Личность Е.Д.Поливанова в истории отечественного востоковедения

В любой сфере научной деятельности личность играет важную роль. Научные исследования, труды, открытия совершаются отдельными личностями, но именно деятельность ученого в той или иной сфере науки способна повлиять, а нередко и изменить тенденции развития научных знаний в той или иной области. В сфере востоковедения Евгений Дмитриевич Поливанов как-раз-таки и является тем ученым, труды и исследования которого оказали огромное влияние на развитие не только ориенталистики, но и мирового языкознания.

Профессор Евгений Дмитриевич Поливанов – один из крупнейших советских лингвистов-полилологов, теоретик языкознания и выдающийся ориенталист, широко известный не только в нашей стране, но и за рубежом. Он оставил богатейшее наследие в языкознании и в смежных областях науки – педагогике, литературоведении, истории, этнографии.

В данной работе предпринята попытка показать значение отдельной личности для развития той или иной отрасли научных знаний, показать взаимосвязь его научной деятельности и дальнейшего развития той области, в которой он вел свои исследования. Для этого были рассмотрены не только работы ученого в области языкознания, но и его жизненный путь, который в той или иной степени оказал влияние на формирование взглядов ученого. Это особенно актуально в отношении Е. Д. Поливанова, сфера деятельности которого весьма обширна. Он занимался фонологией, морфологией, синтаксисом, лексикой, фразеологией, диалектологией, этимологией, сам создавал словари, буквари, учебники и учебные пособия. Его интересовали социальные функции языка, и он написал статью о воровском жаргоне и о языке интеллигенции.

Целью данной работы является рассмотрение роли личности в науке, в данном случае роли Е. Д. Поливанова в востоковедении. Задачи, способствующие достижению данной цели, заключаются в рассмотрении биографии ученого, рассмотрении его работ и исследований в области языкознания; выявления их значения для развития востоковедения.

1 Личность Е. Д. Поливанова в истории востоковедения

Поливанов Евгений Дмитриевич родился 12 марта 1891 года в Смоленске. Его отец начал свою служебную деятельность в качестве сотрудника Императорской публичной библиотеки, затем 5 лет служил в гвардии, после чего 30 лет был служащим управления железной дороги. После 1905 года он на некоторое время потерял службу, и семья Поливанова вынуждена была жить на пенсию, на гонорары матери и на то, что мог зарабатывать репетиторством Евгений Дмитриевич. Достаточно сказать, что для того, чтобы иметь возможность окончить университет, Е. Д. Поливанов должен был за лето обеспечить семью на два года вперед, причем мать его уже была тяжело больна.

16 стр., 7620 слов

Ученые психологи 20 века. Выдающиеся психологи и их вклад в развитие науки

... среду, в которой мы живем. В исследовании 2002 года рейтинга 99 самых выдающихся психологов 20-го века, возглавляет список. Скиннер внёс огромный вклад в развитие и пропаганду ... психосоциологического развития Эрика Эриксона помогла пробудить интерес и исследование в области развития человека через продолжительность жизни. Психолог расширил теорию, исследуя развитие в течение жизни, включая события ...

Мать Евгения Дмитриевича была известна как издательница, писательница, журналистка, а также переводчица; она печаталась в различных русских периодических изданиях и пользовалась популярностью в либерально-интеллигентских кругах. В 1908 году Евгений Дмитриевич окончил Александровскую гимназию в Риге и с 1908-1912 учился на славяно-русском отделении историко-филологического факультета Санкт-петербургского университета, параллельно в 1912 году окончил Восточную практическую академию по японскому разряду. Это было нечто вроде курсов восточных языков, предназначенных в основном для военных, дипломатов и других людей, нуждавшихся в хорошем практическом владении языком. «На историко-филологическом факультете в то время преподавало много замечательных ученых, но Евгений Дмитриевич с самого начала выделил среди них одного и остался его учеником до конца дней своих. Это был Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ» 0 . Также «Поливанов был одним из ближайших учеников Л. В. Щербы, он регулярно посещал его семинары и практические занятия по экспериментальной фонетике»0 .

В 1912 г. окончил университет и был оставлен при кафедре сравнительного языкознания. Следующие два года активно трудился над диссертацией. После сдачи магистерских экзаменов в 1914 г. стал приват-доцентом восточного факультета университета по японского языку, читал лекции и по китайскому языку, изучал санскрит и тибетский. Ему предлагали в будущем кафедру тибетской филологии, но почему-то это не осуществилось. Вообще говоря, Поливанов стремился быть доцентом по кафедре Бодуэна де Куртенэ и экзамены сдавал по этой кафедре, но в конце 1913 года Бодуэн был привлечен к суду за брошюру, где обличал угнетение царским правительством малых народов, изгнан из университета, и на кафедре началось, по словам Поливанова, «междуцарствие». В эти же годы выступал с докладами в неофилологическом обществе, Восточном отделении Археологического общества и Русско-японском обществе. По командировке Академии наук и университета в 1914-1916 году ездил в Японию для диалогических и экспериментальных фонетических исследований японского языка.

Наиболее интересный период биографии Е. Д. Поливанова начинается с 1917 года. «Уже в этот период Поливанов стремится быть полезным народу» 0 . Он сотрудничал в Кабинете военной печати, который занимался в основном изданием учебников для солдат, подготовкой статей и брошюр по вопросам просвещения. В 1917 году защитил магистерскую диссертацию по японским диалектам в Петроградском университете. С 1917 г. работал сначала в МИД Временного правительства, затем зам. наркоминдела Л. Троцкого. Будучи выдающимся полиглотом, успешно выполнил правительственное задание по переводу и публикации секретных договоров царского правительства с другими государствами. В феврале 1918 г. ушел из Норкоминдела и в том же году начал работать зав. Восточным отделом Информационного бюро Северной области. Поливанов стал заниматься политработой среди петроградских китайцев. Он организовал китайскую коммунистическую секцию при Петербургском комитете ВКП(б).

3 стр., 1400 слов

Положение о курсовой работе (проекте) в ФГБОУ ВПО «Дагестанский ...

... года. Возможная корректировка темы работы оформляется университета не менее чем за 3 месяца до начала итоговой государственной ... педагогического опыта. 3.2. Тематика курсовых работ ежегодно рассматривается и утверждается на заседании кафедры. 3.3. Закрепление за студентом темы ... деятельности студента. 2.2. Курсовая работа как правило, реферат той литературы, которую рекомендует руководитель, объемом ...

Кроме того Поливанов был редактором первой китайской коммунистической газеты. Есть данные, что он был связан с китайскими добровольцами, сражавшимися на фронтах гражданской войны. Среди китайских рабочих Поливанов пользовался неограниченным авторитетом.

В 1919 г. Поливанов был принят в члены РКП(б), а также был избран профессором факультета общественных наук Петроградского университета. В 1921 г. перебрался а Москву и начал работать зам. начальника Дальневосточного Отдела Коминтерна. И одновременно преподавал в Коммунистическом университете трудящихся Востока (КУТВ).

В том же году был послан в Ташкент для работы в законспирированном отделе Коминтерна. С 1921-1926 г. был профессором Восточного института (Ташкент) и Среднеазиатского государственного университета (Ташкент), а также заместителем председателя Научного совета Наркомпроса Туркестанской АССР.

«Наиболее плодотворный и биографически один из самых интересных периодов в жизни Е. Д. Поливанова – это период с 1926 по 1929 годы» Период с 1926 по 1929 годы» 0 . В 1926 г. Поливанов ездил во Владивосток, где работал профессором японского языка в Дальневосточном университете. Осенью переехал в Москву, был руководителем лингвистической секции Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИОН), был профессором Московского института востоковедения и руководителем секции родных языков Коммунистического университета трудящихся Востока (КУТВа).

В результате острых критических выступлений против «нового учения о языке» Н. Я. Марра («считал его не марксистом; это вызвало тяжелые осложнения в жизни Поливанова, т. к. он выступил против теории Марра с печатными трудами, изданными на правах рукописи»0 , в 1929 г. подвергся травле и был вынужден снова уехать в Среднюю Азию, где работал в научно-исследовательских институтах: Самарканд(1929-1931), Ташкент(1931-1934), Фрунзе, ныне Бишкек (1934-1937).

В связи с нарастанием «шпионской истерии» в стане начались массовые репрессии и в августе 1937 г. Поливанов был незаконно арестован по обвинению в шпионской деятельности (в пользу японской разведки).

Суд приговорил его «к высшей мере уголовного наказания – расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества»0 и 25 января 1938 г. в Москве Поливанов был расстрелян. В апреле 1963 г. на Пленуме Верховного Суда СССР Поливанов был посмертно реабилитирован (за отсутствием в его действиях состава преступления).

«Е. Д. Поливанов был авторитетнейшим знатоком Кореи. Он живо интересовался ее новейшей историей, государственным устройством и политическими учениями» 0 . И хотя фактически из-под пера ученого вышло всего 3 работы, целиком посвященные корейскому языку, его следует считать зачинателем современного научного корейского языка в России (его предшественник профессор Восточного института во Владивостоке Г. В. Подставин занимался в основном составлением учебных пособий и программ по практическому обучению корейскому языку, а первая корееведческая работа другого крупного лингвиста профессора Ленинградского университета А. А. Холодовича вышла только в 1935 году).

7 стр., 3196 слов

Социальная дифференциация языка

... отстаивают его как единственно возможный способ С дифференциацией связана проблема социальных условий, в которых развивается язык. Согласно социальной концепции Поливанова Евгения Дмитриевича, социальные факторы не могут изменять природу языковых процессов, ...

Е. Д. Поливанов начиная со своих ранних работ включил корейский язык в круг научных интересов. Интересен тот факт, что нет точных свидетельств, когда, где и в какой степени Е. Д. Поливанов овладел корейским языком. Достоверно только то, что его первое знакомство произошло до 1916 года, когда была опубликована в «Восточном сборнике» Общества русских ориенталистов его статья «Гласные корейского языка». В этой статье Поливанов дал анализ системы корейского вокализма в ее современном и историческом состоянии. «При описании специфических корейских гласных Поливанов впервые в русском корееведении дает точную артикуляционно-акустическую характеристику (в основном подтверждаемую современными экспериментально-фонетическими исследованиями).

Наличия долгих гласных фонем в современном корейском языке Поливанов не признавал. Это было вызвано скорее всего тем, что его информантами были носители ряда северных диалектов, в которых количество гласного нефонематично. Поливанов отрицал сигнификативную функцию как долотных, так и мелодических различий в корейском языке. По его наблюдениям, законы ударяемости в корейском языке одинаковы для всех слов, независимо от их значения.

Кроме этой статьи Поливанов, увлеченный алтайской гипотезой и странным «отшельничеством» корейского языка в генеалогической классификации, публикует статью «К вопросу о родственных отношениях корейского и «алтайских языков». В трудах Поливанова впервые были широко применены методы сравнительно-исторического и типологического языкознания к корейскому языковому материалу. «Поливанов впервые в мировой науке привел систему доказательств в пользу гипотезы о генетических связях корейского языка с «алтайскими» 0 . Считая, что принципиальные черты «языкового строя» весьма часто оказываются архаичными, а следовательно, и показательными в генеалогическом отношении, Поливанов обращается к корейско-алтайским связям в плане нахождения общих сходств в фонетическом и морфологическом строе сравниваемых языков в тех случаях, когда можно доказать, что эти сходства восходят к достаточно отдаленному прошлому. Таким образом, типологическое изучение у него как бы предваряет и дополняет генеалогическое.

В «Литературной энциклопедии» можно найти его обзорную статью «Корейский язык».

Большое внимание Е. Д. Поливанов уделял изучению особенностей китайских лексических заимствований в корейском и других дальневосточных языках, для фонетики которых они представляют исключительный интерес. Например, корейский вариант китайского языка — ханмун он считал иностранным (т. е. некитайским) письменным диалектом китайского языка. Так же, по его мнению, и японизированные чтения китайских иероглифов представляют собой один или несколько «иностранных письменных диалектов китайского языка».

Е. Д. Поливанов хотел создать особую, «маленькую» сравнительную грамматику (естественно имея прежде всего фонетику) неродственных языков китайского «иероглифического» ареала. Кроме того, данные сравнительной фонетики неродственных языков, каковыми являются корейский и японский языки по отношению к китайскому, могут служить столь же ценным материалом для сравнительно-исторической фонетики самого китайского языка, как и диалекты последнего. Ведь «звуковая сторона» усваивалась (японцами и корейцами) не из написаний (ввиду иероглифического характера письма), а из членения вслух китайцами (или иногда корейцами, поскольку корейцы учувствовали в транспорте китайской книжной культуры в Японию).

8 стр., 3936 слов

Эстетика японского, арабского, китайского сада, русский сад-огород

... Bagh ", "Nishat Bagh ", Тадж-Махал, сады Агры в Индии; сады Шираза, Кашана (Иран), сады королевских дворцов, сады Агдаль, Менара, Бахия в Марракеше (Марокко). Эстетика китайского сада Китайская цивилизация - одна из старейших ... позволят себе сделать зарубку на коре дерева, поймать и убить какого-нибудь жука, наконец, привязать консервную банку к хвосту кошке. Японский ребенок готов сказать любому ...

При оценке исследований Е. Д. Поливанова по корейскому языку необходимо учитывать трудности получения научной зарубежной информации в те годы. Ценность работ Поливанова по корейскому языку заключена как в конкретных открытиях, так и в общих положениях и методах, предложенных ученым. Во многих областях языкознания, включая корейское, он был первопроходцем.

Еще одной сферой интересов Е. Д. Поливанова являлся японский язык.

Первый раз Поливанов отправился в Японию в 1914 г. на средства Русско-японского общества, второй – летом 1915. Там он занимался диалектологической работой.

Поливанов первый установил наличие музыкального ударения в японском языке, первым серьезно занялся японской диалектологией. Он собрал множество акцентированных текстов и произвел целый ряд инструментальных записей японской диалектной речи. Е. Д. Поливанову принадлежит ряд важных работ по исторической фонетике японского языка. Он много занимался родственными связями японского языка, выдвинув гипотезу о его смешанном характере (малайско-полинезийский и алтайский компоненты) и предвосхитив этим многие более поздние работы японских и европейских авторов. Наконец, не следует забывать, что он был автором практической русской транскрипции японских текстов.

Поливанов собрал и частично обработал большой текстовый и экспериментально-фонетический материал как по диалекту Токио, в основном совпадающему с литературным языком, так и по другим японским диалектам. Из Японии Поливанов привез материал, который был им обработан и подготовлен к публикации, однако большинство из его работ так и не появились на страницах печати. После Октября японистические исследования отошли у Поливанова на второй план. Тем не менее работать в области японского языкознания Поливанов продолжал в течение всей своей дальнейшей деятельности. Появились его работы по японскому языку, включая такие крупные как «Грамматика японского разговорного языка». Экскурсы в область японского языка и большое количество японских примеров содержится и во многих его работах по общему языкознанию, а также в книге «Введение в языкознание для востоковедных вузов». Вопросы японского языка затрагиваются в различных публикациях Поливанова.

Однако основная часть крупных исследований Поливанова опубликована не была. Существовало большое исследование по акцентуации японского языка, в котором на обширном материале и более детально описывались акцентуация японских диалектов, кратко изложенная в опубликованных статьях. Основные идеи этой работы сводятся к следующему: «1) наиболее архаичная и сложная система мелодической акцентуации принадлежит так называемым «западным» говорам, представителями которых являются говор Киото и говор Тоса (на Сикоку), 2)восточные (и северо-восточные) говоры представляют значительное упрощение общеяпонской системы (которую во многом позволительно отождествлять с западно-японской); упрощения, сопровождаемые рядом новшеств (использование экспериментально-силового момента), характерных для всех восточных языков, самым важным представителем этой группы является токийский говор, 3) южные говоры представляют наибольшую степень нивелировки акцентуационных различий, крайний предел чего достигнут на юге Кюсю» 0 . Существовала и работа «Фонетика японского языка», но и она не увидела света. «Поливановым было также осуществлено еще одно фундаментальное исследование: этимологический словарь японского языка. В нем даны этимологии более чем 1000 основ, опиравшихся на диалекты Токио, Тоса, Нагасаки. Для каждой основы был указан ее вид в каждом из этих диалектов, были восстановлены праформы, установлена этимология и проведено сопоставление с другими языками (где это было возможно)»0 .

13 стр., 6250 слов

Японский менеджмент

... японской и американской моделей управления. Теоретико-методологической основой, Эмпирическая база исследования, Структура курсовой работы 1. Принципы японского управления подчиняется японскому менеджменту Современные методы управления развивались в Японии в ... характерная для европейских языков, в частности, немецкого. Сами японцы пишут: «...в традиционном японском обществе отсутствовали как ...

Все эти работы имели важное значение для японистики и для языкознания в целом. Что касается двух последних работ, то они были единственными трудами, созданными на эти темы когда-либо в мировой японистике, однако мы никогда не сможем их прочитать. К сожалению, некоторые работы пропали еще при жизни Поливанова, многие его исследования перестали существовать после гибели автора. Опубликованные работы представляют лишь небольшую часть японоведческих исследований Е. Д. Поливанова. Но их достаточно, чтобы считать Поливанова одним из самых крупных японистов-лингвистов в мировой науке. Кроме того, Поливанов, по существу, — единственный среди русских и советских лингвистов-японистов, получивший известность в Японии. Высоко оцениваются в Японии и его работы по общему языкознанию.

«Ценность японоведческих трудов Поливанова ни у кого не вызывает сомнения. В то же время по ряду причин их влияние на последующее развитие советского японоведения не было очень большим. И здесь дело не только в самой судьбе Поливанова. Безусловно, сказалось и то, что он, в отличие от Н. И. Конрода, не создал научной школы и почти не имел учеников-японоведов. Во многом научное творчество Поливанова шло по другим направлениям, чем советское японоведение. В ряде областей японского языкознания Поливанов оказался в советской науке не только первым, но и единственным или почти единственным исследователем» 0 .

Несколько слов о значение его работ для китаеведения. Ему принадлежит понятие «слогофонема», в дальнейшем развитое А. А. Драгуновым, а также оригинальная грамматическая трактовка китайского языка (в частности понятие «бином»), в дальнейшем развитая А. А. Драгуновым, Н. Н. Коротковым и их учениками. Известна работа Поливанова «О метрическом характере китайского стихосложения», в которой он говорит, что в стихе чередование тонов на самом деле «просто чередование долгого и краткого слогов» 0 .

Е. Д. Поливанов много занимался также вопросами, связанными с русской транскрипцией китайского языка.

«Ученый широкого филологического диапазона Е. Д. Поливанов совмещал в себе разнообразные лингвистические и литературоведческие устремления и был теоретиком и историком литературы» 0 . Е. Д. Поливанов был филологом в лучшем смысле этого слова, не замыкавшийся узкой сферой своей специальности. Работы Поливанова в области поэтики посвящены в основном организации стихотворных произведений. Наиболее значимые из них «Общий фонетический принцип всякой поэтической техники», «Рифмология Маяковского». Поливанова интересовала формальная, техническая сторона поэтики, понятая как объект лингвистического, собственно еще уже – фонетического изучения.

20 стр., 9691 слов

Техника: сущность, закономерности развития и роль в жизни общества

... технического детерминизма, техника и угрозы европейской культуре, направленность развития техники и типы культур, связь техники с точной и строгой наукой, изменчивость и лабильность техники, периодизация развития техники, в основе которой отношение "человек - машина", превращение человека в ... феномена техники и роль техники в жизни человека. Работы Карла Маркса сыграли огромную роль в повороте ...

Поливанов не мыслил поэзию вне определенных, обязательных для нее форм, определенной техники, «при всем многообразии этой «техники» у разных народов в разные эпохи, при многообразии ее, наконец, у разных отдельных художников слова исследователем повсюду подразумевается в качестве непреложного тезис: «сама по себе высказанная поэтом мысль, поэтическое переживание не есть еще поэзия, они должны обязательно воплотиться в некой стихотворной технике, в неких формах, обусловленных, с одной стороны, средствами, возможностями данного языка, с другой стороны – узусом, традицией или напротив, нововведениями в данной стихотворной культуре. Без конкретной техники, без форм нет поэзии. Когда в поэзии «разрушаются», казалось бы, все и всяческие каноны, можно при внимательном исследовании некие каноны все же обнаружить, но это будут непривычные, обновленные уже каноны. Там же, где действительно отсутствует какая бы то ни было регулярная техника, какие бы то ни было формы, там уже нельзя говорить о поэзии как о стихотворчестве» 0 .

В литературоведческих исканиях Поливанова особое место занимает поэзия Маяковского. Маяковский в свою очередь знал и ценил статьи и выступления Поливанова по поэтике. Интерес к творчеству Маяковского вылился в исследование «Рифмология Маяковского» и ряд других работ, которые остались неизвестны.

  1. Заключение

Как видно из работы, личность играет значимую роль в развитии науки. Личность Е. Д. Поливанова особенно важна в этом отношении, так как его исследовательская деятельность затрагивает не только востоковедческие отрасли, но и языкознание в целом. Поливанов считал, что знает 18 языков: французский, немецкий, английский, латинский, греческий, испанский, сербский, польский, китайский, японский, татарский, узбекский, туркменский, казахский, киргизский, таджикский, эстонский и русский. Но этот список заведомо преуменьшен. Совершенно точно известно, что он владел (по крайне мере лингвистически), ещё и абхазским, азербайджанским, албанским, ассирийским, арабским, грузинским, дунганским, калмыцким, каракалпакским, корейским, мордовским (эрзя), тагальским, тибетским, турецким, уйгурским, чеченским, чувашским, эстонским и возможно другими. Сохранилось множество рассказов, как Е. Д. Поливанов буквально «на лету» усваивал новые языки. Помимо литературных иностранных языков, Поливанов знал и многочисленные их диалекты.

Выдающиеся врожденные способности к языкам в соединение с гигантской работоспособностью и неутомимым и пытливым умом дали Поливанову возможность создать столько удивительных открытий в разных языках и прийти к поистине ошеломляющим по новизне и смелости замыслам: созданию «свода поэтики», «грамматики всех народов» и др.

В Поливанове сочетались лингвистические и литературоведческие устремлений. Неоднородностью поведения, поступками, удивлявшими многих, врожденным талантом этот поразительный человек так и просился на страницы романа. Неудивительно, что он стал одним из героев романа Каверина «Скандалист, или Вечера на Васильевском острове» и рассказа «Большая игра».

8 стр., 3645 слов

Взаимосвязь философии и науки, искусства, морали, религии. Религия, ...

... искусства, философия- не образная и эмоциональная, а понятийная форма миропостижения. Философия-сфера мысли, предельно общих понятий, а искусство- мир чувственно- конкретного постижения общих свойств мира и человека. Философия и религия ... пишет, что "философия - ни наука, ни ми­ровоззренческая проповедь", а "есть философствование...". "Философия - последнее выговаривание и последний спор человека, ...

  1. Список литературы

    [Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/referat/po-filosofii-polivanov/

  1. Алпатов, В. М. Из следственного дела Е.Д.Поливанова // Восток. – 1997. – №5. – С. 124-142.

  2. Концевич, Л. Р. Е. Д. Поливанов и его вклад в корейское языкознание // Народы Азии и Африки.–1976.- №1. – С. 227-231.

  3. Концевич, Л. Р. Послесловие // Труды по восточному и общему языкознанию / Поливанов, Е. Д. – М.: Наука, 1991. – C.589

  4. Ларцев, В. Евгений Дмитриевич Поливанов: Страницы жизни и деятельности. – М.: Наука, 1988. – 328 с.

  5. Леонтьев, А. А. Е. Д. Поливанов и его вклад в общее языкознание.–М.: Наука, 1983. – 76 с.

  6. Леонтьев А. А., Рейзензон Л. И., Хаютин А. Д. Жизнь и деятельность Е. Д. Поливанова / Поливанов Е. Д. Статьи по общему языкознанию – М.: Наука, 1968. – С. 8

  7. Поливанов, Е. Д. К работе о музыкальной акцентуации в японском языке (в связи с малайскими) / Поливанов Е. Д. Статьи по общему языкознанию – М.: Наука, 1968. – С. 149-150.