Психиатрическая реабилитация в России ХХ века

Кроме того, психиатрия — дисциплина сравнительно молодая; но достигла известного уровня и значения, в том числе в вопросах реабилитации. Наконец, важно и то, что реабилитация – это, по сути, процесс, связанный с выходом из запертых больниц в обычную жизнь, применение психиатрического критерия и метода к так называемому нормальному человеку, превращение психиатрии в науку понимания и познавания людей, а соответственно – и реабилитации предболезненных, а не только болезненных состояний.

Историю психиатрического дела и эволюцию научных воззрений (в том числе и в России) в этой области можно разделить на следующие этапы:

1. Вначале идет донаучный период, простирающийся с древнейших времен до момента появления эллинской медицины. Его характерными чертами является полное отсутствие какой бы то ни было медицинской помощи при душевных болезнях, которые рассматриваются и истолковываются в духе примитивно-мифологического мировоззрения. В это время происходит, однако, хотя и бессистемное, но крайне важное для будущего накопление разрозненных фактов и наблюдений.

2. Вторая эпоха обнимает древнюю греко-римскую медицину, когда впервые появились попытки оказать медицинскую помощь душевнобольным, заболевание которых стало рассматриваться, как явление естественного порядка, требующее лечения. Многое из трудов античных медиков перешло затем в монастырскую медицину в том числе российскую.

3. Третий период отмечен регрессом человеческой мысли на стадию донаучного мировоззрения вообще и медицинского в частности. Наступают Средние века с их мистикой и схоластикой. Но вместе с тем, — это эпоха, крайне важная в истории психиатрии в том отношении: предпринимаются первые попытки общественного призрения душевнобольных. На Руси в это время также сильны традиции монастырской медицины, развивающейся на основе литературы античных авторов.

4. Четвертый период — XVIII век, особенно его последнее десятилетие, представляет решительный шаг вперед: развивается госпитализация душевнобольных, но именно тогда душевнобольной человек выступает на фоне новой гражданственности, предъявляя молчаливое требование медицинской помощи и ограждения своих интересов, как члена общества. В это время закладываются основы истинно научной психиатрии. Эта эпоха простирается до шестидесятых годов XIX столетия. Ее можно назвать «эпохой Пинеля», по имени французского врача, проповедовавшего именно все эти идеи.

4 стр., 1989 слов

Тема 11. Этика практической психиатрии. Принципы медицинской ...

... и «соматиков». 3. Ломброзо и криминальная антропология (гениальность и помешательство). 4. Современные теории психопатологии личности. Темы рефератов: 1. Сущность личности как основная проблема психопатологии. 2. "Политическая психиатрия" и "независимая психиатрия" ... пациента. 4.Профессиональная солидарность и наставничество в медицине. 5.Конфликтные ситуации в медицинском коллективе и способы их ...

5. Вслед за нею вступает в свои права эпоха Конолли, по имени английского врача, который решительно высказался за полную отмену механических способов стеснения и сам воплотил эти принципы. Это время господства так называемой симптоматологической психиатрии, период симптомокомплексов на психологической основе, при искании и других критериев для создания истинно научных нозологических единиц.

6. Шестой период характеризуется колоссальным расширением и совершенствованием психиатрической помощи, организацией колоний, патронажей и усовершенствованных больниц, готовятся все более многочисленные кадры врачей-психиатров и хорошо обученного среднего и младшего персонала. В уходе за душевно-больными наступает новая эра — уничтожаются изоляторы, и кроме собственно лечения начинают внедряться идеи «возвращения в жизнь» — трудотерапии и реабилитации. Это — эпоха Ж.Крепелина. Психиатрия все более выходит за пределы специальных больниц и приближается к повседневной жизни, к вопросам профилактики. Изучение пограничных состояний — неврозов и психоневрозов — дает повод к созданию нового термина—«малая психиатрия». Одновременно с этим в науке о душевных болезнях все более обозначается социологический уклон.

7. В наши дни, фактически начиная с 1970-х гг, наука возвращается к покинутой, казалось, стадии симптомокомплексов, но на этот раз преображенных и видоизмененных научными достижениями общей биологии, внутренней медицины и новыми подходами к постановке и разрешению коренных психологических проблем.

Несомненно, психозы поражают не только представителей культурного человечества, но встречаются и среди примитивных племен. Даже там, где нет ни алкоголя, ни сифилиса, «дети природы» болеют артериосклерозом мозга, шизофренией, эпилепсией и дают похожие на истерию патологические реакции. Очевидно, так было и в древнейшие времена, и доисторическое население обращалось со своими душевнобольными приблизительно так же, как современные отсталые народы. Агрессивные и опасные считались одержимыми злым духом, гнали и порой избивали. Безобидные и тихие почитались иногда любимцами богов, за ними ухаживали, по возможности этот человек принимал какое-то участие в жизни племени — хотя большей частью в качестве «блаженного», «пророка» или «шамана». Но иногда, особенно если болезнь была приступообразной, он выполнял какую-то посильную работу, жил с семьей. Другая особенность, замеченная в древние времена: «блаженные» хорошо понимают животных, и те их слушаются, так что в качестве пастуха, конюха, скотника «блаженный» был необходим, но и для него это была примитивная «зоотерапия», к которой вернулись только в наши дни.

Из всех нервно-психических заболеваний, уже в самые отдаленные времена, сильное впечатление производила эпилепсия. Молниеносное начало припадка, крик, потемневшее лицо, кровавая пена и судороги — все это как нельзя более подходило для сверхъестественного объяснения: грозное божество невидимым ударом бросает человека на землю. Но уже в VI веке до нашей эры, существовали попытки вполне реалистического истолкования припадков. Их выразителем был великий универсальный гений, Пифагор с острова Самоса, он объяснял эпилепсию заболеванием мозга, в котором «несколько неправильным образом распределяются соки».

6 стр., 2618 слов

Алкоголизм, стадии алкогольной болезни, профилактики, лечение

... и три основные стадии: «Продром» называют «нулевой» стадией алкогольной зависимости – на этом этапе болезни пока нет, но существует «пьянство». Человек принимает спиртные ... больных ухудшается качество работы. Появляется раздражительность, вспыльчивость, конфликты с окружающими. Суточная доза спиртного достигает 500 мл. водки. Длительность первой стадии алкоголизма составляет 2-5 лет в зависимости от ...

Но со временем древнегреческая культура, совершенствуясь материально во всех отношениях, достигла пышного расцвета, который характеризует эпоху Перикла — V век до нашей эры. К тому же времени относится рассказ, как спартанский царь Клеомен «заболел помешательством, полагали, что от неумеренного пьянства. Его посадили в колодки, но он выбрался, а затем в припадке безумия зарезался, словно бы считая, что запятнан и недостоин жить». Это не просто указание на болезнь, но и пояснение ее причины (тем более что такой бред самообвинения типичен для белой горячки).

Хотя древние эллины либо запирали или связывали «буйных» больных, а на «тихих» не обращали внимания, либо позволяли им бродить где угодно и только отгоняли, когда те как-то мешали. Нет сомнения, что много душевных больных, особо из неимущих слоев погибало от недостатка ухода и от несчастных случаев; безобидные «тихопомешанные» и слабоумные нищенствовали у храмов, на рынках и перекрестках дорог, как это почти в полной неприкосновенности сохранилось и теперь в юго-восточных

Были первые попытки к созданию общественных амбулаторий, наподобие египетских учреждений такого же рода. Из некоторых памятников литературы (в основном произведений античных медиков) можно сделать вывод, что спокойные больные, чья болезнь приписывалась каким-то внутренним болям, попадали в эти общественные лечебницы.

К эпохе Перикла приурочена и легенда о первой психиатрической экспертизе: жители некоего города заподозрили философа Демокрита, основателя атомистики, что ум его помутился, а так как это был человек известный, то призвали к нему знаменитейшего врача Гиппократа. После беседы с Демокритом Гиппократ указал всем, что Демокрит отличается здоровым и ясным умом, чего никак нельзя сказать об его согражданах. Заметим также, что и позднее построенная на античном наследии монастырская медицина (в том числе и на Руси) отводила исключительную роль беседе «ученого собрата» с больным, целью которой было выявить: «одержим бесом, либо болен».

Да, в деле развития научной медицины и в пропаганде материалистических идей, старцу Гиппократу из Коса принадлежит первенство, именно у него, да у Алкмеона (н был глубокий биолог и эмпирик-анатом, открывший главные нервы органов чувств).

Так получила свое первое выражение мысль, что психическое заболевание, как и другие болезни, имеет свою анатомическую локализацию – что и отграничивало болезнь от «одержимости». Гиппократ же первым и классифицировал психические болезни: меланхолия, мания, френия, паранойя, эпилепсия.

Средние века обычно рассматриваются как исключительно мрачный период в истории Европы. Разумеется, в беспокойной атмосфере непрерывных войн, опустошений, голода, полной неуверенности в завтрашнем дне —не могло быть речи о продолжении научных занятий древней Греции и Римской империи. Но Средние века дали Европе то, чего не знал древний мир — первые попытки общественной организации психиатрической помощи: ограждение здоровой части населения от опасных больных, и начатки организованного ухода и призрения. Некоторые документальные данные позволяют связать этот почин с медициной и античности, и арабской. Добавим и то, что за стенами монастырей сохранялись и рукописи древних медиков: греческих, римских, восточных — без этого не началась бы история монастырской помощи страждущим.

7 стр., 3489 слов

Туберкулез и психические заболевания презентация

... страдающих психическими заболеваниями, от этой болезни, которая в 5–12 раз превышает смертность от туберкулёза среди психически здорового населения [2]. Различают 2 вида взаимосвязи туберкулёза и психической сферы [3]: Психические расстройства у больных туберкулёзом, ...

В средневековье многие психические заболевания рассматривались как «одержимость бесом» или наоборот «божья благодать». Известно множество случаев, когда в Европе психически больных сжигали на кострах – но известно также, что, начиная приблизительно с III в., все припадочные, эпилептики, истерики, страдающие хореей подвергались так называемым экзорцизмам, т.е. заклинательным обрядам, практиковавшимся в монастырях, образовалась даже особая категория священников «специалистов» этого рода.

То же, в принципе, происходило и в первых монастырях христианской Руси – только без инквизиторских крайностей. Духовенство — наиболее грамотная часть населения — в силу социально-экономических условий сосредоточило в своих руках большие земельные владения, и оба эти фактора, вместе взятые — материальная обеспеченность и некоторая образованность, привели к тому, что медицина, в свое время оторвавшаяся от религии, снова вступила в союз с церковью. При монастырях, где постоянно была необходимость в размещении прибывших издалека и внезапно заболевших паломников, стали один за другим возникать приюты или убежища, во главе которых ставился начитанный в древних рукописях монах. Хотя при крайней разреженности населения тогдашней Руси единичный случай душевной болезни в той или иной местности не представлял еще такого социального интереса, как в последующие времена, когда в городах сложилась регламентированная жизнь. В деревнях и поселках с отдельным больным нетрудно было справиться: буйного держать связанным в чулане, со спокойным — совершить паломничество в какую-нибудь обитель и, быть может, оставить его там на лечение. Известны отдельные случаи самосудов, под предлогом того, что «ведьмы и колдуны» производят засуху, падеж скота и болезни (хотя нет никаких доказательств, что это были именно душевнобольные, а не шарлатаны, называвшие себя ведьмами и колдунами в корыстных целях).

Но, как это достоверно известно, такие самосуды не встречали сочувствия духовных и светских властей.

Да и вообще первые шаги психиатрического дела в допетровской Руси наметились в том же направлении, что и в Западной Европе в Средние века. Психические болезни рассматривались как результат божьего наказания, — отчего душевнобольные назывались божегневными, — а также, как последствия колдовства, дурного глаза, наговоров и др. Есть много оснований думать, что в самые отдаленные времена русской истории уже в XI — XIII в. в. душевнобольные находили примитивные виды помощи в монастырях, где на них смотрели скорей как на невольных жертв каких-то темных сил, чем как на активных сеятелей зла. В одном документе, относящемся к XI веку, проводится сравнение между душевно-больным и пьяным, при чем говорится, что «иерей придет к беснующемуся, сотворит молитву и прогонит беса, а если бы над пьяным сошлись попы со всей земли, то не прогнали бы пьянства». Кроме так называемых «бесноватых», в то время еще отличали лжеюродивых. К этой группе, но всей вероятности, относили некоторые формы душевных заболеваний, носителей которых подозревали в симуляции и злостном уклонении от работы, как, например, некоторые бредовые формы при ясном сознании, формы, болезненная природа которых подвергалась (как это бывает и теперь) сомнениям. Отсюда, между прочим, можно заключить, что огромная масса душевнобольных, не находила даже монастырской помощи.

3 стр., 1183 слов

Философские идеи Древней Руси

... может рассматриваться как конец того феномена, который может быть назван философской мыслью Киевской Руси. Для всех последующих ментальных явлений нужно подыскивать другое название. В ... Древнерусская философия — это средневековая философия, опирающаяся на специфический менталитет и имеющая особые формы выражения и фиксации. Наконец, древнерусская философия — это национальная философия. Отметив те ...