Основные тенденции парадигмы социальной работы

Реферат

Парадигмой науки называют систему ее исходных категорий, идей, положений, допущений и принципов научного мышления, позволяющую давать непротиворечивое объяснение изучаемым явлениям, выстраивать теории и методы, на основе которых реализуются исследования. У каждой науки есть свои парадигмы. Крупные научные открытия всегда связаны со сменой парадигм, кардинальным изменением представлений об объекте и предмете науки, созданием новых теорий, обоснованием новых понятий и их систем, исследовательских методов и процедур.

Социальная работа как специфическая область познания претерпевает большие изменения. Происходит разрушение устоявшихся подходов. В свое время они были сформулированы в логике ньютоно-картезианской парадигмы науки, и сегодня, находясь на стадии оформления своего предметного языка как средства познания действительности, социальная работа стоит перед проблемой новых языковых понятийных структурализаций и формализации. Они связаны с парадигмой новой реальности, пришедшей на смену ньютоно-картезианским представлениям.

«Порядок, на основе которого мы мыслим, имеет иной способ бытия, чем порядок, присущий классической эпохе» — это утверждение М.Фуко наглядно иллюстрирует соотношение двух систем научного мировидения, следовательно, прежнее мировидение и парадигма новой реальности соотносятся сегодня как классическая эпоха и современность с присущими им представлениями о Вселенной и человеке. И в этой противоречивой логике парадигмы науки на пороге третьего тысячелетия оформляются внутренние противоречия социальной работы: ее теория познания, научный язык, методы исследований, техники помощи, видение роли социального работника и его деятельности.

Сегодня идет формирование парадигмы социальной работы, которая развивается с учетом отечественного исторического опыта помощи и защиты. В настоящее время продолжает ощущаться потребность в единой системе и мировой инфраструктуре социальной помощи и взаимопомощи, в едином информационном пространстве.

Цель курсовой работы — изучить основные тенденции парадигмы в социальной работе.

Поставленная цель реализуется в решении ряда исследовательских задач:

  • изучить теоретические парадигмы социальной работы,
  • рассмотреть тенденции парадигмы социальной работы.

Объект исследования — социальная работа.

Предмет исследования — тенденции парадигмы социальной работы.

1. Теоретические парадигмы социальной работы

1 Социологические парадигмы и модели социальной работы

Понятие «парадигма» имеет множество значений. Под парадигмой в общественных науках понимается «исходная концептуальная схема, модель постановки и решения проблем, доминирующих на протяжении определенного исторического периода в научном сообществе». Изменение парадигм расценивается как научная революция. Проще говоря, парадигму с научной точки зрения можно определить как общий угол зрения на изучаемые феномены [3, с. 63].

3 стр., 1134 слов

Экзистенциально-гуманистическая парадигма социальной работы

... этих актов сознания. Основатель — немецкий философ Эдмунд Гуссерль. Экзистенциально-гуманистическая парадигма теории социальной работы базируется на теоретических концепциях психологии. Немалую роль в ее оформлении ... Символический интеракционизм Теоретическое направление в социологии, изучающее социальные взаимодействия преимущественно в их символическом содержании. Основное внимание уделяет ...

Понятие парадигма (от греч. «образец», «пример») в философии науки введено позитивистом Г. Бергманом и было широко распространено американским физиком Т. Куном. В работе «Структура научных революций» (1962 г.) Кун определяет парадигму как «признанное всеми научное достижение, которое в течение определенного времени дает модель постановки проблем и их решений научному сообществу». Таким образом, под парадигмой понимается некоторая «дисциплинарная матрица», содержащая символические обобщения, общепринятые теоретические концепции, ценностные установки научного сообщества, определяющие выбор направлений исследования и, наконец, образцы решений конкретных задач и проблем. Таким образом, парадигма отражает определенные традиции в понимании природы характеризуемых явлений, задает программу исследовательской деятельности.

М. Пейн полагает возможным всю совокупность научного и практического, обыденного знания о социальной работе, рассмотренного под определенным углом зрения, также характеризовать в качестве парадигмы, говорить в целом о парадигме социальной работы. В данном смысле, когда парадигма по существу отождествляется с определенной традицией социального мышления, выделяют три относительно самостоятельных теоретических подхода (традиции) в социальной работе:

прагматическая традиция, которая связана с осмыслением проблем деятельности социологов в официальных учреждениях, правового регулирования работы учреждений социальной защиты. В рамках этой традиции обосновывается точка зрения, согласно которой решающими элементами в развитии практики социальной работы являются социальные проекты, правовые и административные акты, запреты, а не специфика теоретических подходов и соответствующих технологий социальной работы.

социально-радикальная («социалистическая») традиция. Акцент делается на социальной критике традиционной для западных обществ системы социальной работы за ее содействие эксплуататорской практике, недооценке коллективных форм защиты нуждающихся. В качестве альтернативы предлагается обоснование целесообразности социальной работы в коллективе, общине, больших группах людей, обеспечения их влияния на принятие решений по жизненно важным для населения проблемам.

терапевтический подход, традиция, в рамках которой уделяется повышенное, основное внимание работе с отдельными людьми или малыми группами, имеющими некоторые персональные или социальные трудности. В свое время на формирование этой традиции существенное влияние оказало развитие благотворительности, ее теоретического осмысления, где акцентировалось внимание на поддержке тех индивидов, которые имели финансовые или социальные проблемы, являлись больными, инвалидами, пострадавшими от каких-либо социальных или природных катастроф, несчастных случаев.

Парадигма теоретического знания в области социальной работы определяется как система категорий, описывающих явления и процессы, закономерности осуществления социальной работы под некоторым углом зрения, определяемым крупным открытием, исходным теоретическим основанием.

10 стр., 4659 слов

Курсовая работа инновационный подход по вокалу

... В книге Н.С. Мясоедовой «Музыкальные способности и педагогика»8 выражена общепринятая точка зрения относительно понятия «музыкальность»: «способность к эмоциональному отклику на музыку. Так как ... Задаваясь целью обучить всех детей (урок по методике вводился в общеобразовательной школе) правильно, красиво петь, изучая устройство, механизм работы голосового аппарата, Огороднов пришел к открытию ...

В настоящее время большинство авторов склонны выделять четыре социологические парадигмы, которые использовались для анализа различных социальных теорий, в том числе и теорий социальной работы. К этим парадигмам относятся: «радикально-гуманистическая», «радикально-структурная», «интерпретативная» и «функционалистская». Причем некоторые авторы считают, что эти парадигмы представляют собой альтернативные взгляды на социальную действительность, и, соответственно, определяют и осуществляют подход к ее рассмотрению с разных точек зрения. Эти теории альтернативны в том смысле, что можно, например, оперировать различными парадигмами последовательно, но нельзя одновременно оперировать более чем одной парадигмой в конкретный момент времени, так как, принимая положение одной парадигмы, мы тем самым отрицаем положения всех остальных.

Рассмотрим данные модели социальной работы более подробно.

Функционалистская модель работы, целью которой является обеспечение контролирующей функции с помощью социальных институтов, социализирующих тех, кто еще не готов для общества. Работа служит для поддержки социальной сплоченности. В этой парадигме люди должны быть подготовлены к выполнению специфических ролей в обществе, работа должна быть направлена на поддержание моральных ценностей общества, энергия молодых людей должна направляться в конструктивное русло.

Предполагается, что людям необходимо общаться с людьми, обладающими достаточно положительными моральными качествами, чтобы служить ролевой моделью. К примеру, молодые люди находятся в стадии перехода от детства к взрослой жизни. В стадии перехода молодые люди способны бунтовать, необходимо, чтобы их бунтарство было направлено на социально приемлемые цели. Этот подход подчеркивает падение моральных ценностей и необходимость контакта молодых людей со взрослыми, чей правильный моральный облик может служить ролевой моделью. Эта модель иерархична; все основные решения принимают взрослые. Реализация целей функционалистской модели предполагает, что молодые люди будут дисциплинированы, обладать приемлемой системой ценностей, поддерживать социальный порядок посредством своей преданности, существующим социальным институтам и структурам. В обществе основные институты останутся неизменными, ценности, которые поддерживают эти институты, внушаются молодому поколению, сохраняются и передаются далее [7, с. 98].

Функционалистская парадигма основной задачей деятельности в социальной сфере считает воздействие на клиента и среду его обитания для осуществления успешной адаптации. Этот подход заключается в рациональном объяснении социальных проблем и поиске их практических решений. Придерживаясь такого подхода, социальный работник совместно с клиентом ищет возможности достижения поставленной цели, выявляя факторы его социального окружения и формы взаимодействия с другими людьми. При этом должны быть учтены социальные факторы жизнедеятельности личности; механизмы адаптации человека к среде, возможности самостоятельного приобретения клиентом адаптивных навыков.

С этой позиции сам факт наличия или отсутствия в обществе такой профессии, как социальная работа, определяет то, под каким углом зрения воспринимаются индивидом и государством социальные проблемы, формируются ли ценности гражданского общества. Она по определению играет роль посредника между индивидами, отдельными группами, частными и государственными организациями, и, как новая профессия и инновационная практика, связана с изменением жизненных форм, ценностей и профессиональных идентичностей. Функционалистский подход учитывает характер разделения труда в обществе и ставит вопрос о том, какие социальные потребности удовлетворяются функциями профессий.

7 стр., 3042 слов

Молодая семья как объект социальной работы (2)

... социальной зрелости человека. Возмужание как психологический процесс- это постоянное приобретение жизненного опыта и знаний о реальных человеческих взаимоотношениях. Цель работы Основные задачи курсовой работы: дать понятие тенденции развития молодой семьи; охарактеризовать проблемы молодой семьи; ...

Интерпретативная модель. Работа в этой перспективе фокусируется на персональном развитии потребностей людей с некоторым учетом социального положения или окружения людей. К примеру, молодые люди рассматриваются как проходящие через молодежную фазу жизни. Таким образом, они должны разрешить проблемы, присущие этой фазе. Работа с молодежью призвана смягчить прохождение этой фазы, предоставляя разнообразные возможности для обучения навыкам необходимым во взрослой жизни. Интерпретативная модель — это сознательное стремление помочь людям приобрести необходимые знания, навыки, чувства, которые отвечают их потребностям, связанным с развитием личности, а так же с потребностями других людей. С точки зрения молодежных проблем, молодые люди проходят переходную фазу от детства к взрослости. Им необходимо решить задачи, присущие этой стадии. Акцент делается на пропаганде персональной ответственности за индивидуальный выбор, согласно существующим в обществе ценностям. Программы работы будут фокусироваться на помощи молодым людям в освоении и понимании собственных ценностей, относящихся к здоровью, сексуальности и пониманию последствий сделанного выбора. Рекреационные программы представляются как средство, посредством которого молодые люди учатся социальной коммуникации с другими. Как правило, эти программы отказываются от соревновательного элемента и концентрируются на групповых и техниках, для воспитания сотрудничества, взаимопомощи и групповых обязательств. Молодые люди способны развиваться как личность по своему праву, они могут думать, рефлектировать, вырабатывать свои взгляды на жизнь и принимать на себя ответственность за свое поведение. Организационные структуры создаются проектами и клубами, где молодые люди в определенных пределах вовлечены в процесс принятия решений. В этом подходе включение молодых людей в структуры принятия решений рассматривается как механизм, способствующий развитию качеств лидера и личной ответственности.

Целью интерпретативной модели является воспитание людей, которые подготовлены к активной роли в обществе, развили способность строить и поддерживать отношения, сформировали позитивную «Я-концепцию» и персональные ценности, имеют опыт лидерства и навыки принятия решений, понимают значение контроля своей жизни, и верят в то, что могут добиться успеха, если приложат достаточно усилий [16, с.254].

Интерпретативая парадигма нацеливает на изменение смысла жизни клиента. Она в большей степени, чем вышеназванные подходы, опирается на феноменологическое знание и обращает внимание специалиста на восприятие клиентом окружающей реальности и символическую интерпретацию его взаимодействий с людьми. Представления о внешнем мире возникают на основе представлений человека о себе, поэтому у него возникает возможность понять причины жизненных трудностей и преодолеть их с помощью социального работника. Особенно важно использование данной методологии при совершенствовании работы в стигматизированных группах (с наркозависимыми, больными алкоголизмом и т.д.), т.к. изменение смысложизненных ориентаций их членов составляет одну из наиболее сложных задач социальной практики.

4 стр., 1749 слов

Несовершеннолетняя мать как объект социальной работы

... позиций несовершеннолетних матерей в российском обществе. Глава 1. Несовершеннолетняя мать как объект социальной работы 1.1 Социально-культурный и исторический контекст подросткового материнства Довольно распространенное мнение ... Явление раннего материнства существует уже много столетий. Так как рождение и воспитание детей составляли социальную и духовную сущность брака, его главное значение, раннее ...

Радикально-гуманистическая модель. Основная идея работы — привести людей к достаточному уровню осведомленности относительно их социальной и политической ситуации, когда они будут мотивированы и мобилизованы для попыток достижения перемен внутри институциальных структур. Люди должны осознать тот факт, что для них открыта возможность изменить социальную реальность, они могут конструировать новые реалии, где будут не потребителями, а творцами социальных норм.

Акцент в этой модели сосредоточен на стратегиях повышения сознания, которые рассматривают доминантную систему ценностей как неотъемлемую часть молодежных проблем. Главное внимание обращается на обеспечение солидарности. Общность строится на совместном анализе внешних событий, сближающих группы дискриминируемых меньшинств как средстве понимания жизненной ситуации друг друга. Отношения с молодыми людьми строятся на партнерстве. Структуры участия в проектах, основанных на этой перспективе, будут соответствовать энергии молодых людей, и отвечать их интересам, формированию приоритетов.

Радикально-гуманистическая парадигма выдвигает задачу изменения социальной позиции клиента. Она связана со стремлением помочь людям на основе развития их самосознания и самопознания, усиления их влияния на окружающий мир. Специалист не навязывает клиенту стратегию решения его проблемы, а дает ему возможность выбрать направление движения из различных альтернатив. В то же время социальный работник, проявляя искреннюю заинтересованность в решении проблемы, использует технологию «активного слушания», эмпатию, сопереживает эмоциям клиента и пытается построить с ним отношения социального партнерства.

Радикально-структуралистская модель предполагает, что в условиях растущего кризиса у людей есть шанс осуществить существенные перемены в социальной системе, люди могут рассматриваться как их потенциальные агенты. В этой перспективе перемены являются необходимым намерением, но не достаточным условием для трансформации социальной, экономической и политической систем в общество, в котором гуманный потенциал больше не искажается и не опустошается.

В радикальной перспективе социальные службы становятся одним из выражений формулы конструктивного использования досуга как главной стратегии помощи людям в реализации своего социального потенциала, как посредством неформального научения социальным навыкам, так и через участие в развитии социальных общностей.

В современной России пространство реализации этой модели определяется деятельностью политических и общественных организаций.

Радикально-структуралистская парадигма имеет ряд следующих характеристик в практике социальной работы. К примеру, относительно работы с молодежью в этой парадигме существуют следующие положения: молодые люди — социально эксплуатируемая группа; интересы доминантной экономики и легитимных социальных групп имеют следствием маргинализацию молодых людей и снижение их жизненных шансов; равенство для молодых людей не может быть достигнуто, пока институты не изменят своей формы, правил и основы власти.

4 стр., 1731 слов

Взаимосвязь психологии и социальной работы

... для решения задач социальной работы. Например, методы социального научения предполагают использование механизмов социального восприятия, социального мышления. В социальной работе существенную роль играет психология социальной деятельности. Социальная деятельность представляет собой изучение и преобразование социума и личности человека, поскольку в ...

Радикально-структурная парадигма ориентирует на развитие социальных способностей клиента как на основную задачу специалиста. Основываясь на данном подходе, в социальной работе реализуют модель деятельности, направленную на область совершения позитивных социальных перемен. Эта модель строится на категориях «наделения полномочиями» и «социальной адвокатуры». Наделение полномочиями акцентирует внимание на субъектности клиента, развитии или восстановлении его потенциала, ответственности человека за осуществление изменений своей жизненной ситуации. Социальный работник здесь выступает, прежде всего, в качестве наставника по приобретению навыков и развитию ресурсов оказания помощи [4, с.97].

Рассмотренные выше, социологические парадигмы, сложившиеся в США и Западной Европе в конце XIX — середине XX вв., к началу XXI в. получили значительное развитие. Выявилась тенденция к международной интеграции теоретических подходов.

В целом они предлагают специалисту по социальной работе методологию рассмотрения многообразных возможностей оптимизации социальных отношений в сфере социальной защиты человека с точки зрения как объективного (системного), так и субъективного (феноменологического) подходов к познанию мира [1, с.89].

1.2 Психологические парадигмы в теории социальной работы

Существует огромное множество психологических подходов в социальной работе, применение которых на практике является эффективным и необходимым для разрешения тех или иных задач. Выбор психологической парадигмы, в рамках которой будет работать социальный работник, должен быть обусловлен, прежде всего, спецификой конкретной ситуации и личными предпочтениями и склонностями социального работника.

Рассмотрим основные психологические подходы в теории социальной работы.

Психодинамические парадигмы явились основой для многих теорий социальной работы, например, таких как функциональная, проблемно-разрешающая, эго-ориентированная, психосоциальная и др. Поэтому есть смысл познакомиться более подробно с их сущностью. Современные психодинамические теории имеют довольно широкий спектр различий, но всех их объединяет опора на идеи классического психоанализа Зигмунда Фрейда. Он с позиций последовательного детерминизма считал, что все психическое вызывается и определяется предшествующими событиями. Сознание, подсознание, бессознательное — три уровня психического. Именно на последнем уровне находятся основные детерминанты личности, психической энергии, побуждений и инстинктов. Этот уровень личности Фрейд назвал Ид. Состоит он преимущественно из либидо (стремление к сексуальному удовлетворению), инстинкта агрессии и стремления к смерти. Высший уровень личности — Супер-Эго (что-то вроде совести), между ними находится уровень Эго — следует инстинктам бессознательного и требованиям морали, отвечает за произвольное поведение и формирование психологических защит. [11, с.20]

Хотя позиции, выдвигаемые Фрейдом, вызывали и до сих пор вызывают неумолкающие дискуссии, ни у кого не возникает сомнений в их важности. Многочисленные ученики и последователи психоанализа бесконечно модифицируют концепцию Фрейда: Альфред Адлер, Эрик Эриксон, Эрих Фромм, Хорни, Карл Юнг — весьма известные имена в психологии. Психоанализ стимулировал развитие новых идей — трансактного анализа (Э. Берн), биоэнергетики (А. Лоувен), гештальт — традиций (Ф. Перлз) и др. Это направление объединяет большое число теорий и школ, не похожих друг на друга, порой парадоксальных. Спектр их различий довольно широк — от ортодоксальных, традиционных (классических) до более гуманистических, с использованием методов других направлений.

3 стр., 1434 слов

Технологии социальной работы с девиантными подростками

... Настоящая курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Глава 1. Теоретические аспекты социальной работы с девиантными подростками ... реальном опыте социальной работы, принципах и теоретико- методологических закономерностях, открытых социальными науками: социологией, теорией социальной работы, теорией управления, правом, социальной педагогикой, валеологией ...

Психодинамический подход в целом фиксирует внимание на огромной роли прошлого опыта человека, уходящего корнями в его детство, который, как правило, не осознается субъектом. Эта идея выражается понятием «предметные связи». Отсюда центральным понятием является «конфликт» — непознанные («бессознательные») моменты, возникшие в ходе развития человека, начиная с детства, и продолжающиеся в жизни взрослого. Такие конфликты — манеры поведения — были заложены как кластеры чувств, мыслей и поступков. Они возникли в результате взаимодействия различных событий в индивидуальной истории развития человека.

Считается, что на основе прошлого опыта формируется особая организация (совокупность чувств, мыслей и манер) поведения, оказывающая воздействие на нынешнее восприятие мира. Если она выражается в неадекватных условиям реакциях, то, исследуя настоящие события в контексте прошлого опыта, можно изменить эти «организующие системы», способствуя тому, чтобы информация и опыт в будущем у личности структурировался иначе, став основой нормального психического самочувствия. При его нарушении от тревоги и неуверенности спасает человека своеобразный механизм, названный психологической защитой, который действует на подсознательном уровне.

«Защита» и «сопротивление» — с позиций психодинамики представляются как особые когнитивные способности человека, позволяющие ему освободиться от неприятных чувств и воспоминаний, держать их вне своего сознания, обеспечивающие бессознательную компенсацию тревоги и стресса. Психологическая защита — один из механизмов, препятствующих изменению личности. В современном психодинамическом подходе описан ряд наиболее распространенных защитных механизмов: вытеснение, отрицание, подавление, идентификация, рационализация, интеллектуализация, регрессия, сублимация, расщепление, проекция и др.

Имевшая большую популярность в последние десятилетия психосоциальная работа предполагает обычно длительное взаимодействие с клиентом. Но в социальной работе нередко приходится иметь дело с ситуациями, требующими немедленного изменения. Теоретически и технологически это обосновывается с позиций кризис-интервентной модели социальной работы [1, с.78].

Следующее направление, которое будет рассмотрено — бихевиористская и когнитивная парадигмы в контексте проблем социальной работы.

Бихевиористское направление в психологии берет начало от работ Д. Уотсона.[8, с.89] Центральной конструкцией его системы является возможность показать влияние окружения на поведение человека. В этой связи бихевиоризм склонен недооценивать роль прошлого опыта в жизни человека в противоположность психодинамическому подходу. Здесь не уделяется особого внимания и специфике восприятия, самоанализу и мироощущениям личности, что имеет существенное значение для экзистенциализма и гуманистических теорий. Для бихевиоризма важны мысли и поступки личности, их мотивы.

3 стр., 1394 слов

Связь памяти с личностью человека

... “медленно запоминает, быстро теряет” и т.д.). Воспитанию положительных свойств памяти в значительной степени содействует рационализации умственной и практической работы человека: порядок на рабочем месте, планирование, ... концентрации внимания. Интерес обуславливается личностью человека и окружающей средой и может меняться вместе с ними. Существенную роль в процессах памяти играют эмоции, которые тоже ...

Основная идея — поведение человека — определяется воздействиями окружающей среды, которая контролирует его путем различного рода стимуляций. В теории и практике социальной работы основополагающими являются положения об ответной и оперантной обусловленности поведения индивидов и социального обучения как одного из способов формирования и реализации поведенческих реакций,

Социальная работа, используя бихевиористский подход, может быть довольно эффективной в силу своей четкости в постановке целей и их достижений. Идеи бихевиоризма полезны в социальной работе при решении детских проблем, отношений детей и родителей, применения методов поощрения и наказания. Полезна бихевиоральная модель и в работе с группами.

В социальной работе, однако, в большей степени используются идеи психологии бихевиоризма, связанные с социальным обучением (моделированием).

Но, этот подход не нашел широкого применения в социальной работе по этическим соображениям, поскольку методы бихевиоризма в большей степени позволяют манипулировать поведением клиентов, чем контролировать его. А это не вписывается в стиль социальной работы, противоречит ее гуманистической составляющей.

В связи с идеями бихевиоризма, но в то же время и достаточно независимо, сформировалась когнитивная психология. Особо прочные позиции в теории социальной работы это направление заняло в 80-е годы. В то время теория и практика социальной работы, стесненная рамками психодинамического подхода и не нашедшая основного ключа в бихевиористских концепциях, открыла широкие возможности для применения психологических когнитивных моделей [14, с.17]. При этом стала все более очевидной их близость к социальной психологии и социологии, комплексным подходам.

Представители когнитивного направления считают важным то, как человек думает о мире, делает выбор из множества возможностей, принимает решение и как действует в рамках определенной социальной реальности. Эти положения являются основой рационально-эмоциональных построений (А. Эллис), когнитивной терапии (А. Бек), психологического взаимодействия (Д. Крамбольц, Глассер).

Общее, что объединяет различные когнитивно-бихевиористские подходы, — опора в большей степени на мысли и поступки индивидов [14, с.45].

Эффективное использование когнитивной психологии в социальной работе характерно для X. Гольдштейна. В его работах прослеживается мысль о том, что неадекватность, ошибки восприятия ведут к формированию неверного взгляда на жизнь, нередко выражающегося в различных конструкциях. Отсюда, по мнению Гольдштейна, поведение включает 3 части: моральный код или социальную философию, теорию личности и методы воздействия [21, с.89].

Своеобразие теории Гольдштейна состоит в том, что он пытается объединить психологический и социальный аспекты в единое целое. Выделяя в личности три главные переменные: самопонимание (существование), восприятие себя (знание) и интенциональность, работы являются гуманными и, во-вторых, эти подходы дают возможности для понимания человека как целостной личности, находящейся во взаимодействии со своим окружением. Рассмотрим каждый из названных подходов в отдельности.

6 стр., 2678 слов

Доклад «Модель социальной работы в Германии»

... что в Германии проводят границу между социальной работой и социальной педагогикой. Социальная работа связана с помощью, уходом и заботой по отношению к клиенту. Социальная педагогика занимается в основном вопросами непосредственного воспитания и образования клиентов. В деятельности социального работника ...

Голдштейн считает обязательным для личностного комфорта гармоничные отношения между всеми частями личностного «Я». Рассогласование между ними ведет к различного рода конфликтам. Тут и возникает широкое поле деятельности для психологов, психотерапевтов, социальных работников. Основная цель их — помочь индивидууму адаптироваться к социальной ситуации. В социальной работе это становится возможным путем использования разных видов социального обучения (стратегического, тактического, адаптивного, дискриминационного, проблеморазрешающего и др.) [21, с.98].

В целом, когнитивную психологию можно рассматривать как теоретико-методологическую основу для многих теорий социальной работы, в том числе и комплексно-ориентированных.

Еще одно довольно распространенное направление в психологии — это гуманистическое. Рассмотрим возможности его использования в социальной работе.

К гуманистическому направлению относят концепции Карла Роджерса, Абрахама Маслоу (гуманистический подход), Виктора Франкла (экзистенциональный подход), Ф. Перлза (гештальт-традиции).

Решающую роль в жизни и развитии человека с точки зрения такого подхода имеют его представления о самом себе — «Я» — концепция, центральным звеном которой является понятие «самоценности».

Через всю психологическую теорию личности у К. Роджерса красной нитью проходит идея — каждый человек обладает внутренней собственной активностью, стремлением к росту, прогрессу, более полной реализацией своих внутренних потенций. Эти идеи он воплотил в модели «личностного роста», основанной на стремлении человека к повышению самоценности и конгруэнтности, что может эффективно использоваться в социальной работе.

К. Роджерсу удалось выделить три условия, которые благоприятны для личностного роста и могут быть созданы самой личностью или с помощью специалиста: подлинность (конгруэнтность — искренность), безусловное принятие другого человека и способность к эмпатическому пониманию другого, сопереживание. Он оценивал возможности личностного роста как неисчерпаемые, и достичь успеха в этом может пытаться каждый человек.

У К. Роджерса много последователей и сторонников. Его идеи широко используются психологами и в теоретических, и в практических построениях. Близки ему «по духу» и идеи А. Маслоу.

А. Маслоу разработал концепцию иерархии потребностей: первый (низший) уровень соответствует естественным, биологическим потребностям человека, над ним последовательно надстраиваются потребности в безопасности, опеке, знании, самоуважении. Вершина иерархии — потребность в самоактуализации, становлении, росте личности. Этому способствует принятие человеком определенных ценностей: творчества, альтруизма, любви и др. Определяя самоактуализирующуюся личность, А. Маслоу постоянно подчеркивает мысль о том, что характерно для нее не отсутствие проблем, а умение находить пути и способы их решения. [9, с.10]

Экзистенциональная психология дает возможность в социальной работе с клиентами научить их планировать и развивать отношения с другими людьми, которые бы обеспечивали ему определенное существование. С этих позиций важное значение придается выбору действий и коммуникаций как внутри отдельных систем, так и межсистемных связей. Примером могут служить теоретические построения и практика В. Франкла. Важнейшим стремлением личности В. Франкл считает обретение смысла своего существования. Если личность не может реализовать это стремление, то она испытывает фрустрацию (или экзистенциальный вакуум).

Каждый человек независимо от пола, возраста, социального статуса, профессии, религиозных убеждений и т.д. несет ответственность за реализацию своего уникального смысла жизни, которому нельзя научить, но который всегда можно осознать. [23, с.125]

К современным психологическим теориям гуманистического направления следует отнести и гештальт-психологию. Основные тенденции возникновения и развития гештальт-психологии как научного направления связаны с изучением процесса восприятия. Однако идеи гештальт-психологии — целостности, константности, структурности, осмысленности психики были распространены и на психологию личности, социальную психологию. В этой связи особый интерес представляют идеи, развиваемые в исследованиях К. Левина и его последователей.

Все гуманистические подходы дают много ценного для социальной работы. Основная задача психолого-ориентированной социальной работы — войти во внутренний мир личности и помочь ей избрать оптимальное направление развития, опирающееся на адекватное понимание собственного «Я» и окружающего мира.

В последние годы возникает методологическая, теоретическая и технологическая необходимость сочетания различных психологических подходов. Это особенно важно для социальной работы. Такое соединение возможно двумя путями: эклектическим и конструктивным. В первом случае выбираются наиболее понравившиеся специалисту положения того или иного подхода и механически объединяются между собой. Такой путь возможен, что нередко и происходит. Второй путь более трудоемок. Использование различных подходов в нем связано с формированием иных принципиальных положений, отсутствующих в каждом из них в отдельности. В психологии такое направление получило название психосинтеза, которое возникло совсем недавно.

Современный психосинтез требует сочетания различных методологических, теоретических и технологических воззрений в целом и нового метода для каждого клиента в отдельности.

1.3 Комплексно-ориентированные парадигмы в теории социальной работы

Комплексно-ориентированные парадигмы позволили сформироваться таким теориям социальной работы как ролевая, социально-педагогическая, когнитивная. Рассмотрим их более подробно.

Ролевая теория

В рамках использования ролевой модели практики социальной работы проявляются некоторые компоненты социологического знания. Но в основном логика обоснования целесообразности той или иной деятельности социального работника здесь базируется на психологическом знании. Прежде всего, это выражается в том, как понимается роль личности, а она, чаще всего, трактуется преимущественно в психологическом или социально-психологическом планах.

Многие исследователи возникновение ролевой теории связывают с именем Якоба Леви Морено (1892-1974), признавая его не только основателем социометрии, через которую Морено пытался описывать межличностные отношения, но и групповой психиатрии в целом.

Отношения между людьми динамичны, пластичны, в каждом отдельном случае человек действует согласно своей оценке возникающей ситуации. Но эти оценки могут вступать в противоречия с оценками данной ситуации другими людьми.

Дж. Mид (1863-1931) считал, что взаимное приспособление значительно упрощается благодаря способности людей формировать представления о самих себе как об объектах восприятия, причем этот процесс обеспечивается путем принятия ролей других. Каждый человек способен сформировать Я-образ, т.е. может представить, как он выглядит в глазах других людей, включенных в данную ситуацию, и таким образом проверить с точки зрения других участников все, что он собирается делать. Личная ответственность фиксируется человеком в тот момент, когда он представляет себе, что ждут от него другие участники. Линии действия отдельных индивидов взаимно подгоняются друг к другу, поскольку каждый может принимать роли других, формировать Я-образ с приписываемой им точки зрения и осуществлять приспособление к приписываемым им намерениям и экспектациям.

По мнению Мида, способность рассматривать самого себя как объект — это одно из специфических человеческих качеств, человек начинает осознавать себя как особую «единицу» в процессе принятия ролей. Он относится к своему поведению как к поведению других людей или так, как другие люди относятся к его поведению [2, с.96].

Можно сказать, что социальная роль — это поведение, которое от человека ожидают другие люди при выполнении им социальных функций. Действуя согласно этим ожиданиям, человек как бы исполняет свою социальную роль. И здесь может возникнуть расхождение в понимании им и другими людьми, что он «обязан и не обязан» делать в соответствии с этой ролью, что в дальнейшем может привести к конфликтам. Кроме социальных ролей люди исполняют и межличностные роли. Порой между социальными и межличностными ролями возникают противоречия. Так, например, социальные роли — «любящая мать», «преданный сын», «строгий отец», а межличностные — «равнодушная мать», «дерзкий сын», «отец, не пользующийся уважением». И не всегда люди сами могут выйти из противоречивой ситуации, в которую попали. В этом случае им на помощь должны прийти специалисты — социальные работники, учитывающие уровень сознания клиентов, характер свойственных ему стереотипов. Ролевую игру социальный работник может использовать для обучения клиента коррекции поведения, а также повышения его адаптивности. Ролевая теория служит для социального работника одной из форм социального объяснения, а приобщение к таким социальным ролям, как семейные, профессиональные и родительские, обусловливают формирование личности и ее поведения.

Выбор методик, адекватных решению проблемы, а также сочетание различных методик в процессе работы с клиентом во многом определяются с одной стороны, спецификой проблемы, с которой пришел клиент, с другой — приоритетом той теории, на которую опирается в своей профессиональной деятельности специалист-практик.

Одной из методик, в основе которой лежит технология ролевой игры, является психодрама. Психодрама, как подчеркивает К. Руддестам, основываясь на естественной способности людей к игре, «создает такие условия, при которых индивидуумы, исполняя роли, могут творчески работать над личностными проблемами и конфликтами».

Наиболее распространенными технологиями на основе ролевой теории являются следующие: перемена ролей; групповая дискуссия (предметом которой, в частности, могут быть биография клиента, межличностные отношения в группе и т.д.); групповая поведенческая терапия, целью которой является освоение новых ролей в группе и с помощью группы коррекция поведения клиента (в данном случае используются методики: угасание, переобусловливание, моделирование, научение социальным навыкам, межличностным контактам); арттерапия, цель которой — раскрытие клиентом своей роли перед группой, интерпретация ее, стимулирование активности клиента; методика «запрограммированных ролей» и др. Понятие «социальная роль» позволяет и более рельефно описать отношения «социальный работник — клиент» [3, с.89].

Ситуативно-ролевая игра может использоваться и в процессе подготовки специалистов в области социальной работы. Некоторые исследователи считают, что социальные работники должны выбирать определенную роль, обусловливающую тактику их взаимоотношений с клиентом в процессе общения. Например, социальный работник может выступать в роли посредника, друга либо наставника. Эти роли могут меняться на разных этапах общения социального работника с клиентом.

Ролевая теория также имеет явно выраженную тенденцию к комплексности, что позволяет многим теоретикам и практикам относить такой подход к комплексно-ориентированным, связывая его с социально-психологической разновидностью комплексно-ориентированных теорий социальной работы.

Социально-педагогическая теория

В ее основе лежит положение, что воспитание выступает частью процесса социального становления человека как сознательное целенаправленное воздействие на индивида, социальную группу со стороны субъектов воспитательной деятельности, ставящих своей целью выработку у воспитуемых определенных социальных качеств.

На процесс социального становления человека, формирования его личности влияют разнообразные социальные факторы, под воздействием которых в отдельных случаях могут сформироваться неадекватные данному обществу социальные качества личности, приводящие в последующем к разного рода социальным конфликтам. Поэтому процесс социализации в основном является институционализированным, реализуется через систему определенных социальных институтов, призванных корректировать формирование социальных качеств личности в соответствии с общественно значимыми ценностями, ограничивать или активизировать воздействия каких-то факторов либо нейтрализовать их.

Социально-педагогическая модель может рассматриваться и на уровне структурной, и на уровне психосоциальной работы. Возможности реализации данной модели на структурном уровне можно показать на примере исследования взаимоотношений школы и общества.

Школа в современном обществе выполняет те основные задачи, которые на других этапах развития общества выполнялись неформально, путем включения индивида в семью, племя, общину и т. д. Она выступает в роли первоначального механизма дифференциации общества, беря на себя задачу профессиональной подготовки. Таким образом, именно школа начинает формировать социальный статус человека, помогая ему адаптироваться к жизни общества на разных уровнях и этапах его развития. В соответствии с этим реализуются такие функции социальной работы, как профилактическая, прогностическая, социального контроля.

Другая точка зрения основана на том, что школа рассматривается как социальный институт, являющийся фактором борьбы различных социальных групп за власть. Задача школы в этом случае — прежде всего формирование таких ценностей, которые бы оправдывали все действия, необходимые для поддержания существующей системы. Таким образом, через этот подход реализуется прежде всего такая функция социальной работы, как социальный контроль.

Третья точка зрения опирается на положение, что в современном обществе «хорошо социализированный» в группе человек не обязан разделять точку зрения других ее членов, а его поведение может существенно отличаться от их поведения. Все люди живут, как бы «играя» по определенным правилам (они решают, как изменить ритм работы, как провести свое свободное время, как себя вести в случае конфликта с администрацией и т. д.).

Но некоторые люди «выпадают» из игры, не зная, как вступить в нее, не понимая, что она означает, что можно от нее ожидать и что можно себе позволить [4, с.96].

Роль школы и заключается в том, чтобы такие «маргинальные группы» не возникали. В соответствии с этим школа, с одной стороны, способствует формированию свободно действующих, как бы «автономных» социальных субъектов, а с другой — развивает «структуру разумного», в пределах которой могут существовать индивиды, не вступая в конфликт с обществом. В этом случае функциями социальной работы являются социально-психологическая реабилитация индивида и оптимизация механизмов реализации его возможностей и потребностей.

Таким образом, социальные работники должны регулировать отношения общества и школы как системы образования и воспитания, ибо насколько школа формируется под влиянием общества, настолько общество изменяется под влиянием школы.

Когнитивная теория

Один из принципов организации социальной работы согласно этой модели практики заключается в том, что, социальные услуги должны быть доступны всем нуждающимся в них.

В когнитивной модели выявляются возможности регуляции социального поведения клиента путем обучения его «отрабатывать» механизмы своих поступков, адекватные социальным условиям или той конкретной социальной ситуации, в которой он оказался. Одной из методик в процессе консультирования клиента, разработанной на основе когнитивной модели, является объяснение, в основе которого лежит рациональный контроль социального работника за поведением клиента.

Данная модель чаще всего используется при работе по месту жительства. Процессы урбанизации, появление городов-спутников во многих развитых странах, расширение миграционных потоков поставили социальных работников перед необходимостью осваивать новые формы социальной работы. В частности, не все возникающие социальные проблемы можно было решать в традиционно существующих социальных службах.

Когнитивная модель практики социальной работы в процессе адаптации выделяет три основных этапа, или фазы:

  • реакция на внешний мир, обусловленная Я клиента, его целями и стремлениями;
  • стабилизация положения клиента в социальной среде;
  • особенно это важно при рассмотрении социальных качеств клиента, которые могут иметь отрицательный резонанс;
  • выявление потребностей клиента в соответствии с имеющимися целями и установками.

Существенным моментом в процессе консультирования, опирающегося на когнитивную модель, является анализ разных сторон восприятия. На основе восприятия в дальнейшем строятся взаимоотношения клиента и социального работника, которые могут быть либо эффективными, либо деструктивными.

В практике работы важно учитывать, что восприятие какой-то реакции клиента на конкретные события не должно рассматриваться как восприятие его личности в целом. Например, когда мы наблюдаем за клиентом при помощи видеомонитора, то фиксируем лишь его реакцию, но не можем интерпретировать его чувства. В то же время очевидно, что на характер восприятия могут влиять различные факторы — знания, установки, социокультурные стереотипы и др.

Когнитивная модель социальной работы является комплексной, поскольку она включает и социологические, и психологические подходы к ее организации.

Одна из проблем, с которой встречается социальный работник на основе этой модели практики, — разрешение конфликтов, природа и сущность которых может быть различна. Например, конфликт между Я, которое представляет клиент сам себе, и представлениями, которые, по его мнению, возникают о нем у других (это часто происходит в период изменения социального статуса клиента, потери работы, возрастных изменений и т.д.).

То, каким образом человек выходит из конфликта или предполагает пути выхода из него, имеет общественную значимость, поскольку речь идет о реабилитации адаптивных механизмов личности, имеющих определенное отношение к изменениям и других людей.

В процессе работы с клиентом по разрешению конфликта на основе когнитивной модели социальному работнику важно последовательно осуществлять следующие «шаги», или «наборы действий»:

  • «дискриминационные», на этом этапе клиент должен осознать или почувствовать возникшую проблему или существующие обстоятельства, которые создают дискомфорт для него, или иначе — дискриминируют его «Я»;
  • «концептуальные», на этом этапе социальный работник должен стремиться к тому, чтобы клиент соотнес символы и цели, которыми он обычно пользовался при получении и передаче информации, с принципами выделения ценностей и их влиянием на самопонимание;
  • «обучение принципам взаимоотношений», которые опираются на диалектику механизмов адаптации, ценностных ориентации и представлений человека о мире;
  • «разрешение проблемы», на этом этапе обосновывается универсальный способ, посредством которого клиент справляется с разрешением возникших конфликтов.

Каждый «шаг» предполагает различные технологии работы с клиентом. Так, на первой фазе важно определить ценности клиента в его жизни и, что не менее важно, подвести его к необходимости выделения таких приоритетов. Социальный работник должен стремиться «вывести» сознание клиента за пределы его непосредственного опыта на уровень научного абстрагирования; показать ему, как среда влияет на характер его восприятия мира и дальнейшую мотивацию его поведения [5, с.125].

Социальный работник может предложить клиентам вести дневник, затем в последующих беседах он стремится к тому, чтобы они могли сознательно описать события прошедшего дня, связать эти события со своими мыслями и чувствами; можно использовать и специальную систему заданий и упражнений.

На второй фазе важно определить основные особенности когнитивного стиля клиента, который обусловлен во многом его внутренним миром (основан на соответствующих клиенту формах восприятия и механизмах адаптации), имеющимися у него стереотипами (он может, например, в одних ситуациях отождествлять социальных работников с врачами, особенно психотерапевтами, в других — с работниками правоохранительных органов), характером и уровнем получаемой им информации (в частности, те символы, которые в последующем у них ассоциируются с той или иной областью получаемой информации), социокультурными нормами, которые свойственны клиенту и определены средой его окружения.

На этой фазе организации консультирования основным является процесс общения клиента с социальным работником, а также с другими людьми. Важно обращать внимание на особенности и вербального, и невербального общения клиента с разными людьми, что позволит: получить больше сведений от клиента о нем самом и о его жизни в целом; зафиксировать стереотипно-символическую реакцию на происходящие изменения и в самом клиенте, и в окружающих его людях, и в социальной среде; выявить характер его жизненной позиции, степень ответственности, которую он берет на себя.

Социальный работник должен понять мотивы поступков клиента. Необходимо создавать в ходе работы с ним благоприятный климат общения, способствующего формированию у клиента желания изменений.

Следует учитывать такой существенный фактор, что слабые личностные изменения могут быть эффективны только в условиях решения социальных проблем: гарантий социальной безопасности, предоставления жилья, минимальных средств существования. Важно также иметь в виду то, что некоторые клиенты, получая различные услуги, испытывали при этом чувство моральной ущербности. В этом случае необходимо снять возникшее отрицательное эмоциональное отношение к определенным социальным службам и к отдельным социальным работникам. Переориентация эмоционального отношения может происходить за счет предоставления клиенту соответствующей информации.

Все социальные работники несут профессиональную ответственность за характер и уровень оказываемых клиенту услуг, за те изменения его личности, которые они прогнозируют, за предоставляемую ему информацию. Клиенту может быть рекомендована методика самоанализа (структура и формы которого определяются различными факторами, среди них особое место занимают социокультурные) [7, с.85].

Важно помочь клиенту увидеть альтернативные направления совершаемых действий. На фазе, получившей название «разрешение проблемы», выделяются основные принципы (нормы, правила) поведения клиента в возникшей ситуации с целью ее изменения или изменения его самого. Важно показать, что социальные изменения обусловливают и изменения основных взаимоотношений между людьми.

Одним из важных моментов деятельности социальных работников является наличие умений и навыков по использованию различных методов работы с индивидами, группами по разрешению проблем на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

Эффективным является комплексное использование теорий психологии, социологии, правоведения, экономики и других, особенно тех, которые носят интегративно-комплексный характер.

2. Основные тенденции парадигмы социальной работы

1 Западная и отечественная теоретические парадигмы социальной работы: сходство и различия

В западной модели помощи идеи альтруизма находят свое развитие в логике идей индивидуализма, где чувства мысли и желания отдельного человека выступают как высшая самоценность. Отсюда специфика рефлексии помощи, когда клиентом выступает как индивид и отдельная группа, которым отдается преимущество, так и сообщество и община, которые рассматриваются в логике субъектности [9, с.189].

К. Поппер, размышляя о синтезе индивидуализма и альтруизма в западной цивилизации, писал: «Этот объединенный с альтруизмом индивидуализм стал основой нашей западной цивилизации. Это — ядро христианства («возлюби ближнего своего», — сказано в Священном Писании, а не «возлюби род свой»), а также всех этических учений, получивших развитие в нашей цивилизации и ускорявших ее прогресс» [7, с.56].

В основе философии помощи отечественной модели лежат идеи соборности. Альтруизм восходит к общинному коллективизму, к этической, нравственной идее народности, как идее истинности и справедливости. Отсюда не случайно наибольшее развитие получают общественные, общинные формы помощи не только в дореволюционной, но и в постреволюционной России.

А.Ф. Лосев так раскрывает идею соборности: «Тут имеется в виду социальность как глубочайшее основание всей действительности, как глубочайшая и интимнейшая потребность каждой отдельной личности, как то, в жертву чему должно быть принесено решительно все. Это общее животрепещущее социальное тело, в котором каждая личность не больше как один из бесчисленных органов или клеток, перешло из старого мировоззрения, …в примат общественности и народности, в чувство бесконечной, напряженной ответственности перед народом» [10, с.169].

Таким образом, индивидуальность здесь проявляется через общинность и коллективность становится базовым принципом помощи. В этом можно увидеть специфические социогенетические корни отечественной модели помощи и милосердия.

В основе мировоззренческой доктрины помощи и в отечественной и в западной моделях лежали принципы и идеи христианства.

В западной модели процесс помощи рефлексируется как духовное преображение, которое «предполагало внутреннее изменение, обновление духа, что вело к «воскрешению» и «возрождению» и превращало грешника-нарушителя в достойного члена общины» [11, с.42].

В этих подходах виделся индивидуальный путь спасения отдельного человека. Причем характерно, что общественные отношения, общественные идеалы выступают в качестве нормы. А отсюда стремление к формированию социально необходимого поведения, которое воспитывается и рефлексируется в христианской парадигме мышления Запада [14, с.10].

В западной модели помощи участие в судьбе человека принимали различные конфессии. Антагонизм вероисповеданий привнес в модель помощи эгалитарные тенденции личностной свободы.

Философия помощи отечественной модели раскрывается в логике идей православия. Русская Православная Церковь в течение тысячелетия формировала национальное сознание, национальный духовный опыт.

Философия призрения становится на многие столетия определяющим подходом в отечественной модели помощи. Призреть — значит приблизить, озаботиться нуждами ближнего своего. Отсюда другой модус рефлексии помощи. Им является не столько «общественный космос», сколько нравственный идеал, поднимающий русское сознание к иному горизонту нормы.

С.Л. Франк, определяя специфику русской духовности, выделяет критерий, который отражает сущность моральной нормы, определившей подходы различных видов и уровней помощи в России, «…когда речь идет о русских поисках «блага», имеются в виду не ценности, приносящие личное спасение или исцеление, но принцип или порядок, т.е. в конечном счете религиозно-мифический пункт, или основа, на которой должна зиждиться вся человеческая жизнь, да и все космическое мироздание, и через которую человечество и мир спасаются и преображаются» [10, с.98].

Критерием нормы выступает как бы не сама реальность, а идеальная реальность, которая подвижна и постоянно изменяется в духовной культуре русского сознания. Отсюда, видимо, и проистекают эти метания в принципах и подходах, в системах помощи. Так, Стоглавый собор официально разрешает нищенство, легализует и оформляет соответствующие институты помощи, тогда как реформы Петра I проводятся без учета сложившихся традиций, причем выдвигаются новые принципы организации помощи. Это характерно и для моделей помощи постреволюционной России и России этапа реформ [11, с.463].

Социальная работа как профессия в западной модели помощи возникает из добровольного общественного движения феминисток и либерально-демократической оппозиции. Аналогичная тенденция наблюдается и в России. Но если в западной модели развитие от добровольной помощи к профессиональной носило непрерывный характер, т.е. для западной модели характерен эволюционный путь развития, то в России развитие профессии носило дискретный, т. е. прерывистый характер. Даже ее современный, профессиональный этап характеризуется тем, что специалисты «рекрутируются» из других профессий и служб, и их становление как профессионалов осуществляется на основе собственного эмпирического опыта и имплицитных профессиональных представлений.

Понятийное поле в западной модели помощи складывалось на основе медицинских, социологических, конфессиональных, юридических и психологических подходов. Психология явилась методологической базой развития знания социальной работы, а техника групповой и терапевтической работы легла в основу ее методики.

Понятийное поле социальной помощи в России складывалось под воздействием иных факторов. Два направления — социальное обеспечение и социальная работа — в России предстают в единстве, включая в себя просвещение, образование, медицину, социальную политику. Оно выступало объединяющей формой, парадигмой, где нашли свое развитие все вышеназванные процессы. Этим и объясняется та разорванность «понятийного сознания», когда социальную работу идентифицируют с социальной педагогикой, социальным обеспечением, социальной медициной [23, с.146].

Отечественная модель помощи развивалась в течение нескольких столетий в тесном контакте с западной моделью помощи. Экстраполяция идей, государственных законов, включенность отечественной науки и демократической общественности в процессы западной цивилизации своеобразным образом отразилось на процессах помощи. Многие идеи и законы, особенно в период Петровских реформ, были декларированы, когда еще не было объективных условий для их реализации. Отсюда западная модель помощи выступала своеобразной «абсолютной идеей», видение и «осязание» которой позволяло намечать свои перспективы роста и развития. Эти тенденции присутствуют и в современной отечественной модели помощи.

2.2 Научная парадигма социального обеспечения и социальной работы

Идеология нового времени переосмысливает концепции взаимодействия между людьми в обществе, вырабатывает новое видение проблемы помощи и благотворительности. Процесс помощи как культурно-историческое явление и определенное знание отдельно не выделяется, развиваясь по отдельным отраслям: в педагогике, дефектологии, социальном обеспечении.

Условно можно выделить два периода в оформлении идей социальной поддержки. Первый — с 1919 по 1941 г., когда происходит сужение кластеров познания социальной помощи дореволюционного периода и оформление новой парадигмы знания о социальном обеспечении и социальном страховании в социалистическом обществе. Второй — с 50-х и до конца 80-х гг., когда особо интенсивно и последовательно развивается врачебно-трудовая экспертиза, методика социально-правовой реабилитации инвалидов.

Основные теоретические вопросы первого периода связаны с проблемами организации социального обеспечения и социального страхования в обществе, уточнением дефиниций данных областей познания, отношением их к предшествующему научному наследию.

Одними из первых работ в области теории социального обеспечения и социального страхования стали работы Н. Милютина, А. Забелина, Н. Вигдорчика, В. Яроцкого, З. Теттенборна и др. С работ этих общественных деятелей и ученых начинается становление марксистско-ленинского подхода к социальному обеспечению и социальному страхованию.

Следуя традициям научной школы XIX-начала XX столетия (20-30-е гг.), в теоретических и практических подходах социального обеспечения уделяется большое внимание различным проблемам социальной патологии, таким, как профессиональное нищенство, беспризорность, проституция. Эти проблемы обсуждаются в специальных работах и на страницах журнала «Социальное обеспечение». Интересно, что проблемы алкоголизма не рассматриваются в научных исследованиях этих лет, хотя они и существуют. Можно отметить, что первые крупные монографии, посвященные этому вопросу, появляются только в 80-х гг.

Ведущей научной тематикой становятся проблемы так называемого инвалидизма (термин взят из зарубежной теории социальной работы) и медицинско-трудовой экспертизы, которые на протяжении десятилетий разрабатываются в русле парадигмы социального обеспечения. Большой вклад в развитие данного направления вносит Центральный Научно-исследовательский институт организации труда инвалидов (организован в 1930 г.).

Можно отметить, что вопросами инвалидов занималось достаточно большое количество отечественных ученых, внесших существенный вклад в разработку проблемы. К ним можно отнести работы А. Авербаха, В. Бурейко, А. Борзунова, А. Третьякова (вопросы разработки классификации инвалидности).

В 50-60-е гг. выходят фундаментальные руководства и монографии, такие, как «Практическое пособие для врачей ВТЭК и ВКП» (1955), «О теоретических основах врачебно-трудовой экспертизы» (1963), «Врачебно-трудовая экспертиза и трудоустройство инвалидов» (1967), «Справочник эксперта-хирурга» (1967).

В 70-80-е гг. разрабатываются принципы врачебно-трудовой экспертизы при заболеваниях, требующих хирургического вмешательства, и травмах опорно-двигательного аппарата, проводятся исследования И. Фаермана, А. Нарычева, Д. Грицкевича.

В 70-х гг. ставится вопрос о научном статусе врачебно-трудовой экспертизы как самостоятельной научной парадигмы90. В тот же период выходят сборники, посвященные теории и практике социального обеспечения, такие, как «Вопросы теории и практики социального обеспечения» (1978), «Проблемы развития социального обеспечения на современном этапе» (1980), «Проблемы теории и практики социального обеспечения в СССР» (1980).

В этих работах проблематика сфокусирована вокруг основных проблем — пенсионного обеспечения, трудоустройства инвалидов, обучения и переобучения инвалидов, протезирования, обеспечения нетрудоспособных, социальной помощи слепым и глухим. По сути, эти направления являлись кластерами научного познания [6, с.52].

Следующий этап развития научной парадигмы социальной помощи в России начинает свой отсчет с начала 90-х гг. Одним из главных факторов образования этой в определенном смысле новой для России отрасли знания послужили принятые в 1991 г. постановления Госкомтруда СССР о введении новой профессиональной квалификации — социальный работник и введении той же специальности в учебные заведения по различным формам обучения.

В сложившихся условиях научная мысль была тесно связана с вопросами организации передовой инфраструктуры помощи, с практическими методами поддержки нуждающихся, проблемами подготовки специалистов различного профиля, определением научного статуса дисциплины,

С 1992 г. начинаются системные исследования по теории и истории социальной работы, социального администрирования, по подготовке специалистов, методов помощи различным клиентам, осуществляется перевод книг по теории и практике зарубежной социальной работы.

Теоретические исследования начинаются с определения научной области познания социальной работы, исходя из понимания ее целей и задач. Первоначально наблюдается достаточно большой разброс мнений по данному вопросу, причем не только в определении сущности социальной работы, но и в формировании ее концептуальной схемы, объектно-предметных связей.

Все эти подходы можно условно разделить на три группы: «индивидуальный», «личностный» подход к теоретической схеме социальной работы, средовой, «социетальный» подход, где в качестве базовой схемы рассматривается вся совокупность общественных связей и отношений, и социально-деятельностный подход, когда социальная работа рассматривается в традиционной для отечественного познания в субъектно-объектной схеме91.

Для исследований этого времени характерно определенное влияние американской теоретической школы, когда применение нового понятия «социальная работа» требовало уточнения. С одной стороны, уточнялись понятия «социальность», «социальное», и это порождало один спектр проблем и подходов, и, с другой — «работа» — деятельностно-личностный аспект, который вызывал к жизни иную теоретическую схему построения. Однако постепенно складывается представление о многоуровневости этого понятия, и как в «теории общественного призрения» на рубеже XIX-XX вв., так и в современной теории социальной работы, вызревает представление об иерархических уровнях ее концептуальной схемы, «узкого» и «широкого» понимания ее дефиниции. Первые отечественные пособия по теории социальной работы отражают данные тенденции.

В учебном пособии «Теория и методика социальной работы» в подходах к теории социальной работы определены оба ее уровня. В широком плане теория социальной работы понимается как система взглядов и представлений, «возникающих под влиянием деятельности социальных служб и органов социальной защиты и помощи населению»; в узком — как «форма организации научного знания о наиболее существенных связях и отношениях».

Отмечается, что в теории социальной работы существует ее общая научная картина, складывающаяся на основе синтеза знаний из других научных дисциплин93. Синтезируя знания применительно к проблемам защиты человека, она вырабатывает собственные принципы и закономерности. Среди них важнейшими являются принципы: детерминизма, гносеологического подхода, личностного подхода, сознания и деятельности.

Несколько иной взгляд на концептуальное построение теории социальной работы нашел отражение в пособии с тем же названием под редакцией С.И. Григорьева. Один из авторов этого пособия Л. Гуслякова считает, что как область научного познания социальная работа «изучает механизмы реализации жизненных сил и социальной субъектности индивида и группы, а также характер сопряженности жизненных сил индивида, группы и средств обеспечения их реализации в разных социальных ситуациях»96. Таким образом, в центре внимания научного познания оказываются механизмы реализации жизненных сил.

В зависимости от «отраслевого» и «широкого» подход а к теории социальной работы, по мнению исследователей, возможны различные кластеры познания данной научной дисциплины. В социальной работе, взятой в качестве отраслевой научной дисциплины, превалируют практические разделы, связанные с методиками и организацией научного познания. В широком подходе приоритет отдается методологическим, философским и междисциплинарным направлениям.

Вопросы теоретического осмысления социальной работы предпринимаются по многим направлениям. Определяется научный статус социальной работы с позиций структурного подхода, предпринимаются попытки корпоративных исследований теории социальной работы, намечаются тенденции к систематизации понятийного аппарата социальной работы.

Параллельно с указанным направлением теоретической мысли развиваются такие области, как подготовка кадров, социальное администрирование, медико-социальная работа, психосоциальная работа.

Таким образом, в настоящее время происходит расширение понятийных границ теоретической социальной работы, и основные направления только очерчивают понятийный абрис познания, не исчерпывая всего многообразия теоретической мысли.

Заключение

Парадигма — это теория и модель, концептуальная схема постановки проблемы принятая в качестве образца при решении исследовательских/практических задач.

Знание социологической теории, парадигмальных социологических концепций позволяет совершенствовать социальную работу и на ее микроуровне, в малой социальной группе и в непосредственных взаимодействиях с клиентом.

Парадигма теоретического знания в области социальной работы определяется как система категорий, описывающих явления и процессы, закономерности осуществления социальной работы под некоторым углом зрения, определяемым крупным открытием, исходным теоретическим основанием.

Вопрос методологии социальной работы чрезвычайно важен, т.к. он является основным вопросом организации науки и профессиональной деятельности.

Анализ ведущих тенденций развития мировой теории и практики социальной работы свидетельствуют о том, что в этой области происходят новые важные процессы. Усиливается гуманистическая направленность социальной деятельности в целом, которая ориентируется не только на защиту отдельного индивида в его конкретной трудной ситуации, но и на целостный подход к человеку. Растет общественное признание социальной работы как профессии. Социальная работа многогранна и уникальна. Она связана с человеком в целом — в его биологическом, социальном и духовном параметрах. Обусловлена совокупностью взаимосвязанных факторов, характеризующих все разнообразие человеческого поведения и взаимоотношений.

Таким образом, можно зафиксировать тот факт, что социальная работа как наука и практика находится на стадии развития.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/referat/osobennosti-sotsialnoy-paradigmyi-v-rossii/

1.Американская социологическая мысль/Р. Мертон, Дж. Мид, Т. Парсонс и др. М.: Изд-во МГУ, 2010.

2.Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания / Пер. с англ. Е. Руткевич; Моск. филос. фонд. — М.: Медиум, 2010. — 323 с.

-Волков Ю.Г. Социология: Учебник.- Изд. 2-е, испр. и доп. / Ю.Г.Волков- М.: Гардарики, 2011. — 512 с.

-Гуслякова Л.Г. Объект, предмет и методы социальной работы. / Л.Г.Гуслякова // Социальная работа в системе наук. — Барнаул, 2009.

-Зайнышев И.Г. Теоретико-методологические основы социальной работы / И.Г. Зайнышев // Социальная работа, №6, 2010. — С.57-60.

-Иванов Д.В. Парадигмы в социологии: Учебное пособие. / Д.В.Иванов. — Омск: ОмГУ, 2009. — 72 с

-Келле В.Ж., Ковальзон М.Л. Важнейшие аспекты методологии социально-философского исследования / В.Ж. Келле, М.Л.Ковальзон // Вопросы философии. 2009. № 7

-Кун Т. Структура научных революций. / Т. Кун. — М.: Прогресс, 2009.

-Лапин Н.И. Эмпирическая социология в Западной Европе: Учеб. пособие. / Н.И. Лапин. — М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2011. — 381 с.

-Ларионов И.К. Социальная теория: Общие основы и особенности России/ И.К.Ларионов. — М., 2010. — 456 с.

-Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества / Г. Маркузе; Пер. с англ. А.А. Юдина. — М.: ООО «Издательство ACT», 2012. — 526 с.

-Мертон Роберт Социальная теория и социальная структура. / Р.Мертон. — М.: АСТ, Хранитель, 2011. — 880 с.

-Никитин В.А. Состояние и проблемы развития теории социальной работы в России /В.А. Никитин // Знания. Понимания. Умения. — 2011. — № 4. — С. 19-23.

-Обучение практике социальной работы: Международный опыт и перспективы / Под общ. ред. М. Доэла и С. Шардлоу. — М.: Юнити, 2010. С. 10-11.

-Осипова Е.В. Социология Эмиля Дюркгейма. / Е.В.Осипова. — М.: Наука, 2009.

-Павленок П.Д. Теория, история и методика социальной работы: Учеб. пособие/ П.Д. Павленок. — 3-е изд. — М.: ИТК «Дашков и Ко», 2012. — 345 с.

-Парсонс Т. О структуре социального действия. / Т.Парсонс. — М.: Академический Проект, 2010. — 88 с.

-Рой О.М. Исследования социально-экономических и политических процессов: Учебник для вузов. / О.М.Рой. — СПб.: Питер, 2011. — 364 с.

-Старшинова А.В. Философские основания идеологии социальной работы / А.В. Старшинова // Известия. — 2011. — № 42. — С. 72-92.

-Теория социальной работы./ под общей редакцией Кузиной И.Г. — Владивосток, Изд-во ДВГТУ, 2011.

-Топчий Л.В. Взаимосвязь социальной политики и социальной работы: Проблемы теории и практики / Л.В. Топчий // Российский журнал социальной работы. М., 2009, № 1

-Фирсов М.В. Введение в теоретическую социальную работу (историко-понятийный аспект).

/ М.В. Фирсов. — Воронеж, Дело. 2009.

-Хоманс Дж. Социальное поведение как обмен // Современная зарубежная социальная психология. Тексты. — М.: Ин-т социологии, 2009.

-Шюц А. Смысловая структура повседневного мира: Очерки по феноменологической социологии. Пер. с англ. А.Я. Алхасова, Н.Я. Мазлумяновой. / Под ред. Г.С. Батыгина. — М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2011. — 336 с.