Профессиональная субкультура

Контрольная работа

На примере серфинга видно как вид спорта становится субкультурой, которая приобретает вид символизма, который придает ему характер тайного общества или религиозного ордена. Реми Надо (Nadeau Remi) в своей книге “The New Society” пишет: «Опознавательный знак серферов — акулий зуб, орден Св. Христофора или мальтийский крест, небрежно висящий у кого-нибудь на шее. В течение долгого времени наиболее приемлемым видом транспорта был старой модели «Форд» с обшитым деревянными панелями кузовом (13, с. 95)».

Также интересен пример фрагментации общества по сексуально-семейным мнениям. Создаются субкультуры, основанные на супружеском статусе. Это в основном относится к Западному обществу, но определенные элементы этого движения заметны и в России. Мортон Хант, крупный специалист в области семейных отношений описывает то, что он называет «мир прежде женатых». «Эта группа, — говорит Хант, — является субкультурой со своими собственными механизмами совместного существования, своими собственными моделями регулирования раздельной или в разводе жизни, своими собственными возможностями для дружбы, социальной жизни и любви» (21, с.112).

Если члены подобной субкультуры отдаляются от своих женатых друзей, они очень быстро становятся изолированными от тех, кто еще в «брачной жизни» и стремятся к созданию своих собственных социальных ячеек со своими местами для встреч, со своим собственным отношением ко времени, со своими сексуальными воззрениями и обычаями.

Говоря об аспектах культуры можно упомянуть 4 основных параметра ценностей, выявленных G.Hofstede в результате исследования, они

параметр индивидуализма/коллективизма;

  • дистанция власти (power distance);
  • терпимость к неопределенности (uncertainty avoidance);
  • степень социальной дифферентации полов (masculinity-femininity);
  • взаимоотношение с группой.

Итак, В каждой субкультуре существуют свои ценности: модели поведения, этические нормы, степень рациональности, моральные установки.

Часть II. Профессиональная субкультура и ее роль в регулировании жизни общества.

Глава I. Профессия и традиции.

В изучении социокультурных различий с самого начала наметился парадоксальный перекос, замеченный П. Бергером и Т.Лукманом (1966 г.) (16, с. 43) и не преодоленный еще до сих пор: маргинальные среды и возникающие на их основе так называемые «аномические» (живущие в зоне «социальной аномии» — дефицита устоявшихся норм) субкультуры оказались гораздо более изучены, чем «номические», остающиеся в области социальной нормы. К числу последних относятся и субкультуры, формирующиеся по профессиональному или корпоративному признаку, хотя в последние годы они вызывают все возрастающий интерес, прежде всего, из-за роста международных контактов в области бизнеса, политики, образования и необходимости учитывать межкультурные различия в функционировании соответствующих институтов в разных обществах.

9 стр., 4241 слов

Субкультуры современного российского общества

... от преобладающего большинства, а также социальные группы носителей этой культуры. Субкультура может отличаться от доминирующей культуры (традиционной для общества) собственной системой ценностей, языком, манерой поведения, ... по свободной воле и выбору самого человека: так возникают секты, гей-сообщества, «тусовки». Также возникают и молодежные субкультуры, с которыми человек связывает свою жизнь, ...

Нельзя сказать, что профессиональные традиции совсем не находят отражения в научном дискурсе. В частности, на отечественном материале некоторые их аспекты становились предметом социологического анализа, например, в рамках социологии труда и организаций, изучения организационной культуры. Однако, эти модели описания делают видимыми, прежде всего, структурные характеристики профессиональных сообществ на макро- и микросоциологическом уровне (характер и конфигурацию межгрупповых и внутригрупповых связей, структуры управления и т.п.), лишь отчасти касаясь норм и стереотипов поведения и практически не затрагивая знаковые системы, т.е. собственно основу культуры. С другой стороны, все более заметно тяготение к этнографическим методам исследования, позволяющим наблюдать внутреннюю неформальную структуру профессиональных сообществ, нормы и обычаи, а также символические механизмы их воспроизводства и функционирования (23, с. 106).

Как было сказано выше, данная работа ориентирована на описание профессиональных традиций в терминах субкультур, поскольку эта концепция позволяет фиксировать как знаковые (символы, атрибуты, фольклор), так и социально-поведенческие (формы общения, нормы, стереотипы поведения) аспекты этих традиций — т.е. социальные отношения и их культурные коды. Под «профессиональной субкультурой» понимается комплекс традиций: обычного права, стереотипов поведения, особенностей образа жизни, форм повседневного дискурса, символики и атрибутов, — сложившийся в данной профессиональной среде.

Заметим, что само существование такого рода субкультур долгое время не представлялось очевидным, поскольку профессионалы воспринимались как носители доминирующей культурной модели, а то и ее персонифицированное воплощение. Термин «субкультура» возник первоначально для обозначения отклоняющихся от этой модели маргинальных, периферийных форм, воспринимавшихся как низовой пласт культуры, подстилающий ее доминирующую модель и подавляемый ею. Однако, по мере осознания мультикультурной сущности современного общества, концепция «субкультур» все в большей мере используется как средство описания разнообразия, а не отклонений. Тем не менее, диспропорция в пользу изучения преимущественно «аномических» субкультур все еще сохраняется. Эта диспропорция наиболее ощутима теперь не столько в накоплении фактического материала, сколько на уровне концептуального осмысления «номических» субкультур, возникших на базе не исключенных сообществ, а как раз наиболее включенных в институциональную структуру социума. По мере накопления полевых материалов по конкретным профессиональным традициям, становится все более очевидным, что они не вписываются в ту схему описания субкультур, которая сформировалась на основе анализа маргинальных или периферийных сред. Иными оказались неформальные отношения, нормы обычного права, формы ритуального поведения, повседневных практик, символика, а также жанровая структура и основные мотивы бытующих в профессиональной среде «фольклорных» текстов.

11 стр., 5468 слов

Формирование профессиональных традиций и их роль в воспитании ...

... в обществе имеются и другие традиции: профессиональные, семейно-бытовые, национальные, спортивные, традиции искусства, литературы и т. д. Эти традиции - исторически сложившиеся обычаи и ... последнее приобретает опасный характер, нередко выступая причиной нарушений законности, злоупотреблением власти и служебным положением. Поэтому просто необходимо заниматься воспитанием сотрудников, заниматься ...

Исследование профессиональных традиций проводилось качественными методами (включенное наблюдение, глубинное интервью, анализ дискурса).

Итак, проанализируем сходные элементы с точки зрения их социальной прагматики — роли в конструировании статуса профессионала: влияния на его репутацию, самосознание и поведение в различных типовых ситуациях. Таким образом, мы рассматриваем элементы профессиональных традиций (их знаковых систем) как средства культурного конструирования социальной реальности. С этой точки зрения весь комплекс профессиональных традиций распадается на две группы: относящиеся к отношениям «профессионал — объект деятельности» и «профессионал — сообщество».

Глава II. Конструирование объекта и отношений власти.

В работах Мишеля Фуко, посвященных формированию ряда социальных институтов нового времени, прослеживается сложение дискурса по поводу объекта и тем самым конструирование объекта в профессиональном дискурсе таким образом, чтобы обосновать право вмешательства (воздействия) со стороны «институционально поддерживаемого и узаконенного» профессионала, его власть над теми, кто в дискурсе идентифицирован с объектом. Таким образом, конструирование объекта в профессиональном дискурсе Фуко рассматривает как основу власти социального института, которая лежит в основе статуса профессионала (врача, психиатра, тюремного надзирателя, соответственно).

Дискурс по поводу объекта, таким образом, определяет и статус профессионала как обладателя права воздействия на объект.

В рамках этой модели находят свое объяснение и те особенности, которые составляют специфику субкультур профессионалов по сравнению с субкультурами, формировавшимися по половозрастному или протестному принципу. Сопоставляя их, обратим внимание на различие их положения в системе социальных институтов.

Наиболее изучены на сегодняшний день молодежные (главным образом, протестные или «отклоняющиеся») субкультуры, субкультурные традиции, формировавшиеся в среде детей, женщин-рожениц, солдат срочной службы, заключенных и т.п. групп, занимаюших подчиненное положение в системе социальных институтов: образования, армии, пенитенциарной системы, соответственно. Символика, нормы и тексты таких субкультур в значительной мере определялись логикой исключенности — отсюда, например, характерные для них символика и мотивы «ухода» (24, с. 98).

2 стр., 774 слов

Армия как социальный институт : проблемы социального управления ...

... армии как социального института; проанализировать место и роль армии в системе институциональных взаимодействий. Предмет исследования – социология государственного управления. Объект исследования – армия как социальный институт. ... постсоветском пространстве, которые из-за ограниченных материальных возможностей российской власти не удается урегулировать преимущественно экономическими мерами, и ...

В их дискурсе характерны мотивы противостояния власти социальных институтов, со стороны которых данная субкультура ощущает давление. В школьном фольклоре — пересмеивание текстов, транслируемых системой образования (многочисленные «переделки» произведений школьной программы), и символическое снижение олицетворяющего ее образа учителя, завуча, директора школы (прозвища, дразнилки, анекдоты об учителях и проч.).

В молодежной субкультуре — юмористические, а порой эпические и даже мистические рассказы о столкновении с представителями власти, представленной милицией, спецслужбами или кондукторами в общественном транспорте. В среде рожениц — устойчивый страх перед медперсоналом, поддерживаемый целым комплексом женских рассказов, поверий, примет. В рамках такого рода субкультур складываются порой весьма эффективные средства сопротивления, а то и блокирования власти соответствующего института.

Профессиональные субкультуры не вписываются в эти модели, прежде всего, из-за принципиально иной позиции по отношению к власти. Профессионалы — те, кто воплощает силу доминирующих социальных институтов (от армии до образования и медицины) и непосредственно персонифицирует осуществляемую ими власть. Подходы и методы, сложившиеся в ходе исследований маргинальных и подчиненных сообществ, оказались неадекватны по отношению к профессионально-корпоративным, которые составляют как раз самое ядро социальных институтов. Задача, следовательно, сформулировать концепцию, в рамках которой профессиональные субкультуры могут быть не только адекватно описаны, но и соотнесены с половозрастными и маргинальными субкультурами, изученными ранее. Иными словами, требуется общий контекст, в который можно было бы поместить те и другие. По мнению ряда авторов, такой контекст возникает в рамках социокультурной модели функционирования социальных институтов, которая в общих чертах могла бы выглядеть следующим образом (26, с. 175).

Целый ряд институтов современного общества (здравоохранение, образование, оборона и проч.) могут быть представлены в виде системы, основанной на взаимодействии субкультур двух типов: «профессионалов» и «клиентов». Например, в рамках института среднего (школьного) образования складываются школьная (детская) субкультура, с одной стороны, и субкультура учителей — с другой.

Я бы хотела сосредоточить основное внимание на другой стороне — субкультурах профессионалов, которые определяют неформальные механизмы, а в некоторой степени и формальные нормы функционирования данного института. Предметом моего внимания будут и их взаимоотношения с субкультурами подчиненных групп.

Общий контекст их взаимодействия формируется в связи с отношениями власти, хотя и не сводится к ним. Мы рассматриваем социальные институты (напр., политику, армию, образование, здравоохранение, науку и проч.) как воплощение и механизм реализации власти в обществе. Именно через их структуры власть доводится до каждого отдельного человека и принимает форму конкретных воздействий на его телесную и духовную жизнь. Действительно, клиенты имеют дело не с абстрактной силой институциональной власти, а с людьми, осуществляющими эту власть посредством своей профессии (связанных с нею прав, обязанностей и знаний), т.е. с профессиональной субкультурой.

3 стр., 1500 слов

Субкультуры и контркультуры в организации

... быть сознательно созданы профессионалами и проведены в жизнь руководством предприятия. Субкультуры фиксируют спонтанно развиваемую членами данной группы систему связей, отношений, деятельности, направленную на решение организационных, групповых и личных задач способами, ...

Логика профессиональных субкультур — это логика власти: ее достижения, удержания и осуществления. Отсюда характерные для многих профессиональных традиций элитизм, культивирование ощущения избранности, мотивы мистического откровения и эзотерического знания. Субкультура профессионалов фиксирует в своей символике, мифологии и обычном праве механизмы осуществления власти, а также ее фиксации, легитимации, сакрализации, монополизации, трансляции в рамках конкретного социального института.

С точки зрения конструирования отношений власти, наиболее значимыми являются те аспекты профессиональных традиций, которые определяют отношения «профессионал — объект деятельности», которые я и рассмотрю ниже.

Глава III. Конструирование объекта и отношений власти. Профессиональные запреты.

Конструирование сферы деятельности начинается с символического разделения ее субъекта и объекта. Конструирование статуса профессионала предполагает обозначение дистанции, разделяющей его и объект его деятельности. Это разделение поддерживается, в частности, профессиональными традициями.

В большинстве профессиональных сред существуют более или менее явно выраженные табу на самоидентификацию с объектом (клиентом).

У хирургов известно поверье, что лучше не оперировать своих коллег-врачей, а также близких людей (родственников и знакомых): говорят, в этих случаях больше опасность врачебных ошибок и осложнений (7, с. 113-115) . Такого рода поверья фактически подкрепляют табу на идентификацию «врач = пациент»: врач (или близкий, как-то связанный с ним человек) рассматривается как «плохой», «непригодный» пациент, профессионал — как неподходящий объект (клиент).

Символическая идентификация с объектом деятельности означает покушение на статус профессионала и нередко используется в качестве инвективы. Подобные мотивы встречаются, например, в студенческом фольклоре.

В учительской среде проблемной считается ситуация, когда дети учителя обучаются в том классе, где он преподает. Характерны рассказы об учителе, который относится к собственному ребенку, обучающемуся в его классе, подчеркнуто беспристрастно, порой даже занижая ему оценки. Такое отношение считается нормативным и означает, что статус профессионала вытесняет и замещает родительский. Таким образом, профессиональная субкультура препятствует идентификации учителя с учеником — даже если это его сын, родственная связь между ними не должна никак обозначаться. В дискурсе учителей важным является понятие дистанции, которую должен поддерживать учитель между собой и учениками. Некоторые преподаватели упоминают всегда ощущаемый ими барьер учительского стола, существующий даже помимо их собственного желания.

Любопытны и часто употребляемые метафоры, представляющие процесс профессиональной деятельности как «роды» или «зачатие» детей. «Один из деток — пунктик в законе о бюджете…» Из этого же ряда и выражение «отец ядерной бомбы (или архитектурного проекта, методики лечения, закона и т.п.)», также представляющее субъект-объектные отношения как отношения родителей и детей (2, с. 90).

Статус профессионала конструируется по аналогии с родительским. Отсюда находят объяснение идиомы: учительница — вторая мама, излечение от болезни — второе рождение и т.п., — указывающие на конструирование статуса профессионала (учителя, врача) по образцу родительского.

2 стр., 818 слов

Профессиональная подготовка специалистов-психологов

... и профессионально важные качества. 1. Психологические основы профессиональной подготовки специалистов и обеспечения их будущей деятельности Профессиональная подготовка специалистов предполагает профессиональное обучение, ... концу обучения. 2. Конструирование процесса психологического образования Основным нормативным документом, определяющим целевые ориентиры подготовки специалистов, являются ...