Психодрама как метод групповой терапии

Дипломная работа
Содержание скрыть

Психодрама, или психодрама Морено, что обусловлено именем создателя методики — это психотерапевтический метод. Основателем выступает Я. Морено. Традиционное понятие психодрамы подразумевает проведение групповых терапевтических процессов, где главный инструмент — это импровизация пациентов как актеров.

Драматерапия преследует несколько целей — изучить внутренний мир, развить творческий потенциал и расширить возможности взаимодействия человека с социумом. Причем драматерапия может использоваться как психотерапия, так и в качестве обучения.

Важные особенности

Метод психодрамы основан на психотерапевтическом действии, представляющем собой ролевые игры. В процессе этой игры проводят своего рода драматические импровизационные действия, за счет которых удается изучить внутренний мир человека и создать условия для самопроизвольного раскрытия пациентом чувств, переживаний или эмоций, имеющих непосредственное отношение к возникшим у него проблемам. То есть пациент сам приходит к осознанию проблемы путем игры.

Существуют различные формы и виды психодрамы, которые в свое время предложил Якоб Морено.

Гештальтпсихология и драматерапия имеют тесную связь между собой. Современная гештальтпсихология предусматривает необходимость осознать собственные потребности, ощущения, чувства и эмоции, а также предпочтения в социуме. У психодрамы цели во многом похожи. Эти методы являются невероятно востребованными и эффективными в психотерапии.

Техника психодрамы, которую разработал сам Морено, была создана во многом случайно. Можно сказать, самая первая техника психодрамы, которую наблюдал специалист, происходила в парке города Вена, где играли дети. Они разыгрывали вымышленные сценки. Причем как оказалось в ходе наблюдений, каждому из участников была отведена своя роль. В результате игра сформировалась в настоящее свободное творчество, перерастающее в контакт.

Инсайт происходит во время игры и позволяет достичь человеком главного — осознания проблемы.

Техники психодрамы имеют важное отличие от классического понятия театральной сцены. Ведь там тоже есть свои актеры и роли. Однако что такое психодрама? Это действие, основанное на практически полной импровизации. Здесь раздаются только роли, своего рода фундамент для каждого участника. Его практически не ограничивают какими-либо рамками, то есть простор для творчества и импровизации огромен. Если в театре заранее известен финал, то методика психодрамы предусматривает всегда неожиданную концовку.

5 стр., 2086 слов

Игра в работе педагога-психолога: "Мы едем, едем, едем"

... провести с участниками театр – экспромт.   5-10 минут Игра “ах, театр” Время игры: 1,5 часа Возможности игры: игра разработана для детей в возрасте 9 – 14 лет. ... личности. Цель: формирование и сплочение детского коллектива через игровое взаимодействие. Задачи игры: развивать внутригрупповые отношения; развивать навыки коллективного взаимодействия, общения; учить принимать ответственность ...

За распределение ролей отвечают сами пациенты или участники, в то время как задача терапевта — наблюдать и смотреть, насколько тот или иной человек справляется со своими задачами, положением, как ведет себя в той или иной роли.

Разновидности

Морено делал акцент на трех основных видах психодрамы. Отличие между ними заключается в том, чему именно посвящается проблема.

  1. Проблема отдельного человека. Здесь о проведении при психодраме упражнений, направленных целиком и полностью на проблему одного из членов группы.
  2. Проблема группы. Тут упор делается на отношения внутри группы между самими участниками, а также ведущего, который активно вовлекается в процесс.
  3. Проблема темы. Основывается такая техника на теме, которая волнует всех участников группы.

На самом деле драматерпия позволяет решить множество проблем, ответить на ряд вопросов и помочь человеку обрести собственное я. В настоящее время активно используется людьми семейная практика психодрамы, монодрама, общение с безработными для получения ответов о своих неудачах. Психодрама с безработными во многом позволяет понять, почему именно человек оказался без работы, действительно ли виноваты другие, а не он сам.

Активно проводится лечение, совмещенное с простыми тренингами для саморазвития детей. Ребенок, принимающий участие в таком действии как театротерапия или драматерапия, познает себя, лучше адаптируется в обществе. Важные вспомогательные преимущества психодрамы для детей — это возможность развить в себе творческую личность и развить способность к импровизациям. То есть подобная практика носит и профилактический эффект. Детская психодрама обретает все большую популярность.

Цели драматерапии , Подобная психотерапевтическая деятельность может использоваться в различных областях:

  • при работе с детьми — детская психодрама;
  • с родителями и их детьми одновременно, создавая смешанные группы;
  • семейная терапия, где участие принимают буквально все, от бабушек и дедушек до правнуков;
  • супружеские тренинги, необходимые для решения сложившихся проблем в паре;
  • с рабочими коллективами, компаниями или организациями.

Человек, потеряв работу, мотивацию или себя, может обратиться за помощью к психодраме. Этот метод психотерапии отличается высокой эффективностью. Хотя решиться на подобный шаг может не каждый.

Кому-то больше подходит монодрама, то есть игра одного актера и раскрытие собственных проблем. Здесь участие принимает только один человек. Другим важна и полезна социодрама, то есть психотерапия с группой людей. Работу с ними проводит психодраматист. Для проведения психодрамы обучение специальный психодраматист должен пройти очень серьезное. Эта задача по силам далеко не каждому.

Элементы психодрамы

Все техники психодрамы объединяют пять основных элементов, которые применяют в каждом психодраматическом методе.

  • Первый или главный актер. Более распространенное обозначение этого элемента тренинга — протагонист. Это человек, который занимает центральное место в действии. В процессе терапии он исследует собственную личность. Важная особенность заключается в том, что первый актер не должен играть или пытаться быть именно актером. Задача противоположная. От него ждут раскрытия самого себя и собственного внутреннего мира на сцене. То есть необходимо быть свободным, осуществлять все действия, которые приходят на ум. Быть собой, а не изображать кого-то — вот основная суть протогониста в психодраме.
  • Директор. Это и есть психодрамист. Каждая терапия проводится с обязательным участием ведущего или психотерапевта в группе. Его принято называть психодраматист. Его задача — совместно с протагонистом определять течение процесса и создавать определенные условия, чтобы формировать индивидуальные драмы. Всего психодраматист выполняет сразу четыре функции. О них расскажем позже.
  • Дополнительный «я». Это в основном участники группы психотерапии, функция которых — сыграть роль важных для первого актера людей. За счет этого развивается процесс драмы.
    10 стр., 4815 слов

    Психодрама дж морено

    ... человека, Морено называет ее также «психодраматическим методом естественного излечения». Широко применяется метод «ОТЫГРЫВАНИЕ В ДЕЙСТВИИ» - излечение с помощью психодрамы, ... социометрического анализа). б) содействие интег­рации группы. Основополагающим правилом является «спонтанная и свободная ... Она всегда связана с креативностью, интуицией, игрой, способностью импровизировать в новых ситуациях, когда ...

    Также дополнительные «я» являются помощниками для психодраматиста. Они обязаны выполнять его инструкции и следовать всем указаниям. Но все же их главная задача — это помощью протагонисту. Они могут изображать как вполне реальных, так и вымышленных персонажей из жизни первого актера. Именно с этими персонажами актер связывает возникшие у него проблемы. Для их решения нужно с ними встретиться. Здесь и вступают в работу дополнительные «я».

  • Группа или просто зрители. Это часть людей из психотерапевтической группы психодрамы, не принимающие участие в процессе драмы. Несмотря на это, зрители остаются активными участниками всего процесса, получая от него определенное удовольствие и, что самое главное, пользу. Не стоит недооценивать значение зрителей. Морено четко сравнил их с обычными зрителями кино. Вы можете сами представить себе, каково это смотреть на цунами с экрана, либо наблюдать такое действие вживую. Примерно так отождествлял разницу между обычными зрителями и зрителями психодрамы Морено. От наличия зрителей удается получить двойной эффект. Прежде всего, они оказывают поддержку и помощь главному актеру, настраивают его, подбадривают или наоборот, критикуют.

    Не редко зритель может спонтанно стать участником действия. Чем изолированнее ощущает себя первый актер, тем большую роль будут играть зрители как люди, сопереживающие, признающие и понимающие его. Вторая важная особенность — это возможность посмотреть на свою ситуацию со стороны. Часто сеансы психодрамы проводят с людьми, объединенными одной проблемой. Потому действие, осуществляемое первым актером или протагонистом, непосредственно касается каждого из присутствующих.

  • Сцена. В большинстве случаев это обычная площадка, на которой имеется достаточно свободного места, чтобы осуществлять различного рода физические действия. Хотя Морено разработал для этих целей специальную сцену, где можно разыгрывать процесс на различных уровнях.

Функции директора

Как мы уже отмечали, когда проводится театротерапия или психодраматический сеанс, важным его звеном выступает психодраматист. У него есть свои определенные функции.

  • Первостепенная задача директора или психодраматиста — организовывать процесс, начинать действие и стимулировать участников к активности. Своего рода режиссер-постановщик. Наблюдая за процессами протагониста, психодраматисты должны стремиться приближать актера к максимально глубокому самопознанию и раскрытию ситуации, в которую он вошел.
  • Директор выступает в роли ведущего для группы психотерапии. В этом качестве на его плечи возлагается обязанность следить за тем, чтобы сохранить эмоциональный контакт между главным актером и остальными участниками группы. Основная цель — формирование атмосферы поддержки и понимания друг с другом.
  • Директор может выполнять как активную, так и пассивную роль. Пассивная роль выполняется в том случае, если протагонист берет на себя инициативу и не нуждается в стимуляции. Если же первый актер ведет себя достаточно пассивно, задача терапевта заключается в необходимости его разговорить, подвести к определенным действиям. Для этих целей могут применяться и приемы — нападение, выкрики или даже шутки в сторону протагониста.
  • Аналитик. Последняя, но не менее значимая роль терапевта. Он не должен вовлекаться в процесс драматический действий, но обязан давать всем необходимые инструкции. Терапевт анализирует происходящее, следит за настроениями и оценивает текущие мысли, чувства или особенности поведения каждого отдельно взятого участника группы. На основании этого делаются соответствующие выводы и заключения, выбираются темы для раскрытия и пр.

Как проводится терапия

Как взрослая, так и детская психодрама в основном проводится группами. Изначально проводились исключительно групповые психотерапевтические сеансы. Сегодня возможны и индивидуальные тренинги.

4 стр., 1997 слов

Психодрама реферат українською

... філософським, теологічним, психологічним, терапевтичним уявленням Морено (так званої класичній психодрамі} до думки у тому, що психодрамою може бути будь-яку практику розігрування ролей (Рудестам, 1998). Ми будемо ... Ф. М. Келлерман (Келлерман, 1998), що піддав проблему визначення психодрами спеціальному аналізу, вбачає у цьому непослідовність Морено; ми вважаємо, всі ці аспекти, часто упускаемые з ...

Чем больше людей принимает участие в терапии, тем шире возможности по охвату наиболее значимых и проблемных ситуаций в ходе занятий. Их называют сессиями. Каждая сессия включает в себя три этапа. Причем на каждой новой сессии проводятся повторные шаги:

Когда в результате психодрамы удается разобраться в проблеме выбранного на первом этапе протагониста, может быть принято решение пройти повторный круг. То есть вновь начать с процесса выбора протагониста, провести действие и завершить все шерингом.

Важной особенностью психодрамы является возможность получения результата не только при разыгрывании жизненных реальных ситуаций. Определенную помощь человек получает даже при участии в процессах, которые в действительности никогда с ним не происходили. Это в основном имеет отношение к испытываемым негативным эмоциям. С помощью психодрамы можно решить такие проблемы как чувство ненависти, страх перед чем-то или кем-то, а также отчаяние или злоба.

Главная задача психодрамы — избавить человека от эмоциональных блокаторов, поменять отношение к окружающему миру в положительную сторону и решить имеющиеся внутренние проблемы.

Психодрама — это метод групповой работы, представляющий ролевую игру, в ходе которой используется драматическая импровизация как способ изучения внутреннего мира участников группы и создаются условия для спонтанного выражения чувств, связанных с наиболее важными для клиента проблемами. Психодрама основана на игровом принципе.

Понятие о драме как о коррекционном методе возникло в результате эксперимента, который был поставлен Якобом Леви Морено (1892-1974) по окончании первой мировой войны. Этот эксперимент получил название «спонтанный театр». Впервые Морено задумался о терапевтическом потенциале игровых методик, когда обратил внимание на то, как гуляющие в парках Вены дети разыгрывали свои фантазии.

5 стр., 2326 слов

Познавательные процессы, их роль в жизни человека

... представлено, в первую очередь, в процессах восприятия и его частной форме - ощущениях. 1. Познавательные процессы, их роль в жизни человека Познавательные процессы: ощущения, восприятие, внимание, воображение, память, ... является реальный человек как субъект познавательной деятельности, разум которого неотделим от его потребностей и мотивов, воли, эмоций и чувств, всей истории его индивидуального ...

По версии самого Морено, идея психодрамы как метода воздействия возникла у него после того, как один из актеров его театра рассказал о своих проблемах в отношении с невестой. При содействии труппы Морено вывел актера вместе с его личными проблемами на сцену. Эксперимент оказался весьма полезным как для жениха с невестой, так и для всей группы.

Морено стал экспериментировать с подобными групповыми представлениями дальше, применяя уже более формализованные исследовательские методы и разрабатывая технические приемы, которые позже стали неотъемлемой частью психодрамы. Создавая свою методику, Морено исходил из того, что человек обладает естественной способностью к игре и, исполняя различные роли, получает возможность экспериментировать с реалистичными и нереалистичными жизненными ролями, творчески работать над собственными проблемами и конфликтами. В ходе разыгрывания ситуации возникают спонтанность, креативность, подлинная эмоциональная связь между участниками ситуации, катарсис, способствующий достижению творческой активности и инсайта.

В психодраме человеку предлагается роль героя в игре, содержание которой сосредоточено на его проблемах. Таким образом, он может свободно выражать свои чувства в направляемых психологом импровизациях, а другие актеры исполняют роли главных персонажей его реальной жизни.

Участники сеанса внимательно следят за событиями и соотносят происходящее на сцене со своими собственными затруднениями.

Цель психодрамы — диагностика и коррекция неадекватных состояний и эмоциональных реакций, их устранение, отработка социальной перцепции, углубление самопознания. Психодрама помогает клиенту раскрыть глубинные эмоции в гораздо более яркой и действенной форме, чем это позволяют сделать другие методы, основанные на словесном описании переживания. Во время психодрамы происходит поиск эффективных путей решения разных уровней: от обыденного, бытового до экзистенциального. Клиент с помощью ведущего и группы воспроизводит в драматическом действии значимые события своей жизни, разыгрывает сцены, имеющие отношения к его проблемам. Сцены разыгрываются таким образом, как если бы они происходили в данный момент. Действие структурируется так, чтобы способствовать прояснению и конкретизации проблемы. Анализируются новые роли, альтернативные, аффективные и поведенческие стили, осуществляются поиск и апробирование более конструктивных моделей решения проблемы. Действия, физические движения, на которых построена психодрама, повышают возможность использования такого важного источника познания себя и других, как сигналы невербального поведения.

Работа группы психодрамы проводится в форме сюжетно- на избираемую самими клиентами тему, которая представляет собой реальную проблему кого-либо из участников. Роли в психодраме задаются и исполняются таким образом, чтобы способствовать глубокому пониманию и решению возникшей проблемы.

Психодрама призвана помогать тем клиентам, у которых имеются трудности в вербализации своих чувств и своего жизненного опыта в целом. В психодраматической ситуации клиент одновременно и главный герой своей драмы, и ее творец, исследователь себя и своей жизни.

10 стр., 4988 слов

Философия и ее роль в жизни человека

... какую роль играет в социализации человека. Философию интересуют самые общие проблемы, касающиеся сущности культуры и ее роли в общественной жизни. Термин культура весьма многозначен. В специальной ... в классово-антагонистическом обществе. Именно в нем образовалась особая социальная группа людей, свободных от изнурительного физического труда и занятых трудом умственным. Своеобразие философии ...

Используется этот метод при отклоняющемся поведении у детей и подростков для устранения неадекватных эмоциональных реакций и отработки навыков социальной перцепции. В качестве разновидностей терапевтической драматизации А. Вольтман использует биодраму и кукольную драматизацию. Особенность биодрамы в том, что между детьми распределяются роли зверей. Авторы данного метода полагают, что ребенку, особенно дошкольнику, легче принять роль животного, чем роль самого себя, своих товарищей или родителей. При кукольных драматизациях взрослые разыгрывают перед ребенком кукольный спектакль, проигрывая конфликтные или значимые для него ситуации. Целесообразно использовать кукольные драматизации с преддошкольниками и дошкольниками, с которыми затруднен контакт.

Возможна и другая форма, когда один из участников группы в театрализованной форме рассказывает о событиях своей жизни. При этом важное значение имеют импровизация и доброжелательность группы.

Наиболее успешно психодрама используется в комплексе с другими методами групповой работы (в частности, с групповой дискуссией, психогимнастикой), так как препятствует излишней рационализации и интеллектуализации, помогает клиенту выразить трудновербализуемые эмоции и способствует достижению осознания. Психодрама как составная часть групповой работы широко используется при с эмоциональными расстройствами, некоторыми психосоматическими заболеваниями, в работе с детьми и подростками, а также в семейной психокоррекции.

Рассказчик в зависимости от избранной формы работы может быть участником или зрителем, больше или меньше влиять на ход драматизации. Необходимое условие для проведения психодрамы — доброжелательность группы, спонтанность поведения, импровизация. «Проживая» важные ситуации, человек по-новому осознает проблемы, способы своего реагирования, отношения к событиям, ценностям, конкретным делам. Он открывает новые возможности построения отношений и самореализации.

Большое значение в психодраме уделяется катарсическому эффекту, возникающему при отреагировании внутренних конфликтов, выявляемых в ходе психодраматического действия.

Элементы психодрамы широко используются в других направлениях: в гештальттерапии, в поведенческой терапии, в социально-психологическом тренинге, деловых играх и т.д.

Задачи психодрамы:

1. Творческое переосмысление собственных проблем и конфликтов.

2. Выработка более глубокого и адекватного самопонимания клиентом.

3. Преодоление неконструктивных поведенческих стереотипов и способов эмоционального реагирования.

4. Формирование нового адекватного поведения и новых способов эмоционального реагирования.

Психодраматическое разыгрывание ролей изменяет поведение клиента, его отношение, установки, способы эмоционального реагирования. В качестве факторов, положительно влияющих на изменение установок, указывают: предоставление клиенту свободного выбора как относительно участия в психодраме, так и относительно роли, вовлечение клиента в исполнительскую деятельность, появление возможности внести в

игру собственные импровизации, получение клиентом положительного подкрепления по окончании действия.

Психодрама способствует преодолению защитных позиций у клиента, усиливает эмоциональную вовлеченность, помогает изучению собственных проблем, достижению катарсиса и инсайта.

4 стр., 1863 слов

Группа и ее роль в развитии человека как личности

... реферата - попытаться изложить характерные явления ,возникающие во взаимоотношениях личности и коллектива. Задачи: выяснить как влияет группа на личность. узнать психологические механизмы восприятия личность в группе. 1.Группа и ее роль в развитии человека как личности ...

Классическая процедура психодрамы включает в себя 5 основных элементов:

1. Протагонист.

2. Режиссер (фасилитатор).

3. Вспомогательные «Я».

4. Зрители.

5. Сцена.

Протагонист — первый игрок (от греческих слов «ргоtos» — первый и «agon» -борьба, игра), изображает в психодраме героя, главного исполнителя психодраматической сцены, который представляет свои проблемы. Протагонист создает образ собственной жизни. Он является главным персонажем, и на него обращены взгляды всей группы. С помощью режиссера, аудитории и специальных постановочных приемов протагонист воссоздает свою актуальную психологическую реальность, чтобы достичь инсайта и улучшить способность функционирования в реальной жизни.

Режиссер — тот, кто помогает клиенту исследовать свои проблемы. Как правило, это психолог. Его функции заключаются в организации психодраматического действия, пространства, создании атмосферы доверия, стимулировании участников к спонтанности, подготовки протагониста и всей группы к ролевой игре, выявлении проблем, переживаний клиента, комментировании, включении вспомогательных персонажей, организации обсуждения, эмоционального обмена и анализа, интерпретации происходящего. Режиссер создает в группе определенную атмосферу, распределяет роли (запускает представления, дает им определенные направления),

предоставляя тем самым всем членам группы возможность перевести свои мысли и чувства на язык драматического действия. От хорошего режиссера требуются такие качества, как гибкость, способность привлечь к участию в психодраме всю группу.

Режиссер в психодраме выполняет функции постановщика, аналитика, терапевта.

В роли постановщика режиссер организует работу в группе, побуждает участников к выражению их мыслей в сценических действиях. Постановщик должен быть чрезвычайно чувствительным ко всем вербальным и невербальным проявлениям актеров психодрамы и настроения ее зрителей. Главными качествами хорошего постановщика считают творческий подход к работе, гибкость, способность вовлекать в психодраматическое действие всех без исключения членов группы.

В роли аналитика режиссер обсуждает действия всех участников психодрамы, интерпретирует их поведение, мысли и чувства. В роли аналитика руководитель группы интерпретирует и комментирует поведение каждого члена группы во время представления. Кроме того, он выделяет и анализирует общие реакции участников на отдельные эпизоды.

В роли терапевта руководитель психодраматического действия направляет его в нужное психокорректирующее русло. В роли терапевта режиссер психодрамы старается помочь участникам изменить нежелательные формы поведения. Терапевт может позволить себе сидеть в кресле, разрешая участникам вести спектакль самостоятельно, или может быть в высшей степени активным, подталкивая членов группы к действиям. Как любой руководитель режиссер может оказаться мишенью для критики со стороны группы, но, будучи в то же время членом группы, должен быть открытым для критики и не защищаться от нападок.

Вспомогательные «Я» — это клиенты, исполняющие вспомогательные роли и усиливающие функции психолога. Вспомогательные «Я» могут олицетворять значимых для протагониста людей или части его собственного «Я».

Основные функции вспомогательных «Я»: сыграть роль, которая необходима протагонисту для реализации замысла; помочь понять, как протагонист воспринимает взаимоотношения с другими персонажами; сделать видимым неосознаваемые протагонистом отношения; направлять протагониста в решении проблем и конфликтов; помочь протагонисту перейти от драматического действия к реальной жизни.

7 стр., 3365 слов

«Психодрама и типы межчеловеческих отношений по Я. Л. Морено»

... обращал особое внимание на то, чтобы психодрама создавала все условия для развития и использования личностного потенциала каждого человека (как любого члена группы, так и директора). Он верил ... во время этой сессии. В этот важный момент принятия решения, касающегося выбора роли протагониста, участникам необходимо оказать поддержку. Вне зависимости от способа выбора протагониста очень ...

Вспомогательные «Я» решают в психодраме следующие задачи:

  • Изображают отсутствующих реальных или воображаемых лиц, имеющих отношение к протагонисту, и становятся носителями его переносов и проекций в психодраме.
  • Являются посредниками между ведущим психодрамы и протагонистом и, как таковые, должны концентрироваться как на протагонисте и его игре, так и на ведущем психодрамы и его указаниях.

— Выполняют социотерапевтическую функцию, помогая протагонисту изображать и исследовать собственные межчеловеческие отношения, а также проводить диалог со своими жизненными партнерами. Благодаря интенсивному сопереживанию в разыгрываемой ситуации ролевая обратная связь предоставляет возможность протагонисту еще больше прояснить себе и понять изображенные в драме межчеловеческие отношения.

Вспомогательное «Я» олицетворяет тех людей, которые имели особенное значение в жизни протагониста. Этих персонажей изображают в психодраме члены группы с целью усиления впечатления от протагониста. Это могут быть роли властной матери, деспотичного отца, пылкого любовника, несправедливого начальника, заботливого друга и др. Хороший исполнитель роли вспомогательного «Я» должен уметь быстро в эту роль войти, точно ее исполнить. Играть он должен так, как представил роль протагонист или как подсказывает интуиция, но не так, как он сам вел бы себя в аналогичных реальных обстоятельствах.

В некоторых группах вводятся профессиональные вспомогательные «Я», которые прошли специальную подготовку и могут легко входить в любые образы.

Таким образом, вспомогательные «Я» — это участники группы, представляющие отсутствующих людей такими, какими они предстают во внутреннем мире клиента. Вспомогательные «Я» выступают в двойном качестве: являясь, с одной стороны, как бы продолжением режиссера в его взаимодействиях с клиентом, с другой — продолжением клиента, так как они помогают ему изображать его внутренние отношения к значимым другим в его жизни. Клиент-протагонист обычно сам выбирает вспомогательные «Я». Они могут быть либо другими клиентами, либо режиссером, либо зрителями.

Несмотря на то что клиент выбирает в качестве вспомогательного «Я» того, кто напоминает ему конкретного человека, внешнее сходство оказывается отнюдь не решающим фактором. Например, клиент, всю жизнь ощущавший давление со стороны матери, может выбрать для исполнения роли своей матери массивного высокого мужчину, хотя в реальной жизни его мать может быть небольшого роста и хрупкого сложения. Здесь важно то, что клиент всегда воспринимал свою мать великаном и потому выбирает очень крупного мужчину для изображения ее в психодраматическом действии.

В качестве зрителей выступают члены группы, не принимающие непосредственного участия в психодраматическом действии, но обсуждающие ситуацию после ее завершения (не только относительно протагониста и участников психодрамы, но и применительно к самим себе).

4 стр., 1816 слов

Экология человека, сущность , проблемы, содержание, методы, принцыпы

... изучающих связь личности, семьи и других социальных групп с природой и социальной средой – это есть синэкология человека. Для объединения экологии человека и социальной экологии может служить термин «социально-экономическая экология человека», или «антропоэкология». Глобальная экология человека исследует взаимосвязь «природа — человеческое ...

На заключительном этапе занятия они демонстрируют свое эмоциональное отношение к происходящему, рассказывают о волнующих их проблемах и конфликтах, которые аналогичны разыгранным в психодраме.

Задача зрителей, с одной стороны, помочь протагонисту, реагируя критически или сочувственно на то, что происходит на сцене, с другой — помочь самим себе, переживая происходящее на сцене и таким образом достигая инсайта в отношении своих собственных мотивов и конфликтов. Когда сценическое действие заканчивается, зрители могут помочь протагонисту осознать его собственные проблемы, не анализируя их по стереотипу психолога, диагностирующего клинический случай, а рассказывая из своего личного опыта, похожие на то, что происходило с протагонистом.

В результате он чувствует себя увереннее, зная, что неодинок со своими проблемами, что другие тоже могут испытывать подобные трудности и вследствие этого они способны к сопереживанию и пониманию его ситуации.

Сцена — это место в пространстве, где разворачивается действие. Часто психодраму применяют в специально организованных для этого театрах или приспособленных для игры кабинетах.

Классической формой психодраматической сцены является сцена в Мореновском терапевтическом театре, в Беконе, штат Нью-Йорк. Она представляет собой трехъярусную конструкцию, над которой возвышается полукруглый балкон.

Располагаясь на первом ярусе, протагонист и ведущий психодрамы оказываются вне групповой ситуации, попадают непосредственно в пространство психодрамы. На втором ярусе, где они сидят друг перед другом или прохаживаются по сцене, происходит вступительная беседа, при этом группа в той или иной степени исчезает из поля зрения протагониста. На третьем ярусе может осмысливаться и эмоционально переживаться уже разыгранная сцена, которая затем может плавно перейти в другую. Само психодраматическое действие разыгрывается на третьем ярусе, на круглой платформе, которая насчитывает 4 м в диаметре.

Балкон служит для конкретизации различного пространственного опыта, например взлета или падения, подъема или спуска, вскарабкивания или соскальзывания.

Если же нет подобной сцены, то вместо нее может быть использовано любое пространство в кругу группы. Оно должно быть достаточно велико, чтобы протагонист и антагонист имели простор для психодраматического действия, а само помещение должно иметь правильные пропорции.

Слишком маленькие помещения ограничивают свободу перемещения исполнителей, слишком большие — отрицательно сказываются на групповом чувстве, слишком светлые, невыразительные непригодны для изображения драматичных воображаемых или исполненных теплыми человеческими чувствами сцен. Если нет цветовых возможностей освещения, то освещение можно варьировать с помощью оконных штор и переносных ламп. В качестве реквизита используются простые для транспортировки стулья с небольшим столиком.

Психодрама, Психодрама — это терапевтический групповой процесс

Весь мир и все происходящие в нем события разделяются для каждого человека на две категории — внешний мир, который отображает все события, произошедшие в реальности, то, что человек способен увидеть, услышать или почувствовать, и внутренний мир — мир, в котором правят чувства человека, его мысли и желания. Внешний и внутренний мир человека не могут обходиться отдельно друг от друга, они тесно взаимосвязаны, и изменение любого из них способно изменить жизнь его обладателя.

Многие люди задаются вопросами: “Какой мир, внешний или внутренний, является основным? Как сделать так, чтобы существование обоих миров позволяло человеку чувствовать гармонию и счастье?”. Все зависит от того, на какой из двух миров ориентирован человек, однако, как показывает практика, игнорирование одного из этих миров способно привести к неудачам в другом мире. Примеров может быть множество:

  • Человек, который постоянно повторяет себе, что его все любят и хотят с ним общаться, говорит себе, что он лучший из лучших, даже приобрел курс по улучшению взаимоотношений с окружающими людьми, однако при этом не следует элементарным правилам межличностного общения, обрекает себя на одиночество — никто не захочет общаться с хамом, не уважающим других людей и концентрируя все внимание на себе любимом. Таким образом, человек, уделивший внимание внутреннему миру, но забывший про реальный (внешний) мир, допускает катастрофическую ошибку, так как результат усовершенствования внутреннего мира можно получить только через отображение этой работы во внешнем мире;

— Молодой человек, назначивший девушке свидание в 19 часов, опаздывает на него на двадцать минут, объясняя это возникшим завалом на работе (что не соответствует действительности).

Девушка его прощает и не делает жестких замечаний относительно опоздания. Первая реакция парня: “Это же великолепно! Она такая спокойная и неконфликтная. Значит, в следующий раз я тоже смогу провести с друзьями лишние полчаса”. На следующий день парень опаздывает на двадцать пять минут, через день — на сорок минут, а спустя неделю и вовсе звонит девушке через час после назначенного времени и говорит, что сегодня не сможет прийти, так как у него сильно болит голова. Результат — девушка не выдерживает и бросает парня. На лицо яркая концентрация человека на происходящие события во внешнем мире. Молодой человек был настолько уверен в том, что его пассия может все стерпеть, что даже не подумал о пунктуальности, не старался развить в себе это качество. Ему казалось, что если ситуация сложилась определенным образом однажды, значит, точно также она сложится во все следующие разы.

Несмотря на то, что оба человеческих мира играют важнейшую роль в развитии каждого человека, большее внимание следует уделить внутреннему миру по причине того, что внутренний мир в большей степени влияет на судьбу человека, формируя его поведение и реакцию на действия, происходящие во внешнем мире, а потому требует постоянного развития. Человек, остановивший совершенствование своих внутренних качеств, останавливается в развитии как личность, становится непривлекательным для внешнего мира.

У многих людей часто появляются тревожные мысли, связанные с прошлым или просто надуманные, которые ставят жизненный блок, сковывают волю и стремление к достижениям большего, чем они имеют сейчас. Причин этому каждый человек может назвать множество: лень, нехватка времени, отсутствие мотивации, неверные цели, усталость, депрессия. Однако за большинством из этих проблем зачастую кроится страх неудачи и опасность повторить ошибку, произошедшую в прошлом. Основная задача человека, который стремится, несмотря на все сдерживающие факторы, стать преуспевающей личностью — как можно быстрей избавится от своих страхов и предубеждений. Иными словами, цель человека — подкорректировать свой внутренний мир, заменив негативные мысли позитивными, а отрицательные привычки заменить на положительные.

психодрама

Психодрама — это метод групповой психотерапии

Психодрама схожа по своей сущности с театральным спектаклем, где в центре внимания находятся творческие и актерские способности человека. Однако существует и существенное различие: в спектакле каждый актер четко знает свою роль и действует строго по написанному сценарию, не допуская ошибок. В театре все строго — за неумение ярко и оригинально сыграть свою роль актер может поплатиться работой. Во время психодрамы все иначе — здесь нет конкретного сценария, ибо сцена пишется во время выступления, что дает возможность “актерам” развить свои творческие навыки, ощутить всю многогранность творческого процесса, импровизировать. Пациентам не нужно бояться проявлять инициативу — напротив, инициатива всячески приветствуется терапевтом и повышает эффективность сеанса.

Главным героем психодрамы является непосредственно человек, его и события, произошедшие с ним. Каждый человек в процессе психодрамы имеет возможность стать тем человеком, каким всегда хотел быть, надеть на себя образ, о котором он мог только мечтать. Будучи в образе идеального человека, пациент начинает вести себя иначе, что впоследствии отобразится на его реальной жизни, его поведении и мыслях в будущем. Если робкий и застенчивый человек в процессе психодрамы примерит на себя образ Казановы, он сделает огромный шаг вперед в общении с противоположным полом в реальном мире.

Для принятия участия в процессе психодрамы человеку вовсе не обязательно обладать актерским мастерством и следовать четко по заданному пути. В психодраме приветствуется любой уровень актерской игры при одном важном условии — эта игра должна быть искренней, человек должен чувствовать свою игру, искренне переживать за своего героя. Люди в процессе психодрамы работают со своими внутренними переживаниями, побеждают свои комплексы и зажатость — и все это происходит не в кресле у психотерапевта (как у Фрейда), а в самом настоящем театре, чем очень гордился создатель психодрамы Якоб Леви Морено.

Именно Морено, являющийся психологом, философом и доктором, в далеком 1921 году представил в венском драматическом театре свою экспериментальную театральную постановку под названием “ На злобу дня”, смысл которой заключался в том, чтобы суметь вовлечь в действие постановки зрителей, превратив их в настоящих актеров. И, несмотря на то, что постановку не ждал оглушительный успех, именно этот день принято считать днем создания психодрамы.

Морено противопоставил метод терапии, психодраму, популярному в двадцатые годы психоанализу Зигмунда Фрейда. Основатель психодрамы не восторгался методом лечения, когда пациент находился в замкнутом кабинете наедине с психотерапевтом. Он считал, что психоанализ сковывает волю пациента, не позволяет ему чувствовать себя абсолютно свободным. Между тем, находясь в группе людей с похожими проблемами, эффективность лечения повышается в разы, человек с радостью делится с психотерапевтом и другими пациентами волнующей проблемой, давая выход своим эмоциям и освобождаясь от бремени проблем.

Группа людей, по версии Морено, является живым, динамично развивающимся организмом. С целью изучения динамики процессов, происходящих в группе людей, Морено изобрел социометрию, служащую инструментом измерения данных процессов. Сущность социометрии состоит в наличии критериев выбора и объектов, соответствующих этим критериям. Ярким примером применения социометрии Морено является случай в интернате для подростков. Несмотря на высокий уровень содержания интерната, в коллективе подростков с каждым днем учащались случаи конфликтных ситуаций. Воспитатели, удивленные неблагоприятной тенденцией ухудшающихся отношений в коллективе девочек-подростков, пригласили Якоба Морено для консультации в интернат. Зайдя в кабинет, он увидел, что за каждым столом сидело по три-четыре человека, рассаженных воспитателями. Тогда Морено попросил девочек сесть за парты к тем девочкам, с которыми они хотели бы сидеть. В результате получился полный беспорядок — за одним столом сидело восемь девочек, за тремя столами — по четыре девочки, за пятью столами по три девочки, за несколькими столами сидело по одному человеку. Тогда Морено попросил девочек сделать еще раз выбор наиболее желанных коллег по парте, но чтобы теперь их выбор не совпадал с прошлым выбором. Так, спустя четыре захода все девочки расселись по четыре человека за парты с теми, кто был им наиболее приятен. На следующий месяц уровень конфликтных ситуаций, происходящих в интернате, снизился втрое!

В основе психодрамы Морено лежала спонтанность, которую он понимал как абсолютно новую реакцию на старую либо новую ситуацию, поведение человека “здесь и сейчас”. В отличие от человеческих эмоций, спонтанность не имет свойства накапливаться, спонтанность является той необходимой энергией, позволяющей человеку проявлять свои творческие способности. Она имеет две функции — находить свой выход и подавляться. Подавление спонтанности способно привести к психологическому срыву и возникновению неврозов, именно поэтому важно давать ей выход посредством психодрамы.

Метод психодрамы изначально предполагает работу в группах, причем чем большее количество участников в группах, тем более широкие варианты проблемных ситуаций возможно охватить за время психодраматической сессии. Процесс сессии состоит из следующих этапов:

1. Выбор протагониста (актера, который будет играть главную роль).

Участники группы образуют два круга — внутренний и внешний. Каждый из участников внутреннего круга предлагает проблемы, над которыми он хотел бы поработать, а участники, находящиеся во внешнем круге, выбирают ту тему, которая является наиболее актуальной для них. После определения актуальной темы выбирается участник из внутреннего круга, который будет играть главную роль в драме, за время которой должен быть найден ответ на интересующий протагониста вопрос.

2. Непосредственное действие. Участники группы перевоплощаются в профессиональных актеров, шаг за шагом проигрывая интересующую их ситуацию. Протагонист выбирает из участников группы человека, который будет играть его самого во время того, как протагонист будет играть роль другого человека. Также участники группы выбирают тех людей, которые будут играть важные для понимания ситуации роли в драме. Задача этапа “действие” — максимально приблизить разыгрываемую участниками группы ситуацию к реальным событиям, в результате чего с существенной долей вероятности будет найден верный ответ на вопрос или решение проблемы, волнующее протагониста. Важным моментом является всецелое желание участников помочь протагонисту разобраться в ситуации, найти варианты верного и ошибочного поведения в рассматриваемой проблеме. Каждый участник должен помнить главную цель — помощь в решении вопроса протагониста, и не подстраивать свою игру в целях нахождения ответов на интересующие их вопросы. В случае, если решение интересующей протагониста проблемы успешно найдено, контракт с протагонистом считается выполненным, и следует переход к следующему этапу.

3. Шеринг. Шеринг является важнейшим этапом психодраматической сессии. В процессе шеринга происходит обмен чувствами и мнениями от драматической игры. Обычно шеринг происходит в два этапа — сперва участники драматического спектакля делятся своими впечатлениями о своей игре и об исполняемой ими роли, а потом все участники собираются вместе для того, чтобы вспомнить случаи из жизни, схожие с обыгранной участниками ситуацией, что поможет протагонисту почувствовать себя не одиноким в своих чувствах. Никакие критические замечания, советы и тем более ошибки не должны высказываться, так как это может нанести ущерб протагонисту и снизить эффективность психодраматической сессии. Все, что должно быть высказано в процессе шеринга — эмоции и ощущения участников сессии, а также похожие на рассматриваемую ситуацию случаи из жизни участников драмы. По окончанию этапа шеринга участниками группы может быть принято решение о начале новой психодраматической сессии с другим протагонистом.

Следует отметить, что терапевтический эффект психодрамы распространяется не только на ситуации, произошедшие в жизни человека, но также на случаи, не произошедшие с ним. Это в большей мере относится к испытанию человеком негативных эмоций, таких как страх, ненависть, злоба, отчаяние. Так, если человек не выразил свое негативное отношение к другому, неприятному для него человеку, то желание сделать это будет постоянно проявляться в душе, не находя соответствующего выхода, что приведет к и неврозам, человек станет эмоционально заблокированным. В данной ситуации благодаря психодраме человек получает три преимущества за один раз — избавляется от желания негативного высказывания в адрес неприятного для себя собеседника, снимает свой эмоциональный блок и оттачивает свое актерское мастерство.

Психодрама способствует избавлению от эмоциональной блокировки, изменению мнения человека об окружающем мире, что является первым и, безусловно, важнейшим шагом на пути решения человеком собственных внутренних проблем.

В данной статье будут рассмотрены основные особенности и понятия психодрамы, цели и задачи, актуальные упражнения, применяемые в .

Содержание статьи:

Психодрама — это один из методов группового психотерапевтического воздействия, в основе которого лежит осознание пациентом проблемы через действие в ходе театрализованной игры, перенос своих чувств и переживаний путём вхождения в роль избранного персонажа. Метод психодрамы заключается в достижении озарения, осознания проблемы под наблюдением психотерапевта.

Общие положения и понятия психодрамы

Основоположником этого направления в психотерапии является Якоб Морено, который известный также как создатель методики социометрии и групповой психотерапии. Зародился этот метод в 20-х годах XX века и до сих пор пользуется популярностью у многих ведущих специалистов современного мира.

Принципиальным отличием психодрамы от обычного театрального представления выступает отсутствие границ в импровизации и выборе роли, а также отсутствие заранее известной схемы развития событий и финала.

Участники психодрамы сами выбирают себе роли, таким образом эмоционально присоединяясь к своему персонажу, пропуская через себя происходящее. Роль, так или иначе, цепляет глубинные проблемы личности, которые в процессе игры не так болезненно переживаются. Это метод позволяет взглянуть на себя «со стороны», посмотреть на свои переживания беспристрастно, быстрее найти внешнее решение внутренней проблемы.

В рамках одного драматического этюда рассматривается одна реальная проблема одного из участников группы, роли соответствуют значимым для данного участника личностям, с которыми нарушен вербальный контакт. Таким образом, участники, ознакомившись с предложенной проблемой, выбирают себе роль в ее рамках.

При происходит более четкое осознание переживания, к которому присоединяются все участники группы. Роли задаются и исполняются таким образом, чтобы способствовать наиболее быстрому выходу из проблемы.

Также одним из важных аспектов психодрамы является коррекция вербального поведения личности, которая протекает наиболее эффективно в рамках групповой терапии. Неэффективные способы общения замещаются на более приемлемые, изменяются и стратегии поведения посредством исполнения роли.

Основными понятиями в являются:

  • Выбор роли и ролевая игра . Участник психодрамы может выбрать любую роль, независимо от того, какой она будет — положительной или отрицательной. Самым важным является выявление в процессе ролевой игры материала, с которым потом можно работать, корректируя и изменяя его.
  • Отсутствие чёткого сценария, спонтанность поведения . Это одно из важных требований к развитию психодраматического действия. Именно спонтанность даёт возможность проявить себя как личность во всём своём многообразии образов и переживаний.
  • Теле . Данный термин объединяет два понятия и выражает эмоциональное присоединение чувств и переживаний к личности психотерапевта, перенос значимых отношений на психотерапевта, а также контрперенос — обратное явление переносу, когда психотерапевт присоединяется, вовлекается в переживания клиента.
  • Осознание, озарение . Так называемый катарсис присутствует в психотерапии как главный маркер того, что решение проблемы найдено или же клиент будет более рассудительно относиться к ситуации решения, так как инсайт — это внутреннее переживание, вышедшее во вне и осознанное клиентом. Достижение катарсиса всеми (первичный эффект), а также активными зрителями (вторичный эффект) — главная цель работы по методу психодрамы.

Обратите внимание! Стоит отличать театрализованную игру по заранее известному сценарию от психодрамы, которая посредством ролевой игры приводит к лечебному психотерапевтическому эффекту, не травмируя личность участника групповой психотерапии, а позволяя духовно раскрыться в процессе творчества.

Цели и задачи психодрамы как метода психотерапии

Основными целями психодрамы выступают диагностирование и коррекция неадекватного вербального и эмоционального поведения, самосовершенствование и самопознание через драматическую игру.

Психодрама позволяет людям учиться распознавать не только вербальные стимулы, но и оценивать невербальные посылы в поведении окружающих. Участники психодрамы учатся чувствовать друг друга.

Задачи психодрамы заключаются в следующем:

  1. Переосмысление путём творчества своих внутренних чувств и переживаний;
  2. Создание условий для реализации более глубокого самопонимания клиентом;
  3. Избавление от неэффективных стереотипов в поведении и эмоциональном реагировании;
  4. Формирование конструктивного вербально-эмоционального поведения.

Выполнение целей и задач психодрамы четко регулируется ведущим группу психотерапевтом. После каждого катарсиса всеми участниками группы обсуждаются достижения, которые были реализованы в рамках этого занятия, какие задачи были решены в ситуации «здесь и теперь».

Фазы развития психодрамы

Как и любое драматическое действие, психодрама имеет свои фазы развития:

  • Сплочение группы, установление контакта между ведущим и участниками . При установлении личного контакта между всеми членами группы выясняется также, кто станет субъектом психодрамы — протагонистом, обсуждаются роли в соответствии с обозначенной проблемой.
  • Драматическое действие . Главная роль — у протагониста, руководитель группы или директор наблюдает со стороны, управляя происходящим на втором плане. Разыгрывается проблема в ролях. Протагонист погружается в реальный мир проблемы, которая приобретает характер «здесь и теперь». Происходит «катарсис интеграции, очищающее восстановление» — так называл Морено финал психодрамы.
  • Рефлексия группы и протагониста . Каждый участник группы рассказывает о своих чувствах и переживаниях, возникших в процессе драматического действия, в это время протагонист получает обратный контакт, переставая ощущать себя одиноким в своей проблеме.

Проходя все фазы психодраматического действия, человек осознает, поглощается проблемой, но тут же ищет и находит пути ее решения, оставаясь при этом не одиноким на протяжении этого тяжелого субъективного пути, вплоть до катарсиса.

Основные методики психодрамы

Психодрама как метод психотерапии приобрел большую популярность в годы своего возникновения, так как человек воспринимался не только как соотношение «сознательное — бессознательное», а как система социально-значимых элементов, в которой все составляющие между собой взаимодействуют. Система, которая взаимодействует с окружающим миром людей, и под его воздействием может существенно меняться. Человека Я. Морено называл, исходя из выше сказанного, социальным атомом.

Методика монолога

Во время монолога протагонист проговаривает существующую проблему, пытаясь донести ее слушателю максимально понятно. Во время объяснения проблемы сам человек как бы со стороны видит ее, что приводит к осознанию ее до конца.

Метод монолога также применим не только в психотерапии, но и в обучении, когда ученику позволяют объяснить другому непонятную тему. Реализуются два направления: к объясняющему приходит полное осознание, к незнающему — понимание.

Методика двойника

Протагонист выбирает себе дублёра, который помогает искать выход из сложившейся ситуации, в то время когда сам исполнитель главной роли уже не может этого сделать или заходит в тупик. Двойник выступает в роли вспомогательного Я, эмпатийно идентифицируя себя с протагонистом.

По данной методике строятся отношения руководителей и их заместителей, так как заместитель в курсе всех дел своего начальства, что позволяет более продуктивно сотрудничать и быстрее решать накопившиеся проблемы.

Методика обмена ролями

Протагонист становится двойником или одним из видов вспомогательного Я, и наоборот.

Особенность данной техники психодрамы в том, что она также направлена на достижение единения с самим собой. Однако она позволяет узнать поближе и всех членов группы, выделить значимые для себя черты в другом человеке, которые впоследствии необходимо будет изображать театрально.

Методика отображения

Протагонисту предлагают понаблюдать за тем, как его изображают другие участники группы, посмотреть на себя глазами окружающих.

Эта методика позволяет не только увидеть неконструктивные особенности своего поведения, но и научиться у других участников более адаптивным методам и действиям в сложившейся ситуации.

Представленные техники разделяются очень условно и могут присутствовать не только в психодраме, но и других психотерапевтических школах, что вполне естественно. Переход от одного метода к другому осуществляет ведущий группы, который подбирает наиболее актуальные способы их применения в зависимости от ситуации во время психодраматического действия.

Какие выбрать упражнения психодрамы

Как любая психологическая практика, психодрама имеет ряд специфических упражнений, которые позволяют решать поставленные в ходе психотерапии задачи. В технике психодрамы упражнения носят игровой характер, что помогает преодолеть многие психологические механизмы защиты, таким образом, быстрее прийти к решению проблемы. Обозначим некоторые из них.

Ролевая игра

Цель этого упражнения состоит в отработке умений игры по ролям. Подойдет для начала психодраматической терапии. По времени занимает около 30 минут. Группа делится пополам, образуется два круга — один внутри другого.

Участники внешнего круга, по сигналу руководителя группы, движутся по часовой стрелке, а внутренние — против. По сигналу ведущего они останавливаются и поворачиваются лицом к соответствующему партнёру из другого круга.

Внешний круг, полицейские, дает указание внутреннему кругу, автомобилистам, как им двигаться в течение трех минут, затем две минуты идет обсуждение о своих чувствах в данных ролях. Роли могут быть выбраны разные, в зависимости от целей психодрамы.

«Пустой стул»

Задача этого упражнения кроется в более ясном познании себя или проговаривании отношения к другому значимому человеку, поможет выявить недостающие личностные качества и черты.

Посередине сцены ставят пустой стул, каждый участник группы, выходя к нему, представляет , к которому впоследствии обращается, или часть себя.

Осуществляется персонификация посредством одушевленных или неодушевленных предметов. Участники психодрамы называют животное или предмет с качеством, которого им не хватает.

«Назад в прошлое»

Цель упражнения: воссоздание в ролях картины прошлого, с соблюдением принципа «здесь и теперь». Выбирается ситуация, произошедшая с протагонистом или другим участником группы, которую хотелось бы разобрать по ролям и осознать более ясно. Раздаются роли. Ситуация проигрывается.

«Сон»

Цель: понимание экзистенциального смысла сновидения, обучение правильному поведению во сне. Разыгрывается сновидение как реальная ситуация, в ролях. Участники учатся понимать скрытый смысл снов и тому, как видеть приятные сны.

«Реплики в сторону»

Цель: выразить чувства или свое отношение к другому человеку, не глядя в глаза. Участники становятся друг напротив друга, один из них, говорящий, отворачивается в сторону и высказывает, что считает нужным.

«Скульптура семьи»

Цель — оценка внутрисемейных отношений. Участник, чью семью рассматривают, выступает в роли Терапевта. Он выбирает из группы тех, кто наиболее похож на членов его семьи. Каждому обозначает его роль и дает к ней аннотацию. Затем Терапевт сам занимает свою позицию в семье.

Члены семьи могут сидеть за столом и взаимодействовать, а могут стоять на определенном расстоянии, характеризующем степень близости. Участники несколько минут вживаются в роли, а затем делятся впечатлениями.

«Шахматная доска»

Цель — выявление взаимоотношений между участниками группы. Участники играют роли шахматных фигур, а участник в роли короля выбирает, кто на него будет нападать, а кто — защищать.

«Шеринг от себя»

В заключении психодраматического занятия можно провести упражнение такого типа, как «шеринг». Цель: рефлексия чувств и эмоций, полученных в ходе занятия.

Зрители дают оценку точности выражения чувств в исполнении ролей. Подводят итоги занятия, резюмируют достижения протагониста. Затем участники группы говорят о своих собственных проблемах, возникнувших в ходе занятия. Отмечаются новые способы реагирования и поведения, обсуждаются возможности применения полученных навыков в будущих ситуациях.

Что такое метод психотерапии психодрама — смотрите на видео:

Психодрама как метод психотерапии применима в любом возрасте, поэтому ограничений у детей не имеет. Особый лечебный эффект упражнений достигается только при условии работы с опытным руководителем, который умеет вовремя использовать те или иные техники, уместные в конкретной ситуации.

Когда Якоб Морено в возрасте 24-х лет наблюдал в городском парке Вены за тем, как играют дети, спонтанно выбирая себе роли, и в игре находят решение своим конфликтам, он еще не знал, к чему приведут его эти наблюдения.

Он просто начал играть вместе с детьми, и вместе с ними пришел в лагерь беженцев — в их семьи и к их родителям. Он столкнулся с ужасающей нищетой, горем и озлобленностью.

Морено попробовал помочь взрослым людям выйти из жизненного кризиса тем способом, который он подсмотрел в детских играх. Он основал театр спонтанности, который позже вырос в метод групповой психотерапии, получивший широчайшее распространение и признание во всем мире.

Морено основал психодраму и заложил основу групповой психотерапии.

В настоящее время созданная Морено психодрама широко используется в целях личностного развития, психокоррекции, в педагогике и медицине.

Отдельные техники психодрамы, предложенные Морено, например «пустой стул», широко применяются в других психотерапевтических методах, например, в гештальт-терапии (F. Perls), транзактном анализе (E. Berne).

В терапии поведения психодраматические техники используют для десенсибилизации и тренировки новых поведенческих навыков.

Психодрама — это метод групповой психотерапии, основанный Я. Л. Морено, который объединяет в себе диагностические возможности, сценические представления (театр спонтанности, групподинамические сеансы и аналитическую работу группы.

С помощью различных технических приемов, таких как смена ролей, дублирование, «пустой стул», зеркало и т.д., конфликты индивида и общества не только и не столько обсуждаются в групповых дискуссиях, но и разыгрываются на сцене с учетом различных ролевых позиций.

На сцену выносится пережитое в прошлом, ожидаемой в будущем, насыщенные конфликтным содержанием фантазии, мечты, сны, идеи (acting out).

Эти действия способствуют осознанию и преодолению (пере-живанию) конфликта.

Не только главное действующее лицо (протагонист), но и его партнеры по игре («вспомогательные Я»), а также другие члены группы приобретают новый личностный опыт, который способствует развитию спонтанности и креативности.

Что такое психодрама?

Грета Лейц

директор института психодрамы, социометрии и групповой психотерапии им. Я. Л. Морено, ФРГ

G.A. Leutz, Was ist Psychodrama?, Praxis der Psychotherapie und Psychosomatik, 1982, 27, c.73-81

Г.А. Лейц, Что такое психодрама?, Alter Ego, 1992, 2, c.24-27

перевод: Владимир Ромек, 1992

(доклад на 31-х линдауэровской психотерапевтической неделе)

Резюме:

Психодрама — это терапевтический метод, в котором психические и психосоматические заболевания понимаются как проявление нарушений в межличностных отношениях и интеракциях. Для лечения этих нарушений используется спонтанное сценическое их изображение. Психодрама — это групповая психотерапия и активный метод. Это подход, который объединяет глубинную психологию и терапию поведения. Он описывается здесь так подробно потому, что до сих пор психотерапию понимают главным образом как индивидуальную терапию, а сферу активности пациента ограничивают терапевтическим лежанием на кушетке.

Венский врач Якоб Леви Морено описал психодраму в 1920 году. При этом он использовал такие категории, которые до него лежали вне психотерапевтического мышления: игра, встреча и театр. Этим Морено положил начало новому психотерапевтическому методу.

Следуя положениям Морено, на вопрос «Что такое психодрама?» можно ответить:

  • Психодрама — это спонтанная игра,
  • Психодрама — это встреча,
  • Психодрама — это отображение жизни в сценическом представлении, и, таким образом, — театр.

Сначала я попробую описать важнейшие характеристики метода с философско-антропологической точки зрения, а затем расскажу о психодраме как о психотерапевтическом методе. В качестве игры, спонтанной и непринужденной, психодрама почти незаметно для самих психотерапевтов пересекла до той поры табуируемый медициной барьер. Она перешагнула границу между утомительным, предвзятым, в значительной мере — неспонтанным миром взрослых и богатством ребенка, обозначаемым как спонтанность, непредвзятость, легкость и аутентичное бытие.

То, что непринужденное и игровое бытие ребенка уже осмыслено в философско-религиозной традиции человечества как проявление творческой силы и счастья, можно проиллюстрировать тремя цитатами, взятыми из временного промежутка в более чем 2000 лет: Гераклит считал: «Айон подобен играющему ребенку»; Евангелие от Матфея гласит: «Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное.» [Мат. 18,3]: Ницше пишет в своей статье «К игре творчества»: «Невинность есть дитя и забвение и новое начинание, игра и колесо, раскручивающееся из самого себя».

Все эти цитаты касаются качеств ребенка, которые позже, под влиянием нарушенных интеракций или других обстоятельств более или менее быстро и в большей или меньшей степени уходят на второй план или вообще теряются. Мы говорим о следующих качествах: спонтанность и аутентичность, доверие и игровые действия. Вместо них на передний план на основе страха и недоверия выходят цели и принуждение — и корежат человека, его мир — что, впрочем, ни в коем случае нельзя оценивать исключительно негативно. Если психодрама совершенно сознательно при посредстве спонтанной игры возвращается к способу бытия ребенка, то это вовсе не означает бегство от мира. Совсем наоборот: Психодрама побуждает человека спонтанно, аутентично и творчески взаимодействовать с миром. Поскольку с антропологической точки зрения это взаимодействие главным образом осуществляется посредством межличностных отношений, то в психодраму привносится следующий важный феномен: встреча (Begegnung).

Психодрама потому является встречей, что во время сценического изображения своих межличностных отношений и интеракций человек не просто говорит о них, а скорее непосредственно и действенно общается с важнейшими персонами из своего окружения.

Для объяснения такого рода общения в своей ранней экспрессионисткой статье «Приглашение к встрече» в 1915 году Морено (1925) использовал образ реки. Относительно удачного общения он пишет:

«…поэтому встреча не кажется мне течением реки, лишенным изгибов, мелей, которые мешают течению». В отношении возможной неудачи встречи: «…если я продвигаюсь слишком медленно, или вообще не продвигаюсь вперед на моем пути, то на пути к моей встрече с тобой возникает разлад, трещина, болезнь, досада, несовершенство. Поэтому я должен спрашивать о нашем положении, о ситуации между нами, проверять наше положение, изучать наше положение и исходить из нашего положения».

Итак, в этом тексте сформулированы три вопроса, которые мы сегодня можем рассматривать в качестве трех основных вопросов психодраматической терапии, а именно:

  • «Каково положение вещей?
  • Что можно сделать при таком положении вещей?
  • Что следует из этого положения вещей?»

В этом тексте предпринята попытка описать способ использования психодрамы в качестве психотерапевтического метода, а также лежащие в ее основе ролевую теорию и теорию интеракций в процессе групповой психотерапии. Здесь же проясняется психодраматическое понимание здоровья как возникающего на почве встречи (Begegnung, Encounter) ненарушенного саморазвития и самореализации. Этим же текстом была подготовлена основа для психодраматического понимания болезни:

«Если при встрече с тобой возникает разлад, трещина, болезнь, досада, несовершенство (а также: имеют место нарушения в интеракциях), тогда встреча не состоится, тогда встреча мне кажется течением реки, на котором скоро встретится утес, на пути которого возникнет затор, тогда я иду очень медленно или вообще не продвигаюсь вперед.»

Этот образ застоя и фиксирования позже вылился в сформулированное Морено понятие болезни в смысле блокирования спонтанности и возникающего на этой почве невроза креативности.

Обратимся теперь к третьей основе психодрамы — театру.

Место, где с древнейших времен наглядно демонстрировались человеческие страдания в их общей межчеловеческой взаимосвязи, называется театр.

Однако, как в терапевтической практике достигается осмысленное увязывание сценического представления человеческих трагедий на сцене с трагическим миром ? Накопленный опыт показывает, что моментально и непосредственно это невозможно. Осуществление этого слияния, как мы увидим, происходит в психодраме.

Но прежде еще раз посмотрим на классический театр. Катартическое действие драмы, особенно трагедии, на слушателей известно еще с античных времен. По Аристотелю, трагедия героев должна вызывать у публики «ужас и сострадание». Однако эти чувства служат лишь толчком к психогигиеническому действию самоосознания. Похожесть личных страданий в этой ситуации — важная предпосылка трансцедентирования и интеграции опыта. Хотя разве серьезно психически больной человек вообще способен к подобному трансцедентированию?

Уже в психиатрии XVIII и XIX столетий были предприняты попытки использовать театр для лечения пациентов. Можно вспомнить театральные эксперименты маркиза Де Сада, а также галльских профессоров Райля и Хофбауера [Динер, 1971] . В качестве зрителей пациентов так или иначе затрагивало представление истории чужой жизни, однако, эта жизнь была чужда как им, так и актерам.

В отличие от этих экспериментов, у Морено речь не шла об изображении чужих страданий, изображались страдания свои собственные. Речь шла не об искусном актерстве, а скорее о спонтанной игре, не о воздействии на пациентов, а об их способности к самовыражению. В своей книге «Театр экспромта» Морено пишет все еще очень поэтическим экспрессионистким стилем:

«Игрок — это житель частного дома. Экскурсия последовательности чувств, ощущений и мыслей по персональному миру может осуществляться легко, сказочно и без всякого сопротивления. Однако если какая-либо пара вступает в противоречие: радоваться или страдать,- то это состояние есть конфликт. Из отдельных обитателей частного дома конфликт создает общность. Помня о конфликте, имея в виду факт единства времени ипространства, они будут все больше и больше увязать друг в друге. Страх в доме может оказаться настолько велик, что паре или группе уже не помогают ни молчание, ни беседа, ни изменения, даже очевидные, поскольку нарушения кореняться уже не столько в душе, сколько в теле, — это смерть […] Все кажется тщетным. Они живут в постоянных возвратах и углублении общей беды, самоуничтожение бывает здесь уничтожением сознания, но не конфликта.

Дом, где они живут, есть защита собственных представлений, защита тела, которое их окружает, есть печать на встрече, есть конфликт — внутренняя причина прячется очень глубоко. Однако, из этого лабиринта осложнений между отцом и матерью, ребенком и няней, другом дома и врагом дома, из недопониманий в ходе жизни, или вследствие растущего понимания, сам собой встает вопрос: Как должны ложь, горе, болтовня, боль, глупость, самообман, свобода, познание, знание, отчуждение, ненависть, страх, ужас, многочисленные объединения этих состояний друг с другом, как же все это должно быть спасено?»

Морено отвечает: «Посредством последующей театрализации», иными словами: посредством психодрамы.

В отличие от многократно обсужденной в последнее время альтернативы «Поэзия или теория конфликта?» в данном тексте приводится пример теории конфликта, выступающей в качестве поэзии. Вдобавок, в нем приводится почти дословное описание психодрамы:

«…Люди играют сами себя, исходя из необходимости полностью осознанных заблуждений, иными словами — жизни. Они не хотят больше преодолевать бытие, они хотят производить его. Они повторяют его. Они суверенны: и не только в кажимости, но и в смысле их собственного бытия. Иначе как они могли бы все это осуществить? Ведь они заняты столь многим. Разворачивается жизнь в целом, во всех ее сложностях и временных взаимосвязях, ни единый момент не пропускается, приступы страха, скука, любой вопрос, холод в отношениях, — проявляются вновь.

Это не только разговор, который они ведут. Омолаживается также их тело, их нервы, их сердечные волокна: они разыгрывают сами себя как бы из самой божественной памяти: все их действия, все силы, мысли возникают в первоначальном соотношении, в точном выражении стадий, которые они уже однажды прошли. Все их прошлое разворачивается в один миг.»

Я так подробно цитирую этот текст 1923 года, поскольку в нем связываются воедино наши уже описанные представления об игре, встрече и театре, с созданной к тому времени теорией и практикой психодраматической терапии.

Когда я далее вновь использую этот текст в существенных для психодраматической терапии частях, то я делаю это потому, что его содержание касается сегодня теоретических основ и других, особенно новых, психотерапевтических методов, а также потому, что это не только облегчает познание важнейших моментов психодрамы в спектре прочих методов психотерапии, но и понимание места психодрамы в истории психотерапии.

Как мы видим из цитируемого текста, психодраматическая терапия базируется на конфликте и на общности, иными словами — она предполагает группу. Она предполагает что: » Страх… настолько велик, что… уже не помогают ни молчание, ни беседа, поскольку нарушения коренятся уже не столько в душе, сколько в теле… » (далее мы будем говорить — они уже стали «психосоматическими»)

Психодраматическая терапия исходит из того, что конфликт может стать «предлогом для того, чтобы углублять сам себя», как это бывает, например, при навязчивом повторении, которое проявляется в сопротивлении переносу. Психодрама пытается добиться исцеления путем свободного творческого акта, каким является сценическое представление.

«Люди играют (обратите внимание на слово «играют» — игра добровольна) сами по себе, исходя из необходимости самой жизни (…) Разворачивается жизнь в целом, во всех ее сложностях и временных взаимосвязях (…) Все их прошлое разворачивается в один миг.»

Моментальное сценическое представление в настоящем прошлых переживаний потому имеет такое большое значение, что дает психодраматической терапии возможность увидеть человека в целостности его слов, действий, временных характеристик и лечить его конфликты как бы вдоль и поперек его жизни, и все это — hic et nunc — здесь и теперь.

Мы вплотную подошли к пониманию психодрамы как терапии.

Вы, конечно, спросите: Как же, собственно, происходит психотерапевтическое заседание и что говорится во время психодраматической психотерапии?

Отвечая на этот вопрос, я вкратце опишу важнейшие психодраматические техники: смену ролей и дублирование, и поясню важнейшие понятия метода, такие, как например переживание очевидности. Будет описан также специфически психодраматический подход к использованию сопротивления и переноса.

Если в качестве цели психодраматической терапии мы называем высвобождение спонтанности пациентов, блокированной патологическими интеракциями, и понимаем эту спонтанность как предпосылку их здоровья, дальнейшего развития и творчества, то, прежде чем описывать психодраму, обратимся еще раз к определению спонтанности, данному Морено :

«Спонтанность является адекватной реакцией (ответом) на новую ситуацию, или новой реакцией в старой ситуации»

То, что психически больному человеку вообще не удается новая адекватная реакция, является признаком нарушения. Высвобождение и интеграция спонтанности в психодраме должны, соответственно этому определению, сделать пациента способным к новым ответам сначала в обратимой игре, и, наконец, — в необратимой реальности жизни.

Теперь вернемся к процессу психодрамы и реализуемому в ней терапевтическому процессу.

В психодраматическом заседании участвуют 8-9 пациентов, психодраматург-терапевт и, иногда, — котерапевт. Поскольку тяжелобольные пациенты редко оказываются в состоянии исполнять различные роли, то в каждой группе желательно также присутствие специально подготовленных психодраматургов-ассистентов.

Любое психодраматическое заседание подразделяется на три фазы:

1) фаза разминки;

2) игровая фаза;

3) заключительная фаза.

В фазе размораживания руководитель психодрамы пытается создать атмосферу доверия, ведь даже у зверей, по Портману «подлинная безопасность, защищенность, открытость в отношении окружения, а также группы, есть предпосылка игры».

Так, например, внимание психодраматурга к описанию затруднений скованным пациентом, или к рассказам других, очень облегчает этому пациенту рассказ о его ситуации. Когда же пациент начинает рассказывать о своем конфликте, то терапевт его тотчас же прямо спрашивает, не легче ли ему будет, вместо того, чтобы рассказывать, разыграть ситуацию, чтобы все могли представить себе полную картину. При этом, особенно в кратковременной психодраматической терапии, речь идет о по возможности быстром представлении в психодраматической игре в сценических образах конфликтов и переносов, существующих как вне, так и, возможно, внутри терапевтической группы. Ведь «превращение в образы» есть, по Гадамеру «превращение в истину. В игре проявляется то, что есть». Если пациент соглашается, и группа тоже идет на это, то терапевт просит главное действующее лицо, т.е. пациента, ставшего протагонистом, выбрать из числа членов группы претендентов, которые будут изображать его партнеров по конфликту.

Как это уже было показано в моих работах, начиная с 1970 года (Лейц, 1974, Лейц и Оберборбек, 1980), все члены группы, которые выбираются протагонистом в качестве партнеров по игре при переходе от фазы разминки к игровой фазе, будут в процессе игры точно определяемыми носителями переноса со стороны протагониста. Посредством этих участников будет происходить актуализация тех картин, которые у протагониста связаны с важнейшими людьми из его ближайшего окружения и которые всплывают в его сознании в связи с разыгрываемыми сценами. Когда после окончания игры ее участники возвращаются назад в круг других участников группы — назад к своим собственным ролям, — то возникший перенос в значительной степени исчезает.

Если же этого почему-либо не происходит, то руководитель психодрамы должен использовать специальные техники, которые способствуют снятию переноса с соответствующих персон, или способствуют возврату участников группы к своим собственным ролям.

Принимая во внимание способ использования переноса в психодраме, вместе с Клосинским можно сказать, что группа рассматривается как «система объектов переноса».

Группа как «система объектов переноса» возникает, как это описал Кениг в отношении психоаналитических групп — при минимальной сруктурированности группы на первой фазе психодрамы.

Однако, такого рода оформление первой фазы психодрамы может вызвать усиление страхов и сопротивления, и, соответственно, затруднить переход к игре. Игровая фаза психодрамы протекает тем спонтаннее, чем лучше был подготовлен протагонист в ходе первой фазы к сценическому представлению. Его «размораживание» прямо зависит от степени освобождениея от страха. Спонтанность интенсивирует игру, что, в свою очередь, усиливает спонтанность игроков. Итак, существует взаимосвязь между разминкой, спонтанностью и игрой. Посредством их взаимодействия скрытые содержания сознания легче переходят в переживаемое, т.е. — в сознание игроков. Этот эффект размораживания в психодраме находит подтверждение в соображениях Фрейда относительно сопротивления. Фрейд пишет:

«Бессознательно, т.е. вытесненное, не оказывает вовсе никакого сопротивления стараниям врача, оно даже само стремиться только к тому, чтобы прорваться в сознание, несмотря на оказываемое на него давление, или выявиться посредством реального поступка. Сопротивление лечению исходит из тех же самых высших слоев и систем психики, которые в свое время произвели вытеснение.»

И если мне будет позволено так дополнить цитату, одновременно отодвигается на задний план игровой аутентичныей детский способ бытия.

В этой связи вспомним, что в качестве важнейшего характеристического признака психодраматической терапии, отличающего психодраму от других форм терапии, рассматривалось использование игры в процессе психотерапии. В игре пациент не только избавляется от «удручающего давления» мира взрослых, но и овладевает богатством ребенка, характеризующимся легкостью и аутентичным бытием. Если мы также примем во внимание, что философ Хейзинга в своей книге «О происхождении культуры в игре» пишет: «В сфере игры законы и привычки повседневной жизни не имеют значения», то станет очевидным, что это относится и к законам сопротивления. Мы понимаем, что психодрама вообще иначе обходится с сопротивлением, чем, например, психоанализ. Сопротивление, по Фрейду «исходит из высших слоев и систем духовной жизни, которые произвели в свое время вытеснение», из невозможности его преодолеть. В игровых занятиях вытеснение ослабевает и, я цитирую Фрейда, » вопреки возрастающему давлению» облегчается «выведение в сознание или получение сведений посредством реальных действий».

«Получение сведений о вытесненном посредством реальных действий» осуществляется в психодраме в игровой фазе и в заключительной фазе при закреплении в сознании пережитых в игре, ранее вытесненных, содержаний. Процесс и специфические техники этой третьей фазы будут пояснены на нижеследующем практическом примере.

Так что же является предпосылкой инсценировки в психодраме? Для сценического представления ситуации необходим так называемый психодраматический вспомогательный мир (Морено 1959) , а именно: сцена, т.е. игровое помещение, в котором группа сидит полукругом, вспомогательные Я (alter ego) для изображения участников ситуации, а также образы времени и пространства, которые будут использоваться протагонистом и группой.

Точное воспроизведение изображаемой сцены не требуется. Совсем наоборот: в качестве квази-сценария его заменяет важнейший компонент психодрамы, а именно: спонтанная игра. Как мы уже смогли убедиться, благодаря спонтанности психодраматической игры, повторению в действительности прежних ситуаций, которые клиент вспоминает в точности или же лишь приблизительно, возникает доступ к вытесненным содержаниям, забытым, прошедшим ситуациям, мечтам и неосознанным факторам.

В психодраматической группе самоподдержки практикующий врач упомянула о постоянно усиливающемся конфликте со своей помощницей. Полтора года назад с большой радостью она объявила о начале своей врачебной практики и для ведения приема пригласила молодую помощницу. Та была довольно интеллигентна и обладала хорошими навыками, однако в общении постоянно дерзила.

В настоящий момент ситуация настолько неприятна, что врач обдумывает, не заняться ли ей практикой в одиночку.

По желанию клиентки и с согласия группы ситуация была разыграна в психодраме в соответствии с тремя основными психодраматическими вопросами: «Каково положение вещей? Что можно сделать при таком положении вещей? Что следует из этого положения вещей?». Сначала руководитель психодрамы попросил клиентку вкратце описать внешний вид и характер ее юной ассистентки и выбрать из членов группы женщину, которая будет исполнять ее роль. Поскольку исполнительница роли ассистентки в ходе игры будет объектом для переносов протагонист (т.е, главного действующего лица в психодраме), то очень важно, чтобы ее выбрала сама протагонист.

Вначале время и помещение, в котором разворачивается конфликт, были определены на сцене. В этих целях протагонист описала помещение, в котором она ведет прием. Жестами она пояснила обстановку, расставила стулья из реквизита, описала ясный летний день, освещенность помещения.

В первой сцене протагонист изображала, как она вместе с помощницей готовится к приему. Ее партнерша, в соответствии с указаниями, часто позволяла себе дерзкие замечания.

Однако, это мешало протагонисту в ее игре. Она сказала руководителю психодрамы, что в изображаемое время ее помощница не должна быть столь дерзкой.

В этот момент руководителем была использована техника смены ролей: (1) для коррекции изображаемого партнершей, которой не известны особенности личности ассистентки; (2) чтобы дать протагонисту возможность пережить интеракции с позиции противника и посмотреть на недостатки собственного поведения с точки зрения этой роли. Партнерша, которая теперь побывала как в роли врача, так и в роли ассистентки, копирует не только содержание предшествующего разговора, но и соответствующую жестикуляцию. Протагонист, теперь уже в роли ассистентки — к удивлению группы — играет довольно находчивую и умелую, вполне вежливую молодую девушку. Вернувшись вновь в свою первоначальную роль, протагонист спустилась со сцены и сказала терапевту и группе: «Да, такой была ассистентка в самом начале».

На вопрос где и когда произошло изменение только что изображенного положения вещей, протагонист разыграла две сцены, которые состоялись вскоре после начала работы, в которых она в роли ассистентки вела себя очень доминантно. Полностью осознавая себя в качестве врача, ее ассистентка вела прием пациентов, доверительно говорила с ними как старая подружка, делала перевязки не дожидаясь указаний. В своей собственной роли врач дружественно, но настойчиво критикует ассистентку, на что в роли ассистентки она же при смене ролей отвечает заносчивыми возражениями.

По окончанию обоих сцен начинается обратная связь. О своих впечатлениях о роли ассистентки сначала рассказывает протагонист. В первой сцене она чувствовала себя совершенно нормально, во второй сцене она не воспринимала врача как начальника, в лучшем случае — как коллегу. Ролевая обратная связь партнерши о роли ассистентки была такой же. Относительно роли врача партнерша сообщила, что если в первой сцене она еще чувствовала себя уверено, то к концу второй сцены она ощутила себя беспомощной. В заключительном обсуждении члены группы поделились тем, как они себя сами чувствуют в соответствующих ситуациях их собственной жизни (одна женщина из числа членов группы сообщила, что общение с ее дочерью часто выглядит точно также).

Эти сообщения поддерживают протагониста, чьи защиты и контраргументы в ролевой игре, как мы это видели, были несколько иными, чем в реальности.

Пиком следующей, второй игровой фазы был момент, когда протагонист, перегруженная работой, стоит в отдалении от регистратуры и видит, как ее помощницы, слушая радио и попивая кофе, совсем не прислушиваются к ее замечаниям.

Тихая ярость протагониста была довольно наглядна. Руководитель психодрамы теперь просит протагониста оставаться в той же позе, но вслух при этом рассказать о своих мыслях и чувствах. Протагонист говорит: «Невероятно, просто невероятно! Эта скотина уже успела испортить мне новую ассистентку. Охотнее всего я бы уволила ее без всякого предупреждения, однако, сейчас это не получится.» Она скрипит зубами и молчит. Руководитель психодрамы не пытается прервать игру. Вместо этого он использует технику «эхо» — одну из форм психодраматического дублирования. Он становится напротив протагониста, и, имитируя ее позу, движения, тон и громкость голоса, повторяет как эхо: «Охотнее всего я бы уволила ее без всякого предупреждения, однако, сейчас это не получится» . Затем он добавляет: «потому что…» и оставляет фразу без завершения. На это протагонист, сильно задетая, продолжает: «поскольку я ведь должна с ней считаться.» Так как сильное волнение и это последнее замечание не кажутся терапевту согласующимися друг с другом, он еще раз дублирует: «Поскольку, да, поскольку я ведь должна с ней считаться.» Но никакого обоснования, наподобие беременности служащей или чего-либо другого, не следует. Поскольку с точки зрения определения спонтанности эта реакция протагониста не адекватна реальной ситуации, то терапевт предлагает ситуацию переноса.

Здесь поднимается второй психодраматический вопрос: «Что можно сделать при таком положении вещей?» Терапевт просит протагониста полностью сосредоточиться на своих чувствах и закрыть глаза. Затем он несколько раз с прежним же выражением повторяет: «Поскольку я должна считаться» и просит с закрытыми глазами вспомнить, где и когда в первый раз протагонист вынуждена была считаться с кем-либо.

По ее телу прошла дрожь. Из ее глаз побежали слезы. На вопрос: «Где вы себя видите сейчас и в каком возрасте?» она отвечает: «На кухне моей тети. Мне 12 лет. Мой четырехлетний брат тоже здесь. Он, как обычно, прячется. Я одна с моей тетей, которую я не очень люблю». Эта ситуация инсцинируется обычным способом. После того, как брат прячется, следует смена ролей между протагонистом и ее тетей. В роли тети она говорит: «Итак, твоя мать сегодня после обеда выписывается из больницы. Ты знаешь, насколько безнадежно ее состояние. Врач дает ей самое большее еще шесть недель жизни. Мы все должны сейчас очень с ней считаться. Постарайся, чтобы она ничего не заметила и будь очень внимательна к своей маме.» Вернувшись к своей собственной роли, протагонист начала горько плакать. Дублер стал за ее спиной и выразил ее чувства в следующих словах: «Я вообще не смогу жить без мамы. Что же мне сделать, чтобы этого не произошло? Это будет ужасно, остаться с этой теткой, ведь я не такая маленькая, как мой брат, и никуда не смогу спрятаться. Когда моя мама вернется из больницы, я буду очень к ней внимательна, может быть тогда она не умрет?»

Плачущая протагонист со всем соглашается, кивая головой.

В качестве примера того, как она должна была считаться с желаниями матери, к удивлению всех, она говорит не о отношениях с матерью, а еще об одном визите к тете, в роли которой та при прощании с племянницей снова настоятельно напоминает, что с матерью нужно считаться. Этот рассказ приводит терапевта в замешательство. Вспомнив о предыдущей сцене и об ограниченном сроке жизни матери, он спрашивает протагониста, спустя какой промежуток времени в действительности произошла эта сцена, и где они тогда жили. Ответ, что это было три года спустя и что они жили с матерью дома, удивил его еще больше. Он осторожно спрашивает дальше: » Получается, что мать не

умерла, как ожидалось, через шесть недель?» В ответ он услышал: «Нет, она жива до сих пор.»

В заключительной фазе протагонист с удивлением для себя обнаружила связь между ее актуальной конфликтной ситуацией и травмировавшим ее ожиданием смерти матери. Она говорит: «Фактически с тех пор совсем и со всеми я вынуждена считаться. До сих пор я этого не осознавала.»

Этими словами клиентка выразила то, что в психодраме понимают под переживанием очевидности. В психодраме, как активном методе, переживание очевидности занимает место интерпретаций и истолкований, которые терапевты предлагают пациентам в рамках вербальной терапии. В психодраме сценическое переживание и катарсис могут вызвать настолько сильное переживание очевидности, что в этих условиях модификация поведения протагониста может произойти сама собой.

Создание проекта в целях модификации поведения и тренировка этого поведения служат терапевтическим ответом на третий основной вопрос психодрамы: «Что следует из этого положения вещей?». В психодраматической «пробе будущего» протагонист делает набросок «новой реакции в старой ситуации».

Наша протагонист пробовала в игре однозначно поговорить со своей ассистенткой. В ходе обратной связи от своей партнерши она узнала, что ее поведение до такой степени все учитывало, что ей не удались никакие попытки противоречить.

Так как и эти интеракции были разыграны в ролевой игре, то протагонист получила новый опыт в форме переживания очевидности, и у нее возникла потребность создать проект нового поведения и опробовать его в фиктивных интеракциях. В заключении и другие участники показали прочие формы поведения шефа, которые протагонист (врач) смогла пережить в роли принятой на работу ассистентки. Поскольку после этого она опробовала и другие способы поведения на себе, то в своей роли она проверит, какие из новых образцов поведения по ее ощущениям будут наиболее приемлемыми для обоих партнеров по интеракциям.

После такой психодраматической «пробы будущего» [Петцольд 1979], которая всегда служит и проверкой на реальность, (в т.н. поведенческой психодраме — В.Р.)самое лучшее поведение будет еще и тренироваться протагонистом. Позитивное подкрепление от игроков, терапевта и группы при этом играет крайне важную роль.

«Поскольку мы не в состоянии напрямую проникнуть в человеческую психику и непосредственно наблюдать, что индивид воспринимает и чувствует, в психодраме с участием пациентов во внешнем мире создается гештальт интрапсихических способов

действия с тем, чтобы объективировать (и изменять) его в нашем явном и контролируемом универсуме. Протагонист готовится к встрече с самим собой. Целью является наглядность и измеримость целостного поведения. По окончанию этой фазы объективации начинается фаза ресубъективации, реорганизации и реинтеграции того, что было объективировано (на практике, конечно, обе фазы идут рука об руку)»

Эта цитата из Морено (1964) ясно выражает как глубинно-психологические, переструктурирующие, так и поведенческие компоненты метода.

В заключение я хотела бы еще раз подчеркнуть, что психодрама является игрой, и отметить, что психодрама в качестве таковой передает психически больному человеку с нарушенной креативностью и спонтанностью опыт творчества, трансцедентирующий и интегрирующий его персональное страдание, поскольку ведь, я цитирую Шлегеля (1882):

«…Все духовные игры искусства являются лишь определенной копией бесконечных игр мира, вечно копируемых художественными произведениями».

Литература:

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/metod-psihodramyi-v-rabote-s-gruppoy/

Aristoteles (1961) Poetik. Reclam, Stuttgart

Diener G (1971) Goethes «Lila». Heilung eines Wahnsinns durch «Psychische Kur». Athenaum, Frankfurt a.M.

Freud S (1975) Jenseits des Lustprinzips. Gesammelte Werke, Bd II, S Fischer, Frankfurt

(З.Фрейд Психология бессознательного, — По ту сторону принципа удовольствия,- М., Просвещение, 1989, с. 391)

Gadamer HG (1965) Wahrhiet und Methode. Mohr, Tubingen

Heraklit (1934) Fragment 125. In: Diels (Hrsg.) Fragmente der Vorsokratiker, Bd I. Berlin, S 162

Heuzinga J (1956) Homo Ludens. Vom Ursprung der Kultur im Spiel Rowohlt, Hamburg

Klosinski G (1982) Problemlosungen im Psychodrama. In: Kreuzer KJ (Hrsg) Handbuch der Spielpadagogik, Bd IV. Schwann, Dusseldorf

Konig K (1977) Strukturierende Faktoren in der Gruppenpsychotherapie und Gruppenarbeit — Wer oder was strukturiert einen Gruppenprozess? Gruppenpsychotherapie und Gruppendynamik, Bd II, S 211-220

Leutz GA (1974) Psychodrama, Theorie und Praxis, Bd I. Klassische Psychodrama nach Moreno JL. Springer, Berlin Heidelberg New York

Leutz GA, Oberborbeck K (1980) Psychodrama. Gruppenpsychotherapie und Gruppendynamik, Bd 15, s 176 -187. Vandenhoeck & Ruprecht, Gottingen

Moreno JL (1923) Das Stegreiftheatr. Kiepenheuer, Potsdam

Moreno JL (1925) Rede uber die Begegnung, In: Einladung zu einer Begegnung, 2.Aufl. Kiepenheuer, Potsdam

Moreno JL (1959) Gruppenpsychotherapie und Psychodrama. Thime, Stuttgart

Moreno JL (1964) Psychodrama, vol 1. Beacon House, Beacon, NY

Moreno JL (1967) Die Grundlagen der Soziometrie, 2. Aufl. Westdeutscher Verlag, Koln/Opladen

Portmann A (1976) Das Spiel als gestaltete Zeit. In: Bayerische Akademie der Schonen Kunste (Hrsg) Der Mensch und das Spiel in der verplanten Welt. Deutscher Taschenbuch Verlag, Munchen

Nietzsche F (1955) Also sprach Zarathustra, Werke, Bd II. Hanser, Munchen

Schlegel F (1882) Geschprache uber Poesie. In: Minor j (Hrsg) Friedrich Schlegels Jugendschriften

Грета Анна Лейц — доктор медицины, психотерапевт, экс-президент Международного общества групповой психотерапии, директор института психодрамы, социометрии и групповой психотерапии Морено в Германии, ученица и последовательница выдающегося американского психолога. Г-жа Лейц перевела на немецкий язык книги Морено и написала свою книгу «Психодрама: теория и практика. Классическая психодрама Якоба Леви Морено». Силами Института Морено осуществлена подготовка психодраматургов в Ростове-на-Дону, доценты института участвовали в подготовке московских психологов.

Справка N. Якоб Леви Морено (1892-1974) — врач, педагог, поэт, журналист, культуролог, философ, инженер, изобретатель магнитофона. Создатель специфического психотерапевтического метода психодрамы и родоначальник основы социологии — социометрии. Имя Морено стоит в одном ряду с именами Фрейда, Юнга и Роджерса.

Психодрама — особый метод терапии, состоящий в том, что пациент с помощью ведущего и группы воспроизводит в драматическом действии значимые события своей жизни, разыгрывает сцены, имеющие отношение к его собственным проблемам.

Приезд г-жи Лейц (май 1995) был связан с обсуждением возможности считать членов ростовской психодраматической группы, работавшей к этому времени уже год самостоятельно, студентами Института Морено. Забегая вперед скажем, что г-жа Лейц нашла возможным принять ростовчан в свой институт. В ближайшее время они получат документы, подтверждающие факт их зачисления в Институт психодрамы, социометрии и групповой терапии Морено.

Пользуясь уникальным случаем негромкого приезда в Ростов столь знаменитой особы, корреспондент N взял у г-жи Лейц (все время торопящейся и повторяющей: «нужно работать, работать, работать, еще столько дел») эксклюзивное интервью.

N: — Не кажется ли вам, что примерно с начала двадцатого века философия перестала существовать в чистом виде, а тесно переплелась с психологией?

Г.Л. — Это очень интересный и важный вопрос. На мой взгляд, психология обязана своим появлением философии. Но теперь, когда и та, и другая наука достаточно развиты, разделить их по содержанию практически невозможно, хотя они и имеют разные цели.

N: — Можно ли назвать психодраму Морено интернациональной? Если представить, что филиал вашего института откроется в России, какие изменения вы привнесете в методику обучения психодраме?

Г.Л.: — Морено — основатель единственной в своем роде международной ассоциации, которая объединяет специалистов в области групповой психотерапии. Морено объездил множество стран, да и я была почти на всех континентах. Везде метод психодрамы остается неизменным, появляются лишь нюансы, связанные с особенностями той или иной страны, меняются тренинговые программы.

Честно говоря, я слишком плохо знаю Россию для того, чтобы определить, какие изменения в программе обучения будут связаны с этой страной.

N: — Как сложились ваши отношения с Якобом Морено?

Г.Л.: — Я познакомилась с Морено молоденькой девочкой. Тогда.я интересовалась не столько психологией, сколько практической медициной вообще. Прежде чем заняться психодрамой, я провела рядом с Морено год, в течение которого мы работали над переводом его книги на немецкий. Именно в это время я имела возможность бывать в его частной клинике для душевнобольных. Тогда у меня еще не было знаний, достаточных для того, чтобы сравнивать. Поэтому когда я наблюдала за Морено, его метод казался мне единственно возможным, чрезвычайно интересным и естественным. Надо сказать, что и сам Морено называл свой метод естественным.

Сама же идея групповой психотерапии восходит к двадцатым годам, когда 25-летний Морено работал в лагере беженцев в Миттендорфе, недалеко от Вены (позже Морено эмигрировал в Америку).

В 1932 году Морено обратился в Американскую ассоциацию психотерапевтов с предложением создать секцию групповой терапии, где бы занимались лечением людей с , в том числе преступников. Кстати, Морено был одним из первых, кто увидел в преступниках психически больных людей. В 1961 году было создано Международное общество групповой терапии, а в 1973 году — признано официально. Мне посчастливилось быть президентом общества с 1986 по 1989 год.

N: — Не кажется ли вам, что поворот в сторону психодрамы означает уход психологии от ориентации на индивидуума?

Г.Л: — В этом заключена своеобразная диалектика. Дело в том, что индивидуальность лучше всего раскрывается в группах. Это замечал каждый, не правда ли? В психодраме происходит спонтанный (не заготовленный, не продуманный заранее) спектакль, в котором каждый разыгрывает свою жизненную роль. Вы показываете, вы действуете, ваши проблемы обнажаются, и мы все вместе пытаемся их решить. Психоаналитики же, работающие непосредственно с пациентом, проблему выявляют, но не решают, даже не указывают на методы ее решения. Общение психоаналитика с пациентом, лежащим на кушетке, не может принести никаких результатов. Более того, оно жестоко.

N: — Можно ли утверждать, что будущее мировой социологии и психологии — в психодраме?

Г.Л.: — Мне кажется, да. Ведь психодрама помогает решить не только индивидуальные, но и коллективные проблемы, с которыми постоянно сталкивается общество. Сам Морено, шокируя последователей традиционной психотерапии, говорил: «Объект моего терапевтического исследования — человечество.»

Проблемы ролевой психотерапии.

Психодрама Дж. Морено

А.Л. Гройсман

Гройсман А.Л.: Проблемы ролевой психотерапии // Психологические механизмы регуляции социального поведения. М.: Наука, 1979, с.177-184

(c) А.Л Гройсман, 1979

Социально-психологическая доктрина основателя психодрамы Дж. Морено возникла из общих для и искусства представлений об истории театрализованного действа. Но рождение психодрамы Морено связано с более обыденными фактами.

Поводом к организации психодраматического театра послужил случай, описываемый Морено как «симптом Барбары», или «припадки Барбары». Морено считал, что психодрама создает терапевтический эффект не только у зрителей («вторичный катарсис»), но и у создателя роли — актера, который, представляя Драму, одновременно «катартически расшифровывает свое житейское поведение».

Морено на первом этапе разработки своей концепции психодрамы склонен был видеть оздоравливающее воздействие представления в непосредственной связи с фрейдистским истолкованием механизма психокатарсиса. Но уже в этот период он пытался истолковать эффективность и необходимость психотерапевтических воздействий на личность человека с социально-психологических позиций, как, впрочем, и другие представители социокультурного неофрейдизма.

Терапевтические функции психодрамы Морено обозначил термином «шекспировская психиатрия», имея в виду гуманитарный лечебный эффект, основанный на элементах очевидности, из которых актеры строят модели и образы собственной личности. Кроме того, в противоположность альтруистической «шекспировской психиатрии» Морено выделил «макиавеллистическую психиатрию», основанную на грубом вмешательстве — шоках, стрессах, лоботомии. К этому типу воздействий Морено справедливо относит и психоанализ, который, по его мнению, пользуется «макиавеллистическими принципами», ибо насильно подводит человека к осознанию «правды, таящейся в недрах его темного подсознания».

В качестве героя, способного выполнить терапевтическую и гуманистическую функции Alter-Ego, — человека, помогающего участнику психодрамы лучше понять себя при исполнении последним собственной жизненной роли, внимание Морено привлек образ шекспировского Гамлета с его постоянной рефлексией. Морено проявил интерес именно к гуманистическим достоинствам шекспировской драмы, так как она не только ставила проблемы, затрагивающие человеческую сущность, но и включала приемы соответствующей активации личности и побуждения ее к разрешению своих собственных проблем. Важное терапевтическое значение придает Морено сцене, где умирающий Гамлет обращается к Горацию: «Ты остаешься, объясни мое дело тем, кто его близко знает». По мнению Морено, шекспировская драма «объединения с миром» имеет такое терапевтическое значение именно благодаря постановке общечеловеческих вопросов.

Морено ввел в дальнейшем и понятие «социодрама», имея в виду применение психодрамы для оздоровления общества в целом. Пол этой социально-утопической теории общество можно излечить психодраматическими методами и социодрамой. Классовые же противоречия можно разрешить не путем психологического сглаживания противоречий и конфликтов при помощи средств психической терапии, но лишь в ходе социально-экономических изменений. […]

В отличие от Фрейда Морено считал, что основные черты характера человека не являются раз и навсегда заданными и конституционально неизменными. Хотя Морено признавал, что в структурных основах личности есть и биологические компоненты, формирующиеся в раннем детском опыте, он выражал законную уверенность в способности человека реализовать свои потенциальные возможности на протяжении всей жизни. Это убеждение отразилось и в его практических разработках психодраматической процедуры. В противоположность психоаналитическому сеансу, проводимому в искусственной изоляции, Морено заменил «аналитический кушетку в двух измерениях» многомерным социальным пространством. Сеанс психодрамы может проводиться в обыкновенной комнате, но обязательно при наличии социума — «подыгрывающих» лиц и в условиях, приближенных к естественным (переживание должно быть «отыграно» в таких же условиях, в которых оно и возникло).

Морено в отличие от Фрейда уделяет большое внимание не раннему опыту человека, а состоянию личности в настоящем, учитывая ее личностные и социокультурные ориентации, ее прошлое и проецируемое будущее. Наконец, приемы ортодоксального психоанализа, связанные с использованием «свободных вербальных ассоциаций», заменены им на «интеракцию» — взаимодействие между членами группы, превращенное, по его словам, в «свободную межличностную экстериоризацию», сопровождающуюся, в частности, свободной экстериоризацией отношений и переживаний в жестах и словах.

Сеанс психодрамы разделяется на три этапа:

1) подготовительный,

2) основной (само представление или «инсценизация») и

3) заключительный (когда происходит обмен впечатлениями).

Вначале определяется «проблема», выбирается «герой», чья проблема разыгрывается, и выделяются подыгрывающие лица, помогающие разобраться в конфликте, оппонирующие главному действующему лицу («протагонисту») или намечающие для него правильное рациональное решение («Alter-Ego», или «дублер»).

Психотерапевт выступает в качестве режиссера, но отнюдь не директивного руководителя. «Дублер», или вспомогательное «Я», выступает как сотерапевт, неназойливо помогая герою найти продуктивный выход из создавшейся ситуации. Обсуждение, как и само представление, богато сильными аффективными реакциями (иногда приглашаются и члены семьи), а «протагонист», чья проблема разыгрывается, проецирует свои переживания из мира психодрамы в мир реальный, адаптируясь в нем при помощи наигранных шаблонов правильного поведения.

Позиция человека в группе, как считает Морено, определяется процессом взаимного «выбора по чувству», ибо перенесение эмпатий («вчувствований», «сопереживаний») с одного человека на другого (по Морено, «телепроцесс») рассматривается как фактор, главенствующий в межличностных взаимоотношениях. Последующий «обмен ролями», осуществляемый в реальных условиях, способствует разрыву одних и формированию других «телесвязей» индивидов, причем «телесвязи», образовавшиеся в раннем детстве, накладывают известный отпечаток на последующее развитие «телепроцесса» (например, по мере отчуждения ребенка от матери ослабевают мотивы идентификации его с матерью).

Консолидация новых ролей облегчает поведение человека в соответствии и с избранной им ролью, и с наличием определенных эмпатий. «Фрустрация, субституция и социализация энергии и телепроцесса» являются, по Морено, негативными слепками с творческого процесса. Происходящий в психодраме процесс использования творческих потенций освобождает человека от неадекватных и патологических реакций на жизненные ситуации.

Теоретическим посылкам Морено присущ эклектизм. В его работах наряду с неортодоксальными взглядами на психоанализ можно встретить прямые заимствования из экзистенциализма, феноменологии, гештальтпсихологии, дажее теизма (например, Морено рассматривает «телекоммуника.ацию» как процесс, организованный в конечном счете сверхъестественным существом).

Несмотря на это, практика психодрамы оказалась эффективной и полезной при коррекции некоторых неадаптивных форм поведения. Практически Морено применять ее начал в 20-х годах. нашего столетия.

В первые годы Морено разрабатывал методы групповой психотерапии детей: «в детских садах Вены по специальному сценарию дети разыгрывали инсценизацию. Они оказывались исполнителями различных ролей выполняли функции актеров и зрителей, а психотерапевт был режиссером и постановщиком психодрамы. В более совершенной форме психодрама проводилась им по заранее продуманному плану, с подготовленными ролями, по определенному сценарию и с показом ее на какой-либо сценической площадке. Морено были чужды жесткие театральные каноны, он не ограничивал участников и зрителей в свободе импровизации, помогая им в выборе «проблемы», подсказывая текст или провоцируя диалог. По мере терапевтической необходимости участник получал толчок к спонтанному разыгрыванию личной проблемы. В игру вовлекались и зрители, так как ситуация, оказывая на них сильное эмоциональное воздействие, становилась значимой и для них. В театре импровизации Морено использовал и профессиональных актеров, а «рикошетирующий» эффект психотерапии был рассчитан на присутствующих в зале зрителей.

Подобный театр открылся под руководством Д. Динс в Нью-Йорке при консультации Морено, переехавшего в Америку. Профессиональные артисты ее театра после лекции консультанта-психолога разыгрывали сценки перед каждым купившим билет. Не зная аудитории, психологи искали своего адресата среди определенного круга акцентуированных личностей, о чем можно догадаться по названию одноактных пьес: «Пограничные пункты духа» «Невроз страха», «Стигма» и т.д. Но Морено и его многочисленные последователи, рассматривая показания к психодраме, указывают на довольно значительный круг лиц. Широкое применение нашел «лечебный театр» в терапии больных реактивно-невротическими состояниями характеропатиями, пограничными психическими расстройствами, а также при лечении курения, алкоголизма и наркоманий.

Как показывает практика, психодраматический метод скорее дополняет лечебно-коррекционную работу с этим контингентом больных, чем непосредственно лечит. Так, в отличие от прямолинейного «лобового внушения» («не кури!», «никотин-яд!») ставится задача не только понять вред, но и «прочувствовать», пережить ощущение гибельного воздействия и результаты патологической зависимости от никотина. Венер (1966) считает, что психодрама предоставляет участнику средства для решения его жизненных проблем, освобождает от тревоги, дает выход его агрессивности и т. д. Венер рекомендует использование подыгрывающих «дублеров», а также элементов кукольного театра. Спероф (Speroff, B.J., 1954) проводит сеанс иначе. Участник игры и его родственник под руководством психотерапевта разыгрывают сценки из обыденной жизни. В результате первый имеет возможность взглянуть на себя со стороны и «увидеть» свои срывы, а второй замечает ошибки в своем поведении. А. Паретов и П. Корнелиус(1966) снимают на кинопленку неадекватное поведение участника психодрамы, а затем демонстрируют ему фильм, чтобы вызвать и укрепить внушением неприятные переживания, выработать самокритичность.

Приверженцы метода психодрамы уверены в его успехе не только в лечебном процессе, но и в управлении стратегической службой, при решении ряда практических проблем, например для психотехнической экспертизы и профотбора, а также для проведения консультаций вступающих в брак.

Иногда для постановки психодраматических сцен приглашаются родственники участников; при другом подходе психодрама проводится без подыгрывающих лиц. В ряде случаев используется так называемая зеркальная техника. Герой — лицо, чья проблема разыгрывается, может не быть непосредственным участником психодраматической сцены, а находиться в зале в качестве зрителя или играть незначительную роль и этим даже в большей степени приковывать к себе непроизвольное внимание других, сам же он в это время следит, за исполнением своей роли в реальной жизненной ситуации другими участниками сцены. Разыгрываются и простые адаптивные сценки, цель которых — помочь больному при выписке из стационара восстановить элементарные социальные навыки.

Некоторые примеры (сцена покупки товаров и т.п.) по использованию психодрамы для реабилитации, реадаптации и ресоциализации приводит Дж. Франк (1959).

Обычно один участник психодрамы играет собственную роль, а другой — продавца, будущего предпринимателя и т. д. Сцены отличаются друг от друга по степени трудности исполнения, чтобы у участников осталось удовлетворение от успешности исполняемой сцены.

Психодрама, социоанализ и социометрия получили развитие в некоторых разновидностях групповой психотерапии. Это так называемые гипнодрама, лекарственно-направляемая психодрама (Морено, Д. Вард), социометрическая терапия (Иенингс), групповая музыкальная ритмическая терапия (Альтшулер).

[…]

Психодрама в примерах

В.Бендер, И.Гнайст

(с) Beck-Verlag, Muenchen, BRD

Перевод: Владимир Ромек (с любезного разрешения авторов)

Редакция: Римма Ефимкина

опубликовано в: Практическая психодиагностика и , Ростов-на-Дону, 1998, с.197-208, ISBN 5-87442-140-8

Психодрама, Описание подхода

Типичное заседание в группе психодрамы протекает в трех фазах. Разминка (35-45 минут) имеет аналитические и диагностические цели; здесь необходимо выявить и собрать любой материал о конфликтах и переживаниях, и это образует основу для психодраматической работы в игровой фазе. Игровая фаза (50-90 минут) имеет психокатартические цели; повторением ролевой игры должен быть получен эмоциональный опыт. Заключительная фаза интеграции (35-40 минут) имеет аналитико-коммуникативные цели, анализ с рациональной точки зрения. Ниже мы подробнее опишем эти три фазы.

Фаза разминки

После открытия группового заседания на этой фазе психодрамы члены группы приходят к активизации и открытию себя. Страх ожидания должен быть преодолен и групповой процесс «встречи» друг с другом должен помочь получить от отдельных участников или от группы в целом материал о конфликтах или переживаниях, который потом будет разрабатываться в игровой фазе. Этот процесс «размораживания» в разных психотерапевтических группах протекает с разной скоростью, для размораживания тяжелобольных и страдающих членов группы требуется больше времени. Задача руководителя психодрамы состоит в том, чтобы определить, что происходит в группе.

Некоторые техники фазы разминки:

Вспышка: После короткого обдумывания каждый участник группы говорит, что он воспринимает в данный момент, чувствует или хочет сделать.

Идентификация с частью: От членов группы требуют поставить себя на место какого-либо предмета, одежды или части тела и говорить от его имени в Я-форме.

Пример: Один участник говорит в роли светло-голубого жакета: «Я такой матовый и бесцветный. Ингрид (участница) носит меня всегда, когда она совсем ничего не хочет, лишь только — спрятаться в угол».

Диалог на ходу: Разговор между руководителем и членом группы, причем внешнее совместное движение должно дать ход также и психическим процессам.

Косвенное представление: После того, как участники разобьются по парам и поделятся информацией друг о друге, каждый член группы представляет другим своего партнера.

В качестве заданий для размораживания полностью подходят также любые из множества невербальных упражнений.

Игровая фаза

После того, как в ходе разминки выкристаллизовывается тема для игровой фазы, например, материал о конфликтах и переживаниях кого-либо из членов группы или же общая групповая тема, в игровой фазе этот материал будет перенесен на сцену и разыгран на сцене, причем будут применяться различные техники психодрамы. Содержанием этой игровой фазы будет игра протагониста, в которой один из участников будет представлять свои актуальные проблемы или психические ситуации из прошлого. Это будет поддерживаться руководителем психодрамы, а также членами группы, которые будут исполнять специфические роли. Может быть разыграна общая групповая тема. Материалом для игровой фазы могут быть также сны, сказки или планы на будущее.

Важнейшими психодраматическими техниками являются следующие:

Дублирование: Здесь руководитель психодрамы, ко-терапевт или отдельный член группы стоит позади протагониста и вчувствуется в его действия, тон голоса, жестикуляцию. В Я-форме он говорит то, что мог бы сказать протагонист. Хорошее дублирование позволяет протагонисту глубже погрузиться в переживания и этим существенно помогает процессу терапии.

Чаще всего дублирование бывает поддерживающим, однако оно может быть также провоцирующим, конфронтирующим и даже парадоксальным. Дублирование не является «внушением», протагонист, как показывает опыт, воспринимает то, что ясно лишь для него. Поэтому «фальшивое» дублирование (например, дублирование неопытным членом группы) не проблематично для протагониста и ведет часто к тому, что протагонист тотчас же показывает, что его внутренним переживаниям соответствует нечто иное. Дублирование связано с кажущейся неограниченной близостью и идентификацией между Я и Ты (или между матерью и младенцем).

Зеркало: Здесь член группы — часто по просьбе руководителя — копирует по возможности точно или слегка акцентуированно действия, речь протагониста в какой-либо сценке. Вследствие этой конфронтации протагонист получает знание о себе, и его поведение изменяется. Поскольку ожидается, что эта конфронтация сильно заденет протагониста, то кто-либо из членов группы должен оказывать ему поддержку. Аналогично с зеркалом происходит осознание себя в раннем детстве.

Смена ролей: Здесь протагонист в игровой сценке исполняет роль другого, причем, насколько это возможно, он думает, чувствует и ведет себя как этот другой. В истории раннего детства смена ролей соответствует ступени познания другого (Ты) — когда ребенок, например, становится в состоянии понять роль своей матери.

Далее, к числу техник психодрамы принадлежат также «речь в сторону», «внутренний монолог», «активная социограмма» (члены группы располагаются в пространстве с дистанцией, которая соответствует их взаимной симпатии или антипатии).

Особыми формами активной социограммы является «социальный атом» (Морено) (протагонист группирует вокруг себя соответственно существующим в реальности отношениям важнейших людей из своего окружения, которых изображают другие члены группы) и «спектрограмма» (члены группы подразделяются в пространстве в соответствии с их самовосприятием между полярными полюсами, например, активные/пассивные).

Так как готовность протагонистов к игре, в которой каждый в отдельности будет играть свои собственные проблемы, достигается быстрее, если группа хорошо себя знает и справилась со страхом или редуцировала его, то для начала группы лучше всего подходят «игры-экспромты».

Пример: После того, как в ходе разминки не был выявлен протагонист и члены группы высказали желание лучше друг с другом познакомиться, в качестве темы для общей игры, которая бы позволила познакомиться друг с другом, была предложена игра «Пешеходная зона». В игре участвовали все члены группы. Один из них открыл овощную лавку, другой — бюро путешествий, третий — магазин, в котором можно было купить нематериальные вещи наподобие мужества, устойчивости, умения владеть собой и т.п. («волшебный универмаг»).

Благодаря предлагаемым руководителем или ко-терапевтом внезапных критических событий, вроде у мужчины (играл ко-терапевт) или неожиданного проливного дождя, возникли совместные действия. После активного обсуждения всеми членами группы стало ясно, что теперь всем легче общаться друг с другом, что найдены общие моменты, точки соприкосновения и что страх контакта редуцирован.

Другой возможностью групповых игр являются игры-сказки. Здесь игровым материалом служит известная или сочиняемая по ходу игры сказка.

Пример: На предшествующем групповом заседании Ингрид разыгрывала мечту. Она была в новой квартире, где стояла огромная кровать, и она просыпалась на ней безо всякого страха. Психодраматическое разыгрывание мечты показало, что на почве возникшего в раннем детстве страха одиночества у Ингрид появились опасения быть брошенной ее актуальным партнером.

На последующем групповом заседании была введена тема «партнерские отношения», и один из членов группы спонтанно предложил продолжить эту тему в форме разыгрывания сказки. Члены группы сошлись на сказке «Король лягушек». Руководитель сначала прочитал ее (это поставило всех участников в одинаковую исходную ситуацию).

Группой для Ингрид была выбрана роль принцессы; для немного боязливого мужчины (Герхарда) была предложена роль лягушки, впоследствии — принца. Другой парочкой, отношения между которыми нашли отражение в игре, были король и королева (в сказке оба были важными фигурами).

И, наконец, нашлась третья неожиданная пара. Она возникла в ситуации, когда один мужчина, участник группы, захотел быть золотым шаром, который получает наслаждение, катясь по газону, и когда другая участница захотела изображать лузу, в которую должен был закатиться этот шар.

В процессе игры выяснилось, что совместный с лягушкой прием пищи вызывает отвращение у принцессы и что страх лягушки оказывается наивысшим тогда, когда она должна бросить лягушку об стену. В последующем обсуждении принцесса осознала свой страх перед едой и агрессивностью, а также то, что когда эти страхи возникают в ее реальной жизни, она не может ни собраться, ни настоять на своем. Интеракции между играющими короля и королеву, шар и лузу также пролили свет на историю жизни соответствующих членов группы. Таким образом, эта игра-сказка открыла группе соответствующие отношения и переносы, привела к их истолкованию и переработке. У Ингрид появилась возможность преодолеть часть своего страха перед неудачей и разлукой, попробовать себя в активной жизненной роли и насладиться результатами.

В прогрессирующих группах или в учебных группах, в которых центр тяжести лежит на самоосознании, игры протагонистов занимают основное время, поскольку они дают членам группы хорошую возможность познать самих себя и поработать над самими собой.

Пример: Ингрид, которая во время разминки в предложенном руководителем психодрамы упражнении играла роль своей серой и бесцветной юбки, обнаружила, что обладательница юбки — Ингрид — как бы загнана в угол. Она захотела и дальше проработать этот образ, который ее очень задел, и стала протагонистом в последующей игре. Ингрид села в угол, обозначенный стулом, и по просьбе руководителя группы стала думать вслух. Один из членов группы стал за ее спиной в качестве дубля и поддерживал ее. После того, как протагонистка рассказала не только о своих чувствах стесненности и замкнутости, но и об ощущении, что она служит орудием в чьих-то руках, все заметили, что ее голос стал выше по тону, сопровождался ноющими и покорными интонациями. Это был голос ребенка. На вопрос руководителя, где она сейчас находится, Ингрид совершенно спонтанно сказала, что она себя чувствует, как будто бы она в ее родительском доме, в возрасте примерно двенадцати лет, вроде бы сейчас летние каникулы и у нее стоят перед глазами ее отец, мать и сестра. Ингрид при помощи руководителя группы нашла подходящих членов группы для ролей ее родителей и сестры (для роли сестры она выбрала очень милую и уверенную в себе участницу группы, с которой она не очень ладила на предшествующих заседаниях).

При этом она дала , которые должны были помочь участникам войти в их роли.

Кроме того, протагониста дублировала еще одна женщина. Она стояла прямо позади Ингрид и говорила, что Ингрид думает во время действия. В последующей игровой сцене речь шла о том, что отец должен был взять с собой в короткую поездку одну из дочерей. Собственно, он уже пообещал это Ингрид, однако ее младшая сестра так долго упрашивала и хныкала, что в конце концов Ингрид осталась дома, а ее сестра поехала с отцом. Конечно, мать похвалила Ингрид за ее доброту и альтруизм и представила все как разумность обеих сестер («умный всегда уступает»).

Ингрид, которая была очень привязана к своему отцу и сама очень хотела поехать с ним, была разочарована, расстроена, чувствовала себя обиженной и загнанной в угол. Все это проявилось в плачущих интонациях ее беседы с самой собой (психокатарсис), в которой она снова сообщила о ситуации конкуренции со своей симпатичной и способной настоять на своем сестрой.

Руководитель попросил еще раз повторить сцену, причем роль Ингрид была разыграна другим членом группы («зеркало»), Ингрид стояла рядом с руководителем и как наблюдатель при удобном случае комментировала события. Она была очень раздражена, взволнованна и в заключение сказала: «Ингрид не должна была дать себя одурачить и в конце концов должна была энергично настоять на том, чего она хотела, тогда бы все не было так плохо». После того, как Ингрид сама себе дала этот совет, руководитель предложил попробовать в другой сцене, что будет, если последовать этому совету. Ингрид выбрала ситуацию конкуренции с коллегой на работе, с которым идет разговор о том, кто займет лучшую комнату. В последующей сцене стало ясно, что для Ингрид по-прежнему сложно добиться нужной степени настойчивости. Однако первая попытка была сделана, и Ингрид получила от других членов группы позитивную обратную связь и поддержку.

Эта игра протагониста демонстрирует многосторонность психодрамы: Если в первой сцене в ситуации здесь-и-теперь (почувствовать себя в углу) психоаналитически и глубинно-психологически в биографии пациентки был найден путь к конфликтному материалу (трудности проявить настойчивость во взаимоотношениях с сестрой), то во второй сцене действовали скорее с позиций модификации поведения (пробные действия), пытались тренировать новое поведение (настойчивость в отношении коллеги на работе).

Особой формой игры протагониста является игра в “сон”. Содержанием игры здесь является сон или отдельные сцены сна.

Пример: Ханс рассказывает, что он видел сон, который его очень взволновал. В особенности его затронул небольшой сюжет сна, который постоянно стоит у него перед глазами. После описания сна терапевт предложи ему лечь и на коврик на пол и еще раз подумать вслух, что ему в этот вечер приходило в голову перед сном. Ханс начал говорить, что в этот вечер он получил открытку с поздравлениями от своих родителей. После того, как Ханс расслабился и его сон достаточно ясно предстал перед его глазами, эта сцена была перенесена на сцену. В своем сне Ханс одет в рабочую одежду монтера и должен делать ремонт на одной фабрике. Он оказывается в одиночестве в пустом и пыльном цехе фабрики, и его взгляд останавливается на гнилом деревянном верстаке, на котором висит множество ржавых железных цепей. Ханс в нерешительности, что и как он должен ремонтировать, колеблется и уже хочет уходить.

В этом месте руководитель предлагает Хансу смену ролей с гнилым деревянным верстаком (роль Ханса будет выполнять другой член группы).

В качестве цепей на протагонисте повисли другие члены группы так, что Ханс оказался в сгорбленной позе, в которой он, однако, удивительно долго сопротивлялся и, вопреки провокациям, действовал достаточно стабильно. Пока Ханс рассказывал, что он думает, будучи в роли этого верстака, в его отношении к монтеру произошли такие изменения, что руководитель спросил его, кем он, собственно, сейчас является. Ханс внезапно понял (психокатарсис, переживание очевидности), что он сейчас в роли своего отца. Он также смог назвать многочисленные трудности (цепи) отца, а также разочарование от того, что сын идет не той дорогой, которую для него желал бы отец. Продолжением игры, которое также определялось тематикой сна, стало предположение одного из членов группы о долгих конфликтах между отцом и сыном, что подтвердил и сам Ханс.

Стало ясно, что образ отца представляет собой смесь реального отца и образа отца, интернализированного Хансом (сверх-Я).

Кроме этого, обнаружилась сильная зависимость от отца, в которой, помимо разочарования, отказов и чувства конкуренции, возникала также сильная потребность во взаимном понимании, признании и любви (Я).

Игра закончилась тем, что Ханс разыгрывал то, как он просыпается и лежит в постели. Он должен был еще раз обдумать вслух переживания сна.

Среди прочего эта игра в сон показывает, что имеет смысл персонифицированно изображать также и предметы или, например, понятия наподобие скорби, тоски, пустоты, если они играют важную роль. Это похоже на работу со снами в гештальт-терапии, в которой клиент схожим образом идентифицируется с отдельными предметами или образами своего сна и должен в Я-форме вслух высказывать свои мысли. (Пример из одного сна, в котором было озеро: «Я — озеро, очень глубоко и опасно для купальщиков, но на поверхности видно лишь мелкие и дружественные волночки»).

Только в гештальт-терапии это не приводит к смене ролей с антагонистами, поскольку там не предпринимаются совместные игры.

Изменение отношений, существующих в группе

Если возникает несколько поводов для игр протагонистов, то имеет смысл предпринять предварительную игру с кандидатами, причем в нее включаются и другие члены группы. В случае необходимости можно осуществлять голосование. При этом часто обнаруживается, что протагонист, имевший латентную тему для групповой работы, легче обнаруживает свое желание играть, поскольку видит резонанс и интерес группы. В выборе протагонистом партнеров по игре также часто проявляются актуальные отношения протагониста к этим членам группы, которые тоже можно изменять в ходе игры. Так, Ингрид смогла понять чувство подавленности, которое у нее возникло по отношению к одной из членов группы, выбрав ее на роль своей сестры в разыгранном сне. Конфликт с сестрой не осознавался Ингрид и был перенесен на эту женщину. В игре открылся путь к более реалистичным отношениям.

Существуют следующие возможности преодоления конфликтов в группе:

  • вербальное разъяснение (партнеры садятся на стулья друг напротив друга);
  • смена ролей (контрагенты представляют роль противоположной стороны);
  • игра секундантов (контрагенты выбирают одного или нескольких членов группы, которые будут совместно с ними вести переговоры).

Поскольку в игре вообще больше всего получает протагонист, который в ней активно занимается своей собственной проблематикой, то другие члены группы могут и должны перейти от пассивной позиции наблюдателей к идентификации с сильным эмоциональным участием. Происходит это во время обратной связи и «sharing» (см. ниже) на основе атмосферы взаимного понимания и доверия.

Фаза интеграции

По окончании игровой фазы в фазе интеграции должно быть достигнуто рациональное осмысление полученного опыта. Здесь члены группы демонстрируют чувственное участие в играх (в том числе и играх протагонистов).

Они, например, вкратце сообщают о похожих событиях из своей собственной биографии, воспоминания о которых были актуализированы игрой (sharing).

Чувственные реакции в группе возникают в sharing тогда, когда протагонист что-либо делает совместно с группой.

Например: в своей игре протагонист пытался скрыть очевидные проблемы с агрессивностью за подчеркнутой и поражающей гармонией дружественностью. Его не пережитая и не проявленная агрессия стала ясна лишь в sharing: почти все члены группы в игре почувствовали возрастающую злость и агрессивность.

В обратной связи протагонист и его партнеры по игре сообщают о переживаниях и опыте, которые они получили в игре в различных ролях (пассивные участники группы также могут сообщать о ролях, с которыми они чувствовали идентификацию во время игры, давая так называемую идентификационную обратную связь.

Сменой ролей и, в особенности, обратной связью участвовавшие в игре члены группы открывают протагонисту новые самые разнообразные точки зрения, новые пласты проблемы. Чтобы не лишиться этого успеха психодрамы, руководитель должен следить за тем, чтобы обратная связь была конкретной, описательной и достаточно ясной, а не общей, оценивающей, интерпретирующей и отыскивающей мотивы.

Пример фазы обратной связи: После игры протагониста (Ингрид) она получает обратную связь от члена группы, которая играла ее младшую сестру: «Мне было очень просто доминировать в роли твоей сестры, поскольку ты безо всякой борьбы уступила мне место в поездке с отцом». После смены ролей Ингрид и сама почувствовала это, разыгрывая ее пренебрежительное и самодовольное поведение.

Занятия в группе

Количество и подбор участников. Вообще группа психодрамы включает от 8 до 12 человек; помимо этого, участвует еще руководитель, ко-терапевт, возможно также стажеры, повышающие свою квалификацию, медицинская сестра или социальный работник соответствующего учреждения. Желательно соотношение 50% мужчин: 50% женщин, а также участие клиентов разных возрастов.

Продолжительность: Отдельное заседание длится обычно 1,5 — 2,5 часа (3 часа и более длятся заседания лишь в учебных группах повышения квалификации психологов).

Заседания могут происходить один раз в конце недели или же один раз в месяц 4 заседания разом. Общая продолжительность психодрамы составляет 25-100 часов и меняется в зависимости от цели группы и проблематики отдельных участников.

Участники психодрамы: клиенты консультаций, пациенты в клинике, ученики и (педагогические ролевые игры).

Области применения: работа с молодежью, образование взрослых, предпринимательское консультирование, консультирование организаций, а также супервизирование.

Содержательные моменты психодрамы:

а) долгосрочно вскрыть и переработать историю жизни. Здесь проявляются те же феномены, что и в психоанализе: регрессия, перенос, сопротивление;

  • б) центровка на конфликте и на настоящем в смысле локальной терапии: здесь можно увидеть связь с тренировкой в рамках терапии поведения;
  • в) имеет отношение и к будущему, причем реальное разыгрывание проблемной ситуации при помощи членов группы оказывается действеннее, чем ее обдумывание;
  • г) психодрама способствует пробуждению креативности, спонтанности и ролевой подвижности. Психодрама доставляет радость и удовольствие руководителю и группе в отличие от многих прочих «серьезных» занятий в нашей жизни.

Модификации психодрамы: социодрама, поведенческая драма, дидактический театр.

Противопоказания и ограничения

Как и для любой групповой психотерапии, для психодрамы необходимы навыки жизни в группе, то есть каждый отдельный член группы должен быть в состоянии 1,5 — 2,5 часа активно участвовать в групповом процессе. Хотя пациенты в состоянии (шизофрения, маниакально-депрессивный психоз) часто не способны работать в группе, пациенты с психозом в состоянии ремиссии или с затухшей симптоматикой не имеют противопоказаний к психодраме, если только руководитель психодрамы имеет психиатрический опыт. Как и для других групп, в группе психодрамы пациентам с зависимостями (например, алкоголикам) лучше работать совместно с пациентами с той же симптоматикой. Клиенты с сильными страхами должны готовиться к групповой работе в индивидуальном консультировании или психотерапии.

Заключительные замечания

В этом обзоре психодраматической работы мы описали важнейшие моменты метода, а также образ действий, процесс игры, ее мотивы.

Как и у любой другой формы терапии, у психодрамы есть опасность быть непонятой и использованной неверно: она не может быть сведена к простой последовательности действий. Нужно уметь различать терапевтическую работу и чисто механические действия. Для этого в относительно структурированных рамках психодрамы, которые все же предоставляют клиентам большой простор для спонтанности и фантазии, нужно всегда ориентироваться на цель терапии и руководствоваться общим концептом терапии.

Психодрама в качестве преимущественно терапевтического подхода не располагает принципиально новой теорией возникновения психических заболеваний. Она пользуется основами психоаналитической теории, психологией Я, прочими теоретическими положениями (включая ролевую теорию Морено).

Как уже было описано выше, дублирование, зеркало, смена ролей способствует переносу психоаналитической теории в плоскость практических действий пациентов.

Как кажется, преимущество психодрамы по сравнению с другими методами психотерапии состоит в том, что ее процесс представляет собой естественное осуществление взаимосвязей повседневной жизни:

То, что пережито, проделано и обсуждено, — лучше всего прочего наполнено смыслом. Но чтобы полностью использовать это преимущество, без сомнения, требуется особая сензитивность и осторожность руководителя. Для развития психосоциальной компетентности в процессе психодраматической терапии от руководителя требуется большой опыт саморазвития и самоконтроля так же, как и для осуществления встречи требуется открытая, здоровая и выносливая личность.

Можно сказать, что в психодраме, как и в других формах терапии переживанием, очень быстро вскрывается конфликтный материал. Однако необходимая проработка конфликтного материала не может быть сокращена особыми психотехническими ухищрениями. Какую бы из форм психотерапии мы не взяли, необходима спокойная, продолжительная работа — шаг за шагом (то есть необходим процесс персонального роста и развития).

Умелый руководитель будет отстаивать свою суверенность сдержанностью, будет действовать постепенно и структурированно, например, поддерживая и воодушевляя депрессивных, побуждая к восприятию реальности истеричных пациентов.

Екатерина Кадиева

Искусство невозможного

В эти выходные в московском Институте групповой и семейной психотерапии проходил обучающий семинар королевы британской психодрамы Марши Карп. В связи с этим мне хочется подробней рассказать об этом удивительном методе и его возможностях.

Основал эту психологическую школу Джекоб Леви Морено, и главным его лозунгом было:

«Не рассказывай — покажи».

Морено считал, что главное для каждого человека — максимально себя реализовать, выразить то божественное, что есть в каждом. Он посвятил немало времени развитию двух главных, по его мнению, качеств: спонтанности и креативности.

Спонтанность он понимал как активные действия, жажду действия, и видел в этом основной источник энергии. Но просто спонтанности недостаточно — необходима еще креативность, то есть конструктивная спонтанность. Например, младенец только спонтанен, а креативность формируется у него потом, в процессе развития.

Сейчас в этом подходе нет ничего удивительного — многие терапевты примерно так себе все и представляют. Но на заре психотерапевтической эры, когда чопорный дедушка Фрейд укладывал своих пациентов на кушетку, а дедушка Юнг прогуливался по аллеям венских парков, Морено, играющий с детьми в этих самых парках, выглядел крайне эпатирующе.

В основу своей техники Морено положил действие, театр, который очень любил. Со своими пациентами он разыгрывал сцены из прошлого и будущего человека, из его внутреннего мира, причем, главным для него была не история, не то, что происходило в действительности, а психологическая правда. Протагонист, то есть человек, драму которого разыгрывают, мог менять в этих картинах что-то, что ему не слишком нравилось в реальности, делать что-то в своем прошлом или будущем, разговаривать со своими мыслями или фантазиями, говорить что-то своим умершим или неродившимся родственникам.

Морено считал, что если изменить внутреннюю реальность человека, то изменится и его реальная жизнь, а психодраму называл, в отличие от политики, искусством невозможного. Кроме того, как и все отцы-основатели, Морено придумал немало новых техник, которые сейчас широко используются в самых разных областях психотерапии, причем многие уже даже и не вспоминают о том, откуда все это пошло. Но психодрама, любимое детище Морено, сохранилась также и в чистом виде.

Сами протагонисты говорят, что психодрама помогает проститься с людьми, иллюзиями и отношениями, позволяет моделировать будущее, учит взаимопониманию и диалогу, позволяет прикоснуться к своим корням, расколдовать наложенные заклятья, и это действительно так. Кроме того — она эстетична, динамична и полностью захватывает зрителей. Скучать не приходится никому.

Поражает также и область применения этой техники: Морено начинал свою работу в лагере для малолетних проституток под Веной и в лагере для итальянских беженцев времен Первой мировой, а закончил уважаемым мэтром в собственном институте в Нью-Йорке, где у него был настоящий театр, на сцене которого он появлялся в луче прожектора с тростью и во фраке.

Его ученица, Марша Карп, тоже производит сильное впечатление: она работала в больницах и тюрьмах, в университетах и с простыми английскими фермерами, в Латинской Америке и в России. При этом она полна энергии, органична, крайне креативна, и наконец, просто по-женски красива. Ее дедушка эмигрировал из России во время русско-японской войны, а бабушка — из Польши во времена нацистов. Сама она родилась в Америке, сейчас живет в Англии, где у нее свой центр психодрамы, в который она приглашает учиться и работать всех желающих.

Когда я ее спросила, что она хочет передать российским читателям, она ответила:

Уже позже, чем вы думаете! Спешите сказать близким, что вы любите их. А то придется делать это на психодраме.