК РФ. Такое завладение исключительно для того, чтобы ее уничтожить (сжечь на костре, утопить в реке), по мотиву мести потерпевшему и с целью навредить ему образует состав умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества, предусмотренный ст. 167 УК РФ, а такое же по объективным признакам деяние, совершенное из хулиганских побуждений, — состав хулиганства, установленный ст. 213 УК РФ. Подобного рода сопоставления позволяют определить, свойственны ли данному конкретному составу те или иные мотивы или цели, если они прямо не указаны в соответствующей норме Особенной части УК РФ.

В тех случаях, когда мотив и цель являются обязательными признаками субъективной стороны конкретного состава, отсутствие их в содеянном исключает какой-либо состав преступления.

Необходимо отличать цель в качестве составной части «желания» как волевого момента прямого умысла от цели как самостоятельного признака субъективной стороны преступления. В первом случае цель является отражением объективной стороны, имеет материальное, объективное воплощение в признаках последней, указанных в диспозиции статьи Особенной части УК РФ. Цель же как самостоятельный признак субъективной стороны преступления, не имеет такого воплощения. Она характеризует психическое отношение виновного к последствиям, выходящим за пределы состава преступления, т.е. к тем, которые не служат признаками данного конкретного состава, предусмотренными статьей Особенной части УК РФ.

Наличие и содержание мотива и цели как вины и ее форм устанавливаются в каждом конкретном преступлении на основе анализа и оценки всех обстоятельств содеянного, отраженных в материалах уголовного дела, т.е. доказанных по правилам, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством.

2. ФОРМЫ ВИНЫ И ПРОБЛЕМЫ ИХ РАЗГРАНИЧЕНИЯ

2.1. Умысел, его значение и виды

Умысел представляет собой одну из форм вины. Умышленная вина опаснее неосторожной, что подтверждается, в частности, отнесением законодателем к числу тяжких и особо тяжких преступлений только тех, которые совершены умышленно (ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ).

Определение умышленной вины содержится в ст. 25 УК РФ. В части 1 этой статьи указано, что «преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом». В соответствии с ч. 2 этой статьи «преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления». Согласно ч. 3 данной статьи «преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично». В этих определениях умысла выражено психологическое и социально-политическое содержание рассматриваемой формы вины.

Каждому из определенных в ст. 25 УК РФ виду умысла присущи интеллектуальные и волевой моменты. Интеллектуальных моментов два. Первый выражается в осознании лицом, совершающим преступление, общественно опасного характера своих действий или бездействия, т.е. того, что относится к настоящему времени (на момент совершения деяния), а второй — в предвидении его общественно опасных последствий (при прямом умысле — возможности или неизбежности их наступления, а при косвенном — только возможности), т.е. того, что относится к будущему времени. На необходимость осознания общественно опасного характера своего деяния и предвидения его общественно опасных последствий лицом, признаваемым виновным в совершении умышленного преступления, неоднократно обращалось внимание высшими судебными инстанциями.

Волевой момент прямого умысла состоит в желании наступления общественно опасных последствий, а волевой момент косвенного умысла — в нежелании, но сознательном допущении этих последствий или безразличном отношении к ним.

Таким образом, прямой умысел характеризуется наличием у виновного осознания общественно опасного характера своих действий или бездействия, предвидения возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий (интеллектуальные моменты) и желания их наступления (волевой момент).

Косвенный умысел выражается в наличии у виновного осознания общественно опасного характера своих действий или бездействия, предвидения возможности наступления общественно опасных последствий (интеллектуальные моменты) и нежелания, но сознательного допущения наступления этих последствий или безразличного отношения к ним (волевой момент).

При этой общей характеристике интеллектуальные моменты обоих видов во многом схожи (хотя степень предвидения общественно опасных последствий у них не совпадает), а волевые — различны.

Осознание общественно опасного характера действия или бездействия означает знание, понимание виновным того, что совершаемое действие или воздержание от него носит общественно опасный характер, т.е. представляет опасность для общественных отношений. При этом предполагается знание, понимание виновным конкретной, а не абстрактной общественной опасности действия или бездействия.

Уголовный закон указывает на осознание именно общественно опасного, а не противоправного характера деяния. Вот почему для наличия данного интеллектуального момента не требуется, чтобы виновный осознавал запрещенность совершаемого действия или воздержания от него уголовным законом. Это положение корреспондируется с принципом, согласно которому незнание закона не освобождает от уголовной ответственности. Если человек не осознавал, что его действие или бездействие запрещено уголовным законом, то налицо юридическая ошибка, которая не влияет на уголовную ответственность.

Указание на осознание общественно опасного характера действия или бездействия связано с различным подходом законодателя к установлению возраста наступления уголовной ответственности за разные по характеру преступления. Такой подход выражается в том, что законодатель учитывает здесь возможность, способность человека (исходя из его умственного развития, определяемого достижением определенного возраста) понимать, что данное по характеру деяние представляет общественную опасность. Например, то, что нельзя убивать, воровать, понятно 14-летнему. Это обусловливает установление уголовной ответственности, в частности, за убийство, кражу с момента достижения лицом такого возраста.

Совершение умышленного преступления предполагает осознание виновным и других объективных признаков, влияющих на определение общественно опасного характера действия или бездействия, имеющих уголовно-правовое значение, которые сопровождают деяние, т.е. проявляются в момент его совершения или воздержания от него.

Предвидение общественно опасных последствий — это понимание лицом того, что его действие или бездействие повлечет конкретные последствия, которые находятся в причинной связи с самим деянием.

Совершая умышленное преступление, виновный предвидит, во-первых, конкретные последствия; во-вторых, их общественно опасный характер и, в-третьих, неизбежность или реальную вероятность наступления таковых.

При совершении преступления с прямым умыслом виновный предвидит неизбежность или возможность как большую степень вероятности наступления общественно опасных последствий. Например, предвидит наступление смерти потерпевшего, когда стреляет в жертву в упор (в висок или в область груди).

Совершая преступление с косвенным умыслом, виновный предвидит возможность, но меньшую, чем при прямом умысле, наступления общественно опасных последствий. В этом состоит отличие косвенного умысла от прямого по интеллектуальному моменту.

Волевой момент прямого умысла характеризуется желанием того, чтобы наступили общественно опасные последствия, которые являются либо единственной целью (например, при убийстве из мести), либо необходимым средством для достижения иной цели (например, при убийстве с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение).

Волевой момент косвенного умысла выражается в том, что виновный не желает наступления общественно опасных последствий, но сознательно допускает наступление их или относится к ним безразлично. Основное отличие косвенного умысла от прямого проявляется в том, что виновный, во-первых, не стремится к наступлению указанных последствий, во-вторых, допускает их наступление в данной конкретной обстановке и, в-третьих, относится к ним безразлично, т.е. рассчитывает не на какие-либо определенные обстоятельства (собственные действия, действия других людей или сил природы), которые, по его мнению, могут воспрепятствовать наступлению последствий, а на какую-нибудь случайность.

Приведенное ранее определение умышленной вины, содержащееся в ст. 25 УК РФ, дано применительно ко всем умышленным преступлениям с материальными составами. Конструируя формальные составы, законодатель не включает в них последствия. Поэтому определение умысла в преступлениях с формальными составами усечено. Если интеллектуальными и волевым моментами умысла в преступлениях с материальными составами охватываются действие, бездействие, последствие, то в преступлениях с формальными составами — только действие или бездействие. Так как в преступлениях с формальными составами отсутствует указание на последствия, то для наличия таких составов не требуется и предвидения последствий. Здесь умысел выражается в осознании виновным общественно опасного характера своего действия или бездействия (интеллектуальный момент) и в желании совершить его или воздержаться от этого (волевой момент).

Как было отмечено, уголовно-правовое значение имеет только сознательное действие (или бездействие).

Осознавая и совершая его (или воздерживаясь от его совершения), человек не может не желать этого. Волевой момент умысла в преступлениях с формальными составами выражается только в желании совершить действие или воздержаться от него, т.е. такие деяния могут совершаться только с прямым умыслом.

В каждом составе преступления умысел имеет определенное содержание. На практике встречаются случаи, когда в процессе виновного совершения конкретного преступления прямой умысел виновного, соответствующий по содержанию одному составу, например кражи чужого имущества, трансформируется также в прямой умысел, соответствующий по содержанию другому составу, например грабежа или разбоя. Поэтому, когда, например, виновный, изъяв чужую вещь, но не получив реальной возможности распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться ею (т.е. при неоконченной краже), встречает сопротивление потерпевшего и применяет насилие к нему с целью удержать изъятое имущество, то налицо перерастание кражи в грабеж, соединенный с насилием (если насилие не опасно для жизни или здоровья потерпевшего), или в разбой (если насилие представляет такую опасность).

В подобных случаях умысел на совершение кражи трансформируется в процессе совершения преступления в умысел на совершение грабежа или разбоя. При квалификации деяния оно рассматривается как одно более опасное, совершенное с умыслом преступление.

Следует отметить, что указанная трансформация возможна лишь при совершении преступлений, во-первых, с прямым умыслом, во-вторых, однородных и, в-третьих, до момента окончания начального менее опасного деяния. При совершении, в частности, неоднородных преступлений (например, когда у грабителя, отнявшего у потерпевшей шубу, возникает намерение изнасиловать женщину, и он его реализует) имеет место не трансформация, а возникновение умысла на совершение нового преступления. Тогда содеянное как содержащее два различных состава преступления квалифицируется по их совокупности.

Помимо деления умысла на прямой и косвенный в целях правильной и обоснованной квалификации преступлений теорией уголовного права и судебной практикой разработана его дифференциация на виды еще по двум основаниям: по времени возникновения и степени определенности.

В первом случае умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший. При этом выделяется его разновидность — аффектированный умысел, указания на который содержатся в ст. 107, 113 УК РФ.

Во втором случае умысел по степени определенности делится на определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный).

В свою очередь первый бывает двух видов — простой и альтернативный.

Уголовно-правовое значение рассматриваемого деления умысла на виды заключается в том, что, во-первых, только при заранее обдуманном умысле могут быть стадии приготовления к преступлению, соучастие, выражающееся в совершении преступления по предварительному сговору группой лиц, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией).

Во-вторых, такая разновидность внезапно возникшего умысла, как аффектированный, признается отдельными уголовно-правовыми нормами привилегирующим обстоятельством (ст. 107 и 113 УК РФ).

Аффектированный умысел определяется в законе как состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения и признается привилегирующим обстоятельством лишь при условии, если он возник вследствие противоправных или аморальных действий (бездействия) потерпевшего либо вызванной таким систематическим поведением потерпевшего психотравмирующей ситуацией. В данном случае речь идет о физиологическом аффекте.

Дифференциация умысла на определенный и неопределенный имеет значение для точной квалификации прежде всего преступлений против личности. В первом случае в предвидении виновного точно конкретизирован преступный результат (общественно опасные последствия) его деяния, при простом определенном умысле предвидение охватывает только один преступный результат. Альтернативный умысел характерен тем, что лицо предвидит наступление одного из нескольких индивидуально конкретизированных в его сознании преступных результатов (например, то, что нанесенный им удар ножом в живот может повлечь смерть или тяжкий вред здоровью).

Неопределенный умысел выражается в том, что причиненный преступный результат, хотя и охватывается предвидением виновного, в его представлении индивидуально не определен. Например, бросая камень в толпу, виновный предвидит причинение различного по степени тяжести вреда здоровью или смерти.

Значение деления умысла на определенный и неопределенный состоит в следующем. В первом случае деяние квалифицируется по направленности умысла. Если причиняется преступный результат, не охватывавшийся предвидением виновного, то содеянное квалифицируется как покушение на то преступление, последствия которого были отражены в таком предвидении. Например, лицо, нанося удар в живот, полагало, что причинит другому человеку смерть, а фактически был причинен тяжкий вред здоровью. Данное преступление квалифицируется как покушение на убийство, поскольку, с одной стороны, умысел был направлен именно на это, с другой — смерть не наступила. При неопределенном умысле содеянное квалифицируется по фактически наступившему результату. Если видоизменить фабулу последнего примера и принять, что предвидением виновного охватывалось любое из последствий (причинение смерти или вреда здоровью различной тяжести), то следует прийти к другому выводу: он действовал с неопределенным умыслом и потому содеянное подлежит квалифицировать как оконченное преступление — причинение тяжкого вреда здоровью.

При покушении па преступление с альтернативным умыслом содеянное квалифицируется как покушение на преступление, наименьшее по степени тяжести. В данной ситуации действует правило, согласно которому все сомнения, в том числе и в части квалификации деяния, толкуются в пользу виновного.

Определенный умысел, как простой, так и альтернативный, может быть только прямым. Действуя с таким умыслом, виновный всегда желает наступления преступного результата. Неопределенный умысел может быть прямым или косвенным, т.е. лицо может желать наступления общественно-опасных последствий своих действий или бездействия либо сознательно допускать их или относиться к ним безразлично.

2.2. Неосторожность и ее виды

Неосторожная вина менее опасна, чем умышленная. Данная форма вины определена в ст. 26 УК РФ. На основании ч. 1 этой статьи «преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности». Согласно ч. 2 данной статьи «преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия); но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий». В соответствии с ч. 3 ст. 26 УК РФ «преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия».

Преступление квалифицируется как совершенное по неосторожности независимо от того, в каком из указанных видов выразилось психическое отношение лица к содеянному.

Преступное легкомыслие характеризуется интеллектуальными и волевым моментами. Первые сводятся к предвидению возможности наступления общественно опасных последствий и самонадеянному расчету на их предотвращение, а второй — к желанию не допустить их наступления.

При характеристике интеллектуальных моментов законодатель не указывает на осознание виновным общественной опасности его действий или бездействия. Это вызвано тем, что при данной форме вины лицо осознает лишь само совершение действия или удержание от его осуществления, но не усматривает его общественно опасного характера, поскольку таковой обнаруживается лишь при наступлении общественно опасных последствий.

Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий как первый интеллектуальный момент преступного легкомыслия выражается в том, что виновный предвидит абстрактную возможность этого. Он понимает, что вообще действие (или бездействие), аналогичное совершаемому им, может привести и иногда приводит к общественно опасным последствиям, но полагает, что такие последствия от его собственного конкретного действия не наступят. Этот элемент отличается от предвидения возможности наступления общественно опасных последствий при косвенном умысле: в первом случае предвидится абстрактная возможность наступления общественно опасных последствий, а во втором — конкретная.

Легкомысленный расчет на предотвращение указанных последствий как второй интеллектуальный момент преступного легкомыслия состоит в следующем. Во-первых, лицо прогнозирует их недопущение; во-вторых, учитывает конкретные обстоятельства, имеющиеся, в частности, по его мнению, в момент совершения действия или воздержания от него, которые должны исключать наступление общественно опасных последствий (профессиональный опыт, мастерство, совокупность существующих в данный момент объективных обстоятельств); в-третьих, строит расчет на указанные обстоятельства без достаточных к тому оснований, т.е. поверхностно, неточно (например, оценивает обстановку односторонне без учета всех наличных факторов), и самонадеянно (например, преувеличивает свои способности, умение).

В отличие от косвенного умысла, при котором виновный, предвидя наступление общественно опасных последствий, не рассчитывает ни на какие конкретные обстоятельства их недопущения, при преступном легкомыслии он учитывает такого рода обстоятельства.

Желание не допустить общественно опасных последствий как волевой момент преступного легкомыслия заключается в психических усилиях (стремлении) виновного направить свою деятельность на их предотвращение. По волевому моменту желание не допустить общественно опасных последствий также отличается от косвенного умысла, при котором виновный к наступлению общественно опасных последствий относится безразлично.

Примером преступного легкомыслия является психическое отношение к причинению смерти со стороны водителя автомашины, который, развив большую скорость и полагая, что в любой момент может затормозить и избежать несчастного случая, в решающее мгновение обнаруживает неисправность тормоза и сбивает переходящего улицу пешехода. В данном случае виновный, желая не допустить общественно опасных последствий, предвидит абстрактную возможность их наступления, но строит расчет на исправность всех частей и механизмов автомашины, учитывая последнее как реальное конкретное обстоятельство, обеспечивающее, на его взгляд, исключение указанных последствий. Однако этот расчет оказывается неточным.

Преступная небрежность существенно и явно отличается от рассмотренных видов вины — прямого и косвенного умысла и преступного легкомыслия. Отличие состоит в том, что при преступной небрежности отсутствуют интеллектуальный и волевой моменты, т.е. они выражаются как отрицательные.

Лицо не только не желает, не допускает наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но даже не предвидит такой возможности. Вместе с тем лицо действует или бездействует виновно, так как на нем лежит обязанность быть внимательным и предусмотрительным в отношении вероятных последствий при наличии возможности их предусмотреть.

Преступная небрежность характеризуется, таким образом, двумя критериями — объективным и субъективным. Первый заключается в обязанности лица предвидеть вероятность наступления общественно опасных последствий, а второй — в наличии у него возможности предвидеть это. В части 3 ст. 26 УК РФ объективный критерий выражен словами «должно было», а субъективный — «могло» предвидеть наступление общественно опасных последствий. Суть объективного критерия состоит в том, что на человека вследствие его должностного статуса, профессии, юридических предписаний либо положения в системе общественных отношений возложена обязанность предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий того или иного действия или бездействия. Например, на того, кто управляет транспортными средствами, возложена правилами безопасности движения и эксплуатации транспорта обязанность предвидеть такую возможность в результате их нарушения.

Субъективный критерий преступной небрежности заключается в возможности лица предвидеть наступление общественно опасных последствий. Это зависит от физических или интеллектуальных данных человека в конкретной ситуации. Причем имеют значение и его индивидуальные особенности, и специфика окружающей обстановки. Так, водитель автомашины, причинивший в результате нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, которые выражены в предписании, содержащемся в дорожном знаке, последствия, указанные в ст. 264 УК РФ, виновен в преступлении тогда, когда мог видеть этот знак (например, когда ночью тот был освещен).

При определении объективного и субъективного критериев преступной небрежности закон (ч. 3 ст. 26 УК РФ) требует установления, что лицо не проявило необходимые внимательность и предусмотрительность как к выполнению обязанности, так и к возможности предвидеть общественно опасные последствия.

Для признания наличия преступной небрежности необходима совокупность объективного и субъективного критериев. Отсутствие того или иного из них исключает вину, а следовательно, уголовную ответственность лица независимо от тяжести последствий, причиненных его действием или бездействием.

Если человек не должен был или не мог предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, то налицо случай (казус), исключающий уголовную ответственность. Невиновное причинение вреда, отличающее его от небрежности, в настоящее время впервые регламентировано ч. 1 ст. 28 УК РФ, согласно которой «деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть».

Кроме того, положение о невиновном причинении вреда, отличающем его от легкомыслия, закреплено в ч. 2 ст. 28 УК РФ, на основании которой «деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психологическим перегрузкам».

В ситуациях, регламентированных данной нормой, интеллектуальный и волевой моменты психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своих действий (бездействия) совпадают с соответствующими моментами, присущими легкомыслию. Вместе с тем в отличие от легкомыслия предусмотрены критерии, исключающие данный вид вины и вину в целом.

Для признания причинения вреда невиновным необходима совокупность субъективного и одного из двух объективных критериев невиновного причинения вреда.

Субъективный критерий — это фактические психофизиологические качества конкретного лица. Ими являются уровень интеллектуального развития (знания, навыки, умения и т.д.), волевые качества, физическая подготовка, состояние здоровья и т.д.

Первый альтернативный объективный критерий — экстремальные условия, которые представляют собой крайние, т.е. выходящие за рамки обычных условия, осложняющие или обостряющие ситуацию, требующие повышенного внимания, немедленного реагирования и т.п.

Второй альтернативный объективный критерий — нервно-психические перегрузки лица, выражающиеся в особом нервно-психологическом состоянии организма человека (вызванном, например, переутомлением, угнетающей или подавляющей эмоции, интеллект, волю, реакцией на известие о смерти близкого человека или о его собственной неизлечимой болезни).

Для признания причинения вреда невиновным необходимо, чтобы субъективный критерий не соответствовал любому из объективных критериев, т.е. чтобы психофизиологические качества лица не были подготовлены или приспособлены к экстремальным условиям или нервно-психологическим перегрузкам.

3. ПРЕСТУПЛЕНИЯ С ДВУМЯ ФОРМАМИ ВИНЫ

Статья 27 УК РФ регламентирует ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины, т.е. со сложной формой вины. Согласно этой статье «если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

При сложной (двойной, смешанной) форме вины психическое отношение лица, совершившего преступление, к ближайшим и менее тяжким последствиям, предусмотренным статьей Особенной части УК РФ, выражается в умысле, а к более отдаленным и тяжким — в неосторожности. Следовательно, речь идет только о преступлениях с материальными составами, в которых содержится не менее двух последствий, различных по степени тяжести и общественной опасности и разделенных по времени их наступления. Например, это имеет место при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ ).

В данном составе психическое отношение виновного к ближайшему последствию (причинению тяжкого вреда здоровью) выражается в умысле, а к более отдаленному (смерти) — в неосторожности.

В соответствии со ст. 25, 26 УК РФ форма вины в преступлениях с материальными составами определяется не отдельно по отношению к действию или бездействию, но и к последствию, а не только отдельно к последствию. При наличии двух последствий форма вины определяется отдельно по отношению к каждому из них. Когда формы вины применительно к ближайшему и более отдаленному последствиям различны и выражаются соответственно в умысле и неосторожности, то налицо в соответствии со ст. 27 УК РФ преступление с двумя формами вины (или ее еще называют сложной формой вины).

Необходимо отличать сложную форму вины, характеризующую один состав преступления, от разных ее форм в двух разных составах, представляющих собой идеальную совокупность деяний и проявляющихся чисто внешне как одно преступление. Например, виновный с целью завладения чужим имуществом, срывая с головы потерпевшего шапку, толкает его, последний падает, ударяясь головой о кромку тротуара, от чего ему причиняется перелом основания черепа, т.е. тяжкий вред здоровью. На первый взгляд может показаться, что здесь имеет место разбой с причинением, тяжкого вреда здоровью по неосторожности, т.е. деяние со сложной формой вины (умысел в отношении хищения имущества и неосторожность применительно к тяжкому вреду здоровья потерпевшего).

Однако такое решение неправильно, ибо содеянное не является разбоем, поскольку насилие не опасно для жизни или здоровья, а представляет собой идеальную совокупность двух преступлений: грабежа с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, и причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности. В данном случае налицо два состава преступления и каждый из них с присущей ему формой вины.

Важное значение имеет теоретическое выяснение, в каких случаях, исходя из описания в уголовном законе конкретных составов преступлений, деяние может быть только умышленным, только неосторожным либо умышленным или неосторожным.

Анализ диспозиций статей Особенной части УК РФ позволяет констатировать, что конкретный состав с субъективной стороны характеризуется умышленной формой вины при наличии любого из следующих условий: 1) сконструирован как формальный (например, предусмотренный ст. 213, 297) или усеченный (ст. 162, 209, 210); 2) в законе указано на умышленный характер данного преступления (ст. 105-108, 167); 3) в законе указано на цель (примечание 1 к ст. 158, ст. 158-162, 164) или мотив (ст. 145); 4) в законе содержится указание на заведомость (ст. 140), самовольность (ст. 330).

Следует отметить, что преступления с формальными и усеченными составами или составами, содержащими указание на цель, могут быть совершены только с прямым умыслом.

В некоторых случаях преступление с двойной формой вины необходимо оценивать однозначно, т.е. определять, каким же преступлением (по субъективной стороне) оно является в целом — умышленным или неосторожным. Это требуется, например, для отнесения соответствующего деяния к категории особо тяжких преступлений, которыми в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК признаются лишь умышленные преступления. В данном случае для «перевода» преступления с двойной формой вины в разряд преступлений с одной формой вины за основу берется только психическое отношение к совершенному лицом общественно опасному деянию (действию или бездействию), образующему основной состав преступления (без отягчающих обстоятельств).

В соответствии со ст. 27 УК такие преступления (с двойной формой вины) в целом признаются умышленными, аналогичная «операция» для перевода того или иного преступления с двойной формой вины в «одновиновное» требуется и в ряде других случаев. Например, для определения рецидива преступлений (ст. 18), для решения вопроса о признании преступления неоконченным (ст. 29, 30), совершенным в соучастии (ст. 32-35), для решения вопроса об отмене условного осуждения (ст. 74), для отмены условно-досрочного освобождения (ст. 70).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что положения УК РФ в достаточной степени полно отображают правовой механизм реализации принципа вины, в соответствии с которым уголовная ответственность за совершение общественно опасных деяний и за причинение вредных последствий возможна только при наличии вины, а объективное вменение не допускается.

Вина — это психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его общественно опасным последствиям. Элементами вины являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя компонентами: интеллектуальным и волевым. Различные предусмотренные законом сочетания интеллектуального и волевого элементов образуют две формы вины — умысел и неосторожность, описанные в УК РФ, по отношению к которым вина является родовым понятием.

Сознание и воля — элементы психической деятельности человека. Находясь в тесном взаимодействии, интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу; всякий интеллектуальная деятельность включает и волевые элементы, а волевая, в свою очередь, включает интеллектуальные элементы. Вместе с тем между сознанием и волей имеется различие. Предметное содержание каждого из них в конкретном преступлении определяется конституцией состава данного преступления.

Интеллектуальный элемент вины носит отражательно-познавательный характер. Он включает представление об объекте посягательства и осознание характера совершенного деяния, а также дополнительных объективных признаков (место, время, обстановка и тому подобное), если они введены законодателем в состав данного преступления. В преступлениях с материальным составом интеллектуальный элемент включает, кроме того, и предвидение (либо возможность предвидения) общественно опасных последствий.

Содержание волевого элемента вины также определяется конструкцией состава конкретного преступления. Предметом волевого отношения субъекта является очерченный законодателем круг фактических обстоятельств, определяющих юридическую сущность преступного деяния. Сущность волевого процесса при совершении умышленных преступлений заключается в сознательной направленности на достижение поставленной цели, а при неосторожных — в неосмотрительности, нерадивости, проявленных лицом в поведении, предшествующем наступлению вредных последствий. Сущность волевого процесса в неосторожных преступлениях состоит в неосмотрительности, беспечности, в том, что лицо не напрягает своих психических усилий, чтобы избежать причинения общественно опасных последствий своего поведения, хотя имеет возможность сделать это.

Различия в содержании, интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления, лежат в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы — на виды.

Юридическое значение института вины многообразно: форма вины служит границей, отделяющей преступное поведение от непреступного; вина определяет квалификацию преступления; определяет степень общественной опасности преступления, наказуемого при любой форме вины; вид умысла или неосторожности, не влияя на квалификацию преступления, может служить важным критерием индивидуализации наказания; форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной классификации преступлений; форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/kursovaya/psihologiya-vinyi/

1. Законодательство и официальные документы

1.1 Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с попр. от 30 декабря 2008 г.) // спс Гарант

1.2 Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (УК РФ) (с изм. на 1.01.2010 г.) // спс Гарант

1.3 Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (УПК РФ) (с изм. 3 ноября 2009 г.) // спс Гарант

2. Общая и специальная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/kursovaya/psihologiya-vinyi/

2.1 Агаев И. Б Форма вины как критерий классификации повторности преступлений // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2009. № 1. С. 127 — 129.

2.2 Агаев И.Б. Умышленное совершение преступления как обязательный признак опасного и особо опасного рецидива преступлений // Пробелы в Российском законодательстве. 2009. № 1. С. 159-162.

2.3 Антонова, Е. Ю. Вина юридических лиц в уголовном праве // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2009. № 3. С. 100 — 104.

2.4 Бочкарев С. А. Общественная опасность преступления: институциональная природа явления //Закон и право. 2010. № 1. С. 25 — 28.

2.5 Векленко С.В., Бавсун М.В. «Уголовно-правовая оценка субъективной, стороны состава преступления», Омск, 2006.

2.6 Винник С.В. О необходимости учета субъективной стороны при квалификации преступлений, совершаемых при превышении пределов необходимой обороны // Евразийский юридический журнал. 2009. № 16. С. 85-88.

2.7 Галахова А.В. Раскрытие признаков субъективной стороны состава преступления в судебной практике // Российское правосудие. 2008. № 6. С. 41-52.

2.8 Говорова Е.C. Криминалистический алгоритм установления обстоятельств, характеризующих субъективную сторону преступления // Закон и право. 2009. № 4. С. 73-74.

2.9 Грачева Ю.В., Ермакова Л.Д. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А.И. Рарог. — 6-е изд., перераб. и доп. — «Проспект», 2009.

2.10 Дугин, А. Т. Проблема умышленной вины в Уголовном кодексе РФ //Российский следователь. 2009. № 19. С. 11 -13.

2.11 Колосовский В. В. Точное определение признаков субъективной стороны преступления как одна из основных гарантий правильной квалификации //Ученые труды Российской Академии адвокатуры и нотариата. 2009. № 2. С. 114 — 125.

2.12 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

— 6-е изд., перераб. и доп. — «Юрайт-Издат», 2010.

2.13 Маркарян С.А. Значение субъективной стороны преступления в уголовном законодательстве РФ // Пробелы в Российском законодательстве. 2008. № 1. С. 271.

2.14 Петин И. А. Логические основания вины в уголовном праве //Российский следователь. 2009. № 17. С. 19 -21.

2.15 Петин, И.А. К вопросу о методологии установления субъективной стороны преступления // Мировой судья. 2006. № 12. С. 9-12.

2.16 Полякова, О. В. Преступления с двумя формами вины //Право и государство . 2009. № 5. С. 112 — 113.

2.17 Проценко С. К вопросу о роли обязательных признаков объективной и субъективной стороны в составе умышленного преступления // Уголовное право. 2009. № 5. С. 67-71.

2.18 Сабитов, Т. К вопросу о содержании принципа субъективного вменения //Уголовное право. 2009. № 4. С. 60 — 65.

2.19 Серегина, А. А., Иванов, И. С. Психологические взгляды на концепции вины //Российский следователь. -2009. № 8. С. 32 —

2.20 Сорочкин, Р. А. Понятие и признаки преступления, совершенного с двумя формами вины //Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2009. № 2. С. 35 — 37.

2.21 Уголовное право России. Общая часть. Учебник. (под ред. доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки Российской Федерации В.П. Ревина) — 2-е изд., испр. и доп. — М.: ЗАО Юстицинформ, 2009.

2.22 Фоноберов, Л. В. Вина как субъективное условие деликтной ответственности //Пробелы в российском законодательстве. 2009. № 3. С. 88 — 91.

2.23 Хужин, А. М. К проблеме ответственности независимо от вины в контексте толкования «принципа вины» //Закон и право. 2009. № 5. С. 39 — 41.

2.24 Чанышев Д. А. Вопросы дифференциации вины в российском уголовном праве: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Владивосток, 2009.

2.25 Шатов, С. А. Понятие вины: интерпретации в уголовном и административном праве //Российский следователь. 2009. № 18. С. 20 — 21.