Проблемы дружбы и любви в юношеском и подростковом возрасте

Курсовая работа
Содержание скрыть

Переход к подростковому и юношескому возрасту характеризуется глубокими изменениями условий, влияющих на личностное развитие ребенка. Они касаются физиологии организма, отношений, складывающихся у подростков и юношей со взрослыми людьми и сверстниками, уровня развития познавательных процессов, интеллекта и способностей. Во всем этом намечается переход от детства к взрослости. Организм ребенка начинает быстро перестраиваться и превращаться в организм взрослого человека. Центр физической и духовной жизни ребенка перемещается из дома во внешний мир, переходит в среду сверстников и взрослых. Отношения в группах сверстников строятся на более серьезных, чем развлекательные совместные игры, делах, охватывающих широкий диапазон видов деятельности, от совместного труда над чем-нибудь до личного общения на жизненно важные темы. Во все эти новые отношения с людьми подросток вступает, уже будучи интеллектуально достаточно развитым человеком и располагая способностями, которые позволяют ему занять определенное место в системе взаимоотношений со сверстниками.

Подростничество — это самый трудный и сложный из всех детских возрастов, представляющий собой период становления личности. Вместе с тем это самый ответственный период, поскольку здесь складываются основы нравственности, формируются социальные установки, отношения к себе, к людям, к обществу. Кроме того, в данном возрасте стабилизируются черты характера и основные формы межличностного поведения. Главные мотивационные линии этого возрастного периода, связанные с активным стремлением к личностному самосовершенствованию,- это самопознание, самовыражение и самоутверждение.

Межличностные отношения, отношения в семье становятся менее значимыми. Юноша занимает промежуточное положение между ребенком и взрослым. Положение ребенка характеризуется его зависимостью от взрослых, которые определяют содержание и направление его жизнедеятельности. Роли, выполняемые ребенком, качественно отличаются от ролей взрослых, и это ясно сознают обе стороны. С усложнением жизнедеятельности у юношей происходит не только количественное расширение диапазона социальных ролей и интересов, но и качественное их изменение, появляется все больше взрослых ролей с вытекающей отсюда мерой самостоятельности и ответственности. Многие в этом возрасте уже начинают трудовую деятельность, все думают о выборе профессии и т. д. Но наряду с элементами взрослого, статуса юноша еще сохраняет черты зависимости, сближающие его положение с положением ребенка. Материально юноша еще зависим от родителей.

22 стр., 10567 слов

Межличностные отношения детей с задержкой психического развития

... Практическая значимость работы состоит в возможности применения диагностики и коррекционных занятий для выявления и коррекции межличностных отношений детей с ЗПР. Глава 1. Теоретические аспекты межличностных отношений детей с ЗПР 1.1 Психолого-педагогическая характеристика детей с ЗПР Основная ...

Ведущая деятельность в этом возрасте — интимно-личностное общение со сверстниками. Эта деятельность является своеобразной формой воспроизведения между сверстниками тех отношений, которые существуют среди взрослых людей, формой освоения этих отношений. Отношения со сверстниками более значимы, чем со взрослыми, происходит социальное обособление подростка от своей генеалогической семьи.

Цель работы. Проанализировать содержание проблемы дружбы и любви в юношеском и подростковом возрасте.

Задачи работы:

  • рассмотреть понятия любви и дружбы;
  • выявить специфику любви и дружбы в подростковом возрасте.

    Глава 1.

Исследования по проблеме любви и дружбы в отечественной и зарубежной науке

1.1 Проблема любви и дружбы в психологии

Всерьез к проблеме любви как социальному и психосоциальному феномену подошли прежде всего психоаналитики 3. Фрейд, К. Юнг, Э. Фромм и др. Собственно психологических исследований значительно меньше, более того, как предмет специального научного исследования она вызывает порой улыбку, смущение. Между тем любовь — мощное по своей эмоциональной напряженности явление, выполняющее роль обретения оптимизма или, наоборот, пессимизма; созидания или разрушения, психологической защиты или ранимости и т. д.

Необходимость исследования проблемы любви определяется сегодня критической социально-психологической ситуацией, системой социальных переживаний, которой в настоящее время определяется состояние души человека. Сложность жизнедеятельности россиян заключается в дестабилизации различных социальных институтов общества: семьи, образования, здравоохранения. Существующее положение гражданского общества порождает массовые явления отчуждения людей от власти, от собственности, от работы и, как следствие, деструктивные тенденции в деятельности человека, в том числе в реализации репродуктивной функции.

У многих людей в сегодняшних социальных условиях возникает состояние экзистенциального вакуума, утраты смысла и ценности жизни, цель и средства ее достижения меняются местами. В поведении возникают стойкие стереотипы, направленные надеформацию и разрушение самой природы человека, пагубные для социума и человеческой популяции, а для отдельного человека просто губительные.

В этих условиях обращение к научному исследованию феномена любви как мощного психотерапевтического средства приобретает особый смысл.

Феномен любви, присущий только человеку, понимается как первично духовный процесс, основанный на глубоких переживаниях (сознательных и бессознательных), которые являются, в свою очередь, единицей психоанализа, становящегося все более востребованным в наши дни, когда проблемы любви занимают все более значимое место. [7]

Советский энциклопедический словарь толкует это понятие как интимное и глубокое чувство, устремленность на другую личность, человеческую общность или идею [12. С. 743]. В древней мифологии и поэзии это космическая сила, подобная силе тяготения. Половая любовь в современной ее форме индивидуально-избирательного чувства — результат длительного исторического развития человеческой личности. Толковый словарь русского языка С. И. Ожегова дает понятие любви как чувства «самоотверженной и искренней привязанности» [8. С. 336].

11 стр., 5249 слов

Разрушение института семьи как следствие социально-экономического ...

... и социальных услуг решит проблемы семейно-брачных отношений и предотвратит распад семей, разрешит другие проблемы семейно-брачных отношений. Статистика показывает, что в демократическом обществе при любом уровне жизни распад семей ... человечества. Сложная экономическая и социальная обстановка требует от современного человека серьезного напряжения, что часто вызывает стрессы и депрессии, ставшие уже ...

По словам Э. Фромма, «любовь — это установка, ориентация характера, которая задает отношение к миру вообще… это искусство, требующее разнообразных знаний и умений, в том числе: дисциплины, сосредоточенности, терпения, заинтересованности, активности и веры».

Если любовь (по Фромму) — это установка, то это еще одно подтверждение субъективной ориентации человека на высшие духовные ценности, устанавливающие нравственные социально признанные способы поведения.

Словарь по психологии трактует любовь как высокую степень эмоционально-положительного отношения, выделяющего его объект среди других и помещающего его в центр жизненных потребностей и интересов субъекта (любовь к родителям, матери, музыке, детям и т. д.) [9. С. 198]. Любовь — интенсивное, напряженное и относительно устойчивое чувство субъекта, физиологически обусловленное сексуальными потребностями, выражающееся в социально формируемом стремлении своими личностно значимыми чертами с максимальной полнотой быть представленным в жизнедеятельности другого человека таким образом, чтобы пробуждать у него потребность в ответном чувстве той же интенсивности, напряженности и устойчивости.

В определении Э. Фромма и толковании словаря по психологии отражен основной структурный компонент любви — духовный. Это, прежде всего, активность, расширяющая созидательную направленность поведения человека, устремляющая поведение человека на пробуждение у другого человека ответных адекватных действий.

В древнегреческой мифологии любовь — это эрос, сила, приводящая в действие механизм генеалогического порождения мира, связующее звено между жизнью земной и космической, средство восхождения к небесному миру, его познанию. Любовь есть и счастье, и радость, и торжество жизни, и вера, и надежда. В своем историческом развитии любовь «накопляла» духовный потенциал.

Именно любовь в любых ее проявлениях как процесс первично духовный является способом существования и сохранения человеческой популяции. Жизнь на Земле не имеет смысла, если нет репродукции. Любой живой индивид должен при обеспечении своего существования обеспечить продление вида, иначе нам грозит вымирание.

Человеческая жизнь на Земле — это выполнение космической миссии по сохранению генофонда, запечатлевающего не только биологический, но и социальный и духовный опыт поколений. Обеспечивается выполнение этой миссии слиянием гамет — сперматозоидов и яйцеклеток — морфологическим основанием бессмертия человека. Мы обречены на жизнь в любви. Любовь, по-видимому, есть форма интегрального поведения людей, основной компонент духовной жизни общества, определяющий жизнедеятельность социума. А для российского общества свойствен высокий духовный потенциал. В России во все времена духовная жизнь была приоритетной в любом виде деятельности. А это значит, что стремление к идеалу, стремление к перемене в человеке, к проявлению его лучших качеств, к обретению и познанию смысла жизни и любви могут и должны быть сохранены в нашем обществе, несмотря на все сложности, напряженности, неустроенности, «провалы» нашей современной жизни.

«Любовь» — это генетически, исторически и социально обусловленное духовное явление, полагающее сложные психические процессы, активизирующее психические функции, психическое начало человека. Психическое начало включает в себя единство сознательного и бессознательного, а в основе любви как психического отношения, особого взаимопонимания людей, высокого эмоционального напряжения лежат проявления архетипа. Архетип в данном феномене проявляется как прообраз объекта любви: любимый человек, творчество, семья, Родина. Поэтому в любви наблюдается отражение социальных отношений, особенностей культуры и духовной жизни общества.

8 стр., 3987 слов

Культурология : «Человек как биологическое, социальное и культурное существо»

... социальных отношений и общения. При этом подчеркивание в человеке его социальной природы не имеет в марксизме того упрощенного смысла, что будто бы только социальная среда формирует чело­веческую личность. Социальное ... XX в. гипертрофировала духовное начало в человеке, сводя в одних ... его организма, сознания и поведения, а не о человеке как ... внутренней жизнью человеческого духа, над смыслом и формой ...

1.2 Любовь как форма поведения человека

Рассматривая поведение человека в любви, необходимо учитывать базисное учение о человеке — психобиосоциальную его структуру. Тройственное начало человека предполагает наличие трех групп фундаментальных потребностей: духовных, социальных, биологических.

Надбиологические свойства человека развиваются на базе его биологической природы, а его становление как существа социального происходит как отражение в ней совокупности общественных отношений.

Духовные потребности формируются параллельно с социализацией человека в процессе освоения речевых функций (развития второй сигнальной системы человека) и содержательного наполнения сознания, стержнем которого является духовная жизнь общества.

Духовные и социальные грани человеческой любви имеют так же, как и биологические, свое бессознательное начало, свою наследственную мадри-цу. Э. Кэндел утверждает, что в сложном поведении человека обнаруживаются сходные с простыми формами отправления потребностей принципы организации; сложные поведенческие реакции, которые создаются в результате комбинирования механизмов, встречаются в нейронных цепях элементарного поведения. При этом Кэндел говорите влиянии на сложные поведенческие акты «внеклеточных факторов небиологического свойства таких, как сознание» [4. С. 400]. К аналогичному выводу приходит и П. К.Анохин, говоря, что при переходе к сознанию поведенческий акт обязательно требует участия всего мозга [1. С. 28]. Любовь возникает спонтанно без волеизъявления человека, т. е. любовь является катализатором свободного и непредсказуемого выражения глубин личности, его бессознательного начала в тес-ном сплетении с сознательным и сверхсознательным. Любовь как сложный интегральный процесс проявляется в поведении с участием всех структур мозга: подкорковых образований, коры и всех пяти анализаторов.

Но в любви особую роль играет и социальный фактор, т. к. любовь есть способ выражения признания другого человека в реализации потребностей опосредованно, через призму функций пяти физиологических анализаторов. Признание делает человека сознательно счастливым, задает жизненную установку, определяет творческий подъем, вызывает желание развивать активную деятельность и достигать поставленных целей. Социальная сторона любви проявляется и в этическом требовании постоянства, верности предмету любви.

Поведение в любви в своей структуре имеет фундаментальную доминанту — половую, за которой скрывается «возбуждение центров и в коре, и в подкорковых аппаратах зрения, слуха, обоняния, осязания, и в продолговатом мозгу, и в поясничных частях спинного мозга, и в его секреторной, и в сосудистой системах» [13].

8 стр., 3625 слов

Человек как жертва процесса социализации

... понимать их поведение; Влияние микросоциума на процесс социализации детей, подростков, юношей, девушек, взрослых зависит от его объективных и субъективных характеристик самого человека. Микросоциум обладает рядом ... был В словарях фактор определяется как одно из необходимых действующих условий того или иного процесса. Говоря о процессе социализации человека, необходимо рассмотреть, в каких условиях ...

В половой доминанте люди реализуют свою сексуальную потребность, обусловленную влечением к определенному объекту.

Открытое И. М. Сеченовым в 1862 г. явление центрального торможения объясняет уже сложные психические акты мышления, желания, намерения, в которых отслеживаются задерживающиеся отраженные движения. Они сказываются на поведении и на его волевой регуляции, когда поведение зависит не только и не столько от запускающего стимула, но и от различного рода потребностей. В феномене любви как специфически человеческом явлении коррекция поведения в процессе реализации потребностей осуществляется по принципу обратной связи с обратной афферентацией и центральным торможением, с учетом активной выработки акцептора результатов действия относительно объекта любви.

Любовь прежде всего акт духовный, хотя и состоит на службе биологического продолжения популяции. В любви людей преобладает творческая доминанта, формирующаяся в пространственно-временном континууме сверхсознания, не зависящего от волеизъявления и малоконтролируемого сознанием. Структурно-функциональную основу сверхсознания, по-видимому, предположительно составляют трансформация и рекомбинация энграмм, хранящихся в памяти, замыкание новых временных связей при диссоциации корковой деятельности, соответствие которых действительности выясняется в дальнейшем на этапах вербализации интуитивного поведения.

Человек — существо общественное, поэтому реализация его потребностей, и особенно потребности в любви, удовлетворяется опосредованно, через общение с другими людьми. Истинная природа человека прекрасна и универсальна, независимо от генетической памяти, национальности, территории проживания, цивилизации.

Универсальный способ общения между людьми вечный как мир — это любовь. Любовь имеет предметную направленность, свои этапы развития. В том числе любовь имеет свои этапы развития на нейрогуморальном уровне: в силу доминантного принципа поведения людей устойчивой становится доминанта любви под влиянием внутренней секреторной деятельности, подкрепленная исходным фоном психической составляющей поведения — синдром «ожидания любви». Это происходит в случае закрепления от разнообразных рецепций анализаторов органов чувств с положительной эмоциональной окраской первичного восприятия объекта любви. Следующий этап — процесс предметного выделения объекта любви со всем комплексом раздражителей из социальной среды, адекватного следовой реакции от первичного восприятия. По-видимому, это сложный процесс переживания и на биологическом, клеточном, бессознательном уровне, и на уровне духовном. Если же между внутренним состоянием переживания (доминантным) и рецептивным содержанием объекта любви (комплексом раздражителей) устанавливается прочная связь, они обречены на долгожительство, т. е. взаимно подкрепляют друг друга. В качестве примера можно привести воспроизведение в воображении объекта любви в процессе раздражения одного из анализаторов схожим с объектом элементом — запах духов, или цвет костюма, или тембр голоса постороннего объекта воспроизводит в памяти образ предмета любви, составляющего доминантный объект переживания.

19 стр., 9313 слов

Понятие любви в философии

... приобрел ярко выраженное идеологическое звучание. Детство человеческой любви Уже давно люди спрашивали себя, когда возникла любовь - вынес ли ее человек из животного царства, или она появилась ... обратимся к рассмотрению глубинного космического смысла любви (что сделано В.Соловьевым); охарактеризуем мир ее «измерений» (Платон); по рассуждаем о метафизике тела (Н.Бердяев); проанализируем ее с точки ...

В данном случае имеет место, по-видимому, наглядно-образное мышление: предмет любви вызывает воспроизведение доминанты даже в воображении, и воспроизведение доминанты будет таким, насколько соответствующие предметы среды будут узнаваемы.

Учитывая объективные законы поведения по доминантному принципу с последовательно сменяющими друг друга функциональными системами, необходимо прививать человеку с детства устойчивую способность трепетно-бережного отношения к любому проявлению внимания, позитивной расположенности и положительного отношения к его личности. Этот процесс имеет в любви первостепенное значение. Помимо критического отношения ‘к себе, в формировании поведения должны обязательно присутствовать элементы положительного эмоционального отношения: признание, приветливость, расположенность, т. е. человек с момента рождения должен пребывать в атмосфере любви и учиться облекать свою любовь к окружению в приемлемые этические формы. Формирование критического отношения к себе — это выработка оценочных суждений о самом себе и своем поведении. «Рефлексия в социальной психологии выступает в форме осознания действующим субъектом (лицом или общностью) того, как они в действительности воспринимаются и оцениваются» [3. С. 15].

Человек — единица социальная: какие морально-нравственные нормы будут существовать в данной общности, такие в процессе становления человека будут ему привиты. Только после стойкого формирования ценностных ориентации человек в состоянии регулировать свое поведение вне зависимости от возникающих объективно доминантных потребностей. В любви процесс реализации потребностей подвергается волевой регуляции поведения. Волевая регуляция присутствует, по-видимому, благодаря (или вопреки) повышенной восприимчивости объекта любви.

Говоря о любви как форме интегрального поведения, нельзя обойти такое понятие, как «счастье». Эта категория тоже присуща только человеку, и, если человек любит и любим, мы можем от него услышать, что он счастлив.

Счастье — это не цель, это сопутствующее явление. Обретение любви, признания другим человеком или общностью — это цель. А счастье — сопутствующее субъективное переживание в процессе достижения поставленной человеком цели. Об этом говорит даже то, что в процессе переживания состояния счастья на биохимическом уровне происходит выработка в сером веществе околоводопроводного пространства головного мозга нейропептидов — энкефалинов и эндорфинов. Это эндогенные лиганды, связывающиеся с опиатными рецепторами. Они оказывают анальгетическое действие, снимают чувство тревоги и страха, вызывают исчезновение ощущения беспокойства. На смену отрицательному или нейтральному субъективному состоянию приходит ощущение радости, эйфории, отсутствие боли любой этиологии. Развивается данное состояние при достижении человеком результата, превосходящего ожидаемый и планируемый, но соответствующий желанию человека. То есть счастье как субъективная категория есть сопутствующее явление в процессе реализации нравственной парадигмы в течение всей жизни человека [14. С. 330-366].

Счастлив бывает человек, если он научен в процессе воспитания любить и быть любимым.

В любви человек как триединое существо направляет свое поведение на удовлетворение духовных, социальных и биологических потребностей.

8 стр., 3912 слов

Человек как личность

... сама по себе, призвана выполнить в человеческой жизни многообразные функции. Назовем важнейшие из них. - Через любовь человек открывает и познает безусловное достоинство личности - своей и чужой. ... мыслящее человечество не высказывало столь разнообразные и разноречивые суждения, как о философии. Философия - «любовь к мудрости» (от rpeч. phileo- люблю и sophia-мудрость) - возникает в VII-VI веках ...

Поведение человека в любви — это универсальный способ общения людей с целью выживания и сохранения социума.

В биосоциальном смысле слова любовь — это либидо, половое влечение. В настоящее время в практике принято считать, что либидо распадается на три функциональных компонента.

— Энергетический компонент (бессознательный) имеет врожденный характер, за его формирование в организме человека отвечает следующий ана-томо-физиологический субстрат — это структуры головного мозга (лимби-ческий комплекс, зрительные бугры, гипоталамус, нейрогипофиз) и периферические железы внутренней секреции (надпочечники, семенники и т. д.).

Начальные этапы формирования энергетического компонента либидо относятся к эмбриональному периоду. В общем виде роль мозговых структур (подкорковых) была охарактеризована в 1930 г. И. П. Павловым. Он отмечал, что главный импульс для деятельности коры (которая отвечает за функцию сознания) идет из подкорки, и если исключить эмоции, то кора лишится главного источника силы. То есть именно подкорковый, подсознательный анатомо-физиологический субстрат пробуждает и развертывает в поведенческий компонент потребности человека.

— Селективно-поведенческий (сознательный), обеспечивающий направленность выбора самого объекта полового влечения, обеспечивающий также конкретную форму разрешения либидо (форму сексуального акта) и оценку своей роли в осуществляемых формах сексуального поведения. Анатомо-физиологический субстрат селективно-поведенческого компонента наряду с субкортикальными структурами обязательно включает кортикальные образования и поэтому носит не чисто врожденный характер, а врожденно-приобретенный — это выбор, направленность, восприятие и оценка. Эти структурные единицы селективно-поведенческого компонента либидо приобретаются в процессе социализации человека и воспитания нравственных критериев и этических норм, принятых в обществе.

— Подвид первого энергетического компонента состоит в собственно разрешительном процессе (копулятивном цикле).

У мужчин он более короткий, у женщин длительный и сложный в связи с выполнением функции не только зачатия плода, но и вынашивания и рождения новой жизни.

Едиными для мужчин и женщин являются стадии формирования либиди-нозного влечения. Понятийная стадия — это тот период, когда осознается факт разнопол ости и получает развитие процесс идентификации со своим полом. Затем романтическая стадия, или платоническая, она проявляется в ранней юности в период нравственного самоопределения, на этой стадии идет процесс идеализации объекта любви. Социальная и духовная незрелость (в отличие от физической и интеллектуальной) приводит к тому, что будущее видится идеальным, оторванным от реалий. Идентификация в первой любви переживается как иллюзорное равенство между собой и объектом любви. Эта стадия играет большую роль в активизации духовной деятельности, сопровождающейся желанием совершенствоваться, стать умнее, добрее, выдержаннее. В этой стадии идет процесс возвышения физиологического инстинкта до истинно человеческой духовной любви, являя собой большую нравственную ценность.

Затем ее сменяет стадия эротическая, где реализуется потребность в нежности и ласке (происходит вербальное и тактильное разрешение либидо).

Сексуальная стадия формируется и протекает на фоне специфических эмоций низшего порядка, может порождать душевные кризисы и конфликты между успевшими сложиться морально-этическими установками и оценкой собственного Я. Стадия зрелой сексуальности — стадия гармонического соотношения понятийного, платонического, эротического и сексуально-чувственного элементов со всей системой морально-этических ценностных ориентации личности. То есть это пора контроля и культурного обуздания либидинозных побуждений в зависимости от ценностных ориентации и установок.

6 стр., 2921 слов

Человек как субъект, личность, индивидуальность

... человека. В человеке едины и взаимосвязаны его свойства как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека как индивида. Поэтому индивидуальность составляют все характеристики человека. Все его качества, врожденные и приобретенные, в личности едины. В ...

— Фрейд дает свою трактовку, говоря о простом толковании этого явления: «…полсловом «Любовь» в его многообразных применениях язык создал вполне оправданное обобщение… Суть того, что мы называем любовью… половая любовь с конечной целью полового совокупления». Суть, конечно, ясно и просто донесена до читателя. А цель? Цель как раз в сохранении генофонда, выживании человеческой популяции. Любовь как явление социальное, присущее всем людям «представляет собой и сущность массовой души».

В социуме, который служит человеку и удовлетворяет его потребности духовные, социальные, биологические, — только «любовь… действовала в смысле поворота от эгоизма к альтруизму».

Исходя из основного постулата психоанализа либидо состоит на службе удовлетворения основных жизненных потребностей. Разрешительный процесс возможен лишь при взаимодействии человека с другими людьми, являющимися в данном процессе объектом удовлетворения, ведь либидо (по К. Юнгу) вбирает в себя, синтезирует все многообразие проявлений любви — любви к себе, другому человеку, детям, идеям, Родине.

Но в любви социального существа согласно психоаналитическому учению работает механизм отождествления, идентификации. Возможно, это иллюзия, в которой пребывает человек. Человечество стремится к демократии во всех сферах своей деятельности. Например, в любви к Богу: Бог любит всех людей одинаково, все люди — братья. Верующие любят Бога, идентифицируя себя с Богом и другими верующими. Еще один аспект любви к Богу — это любовь, равная любви к человеку, т. к. человек есть творение Бога. Любовь к Богу определяется такой высшей ценностью человечества, как вера. Вера в Бога — это символ, вбирающий в себя принципы добра, справедливости, истины и любви.

Или любовь к лидеру: процесс возникает на эмоциональной связи — первичной идентификации. Возникает расположенность по отношению к объекту любви через идентификацию, лейтмотив которой в данном случае — нарциссизм, жаждущий признания через объект любви. «Человек, объявляющий, что готов отдать свою жизнь за кого-то другого, пожертвовать собой ради своего руководителя, декларирует и выполняет акт любви».

В процессе идентификации себя с лидером на первый план выступает вторая стадия либидо — романтическая, идеализирующая объект любви, и идентификация, протекающая в воображении человека, предстает как иллюзорное равенство между человеком и лидером.

По мнению 3. Фрейда, отличительным признаком массы является наличие в сообществе либидинозной привязанности к вождю (лидеру) и такой же привязанности между составляющими ее индивидами.

Но на смену чувствам от первичного восприятия и предметного выделения с развитием дальнейшего процесса идентификации приходит рациональное — объективные каноны жизни социума и романтические представления постепенно замещаются приобретаемым опытом очевидных различий: биологических (мужчина — женщина, фенотипические различия, темпераментальные характеристики и т. д.), социальных (различие в характерах, ценностных ориентациях), духовных (самореализации, альтруизме, познании истинности бытия, понимании свободы, творческом подходе к деятельности и т. д.).

5 стр., 2098 слов

Эрих фромм душа человека

... нарциссизма вместе с тем представляют большую опасность для людей и существования человечества. Инцестуальные связи. В этой главе Эрих Фромм также опирался на идеи Фрейда, а именно ... уважения и понимания к другим людям, желание и способность зрелого созидательного характера – к активной заинтересованности в жизни и развитии объекта любви. Любовь – искусство, требующее разнообразных знаний ...

Приобретаемый опыт очевидных различий может иметь три результата: первый — переход в длительный глубокий процесс стабильных взаимоотношений, второй — разрушение сложившихся до данного этапа отношений с абсолютным неприятием объекта любви, третий — нейтральные, ровные отношения с формированием устойчивых стереотипов поведенческих реакций терпимого отношения к обнаружившимся различиям.

Громадное значение любовь и признание имеют в жизни взрослого человека как субъекта сознания. От идеала Я, к которому стремится человек, несложно перейти к пониманию психологии социума. Идеал Я (по 3. Фрейду) является общим идеалом семьи, нации, сословия, т. к. формируется под воздействием общественного мнения. Социальный страх как осознание вины ввиду несоответствия поведения выработанным идеальным нормам есть страх потерять любовь родителей, коллег, друзей и других значимых для человека людей. Для человеческого общества интересным в данном феномене (страхе потерять любовь окружающих к себе) является именно момент перехода от индивидуума как субъекта сознания к социуму (массовому сознанию).

В механизме перехода от личности к социуму прослеживается момент преодоления любви к себе (нарциссизм) и рождение способности любить другого человека, опосредованно удовлетворяя свои потребности с позиции рационального эгоизма.

В социально приемлемой форме поведения человек, преодолевая любовь к себе, стремится воссоединиться с другим человеком. То есть человек сам себя обязывает отказаться от всепоглощающей любви к себе, развивая тем самым способность отдавать себя другим, развивая в себе альтруизм. Это уже духовная способность человека, позволяющая ему жить в обществе и дать жизнь другим людям, новому поколению, важное социальное приобретение.

Истоки всех положительных изменений, происходящих в человеке и в межличностных отношениях, — в «состоянии влюбленности, которое отрывает нас от одинокого созерцания собственной персоны в зеркале, к которому склоняет нас наше тело и наше «я»… Мораль истории проста: люди живут в обществе не потому, что они сомнамбулы, а потому, что они влюблены» [6. С. 303].

В формировании этапа перехода от нарциссизма к альтруизму (по 3. Фрейду) наблюдается явление формирования внутренней ценностной ориентации (по сути дела, совести, «имеющей назначение обеспечить нарцистическое удовлетворение»), что описывается 3. Фрейдом как сравнительный анализ действительного Я с идеальным Я. Мотивация формирования «идеального Я» (строгим цербером у которого состоит на службе внутренний цензор) возникает благодаря критическому отношению к поведению человека родителей, воспитателей, учителей и другого окружения, составляющего общественное мнение. Любовь же к объекту возникает из неосознанного понимания недостаточного совершенства собственной персоны, поэтому другого любят «за совершенства, которых хотелось достигнуть в собственном «я» и которые хотят приобрести для удовлетворения собственного нарциссизма» [16. С. 455].

В своих работах 3. Фрейд постулирует потенциальное единство истока, соединяющего проявления половой страсти с явлениями духовной жизни.

Карл Густав Юнг более широко трактовал либидо, он понимал энергию либидо не только и не столько как связанную с сексуальными импульсами, но скорее как единственную в своем роде энергию, лежащую в основе всех жизненных процессов как индивидуума, так и социума, дающую возможность человеку отправлять свое поведение таким образом, чтобы в любых условиях эта энергия направлялась на выживание организма. «…Влечение половое представляет собой лишь частность всей системы. Мы берем влечение как пограничное понятие между телесной областью и душевною, видим в нем психического представителя органических сил и пользуемся ходячим различием между влечением «я» и влечением пола, т. е. подразделением, которое кажется нам согласованным с биологически двояким положением отдельного существа, стремящегося как к самосохранению, так и к сохранению рода» [19. С. 134-135].

В механизме возникновения любви к другому человеку также не последнюю роль может играть перенос (или трансфер), особенно это ярко демонстрируется во взаимоотношениях иллюзорной любви к лидеру. Перенос — это спонтанное отношение человека к другому человеку, которое характеризуется бессознательным переносом на него сформировавшихся ранее в результате взаимодействия с другими людьми положительных (а также, возможно, и отрицательных) чувств. «Перенос — это… процесс, случающийся между двумя людьми… процесс проектирования — поскольку субъективные компоненты переносятся в объект и возникают в нем как присущие ему, объекту, — не является актом волевым, а перенос, как психический акт, субъектом не осознается» [18. С. 90-91].

Возможно, в любви к лидеру имеет место перенос, основывающийся на отождествлении лидера с отцом, с его (отца) авторитетом в семье. По словам С. Московичи, культ отца в семье, воспитывающей человека, ведет к его обожествлению «путем возвышения его над уровнем обычного. Его учение вне какой-либо критики, его личность не подлежит обсуждению» [6. С. 437]. Проекция, совершающаяся между двумя людьми, имеет в основе своей эмоциональную связь, отражающую целевые установки Я. «Перенос может быть спонтанным… чем-то вроде «любви с первого взгляда»… Перенос лишь рядится в одежды любви, с которой он ничего общего не имеет» [ 18. С. 97]. Таким образом, изучая механизмы и причины человеческого поведения, этиологию человеческой психической жизни, психоанализ дает нам теорию основ жизни, теорию либидо, его проявлений. Основной постулат учения психоанализа — учение о любви как о движущей силе созидательной деятельности имеет, на наш взгляд, огромное значение для понимания законов жизни социума, дает возможность моделировать и прогнозировать будущее, предвидеть пути развития общества.

любовь подростковый юношеский дружба

Глава 2. Проблемы дружбы и любви в подростковом и юношеском возрасте

1 Психологические особенности подросткового и юношеского возраста

Психология юношеского возраста является одним из разделов возрастной психологии. Изучение этого возрастного периода в постоянно меняющихся социально-экономических условиях нашей страны является актуальной темой.

Юношеский возраст, т.е. переход от детства к взрослости, продолжается, по мнению американского психолога А. Гезелла (1880-1961), от 11 до 21 года [Кон, 1989]. Сущность 15-летия, пишет Гезелл, отмечается индивидуальными различиями. Новообразования этого возраста — рост духа независимости, который делает отношения с окружающими весьма напряженными, жажда свободы от внешнего контроля сочетается с ростом самоконтроля и началом сознательного самовоспитания. Это повышает ранимость подростка и его восприимчивость к вредным влияниям. С 16 лет наступает равновесие, увеличивается внутренняя самостоятельность, эмоциональная уравновешенность и устремленность в будущее.

По мнению немецкого психолога Э.Шпрангера (1882-1963), юношеский возраст тянется у девочек с 13 до 19, а у мальчиков с 14 до 22 лет. Главнее новообразования этого возраста, по Шпрангеру, открытие «Я», развитие рефлексии, осознание собственной индивидуальности, появление жизненного плана, установка на сознательное построение собственной жизни. Шпрангер положил начало систематическим исследованиям юношеского самосознания и ценностных ориентаций, которые были продолжены Ш. Бюлер (1893-1982), которая связывала биологическое и культурное созревания с особенностями протекания психических процессов. Бюлер выделяет две фазы переходного возраста: негативную и позитивную.

Характерные черты негативной фазы — беспокойство, тревога, раздражительность, диспропорция в физическом и психическом развитии, агрессивность и т.д.

У девочек эта фаза приходится на 11-13 лет, у мальчиков — на 14-16. Позитивная фаза наступает постепенно и выражается в том, что подросток начинает ощущать близость с природой, появляется новый мир ценностей, испытывает чувство любви, интерес к собственной личности.

Важный вклад в понимание юношеской психологии внес К. Левин (1890-1947).

Он исходил из того, что человеческое поведение есть функция, с одной стороны, личности, с другой — окружающей ее среды. Свойства личности и среды взаимосвязаны. Важнейшими психологическими процессами переходного возраста Левин считает расширение жизненного мира личности, круга общения, групповой принадлежности и типа людей, на которых она ориентируется. Поведение подростка определяется маргинальностью (промежуточностью) его положения. Подросток полностью не принадлежит ни к детскому миру, ни к взрослому. В связи с этим, психике подростка типичны внутреннее противоречие, неопределенность уровня притязаний, повышенная застенчивость и одновременно агрессивность, Эта напряженность и конфликтность тем больше, чем резче различия между миром детства и миром взрослости. Поэтому степень «подростковости поведения» никогда не бывает одинаковой. Таким образом, К.Левин рассматривает юность как социально-психологическое явление, связывая психическое развитие личности с изменением социального положения.

Развитие человека, по Эрику Эриксону (1902-1982), складывается из трех составляющих: соматического здоровья, развитие сознательного «Я» и социального развития. Юность характеризуется появлением чувства своей неповторимости и индивидуальности, расширяется диапазон выполняемых ролей; в отрицательном варианте возникает диффузное, расплывчатое «Я», ролевая и личностная неопределенность.

С 1920-х годов советские психологи уделяли много внимания вопросам юношеского возраста с учетом многообразный социально-экономических факторов. Становление человека, как индивида и личности, по Л.С. Выготскому [1984], предполагает взаимодействие натурального и социального развития. Д.Б. Эльконин [1989] отмечает, что в 15-17 лет ведущей деятельностью становится учебно-профессиональная, благодаря которой формируются определенные познавательные и профессиональные интересы, способность строить жизненные планы и вырабатывать идеалы, самосознание. Л.И. Божович [1979] акцентирует внимание в описании юношеского возраста на мотивационную сферу личности: определение своего места в жизни, формирование мировоззрения и «внутренней позиции», которая обусловливает определенную структуру отношения подростка к действительности.

Подростковый и юношеский возраст всегда трактуется как переходный, критический. С точки зрения биологии и психофизиологии критическими (сензитивными) периодами называют такие фазы развития, когда организм отличается повышенной чувствительностью к каким-то вполне определенным внешним или внутренним факторам, воздействие которых имеют важные последствия [Кон, 1989]. Сензитивные периоды часто сопровождаются психологической напряженностью и перестройкой.

Ранняя юность (от 14-15 до 18 лет) биологически завершается физическим созреванием. Социальный статус юношества неоднороден. Главная социальная задача этого возраста — выбор профессии.

Выбор профессии и типа учебного заведения неизбежно дифференцирует жизненные пути юношей и девушек, со всеми вытекающими социально-психологическими последствиями. Как указывают многие исследователи, юношеское самоопределение — исключительно важный этап формирования личности.

Критический возраст подростка, а также промежуточность общественного положения и статуса юношества определяет некоторые особенности его психики. Повышенная эмоциональность, возбудимость, частая смена настроения — особенности переходных возрастов. Некоторые эмоциональные реакции коренятся в гормональных и физиологических процессах. Однако эмоциональные реакции и поведение подростков и юношей не могут быть объяснены лишь сдвигами гормонального порядка. Они также «зависят от социальных факторов и условия воспитания, причет индивидуально-типологические различия сплошь и рядом превалируют над возрастными» [Кон, 1989]. Психологические трудности взросления, противоречивость уровня притязаний и образа «Я» приводят к тому, что эмоциональная напряженность, типичная для подростка, захватывает и годы юности. По ряду психологических тестов подростковые и юношеские нормы психического здоровья существенно отличаются от взрослых. Показано, что нормальные подростки имеют более высокие показатели по шкалам «психопатия», «шизофрения» и «гипомания», чем взрослые (С. Хатауэй, Э. Монакези, 1963).

Это значит, что эмоциональные реакции, которые у взрослых были бы симптомами болезни, для подростка статистически нормальны. Проективные тесты показывают рост уровня тревожности от 12 к 16 годам. По мнению А.Е.Личко [1983], возраст от 14 до 18 лет представляет собой критический период для психопатий. В этом возрасте акцентуируются некоторые свойства характера, которые повышают возможность появления психических травм и отклоняющегося от нормы поведения: гипертимность (повышенная активность и возбудимость), которая побуждает ввязываться в рискованные авантюры; замкнутость, которая перерастает в болезненную самоизоляцию.

Однако, существует общая закономерность индивидуального развития организма, согласно которой вместе с уровнем организации и саморегулирования организма повышается эмоциональная чувствительность, но одновременно возрастает возможности психологической защиты. Для взрослого человека характерна способность избирательно реагировать на внешние воздействия (Д.Хебб, У.Томсон, 1968).

Изучая возрастную динамику тревожности обнаружено, что подростки наиболее тревожны в отношениях с одноклассниками и родителями и наименее — с посторонними взрослыми и учителями [Кисловская, 1975; Бандура, Уолтерс, 1999]. В ранней юности отмечен самый высокий уровень тревожности во всех сферах общения, но особенно резко в общении с родителями и теми взрослыми, от которых они в какой-то мере зависят. Сложность ситуации часто усугубляется тем, что ни родители, ни их дети оказываются незнакомы с закономерностями развития родительско-детских отношений, не осознают внутренней причинно-следственной обусловленности возникающих в этих отношениях проблем, в результате чего начинают обвинять во всех конфликтах и непонимании другую сторону. Это, естественно, приводит к усилению протестных реакций и эмансипированного поведения со стороны подростков, а со стороны родителей — и к попыткам усилить контроль. В результате и дети, и родители переживают целый комплекс личностных проблем, который, в частности, отражается на таком психологическом показателе, как тревожность. Все это делает область взаимоотношений подростков с родителями весьма конфликтной, сложной и вместе с тем по-прежнему значимой.

Однако, юношеский возраст по сравнению с подростковым все же характеризуется большей дифференцированностью эмоциональных реакций и способов выражения эмоциональных состояний, а также повышением самоконтроля и саморегуляции.

Развитие самосознания — центральный психический процесс переходного возраста, который связан с половым созреванием и умственным развитием. Как указывает А.Л.Венгер [2001], в отличие от позиции младшего школьника, самосознание отражает не частную функцию ребенка, а его общее положение в системе социальных отношений. Оно служит основанием, позволяющим самостоятельно и сознательно выбирать деятельность, в которой подросток готов участвовать, и свою функцию в ней. Главное психологическое приобретение ранней юности — открытие своего внутреннего мира, которое может быть радостным и волнующим, а также тревожным и драматичным. Вместе с осознанием своей уникальности, неповторимости приходит чувство одиночества. Юношеское «Я» еще неопределенно, расплывчато, переживается как ощущение внутренней пустоты, которую необходимо чем-то заполнить. Отсюда растет потребность в общении и одновременно повышается избирательность, потребность в уединении и обособлению. «Юноша стремится оградить свой уникальный мир от вторжения сторонних людей, чтобы через рефлексии укрепить чувство личности, чтобы сохранить свою индивидуальность, реализовать свои притязания на признание» [Мухина, 1999]. А.Л.Венгер [2001] отмечает, что в юношеском возрасте ведущей деятельностью является процесс личностного самоопределения, а психологическим новообразованием — смысл жизни и психологическое будущее, которые определяют жизненную перспективу человека, а не только его участие в тех или иных наличных формах деятельности.

Д. Эллис, У. Гемэн, У. Катценмайер (1980), изучив возрастную динамику различных аспектов Я-концепции у учащихся 13-18 лет нашли, что если вначале самовосприятие равняется на внешние стандарты, то затем его основой становятся внутренние. Около 16 лет появляются собственные критерии значимости. В 17-18 лет юноши оценивают себя, прежде всего, с точки зрения своей внутренней шкалы ценностей, представлений о своем счастье и благополучии. В.С. Мухина [1999] говорит, что в юности у молодого человека возникает проблема выбора жизненных ценностей по отношению к себе, к другим людям, а также к моральным ценностям.

Чрезвычайно важным компонентом самосознания является самоуважение, которое подразумевает удовлетворенность собой, принятие себя, чувство собственного достоинства, согласованность своего наличного и идеального «Я». Морис Розенберг (1965) нашел, что для юношей с пониженным самоуважением типична общая неустойчивость образов «Я» и мнений о себе. Они особенно ранимы и чувствительны ко всему, что затрагивает их самооценку. Чем ниже уровень самоуважения, тем вероятнее, что юноша страдает от одиночества. В общении с другими такие люди чувствуют себя неловко, они заранее уверены, что окружающие о них плохого мнения. Пониженное самоуважение и коммуникативные трудности снижают их социальную активность, и как следствие этого имеют проблемы с социальной адаптацией.

В исследованиях П. О Малли и Д. Бахман (1979) показано, что низкое самоуважение высоко коррелирует с эмоциональными расстройствами: отрицательным эмоциональным состоянием, переживанием «несчастья», болезненными симптомами и агрессивными побуждениями. Психолог Г. Каплан (1980) показал, что пониженное самоуважение положительно коррелирует с девиантным поведением.

В сфере самосознания существуют половые различия (Розенберг, Симмонс, 1975), а также зависят от стереотипных представлений. Женщины обычно выглядят более тревожными и чаще испытывающими страх.

В юности человек стремится к самоопределению как личность и как человек, включенный в трудовую деятельность. Поиск профессии — важнейшая проблема юности. Стремление к независимости приносит сильнейшие переживания, захлестывает эмоционально и создает огромное количество проблем. Именно взрослый человек, социально зрелый, несет в себе постоянство мировоззрения, ценностных ориентаций, «органически сочетающих в себе одновременно независимость и понимание необходимости зависимости — ведь человек несет в себе бытие общественных отношений» [Мухина, 1999].

Таким образом, юность — это период жизни человека (возрастные границы условны — от 15-16 до 21-25 лет), размещенный онтогенетически между отрочеством и взрослостью, ранняя молодость. Важным этапом формирования личности — это юношеское самоопределение, развитие самосознания и его компонента — самоуважение, которое подразумевает удовлетворенность собой, принятие себя, чувство собственного достоинства. Однако наличие особенностей психики в это возрастной период (повышенная эмоциональность, возбудимость, частая смена настроения, противоречивость уровня притязаний и самооценки, повышенный уровень тревожности) приводят к тому, что эмоциональная напряженность акцентирует некоторые свойства характера, которые повышают возможность появления психических травм и отклоняющегося от нормы поведения. Именно в юности происходит становление человека как личности, который пройдя сложный путь идентификации с другими людьми, усвоил социально значимые свойства личности, способность к сопереживанию и усвоению норма и правил поведения в обществе.

2 Содержание проблемы дружбы и любви

Наряду с возрастающей значимостью коллективной групповой жизни в ранней юности резко усиливается потребность в индивидуальной интимной дружбе. Еще Руссо писал, что первое чувство, которое возникает у заботливо воспитанного молодого человека, — не любовь, а дружба. Л. Н. Толстой считал, дружбу героя автобиографической трилогии с Дмитрием Нехлюдовым символическим рубежом, отделяющим юность от отрочества.

Напряженный поиск друга начинается уже в подростковой возрасте. Однако юношеская дружба гораздо устойчивее и, главное, глубже подростковой. Младшего подростка связывают с другом преимущественно общие интересы и совместная деятельность, закрытая для остальных. Юношеская дружба на первый план выдвигает интимность, эмоциональное тепло, искренность. Развитие самосознания и свойственные ему противоречия вызывают непреодолимую потребность «излить душу», поделиться своими переживаниями. Отсюда понимание друга как собственного alter ego (другого «я»).

Такая потребность впервые появляется именно в юности.

Конечно, юношеские представления о дружбе в реальная степень ее интимности неодинаковы у разных людей. У девочек, в связи с их более ранним созреванием, потребность в интимной дружбе возникает раньше, чем у мальчиков. Если сопоставить идеал дружбы мальчиков в девочек примерно одного возраста, то, требования» предъявляемые к дружбе, у девочек выше, чем у мальчиков. В более старших возрастах этой разницы, по-видимому, уже нет. Очень велики и индивидуальные различия. Одни признают исключительно парную дружбу и считают, что настоящий друг может быть только едва. У других бывает двое, трое в более друзей. В одних случаях появлению, дружбы предшествует осознанная страстная потребность в ней, обусловленная чувством одиночества с дефицитом юношеского тепла. В других случаях глубокая дружба постепенно и плавно вырастает из детского товарищества. Но приписываемая ей ценность всегда очень велика.

Некоторые западные ученые, сравнивая даяние о дружбе современных юношей и девушек с классическими примерами романтической дружбы прошлого, вроде дружбы Герцена и Огарева, утверждают, что у современной молодежи глубокие дружеские отношения вытесняются более поверхностным групповым приятельством. Такой вывод представляется необоснованным. Во-первых, межличностные отношения никогда не были одинаковыми. Глубина, интимность дружеской привязанности зависят и от уровня рефлексивности личности (а это связано с уровнем образования) , и от особенностей ее эмоциональной жизни. Поэтому сопоставление данных о дружбе высокоинтеллигентных юношей из высших слоев общества (к которым принадлежали Герцен и Огарев) с данными массовых опросов не может быть научно доказательным. Во-вторых, жалобы на оскудение человеческих чувств достаточно древен и свидетельствуют скорее о высокой социальной ценности этих чувств. В-третьих, юношеская групповая жизнь и дружба выполняют разные психологические функции и потому не заменяют друг друга.

Юность бескомпромиссна. Для юноши типично стремление быть самим собой, жажда самораскрытия. Но пока человек еще не нашел себя в практической деятельности, его представление о себе неизбежно будет до некоторой степени диффузным и неустойчивым. Отсюда желание проверить себя путем разыгрывания «чужих» ролей, рисовка, умышленное и неумышленное самоотрицание. Юноша хочет быть до конца искренним, жаждет понимания, страдает из-за того, что он не в состоянии выразить свой внутренний мир. Неуверенность в себе рождает, в свою очередь, боязнь «потерять себя» в обшении, показаться смешным.

Интимная дружба, позволяющая сопоставить переживания, мечты, идеалы, научиться говорить о себе, имеет поэтому важное значение. Современные юноши боятся высоких слов и проявлений нежности. Их дружеское общение зачастую нарочито заземлено и огрублено. Но пусть это не вводит в заблуждение. В человеческом общении не всегда есть прямая зависимость между объективным смысловым содержанием коммуникации и ее эмоциональной значимостью.

Взрослые, раздраженные бессодержательностью состоящего почти из одних междометий телефонного разговора двух десятиклассников, не замечают того, что жизненное содержание этой беседы не логическое, а эмоциональное и выражено оно не столько в словах и предложениях, сколько в интонациях, акцентах, которые доносят до друга-собеседника тончайшие нюансы настроений, оставаясь в то же время бессмысленными и непонятными для постороннего слушателя.

В 15 — 16 лет и юноши, и девушки считают дружбу важнейшим из человеческих отношений. Повышенная эмоциональность юношеской дружбы делает ее отчасти иллюзорной. Юноша нередко идеализирует не только себя в дружбе, но и дружбу в себе. Его представление о друге часто ближе к его идеальному «я», чем к реальному. Люди, вызывающие у него симпатию, кажутся ему более похожими на него самого, чем это имеет место в действительности. Уровень требований, предъявляемых к дружбе, настолько высок, что реальные взаимоотношения кажутся недостаточно близкими. Нуждаясь в сильных эмоциональных привязанностях, юноша подчас не замечает реальных свойств вызвавшего их объекта. Иногда за дружбу принимается одностороннее увлечение другим человеком — сверстником или старшим.ego, которое каждый ищет в друге, отражает неосознаваемые потребности собственного «я». Один ищет в друге преимущественно подтверждение своего «я»; другой для него — «зеркало, в котором он видит свое отражение (типичный пример — описанная Толстым дружба Николая Иртеньева с Дмитрием Нехлюдовым, при которой юноши говорят о самых сокровенных переживаниях, но фактически каждому интереснее говорить о себе, чем слушать другого).

Второй, наоборот, сам идентифицируется с другом, начиная жить его переживаниями, вплоть до потери собственной индивидуальности. Третий ищет в друге дополнение, образец для подражания и психологическую защиту и т. д. От этих неосознаваемых психологических потребностей зависит и выбор друзей, и характер взаимоотношений с ними.

В большинстве случаев старшеклассники, как и люди всех других возрастов, предпочитают дружить со сверстником собственного пола. Возрастная разница редко превышает один-два года. Однако у многих, особенно у девушек, имеется потребность в дружеских отношениях со старшими. Многие юноши и девушки охотно занимаются с ребятами младших возрастов, получая от этого большое удовлетворение. Но отношения с младшими чаще рассматриваются как нечто дополнительное, не заменяющее дружбы со сверстниками. Если юноша или девушка при нормальном общем развитии выбирает ближайших друзей только из подростков младше себя, такой выбор чаще всего бывает вынужденным и компенсирует трудности общения со сверстниками. Причиной могут быть застенчивость, завышенные притязания или что-то иное.

Вопрос о различиях дружбы у юношей и девушек пока недостаточно изучен. Психологические исследования не подтверждают идущих из ‘древности представлений, будто женщины вообще не способны к дружбе. Однако не исключено, что повышенная общая чувствительность девушек, их склонность придавать значение мельчайшим психологическим нюансам, «выяснять отношения» и т. д. делают поддержание устойчивых отношений труднее, чем в более сдержанной и «грубой» мужской дружбе, где довольствуются взаимопониманием в основном и главном.

Любовь и взаимоотношения полов. Взаимоотношения между мальчиками и девочками, ограниченные и стесненные в подростковом возрасте, в ранней юности заметно активизируются. Расширяется сфера товарищеских отношений; наряду с однополыми компаниями все чаще появляются смешанные группы. Усиливается, особенно у девочек, потребность в смешанной дружбе. Наряду с наивной детской влюбленностью (взгляды, записки, объяснения, иногда поцелуи), которая достаточно часта уже в V — VII классах, у 15 — 16-летних подростков появляются первые серьезные увлечения, настоятельная потребность в любви и глубоком чувстве. То, что влюбленность у старшеклассников нередко имеет «эпидемический» характер — в одном классе никто не влюбляется, а в другом — все поголовно, — не снимает серьезности самой проблемы. Взаимоотношения полов становятся одной из главных воспитательных проблем. Приобретают ли эти отношения характер ухаживания и флирта или же взаимный интерес развертывается в рамках более широких товарищеских и личных контактов, во многом зависит от предшествующего воспитания и моральной атмосферы в коллективе.

Духовный климат советского общества, основанного на принципе равноправия мужчин и женщин, совместное обучение, труд и общественная работа — все это облегчает формирование правильных социально-нравственных ориентации. Однако даже при этих благоприятных условиях общение полов в ранней юности сопряжено с известными психологическими трудностями. Прежде всего сказывается идущая с раннего детства дифференциация половых ролей. Мальчики и девочки всех возрастов предпочитают разные игры и выбирают партнеров собственного пола. Особенно горячо отстаивают свою «исключительность» мальчики, которым эту мысль внушают взрослые.

Девочка, отвергнутая своими сверстницами, может психологически компенсировать это успехом у мальчиков. Для юноши это невозможно; признание его «мужественности» могут ему дать только сверстники собственного пола.

Возможности глубокого общения и взаимопонимания затрудняются и психологическими различиями; и темпами общего созревания полов. В подростковых классах девочки несколько опережают одногодков-мальчиков не только в физическом, но и в умственном развитии. В старших классах эта разница сглаживается, зато вырисовываются более устойчивые половые различия в специфических способностях и интересах. Если у мальчиков преобладают предметные и технические интересы, то девочек больше волнуют проблемы внутреннего мира и человеческих взаимоотношений. В отношениях со сверстниками для них всего важнее эмоциональная сторона; в то же время потребность принадлежать к однородной по своему половому составу группе, очень сильная у мальчиков, у девочек после 15 лет снижается.

Половое созревание придает сильную, хотя и не всегда осознаваемую, сексуальную окраску всем юношеским переживаниям и интересам. Дело отнюдь не в «физиологических потребностях» самих по себе. Зрелая половая любовь представляет собой гармоническое единство чувственного (эротического) влечения и потребности в глубоком личностном общении и слиянии с любимым человеком. Но эти два влечения созревают не одновременно. Хотя девушки раньше созревают физиологически, у них на первых порах потребность в нежности, ласке, эмоциональном тепле выражена сильнее, чем в физической близости. У мальчиков, наоборот, в большинстве случаев раньше появляются чувственно-эротические влечения. Что же касается потребности в духовной интимности, то она возникает у юношей несколько позже, чем у девушек, и направляется сначала на друга собственного пола, с которым юношу связывает общность жизненных переживаний. Отсюда известная раздвоенность юношеского сознания. С одной стороны, оно полно своеобразного диффузного эротизма; сексуальные фантазии иногда персонифицируются в воображаемом или реальном образе (часто групповом, общем для целой группы ребят), который воспринимается исключительно как сексуальный объект, лишенный других человеческих качеств. С другой стороны, юноше свойственно очень робкое и целомудренное отношение к девушке, вызывающей у него нежные чувства.

Экспериментальные исследования показывают, что хотя и юноши, и девушки 15-18 лет испытывают психологические трудности, тревогу и напряженность в общении друг с другом, у юношей эта напряженность значительно выше, чем у девушек, которые чувствуют себя более уверенно. Отчасти это связано, вероятно, с их более ранним созреванием, отчасти же с тем, что юноша, которому в соответствии с нашими культурными нормами принадлежит инициатива и активная роль в ухаживании, испытывает затруднения, не зная, как именно он должен себя вести. Более раннее половое созревание, естественно, означает увеличение числа и повышение степени серьезности школьных «романов», предъявляя тем самым повышенные требования к педагогическому мастерству и такту учителя. Помимо медико-гигиенического полового просвещения, необходимо всестороннее нравственное воспитание, которое не сводится к системе запретов и ханжескому замалчиванию половых проблем.

Существует определенная зависимость между отношением человека к самому себе и отношением его к другим. Человек с более развитым самосознанием и высоким самоуважением имеет гораздо больше шансов на глубокую и устойчивую дружбу, чем тот, кто «отвергает» сам себя.

Эта зависимость относится и к сфере сексуальных отношений: мужчины с низким самоуважением гораздо чаще воспринимают женщину только как сексуальный объект, чем мужчины с высоким самоуважением.

Между тем способность к многостороннему человеческому контакту и взаимопониманию — одна из важнейших предпосылок счастливой любви и семейной жизни.

Воспитание чувств — не менее важная общественная задача, чем подготовка молодежи к труду.

Заключение

Период 14 — 18 лет называют ранним юношеским возрастом. Это время приходится на обучение в 9 — 11 классах. Уже подросток на основе пробуждающегося у него чувства взрослости, пытается сбросить тяготящую его опеку и перестроить отношения с родителями на основе равенства. Эта тенденция продолжается и в юности. Взаимоотношения отцов в детей зависят от целой совокупности социальных условий, таких, как темп и характер социальных перемен, структура семьи, характер и способы поддержания дисциплины и т. д. Раньше всего подростки добиваются поведенческой автономии в определенных пределах, в сфере досуга. Эмоциональная автономия сопровождается большими трудностями. Юношам кажется, что родителя недооценивают совершившейся в детях перемены, не принимают всерьез их переживаний. Если подростковый возраст наиболее труден в дисциплинарном отношении, то ранняя юность дает максимум эмоциональных проблем, часто вызывая психологическое отчуждение детей от родителей. Особенно усложняются в эти годы взаимоотношения с отцом. Охлаждение в отношениях с родителями и появление секретов от них вовсе не означают разрыва привязанности. От чуткости и такта родителей зависит, удастся ли им сохранить столь нужное обеим сторонам эмоциональное тепло и взаимопонимание.

В сфере моральных установок и ценностных ориентации юноши ревностно отстаивают свое право на автономию. Но фактически влияние родителей остается здесь преобладающим. Разница между поколениями весьма заметна в таких, относительно поверхностных вопросах, как мода, вкусы, способы развлечений.

Но в том, что касается более глубоких проблем — политических взглядов, мировоззрения, выбора профессии, — авторитет родителей оказывается более значительным.

Межличностные отношения, отношения в семье становятся менее значимыми. Юноша занимает промежуточное положение между ребенком и взрослым. Положение ребенка характеризуется его зависимостью от взрослых, которые определяют содержание и направление его жизнедеятельности. Роли, выполняемые ребенком, качественно отличаются от ролей взрослых, и это ясно сознают обе стороны. С усложнением жизнедеятельности у юношей происходит не только количественное расширение диапазона социальных ролей и интересов, но и качественное их изменение, появляется все больше взрослых ролей с вытекающей отсюда мерой самостоятельности и ответственности. Многие в этом возрасте уже начинают трудовую деятельность, все думают о выборе профессии и т. д. Но наряду с элементами взрослого, статуса юноша еще сохраняет черты зависимости, сближающие его положение с положением ребенка. Материально юноша еще зависим от родителей.

Таким образом, юношеский возраст представляет собой «третий мир», существующий между детством и взрослостью. Биологически — это период завершения физического созревания. Однако на его долю выпадает задача многочисленных «доделок» и устранение диспропорций, обусловленных неравномерностью созревания. К концу этого периода основные процессы биологического созревания в большинстве случаев завершены так, что дальнейшее физическое развитие можно рассматривать уже как принадлежащее к циклу взрослости.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/kursovaya/psihologiya-drujbyi-i-lyubvi/

1. Анохин, П. К. Системный анализ интегративной деятельности нейрона и понятие о его степенях свободы / П. К. Анохин // Системный анализ интегративной деятельности нейрона. — М., 1974.

Васильченко, Г. С. Сексопатология: Справочник/ Г. С. Васильченко. — М., 1990., Гримак, Л. П. Общение с собой/Л. П. Гримак. — М., 1991., Кэндел, Э. Клеточные основы поведения / Э. Кэндел. — М., 1980., Мишле, Ж. Ведьма. Женщина/Ж. Мишле. — М., 1997., Московичи, С. Век толп / С. Московичи. — М., 1996.

Мужчина и женщина в современном изменяющемся мире: психоаналитические концепции: Матер. Всерос. психоаналит. конф., Москва, 17-18дек. 2005 г. — М., 2005.

Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. — 4-е изд., доп. — М., 1999.

Психология: Словарь/ Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. — 2-е изд., испр. и доп. — М., 1990.

Ранкур-Лаферрьер, Д. Человеческая сексуальность в свете эволюционного психоанализа / Д. Ранкур-ЛаферрьерАрхетип — 1996.- № 1.

Решетняк Ю. А. Применение тестов межличностных отношений к задачам брачного кларинга / Ю. А. Решетняк // Вопр. кибернетики. — М., 1978. — Вып. 48.

Советский энциклопедический словарь/Под ред. А. М. Прохорова. — М., 1984., Ухтомский, А. А. Доминанта и интегральный образ / А. А. Ухтомский // Избр. тр. — М.; Л., 1978., Франкл, В. Человек в поисках смысла / В. Франкл. — М., 1990., Фрейд, 3. Очерки по психологии сексуальности / 3. Фрейд. — М., 1994., Фрейд, 3. Психоаналитические этюды / 3. Фрейд. — Минск, 1996., Фромм, Э. Искусство любить: исследование природы любви / Э. Фромм. М., 1990., Юнг, К. Аналитическая психология / К. Юнг. — СПб., 1994., Юнг, К. Либидо, его метаморфозы и символы / К. Юнг. — СПб., 1994.