Вербальные и литтеральные контракты

Контрольная работа

Когда-то римское право называли «писанным разумом» — и это было сделано неслучайно. Римское право, как известно, было двуедино: во-первых, это право рабовладельческого типа. Это проявление можно найти в нормах, которые могли разрешать кредитору убить своего должника. Но такое «жестокое» римское право ушло вместе с гибелью Рима. Но с другой стороны, античный шедевр — это идеально разработанное, абстрактное право для регулирования общественных отношений, основанных на частной собственности.

Во втором качестве памятник, созданный гениальными юристами, не погиб — он торжественно шествует по всему миру. Сначала он возник, как право одного города, затем начинает регулировать гражданские отношения по всему античному миру. Но громадное достижение античной юриспруденции не нашло и здесь своего конца, поскольку в Средние века римское право «завоевывает» почти всю Европу.

Такие заслуги гениального памятника неслучайны: римское право лежит в основах многих гражданских систем современного общества. Конечно, что гражданско-правовая система Российской Федерации, зиждущаяся на римском праве, стала более развитая. Но нельзя забывать о том, что те юридические термины, которыми пользовались античные юристы, продолжают существовать, а точнее торжественно шествуют по всему гражданскому праву.

Именно в римском праве нашли широкое отражение и получили огромное развитие таки институты вещного права, как институт права собственности, обязательственного права и многие другие.

Ни один высококвалифицированный юрист современного мира, не обошелся без изучения римского права. Поскольку именно оно способно привить понятийный аппарат современности, без которого, совершенно очевидно, бессмысленно изучать и тем более специализироваться в современном гражданском праве не только России, но и зарубежных стран.

Огромное развитие, как уже было освещено, получил институт обязательственного права в римском праве. Не изучив шедевра не только античной, но и современной цивилистики, изучать современное обязательственное право, кажется, бессмысленным, поскольку именно оно предоставляет навык юридического мышления начинающему юристу.

Актуальность эрудированных юристов, специализирующихся в гражданском праве, сейчас обречена на успех. А римское право является единственным пропуском в договорный мир не только России, но и других гражданских систем.

29 стр., 14195 слов

Конституционные основания ограничения прав и свобод

... мерой и границами свободы, установленными правом, принципами гуманности, солидарности, нравственности». Ссылаясь на нормы международного и внутригосударственного права, приводит случаи, когда ограничение прав и свобод человека и гражданина допускаются на практике. Академик B.C. Нерсесянц, исследуя проблему прав ...

1. Понятие обязательства.

Обязательство есть оковы права, в силу которых мы по необходимости должны выполнить известное действие согласно законам нашего государства.

1.Главное деление всех обязательств распадается на два вида: они или цивильные, или преторские. Цивильные суть те, которые установлены законами или, по крайней мере, одобрены цивильным правом. Преторские суть те, которые установлены преторской юрисдикцией. Последние называются еще гоноральными.

2.Следующее деление распадается на четыре вида: обязательства возникающие или из договора, или из квази-договора, или из деликта, или из квази-деликта. Сперва мы должны рассмотреть те обязательства, которые возникают из договора. Обязательства, возникающие из договора, в свою очередь, распадаются на четыре вида: они или реальные, или вербальные, или литеральные, или консенсуальные. [1]

2. Вербальные контракты

Отличительной чертой вербальных контрактов служило то, что обязательства, которые возникали из устных контрактов, получали юридическую силу посредством и с момента произнесения заветных слов.

К группе вербальных контрактов можно отнести три договора: sponsio или stipulatio (прообраз обязательственных сделок),[2] jurata operarum promissio и dolis dictio. Два последних договора представляли собой клятвенное обещание вольноотпущенника патрону при освобождении и установлении приданного, но они, как известно, не имели особенного значения. Напротив, стипуляция занимает первое место во всей системе римских обязательств.

Целесообразно отметить исторический аспект развития стипуляции. Происхождение самого названия стипуляции было уже неясно для самих римских юристов, что в первую очередь свидетельствует о древнем происхождении этого договора. В науке высказываются различные точки зрения, касающиеся момента появления этого договора, например, Новицкий считает, что стипуляция была уже известна законам XII таблиц.[3] Покровский отстаивает другую точку зрения, мотивируя, что древность, в которую появился договор, нельзя относить к законам XII таблиц, а потому время ее возникновения должно быть отнесено к первой половине республики.[4]

Следует отметить и юридическую природу заключения таких видов договора, как sponsio и stipulatio, поскольку заключаются они путем устного вопроса кредитора и ответа должника: «Клянешься дать 100 сестерциев? — Клянусь (spondeo)!»[5] Стоит заметить, что выражение «spondes — spondeo» употреблялось только между cives romani (полноправные граждане), и тогда договор назывался sponsio (форма договора, доступная только гражданам Рима).

Любопытно, что договор мог быть заключен между перегринами (чужеземцы, не имеющие прав) на другом языке, например, на греческом. Процедура заключение ничем не отличалась от той, которая осуществлялась cives romani. В таком случае этот договор следовало обозначить, как stipulatio. Но в дальнейшем никаких различий, по мнению Покровского, не наблюдается.

Камнем преткновения историков доныне остается вопрос о том, как появился этот договор, вызывая самые разнообразные гипотезы. Савиньи высказал предложение, что стипуляция выросла из nexum путем ослабления ритуала и усиления словесного элемента, но это предложение не смогло укорениться: nexum и stipulatio длительное время существовали вместе. М. Фогт считает стипуляцию заимствованием из обычаев латинян, но наибольшим распространением, однако, пользуется гипотеза сакрального происхождения стипуляции, высказанная впервые Гушке, но потом подробнее обоснованная Данцем: sponsio первоначально была клятвой, посредством которой, обещавший подтверждал что-либо сделать. Но тогда sponsio пользовалась только сакральной защитой. С падением авторитета сакрального права sponsio перекочевала под защиту светского права, поскольку центр тяжести теперь стал больше перемещаться на словесный элемент, а сама клятва опускалась. По мнению Меттейса, sponsio выросла из поручительства, из института vades (клятва).

13 стр., 6109 слов

Судебное решение. Защита права собственности. Договор купли-продажи

... нес ответственность за свое решение. Он должен был строго следовать указаниям формулы. Присуждение в формулярном процессе могло быть только денежным. Судебное решение погашало процесс. Исполнение судебного решения было специальной ... только с обязательствами по купле-продаже животных для жертвоприношений, а уже позднее в общей форме перешел на все претензии по этому договору. Особенностью такого ...

Vadimonium (поручительство с своевременной явкой в суд) устанавливалось также в форме вопроса и ответа, причем поручитель в более раннее время назывался sponsor. Позднее должнику было разрешено стать своим собственным поручителем — и тогда возникла та sponsio, которую мы встречаем позже.[6] Но Покровский считает, что связь между vadimonium и sponsio остается такой же загадкой для историков, как и происхождение слова stipulatio.

Кажется, что обычай подкреплять обещание клятвой, несомненно, очевиден, а согласно древним источникам эти клятвенные обещания назывались именно sponsio.[7]

Освободившись от своей сакральной оболочки, sponsio оказалась в силу своей простоты пригодной и для оборота перегринов, и, таким образом, рядом с цивильной формой sponsio появилась форма в виде стипуляции.[8]

Интересно отметить, что одной отличительной особенностью стипуляции является то, что здесь обязательства возникают строго односторонние: кредитор и только кредитор, должник и только должник. Важным аспектом является и то, что кредитор может требовать исключительно то, что ему уже обещал должник. Он не может требовать никаких дополнений, не может требовать возмещения убытков, которые он мог понести в результате того, что не получил нужную вещь вовремя, например, корм для лошади, отсутствие которого роковым образом отразилось на здоровье средства существования. Кредитор даже не мог требовать процентов, если должник задерживал определенную вещь или деньги. Являясь абстрактным договором, стипуляция не могла защитить должника на предмет того, осознанно ли он сказал заветное слово spondeo, поскольку, ответив на любой вопрос должника именно этим словом, должник вовлекал себя в односторонние отношения с кредитором, причем которые явно были выгоднее кредитору, а может даже и убыточными для должника. Однако стипуляция не имела непосредственной исполнительной силы,[9] которая роднит этот вид договора с обязательствами старого права, поскольку в случае неисполнения обязательства должником, кредитор мог найти свою защиту только в иске. Очевидно, что эта мера была принята римским законодателем для избежания варварских методов, при помощи которых в более раннее время было легко получить кредитору долг.

Одной наиболее важной особенностью также является то, что даже в классический период стипуляция сохраняла свой формализм: присутствие договаривающихся сторон в одном месте, вопрос кредитора и ответ должника.[10]

Благодаря чрезвычайной простоте и гибкости формы, стипуляция очень скоро приобрела широкое распространение по всему Древнему Риму. Результатом такого события можно ознаменовать то, что почти любое содержание могло быть облечено в форму вопроса и ответа. Вместе с тем эта форма в высокой степени облегчала и доказывание долга в процессе: для обоснования иска было достаточно доказать, что стипуляция в данном деле имела место[11].

5 стр., 2292 слов

Договор социального найма

... им такие права, обеспечив, таким образом, заключение договоров социального найма. Объектом исследования предмета исследования Цель данной работы – выявить основные правовые проблемы института социального найма, определить его перспективы развития. Для осуществления ...

Понятно поэтому, что стипуляция сохранила первое место в контрактной системе Древнего Рима даже после того, как успели себя зарекомендовать все другие контракты — консенсуальные, реальные.

Покровский также отмечает, что стипуляция во многих отношения предоставляла незаменимые удобства для деловых людей — она выступала прототипом современного векселя. Широкое применение стипуляции отразилось и на том, что теперь ее можно стало использовать в делах новации, т.е. стипуляцию стали заключать для того, чтобы прекратить уже существующее обязательство, а на его место поставить новое, которое будет уже вытекать не из предыдущих условий, а из самой стипуляции.[12] Эта черта также позволяла вложить в нее любое содержание и быстро проводить его в жизнь, в результате чего стипуляция стала основной формой договора в классический период.

Применяясь в течение длительного времени, стипуляция, конечно, не обошлась без некоторых перемен:

1. С течением времени наблюдается ослабление требований, предъявляемых к устной форме стипуляции. Обычные в прежнее время выражения с их непременным соответствием друг другу перестают рассматриваться как юридическая необходимость. Ульпиан признает уже действительную стипуляцию, при которой на вопрос «обещаешь», ответ должника мог выглядеть «почему бы и нет?»

Постепенно наблюдается тенденция, целью которой является уничтожение границ между стипуляцией и контрактами консенсуальными.[13] Упрощение процесса заключения стипуляции отражается даже на том, что этот договор начинает признаваться заключенным на бумаге как письменный документ (cautio) для простоты доказывания этой процедуры в суде.

Пожалуй, самой главной отличительной чертой письменной стипуляции от литерального контракта заключается в том, что сама по себе письменная форма стипуляции не имела никакой юридической силы, если не следовало подтверждения ее словами . Но с течением времени к письменной форме стали относиться уважительнее: единственным фактом, отрицающим письменную стипуляцию являлось наличие факта, что должник и кредитор в день заключения договора находились в разных городах. Следует отметить, что принятие римскими юристами письменной формы стипуляции не меняет ее юридической сущности.[14] Тем не менее, стипуляция даже в праве Юстиниана остается вербальным контрактом и продолжает заключаться устно.

2.Наиболее существенным является также то, что с течением времени происходит ослабление абстрактного характера заключения стипуляции (как уже говорилось выше).

По сравнением с доклассическим периодом стипуляция порождала строгое обязательство, зависящее только от того, что было произнесено — никто не смотрел вглубь.

Если должник произнес sponde, рассчитывая получить деньги от кредитора, а тот в свою очередь не желает их передать, то казалось, что обещание не имело значения. На самом деле римские юристы подходят по другому к этому вопросу: должник должен был, несмотря на то, что кредитор не дал ему денег, исполнить свое обещание, т.е., например, передать обещанную вещь, а потом уже в судебном порядке вернуть ее в виде condictio sine causa. *(случай, в котором приобретение было неосновательно с самого начала- ошибочный платёж)

41 стр., 20481 слов

Анализ концепции гуманитарной интервенции как новой формы миротворчества ...

... сообщества и международного права. Цель работы: проанализировать концепцию гуманитарной интервенции как новую форму миротворчества на примере конфликта в Косово. Задачи работы: 1. Определение правовых аспектов во время проведения ...

С течением времени это было признано несправедливым, и претор стал давать должнику против иска из стипуляции exceptio doli * (возражение со ссылкой на обман истца), но при этом должник должен был доказать отсутствие causa (неполучение денег от кредитора), так как предположение было все же против него.[15]

Римские юристы довольно интересно подходят к возможному несоответствию или противоречию между внешним выражением договора и тем, что сторона действительно имела в виду. Кто говорит одно, а хочет другого, тот не говорит того, что означают его слова, потому что он этого не хочет, но и не говорит того, что хочет, потому что он не те слова говорит.[16] Одним словом: что он сказал, того он не хочет, а что хочет, того не сказал; стало быть, договор не состоялся.[17]

Нельзя забывать того, что римскому праву известны и сложные формы заключения стипуляции. Поскольку уже с момента появления стипуляция стала применяться не только, когда необходимо скрепить обязательством одного должника с кредитором, но и в более сложных отношениях, когда на той или иной стороне выступает сразу несколько участников договора. Такое соучастие в обязательстве может иметь различное значение и вылиться в различные формы.[18] стипуляция вербальный литтеральный контракт

Соучастие корреальное возможно в тех случаях, когда несколько лиц по тем или иным соображениям желают выступить в качестве сокредиторов, однако, так, чтобы каждый из них имел права самостоятельного кредитора — мог получать платеж, предъявлять иск и т.д. — и чтобы платеж одному погашал требования всех, предъявление иска одним лишало исков других.

Примером такого соучастия мог быть договор между двумя братьями-кредиторами, которые ведут нераздельное хозяйство, и должником. Кредиторы предвидят, что к моменту возвращения долга одного из братьев не будет в городе (кому-то одному может быть придется уехать, а терять свои деньги они не хотят) ввиду этого они выступают в качестве сокредиторов. Равным образом возможно подобное, если на стороне должников будет двое, а кредитор будет один.

В таких случаях римские юристы стали прибегать к следующему способу заключения стипуляции. Если несколько лиц желают выступить в качестве сокредиторов, то все они поочередно произносят вопрос: «Обещаешь мне дать 100 сестерциев?», «Эти же 100 сестерциев обещаешь дать мне?». Причем должник должен ответить им сразу: «Каждому из вас обещаю отдать».

Если, напротив, несколько лиц выступают на стороне должника, то кредитор без перерыва предлагает каждому из них один и тот же вопрос: «Мэвий, обещаешь дать 5 золотых?», «Сай, обещаешь дать эти же 5 золотых?», и тогда оба они отвечают: «Клянемся», «Клянемся». Обязательство в первом случае будет называться активно-корреальным, а во втором пассивно-корреальным.[19]

В результате такой стипуляции получится обязательство с несколькими соучастниками, но с одним предметом: если будет уплачено одному кредитору (в первом случае) или одним из должников (во втором случае), то все обязательство погашается. Аналогично погашается и иск, по которому будет уплачено, т.е. кредитор, что в первом, что во втором случае получат ту сумму, какую они дали.

Благодаря такой процедуре стипуляции довольно легко получилось избежать повторного платежа со стороны должника и повторного требования заплатить со стороны кредитора.

13 стр., 6225 слов

История зарубежной и отечественной социологии труда

... ибо имеет дело с реальностью, для которой характерно сильное вмешательство государства. Немецкая школа социологии труда представляет собой самостоятельное явление. Г. Зиммель и М. Вебер, как ... на социологическую общественность. В соответствии с таким гуманистическим замыслом Э.Дюркгейма человеческая история начинается с механической, солидарности - первобытного состояния, в котором господствуют ...

Стипуляция была первым способом для установления такого соучастия. Но затем оно было признано и в целом ряде других случаев: оно могло быть установлено в контрактах иного рода, например, консенсуальные.[20]

Соучастие акцессорное возможно в таких случаях, когда одно лицо желает выступить в качестве главного, присоединив другое лишь в качестве дополнительного соучастника. В таком случае право и обязанность второго будет дополнением к праву или обязанности первого. Эти отношения, как и предыдущие, были впервые отражены в стипуляции.

1.Если указанное отношение имеет место быть на стороне кредитора, то он выливается в форму adstipulatio, т.е. сначала предлагает вопрос и сразу же получает на него ответ главный кредитор, затем этот же вопрос задает добавочный кредитор и также получает на него ответ от должника. Естественно, что после ответа на второй вопрос качество присоединенного кредитора для должника приобретает тот же характер, что и главного кредитора: он может получать платеж, предъявлять иск. Но, как мы понимаем, римские юристы создали такую возможность не для того, чтобы добавочный кредитор мог легко поправить свое благосостояние: добавочный кредитор после получения денег от должника в обязательном порядке должен был передать эти деньги главному, поскольку его присоединение делалось в интересах кредитора.

Главной причиной, вызвавшей появление adstipulatio в истории, была недопустимость в легисакционном процессе представительства. Эта операция делалась на тот случай, если кредитор понимал, что к моменту возвращения данных им денег он будет не в состоянии отстаивать свои интересы в суде, и тем самым готовил себе заместителя, посредством которого можно будет получить обратно данное им. С появлением в римском праве института процессуального представительства пришлось отказаться от этой формы стипуляции.[21]

2.Гораздо чаще в римском праве встречается присоединение добавочного должника, которое называется adpromissio. Главной целью такого присоединение является поручительство, т.е. за долг главного должника берет на себя ответственность другое лицо — поручитель.

Поручительство в Древнем Риме имеет длинную и сложную историю. Поручитель в древности являлся как бы заложником: в случае неисполнения обязательства ответственность сразу обрушивалась на него, а тот за кого поручитель выступал, оставался свободным.

В связи с развитием гражданского оборота и деловых отношений в частности в римском праве назрела настоятельная потребность в поручительстве. Как известно, на первых порах эту потребность могли удовлетворить в форме и посредством стипуляции корреальной, поскольку поручитель являлся таким же должником, как и тот за кого он ручался. И лишь обычай, по мнению Покровского, способствовал, вначале, обращению к главному должнику. Но затем внутренняя акцессорность поручительства стала отражаться и внешне, причем возникают две старейшие формы поручительства — sponsio и fidepromissio.

Различие в этих формах состоит только в словах и не отражается на обязательствах, сопровождающих эту форму. Обе эти формы могли применяться после того, если главное обязательство было заключено в форме стипуляции; и после этого стороны прибегали к adpromissio.* (стипуляция, с помощью которой кто-л. берет на себя чужое обязательство в качестве доп. должника)

25 стр., 12241 слов

Характеристика защиты интеллектуальных прав

... ответственности за нарушения прав интеллектуальной собственности, проанализировать проблемы, связанные с уголовно-правовой охраной интеллектуальной собственности, сделать выводы и предложить возможные пути решения проблем. При написании данной курсовой работы информационной базой ...

Интересно отметить, что в случае смерти поручителя, обязательства не переходили на его родных и детей, человек как бы самостоятельно становился заложником.

Также можно отметить, что последующие римские законы установили между несколькими поручителями нечто вроде товарищества, по отношению к ответственности за долг, т.е. деньги, которые требовал кредитор, разделялись в равной мере на живых поручителей — всем доставалось поровну. Сверх того, была даже предпринята попытка снять по истечению двух лет с момента выступления в качестве поручителя обязательства ручавшегося.

Однако, sponsio и fidepromissio имели то существенное неудобство, что они могли обеспечивать только обязательства стипуляционные и при том должны были заключены сразу после них. Ввиду этого появляется новая форма — fidejussio, которая была освобождена от этих неудобств, в результате чего и вытеснила предыдущие две формы. Fidejussio представляла собой формально самостоятельную стипуляцию; и лишь материально она подкрепляет обязательство, причем любое — консенсуальное, стипуляционное и т.д.

В течение всего классического и постклассического периода общим правилом остается то, что кредитор мог при неисполнении обязательства предъявить иск по своему усмотрению либо против главного должника, либо против поручителя. Но Юстиниан указом 535 года облегчил положение поручителя тем, что мог требовать, чтобы кредитор вначале обратился к главному кредитору.

Интересно отметить, что если поручитель был вынужден заплатить долг кредитору, то он мог прибегнуть к «регрессу»[22] против главного должника.[23] (* обратное требование о возмещении уплаченной суммы, предъявляется одним физическим или юридическим лицом к другому обязанному лицу)

Хотя в классическом праве и возникли другие формы поручительства, а fidejussio оставалась до конца формой основной.

3. Литтеральные контракты

Характерной особенностью литеральных контрактов является то, что момент возникновения обязательства происходит не из простого соглашения сторон, а из письменной формы, в которую обличен контракт.

В науке также существует точка зрения, что литеральное обязательство отражается в виде книжного долга. Но, как известно, первоначальное появление этой формы в истории неясно. Современной науке известно, что древнереспубликанские письменные контракты заключались посредством записи в приходорасходные книги, которые велись римскими гражданами.

Другая точка зрения состоит в том, что некоторые исследователи ставят литеральный контракт в связь с nexum[24] (сделка, в основе которой лежит предмет- деньги), другие ставят в связь, усматривая ее зародыш, еще в книгах понтификов, которые в древности занимали нишу современных нотариусов[25].

Сущность литеральной формы контрактов можно отнести к тому, что римляне вообще имели обычай тщательно вести свои хозяйственные книги. Это выражается в первую очередь в том, что изо дня в день римляне записывали приход и расход, все издержки и поступления.

Важно отметить, что запись делалась с согласия сторон, в противном случае нельзя было бы говорить о договоре. Обыкновенная запись (так называемая nomina arcaria) служила доказательством уже существующего обязательства, но не могла служить почвой для возникновения нового.

14 стр., 6512 слов

Педагогические технологии на х истории

... формирования образовательной среды, позволяющей использовать современные педагогические технологии и способствующей реализации максимальной самостоятельности обучаемого на уроке, а также использование современного программно-методического обеспечения в процессе обучения. Проблема современных педагогических технологий получила широкое освещение в ...

Иное значение, по мнению Покровского, приобрели эти записи в отношениях, возникающих между банкирами-профессионалами (argentarii).

Согласно истории можно выделить две наиболее значимые и типичные сделки банкирского оборота:

1.Transscriptio a re in personam

Предположим, что между Гаем и Юлием существуют деловые постоянные отношения. Гай поставляет Юлию какие-нибудь товары и получает от него в разные сроки, определенные суммы. В таком случае все поставки и платежи будут отражены в приходо-расходных книгах обоих участников: в книге Гая на странице расходов будет помечено, что тогда-то Юлию дано товаров на такую-то сумму, а на странице приходов Юлия будет помечено, что тогда-то от Гая получено столько-то. Периодически стороны сверяют книги, тем самым, подводя итоги их отношений. Итог, например, оказывается остатком в пользу Гая на 100 сестерциев. Тогда все прежние отделения сделки ликвидируются соответствующими пометками, а взамен их Гай записывает у себя на странице расходов: «даю Юлию 100 сестерциев». Одновременно Юлий записывает у себя: «получено от Гая 100 сестерциев». В результате такой сделки возникает обязательство Юлию уплатить Гаю 100 сестерциев. Здесь получается, что это обязательство материальными корнями связано со всей совокупностью предыдущих сделок, но формально оно от них оторвано, т.к. все прежние отношения ликвидированы, и то, что возникло, является обязательством новым.

Новое обязательство будет уже обязательством абстрактным, и никакие возражения из прежних causae допущены не будут. Обязанность Гая уплатить 100 сестерциев формально вытекает теперь из записи в книгах и потому является обязательством литеральным[26].

2.Transscriptio a personam in personam.

Другой механизм получения такого же результата заключается в следующем. Гай должен Юлию 100 сестерциев, а Юлий в свою очередь должен 100 сестерциев Сильвию, по взаимному соглашению все вышеперечисленные лица делают соответствующие пометки у себя для того, чтобы избежать посредника между Гаем и Сильвием. Обязательство между Гаем и Сильвием, как и в предыдущем случае вытекает по существу из ряда прежних отношений, но оно является новым с юридической точки зрения.

Очевидно, что описанными transscriptiones книжные операции не ограничивались. Можно предположить, что было и прямое установление обязательства путем занесения соответствующих записей в книги: Гай, желая подарить Юлию 100 сестерциев, заносил в свою книгу, что получено от Юлия 100 сестерциев, а Юлий записывал, что дано 100 сестерциев. На самом деле в приведенном примере никакой numeratio pecuniae не было, тем не менее, обязательство признавалось существующим и могло быть осуществлено судом. Вероятно то, что этот инструмент, который зародился у банкиров-профессионалов, стал институтом общегражданского права. Довольно много остается неясного в литеральных контрактах, так как они сравнительно рано выходят из употребления.[27]

В то время как в обороте между cives romani употреблялись перечисленные договоры, в обороте между перегринами весьма были распространены письменные обязательства иного рода — syngraphae и chirographa.

Syngraphae можно охарактеризовать, как документ, написанный от имени должника и свидетельствующий о его долге. Chirographa, напротив, является документом, говорящим об обязательстве от имени обеих сторон и, скрепленный подписями и кредитора и должника.

16 стр., 7774 слов

Философские концепции права в античной культуре

... определяется ряд задач работы: Выявить место античной философии права в системе античной культуры. Проанализировать основные философские концепции права античности. Раскрыть связь античной философии права и выработанных ею категорий с дальнейшей ...

В классический период приходо-расходные книги утратили свое значение, и в результате чего перестали применяться старые литеральные контракты, на смену которым пришли упрощенные заимствованные у перегринов долговые документы[28], речь о которых шла выше.

Строгая греческая привычка к письменным документам и доверие к ним легко приспособились и к стипуляции: стоило только при совершении документа проделать нетрудную формальность устного вопроса и ответа на него.

Заключение

Обязательственному праву Древнего Рима, безусловно, свойственен формализм. Им были пропитаны все контракты античности, и можно смело сказать, что «на протяжении всей истории римские юристы боролись с формализмом». Конечно, современная цивилистика, вобрав в себя самые лучшие плоды древнейших исследователей, переработала многие контракты, например, пришлось отказаться от классификации договоров, предложенной древними юристами. Но, тем не менее, природа договорного права, применительно к современности, древнеримского периода осталась практически без изменений. До сих пор совершенствуются и развиваются нормы, регулирующие общественные отношения, а, все равно, идея, положенная римским правом, проходит красной нитью через обязательственное право развитых стран. Безусловно, современный гражданский оборот порождает новые виды договоров, а понимание и применение понятийного аппарата, идейное содержание каждого договора, условия его действительности остаются практически неизменными применительно к современности.

Можно только догадываться о том, чтобы ожидало обязательственный мир, не будь он пропитан гениальным творением римских юристов, чей подвиг, бесспорно, повторить не удастся.

Примечания

[1] /Институции Юстиниана/ — перевод с латинского Д. Расснера, Под. Ред. Л.Л. Кофанова, В.А. Томсинова. (Серия «Памятники римского права») — М., 1998. — С.243.

[2] Ч. Санфилиппо /Курс римского частного права/ — С.246.

[3] И.Б. Новицкий /Римское право/ — С.157.

[4] И.А. Покровский /История римского права/ — С.393.

[5] И.С. Перетерский /Римское частное право/ — Гл.28.

[6] И.А. Покровский /История римского права/ — С.394-395.

[7] И.С. Перетерский /Римское частное право/ — Гл.28

[8] И.А. Покровский /История римского права/ — С.395.

[9] И.А. Покровский /История римского права/ — С.395.

[10] И.Б. Новицкий /Римское право/ — С.158.

[11] И.А. Покровский /История римского права/ — С.396.

[12] И.Б. Новицкий /Римское право/ — С.158.

[13] И.А. Покровский /История Римского права/ — С.396

[14] И.Б. Новицкий /Римское право/ — С.158.

[15] И.А. Покровский /История римского права/ — С.399.

[16] D.29.5.3.

[17] И.С. Перетерский /Римское частное право/ — Гл.28.

[18] И.А. Покровский /История римского права/ — С.399.

[19] И.А. Покровский /История римского права/ — С.400.

[20] И.А. Покровский /История римского права/ — С.401.

[21] И.А. Покровский /История римского права/ — С.403.

[22] Право регресса — право поручителя взыскать с должника уплаченный им за него долг.

[23] И.А. Покровский /История римского права/ — С. 404.

[24] Содержащиеся в источниках римского права указания относительно nexum неясны и противоречивы, поэтому не все исследователи римского права понимают этот термин одинаково.

[25] И.А. Покровский /История римского права/ — С.404-405.

[26] И.А. Покровский /История римского права/ — С.405.

[27] И.А. Покровский /История римского права/ — С. 406.

[28] И.Б. Новицкий /Римское право/ — С.161.

Список используемой литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/kontrolnaya/verbalnyie-i-literalnyie-kontraktyi-v-rimskom-prave/

1. И.А. Покровский /История римского права/ — Сп.-б., 1999.

2. И.С. Перетерский /Римское частное право/ — М., 1994.

3. Ч. Санфилиппо /Курс римского частного права/ под. Ред. Д.В. Дождева, -М., 2000.

4. /Институции Юстиниана/ перевод с латинского Д. Расснера, под. Ред. Л.Л. Кофанова, В.А. Томсинова, (Серия «Памятники римского права») — М., 1998.

5. Дернбург /Пандекты/ — М., 1906г.

6. И.Б. Новицкий /Римское право/ — Изд.4-е, стереотипное. — М., 1993.

7. /Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран (Древность и Средние века)/ Сост. В.А. Томсинов. — М., 2000.