Политический конфликт

Курсовая работа

Каждый в своей жизни сталкивался, с каким либо конфликтом. Его можно назвать неизбежным спутником каждого человека. Вся жизнь пронизана конфликтами. Он охватывает все сферы общества. Многие социологи склонны считать, что существование бесконфликтного общества невозможно. Они поддерживают давнюю философскую традицию, согласно которой конфликт является неотъемлемой частью бытия, главным двигателем общественного развития. Это означает, что конфликт — не аномалия, а норма взаимоотношений между людьми, необходимый элемент общественной жизни, дающий выход социальной напряженности, энергии активности, порождающей социальные изменения разного масштаба. Конфликт — неотъемлемый атрибут политической жизни политического процесса. Наиболее важные конфликты между людьми и социальными группами сосредоточены в сфере политики. Политика — это не что иное, как сфера деятельности по разрешению и воспроизводству конфликтов.

Актуальность темы исследования определяется тем, что конфликт — это особый тип социального и социального взаимодействия, характеризующийся противоположными целями, интересами и ценностями субъектов, присущими любому современному обществу.

Цель курсовой работы — проанализировать сущность политического конфликта, а также изучить природу политического конфликта и способы его разрешения.

Задачами курсовой работы является:

1. Проанализировать сущность политического конфликта

  • Изучите структуру политического конфликта и рассмотрите типологию политических конфликтов.
  • Исследовать способы урегулирования политических конфликтов

4.А так же понять особенности протекания политического конфликта

Отдельные лица, малые и большие социальные группы подвержены политическому конфликту.

Главный объект политического конфликта — политическая власть как метод и средство господства одного социального класса над другими.

В нашей научной работе мы использовали различные трактаты известных философов, ученых: М.Дойч «Разрешение конфликта», К.Левин «Типы конфликтов», К.Хорни «Базисный конфликт» Мы использовали учебное пособие Д.П.Зеркина Основы конфликтологии», Л.Косер Враждебность и напряжение в конфликтных отношениях »Также в курсовую работу мы включили статьи из журналов« Полис »и« Власть».

Глава 1 Понятие, сущность политического конфликта, .1 Понятие, сущность, структура политического конфликта

Понятие «конфликт» берет свое начало от латинского слова «conflictus» -столкновение. Следуя этимологическому значению этого термина, английский социолог Э. Гидденс дает следующее определение конфликта: «Под конфликтом я подразумеваю настоящую борьбу между активными людьми или группами, независимо от того,« каковы истоки этой борьбы и средства, мобилизованные каждой из сторон». Понятие политического конфликта означает борьбу одних субъектов с другими за влияние в системе политических отношений, доступ к принятию общезначимых решений, распоряжение ресурсами, монополию своих интересов и признание их социально необходимыми.

27 стр., 13229 слов

Политические партии: сущность, становление, современное состояние

... как «Слова и смыслы: опыт описания. Ключ: политические партии» М.В. Ильина, «Политические партии и гражданское общество» ... всей сущности политической партии как сложной ... политических партий. А. Понятие, основные признаки и структура политических партий. Многомерность и сложность такого политического феномена как партия объясняют существованием различных ее определений. Этимологическое понятие «партия» ...

Особенность политического конфликта в том, что он напрямую затрагивает интересы больших социальных групп, социальных слоев, классов, общества в целом. Таким образом, можно сказать, что субъекты политического конфликта всегда действуют от имени определенного социального сообщества. Граждане объединяются в сообщества, создают свои собственные организации и институты и становятся субъектами политических конфликтов. Конфликты сигнализируют обществу и властям о существующих разногласиях, противоречиях, несовпадении позиций граждан. Они стимулируют действия, которые могут взять ситуацию под контроль и преодолеть эмоции, возникшие в политическом процессе. Постоянное выявление и разрешение конфликтов — условие стабильного и поступательного развития общества.

Политический конфликт — это столкновение противоположных социальных сил, обусловленное определенными взаимоисключающими политическими интересами и целями. Проблема политического конфликта стара, как мир. Древние философы, изучая общество, пытались определить источник развития. Китайские и древнегреческие философы видели источник всего сущего в противоположностях, в их взаимодействии и борьбе. В той или иной форме подобные мысли высказывали, Сократ, Платон, Эпикур и др. Впервые попытку анализа конфликта, как социального явления, предпринял А.Смит в своей работе «Исследования о природе и причинах богатства народов» (1776 г.).

В основе конфликта, считал А. Смит обнаружил разделение общества на классы и экономическое соперничество, которое он рассматривал как важнейшую движущую силу общества.

В теории Маркса о причинах политических конфликтов. Согласно теории Маркса, политические разделения обусловлены социально-экономическими структурами. Общество делится на неравноправные классы, это неравенство порождает глубокий антагонизм; в свою очередь, антагонизм является основой политической борьбы. Политическая борьба есть борьба классовая. Во второй половине 20-го века наибольшую известность получили взгляды на конфликт М. Дюверже (Франция), Л. Козера (США), Р. Дарендорфа (Германия) и К. Боулдинга (США).

Морис Дюверже построил свою теорию на единстве конфликта и интеграции. По его словам, в каждом обществе есть как конфликт, так и интеграция, и эволюция интеграции никогда не устранит все социальные конфликты.

Льюис Козер считает, что обществу всегда присуще неравенство и психологическая неудовлетворенность его членов. Это приводит к напряженности, выливающейся в конфликт.

4 стр., 1639 слов

Социальный конфликт: понятие, сущность, причины

... дать понятие и сущность социального конфликта; рассмотреть причины социального конфликта. Вместе с тем, изучение конфликтов носит не только теоретический, но и ... политические, социально-экономические, духовные, национальные и т.п. Все они относятся к категории социального конфликта, под которым понимается любой вид борьбы и противоборства между общностями и социальными силами. Знание конфликтов ...

Ральф Дарендорф обосновал «конфликтную модель общества». Согласно этой теории, конфликт вездесущ, он пронизывает все сферы общества, и изменения в обществе происходят под влиянием конфликтов. Структурные изменения в обществе происходят из-за неравенства социальных позиций людей по отношению к власти, что вызывает трения, антагонизм и конфликты.

Кеннет Боулдинг считает, что конфликт неотделим от общественной жизни. Желание бороться против ближнего и усиливать насилие заложено в человеческой природе. То есть сущность конфликта лежит в стереотипных реакциях человека. В связи с этим Боулдинг считает, что конфликт можно преодолеть и разрешить, манипулируя ценностями, побуждениями, реакциями людей, не прибегая к радикальному изменению существующего социального порядка.

Структура политического конфликта — это совокупность существенных компонентов конфликта, без которых он не может существовать как некая политическая реальность.

Описательная статичная структура социально-политического конфликта как «идеальный тип» явления (по Веберу) включает следующие элементы:

  • две и более противоборствующие стороны (субъекты) конфликта;
  • объект (предмет) конфликта;
  • косвенные стороны конфликта (как вероятностный элемент структуры);
  • третья сторона (как вероятностный элемент структуры);
  • окружающая социальная среда (социальное и политическое поле).

Каждый из названных элементов структуры социально-политического конфликта, в свою очередь, может представлять собой сложную систему, включающую множество компонентов. Противоборствующая сторона, как сложная структура, может включать следующие элементы:

  • субъект (субъекты);
  • участники;
  • «жертва» и др.

Каждая противоборствующая сторона может включать: субъектов, участников, сторонников, группы поддержки, жертв конфликта, «пятую колонну», внутреннюю оппозицию и др., т. е. всех, кто в силу тех или иных причин оказался «по одну сторону баррикады» и кто является сторонником определенного конфликтующего субъекта.

Субъект активен по своей природе и целенаправлен в своей деятельности. это активный компонент конфликта, способный создать конфликтную ситуацию и влиять на динамику конфликта в соответствии со своими интересами. Субъект привлекает на свою сторону союзников, участников, ресурсы; определяет реальных и мнимых противников; разрабатывает стратегию и тактику ведения борьбы; заключает «военные» союзы и подписывает соглашения о мире. Если в ходе противостояния некоторые участники откажутся от конфликта, это может повлиять на расстановку сил в нем, но суть конфликта, как правило, не меняется. Если же из конфликта выбывает один из двух противоборствующих субъектов, то конфликт, либо прекращается, либо меняет свои качественные характеристики, т. е. это будет уже иной конфликт. Исключение составляют конфликты, в состав которых входят три и более сторон.

Участниками конфликта являются отдельные лица, группы, организации, учреждения, которые принимают участие в конфликте на стороне определенного субъекта. Участник может сознательно или не полностью осознавать цели и задачи противостояния, чтобы принять участие в конфликте, и может быть случайно или неохотно вовлечен в конфликт. Например, во время крупных международных военных конфликтов небольшие государства вынуждены воевать на стороне крупной державы, даже если это противоречит их национальным интересам; родственники и друзья помогают отстоять интересы близкого для них человека; случайные прохожие помимо их воли могут быть вовлечены в уличную драку.

6 стр., 2659 слов

Политическая этика (2)

... людей друг с другом в условиях конфликта. Политический порядок предполагает возможность участвовать в решении конфликта всех заинтересованных сторон. Политический порядок касается прежде всего проблемы равномерного ... политиков, а только по правилам справедливости. Этика власти обосновывает институты контроля власти, такие, как свобода общественного мнения, избирательное право, разделение властей, ...

Особенностью описанной выше структуры политического конфликта является то, что в качестве одного из вероятностных элементов в составе каждой противоборствующей стороны присутствует «жертва». Он может появиться как в процессе развития конфликта, в результате конфликтующих действий сторон, так и вне конфликта, но стать причиной или поводом для его начала. Под «жертвой» мы подразумеваем людей, которые пострадали в результате конфликтных действий и не принимали непосредственного участия в конфликте. По мере развития конфликта положение «жертвы» в структуре конфликта может меняться.

Некоторые исследователи выделяют понятия «непринципиальные участники конфликта», «косвенные участники», «третья сторона». Например, В. П. Ратников пишет: «Все остальные стороны конфликта не являются основными участниками конфликта. Их часто именуют также косвенными участниками конфликта. По определению, они играют второстепенную роль в возникновении и развитии конфликта. Часто непервичные стороны конфликта также называют третьими сторонами».

Третья сторона действительно занимает определенное «место» в структуре конфликта». В некоторых конфликтах потребность в третьей стороне может не возникнуть, но ее роль может быть решающей в разрешении других. Поэтому отождествлять его с косвенными или второстепенными участниками некорректно. Итак, кроме противоборствующих сторон, в структуру социально-политического конфликта может входить третья сторона, которая включает посредников, судей, миротворцев и др.

Третий призван так или иначе способствовать разрешению конфликта. Он может предлагать свои услуги в разрешении самого конфликта, вмешиваться в конфликт по просьбе сторон конфликта, его участие в разрешении конфликта может быть инициировано «общественностью».

Третьей стороне отводится промежуточная (равноудаленная) позиция между конфликтующими сторонами. Его основная функция в конфликте — способствовать его разрешению, что не исключает его особого интереса к «чужому» конфликту. Роль третьей стороны в политическом конфликте обычно считается не только престижной, но и выгодной. Она свидетельствует о том, что субъект (субъекты), исполняющий эту роль, обладает различными положительными качествами.

Третья сторона может не только выполнять посреднические функции в конфликте, но и непосредственно принимать окончательное решение по его урегулированию (разрешению).

Понятие «косвенная сторона конфликта» имеет сложную структуру, включающую следующие составляющие: латентных субъектов (организаторов-сценаристов) конфликта, подстрекателей, провокаторов, спонсоров и др. Суть деятельности косвенной стороны — достижение поставленных целей, формально не принимая прямого участия в том или ином конфликте. Кроме того, обладая необходимыми экономическими, политическими и другими ресурсами, косвенная сторона может подготовить и спровоцировать конфликт, который ей нужен, «в нужное время» и «в нужном месте». Например, ни для кого не секрет, что «цветные революции» в Сербии, Грузии, Украине готовились и финансировались западными (прежде всего американскими) спецслужбами.

4 стр., 1753 слов

Мотивация потребности и делегирование

... большого объема соответствующих знаний и навыков. Для правильной мотивации работников руководитель должен иметь четкое представление о различных категориях потребностей и их взаимосвязи. Кроме ... месте. Кроме того, человеческие потребности нередко вступают в конфликт. Например, потребность безопасности из-за семейных обстоятельств может вызвать потребность в признании, которая подразумевает ...

Косвенная сторона, как правило, воздействует на конфликт опосредованно:

  • указывает всестороннюю помощь одной («своей») стороне конфликта;
  • создает различные сложности для противостоящей стороны;
  • оказывает давление на третью сторону для того, чтобы в процессе урегулирования конфликта принимаемые решения отвечали интересам косвенной стороны.

Более того, косвенная сторона прилагает все усилия, чтобы стать частью третьей стороны и играть в ней доминирующую роль, чтобы контролировать процесс разрешения конфликта, добиваться принятия выгодных для нее решений. Роль косвенной стороны в политических (военных) конфликтах, политических (государственных) переворотах настолько велика (иногда и решающая),что впору говорить об этом феномене как о фактическом «заказчике» того или оного конфликта, а «легитимных» субъектов противоборства рассматривать как исполнителей хорошо оплачиваемого «заказа». По крайней мере, большинство международных террористических организаций являются исполнителями воли некой косвенной стороны.

Существуют различные определения понятия » политический конфликт». Мы можем соглашаться с этими мнениями или наоборот отрицать их. Но мы можем сделать вывод, что политический конфликт всегда является организованным институциональным конфликтом. Для государства конфликты являются некими сигналами, которые говорят о том, что существуют различные разногласия, противоречия и т.д. Под структурой конфликта мы понимаем анализ конфликта в его статическом состоянии. В структуру политического конфликта может входить множество компонентов: субъект, участник, жертва, третья сторона, косвенные стороны конфликта. Политический конфликт — это столкновение противоборствующих сторон из-за взаимного возникновения различных интересов, точек зрения, целей в процессе приобретения и использования политической власти.

1.2 Типология и этапы протекания политического конфликта

Важным условием анализа политических конфликтов является создание их типологии. Сложность решения этой задачи связаны с идентификацией политического конфликта, заключается в том, что его можно расценивать как борьбу между корпоративно-клановыми группировками в структурах власти; как коалицию между реформаторами и контреформаторами; как противостояние разных политико-идеологических образований и т.д. Эта сложность идентификации конфликтов определяется множеством пересекающихся в них противоречий и интерпретацией их в сознании участников. При этом зачастую происходит не просто взаимопересечение и наложение конфликтов друг на друга, но и их взаимное стимулирование таким образом, что вопрос о первичности какой-либо составляющей лишается смысла.

3 стр., 1475 слов

Сущность и типология политических конфликтов

... групп, выраженным в иерархии политических статусов, - источник и основа политического конфликта. Различают три основных типа политических конфликтов. 1. Конфликты интересов. Конфликты такого рода преобладает в ... изменениям в политике властей. Это частичные конфликты. Субъектами оппозиционных внутриполитических конфликтов выступают, с одной стороны, властвующие элиты, выражающие их интересы партии, ...

Политический конфликт делиться по различным критериям:

  • с точки зрения зон и областей их проявления. Здесь прежде всего выделяются внешне- и внутриполитические конфликты, которые, в свою очередь, подразделяются на целый спектр разнообразных кризисов и противоречий. Так, среди международных конфликтов могут выделять кризисы типа «балансирования на грани войны» (Ш. Даллес), отражающие выдвижение одним государством требований и притязаний к другому в надежде, что противник скорее уступит, чем будет бороться;
  • «оправдания враждебности» (Р. Лебоу), характеризующие провокационную деятельность государства против потенциального противника с тем, чтобы использовать сложившуюся ситуацию для выдвижения ему неприемлемых требований (так, к примеру, действовал Гитлер, инсценировав нападение на радиостанцию в Гляйвице для оправдания развязывания войны против Польши) и т.д. Внутриполитические конфликты также подразделяются на кризисы и противоречия, раскрывающие взаимодействие между различными субъектами власти (правящей и оппозиционной элитами, конкурирующими партиями и группами интересов, центральной и местной властью и т.д.), отражающие характер политических процессов, по которым разгорается спор групп и индивидов (в сфере государственного управления или массового участия граждан в политике) и т.д.

по степени и характеру их нормативной регуляции. В данном случае можно говорить о (целиком или частично) неинституализированных конфликтах (Л. Козер), характеризующих способность или неспособность людей (институтов) подчиняться действующим правилам политической игры;

  • по их качественным, характеристикам, отражающим различную степень вовлеченности людей в разрешение спора, интенсивность кризисов и противоречий, их значение для динамики политических процессов и проч. Среди конфликтов данного типа можно выделить «глубоко» и «неглубоко укорененные» (в сознании людей) конфликты (Дж. Бертон);конфликты с «нулевой суммой» (где позиции сторон противоположны, и потому победа одной из них оборачивается поражением другой) и не с «нулевой суммой» (в которой существует хотя бы один способ нахождения взаимного согласия П. Шарин);
  • антагонистические и неантагонистические конфликты (К. .Маркс), разрешение которых связывается с уничтожением одной из противоборствующих сторон или — соответственно — сохранением противоборствующих субъектов и т.д.;

с точки зрения публичности конкуренции сторон. Здесь имеет смысл говорить об открытых (выраженных в явных, внешне фиксируемых формах взаимодействия конфликтующих субъектов) и закрытых (латентных) конфликтах, где доминируют теневые способы оспаривания субъектами своих властных полномочий. Если первый тип подобных конфликтов хорошо различным в разнообразных формах массового участия граждан в политической жизни (например, в виде манифестаций, забастовок, участия в выборах и т.д.), то второй более характерен для скрытых от глаз обывателя процессов принятия решений (в частности взаимодействий, внутри правящей элиты, отношений между различными ветвями власти);

— по временным (темпоральным) характеристикам конкурентного взаимодействия сторон — долговременные и кратковременные конфликты. Так, возникновение и разрешение отдельных конфликтов в политической жизни может завершиться в течение предельно короткого времени (например отставка министра в связи с публикацией сведений о его предосудительных действиях), но может быть соотнесено с жизнью целых поколений (противоборство диссидентов с коммунистическими режимами в странах Восточной Европы и бывшем СССР, военно-политические конфликты между Израилем и рядом арабских государств и т.д.)

5 стр., 2314 слов

Стадии развития конфликта, методы разрешения конфликтов

... контрдействия, так как осуществление намерений участников конфликта неизбежно сопряжено с вмешательством в дела другой стороны (или сторон), нанесением ей определенного ущерба, преодолением сопротивления, ... на столкнове­нии и противоборстве вовлеченных в конфликт сторон, выделение возможностей влияния на конфликтное поведение, урегулирова­ния конфликта. [2,С.124] Существуют четыр основных типа конф ...

в соотнесении со строением и организацией режима правления. В данном случае, как правило, выделяют конфликты вертикальные ( характеризующие взаимоотношения субъектов, принадлежащих к различным уровням власти: между центральными и местными элитами, органами федерального и местного самоуправления и т. д.) и горизонтальные (раскрывающие связи одно-порядковых субъектов и носителей власти: внутри правящей элиты, между не правящими партиями, членами одной политической ассоциации и т. д.)

Анализ конфликтов надо начинать с элементарного, простейшего уровня, с истоков возникновения конфликтных отношений. Традиционно он начинается из структуры потребностей, набор которых специфичен для каждой личности и социальной группы. Все эти потребности можно разделить на пять основных типов:

физические потребности (пища, материальное благополучие и т.д.)

потребности в безопасности;

социальные потребности (общение, контакты, взаимодействие)

потребности в достижении престижа, знаний, уважения, определенного уровня компетенции;

  • высшие потребности в самовыражении, самоутверждении.

Все поведение человека можно представить как ряд элементарных актов, каждый с которых начинается с нарушением равновесия в связи появлением потребности и значимой для индивида цели, а заканчивается восстановлением равновесия и достижением цели. Любое вмешательство (или обстоятельство), создающее преграду, перерыв в действии, называется блокадой.

В случае появления блокады от индивида или социальной группы требуется переоценка ситуации, принятия решение в условиях неопределенности, постановка новых целей и принятия нового плана действий. В такой ситуации каждый человек пытается избежать блокады, ищет обходные пути, новые эффективные действия, а также причины блокады. Встреча с непреодолимым затруднением в удовлетворении потребности может быть отнесена к фрустрации, которая обычно связана с напряжением, неудовольствием, переходящим в раздражение и злость.

Реакция на фрустрацию может развиваться в двух направлениях — это может быть или отступление, или агрессия.

Отступление — это избегание фрустрации путем кратковременного или долговременного отказа от удовлетворения определенной потребности. Отступление может быть двух видов: 1) запрет — состояние, при котором индивид отказывается от удовлетворения какой-либо потребности с страха, 2) подавление — уход от реализации целей под воздействием внешнего принуждение, когда фрустрация загоняется вглубь и может в любой какой момент выйти наружу в форме агрессии.

Агрессия может быть направлена на другого человека или группу людей, если они являются причиной фрустрации. Агрессия при этом носит социальный характер и сопровождается состояниями гнева, враждебности, ненависти. Агрессивные социальные действия вызывают агрессивную реакцию и с этого момента начинается конфликт.

4 стр., 1979 слов

Методы разрешения политических конфликтов- ( ы)

... метод разрешения конфликта – это его отрицание или подмена. Это такой способ отношения к конфликту, когда дают ему тлеть и перемещают в другую плоскость, в другую область. Например, фразеология политических ... по посредничеству, примирению и арбитражу Организации Африканского Единства. Шестой метод разрешения конфликта – третейское разбирательство или арбитраж. Стороны добровольно передают свой ...

Таким образом, для возникновения социального конфликта необходимо:

  • во-первых, чтобы причиной фрустрации было поведение других людей;
  • во-вторых, чтобы на агрессивное социальное действие возникла ответная реакция. Анализ содержания и особенностей протекания конфликта, его этапов целесообразно проводить по трем основным стадиям:
  • предконфликтная ситуация;
  • непосредственно конфликт;
  • стадия разрешения конфликта.

Предконфликтная ситуация. Ни один конфликт не возникает мгновенно. Эмоциональное напряжения, раздражение и злость обычно накапливаются в течение некоторого времени, предконфликтная стадия иногда затягивается настолько , что забывается первопричина столкновения. Предконфликтная стадия — это период, в который конфликтующие стороны оценивают свои ресурсы, прежде чем решиться на агрессивные действия или отступать. Сначала каждая с конфликтующих сторон ищет пути достижения целей избежания фрустрации без воздействия на соперника. Этот момент в предконфликтной стадии называется идентификацией. Предконфликтная стадия характерна также формированием каждой с конфликтующих сторон стратегии или даже нескольких стратегий.

Непосредственно конфликт. Эта стадия характеризуется, прежде всего, наличием инцидента, т.е. социальных действий, направленных на изменение поведения противника. Это активная, деятельная часть конфликта. Операции составляют инцидент, могут быть разными. Их можно разделить на две группы, каждая с которых имеет в своей основе специфическое поведение людей.

К первой группе относятся действия соперников в конфликте, носящем открытый характер. (Словесные прения, экономические санкции, физическое воздействие, политическая борьба и т.п.)

Ко второй группе относятся скрытные действия соперников в конфликте. Основным образом действия в скрытом внутреннем конфликте есть рефлексивное управление. Это способ управление, когда основы для принятия решение передаются одной с действующих лиц другому. Один с соперников пытается передать и внедрить в сознание другого такую информацию, которая заставляет другого действовать так, как выгодно тому, кто передал данную информацию.

Разрешение конфликта. Внешним признаком разрешения конфликта может служить завершение инцидента. Именно завершение, а не временное прекращение. Устранение, прекращение инцидента — необходимое, но недостаточное условие погашения конфликта. Часто, прекратив активное конфликтное взаимодействие, люди продолжают искать его причину. И тогда угаснувший было конфликт вспыхивает вновь.

Решение социального конфликта возможно только при изменении конфликтной ситуации. Это изменение может принимать различные формы. Но наиболее эффективным изменением конфликтной ситуации, позволяющим погасить конфликт, считается устранение причин конфликта. Возможно также разрешение социального конфликта путем изменения требований одной с сторон: соперник идет на уступки и изменяет цели своего поведения в конфликте.

Конфликты могут принимать самую разную форму — от простой ссоры двух людей до большого военного или политического столкновения с участием миллионов.

Большое значение имеет заключительная послеконфликтный стадия. На этой стадии должны быть предприняты усилия по окончательному устранению противоречий интересов, целее, установок, ликвидирована социально-психологическая напряженность и прекращена любая борьба. Урегулирован конфликт способствует улучшению социально-психологических характеристик, как отдельных групп, так и межгруппового взаимодействия. Он способствует сплоченности групп, повышает уровень идентификации ее членов с общими целями и удовлетворенности в группе. Вместе с тем, он развивает уважительное отношение к бывшим оппонентам, позволяет лучше понять их интересы, цели и побуждения.

4 стр., 1530 слов

Газовые конфликты между Россией и Украиной

... 20 января поставки газа для Украины и транзит в Европу возобновились. Данному конфликту предшествовал газовый конфликт между Россией и Украиной 2005--2006 годов. Газовая война между Россией и Украиной - одно из наиболее ... в газовом конфликте конкретных целей, а лишь ждал скорейшего разрешения сложившийся ситуации ввиду гуманитарной катастрофы и огромных производственных потерь. Мотивы и интересы ...

Типологии политического конфликта весьма разнообразны. Так, с точки зрения области их проявления, конфликты разделяются на внешне- и внутриполитические; по характеру их нормативной регуляций на институцилизированные и неинституцилизированные; по возможностям их урегулирования на конфликты с нулевой суммой(где позиций сторон противоположны, и потому победа одной из них оборачивается поражением другой) и не с нулевой суммой( в которых существует хотя бы один способ нахождения взаимного согласия); с точки зрения публичности на явные и латентные; по временным основания на кратко-,средне- и долгосрочные: Марксизм делит конфликты на антагонические и неантогонические, разрешение которых связывает с уничтожением одной из противоборствующих субъектов. В процессе управления конфликтом важно учитывать этапы его формирования и развития. Конфликты не возникают сразу. Они накапливаются и зреют очень долго. Этапы развития конфликта характеризуются проявлением сил, поддерживающих конфликтующие стороны или противостояние им. Основными стадиями развития конфликтов: предконфликтная ситуация, непосредственно конфликт, разрешение конфликта, послеконфликтаня ситуация.

Глава 2. Политический конфликт в современной России, .1 Способы регулирования политического конфликта

Многие специалисты-конфликтологи и практические политики считают, что управлять конфликтом — это уметь закончить, разрешить его, примирив участников. Так, один из авторов монографии «Юридический конфликт процедуры разрешения» пишет: «Управление конфликтом предполагает деятельность, направленную на примирение противоборствующих интересов и выработку общего согласованного решения».Другой автор этой книги хотя и признает, что управление может осуществляться «в целях как урегулирования, так и обострения конфликта», все же настаивает на том, что «управление конфликтами выражается в осуществлении… комплекса политических, военных и экономических, прямых или косвенных форм воздействия на поведение непосредственных сторон с целью побудить их к необходимой мере контроля над конфликтами и обращению к средствам мирного урегулирования, достигая этим, в конечном счете, предотвращения конфликта».

Наряду с этой сформировалась иная концепция управления конфликтом (conflict management), которая, с точки зрения ее приверженцев, более реалистична, чем идеи необходимости разрешения или предотвращения конфликтов. Эта концепция исходит из того, что предотвращение, разрешение и прекращение, равно как разжигание и эскалация конфликта, есть частные задачи, возникающие в ходе решения задачи более общей -собственно управления конфликтом.

Не вынося приговора ни одной из этих концепции можно отметить, что вторая шире предыдущей, она как бы «поглощает» ее. Поэтому представляется оправданным, не пренебрегая миротворческим пафосом и рациональными моментами, присущими каждой из них, исходить из того, что управление конфликтами -деятельность, направленная на достижение целей, состоящих в поддержке, окончании конфликта или любом другом воздействии на его ход.

В соответствии с этим, управление политическим конфликтом том по отношению к его разрешению выступает как более универсальный и многообразный по своему содержанию процесс. Управление конфликтом может осуществляться как «изнутри» — одним, несколькими или всеми его участниками, так «извне» — миротворцами, разжигателями или посредниками. В роли управляющих политическим конфликтом могут выступать самые разные социальные субъекты — от индивидов до международных организаций. Вместе с тем будем иметь в виду, что с этой точки зрения управление конфликтом включает в себя его окончание не как императив, необходимое, категорическое требование, а лишь как одну из задач, поставленных перед собой его участниками. Эта задача может ставиться вследствие роста издержек и риска, связанных с достижением целей, изначально поставленных участниками конфликта или в связи с их успешной реализацией. Примерами этому может быть предпочтение ядерными державами -США и СССР — бесславного для них окончания конфликтов во Вьетнаме и Афганистане, хотя военная победа, может быть и могла бы быть достигнута путем применения всех имеющихся в их арсенале средств вооруженной борьбы.

В качестве примера остановимся на одной из типовых стратегий противоборства — «стратегии сдерживания». Позволяя весьма эффективно управлять конфликтом, повышать или, напротив, понижать уровень социально-политической напряженности, переходить от одной ступени эскалации конфликта к другой, она вместе с тем позволяет избегать его нежелательного обострения, угрожающего, например, открытым, вооруженным противоборством. Возникнув на заре человеческой истории, эта стратегия получила свою развитую форму в середине XX в., во время ожесточенного противоборства двух мировых социально-экономических систем и представлявших их двух великих ядерных держав — СССР и США. Сутью «стратегии сдерживания» является стремление удержать противника от широкомасштабного применения насилия, путем создания собственного потенциала, использование которого угрожает ему неприемлемым ущербом. Но если раньше этот ущерб для проигравшей стороны выражался в потере части территории, смене династии или правительства, переходом под господство победителя, утрате своей роли и положения в системе властных отношений, то появление и распространение ядерного оружия придало этой стратегии, куда большее значение. Угроза стала связываться не с поражением в ходе вооруженного конфликта, а с риском для самого существования обоих его участников, независим от исхода их столкновения. Даже не подчеркивая то немаловажное обстоятельство, что ядерная война несет в себе опасность для всего человечества, можно сказать, что более мощных средств достижения своих целей, чем ядерное вооружение у противоборствующих на мировой арене политических общностей никогда не было, выработать оптимальную, пригодную для всех участников всех конфликтов стратегию невозможно: их цели и те средства, ресурсы, которые могут быть использованы для достижения этих целей в громадном большинстве случаев не совпадают. Отсюда — стремление выработать и классифицировать набор стратегий, используемых в различных, не похожих друг на друга конфликтных ситуациях. Среди такого рода попыток обращает на себя внимание комплекс стратегий, который можно было бы назвать «птичьим». Он включает в себя «стратегию страуса», «стратегию голубя» и «стратегию ястреба».

«Стратегию страуса» характеризует стремление ее последователей уйти от конфликта. Они предпочитают не замечать даже предельно острые столкновения интересов противоборствующих сторон, призывают не драматизировать ситуацию, полагая, что их призывы к мирному решению проблем могут решить спорные вопросы полюбовно. Самое большое, на что способны «страусы», это признать существование конфликта, но это видимое признание для них не является основанием для реальных действий, изменения своего поведения, статуса и, соответственно, смены стратегии, превращения в другую «птицу», более склонную к полетам.

Суть «стратегии голубя» состоит в стремлении завершить конфликт любыми средствами, даже ценой односторонних уступок и значительных потерь. «Голубь» легко подчиняется воле соперника и под его влиянием склонен отказываться от собственных интересов, определяющих его позицию. «Стратегия голубя» часто используется в предвидении поражения и, как правило, бывает вынужденной, продиктованной неблагоприятно складывающимися обстоятельствами. Не удивительно, что завершившийся конфликт при изменении ситуации часто вспыхивает вновь, разгорается с новой силой.

«Стратегия ястреба» заключается в окончательном разгроме противника, безусловной победе над ним. «Ястреб» твердо придерживается своей позиции и постоянно требует от противоположной стороны уступок и удовлетворения его требований. Для него характерны использование насильственных методов разрешения конфликтов, он часто прибегает к таким средствам, как угроза и давление. Психологически «ястреб» не доверяет своим противникам, он исключает сотрудничество с ними, более того, он склонен вводить их в заблуждение относительно своих подлинных намерений. Единственно приемлемый для «ястреба» вариант разрешения конфликта — это его собственный. Этот тип стратегий разработал Д.Амелин.

По мнению французского политолога Филиппа Бро, фатальность конфликтов и идея консенсуса или, по крайней мере, сплоченности, кажутся неразрывно связанными в политической практике как на международной арене, так и внутри страны. Власть, не справившаяся с конфликтами, неизбежно терпит поражение.

Сдерживающими факторами конфликтов в политической области является высокий уровень социально-экономического развития и политической культуры общества, а также доверие к власти и закону. Важно отметить и искусство политического маневрирования как средство предупреждения конфликта. Разрешение конфликта может идти различными путями. При определенных условиях это может произойти как бы самопроизвольно, когда предмет конфликта исчезает.

Каковы же конкретные методы разрешения конфликтов?

1. Метод избегания конфликта . Но избегание конфликта не означает его фактического разрешения, т.к. само противоречие, лежащее в основе конфликта противоборствующих сторон, остается.

2. Отрицание или подмена конфликта , способ отношения к конфликту, когда ему дают возможность тлеть и перемещают в другую плоскость. Например, политический деятель, ведущий избирательную кампанию, чтобы набрать максимум голосов должен избегать четкой позиции по реальным противоречиям и руководствоваться такими сценариями, которые способствуют более широкому объединению и ведут к согласию между политическими субъектами.

3. Метод конфронтации . Обязательно выдвигает на авансцену политики явно неразрешимый антагонизм во всей его грубой неприкрытости. Но конфронтация же может вести к кризису и крушению политического режима.

4. Метод откладывания конфликта. Сдача «на милость победителя» -действие довольно распространенное в практике политической борьбы. Следует отметить тот факт, что сторона, сдавшая свои позиции, по мере накопления сил и изменения ситуации в ее пользу, как правило, делает попытку вернуть утраченное в прошлом.

5. Примирение сторон на основе сближения их позиций и интересов через посредника. В роли посредника могут выступать согласительные комиссии, менеджеры по конфликтам, отдельные политические деятели или страны (в межгосударственных конфликтах).

Этот метод разрешения конфликтов зафиксирован в Гаагской конвенции 1907 года. На американском континенте действует несколько договоров о мирном разрешении споров. На африканском континенте действует Протокол Комиссии по посредничеству, примирению и арбитражу Организации Африканского Единства.

6. Третейское разбирательство или арбитраж . Считается, что этот метод имеет существенные недостатки, т.к. его применение может привести лишь к затягиванию конфликта на долгие годы.

7. Переговоры , которые необходимы для того, чтобы избежать применения насилия. Они возможны, когда между сторонами имеется хотя бы минимальная сфера совпадающих интересов.

Очевидно, что одним из главных условий согласия (консенсуса) является терпимость соперников друг к другу, инакомыслию.

Регулирование конфликтов преследует цель ограничения интенсивности и масштаба конфликтов путем разработки и применения системы мер. Создание благоприятного для разрешения конфликта соотношения сил приводит в действия процедуру переговоров. Наиболее благоприятным разрешением конфликта является достижение политического консенсуса.

2.2 Политический конфликт в современном российском обществе

Многочисленные конфликты и конфликтные ситуации — реальность современного российского общества. Их истоки обусловлены не только становлением и развитием новых социально-экономических и политических структур, но и недавним прошлым, когда в течение продолжительного времени господствующей в нашем обществе была идеологическая установка на «бесконфликтность», гармоническое единство составляющих его индивидов и социальных групп. Это, естественно, способствовало формированию отношения к конфликту как явлению, не присущему советскому обществу.

Главная причина политических конфликтов в современной России связана со стратегией и тактикой перераспределения государственной собственности и власти, что определяет их остроту и ведет к социально — экономической и политической нестабильности и напряженности во всех сферах общества. Социально-психологический фон, на котором возникают и протекают конфликты, характеризуют следующие факторы:

  • а) радикальные изменения в социальной структуре общества, проявляющиеся в стремительной дифференциации населения по уровню доходов и идеологической ориентации;
  • б) деформация-смена системы ценностей, распространение образцов западной культуры, индивидуализма, культа силы и т.п.;
  • в) расширение поля социально-этнической напряженности на базе конституционных, территориальных и межнациональных противоречий;
  • г) отсутствие опыта пребывания в конфликте, нетерпимость к инакомыслящим и инакодействующим, радикализм сознания;
  • д) массовые нарушения заложенных в Конституции прав и свобод, прежде всего социально-экономических и на получение правдивой информации о деятельности власти;
  • е) политизация армии, возможность превращения ее в самостоятельную политическую силу с целью наведения порядка или изменения политического режима.

Определим основные виды политических конфликтов в России:

  • между законодательной и исполнительной ветвями власти в процессе становления института президентства;
  • между элитами финансово-промышленных групп;
  • внутрипарламентский;
  • между партиями;
  • внутри государственно-административного аппарата.

между правительством и народом

Трудности предупреждения и разрешения политических конфликтов связаны с самим их характером. Эти конфликты возникают из различий интересов, соперничества и борьбы социально-профессиональных, этнических, конфессиональных и иных групп, слоев, общностей и даже индивидов в процессе приобретения, перераспределения и реализации политико-государственной власти, овладения и использования ее материально-финансовых и позиционно-ролевых (позиции вождя, военачальника, короля, министра, президента, депутата, судьи, лидера политической партии и т.д.) ресурсов, выработки и реализации программ (курсов действий) достижения тех или иных целей.

В общем и целом можно рассматривать политический конфликт как выход политической системы за обычные для нее рамки, нечто вроде помпажа у турбореактивного двигателя. Явления потенциально опасного, но с которым опытный пилот умеет хорошо справляться. В самом по себе политическом конфликте как явлении нет ничего необычного, подобные процессы происходят с той или иной периодичностью в любых обществах, независимо от типа политической системы и уровня развития. Можно вспомнить политический кризис во Франции 1968 года, приведший к отставке генерала де Голля, или — 1974 года в США, закончившийся отставкой президента Никсона, затяжное противостояние правительства и профсоюзов в Великобритании в начале 1980-х годов или события 1989 года в Китае, закончившиеся бойней на площади Тяньаньмэнь и т.д.

Впрочем, в России после событий 1917 и 1991 годов привыкли дуть даже на холодную воду — как бы не случилось очередной политической катастрофы, которая не нужна никому. В этом аспекте показательно поведение участников самого первого митинга после парламентских выборов 2011 , прошедшего на Чистых прудах. Напомним, он был достаточно многолюдным, но когда вожди оппозиции Навальный и Удальцов призвали собравшихся идти маршем в центр города, «прорывать полицейские кордоны», то очень быстро оказались вождями без войска — за ними двинулись лишь отдельные личности, а большинство собравшихся мирно разошлись.

Участники наиболее массовых митингов на Болотной площади и на проспекте Сахарова в блогах и интервью подчеркивали мирный характер своих выступлений. С другой стороны, именно угроза революции и последующего за ней хаоса стала одним из главных мотивов противоположной стороны. Наверное, вот это категорическое неприятие революции и является основным уроком, который вынесло российское общество из смутного ХХ века и это делает ему честь. Именно отсутствие стремления к разрушению всего и вся, ненависти к оппонентам и является главным отличием нынешних митингов от массовых митингов конца 80-х годов прошлого века.

Толпа с радостным улюлюканьем встретила у Белого дома известие о самоубийстве Бориса Пуго — министра внутренних дел СССР, с какой яростью переворачивали троллейбусы на Садовом кольце, с каким ликованием встречали известия о провозглашении независимости союзных республик — бывших некогда составными частями единой России. Люди, воспитанные на почитании героев революции, сами радостно окунались в нее, и тем горше было их разочарование потом.

Современное российское общество не хочет революции и сдерживает себя от нее. Казалось бы, таким уровнем общественного сознания можно было бы гордиться, но далеко не все довольны тем, что очередная революция в России никак не начнется.

Ходят мнения что после выборов политический система России находится на распутий.Для начала следует обратиться к ситуации вокруг выборов в Государственную Думу России. Несмотря на то, что одним из основных лозунгов, под которыми проходили массовые акции протеста, был лозунг о фальсификации выборов, признать его действительно главным для организаторов протестных акции затруднительно.

Во-первых, понятно, что фальсификации были, но они представляют собой не какое-то специфическое нарушение выборного законодательства — они являются, скорее, основным системным свойством самой организации избирательного процесса, как она сложилась за весь постсоветский период нашей истории. Это не означает, что фальсификации оправданы, это означает, что проблема с ними лежит куда глубже, чем действия конкретных должностных лиц по организации «вбросов бюллетеней», «каруселей» и т.п. отдельных акций — она заключается в работе самого механизма выборов в России.

Однако основной удар критики организаторов протестов и их информационных служб наносится принципиально в другой плоскости, концентрируясь именно на конкретных лицах — главе ЦИКа Чурове и премьер-министре В.В. Путине.

Во-вторых, состав политических сил, активно участвующих в протесте, организующих и поддерживающих его в целом находится за рамками избирательного поля — это «несистемная» либеральная оппозиция, потерпевшая сокрушительное поражение еще в начале 2000-х годов и ушедшая с поля парламентской борьбы. Соответственно, для нее в принципе не важен подсчет голосов: даже если Единая Россия и проиграла выборы в Государственную Думу, то выиграла их КПРФ и значительно увеличила свое присутствие в парламенте во многом близкая к ней Справедливая Россия, в еще большей мере сдвинув ориентацию народного представительства в левый спектр. Гипотетические несколько мандатов Яблока и Правого дела этого факта отменить не в силах и ситуацию принципиально не меняют.Таким образом, для «несистемной» либеральной оппозиции шанс вернуться в публичную политику и влиять на решения парламента представляется совершенно призрачным и в любом случае несопоставимым с теми усилиями, которые принимаются для организации и проведения протестных акций.

В-третьих, сами парламентские партии отказались признать итоги выборов только под давлением проходящих протестов, однако нелегитимной Государственную Думу 6-го созыва не считают, поскольку не только не сдали мандаты, но и активно включились в начало ее работы.

В-четвертых, принятая резолюция митинга на Болотной площади, содержащая требования отмены результатов выборов, отставки Чурова и проведения новых выборов, не просто заведомо невыполнима, поскольку юридических оснований для реализации этих мер не представлено, но и не предполагалась для исполнения, поскольку не был избран или назначен орган или хотя бы круг лиц, которые отслеживали бы выполнение ее или, хотя бы, вели диалог с властью.

Следовательно, цель организации эти массовых протестов заключена в чем-то ином, но перед гражданами, пришедшими на митинг на Болотной площади, она не была озвучена. Зато она была объявлена фактически на втором крупном митинге — 24 декабря на проспекте Сахарова: устранение от власти и недопущение победы на выборах президента Российской Федерации В.В. Путина. Кроме того, были озвучены и инструменты реализации этой цели — организация и проведения массовых гражданских протестов, в случае, если по итогам выборов В.В. Путин победит.

Следует отметить, что сами по себе прошедшие массовые акции протеста не были спонтанными или стихийными, как утверждают их организаторы. Они явились итогом большой и масштабной информационной кампании, проводившейся, прежде всего, в интернете на протяжении по меньшей мере в течении полутора лет, в рамках которой последовательно и с разных сторон наносились удары по различным «болевым точкам» российского общества — Министерству внутренних дел (кампания «оборотни в погонах» и «преступления милиционеров против граждан»), армии (кампания против «военной реформы», дискредитация А.Э. Сердюкова и т.п.), реформе образования, межэтническим отношениям (кампания «кавказцы против русских» и «русские — порабощенный народ в России»), коррупции (кампания, в рамках которой получил широкую известность и один из лидеров протеста — А. Навальный) и т.д.

В результате в общественном сознании не просто сложился устойчиво негативный образ государственной власти, государственного аппарата и высшего руководства страны, но и успешно внедрены устойчивые мемы, закрепляющие этот образ, воздействие на которые позволяет сравнительно быстро мобилизовать общественное сознание и повысить эмоциональный градус протеста.

Основными субъектами этих кампаний выступали не организованные политические силы — партии или движения, но различного рода сетевые сообщества, интернет-СМИ, сайты, пользователи Живого Журнала и т.д., благодаря чему, во-первых, достигалась достаточно высокая скорость распространения и охвата аудитории, а во-вторых, определенная анонимность источника информационной кампании, что создавало общую обстановку «объективности» и «общего мнения» у всякого пользователя, попавшего в этот поток и, как правило, не способного проверить и оценить получаемые информационные блоки.

Сказанное выше никак не относится к сущности «болевых точек» российского общества, проводимых реформ или реальных масштабов коррупции в стране, просто отмечается факт проведения самой общей кампании и ее рамки.

Анализ активности самих политических сил и организаторов протестных акций позволяет выявить определенные характерные черты протеста.

Во-первых, он не является результатом действий «системной» оппозиции — политические партии выступили скорее «привлеченным» ресурсом и обнаружили определенную двойственность реакции: например, КПРФ сначала признала результаты выборов, ограничившись вполне стандартными для себя заявлениями о «массовых фальсификациях» и угрозами «подать документы в суд», затем, судя по всему, под воздействием своих региональных отделений и части собственного высшего руководства — присоединилась к акциям протеста, затем — отмежевалась от их организаторов, заявив об «оранжевой проказе», но выразила поддержку самим недовольным гражданам, попытавшись перехватить инициативу в рамках митингов 18 декабря.

Во-вторых, наибольшую активность в них проявлял довольно противоречивый конгломерат движений и организаций как левого (Левый фронт, Другая Россия и т.п.), так и либерального (ПАРНАС, Солидарность, отчасти, Яблоко) направления при очевидном доминировании последнего. Отдельную роль в этом играли движения национал-демократов (РОД, РГС и т.п.): с одной стороны, они организованно поддержали митинг на Болотной площади, а с другой — возможность выступить на нем пришлось вырывать чуть ли не силой. Ситуация отчасти изменилась только на митинге на проспекте Сахарова под влиянием А. Навального.

В-третьих, несмотря на очевидную направленность акций протеста против сложившейся в России «вертикали власти», в них принимали участие как представители российской элиты (К.Собчак, М. Прохоров и др.), так и лица, непосредственно до недавнего прошлого участвовавшие в управлении государством (А. Кудрин).

Более того, основные действующие лица (Б. Немцов), хотя и являлись давно отстраненными от реального политического влияния фигурами, тем не менее выступают как субъекты «несистемной» либеральной оппозиции и входят в высший политический слой страны.

Наконец, задействованные в процессе и оказывающие ему интеллектуальную, пропагандистскую и международную поддержку лица (М. Горбачев, Парфенов, Ю. Шевчук, Б. Акунин, О. Басилашвили и т.д.) в основной своей ориентации выступают сторонниками вполне определенного политического курса — прозападного, либерального и в целом против усиления российской государственности. Отдельно нельзя не упомянуть про открытую поддержку организованного протеста со стороны иностранных политических сил: главы Госдепартамента США Х. Клинтон, сенатора Дж. Маккейна, а также резолюции Европарламента и т.п.

В-четвертых, особое внимание следует уделить фигуре А. Навального. Именно он после санкционированного митинга на Чистых прудах 5 декабря призвал участников «идти на штурм» ЦИКа и возглавил колонну, прорвавшую оцепление ОМОНа, после чего был задержан и арестован на 15 суток. Насколько можно судить, именно вследствие этого во время митинга на Болотной площади ярко и наглядно проявились противоречия между организаторами и участниками митинга (прежде всего, между национал-демократами и либералами), которые чуть не вылились в столкновения (угрозы в отношении Белова-Поткина, перепалки между участниками) — по крайней мере, после его возвращения в состав организаторов протестов участие национал-демократов в качестве ораторов заметно выросло. Это не сняло противоречия между протестующими (взаимное освистывание), но позволило их сгладить. Исходя из этого, можно предположить, что именно А. Навальный выступает главным соединяющим звеном между частями протестного движения, которое если не обладает абсолютным авторитетом (слова Б. Немцова о нем), то, по крайней мере, серьезно претендует на лидерство в нем.

Однако главное в происходящих событиях в России заключается отнюдь не в персоналиях или организациях, активно участвующих в протестах и направляющих его. Главное заключается в самом массовом их характере, практически достигающем уровня конца 80-х — середины 90-х годов. Вне зависимости от целей и задач «несистемной» либеральной оппозиции и ее лидеров, они сумели нащупать «болевые точки» общественного сознания в России и надавить на них, вызвав соответствующую реакцию в свою пользу.

С этой задачей не справились ни «системная оппозиция» в целом и, в значительной мере, «несистемная» оппозиция, не попавшая в разворачивающиеся события в качестве основных действующих лиц, а высшее руководство страны и «партия власти» не смогли (или не захотели) их прикрыть или скомпенсировать в достаточной мере. Исходя из этого, можно сделать несколько общих выводов:

политическое руководство России теряет контроль над общественным сознанием и инструменты обеспечения активной лояльности: Единая Россия, МГЕР, «Наши», подконтрольные руководству СМИ оказались неспособны блокировать или отвести угрозу от «несистемной» либеральной оппозиции.

«системная» оппозиция также оказалась неспособна выявить, активизировать и направить в свою пользу недовольство граждан, и на практике не слишком успешно справляется с задачей «оседлать» протест. Более того, структуры «системной» оппозиции сами показали недостаточно высокую степень оперативности и управляемости, во многом подпав под действие агитации и пропаганды своих оппонентов — что ставит под сомнение их действенность и адекватность представления ими интересов общества и его групп. В самом деле, определенный успех на выборах (как официальный, так и неофициальный) был обеспечен не за счет активности самих парламентских партий, а за счет информационной кампании «голосуй за любую другую партию», т.е. имеет только протестный характер.

«несистемная организованная» оппозиция, несмотря на то, что именно она в своем либеральном крыле выступает организатором протестных выступлений и направляет протест в свою пользу, также оказывается не в состоянии справиться с ним и придать ему институализированную форму — что обосновывается как взаимными противоречиями в лагере организаторов, так и резкими скачками протестной активности граждан; причем, в значительной мере участники протестных акций и в Москве, и в регионах одновременно выказывают недоверие самим организаторам и ораторам. Исключение здесь в определенной мере представляет фигура А. Навального, но и его авторитета явно не хватает, чтобы безоговорочно возглавить протест, что обосновывается провалом попытки выдвинуть его в качестве кандидата на президентские выборы.

«анонимный сетевой актор», возбудивший протестные настроения и гипотетически действующий в интересах некоторого непубличного центра, хоть и выдвинул А. Навального в новые политические лидеры, в то же время оказался неспособен в должной мере поддержать его авторитет и обеспечить организованную поддержку. Иными словами, без подключения реальной, а не виртуальной политической организации, достаточно масштабной, чтобы скоординировать и направить активность граждан в хотя бы в Москве, не говоря уже о регионах, предположить, что пришедший к власти на волне протестных настроений комплекс политических сил окажется не способным удержать ее на длительный срок.

Все это в целом позволяет говорить об отказе всех политических институтов солидарности граждан России.

Можно в целом обрисовать комплекс факторов, приведших к такому крайне тревожному состоянию России.

«раскол элиты»; участие — публичное и непубличное — представителей элиты России в текущих событиях позволяет сказать, что сложившийся к началу 2000-х годов консенсус, благодаря которому обеспечивалась общая стабильность последних 10 лет (посредством создания и укрепления «вертикали власти», ограничения влияния олигархии, удаления наиболее активной ее части), утрачен, и обострившиеся противоречия между ее группами выплеснулись за рамки действующих социально-политических институтов.

«отрыв элиты»; действующие социально-политические институты оказываются не в состоянии обеспечить активную лояльность ни одной из действующих сил, что позволяет утверждать, что идеологии элиты (системной или несистемной) и настроения широких народных масс не согласуются между собой. Как следствие, любое действие политических субъектов дает не тот эффект, который от него ожидается, во все большей мере отталкивая от них общество.

«раскол народа»; по своим оценкам, убеждениям, идеям и настроениям народ России распадается на множество достаточно мелких, постоянно противоборствующих и все больше отдаляющихся друг от друга групп. Это в целом означает, что в стране реально отсутствует конструктивный консенсус, конституирующий социально-политические общности, служащие опорой для государства и проведения последовательного политического курса. В таких условиях социально-политическая самоорганизация граждан может дать только относительно мелкие группы с низкой солидарностью, которые не способны отрефлексировать свои интересы и идеи в масштабные идеологии и проекты — а потому практически полностью подпадающие под современные методы манипуляции общественным сознанием, в том числе с помощью броских лозунгов.

«новое поколение»; в активную фазу входит поколение, которое не застало СССР и смутно помнит хаос 90-х годов, мировоззренчески сложилось в «путинские 2000-е» с их специфическим опытом. Во многом из-за этого резко падает воздействие сложившихся крупных политических акторов, их аргументация и приемы пропаганды. В частности, апелляция к «стабильности» уже не является действенной — она оценивается как «сама собой разумеющаяся», зато есть достаточно масштабный запрос на «образ будущего», по сути, не удовлетворенный ни «правящей партией», ни «системной оппозицией», ни «оппозицией несистемной», ни даже «анонимным сетевым актором».

«новые технологии»; широкое распространение интернета и цифровых технологий резко расширило поле для пропаганды и агитации, которое, по разным причинам, по сути, оказалось практически не освоено действующими организованными политическими силами. Кроме того, специфика подачи информации в интернете («фрагментарность», клиповость, широкое распространение мемов, парадоксальная замкнутость и при этом разорванность дискурсов и т.п.) кардинально меняет сам подход к агитационно-пропагандистской работе, что так же не было своевременно учтено политическими силами.

Все вышеизложенное позволяет утверждать два взаимосвязанных вывода:

  • А) политическая система России объективно находится в глубоком кризисе и требует своей радикальной трансформации;

— Б) кризисное положение политической системы России усугубляется реализацией «цветного» (бело-болотного) сценария, чтоб обуславливает не только тяжесть самого протекания кризиса, но и ужесточение граничных его рамок — система либо трансформируется, либо распадется.

Соответственно, стремясь не допустить распада государства России, трансформация политической системы, как представляется, должна двигаться в следующих основных рамках:

  • конструктивная канализация массового протестного настроения граждан;
  • само по себе это явление имеет не столько отрицательный, сколько положительный характер: общество, по крайне мере, его активная часть, откликнулось на политические проблемы страны и государства, которые и составили объективную сторону протеста: коррупция, прежде всего, чрезмерное социальное расслоение, отрыв элиты страны от остального общества и т.п. Следовательно, возросшую гражданскую активность необходимо направить в положительное русло борьбы именно с этими недостатками политической системы и социального строя России в целом. Это требует огромной работы как организационного, так и идеологического характера от всех политических сил страны — в первом аспекте по институализации складывающихся на местах социально-политических низовых групп и введения их в обычный политический процесс (например, по борьбе с коррупцией на низовом и среднем уровне);
  • во втором аспекте — по формулировании и популяризации «положительного будущего России».

институализация противоречий в элите России, перевод их в конструктивное русло, не разрушающее, но укрепляющее государство. Эта задача выглядит наиболее тяжелой, поскольку, исходя из внутрироссийских и международных условий, можно в определенной мере уверенно утверждать, что сам конфликт имеет непримиримый характер. Если это на самом деле так, настоятельной необходимостью выступает устранение в той или иной форме тех частей элиты (в т.ч. и высшего руководства страны), которые подрывают государственность России и действуют либо в интересах иностранных центров влияния, либо в тесном союзе с ними.

радикальное сокращение социального расслоения в экономическом, политическом и культурном смысле. Это выступает настоятельной необходимостью обеспечения социально-политической стабильности любой системы и коррелирует с предполагаемым «образом будущего», вокруг которого может и должен сложиться активный положительный консенсус общества России.

Очевидно, что все эти три условия необходимым образом должны реализовываться в комплексе, взаимно усиливая и обуславливая друг друга. Так, использование «гражданской самоорганизации» для решения острых социально-политических проблем государства России вполне логично выступает средством институализации конфликта в элите или удаления ее «непримиримой» части — и произойти она может только в рамках формирования «положительного образа будущего» для страны, реализация которого неизбежно компонентом должна включать радикальное сокращение социального расслоения.

Рано или поздно конфликт и внутренние войны заканчиваются, в большинстве случаев не принося никаких результатов в достижении ранее поставленных целей. В России и других постсоветских государствах деморализованное и граждански недостаточно зрелое, отравленное в целом ряде мест националистической пропагандой население, от имени которого и в интересах которого якобы лидеры и активисты начинали войну, ещё не способно в полной мере предъявить счёт ответственности. Но в любом случае приходится восстанавливать гражданский порядок и руины, оставленные конфликтом. Вчерашних врагов нужно примерить, а требования «победителей» согласовать с реальностями продолжающегося совместного существования в одном государстве.

Заключение

политический конфликт конфронтация избегание

Понятие политического конфликта обозначает борьбу одних субъектов с другими за влияние в системе политических отношений, доступ к принятию общезначимых решений, распоряжение ресурсами. Монополию своих интересов и признание их общественно необходимыми — словом, за все то, что составляет власть и политическое господство.

Конфликты обладают динамикой. Они возникают из конфликтных ситуаций, в ходе которых происходит осознание потенциальными участниками противоборства возникших противоречий. Конфликтная ситуация необязательно перерастает в конфликт, если противоречия устраняются сторонами. Конфликтные ситуации политического характера «задаются урегулированию политическими же средствами, с помощью которых становится возможным избежать социальной напряженности, способствующей конфронтации индивидов и групп, их объединению в конфликтные группы.

Причины возникновения политического конфликта, как и зона разногласий, мотивы, представления возникновения ситуации, связаны с властью. Чаще всего это — уязвленное самолюбие и честолюбие, амбициозность, стремление доказать свою правоту и силу. Зоной разногласий, как правило, становится вопрос о власти.

Политический конфликт — это не обычный конфликт, не повседневный.

Поэтому и его участниками становятся люди с определенными чертами характера, такими как огромная сила воли, амбициозность, уверенность в себе.

Говоря о классификации, отметим, что разнообразие политических конфликтов, как и любых других, безгранично. Но и здесь встречаются закономерности. Взяв основанием классификации состав участников, я заметила, что политические конфликты возникают, как межличностные, по мере приближения к кульминации втягивают в себя все больше и больше людей, в конце концов, превращаются в межгрупповые.По своему эффекту политические конфликты могут быть, как конструктивными — заканчивающиеся миром, так и деструктивными оканчивающиеся полным крахом (а в худшем случае и уничтожением) одной из конфликтующей сторон.

В современных условиях конфликты в России — единственный реальный способ выявления объективных противоречий, возникающих в процессе реформирования. Сложная политическая и социально-психологическая ситуация в России не только определяет в значительной степени содержание конфликтов и формы их проявления, но и влияет на их восприятие населением, элитами, действенность применяемых средств регулирования. Не разработаны конституционные основы и правовые нормы разрешения конфликтов.

В заключение хочется сказать, что политические конфликты существовали тысячи лет назад, существуют сегодня и, наверное, будут существовать еще не одну сотню лет — до тех пор, пока человечество не изобретет такую форму государственного управления, при которой во главе этого самого государства окажется не сильнейший и хитрейший, а действительно мудрейший и достойнейший из людей.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/kursovaya/politicheskie-konfliktyi-2/

Статьи

1. Куликов, А.А. (2008) Доживем ли до консенсуса? Власть и «лево-правая» оппозиция едины только в своей непримиримости друг к другу //Независимая газета. 3 апреля.

— Мартьянов, В. (2006) Проблемы-2008 не существует // Политический журнал. № 31-32 (126-127).

28 августа.

— Медведев, Д. (2005) Сохранить эффективное государство в существующих границах. Интервью с главой администрации президента Д. Медведевым // Журнал «Эксперт». №13 (460).

5 апреля.

-Никовская, Л.И. (2006) Трансформация в России с точки зрения теории конфликта // Социологические исследования. № 9. С. 79-85.

Учебники и учебные пособия

5.Анцупов, А.Я., Шипилов, А.И. Конфликтология: Учебник для вузов/А.Я Анцупов. — М.: ЮНИТИ, 2002. 46-48 с., 78-84с., 230-245с.

— Василика, М.А., Политология: Учебник для вузов/М.А. Василика.- М.: Юристъ, 2001. — 481-498 с., 505с.

— Василенко, И.А. Политические переговоры: учебное пособие/ И.А. Василенко. — М.,2006.

— Волкова, Ю.Г. Политология в вопросах и ответах: Учебное пособие для вузов/ Ю.Г. Волкова. — М.: Гардарики, 2001. — 88-89 с., 369-373 с.

— Ворожейкин, И.Е.,Кабанова, А.Я.,Захаров, Д.К. Конфликтология: учебник/ И.Е. Ворожейкин.-М., 2007.

— Гаджиева, К.С. Введение в политологию/К.С. Гаджиева. -М.:Просвещение, 2004 — 645 с.

— Глухова, А.В. Политические конфликты: основания, типология, динамика/ А.В Глухова.-М.: Эдиториал УРСС-2000. 280 с.

Дорофеев В.И. , Родионов, В.А.. Основы политологии/ В.И. Дорофеев. — СГУ, 2003 — 256 с.

— Доминик, К. Политическая социология/ К. Доминик. Пер. с фр., -М.: Изд-во «Весь мир», 2001.

-Соловьев, А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов / А.И. Соловьев. — М.: Аспект Пресс.- 2005. — 559 с.

— Соколов,С.В. Социальная конфликтология: Учеб. Пособие для вузов/ С.В. Соколов. — М.: ЮНИТИ — ДАНА, 2001. — 158 — 161с.

— Фельман, Д.М. Политология конфликта. Учебное пособие/ Д.М. Фельман. — М.:Издательский Дом «Стратегия».-1998.-200с.

Электронные ресурсы

17. Официальный сайт Президента Российской Федерации. [Электронный ресурс]: Встреча Президента РФ В.В. Путина с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай» 14 сентября 2007 года, г. Сочи. — Режим доступа: