Стадный инстинкт (2)

Эссе

Где найти мерило глупости человеческой? Как мерить глупость? В каких единицах обозначать глупость? Уж на что Альберт Эйнштейн — Голова, как говаривали пикейные жилеты у Ильфа с Петровым, и то он не может дать конкретных определений, кроме размеров глупости. Красиво он сказал, что «Бесконечны только Вселенная и глупость. Хотя в отношении первой у него есть сомнения».

Первый курс у студентов — период становления. В это время все себя считают умными, удачливыми и супер сообразительными. Обоснований и доказательств им не нужно. Ведь сам факт поступления в институт и есть доказательство и обоснование. И беда, если эти чувства не покинут студентов вовремя. Перефразировав Ремарка, можно сказать, что быть глупым студенту на первом курсе не стыдно, но стыдно глупцом оканчивать институт.

И Галя Вельдяскина, хоть тогда еще и не знала этих высказываний Эйнштейна и Ремарка, но убедилась в их правоте. А произошло вот что. Кафедра физики студентами медиками не воспринималась всерьез почему-то. Без башенные, без жизненного опыта, все им кажется легко и просто, да ещё и весело к тому же. Группе Галины повезло, у них занятия по физике вела доцент Воронина. Особо она ничего не делала, но добросовестно выполняла учебную программу первого курса и первого семестра.

Вместе с группой провела кучу лабораторных работ и ждала, когда же ее лоботрясы начнут эти работы соответственным образом оформлять в тетрадях и защищать у нее. Нет, она не пассивно ждала защиты лабораторных, а неоднократно взывала к совести. Но количество лабораторных незащищенных росло, а количество дней до первой сессии первого курса неумолимо убывало. А без башенные и не чесались, и казалось, что все разрешится само собой и Воронина им все простит. Но Воронина не торопилась прощать, а лоботрясы, они и в Африке лоботрясы, все чего-то ждали.

Кому пришла первому в голову та идея, которая как нельзя лучше подтверждает тезис Эйнштейна о бесконечности глупости, даже сейчас, много лет спустя после окончания института, выяснить не удается. Ну никто не хочет заявлять авторство на идею, которая могла стоить учебы в институте многим из группы.

Но тогда всем казалось, что все расписано как по нотам. Какими-то путями узнали номер телефона на кафедре. Староста, а именно ей доверили главную роль, должна была позвонить с телефона-автомата во время очередной лабораторной, когда можно незаметно выйти из аудитории, и пригласить Воронину к телефону и аллокать, изображая межгород. И попытаться задержать Воронину у телефона как можно дольше. Ну а дальше дело техники и ловкости рук. И вот староста пошла на первый этаж корпуса на Третьем Особом к телефону-автомату, а что было делать — тогда ведь мобильников не было и в помине, все приготовились. Все произошло так, как и было запланировано. В аудиторию заглядывает лаборантка и приглашает Воронину к телефону, мол, звонит межгород срочно. Воронина уходит. Что тут началось в группе… Все как с ума посходили. Ломанулись к столу преподавателя одновременно все, и ее ручкой, выхватывая последнюю друг у друга из рук, начали ставить каждый себе крестики о зачете лабораторных работ. В тот момент никто и не подумал, что эти крестики могут стать огромными крестами на их дальнейшем пребывании в институте. Что ни говорите — Эйнштейн был прав.

13 стр., 6120 слов

Методические указания к лабораторным работам по эконометрике

... одного работающего, тыс. р., х. Методические указания к лабораторным работам по эконометрике Методические указания к лабораторным работам по эконометрике ю Методические указания к лабораторным работам по эконометрике 2,65% СТАНДАРТНАЯ ФУНКЦИЯ ЛГРФПРИБЛ(y,x,1,1). Параметры приближения в виде ... данного параметра, который формируется под воздействием неслучайных причин. В данном примере статистич

Галина со своей закадычной подружкой Юлишной, а проще Юлей, тоже поддались стадному чувству, и тоже метнулись к столу, а когда ручка попала им в руки, поставили по одному крестику — больше рука не поднялась. А народ как сбесился, некоторые подходили повторно и напластали себе по пять-шесть защит.

Уходила Воронина если и не от девственно чистого журнала, то вернулась… Боже правый, это ж какими наивными нужно быть, чтобы рассчитывать на то, что преподаватель с огромным стажем, доцент кафедры ничего не заметит? Надо было видеть, как у доброй и всегда спокойной Ворониной глаза на лоб полезли от того обилия крестиков в журнале. Она молча вышла из кабинета. Не было ее долго. В группе все вдруг прозрели и поняли, что натворили кучу глупостей неимоверных.

Вернулась Воронина с деканом и завкафедрой. Разговор был крайне для всех неприятный. Ругали всех, угрожали отчислением, и всем было очень стыдно. А в конце разговора Воронина, взглянув в журнал, вдруг указала на Галю и Юлю и сказала: «Вот в вашей группе всего два порядочных и честных человека, они ничего себе не поставили, и им я зачту все лабораторные без защиты. А все остальные будут ходить ко мне до лета, вы пострадали от своей жадности и глупости. Радуйтесь, что вас не отчислили».

Воронина была очень доброй, и никто не ходил на отработки до лета. Все извинились, и их простили. Хода делу не дали.

А Галина со своей закадычной Юлишной не стали разочаровывать Воронину в отношении себя. Они интуитивно почувствовали, что умолчание не есть ложь.

PS: Родиться глупым не стыдно, стыдно только умирать глупцом. (Эрих Мария Ремарк)

10 апреля 2012