Социальные ценности как фактор общественного развития

Реферат

Азербайджанский Университет Туризма и Менеджмента

Социальные ценности как фактор общественного развития

Гасанова Ф. Р., докторант

по специальности «Социальные

изменения и развитие»

Аннотация

Раскрывается

Ключевые слова: социальные ценности, аксиология, цивилизация, законы социального развития, религиозные и моральные ценности.

Annotation

Hasanova F. R., doctoral student on the specialty «Social changes and development», Azerbaijan University of Tourism and Management (Azerbaijan), matlabm@yandex.com

Social values as a factor of social development

The article presents the importance of social values for social development. It was discussed here how the * values accepted in different societies influence the choice of historical ways of development. The social values are revealed as the constant values defining belonging of the given society to one or another civilizational type.

Keywords: social values, axiology, civilization, laws of social development, religious and moral values.

Анотація

Гасанова Ф. P., докторант за фахом «Соціальні зміни і розвиток», Азербайджанський Університет Туризму і Менеджменту

Соціальні

Розкривається роль соціальних цінностей як найважливішого чинника суспільного розвитку. Показується, як соціальні цінності впливають на історичні шляхи розвитку. Розповідається, як соціальні цінності обумовлюють процеси, що відбуваються в різних типах суспільств.

Ключові слова: соціальні цінності, аксіологія, цивілізація, закони соціального розвитку, релігійні і моральні цінності.

Виклад основного матеріалу

На рубеже ХХ-ХХІ веков человечество вступило в новый этап своего развития, который характеризуется как резким ускорением темпов происходящих изменений, так и интенсификацией контактов между разными странами и цивилизациями. Нарастание динамики процессов, происходящих во всем мире, на всех континентах и во всех сферах жизни, ведет к кризису, который также имеет глобальный характер. Этот кризис проявляется в противоречиях между идеологиями, моделями экономического развития, в противоположных тенденциях в динамике населения, в его структуре, в странах, принадлежащих к различным цивилизациям и культурам, в острейших экологических проблемах, ставших следствием избыточного и несбалансированного давления на природу.

3 стр., 1486 слов

Развитие сохраннных анализаторов

... внимание и восприятие, память, творческое воображение. Только организованная коррекционно-воспитательная работа по развитию ранней сенсорной сферы детей с нарушением зрения обусловливает положительный результат в ... процессе познания окружающего мира.Игры для развития сохранных анализаторов у детей с нарушением зрения. («Обоняние и вкус») ...

Суть этого кризиса заключается в том, что человечество просто не успевает адаптироваться к происходящим изменениям. Вызовы с которыми оно сталкивается, являются следствием процессов, запущенных десятки и сотни лет назад, но человечество, бывшее их инициатором, оказалось не готова к их последствиям, поскольку за счет транснационализации и глобализации увеличилась как непредсказуемость, так и сложность этих последствий [1, с. 106-107]. Наряду со всеми прочими, частью данного глобального кризиса является кризис ценностный. Ценности как основа и стержень культуры в изменившихся условиях подвергаются деформациям, утрачивают свою актуальность, а иногда и превращаются в тормоза на пути общественного развития. Поэтому в изменившихся социально-исторических условиях на первый план выходит задача переоценки ценностей: ревизии существующей системы ценностей и выработки новых ценностей. Система ценностей определяет наше отношение к миру, содержание и задачи нашей деятельности, то есть формы и методы которыми мы пользуемся для достижения поставленных целей. Выполняющая роль ориентира с которым субъекты соотносят цели своей деятельности, система ценностей позволяет познать и оценить суть социальных, культурных и политических процессов, что определяет актуальность обращения различных исследователей к теме социальный ценностей. Это связано с:

  • повышением роли отдельного индивида в социальном развитии, ставшем возможным благодаря интенсивному росту техники и технологии;
  • отказом от одномерной картины мира, пробуждением интереса к духовно-нравственным аспектам жизни различных народов, находящимся в зависимости от ценностей как духовного ядра мировоззрения и жизнедеятельности;
  • пониманием того, что технократический проект построения общества, оказался неполноценным, неспособным объяснить все нюансы общественного развития дать верные ориентиры будущего;
  • осознанием недостаточности имеющихся у нас представлений о том как формируются ценности и какую роль они призваны играть;
  • повышением внимания роли субъекта, делающим необходимым анализ его внутренних установок и значимых ориентиров [2, с. 5-6].

В понимание процесса общественного развития роль ценностей оставалась недооцененной по сравнению с такими факторами как природно-географические условия, материальные потребности, психические особенности человеческой личности. Однако острый цивилизационный кризис, с которым столкнулась человечество на рубеже II и III тысячелетий заставляет нас глубоко задуматься о целях общественного развития и о его пределах, а это вынуждает нас обратиться к исследованию той роли, которую в нем играют ценностные ориентиры, как в жизни отдельного человека, так и всего социума.

В чем же причина этого кризиса? Очевидно, что его истоки следует искать в ценностных основаниях того общества, которое одни авторы называют «индустриальным», другие — «капиталистическим», а третьи — «технократическим», в котором человек, с одной стороны был поставлен в центре всего мироздания, все окружающее его стало лишь только полем его деятельности, средством удовлетворения желаний и потребностей. Человек существующий за счет взаимодействия с природой одновременно представлялся как ее царь. Итальянский мыслитель эпохи Возрождения Пико делла Мирандола писал: «Не даем мы тебе, о Адам, ни своего места, ни определенного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо т обязанность ты имел по собственному желанию, согласно своей воле и своему решению… Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобнее обозревать все, что есть в мире. Я не сделаю тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтешь. ТЫ можешь переродиться в низшие неразумные существа, но можешь переродиться повелению своей души и в высшие, божественные» [3, с. 249].

6 стр., 2867 слов

По физической культуре «История развития физической культуры»

... физической культуры и на 1-м, и на 2-м этапах развития ИФКиС как учебной дисциплины не было. После русско-шведской ... принявшее в то время характер известного направления в педагогике. К сожалению, это "направление" сохраняется по настоящее время. ... спорта как формы досужной, развлекательно-игровой, неутилитарной деятельности. Здесь также не шла речь о физическом совершенствовании и о ценности ...

Одновременно с Ренессансом, освободившим человека от оков католической догматики и благочестия человеческий разум, чувства, возникает протестантизм, направлявший всю энергию человека в русло практической деятельности, что было точно подмечено целым рядом европейских ученых и исследователей. Разрыв с прежним традиционным отношением к процессу производства выражался в том, что менялась оценка отношений пары производство-потребление. Если для традиционного хозяйства производство существует для удовлетворения потребностей, которые остаются постоянными на протяжении целых поколений, то в капиталистическом хозяйстве нового типа господствует другой принцип: потребление поставлено в зависимость от производства, а производство действует в соответствии с принципом «низкие цены, высокий оборот». В чем же причины отказа от прежних традиционалистских представлений в соответствии с которыми деньги существуют и накапливаются с целью освобождения от изнурительного труда, рассматриваемого как следствие божественного проклятия, связанного с первородным грехом, и замена их новыми представлениями, в соответствии с которыми, наоборот, труд есть самоцель, а сбережение денег имеет целью не освобождение от труда, а его интенсификацию, непроизводительные траты и праздность осуждаются как проявление неповиновения божественному промыслу.

Протестантизм разрушал старое сословное представление о религии, ее месте в жизни человека и роли религиозного долга в определении жизненного пути человека. В католицизме мирянин в своих отношениях с Богом в полнее может полагаться на поддержку церкви, которая и является настоящим гарантом его спасения. В протестантизме, а также в одной из его наиболее последовательных форм — Кальвинизме, спасения молитвами, постами прямо отрицается. Спасением провозглашается результатом божественного предопределения, предуготовившего одних людей к вечной жизни, а других — к вечным мучениям. Мирские дела, которые в католицизме носят религиозно-индифферентный оттенок, в протестантизме, таким образом, становятся тем полем, на котором индивид зримо показывает свою подчиненность божественной воле. Все внешние, показные формы благочестия отвергаются как неспособные изменить первоначальный замысел творца ни в какую сторону. Божественное милосердие распространяется только на изначально предопределенных к спасению, только для них имеет смысл искупительная жертва Христа. Практическая деятельность человека в кальвинизме и радикальных протестантских сектах, поэтому приобретает особое значение, сакральное по своему внутреннему содержанию, но исключительно прозаичное по своей внешней форме.

6 стр., 2859 слов

По обществу «Общество»

... и др.) связях и отношениях между людьми, их объединениями и общностями. Социум и община - смежные понятия. Термин « Общество появилось, когда люди выделились из мира животных. Человек ... определенной части общества — людей, перешедших на позиции протестантизма. По его мнению, именно протестантизм, давший ... достижения, да и сам характер рыночных отношений в обществе существенным образом повлияли на ...

Верующий, конечно же, никак не способен повлиять на божественный промысел, но, тем не менее, нуждается в ощущении субъективной сопричастности к нему. Если в католицизме это достигается т.н. «добрыми делами» и субъективным ощущением «веры», то в кальвинизме это достигается ежедневной практической деятельностью. В каждодневном труде, «призвании» верующий как бы соучаствует в божественном замысле. Поскольку мир устроен наилучшим образом, является отражением божественной мудрости, то человеческая деятельность ежедневно должна быть направлена на достижение все большей рациональности и на исключение из нее всего того, что с этой рациональностью не согласовывается. Активная, рациональная, преобразовательная по своему содержанию, практическая деятельность была возведена в ранг если не религиозного долга, то явного признака, свидетельствующего о божественном призвании. Одновременно в радикальном протестантизме всячески отрицалось все, что не имеет практического значения, связано с непроизводительными тратами, в целом способно отвлекать от ежедневной трудовой деятельности. При этом совершенно не отрицаются занятия наукой, изобретениями, поскольку они также способствуют интенсификации и рационализации практической деятельности.

Если в традиционном обществе накопление или сомнительно с точки зрения этических норм, в лучшем случае — едва терпимо, так как отвлекает от «благочестивых дел» и религиозных обрядов, то в протестантизме накопление рассматривается как богоугодное деяние, проявление т.н. «мирской аскезы». При этом расточительство оказывается безусловно осуждаемым деянием, ибо все в глазах протестанта являются лишь временными держателями собственности, за которую они несут ответственность перед Богом как заемщики перед кредитором. Таким образом, призывая к бережливости накоплению, протестантская доктрина одновременно препятствовала бездумному расходованию богатства, объявляя это свидетельством потакания греховной натуре, служения греховным чувствам. Но скоро мы становимся свидетелями того, как дух христианской мирской аскезы, стоявшей у основания капиталистического общества, постепенно покидает старую оболочку. Но получившая право гражданства в рамках протестантской этики идея накопительства продолжала существовать и далее. У такого яркого представителя американской светской мысли как Бенджамина Франклина, мы читаем: «Лень, как ржавчина, разъедает быстрее, чем труд изнашивает, ключ же, которым пользуются, всегда блестит,…Если любишь жизнь, не трать время зря, потому что жизнь состоит из времени» [4, с.

89]. Вебер об этом пишет так: «По мере того как аскеза начала преобразовывать мир, оказывая на него все большее воздействие, внешнее мирские блага все сильнее подчиняли себе людей и завоевали наконец такую власть, которое не знала вся предшествующая история человечества. В настоящее время дух аскезы ушел их этой мирской оболочки. Во всяком случае, победивший капитализм не нуждается более в подобной опоре с тех пор как он покоится на механической основе. Уходят в прошлое и розовые мечты эпохи Просвещения, этой смеющейся наследницы аскезы. И лишь представление о «профессиональном долге» бродит по миру как призрак прежних религиозных идей… В настоящее время стремление к наживе, лишенное своего религиозно-этического содержания, принимает там, где оно достигает свое наивысшей свободы, а именно в США, характер безудержной страсти, подчас близкой к спортивной» [5, с. 206-207].

6 стр., 2662 слов

«Вечные общечеловеческие ценности: Праведное поведение»

... обществом и страной, миром, Вселенной, в которой он живёт. На выполнении долга стоит остановиться подробнее, поскольку это важное качество общечеловеческой ценности – Праведное поведение. ... словах и действиях должен следовать вечным общечеловеческим ценностям 2. Праведное поведение как общечеловеческая ценность Качества, присущие Праведному поведению От Истины рождаются правильные мысли, от ...

Зомбарт видел становление капитализма несколько иначе, так как считал, что протестантское мировоззрение, с его ценностями мирской аскезы, являлось лишь одним из факторов, способствовавших преобразованию Европы в капиталистическое общество. В целом же капитализм родился среди тех групп населения, которые были маргинальными в старой традиционной системе ценностей католической Европы: авантюристов, религиозных сектантов, евреев [6, с. 99-143].

Таким образом, если Вебер считал, что в возникновении капитализма важнейшую, хотя и не единственную роль сыграла протестантская этика, способствовавшая формированию социальных ценностей под воздействием которых развивались все составные элементы буржуазного общества, а именно наемные рабочие, предприниматели, служащие, техническая интеллигенция, то Зомбарт полагал, что этот процесс имел более сложный и неоднозначный характер и в нем важную роль сыграли не столько какие-то новые социальные ценности, сколько активное неприятия старых ценностей маргинальными группами, которые в изменившихся исторических условиях смогли достичь лидирующего положения в обществе.

Но как это видно из процитированного нами отрывка Вебера, уже к началу прошлого столетия, стал очевиден глубокий ценностный кризис, поразивший западное общество. Когда религиозность была отброшена, а христианские ценности перестали играть роль повседневного регулятора социальных отношений, место раннебуржуазной мирской аскезы заняла безудержная страсть к накоплению ради накопления. Возрожденческие идеалы гуманизма были растоптаны в двух мировых войнах, идея братства народов оказалась под угрозой в нынешний век, обещающий стать эпохой столкновения цивилизаций.

В XX веке, пишет социолог Карл Мангейм, полное бездуховность чувств и эмоций, потеря нравственных ориентиров выразились в «беспредельном накоплении денег, бесконечном стремлении к повышению своего благосостояния, непомерном выпячивании комплекса силы, бессмысленном расточительстве, которое составляют различные стороны одного и того же процесса» [7, с. 669].

В чем же причина кризиса поразившего общество на невиданном прежде уровне материального благосостояния? Мангейм отвечает на этот вопрос следующим образом: «Социологический анализ показывает, что то, что мы называем «моральным кризисом» или кризисом оценок, проистекает вовсе не от злобности современного человека, а объясняется в значительной степени тем что большое общество не смогло восстановить в крупном масштабе методы приспособления, усвоения, примирения и стандартизации ценностей, то есть те процессы, которое активно протекали в небольших общинах и в силу их ограниченного размера достигали своей цели, хотя протекали стихийно» [7, с. 638]. общество развитие социальный ценность

Иными словами, Мангейм объяснял ценностный кризис современного общества дисфункцией социальных механизмов, которые призваны обеспечить интеграцию индивидов и групп в рамках единого целого. Различные модели выхода из этого кризиса предлагали такие авторы как К. Шмидт и Э. Юнгер, Г. Марсель и Э. Мунье, X. Ортега-и-Гассет и Э. Фромм, Ж. Бодрияр и Д. Белл, А. Тоффлер и А. Турен, однако общим для них было неприятие того тупика в которой зашла современная цивилизация и объяснение его потребительским, холодно-эгоистическим отношением к человеку, которое зародилось в индустриальном обществе как реакция на сведение его к простому придатку машины [8, с. 14-36]. Подобное отношение человеку, критиковавшееся прежде Марксом, ныне перестало быть специфическим отношением к определенному социальному слою. В условиях торжествующей бездуховности уже все человечество оказалось в данном положении. Экономический кризис вкупе с безумной гонкой за материальным благосостоянием, нарастающее отчуждение внутри общества и между разными цивилизациями и народами, опасность наступления новой эпохи варварства и бескультурья, но уже не в пределах определенного региона, но в планетарном масштабе — вот наиболее зримые последствия ценностного кризиса, поразившего современное общество. Об этой опасности наступления «Новых темных веков» предупреждал С. Хантингтон в своей работе «Столкновение цивилизаций»: «На мировой основе цивилизация, как кажется, во многих отношениях уступает под натиском варварстваотчего возникает впечатление о возможно поджидающем человечество беспрецендентном явлении — наступлении глобальных Темных веков… В столкновении между Цивилизаций и Варварством, великие мировые цивилизации, обогащенные своими достижениями в религии, искусстве, литературе, философии, науке, технологии, морали и сочувствии, также должны держаться вместе, или же они погибнут поодиночке» [9, с. 532].

4 стр., 1714 слов

Формации и цивилизации в социальной философии

... общество, но и социум, или социальность вообще, как особая неприродная, точнее, надприродная реальность (независимо от коллективных или индивидуальных форм ее проявления)" [5]. Формации и цивилизации В социальной философии ... к последним, абсолютным началам и ценностям, лежащим в основе жизни вообще?" ... самостоятельного термина, соотнесенного с понятием "культура", вошло в словоупотребление и научное ...

Таким образом, на рубеже III тысячелетия человечество оказалось перед такими вызовами, которые требуют выработки новой системы социальных ценностей, впитавшей бы в себя весь тот позитивный опыт который был накоплен за предыдущие века, поскольку гуманистический, общечеловеческий идеал может зиждеться только на прежних достижениях человеческой цивилизации.

Список использованных источников

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/referat/sotsialnaya-tsennost-istorii/

1. Гаджиева В. Глобальный кризис: причины, направления, пути развития / Век глобализации-1. М, 2010.

2. Баева Л. В. Ценности изменяющегося мира: экзистенциальная аксиология истории. Астраханский гос. университет, 2004. 254 с.

3. Эстетика Ренессанса. Антология в двух томах. Сост. и науч. ред. Шестаков В. П. Т.1. М.: Искусство, 1981. 496 с.

4. Американские просветители. Избранные произведения в двух томах. Т.1.- Москва: Мысль, 1968. 518 с.

5. Вебер М. Избранные произведения. М: Юрист, 1994. 705 с.

6. Зомбарт В. Собрание сочинений в трех томах. Т.1. Москва, 2005. 639 с.

7. Мангейм К. Избранное: Диагноз нашего времени.М.: Изд- во «РАО Говорящая книга», 2010. 744 с.

8. Бессонов Б. Н. Социальные и духовные ценности на рубеже II и III тысячелетий. Москва: Норма, 2006. 320 с.

9. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: ООО «Издательство ACT, 2003. 603 с.