«Психологические операции в военных конфликтах»

Дипломная работа
Содержание скрыть

Психологическую войну люди ведут с давних пор, но никогда и нигде ее не афишируют! Более того, документы о конкретных особенностях ее проведения обычно хранят за семью печатями. Известно только, что специалисты психологической войны аккумулировали в своей практике все сколько-нибудь эффективные способы воздействия на человеческие эмоции и сознание.

Сегодня ни одно государство не в состоянии защитить себя, используя одни лишь военно-технические средства. Обеспечение безопасности все больше и больше становится комплексной задачей, включающей в себя военные, политические, экономические, информационные и другие меры. Успешно решать эту задачу удается благодаря оптимальному сочетанию всех форм и способов противоборства, включая в их число и психологическую войну.

Сущность войны в обычном понимании данного термина всесторонне изучена. Особенности же психологической войны правильно понимают только специалисты. Между тем, одна из основных целей любой «обычной» войны как раз и заключается в изменении психологии противника. Что значит «заставить его сдаться на милость победителя», либо «принять предлагаемый план урегулирования» какой-то проблемы? Это предполагает, помимо прочего, сформировать у него убеждение в бессмысленности дальнейшего сопротивления, лишить веры в свой успех, т.е. изменить психологию.

Общая характеристика психологической войны

Информация к размышлению. Знаменитое изречение немецкого генерала Карла фон Клаузевица (1780-1831) «Война — это продолжение политики другими средствами» давно стало общепризнанной истиной. «Суть политики — борьба за власть» — другая аксиома, которая сегодня тоже не нуждается в подтверждении учеными.

Борьба за власть, динамика отношений господства и подчинения безусловно относится к сфере общественно-психологических явлений, поскольку всегда сопровождается разнообразным психологическим воздействием людей друг на друга.

Сущность психологической войны, В чем же различие между обычной войной (в виде вооруженной борьбы) и войной психологической?, Понятие психологической войны, Понятие «психологическая война» имеет два основных значения.

В понимании профессионалов (профессионализм в психологической войне предполагает наличие специалистов, обладающих, во-первых, научными

знаниями об ее специфике; во-вторых, имеющих специальную подготовку, в том числе практический опыт целенаправленного психологического воздействия на людей) данное понятие отражает содержание деятельности специальных органов одного государства, оказывающих психологическое воздействие на гражданское население и (или) на военнослужащих другого государства ради достижения своих политических, а также чисто военных целей.

13 стр., 6248 слов

Социальная политика Беларуси

... социальной политики в Республике Беларусь, рассмотрение теоретических и практических проблем, направлений совершенствования социальной политики. Задачами исследования являются: определение понятия «социальная политика», ее функций, принципов, рассмотрение структуры и основных показателей благосостояния социальной политики, анализ особенностей реализации и результативности социальной политики в ...

Официально психологическая война против иностранных государств ведется только с санкции президента, правительства или совета национальной безопасности. Фактически же в странах со слабой исполнительной властью и всеобщим пренебрежением к действующему законодательству психологическая война осуществляется с помощью средств массовой информации, контролируемых теми или иными политическими группировками, либо финансово-промышленными группами (в том числе транснациональными).

Весьма точно сущность профессионально организованной психологической войны выражена в наставлениях древнекитайского философа и военного деятеля Сунь Цзы (VI век до н.э.).

Они сводятся к следующему:

  • Разлагайте все хорошее, что имеется в стране вашего противника.
  • Вовлекайте видных деятелей противника в преступные предприятия.
  • Подрывайте престиж руководства противника и выставляйте его в нужный

момент на позор общественности.

  • Используйте в этих целях сотрудничество с самыми подлыми и гнусными

людьми.

  • Разжигайте ссоры и столкновения среди граждан враждебной вам страны.
  • Подстрекайте молодежь против стариков.
  • Мешайте всеми средствами работе правительства.
  • Препятствуйте всеми способами нормальному снабжению вражеских войск и

поддержанию в них порядка.

  • Сковывайте волю воинов противника песнями и музыкой.
  • Делайте все возможное, чтобы обесценить традиции ваших врагов и подорвать их веру в своих богов.
  • Посылайте женщин легкого поведения с тем, чтобы дополнить дело разложения.

-Будьте щедры на предложения и подарки для покупки информации и сообщников. Вообще не экономьте ни на деньгах, ни на обещаниях, так как они приносят прекрасные результаты.

В обыденном понимании термин «психологическая война» обозначает стихийное, неквалифицированное использование средств общения механизмов социально-психологического воздействия одними людьми против других людей с целью подчинения их себе или создания благоприятных условий для своего существования и деятельности.

Психологическая война в таком виде существует (применяется) столько времени, сколько существует сам человек. Однако в далеком прошлом люди умели влиять друг на друга только в процессе непосредственного общения, оказывая воздействие на своих собеседников посредством слов, интонации, жестов, мимики. Сегодня способы воздействия на человеческое сознание стали намного более разнообразными, действенными и изощренными благодаря накопленному за тысячелетия практическому опыту, а также за счет создания специальных технологий общения, взаимодействия и управления людьми.

Термин «психологическая война» в его ненаучном (житейском, обыденном) значении может характеризовать:

  • политическую деятельность отдельных лиц, группировок, партий, движений;

    5 стр., 2087 слов

    Психологические механизмы и способы воздействия на других людей

    ... а повествовательные формы. Умышленное внушение — это целенаправленное и сознательно организованное психологическое воздействие, которое характеризуется тем, что суггестор знает, для чего он оказывает ... независимости личности, является орудием осуществления перемен в обществе. Единство действия механизмов суггестии и контрсуггестии, по мнению исследователя, является необходимым моментом развития ...

  • избирательные кампании кандидатов на различные выборные посты;

  • рекламную деятельность коммерческих фирм;

  • борьбу соперничающих индивидов (и малых групп) за лидерство в

производственных, научных и других коллективах;

  • политическое, экономическое или культурное противостояние конфликтующих между собой этносов;

  • переговорный процесс между конкурирующими фирмами или организациями.

В настоящее время во многих экономически развитых государствах происходит объединение в одно целое сил и средств психологического воздействия, предназначенных для достижения военных, идеологических и политических целей. Этот процесс принимает различные формы, в зависимости от исторических традиций, политических и экономических условий в той или иной стране.

В одних странах идут по пути создания подразделений психологической войны с кадровым персоналом, который хорошо обучен, оснащен, готов к практическим действиям в любом месте и в любое время. Эти части обычно входят в состав вооруженных сил государства или его спецслужб. При необходимости они могут использоваться и в мирное время, в том числе против собственных граждан. Такой подход получил распространение в США, СССР, ФРГ, КНР и в некоторых других странах.

В других государствах подразделения психологической войны сокращенного состава (штат мирного времени) входят в гражданские структуры. Когда нет войны, на них возлагают выполнение обязательного объема пропагандистских и идеологических задач по заказу правительства и в интересах национальной безопасности. Подобного подхода придерживаются власти Великобритании, Франции, Швеции, Швейцарии, некоторых других государств.

Наконец, в ряде стран как государственные органы пропаганды, так и коммерческие средства массовой информации возглавляют кадровые специалисты психологической войны. Они осуществляют постоянное пропагандистско-информационное обеспечение политики руководства своих

стран. Подобная практика широко распространена в Южной Корее, на Тайване, в Индонезии и на Филиппинах.

Итак, психологическая война — это совокупность различных форм, методов и средств воздействия на людей с целью изменения в желаемом направлении их психологических характеристик (взглядов, мнений, ценностных ориентаций, настроений, мотивов, установок, стереотипов поведения), а также групповых норм, массовых настроений, общественного сознания в целом.

Психологическое воздействие может осуществляться различными методами.

Во-первых, собственно психологическими средствами. Например, в предвоенный период правительство любой страны через средства массовой информации стремится сформировать у своего народа (особенно среди военнослужащих) патриотические взгляды и убеждения, обеспечить в массовом сознании приоритет целей государственной политики. В то же время вероятный противник старается внедрить в сознание населения и военнослужащих этого

4 стр., 1944 слов

Изотерапия как метод психологической коррекции

... воздействие, коррекция посредством изобразительной деятельности. Изотерапия по форме организации может индивидуальной и групповой. В современной зарубежной и отечественной изотерапии (В.Е.Фолке, Т.В. Келлер; Р.Б.Хайкин, М.Е.Бурно) выделяют направления этого метода: ... особенности этих детей (как психологические, так и особенности ... сопереживать. Чувства сопричастности к человеку, к природе, животным ...

государства выгодные только ему, противоположные по направленности идеи и настроения. Например, разжигает националистические предрассудки, недовольство политическими или экономическими мероприятиями правительства.

В результате в сознании людей происходит борьба мотивов, что нередко ведет к снижению уровня морально-психологического состояния населения и личного состава вооруженных сил. Так поступали все мировые державы накануне Первой и Второй мировых войн, в ходе различных вооруженных конфликтов (в Корее, Вьетнаме, на Ближнем Востоке и других).

Во-вторых, психологическое воздействие может осуществляться военными средствами. Например, Советский Союз размещал с целью психологического давления свои войска и ракеты возле границы с Китаем, во Вьетнаме, на территории Кубы. СССР и США неоднократно стремились достичь своих политических целей с помощью демонстрации военной силы. Один из классических примеров психологического воздействия посредством военного демарша — отправка к берегам Гаити 20 боевых кораблей ВМФ США в 1994 г.

Захватившая там власть хунта генерала Седраса, испытывая, с одной стороны, психологическое давление мировой общественности, обработанной США, а с другой — ввиду прямой угрозы применения военной силы, была вынуждена передать рычаги управления свергнутому ею президенту Аристиду. Еще два примера — систематические бомбардировки авиацией США объектов на территории Ирака и применение авиации НАТО против Югославии. Здесь дело не ограничилось одной демонстрацией силы, военная машина была пущена в ход.

В-третьих, для психологического воздействия может использоваться система торговых и финансовых санкций, направленных на экономический подрыв потенциального противника. Так, экономические санкции (в том числе и от имени ООН) против Ирака, Югославии, Кубы, Ливии, Судана и ряда других стран влекут за собой значительное снижение уровня жизни большинства населения, многочисленные бытовые трудности, рост заболеваемости, недоедание и, как следствие, массовое недовольство граждан существующим положением.

В-четвертых, психологическое воздействие может осуществляться чисто политическими средствами. Например, проведенный в Москве в январе 1999 года демонстративный марш членов националистической организации А. Баркашова «Русское национальное единство» повлек за собой ожесточенную полемику между представителями различных политических сил России и усилил противостояние между ними.

Виды воздействия в психологической войне, По мнению отечественных и зарубежных специалистов психологическое

воздействие подразделяется на следующие виды:

1) информационно-психологическое,

2) психогенное,

3) психоаналитическое,

4) нейро — лингвистическое,

5) психотронное,

6) психотропное.

Информационно-психологическое воздействие (часто его называют информационно-пропагандистским, идеологическим) — это воздействие словом, информацией.

Психологическое воздействие такого вида ставит своей основной целью формирование определенных идеологических (социальных) идей, взглядов, представлений, убеждений, одновременно оно вызывает у людей положительные или отрицательные эмоции, чувства и даже бурные массовые реакции.

4 стр., 1655 слов

Эмоции в жизни человека. Психологический анализ эмоциональных нарушений

... климата» необходимы доброжелательность, культура. Целью данной работы является рассмотрение роли эмоций и чувств в жизни человека. Актуальность Проблема, рассматриваемая в данном курсовой работе, заключается в том, что люди как личности в эмоциональном плане отличаются друг от ...

Так, листовка, оказывая пропагандистское влияние (т.е. воздействуя на сознание), может одновременно вызывать психологические переживания, например чувство тоски по родине, по семье. В период Второй мировой войны советские листовки со стихами Э. Вайнерта «Подумай о своем ребенке», распространявшиеся среди немецких военнослужащих, оказывали на них сильное эмоциональное воздействие.

Психогенное воздействие является следствием:

а) физического воздействия на мозг индивида, в результате которого наблюдается нарушение нормальной нервно-психической деятельности. Например, человек получает травму головного мозга, в результате которой он теряет возможность рационально мыслить, у него пропадает память и т.п. Либо он подвергается воздействию таких физических факторов (звука, освещения, температуры и других), которые через определенные физиологические реакции изменяют состояние его психики;

б) шокового воздействия окружающих условий или каких-то событий (например, картин массовых разрушений, многочисленных жертв и т.п.) на сознание человека, в результате чего он не в состоянии рационально действовать, теряет ориентацию в пространстве, испытывает аффект или депрессию, впадает в панику, в ступор и т.д.

Чем менее подготовлен человек к психотравмирующим воздействиям окружающей действительности, тем более резко выражены его психические травмы, получившие название психогенных потерь. Поэтому в органах психологической войны некоторых государств (например Израиля) имеются специалисты, задачей которых является не только деморализация населения и личного состава войск противника, но и оказание реальной помощи своим военнослужащим для их восстановления от психогенных потерь и быстрого ввода в строй.

Частным, но весьма показательным случаем психогенного воздействия выступает влияние цвета на психофизиологическое и эмоциональное состояние человека.

Так, экспериментально установлено, что при воздействии пурпурного, красного, оранжевого и желтого цветов учащается и углубляется дыхание и пульс человека, повышается его артериальное давление, а зеленый, голубой, синий и фиолетовый цвета оказывают обратный эффект. Первая группа цветов является возбуждающей, вторая — успокаивающей.

Психоаналитическое (психокоррекционное) воздействие – это воздействие на подсознание человека терапевтическими средствами, особенно в состоянии гипноза или глубокого сна.

Существуют также методы, исключающие сознательное сопротивление как отдельного индивида, так и групп людей в бодрствующем состоянии. Например, в СССР профессор И.В. Смирнов по заданию Министерства обороны разработал технологию компьютерного психоанализа и компьютерной психокоррекции, позволяющую:

— осуществлять математический и статистический анализ реакций организма на внешние воздействия, возникающих при очень быстром визуальном просмотре или звуковом прочтении различных «стимулов» — слов, образов, фраз;

8 стр., 3617 слов

Психологические особенности старых людей. Психологические задачи ...

... Объектом является пожилой возраст Предметом – психологические особенности людей пожилого возраста. Цель данной работы - рассмотрение и изучение психологических особенностей, психологических задач развития людей пожилого возраста. Задачи работы: 1.Изучить теоретического ...

— абсолютно точно определять наличие в подсознании человека конкретной информации и измерять ее значимость для каждого человека, выявлять скрытую мотивацию, истинные стремления и наклонности людей;

— на основе выявленной и проанализированной информации, получать полную картину невротических, беспокоящих человека (или целые группы людей) состояний психики;

— при необходимости проводить целенаправленную (по желанию – действующую немедленно, либо с отсрочкой) коррекцию психических состояний, основным действующим фактором которой выступают слова-команды, картинки-образы и даже запахи — мотиваторы определенного поведения.

В частности, в процессе звукового управления психикой людей и их поведением словесные внушения (команды) в закодированной форме выводятся на любой носитель звуковой информации (аудиокассеты, радио или телепередачи, шумовые эффекты).

Человек слушает музыку или шум прибоя в комнате отдыха, следит за диалогами персонажей фильма, и не подозревает, что в них содержатся невоспринимаемые сознанием, но всегда фиксируемые подсознанием команды, заставляющие его впоследствии делать то, что предписано.

Нейролингвистическое воздействие

При этом основным объектом воздействия является нейрофизиологическая активность мозга и возникающие благодаря ей эмоционально-волевые состояния. Главным средством воздействия выступают специально подобранные вербальные (словесные) и невербальные лингвистические программы, усвоение содержания которых позволяет изменить в заданном направлении убеждения, взгляды и представления человека (как отдельного индивида, так и целых групп людей).

Субъектом нейролингвистического воздействия выступает специалист (инструктор).

Инструктор сначала выявляет находящиеся в психике противоречивые (конфликтующие) взгляды и убеждения, а также возникающие из-за этого и беспокоящие людей отрицательные эмоциональные состояния (переживания, настроения, чувства).

На следующем этапе он посредством специальных приемов помогает им осознать дискомфортность их реального состояния (социально-экономического, культурного, физического и как следствие — психологического) и вносит изменения в сознание, заставляющие людей

по-другому воспринимать жизненные ситуации и строить отношения с другими людьми.

Интересно то, что после того, как под воздействием инструктора человек «понял», что ему «требуется», он самостоятельно (но под влиянием заложенного в его сознание стереотипа восприятия) начинает собирать информацию о своей повседневной деятельности, о своих состояниях и переживаниях. Сравнивая свое реальное, присутствующее в данный момент состояние с желаемым (возможным), он определяет, какие свои ресурсы ему нужно мобилизовать и что конкретно надо сделать, чтобы достичь комфортности чувств и настроений.

Формула изменений в психике объекта под влиянием инструктора схематично выглядит следующим образом (см. схему).

В ходе нейролингвистического программирования обычно используют эффекты «зеркального отображения», «синхронизации» и «психологической сигнализации».

5 стр., 2207 слов

Психологическая подготовка легкоатлета (2)

... подготовки. Непосредственная психологическая подготовка накануне и в ходе соревнований - психологическую настройку и управление психическим состоянием непосредственно перед каждым выступлением; - психологическое воздействие ... его. Ранняя предсоревновательная психологическая подготовка получение информации об условиях ... легкоатлета. Здесь могут быть использованы такие приемы, как словесные воздействия ...

«Зеркальное отображение» — это прямое, но крайне редко осмысливаемое заимствование (копирование) поз, жестов, характерных движений, интонаций, диалектических либо жаргонных особенностей речи, усиливающее взаимосвязь и взаимовлияние людей друг на друга.

«Синхронизация» — это взаимная подстройка телесных ритмов (включая ритм дыхания) слушающим и говорящим субъектами. Так, известно, что люди во время разговора как бы «подтанцовывают» своим телом в такт собственной речи для придачи ей большей выразительности. При этом слушатель тоже совершает микродвижения в такт ритму голоса собеседника, обеспечивая тем самым невидимую, но подсознательно ощущаемую эмоциональную взаимосвязь с ним. Синхрония максимальна, если общающиеся находятся в состоянии согласия или диалога между собой. И она минимальна при споре и конфликте между ними. Когда внимание рассеивается, синхронизация тоже прерывается.

Человек, знающий особенности подобной синхронии, может использовать их для воздействия на других людей, тем самым обеспечивая свое преимущество в процессе общения и оказывая нужное ему психологическое влияние.

«Психологическая сигнализация» — это взаимосвязь, существующая между положением глаз субъекта и сенсорными процессами, отвечающими за прием и переработку поступающей в его мозг информации. В частности, когда человек-правша смотрит вверх и налево, он активизирует свою визуальную (зрительную) память. Если глаза направлены наверх и направо, это сигнализирует о конструировании мозгом нового зрительного представления или образа. Если глаза человека ориентированы преимущественно горизонтальном направлении — значит, он контролирует пространство перед собой и находящихся там людей или объекты, подлежащие вниманию. Если глаза ориентированы вниз и налево, в этом случае мозг правши занят главным образом вводом кинестетической (тактильной) информации. Наконец, взгляд вниз и направо сигнализируют о преимущественном осуществлении внутреннего диалога. Инструктор интерпретирует эти движения глаз собеседника и строит свою речь так, как нужно для достижения его целей.

Психоаналитическое и нейролингвистическое виды воздействий полезны тогда, когда они используются в гуманных целях. Если же их применяют для обеспечения своего господства, то они являются психологическим насилием над людьми.

Психотронное (парапсихологическое, экстрасенсорное) воздействие – это воздействие на других людей, осуществляемое путем передачи информации через нечувственное (неосознаваемое) восприятие.

В данной связи необходимо отметить, что телевизионные и другие массовые сеансы якобы экстрасенсорного воздействия (например, Кашпировского, Чумака и других «волшебников») являются яркими примерами самого обыкновенного обмана. Отчасти здесь имеет место массовый гипноз, но в гораздо большей мере — массовая истерия и массовое психическое заражение.

Что же касается психотронного оружия, то известны факты работ по созданию генераторов высокочастотной и низкочастотной кодировки мозга, биолокационных установок, по использованию химических и биологических средств в целях стимулирования определенных психологических реакций. Психотроника ориентируется преимущественно на методы, связанные с применением технических средств воздействия на сознание, например, упомянутых генераторов. В настоящее время еще рано говорить об активном использовании психотронного оружия как средства психологической войны, однако ее специалисты делают все возможное, чтобы максимально применять то, что уже хотя бы минимально наработано.

5 стр., 2494 слов

Информационная война

... оружием в информационной войне. К информационной войне относятся две большие группы мероприятий: воздействие на военнослужащих и мирное население противника с целью внедрения массовое сознание определенных установок (пропаганда, «психологическая война»); поражение информации, информационных процессов ...

Одним из теоретиков и участников разработки психотронного оружия является Д. Александер — отставной полковник, ветеран войск специального назначения США, который воевал во Вьетнаме во главе отрядов этнических кампучийцев в дельте Меконга. Он долгое время занимался изучением поведения людей в экстремальных ситуациях и парапсихологией, является автором книги о методах тренировки ума. В 1980 г. Д. Александер опубликовал в журнале «Military Review» статью о «новом интеллектуальном поле боя», посвященную возможностям использования в условиях войны методов телепатии и оружия, нарушающего нормальную работу психики. Предложенная им технология «мягкого убийства» привлекла внимание представителей Пентагона, и в 1988 г., уволившись из армии, он начал работать в Национальной лаборатории в Лос-Аламосе, где был прикомандирован к группе специальных технологий. Американские эксперты считают, что данное «оружие» наиболее целесообразно использовать в тех районах мира, где американские войска осуществляют миротворческие миссии.

Подобные или сходные результаты дает использование голографических изображений. Россия добилась в этой области достаточно больших успехов.

Если в других странах созданы проекты лазерной графики, воспроизводимой с поверхности земли, то российские ученые уже разработали проект передачи изображений с космической платформы и создания орбитального лазерно-светового комплекса. Фирма «Скан» совместно с НПО «Энергия» предлагает установить на уже находящихся в космосе спутниках специальные приборы для передачи изображений на поверхность облаков, являющихся хорошим лазерным экраном. Такие изображения будут при определенных условиях видны с земли на территории радиусом в 100-150 километров.

Голографические изображения способны оказывать серьезное влияние на

психическое состояние людей, особенно в экстремальных или боевых условиях. Планируется, например, создавать на небе голографические изображения исламских мучеников, которые «с небес» будут советовать своим единоверцам прекращать сопротивление, сдаваться на милость противника либо возвращаться домой. По имеющимся фактам можно предположить, что испытания подобных устройств уже проводятся.

Не все указанные здесь виды психологического воздействия используются в равной степени. В годы Первой и Второй мировых войн, в вооруженных конфликтах 50-80-х годов нашего столетия воюющие страны применяли в основном информационно-пропагандистское и психогенное воздействие.

Психоаналитическое, нейролингвистическое и психотропное воздействие пополнило арсенал психологической войны в 90-ые годы. А психотронное оружие всего лишь проходит стадию первоначальных испытаний. Вместе с тем специалисты психологической войны уже разработали ее стратегию, предполагающую комплексное применение всех видов психологического воздействия на людей.

Закономерности психологического воздействия

Психологическое воздействие — это влияние на людей (на отдельных индивидов и на группы), осуществляемое с целью изменения идеологических и психологических структур их сознания и подсознания, трансформации эмоциональных состояний, стимулирования определенных типов поведения.

12 стр., 5774 слов

Конфликты и войны в современном мире

... источников личностной и политической идентификации. Нагнетая страсти относительно грядущих межцивилизационных конфликтов и войн, Хантингтон, по-видимому, пытается предупредить Запад о надвигающейся опасности, о ... религиозной конфессии или фундаментализма, зачастую представляет собой не что иное, как вероисповедный всплеск традиционализма, партикуляризма, этноцентризма и других подобных им феноменов, ...

Выделяют три этапа психологического воздействия:

  • операциональный, когда осуществляется деятельность его субъекта;
  • процессуальный, когда имеет место принятие (одобрение) или неприятие

(неодобрение) данного воздействия его объектом;

  • заключительный, когда проявляются ответные реакции как следствие

перестройки психики объекта воздействия.

Перестройка психики под влиянием психологического воздействия может быть различной как по широте, так и по временной устойчивости. По первому критерию различают парциальные изменения, т.е. изменения какого-нибудь одного психологического качества (например, мнения человека о конкретном явлении), и более общие изменения психики, т.е. изменения ряда психологических качеств индивида (или группы).

По второму критерию изменения могут быть кратковременными и длительными.

Применение психологического воздействия в боевой обстановке имеет свои особенности:

  • допускаются не только гуманные, но и антигуманные способы и приемы

психологического воздействия;

  • психологическое воздействие осуществляется в сочетании с применением

средств вооруженной борьбы

  • есть стремление достичь максимальной психогенной результативности

воздействия.

Психологическое воздействие оказывается на конкретные сферы психики отдельного человека, групп людей и общественного сознания в целом:

  • потребностно-мотивационную (знания, убеждения, ценностные ориентации, влечения, желания);
  • интеллектуально-познавательную (ощущения, восприятия, представления,

воображение, память и мышление);

  • эмоционально-волевую сферу (эмоции, чувства, настроения, волевые

процессы);

  • коммуникативно-поведенческую (характер и особенности общения,

взаимодействия, взаимоотношений, межличностного восприятия).

Это означает, что психологическое воздействие только тогда дает наибольший реальный эффект, когда учитываются присущие этим конкретным сферам особенности функционирования индивидуального, группового и общественного сознания.

Психологическое воздействие имеет свои закономерности:

— если оно направлено в первую очередь на потребностно-мотивационную сферу людей, то его результаты сказываются в первую очередь на направленности и силе побуждений (влечений и желаний) людей;

— когда под прицелом оказывается эмоциональная сфера психики, то это отражается на внутренних переживаниях, а также на межличностных отношениях;

— сочетание воздействий на обе названные сферы позволяет влиять на волевую активность людей и таким образом управлять их поведением;

— влияние на коммуникативно-поведенческую сферу (специфику взаимоотношений и общения) позволяет создавать социально-психологический комфорт и дискомфорт, заставлять людей сотрудничать либо конфликтовать с окружающими;

— в результате психологического воздействия на интеллектуально-познавательную человека сферу изменяются в нужную сторону его представления, характер восприятия вновь поступающей информации и, в итоге, его «картина мира».

Человеческая психика (т.е. объект психологического воздействия) – это система потребностно-мотивационных, интеллектуально-познавательных, эмоционально-волевых и коммуникативно-поведенческих компонентов. Она может функционировать уравновешенно или же с перекосом в существующих взаимосвязях. Определяется то и другое эффектом когнитивного диссонанса.

Когнитивный диссонанс — это такое явление, которому свойственны следующие характеристики:

а) между интеллектуально-познавательными и всеми остальными компонентами психики имеет место диссонанс, т.е. несогласованность, противоречивость;

б) существование диссонанса вызывает у человека стремление уменьшить его или хотя бы воспрепятствовать его дальнейшему увеличению;

в) проявление данного стремления выглядит как:

  • недоверчивое отношение к новой информации, или
  • изменение поведения в соответствии с новой информацией, или
  • переосмысление прежней информации в новом ракурсе.

В соответствии со сказанным для того, чтобы оказать психологическое воздействие, необходимо сначала спровоцировать сбои и перекосы в функционировании отдельных компонентов психики объекта воздействия. Динамическое равновесие между ними нарушится и он начнет переживать состояние когнитивного диссонанса. После этого можно побудить его к восстановлению душевного равновесия за счет изменения своих прежних, привычных для него взглядов, убеждений и отношений, а затем и стереотипов поведения.

Наиболее наглядно это видно на примере психологического побуждения к сдаче в плен и в работе с военнопленными.

Практически каждый военнослужащий отдает себе отчет в том, что сдача в плен, к которой его призывает противник, является весьма негативным поступком. Но в ходе боевых действий он нередко видит, что плен (или, как вариант, дезертирство) — единственный способ сохранить свою жизнь. Перед ним встает тогда альтернатива: потерять уважение фронтовых товарищей, друзей и родных людей или лишиться жизни. Начинается мучительный поиск решения (т.е. переживание когнитивного диссонанса).

Человеку необходимо выбрать один из этих двух вариантов, внутренне принять либо возможность гибели, либо бегство от нее. Нередко это бывает выбор в пользу сдачи в плен.

В плену осуществляется работа по дальнейшей трансформации мировоззрения пленных. Специалисты в области психологического воздействия стремятся заменить имеющиеся у них ценностные ориентации (например, буржуазно-демократические) на другие (например, социалистические, как это было в ходе работы с пленными в период Великой Отечественной войны, в Корее и во Вьетнаме).

Знакомство с новыми взглядами, идеями, нормами поведения, требующими отказа от устоявшихся убеждений, опять приводит к возникновению когнитивного диссонанса. В чью пользу будет принято решение в этом случае, зависит от целого ряда факторов (возраста пленного, степени его интеллектуального развития, уровня образования, качества проводимой с ним работы и др.).

Предпосылки повышения эффективности восприятия психологического воздействия.

Действенность психологических операций в значительной мере зависит от того, как осуществляются восприятие, обработка, осмысление и усвоение информации объектом психологического воздействия.

Восприятие окружающего мира (в том числе и социальное восприятие) принято считать одним из ключевых психических процессов, от которого зависит эффективность психологического воздействия. Под восприятием (перцепцией) окружающего мира понимается целостное отражение предметов, ситуаций и событий, возникающее при непосредственном воздействии раздражителей на органы чувств человека. Восприятие представляет собой комплексный процесс, включающий:

а) отражение стимула и ситуации;

  • б) их регистрацию;
  • в) интерпретацию воспринятого;
  • г) ответную реакцию на воспринятое.

Любой акт восприятия внешней информации осуществляется в форме конкретных образов, которые в большей или меньшей степени связаны с другими психическими познавательными процессами — мышлением, памятью, вниманием — и направляются мотивацией, имеют определенную эмоциональную окраску.

Организуя подачу информации, необходимо всегда учитывать эмоциональный настрой объекта и способность сообщаемой информации вызывать именно те переживания, которые обостряют восприятие ее (интерес, любопытство, удивление).

Информация должна организовываться и подаваться таким образом, чтобы способствовать разрядке эмоционального напряжения, возникающего у объекта в процессе психологического воздействия. Это формирует его доверие к субъекту, проявляющееся в дальнейшем в форме готовности к получению и усвоению новых подобных сообщений.

Следует различать восприятие, адекватное реальности, и иллюзорное. Одной из существенных причин неадекватного, иллюзорного восприятия является так называемая сенсорная депривация.

Сенсорная депривация — это продолжительное, более или менее полное лишение человека чувственных впечатлений. Синдром сенсорной депривации проявляется следующим образом:

  • возникает сильная потребность в получении чувственных впечатлений;
  • возрастает внушаемость;
  • ослабляется способность концентрировать внимание;
  • нарушается нормальное течение мыслей;
  • часто возникает депрессия, появляются галлюцинации.

Установлено, что похожие изменения психики имеют место в случае продолжительной социальной изоляции, в том числе в условиях вооруженной борьбы. Так, синдром сенсорной депривации в той или иной мере возникает у военнослужащих, оказавшихся в окружении; у бойцов групп спецназначения, долго находящихся во вражеском тылу; среди солдат и офицеров воинских подразделений в условиях монотонного существования (например, в тыловом лагере или во время длительного марша); среди групп населения, скрывающихся в убежищах и т.д.

Иными словами, частичная сенсорная депривация характерна в первую очередь для военнослужащих тех подразделений, деятельность которых связана с частичной или полной временной изоляцией от своих войск. Надо отметить, что командование таких контингентов нередко само заинтересовано в ограничении внешней информации. Все это можно и нужно использовать в интересах психологической войны.

Большую роль в повышении эффективности процесса психологического воздействия играет учет особенностей познавательных процессов: памяти, мышления и воображения.

Под памятью психологи понимают процессы организации и сохранения прошлого опыта, делающие возможным его повторное использование в деятельности, в том числе и в интересах психологической войны.

Различают следующие виды памяти: моторную, эмоциональную, образную, словесно-логическую. Все они связаны с процессами запоминания, которые, кроме того, содержат элементы мышления (в сложном и противоречивом единстве с речью), внимания, проявления интересов и потребностей, эмоций и чувств.

Запоминание — обобщенное название процессов, обеспечивающих удержание материала в памяти. Успешность запоминания определяется в первую очередь возможностью включения нового материала в систему осмысленных связей. Важную роль среди его механизмов играет повторение. Вместе с тем можно обойтись и без повторения, если человеку надо запомнить жизненно важный материал, либо сведения, несущие большую смысловую нагрузку.

Мышление — процесс познавательной деятельности человека, характеризующийся обобщенным отражением действительности в таких объективных ее свойствах, связях и отношениях, которые недоступны непосредственному чувственному восприятию.

Психологи рассматривают мышление прежде всего как деятельность, направленную на решение определенной задачи (проблемы).

Именно проблемная ситуация обычно является начальным моментом мыслительного процесса, то есть такая ситуация, для которой нет готового решения. Мыслить человек начинает тогда, когда у него появляется потребность что-то понять. Мышление обычно начинается с проблемы или вопроса, с удивле ния или недоумения, с осознания какого-либо противоречия, несоответствия, несуразности.

Использование понятий, логических конструкций характерно для словесно-логического мышления. Этот вид мыслительной деятельности функционирует на базе лингвистических средств. Фактически он применяется человеком в сферах его индивидуальной компетентности. В остальных случаях преобладает наглядно-образное мышление (воображение) на основе образов и простейших языковых средств, позволяющих наиболее полно воссоздать все многообразие различных фактических характеристик предмета познания.

Существуют закономерности осмысления и усвоения содержания психологического воздействия., Так, быстрее осмысливается и усваивается:

  • тот материал, который чаще встречается;
  • тот, что связан с повседневной практической деятельностью;
  • тот, что эмоционально прочувствован;
  • тот, что соответствует национальному образу мышления.

Например, англичане и американцы лучше осмысливают логически просто построенные рассуждения, французы предпочитают оригинальные идеи, эмоционально окрашенные сообщения. Китайцы любят образные выражения, немцы — систематизированные сведения, преподнесенные в традиционном духе.

Важно, чтобы психологическое воздействие вызвало у противника стремление анализировать события, происходящие на фронте и в тылу; сопоставлять информацию, полученную извне, со сведениями, полученными от своего командования и национальных средств массовой информации, чтобы оно побуждало его делать выводы, нужные субъекту психологической войны.

По этой причине построение психологического воздействия и особенно пропагандистского сообщения должно соответствовать схеме: вопрос, гипотетический ответ, аргументы, утверждение. В то же время это построение должно учитывать конкретную специфику объекта, в частности, его социально-психологические и национально-психологические особенности.

В интересах повышения эффективности психологического воздействия необходимо также принимать во внимание особенности «работы» эмоций:

а) для выработки временных, непродолжительных установок личности лучше использовать эмоциональную форму обращения.

б) для выработки сравнительно устойчивой ориентации личности, формирования фиксированных установок, сохраняющихся долгое время, более оправдано воздействие на рациональную сферу сознания.

в) эмоциональную и рациональную формы психологического воздействия необходимо использовать комплексно. Начинать всегда лучше эмоционально, последующая часть может быть рациональной. Тогда сила эмоционального обращения положительно настраивает объект к сообщаемой информации, пробуждает в нем интерес к рассматриваемым вопросам. А последующее обращение к рациональной сфере сознания делает психологическое воздействие более эффективным и продолжительным по времени.

Однако необходимо учитывать и то, что интеллектуальная и эмоциональная активность могут препятствовать друг другу. Например, человек в состоянии сильного эмоционального возбуждения испытывает значительные трудности при выполнении серьезной умственной работы. И наоборот, человеку, включенному в процесс серьезного интеллектуального труда, чужды сильные аффективно-эмоциональные переживания.

Следовательно, обращаясь к эмоционально возбужденной аудитории, не следует особо надеяться на ее мыслительные возможности. Надо также помнить, что на людей с высоким интеллектуальным уровнем развития рационально построенное воздействие оказывает более сильное влияние, чем эмоционально окрашенное.

Поэтому, когда объектом воздействия является офицерский состав противника, в большей степени следует опираться на цифры и факты. При обращении же к рядовому составу — на эмоционально окрашенную информацию.

Действенность психологического воздействия зависит и от того, когда измеряется его эффект. Если это делается непосредственно после осуществления воздействия, эффект, как правило, максимален. Далее, с течением времени он снижается. Но при этом рационально построенное воздействие более продолжительно, а эмоциональное — более короткое.

Субъект психологического воздействия не имеет права резко противопоставлять свою позицию позициям объекта. Если расхождения между позициями невелико, то действует «закон ассимилятивной оценки близко стоящих позиций»: информация, близкая к собственным позициям людей, кажется им еще более близкой, сходной с их взглядами. И, наоборот, взгляды, суждения, мнения, резко отличающиеся от позиции аудитории, кажется ей еще более неприемлемыми, чем она могут быть в действительности. Люди «отворачиваются», «закрываются» от сообщаемой им информации: срабатывает «закон контрастной оценки».

Цели и задачи психологической войны

Основные цели и задачи психологической войны можно классифицировать по нескольким различным основаниям. По условиям различают психологическую войну, осуществляемую в мирное, военное и послевоенное время, а также в ходе миротворческих операций. По объектам воздействия ее ведут против военнослужащих, гражданского населения, высшего военно-политического руководства противника и его союзников. Кроме того, предпринимаются специальные мероприятия, направленные на формирование нужного отношения к возможной войне (агрессии) со стороны мирового общественного мнения и стран-союзников. По времени осуществления цели и задачи психологической войны подразделяют на долгосрочные (стратегические), среднесрочные (оперативные) и краткосрочные (тактические).

Целями психологической войны могут являться:

а) предотвращение возможного военного конфликта;

  • б) ослабление морального духа личного состава вооруженных сил и гражданского населения противника;
  • в) склонение их к отказу от участия в боевых действиях;

г) создание предпосылок для достижения намеченных военно-политических целей с минимальными людскими потерями и материальными затратами.

Содержание психологических операций

Психологическая война — это комплекс психологических операций и мероприятий, осуществляемых в соответствии с конкретными целями и задачами. Обычно она начинается еще в мирное время, в так называемый угрожающий период. Этот период характеризуется следующими признаками:

Во внешнеполитической области — непрерывно идут интенсивные переговоры дипломатов (в том числе со всякого рода посредниками); свертываются торгово-экономические, культурные и иные отношения между членами противостоящих группировок; происходят разнообразные приграничные конфликты и т.д.

В экономической области — возрастают темпы и объемы военного производства; осуществляется перевод промышленности на выпуск военной продукции; меняется режим работы железных дорог, увеличивается объем военных и других специальных перевозок всеми видами транспорта и т.д.

В военной области — резко усиливается разведывательная деятельность всех видов; происходит концентрация войск в приграничных районах; частично мобилизуются резервисты; вооруженные силы переходят в режим боевой готовности.

Во внутриполитической области — объявляется особое (либо военное) положение; разжигаются шовинистические и националистические настроения; вводится военная цензура во всех средствах массовой информации; запрещается (или существенно ограничивается) деятельность оппозиционных политических партий, пацифистских и диссидентских движений и т.д.

В области психологической войны:

  • резко усиливается противоборство между вероятными противниками в

информационной сфере;

  • происходит боевое развертывание органов психологической войны;
  • начинают осуществляться психологические операции.

Продолжительность угрожающего периода зависит от характера развития военно-политической обстановки и эффективности мер политического урегулирования конфликта. Как правило, он включает в себя период повышенной напряженности, составляющий от 1-2 до 8 месяцев, и период резкого обострения обстановки, длящийся от 5 до 25 суток.

С началом боевых действий осуществляются разнообразные оперативные и тактические психологические операции, являющиеся продолжением стратегической психологической операции и неотъемлемой частью вооруженной борьбы.

Своеобразие психологических операций в угрожающий период, Психологические операции в угрожающий период обычно проводят для достижения следующих целей:

  • изоляции вероятного противника на международной арене;
  • подрыва морально-психологического состояния личного состава его

вооруженных сил и гражданского населения;

  • усиления антивоенных и антиправительственных настроений в стране

противника;

  • консолидации населения и личного состава своих вооруженных сил и

стран-союзников.

Содержание психологических операций в угрожающий период конкретизируется в зависимости от:

  • политических и военных целей конфликта, военно-политической обстановки

на ТВД;

— размаха деятельности оппозиционных политических партий, диссидентского и пацифистского движений в стране вероятного противника;

  • особенностей психологии, обычаев, традиций, религиозных верований народа в стране противника.

Основными объектами психологических операций в угрожающий период

выступают:

  • личный состав вооруженных сил противника;
  • его гражданское население;
  • население и военнослужащие нейтральных и союзных государств;
  • военнослужащие и народ своей страны.

Психологическое воздействие на личный состав вооруженных сил противника осуществляется в форме:

  • разъяснения катастрофических последствий войны для конкретных

военнослужащих и их семей;

  • дискредитации военно-политического руководства государства-противника;
  • разжигание противоречий, существующих между различными

социально-этническими группами в вооруженных силах противника;

  • пропаганды своего превосходства в области боевой подготовки, военной

техники, вооружения;

  • указания военнослужащим противника возможных способов уклонения от

личного участия в боевых действиях.

Психологическое воздействие на гражданское население противника осуществляется в тех же формах, что и воздействие на личный состав вооруженных сил противника, плюс призывы к участию в антивоенных выступлениях оппозиции, религиозных и пацифистских организаций.

Психологическое воздействие на население и военнослужащих нейтральных и союзных государств осуществляется в форме:

  • дискредитации военно-политического руководства государства-противника;
  • пропаганды целей и методов собственной внешней политики;
  • пропаганды своего военного превосходства над противником.

Психологическое воздействие на военнослужащих и народ своей страны

осуществляется в форме:

  • повышения их морального духа, предотвращения паники;
  • разъяснения необходимости различных мер ограничения и контроля;
  • осуждения и критики антиправительственных и антивоенных сил и движений;
  • противодействия пропаганде противника.

Формирование у противника отрицательного отношения к возможной войне

Основная цель психологического воздействия в этом направлении – подрыв морально-политического и психологического потенциала противника, формирование среди военнослужащих и гражданских лиц устойчивой отрицательной установки по отношению к возможной войне. Специалисты считают, что надо доказывать ее бесперспективность и разрушительные последствия сразу в двух аспектах:

а) для страны в целом.

б) для каждой семьи.

В результате можно существенно ослабить моральный дух народа и армии противника, а иногда даже предотвратить войну.

СССР и США неоднократно достигали своих политических целей путем простой демонстрации военной силы (проводили учения возле границ тех или иных государств, посылали военные корабли к их берегам, концентрировали войска, делали другие демарши).

Так, Советский Союз размещал свои оперативно-тактические ракеты на Кубе и возле границы с Китаем. США посылали свои эскадры в воды Северной Кореи и Вьетнама в 40-ые-60-ые гг., Ирака в 80-90-ые гг., Гаити в 1994 г. и т.д.

Помимо этого широко применяется система экономических санкций, направленная на подрыв основных отраслей экономики государства-противника.

Экономические санкции предпринимались против Ирака, Югославии, Кубы, Ливии, других стран. Они влекут за собой значительное снижение уровня жизни основной массы народа, гиперинфляцию, нехватку многих необходимых товаров и т.д. Морально-психологическое состояние большинства народа (а также военнослужащих как его части), изнуренного длительным экономическим кризисом или запуганного демонстрацией превосходящей военной мощи обычно снижается.

В угрожающий период каждое государство стремится прежде всего создать благоприятную для себя обстановку на международной арене и в стране противника. Так, в период англо-аргентинского конфликта за Фолклендские острова (1982 г.) Великобритания осуществляла эффективное психологическое воздействие на военнослужащих и гражданское население Аргентины. Основной акцент был сделан при этом на доказательство бессмысленности сопротивления аргентинских войск, оккупировавших архипелаг. Одновременно Великобритания распространяла выгодную для себя информацию в странах Британского содружества, НАТО и ЕЭС, а через них и в других странах мира. В результате ей удалось склонить международное общественное мнение на свою сторону.

Стратегическая психологическая операция Израиля против организации «Хезболлах» в Ливане (1993 г.) преследовала аналогичные цели. В ходе ее израильское руководство стремилось не столько запугать непримиримую часть палестинцев, сколько заручиться поддержкой мирового общественного мнения.

Содержание информационно-пропагандистских материалов, направленных на формирование среди военнослужащих и населения противника отрицательного отношения к войне, во-первых, включает убеждение в ее бесперспективности.

Дискредитация военно-политического руководства противника

Основная цель психологических операций данного направления – подрыв авторитета военно-политического руководства противника в глазах собственного населения, личного состава вооруженных сил, мирового общественного мнения

«Два сапога – пара» Английский плакат, высмеивающий двух диктаторов — Гитлера и Сталина — вступивших в сговор друг с другом (издан в начале сентября 1939 г. после подписания пакта Молотова-Риббентропа).

Для этого активно применяют различные способы, в том числе:

  • тенденциозный подбор биографических подробностей, отрицательно

характеризующих командный состав и политическую верхушку противника;

  • высмеивание тех взглядов, которых придерживается политическое

руководство и командный состав вооруженных сил противника;

  • распространение дезинформации и ложных слухов о них;
  • привлечение внимания к их ошибкам и промахам, неблаговидным поступкам;
  • использование ярлыков и эпитетов, унижающих достоинство отдельных

представителей военно-политического руководства;

  • четкое деление их на «плохих» и «хороших».

Использование компрометирующих фактов биографии политического или военного деятеля, подкрепленные достаточными доказательствами, может весьма существенно снизить его авторитет. Подтверждением тому является случай, произошедший в 90-е годы с председателем комитета начальников штабов вооруженных сил США генералом Дж. Шаликашвили. Журналисты «раскопали» и опубликовали документы, истинность которых не вызывает сомнений. Согласно им оказалось, что Дмитрий Шаликашвили, отец американского генерала, во времена высадки союзников в Нормандии (июнь 1944 г.) служил в войсках СС.

Ранее он был офицером польской армии. После ее разгрома он с помощью влиятельных родственников в Германии сумел стать офицером специального грузинского батальона, входившего в войска СС. Несмотря на заявление министра обороны США о том, что эсэсовское прошлое отца никоим образом не касается службы сына в американской армии, этот скандал стал одной из причин скорой отставки Дж. Шаликашвили с занимаемого им поста

Следует учитывать то, что попытки дискредитации тех или иных руководителей (командиров) лишь тогда будут эффективными, когда их популярность и авторитет снизились. В противном случае реакция объекта пропаганды, скорее всего окажется полностью противоположной ожидавшейся.

Так, большой вред советской пропаганде во время «зимней войны» (30 ноября 1939 — 13 марта 1940 гг.) принесли листовки, содержавшие прямые оскорбления авторитетных руководителей Финляндии. Премьера-министра Каяндера, например, в них называли «орущим петухом», «извивающейся змеей», «маленьким, жадным хищником, у которого нет зубов». Маршала Карла Густава Маннергейма (1867-1951) клеймили как «кровавого палача финского народа» и «старую сволочь». Авторитет же Маннергейма был настолько велик, что финские солдаты воспринимали эти оскорбления словно личные. После чтения подобных листовок они сражались с еще большим ожесточением.

Впрочем, действия финской стороны тоже были топорными. Например, финны считали, что может сработать тезис «подкупа военнослужащих». Между тем для тогдашних красноармейцев такие призывы, как «продайте ваш самолет (танк, пушку) за десять тысяч долларов и уезжайте в какую угодно страну», звучали просто дико.

В корне ошибочную аргументацию использовали китайцы в конце 30-х гг., когда давали отпор японской агрессии. Их призывы «Долой императора!», «К ногтю милитаристов!», «Поднимайте знамя революции в Японии!» лишь вызывали гнев и возмущение японских солдат. Во время Великой Отечественной войны советская специальная пропаганда повторила те же ошибки, что и в войне с Финляндией. Недопустимыми, как выяснилось, в ее содержании были грубые оскорбительные выпады в адрес высших руководителей Германии. Главным объектом таких оскорблений являлся Гитлер, пользовавшийся в 1941-42 гг. непререкаемым авторитетом у немецких солдат.

Впрочем, немецкие пропагандисты в этом отношении недалеко ушли от них. Им очень нравилось изображать Сталина в образе рабовладельца, бандита-поджигателя и даже дьявола. Конечно, Сталин был одним из величайших негодяев в истории человечества. Может быть, самым большим. Однако множество советских людей в то время буквально на него молились. Поэтому сравнения такого рода вряд ли могли принести пользу. Примером удачной дискредитации высшего руководства можно назвать французскую листовку в виде почтовой открытки, в которой прямые нападки (не говоря уже об оскорблениях) в адрес Гитлера отсутствовали «Без маски: Сталин — дьявол!» (Немецкий плакат 1943 г.), «Три года! Пять лет! Восемь лет! Пожалуйста, господин фюрер, долго ли еще продлится Ваш блицкриг?»

Разжигание противоречий между различными социальными, конфессиональными, этническими группами населения и войск противника

Цель психологических операций данного направления — углубить существующие противоречия между определенными группами людей до критического уровня и посредством этого значительно понизить боеспособность войск противника, а также способность населения к сопротивлению.

Достижение данной цели осуществляется через акцентирование существующих различий между различными социальными группами, наиболее значимыми среди которых являются социально-классовые и национально-религиозные.

Например, во время Фолклендского конфликта англичане в своей пропаганде на аргентинскую армию обращались преимущественно к рядовому составу. Его внимание они привлекали к фактам коррупции и казнокрадства среди генералов и офицеров. Такая пропаганда вызывала у простых солдат чувство ущемлённости, недовольство привилегированным положением офицерского корпуса, его высокомерным отношением к подчиненным. Это, в свою очередь, снижало их готовность упорно сражаться под началом своих командиров.

Особый эффект дает разжигание национально-религиозных противоречий. Этнические, религиозные и другие меньшинства, по мнению специалистов, представляют собой первоочередной объект воздействия с целью раскола в стране противника. Обращение к массовому сознанию таких групп населения, особенно если они подвергаются притеснениям со стороны правительства, очень продуктивно.

Хорошие результаты дала советская пропаганда на украинцев и белорусов накануне вторжения СССР в Польшу в 1939 г., американская — на курдов накануне войны в Персидском заливе. США удалось тогда спровоцировать антиправительственные выступления в иракском Курдистане, что вынудило Багдад направить туда дополнительные войска.

Католики-хорваты, православные-сербы и сербы-мусульмане более трех лет (апрель 1992-ноябрь 1995) сражались между собой в Боснии. Примечателен тот факт, что накануне и во время Второй мировой войны Германия широко использовала военную помощь хорватов в Югославии, арабов-мусульман в Северной Африке, западных украинцев, прибалтов, крымских татар, чеченцев и представителей некоторых других национальностей в СССР.

Немецкая листовка весны 1940 г. «Герой после» была прямо рассчитана на провоцирование ненависти бедных, проливающих свою кровь на фронте и становящихся калеками, к богачам, остающимся в тылу и ведущим красивую жизнь.

Способы и приемы внушающего воздействия

Внушение в целом можно представить как психологическое воздействие, основным содержанием которого является использование способов и приемов специфического и неспецифического внушения.

Особенности специфического внушения. Специфическое внушение осуществляется посредством распространения конкретных идей, представлений, образов и другой информации с целью замещения существующей установки и провоцирования определенной поведенческой реакции объекта воздействия.

При специфическом внушении используют только вербальные (речевые) средства влияния и оно обычно является составной частью убеждения, значительно усиливающем его эффективность.

Различают следующие основные способы специфического внушения:

«Приклеивание ярлыков».

«Сияющее обобщение».

«Перенос» (трансфер).

Часто используется также негативный «перенос» путем пробуждения ассоциаций с отрицательными (для объекта) образами, понятиями, идеями.

«Свидетельство».

навязываемого ему положительного или отрицательного мнения по этому

поводу. Обычно используется как элемент манипулирования сознанием

противника.

«Игра в простонародность».

«Перетасовка фактов».

«Общая платформа».

Особенности неспецифического внушения. Неспецифическое внушение осуществляется путем провоцирования у объекта воздействия отрицательных психических состояний, вызывающих определенное поведение. В процессе его осуществления речевые (вербальные) факторы сочетают с неречевыми (невербальными).

Основная цель неспецифического внушения — формирование у объекта воздействия астенических состояний.

В основе формирования астенических состояний лежит феномен фрустрации. Под ним понимают переживание неудачи, возникающее при наличии реальных или мнимых непреодолимых препятствий на пути к цели. Фрустрация возникает у людей вследствие реального или кажущегося неудовлетворения их потребностей в физической и социальной безопасности, в общении, в пище, в бытовых удобствах и т.д.

Цель неспецифического внушения как раз и заключается в том, чтобы посредством акцентирования фрустрации спровоцировать у объекта астенические психологические состояния (беспокойство, депрессию, страх, панику и т.д.).

Неспецифическое внушение такого рода применяла, например, Красная Армия во время вторжения в Польшу в сентябре 1939 года. Газета польских эмигрантов в Детройте (США) следующим образом описала пропагандистскую работу Красной Армии: «Применялись советские бронемашины, громкоговорители которых передавали обращения: «Братья-солдаты, мы пришли освободить вас из-под ярма польских панов. Мы ваши друзья». Из первых бронемашин вышли женщины, накормили солдат, угостили их папиросами, раздали газеты и велели идти домой. В то же время они предупреждали, что, если в ответ на их миролюбие со стороны польской армии будет оказано противодействие, то им не поздоровится. И когда один офицер, приказавший стрелять в Красную Армию, был расстрелян, польские войска прекратили сопротивление.

Основными способами неспецифического внушения выступают устрашение, эмоциональное подавление, инициирование агрессивных эмоциональных состояний.

Устрашение (инициирование страха) — это формирование состояний беспокойства, депрессии или апатии; пробуждение чувства страха перед реальной или вымышленной опасностью, а также перед неизвестностью.

Конечная цель устрашения — максимальное снижение морально-психологической устойчивости противника, паралич его воли к сопротивлению.

Необходимо различать страх перед реальной и вымышленной опасностью. Страх перед реальной опасностью (допустим, перед угрозой гибели или превращения в калеку) глубже, т.к. базируется на определенном боевом и жизненном опыте. Однако страх перед вымышленной опасностью также может существенно снизить морально-психологическую устойчивость противника.

По степени осознанности угрозы различают страх перед осознанной и неведомой опасностью. Путем наблюдений за поведением военнослужащих в период боевых действий установлено, что чем выше у них степень осознанности надвигающейся опасности, тем больше имеется возможностей для локализации чувства страха и подготовки к противодействию угрозе.

Наибольший страх люди испытывают перед неведомой опасностью, т.е. такой, с которой они ранее не сталкивались и потому не знают, какие последствия она может вызвать. Страх перед неведомым значительно снижает боевые возможности войск. Например, солдаты могут внушить себе, что они, допустим, подверглись заражению, несмотря на то, что оружие массового поражения реально не применялось. Вследствие нервно-психического потрясения могут появиться признаки, напоминающие реальные симптомы поражения (слабость, слепота, тошнота, расстройство пищеварения), а также боязнь употреблять «зараженную пищу и воду».

В ходе оккупации Тибета осенью 1950 г. китайская армия эффективно использовала прием «устрашения неведомой угрозой». Например, передовые отряды НОАК достигли крепости Чамдо с гарнизоном 3000 человек. Обороняющиеся ожидали штурма, но его не последовало. Ночью тибетцев разбудили взрывы множества петард, грохот тысяч трещоток, они увидели в небе светящиеся трассы сотен ракет. Возникла паника, молниеносно стали распространяться фантастические слухи. Начальник гарнизона сбежал из крепости, войска вскоре последовали за ним. В ту ночь не было сделано ни одного выстрела.

Используя устрашение необходимо учитывать, что реальная обстановка оказывает большое влияние на его эффективность.

Устрашение целесообразно для воздействия на противника:

  • понесшего большие потери;
  • находящегося в окружении;
  • перешедшего к обороне;
  • отступающего;
  • испытывающего нехватку продовольствия, боеприпасов и других средств;
  • уступающего в численности;
  • подвергшегося поражению высокоточным оружием или оружием массового

поражения;

  • терпящего поражения в боевых действиях.

Эмоциональное подавление используется в основном для формирования у военнослужащих противника таких астенических психических состояний как тревога, депрессия, апатия.

Тревога — это эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях с неясным исходом и связанное с ожиданием неблагополучного развития событий. Тревога может проявляться как ощущение беспомощности, неуверенности в себе, бессилия перед внешними факторами, как преувеличение их могущества и опасности. Поведенческие проявления тревоги заключаются в общей дезорганизации деятельности, нарушающей ее направленность и продуктивность.

Депрессия — это аффективное эмоциональное состояние, характеризующееся отрицательным фоном. Человек в состоянии депрессии испытывает тяжелые, мучительные переживания подавленности, тоски, отчаяния. Его влечения, мотивы, волевая активность, самооценка резко снижены. Измененным оказывается и восприятие времени, которое течет мучительно медленно. Для поведения людей в состоянии депрессии характерны замедленность, безынициативность, быстрая утомляемость, что в совокупности приводит к резкому падению продуктивности деятельности.

Апатия — это эмоциональное состояние, возникающее вследствие потери перспектив, эмоциональной подавленности, утраты веры в конечные цели, в руководство, в успех кампании и т.д. Апатия характеризуется эмоциональной пассивностью, безразличием, равнодушием к событиям окружающей действительности и развивается на фоне снижения физической и психической активности.

Приемы эмоционального подавления, используемые в практике психологической войне, чрезвычайно разнообразны. Выбор того или иного из них обуславливается условиями воздействия, характером боевых действий, спецификой объекта внушения и т.д. Среди них обычно выделяют:

1. Эмоциональное подавление средствами невербального звукового воздействия. Для этого используют звуковые записи детского плача, похоронной музыки, симфонической музыки, тяжелой рок-музыки, различных раздражающих звуков (крики, вой сирены, звуки взрывов, свист падающих бомб).

Так, гитлеровцы ставили на свои пикирующие бомбардировщики специальные сирены, которые во время атаки издавали душераздирающий вой. Во Вьетнаме американские вертолеты оборудовали усилителями, через которые во время атаки транслировалась музыка Вагнера. Оглушение рок-музыкой окруженных частей противника использовали в Ираке органы психологической войны армии США (в данном случае они учитывали национально-психологические особенности арабов, не приемлющих музыку тяжелого рока).

2. Подавление путем демонстрации бессмысленности войны. Главный акцент в использовании приема делается на том, что война сопряжена с огромными жертвами, не имеющими никакого смысла. Обычно при этом превалируют сентиментальные или ностальгические мотивы. Например, английская листовка, выпущенная после высадка десанта в Нормандии, была оформлена в виде рисунка, наглядно указывавшего на огромные и напрасные жертвы немцев. «Десять немецких дивизий погибли напрасно!» (Английская листовка 1944 г.)

3. Подавление путем показа реальности гибели или увечья. Этот прием схож с предыдущим, но его главная цель иная. Надо внушить: даже если противник победит, многие его солдаты и офицеры будут либо убиты, либо искалечены, либо останутся после войны без средств к существованию. В качестве примера можно привести листовку которую использовали в годы Второй мировой войны американцы против японских военнослужащих, оборонявших алеутские острова Атту и Кыска. В ней говорилось: «Гарнизон будет сброшен с островов так же неизбежно, как осенью сбрасывает листья дерево кири» (символ смерти в Японии).

4. Подавление путем ссылок на те реальные трудности (нехватка продовольствия, боеприпасов, медикаментов и др.), которые испытывает противник. Надо внушить, что такие трудности приобрели постоянный характер, и все больше усугубляются.

5. Подавление путем аппеляции к неудовлетворенным сексуальным потребностям военнослужащих. Сексуальные потребности действительно не могут быть удовлетворены во время боевых действий, и это часто используется в рассчитанной на него пропаганде. В 1942 г. японцы сбрасывали с самолетов на позиции войск США на Филиппинах листовку-открытку с изображением молодой женщины в вечернем платье. Внизу был текст: «О, моя дорогая, как чудесно произносили твои уста эти слова. С Новым годом, с Новым счастьем!» Идея этой листовки основывалась на широком увлечении американских солдат фотографиями подобного рода и заключалась в пробуждении тоски по женщине.

6. Эмоциональное подавление путем утверждений о том что «пока солдат сражается на фронте, его семья терпит в тылу притеснения, его близкие остались без средств к существованию, а жена вынуждена заниматься проституцией». Так, в 1940 году немцы распространяли замаскированные листовки, ориентированные на французских военнослужащих, цель которых -пробуждение тревоги за будущее своей семьи. В листовках подобного рода эксплуатируются такие чувства, как тоска по дому, беспокойство за судьбу родных людей, переживание одиночества и т.п. «Скажи, мама, почему папа умер?» (Немецкая листовка в виде почтовой открытки. март 1940 г.)

Формирование в народе и среди военнослужащих противника положительного отношения к противоположной стороне. Основная цель этого направления психологических операций, которое особо активизируется в угрожающий период, — сформировать в возможно более широких кругах противника установку на положительное восприятие своего государства, своей политики, своих вооруженных сил и т.д. Сделать это чаще всего очень трудно. Так, этнически однородное, милитаризованное, настроенное крайне отрицательно по отношению к СССР финское общество представляло в 1939-40 гг. явно неудачный объект для прямолинейной советской пропаганды. Когда финны читали агитационно-пропагандистские материалы о дружбе народов СССР и Финляндии, они не вызывали у них ничего, кроме недоумения и смеха.

Противоположный результат давала советская пропаганда на национальные меньшинства в Польше перед войной 1939 г. Украинцы, белорусы, литовцы, евреи, подвергавшиеся национальной дискриминации в этой стране, были предрасположены к положительному восприятию ее содержания. Позже они встречали советские войска с цветами в руках и выдавали им прятавшихся польских военнослужащих, жандармов, полицейских.

Немало попыток обеспечить себе поддержку сельского населения на оккупированных территориях СССР делали в 1941-44 гг. немцы. Вот характерная выдержка из обращения к белорусским крестьянам: «Большая часть из Вас правильно поняла и оценила освобождение немецким вермахтом Вашей страны от большевизма и Ваше собственное освобождение от рабства колхозов. Часть из Вас пытается доказать свою благодарность по отношению к освободителям хорошей обработкой земли и своевременным поставками по своим обязательствам. К сожалению, среди Вас есть еще целый ряд крестьян, которые больше слушают наущения бандитов и верят в то, что смогут избежать трудовой повинности, не выполняя ежедневно своих обязательств по поставке. Немецкая администрация терпеливо ждала один год, учитывала трудности молотьбы и т.д. в надежде, что эти не выполняющие своего долга крестьяне образумятся.

Дезинформация противника о характере предстоящих боевых действий

Основная цель осуществления психологических операций данного направлении — введение противника в заблуждение, создание предпосылок для неожиданного удара по нему.

Хорошим примером успешной деятельности по введению вероятного противника в заблуждение были действия Германии и СССР накануне Второй мировой войны. Гитлеру удалось обмануть как западных руководителей, так и Сталина. В то же время Сталин удачно скрыл планы своих действий против Польши и Финляндии в 1939 г.

Классической по современным меркам стала кампания стратегического дезинформирования, осуществленная США на этапе подготовки к началу войны против Ирака. В таких масштабах стратегическое дезинформирование было применено впервые после 1945 года. Оно проводилось совместно специальными службами военных ведомств США и союзных стран с целью введения в заблуждение не только народа и вооруженных сил Ирака, но и мировой общественности. При этом особая роль отводилась средствам массовой информации, чья работа строилась на основе специальных инструкций Пентагона для корреспондентского корпуса. Реализация последних фактически превратила конфликт в Персидском заливе, по выражению французской прокоммунистической газеты «Юманите», «в самый закрытый в нынешнем столетии». Именно успех данной кампании позволил многонациональным силам достичь максимальной внезапности в начале боевых действий.

Специфика психологических операций в ходе боевых действий, Психологические операции в ходе боевых действий преследуют следующие главные цели:

  • подрыв морально-психологического состояния личного состава вооруженных сил противника;
  • ослабление наступательного порыва;
  • ослабление их способности к упорной обороне;
  • деморализация отходящих частей противника, склонение личного состава

окруженных (отсеченных) подразделений к сдаче в плен.

Основными содержательными компонентами этих операций являются:

1. Формирование у военнослужащих противника крайне негативной установки по отношению к войне.

2. Дискредитация политического руководства и военного командования

противника.

3. Разжигание противоречий между различными социальными, этническими и другими группами личного состава вооруженных сил противника, а также между ним и его союзниками.

4. Подрыв боевого духа противника в ходе оборонительных и наступательных операций.

5. Побуждение противника к дезертирству и сдаче в плен., Формирование у противника негативной установки по отношению к войне

Как свидетельствует опыт психологической войны, попытки подрыва боевого духа, морально-политического состояния военнослужащих противника обречены на провал в двух случаях:

  • при неблагоприятном для нас ходе боевых действий;
  • при высокой степени психологической и идеологической готовности к войне

страны-противника.

Данными причинами объясняется крайне низкая эффективность пропаганды Красной Армии на польские войска в 1918-21 гг., на финские в ходе «зимней войны» 1939-40 гг., на немецкие в первые два года Великой Отечественной войны. Во всех этих случаях информационное воздействие сталкивалось и с неприятием враждебной пропаганды, и с сильными националистическими настроениями.

Если же уровень морально-политического состояния противника недостаточно высок, а боевые действия складываются неудачно для него, то психологическое воздействие имеет все шансы оказаться результативным. Так было, например, в период англо-аргентинского конфликта за Фолклендские острова. Военнослужащие Аргентины имели низкий боевой дух, их подразделения в целом значительно уступали английским войскам по качеству вооружения, боевой подготовке, техническому оснащению.

Выделяют следующие основные направления содержания информационно-пропагандистских материалов рассматриваемого направления:

  • разъяснение бесперспективности войны, ее катастрофических последствий

для страны и для каждого отдельного человека;

  • убеждение в безнадежности положения и бессмысленности дальнейшего

сопротивления войск противника.

Характерный пример — некоторые листовки, применявшиеся воюющими странами в ходе Второй мировой войны. Основной задачей использованных в них агитационных материалов был показ безнадежности положения и бессмысленности дальнейшего сопротивления. Первый пример – немецкая листовка апреля 1940 г. с изображением Жанны Д’Арк, оплакивающей Францию.

Второй — немецкая листовка мая 1940 г. для французских и английских солдат, окруженных в районе Дюнкерка.

Следует отметить, что один и тот же агитационно-пропагандистский материал может служить сразу нескольким целям. Например, американская листовка с рисунком известной художницы Кете Кольвиц (1867-1945) с надписью «Погиб! И напрасно!» распространялась среди немецких солдат на фронте для того, чтобы:

а) формировать у них негативное отношение к войне;

  • б) дискредитировать военно-политическое руководство Германии;

в) создавать представление о крайне тяжелом положении гражданского

населения в тылу.

Мероприятия по снижению боевого духа противника в ходе оборонительных и наступательных операций.

К устрашению врага прибегали еще древние полководцы. Например, монгольский предводитель Чингиз-хан, карфагенский полководец Ганнибал. Причем, как первый, так и второй до сражения преднамеренно распускали слухи о «новом секретном оружии» — боевых слонах, других животных, «огненных змеях», ядовитом дыме и т.д. Все это использовалось главным образом для подрыва морального духа противника, его способности отважно сражаться. К устрашению врага огромными потерями с большим успехом прибегали русские полководцы в Кавказских войнах.

Применение устрашения, как считают англо-американские военные психологи, наиболее эффективно для воздействия на окруженные и отрезанные подразделения. В этом случае оно сочетается с естественным чувством страха, которое, по их мнению, неизбежно возникает в окруженных частях (вследствие обоснованной неуверенности в своем ближайшем будущем).

Анализируя исследования психологов, показавшие, что неизвестность страшит человека больше, чем вполне конкретная опасность, они сделали вывод, что поначалу следует воздерживаться от устрашения окруженных частей. И только после того, как страх перед неизвестностью сделает окруженных восприимчивыми к пропаганде, имеет смысл прибегнуть к угрозам, чтобы окончательно сломить их волю к дальнейшему сопротивлению.

Значительно эффективнее устрашение действует на гражданское население, особенно в прифронтовой полосе. Так, 3 июля 1943 г. (т.е. за шесть дней до высадки войск союзников в Италии) на Рим были сброшены листовки с предупреждением о том, что город подвергнется бомбардировке. Особого смятения, вопреки ожиданиям союзников, это предупреждение не вызвало, как не вызвало его и повторное предупреждение в листовках, сброшенных 8 июля.

Однако сравнительно легкая бомбардировка Рима на следующий день привела к совершенно неожиданному результату. Паника, охватившая город, приняла такие размеры, что возникла вполне реальная возможность свержения правительства \\\»дуче\\\» (диктатора) Муссолини. Антифашистские силы воспользовались сложившейся обстановкой и всего через пять дней, лишенное возможности подавить нараставшее подобно лавине движение, правительство Муссолини пало.

Выделяют следующие способы устрашения:

1. Устрашение новыми видами оружия и оружием массового поражения.

2. Устрашение нарастающими потерями войск противника в наступлении.

3. Устрашение противника безнадежностью его положения в обороне.

4. Устрашение неотвратимым возмездием.

5. Иррациональное устрашение.

Иррациональное устрашение, использующее глубоко укоренившийся в психике обычного человека страх перед сверхъестественным, и воздействующее прежде всего на его подсознание, широко применяли американцы во Вьетнаме. Оно сочеталось с действиями сил специального назначения.

Побуждение противника к сдаче в плен

Побуждение противника к сдаче в плен, пропаганда плена — одно из самых перспективных и эффективных направлений психологической войны. Однако, как считают специалисты, очень важно при этом выбирать правильные формы и средства воздействия:

  • не приукрашивать и не идеализировать пребывание в плену;

— сообщать конкретные факты, призванные рассеивать страх перед неизвестностью плена и его трудностями;

— подводить военнослужащих к мысли о целесообразности сдачи в плен во имя конечной цели — вернуться домой живым.

Результативность этого направления психологических операций можно проиллюстрировать на примере войны во Вьетнаме. За период боевых действий примерно 250 тысяч вьетнамцев добровольно перешли на сторону противника. По подсчетам зарубежных специалистов, расходы американской армии на то, чтобы убить одного бойца Вьетконга составили в среднем 400 тысяч долларов (!), в то время как убеждение сдаться обходилось всего-навсего в 125 долларов на человека.

Какой бывает пропаганда плена, показывают агитационно-пропагандистские материалы, распространявшиеся с этой целью. Так, в советской газете «Front Illustrierte» (№ 5, осень 1941 г.), рассчитанной на немецких военнослужащих, пребывание в плену безбожно приукрасили. Фотография изображала немецкого офицера и советского комиссара в дружеской беседе за кружкой пива. Понятно, что поверить в вероятность подобных взаимоотношений между врагами во время войны было невозможно.

В практике психологической войны широко использовались и используются листовки-пропуска, гарантирующие жизнь сдавшимся в плен военнослужащим. Обычно такие листовки оформляют как официальный документ, что увеличивает их субъективную ценность и побуждает к сохранению.

Содержащиеся в ее тексте «рекомендации по сдаче в плен» не являлись лишними. Необходимость подобных рекомендаций возникла после ряда «недоразумений», закончившихся гибелью иракских солдат, пытавшихся сдаться в плен американцам.

Особое внимание необходимо обращать на стиль листовки, призывающей к сдаче в плен. Например, во время войны во Вьетнаме слабой стороной многих вьетнамских листовок был «приказной тон». Их стилистические и языковые особенности не учитывали того факта, что листовки предназначались иностранцам. Листовки адекватно передавали суть того, что хотели сказать авторы, но для иностранного читателя звучали, по меньшей мере обидно. И дело не в том, что листовки были написаны на плохом английском языке (хотя это тоже имело место): в них чувствовалась враждебность. Например, в листовках систематически подчеркивалось, что обращение с пленными будет «снисходительным и гуманным». Именно эти слова снижали эффективность обращений, ибо из них следовало, что вьетнамская сторона считает американцев преступниками, которые заслуживают наказания, но к которым противник обещает проявить снисхождение. Вряд ли подобное обещание могло подвигнуть солдата на сдачу в плен, ведь по сути оно означало, что пленный не имеет права на достойное обращение с ним.

Другой слабой стороной вьетнамских листовок являлся чрезмерный акцент на политической аргументации, на повторении в них антивоенных заявлений некоторых американских политических деятелей, а также общеполитических призывов.

Американский солдат был прежде всего заинтересован в том, чтобы сохранить свою жизнь. Ему же толковали в первую очередь о политике. Чтобы покончить с войной, утверждали листовки, США должны вступить в прямые переговоры с Фронтом национального освобождения Южного Вьетнама. Но реально ни один солдат не мог чем-либо посодействовать этому. Наконец, слабой стороной вьетнамских листовок были элементы самовосхваления, уместные, может быть, во внутренней пропаганде, но совершенно неэффективные в обращениях к американцам.

Обращение к солдатам противника должно быть уважительным, учитывать национально-психологические особенности их восприятия. Так, в американских листовках-пропусках, предназначенных для иракских военнослужащих, эти требования всегда соблюдались. А сами листовки назывались не «пропусками», а «пригласительными билетами». Вот типичный текст:

ПРИГЛАСИТЕЛЬНЫЙ БИЛЕТ

Благодаря радушию Командования объединенных сил на ТВД, ты приглашен присоединиться к объединенным силам и тебе полностью гарантируются арабское гостеприимство, безопасность и благополучие, медицинское обслуживание, и возвращение к родным сразу же после выхода из положения, в которое поставил вас Саддам.

Мой брат иракский солдат., Это приглашение открыто для тебя и для твоих братьев-воинов., Мы просим принять его, когда тебе позволит удобный случай., Командующий объединенными силами на ТВД

Грубые языковые и стилистические ошибки в содержании информационно-пропагандистских материалов, незнание особенностей восприятия объекта воздействия обычно приводят к обратным результатам, т.е. к так называемому «эффекту бумеранга».

Так, крупной ошибкой советской пропаганды на войска противника в начальный период Великой Отечественной войны, нанесшей ей глубокий урон и подорвавшей ее авторитет, стало указание начальника главного политического управления Красной Армии Л.3. Мехлиса (позже был расстрелян НКВД) издать листовки сексуальной направленности. Факт их распространения позволил фашистской стороне называть советские листовки «классово-порнографической пропагандой». Содержание этих пропагандистских материалов вызвало крайне негативную реакцию военнослужащих вермахта.

Другой пример грубой ошибки — корейская листовка 1952 г. в виде неоконченного письма убитого американского солдата своей матери. В подписи говорилось, что оно было получено адресатом. Подобная ситуация позволила читателю усомниться в реальности письма, т.к. очень трудно представить, чтобы убитая горем мать переслала его в соответствующий орган КНДР.

Одним из приемов побуждения военнослужащих к сдаче в плен является их «подкуп», т.е. предложение денежного вознаграждения или различных льгот за сдачу в плен, предоставление определенных сведений о боевой технике и вооружении и т.д.

Еще во время гражданской войны большевики предлагали немалые по тем временам суммы в виде поощрения тем, кто при сдаче в плен приводил с собой коня (за него платили примерно семь месячных окладов служащего).

Особое внимание органы психологической войны уделяют работе с военнопленными. Основная ее цель — изменить их враждебное отношение к стране противника и склонить к сотрудничеству.

Показательны исторические примеры, иллюстрирующие важность этого направления. Японские военнопленные, возвращавшиеся из СССР домой после войны, были настолько распропагандированы в «коммунистическом духе», что довольно долго представляли собой объект серьезной заботы японского правительства. Многие из них стали активистами коммунистической партии Японии. Американские оккупационные власти создавали даже специальные лагеря для японцев, возвращающихся из СССР.

Во время войны в Корее (1950-1953 гг.), корейцы вполне эффективно работали с военнопленными в лагерях. Политическое и военное руководство США было обеспокоено тем, что многие из 7 тысяч американских солдат, попавших в плен, поддались влиянию пропаганды противника. По свидетельству американского социолога Ю. Кинкидса, «почти каждый третий американский пленный в Корее был виновен в сотрудничестве с врагом, а 23 из них, побывавшие в лагерях китайских добровольцев, даже отказались вернуться на родину».

Изучение особенностей объектов психологической войны, Объектами воздействия в ходе психологической войны всегда являются люди:

конкретные представители гражданского населения и личного состава вооруженных сил. Поэтому изучение и учет психологических особенностей тех и других в обязательном порядке предшествует проведению психологических операций как таковых. От этого прямо зависит их эффективность.

В широком плане к объектам психологической войны относится весь личный состав вооруженных сил и все гражданское население противника, а также союзных ему государств. В узком же плане объектами психологических операций являются конкретные люди: личный состав тех или иных воинских подразделений противника; персонал органов управления и обеспечения; служащие объектов социально-экономической инфраструктуры (железнодорожных, дорожных, авиационных, портовых узлов и сооружений); вполне определенные категории населения (например, национальные, религиозные и другие меньшинства).

В зависимости от характера военной, политической, экономической ситуации объекты психологической войны могут меняться и уточняться. Так, в оборонительном бою ими являются:

а) подразделения первого эшелона наступающих войск противника;

б) личный состав подразделений, окруженных (отсеченных) в результате

проведения контратак;

в) личный состав тактических десантов, действующих в полосе обороны

соединения.

Учет основных характеристик объектов психологической войны

Обычно выделяют следующие основные характеристики объекта (объектов) воздействия, подлежащие выявлению и учету:

1. Национально-психологические особенности;

2. Индивидуально-личностную принадлежность;

3. Групповую принадлежность;

4. Особенности морально-психологического состояния., Психологическое своеобразие представителей различных этносов

Национально-психологические особенности представляют особый интерес для специалистов психологической войны. Они являются самой важной характеристикой, специфику которой необходимо учитывать, если требуется достичь максимального эффекта психологического воздействия.

Во-первых, потому, что военнослужащие и население противника — это люди, которые мыслят, чувствуют, переживают, воспринимают оказываемое на них воздействие в соответствии с закономерностями, присущими данной этнической общности.

Во-вторых, если способы психологического воздействия на войска и население противника, содержание и форма подачи агитационно-пропагандистских материалов не соответствуют национально-психологическим особенностям объекта, то само это воздействие окажется либо бесполезным, либо приведет к противоположному результату.

Органы психологической войны ряда стран обладают значительным опытом изучения национально-психологических особенностей различных этносов. Ниже представлены обобщенные характеристики некоторых из них.

Американцам присущи: деловитость и практичность; энергия и живость; инициатива и предприимчивость во всех видах деятельности; готовность к эксперименту и риску; страсть к изобретательству; самостоятельность и размах; склонность к стандартизации и ярлыкам; организаторские способности; простодушие и легковерие; любовь к спорту; юмор; переоценка своих сил и возможностей, недисциплинированность; авантюризм; определенные грубость и хвастовство, самонадеянность, кичливость и чванство в общении с представителями других этнических общностей.

Англичанам свойственны: высокий практицизм; трудолюбие; деловитость, упорство, настойчивость и энергичность во всех видах деятельности; предприимчивость и умение организовать дело; склонность к компромиссам; неприятие жесткого давления на личность; неумение абстрагироваться, скованное воображение; слабая интеллектуальная подвижность и сообразительность; консерватизм в восприятии окружающей действительности; смелость, выдержка, хладнокровие и спокойствие; уравновешенность в поведении и уверенность в себе; быстрая физическая и психологическая адаптация к новым условиям жизни и деятельности; большая сила сцепления в коллективе; любовь к спорту; юмор; черствость и соблюдение дистанции в общении с представителями других наций.

Для евреев характерны: старательность, настойчивость, упорное стремление к поставленным целям во всех видах деятельности; энергичность, целеустремленность, умение быстро приспосабливаться к изменившимся условиям жизни; гибкость мышления, проницательность, изобретательность, способность импровизировать, рационализм и способность всегда видеть перспективу; обостренная чувствительность, склонность находить обиду там, где ее нет; склонность жаловаться на свое положение, проявление комплекса «униженного».

Немцам присущи: аккуратность и добросовестность; практичность и предусмотрительность; трудолюбие; педантизм, организованность и приверженность к порядку; любовь к шаблону; обстоятельность, пунктуальность и точность во всех видах деятельности; дисциплинированность; беспрекословное подчинение приказам начальства, требованиям законов и инструкций; чрезмерная забота о мелочах; отсутствие личной инициативы и самостоятельности; подверженность внушению при помощи цифр и фактов; высокомерное и невнимательное отношение к представителям других этнических общностей.

Для русских характерны: естественная непринужденность; сострадательность и великодушие; склонность рисковать; надежда на удачу; смирение с судьбой; умение быстро и споро работать в экстремальных ситуациях; стойкость и выдержка в трудные моменты; открытость, простота, готовность прийти на помощь; чувство коллективизма; долготерпение, готовность к самопожертвованию. Они отличаются доброжелательностью, общительностью, терпимостью в отношениях с представителями других этнических общностей. В любом виде деятельности русские достаточно быстро могут достичь первых положительных результатов, однако затем в большинстве случаев довольствуются полученным, не стремятся развивать достигнутое, часто успокаиваются, а то и вовсе расслабляются. Планируя свои действия, русские скорее руководствуются интуицией, чем разумом, недостаточно осмысливают избранные цели и пути их достижения, редко продумывают в деталях все свои шаги. Прибегая впоследствии к уточнению используемых средств и способов деятельности, они как правило снижают при этом темпы, слишком долго думают над тем, что и как делать дальше. Из-за этого упускают реальные возможности успешно завершить начатое.

Украинцам свойственны: напористость; деловая активность и настойчивость; старательность, аккуратность и исполнительность; стремление обязательно добиться желаемого результата; самостоятельность; повышенная потребность в самовыражении и одобрении других. Украинцы в своем большинстве меркантильны, злопамятны, мстительны. Высоко ценят комфорт.

Во всех делах украинцы стремятся отличиться, быть в числе первых, быстрее других достичь успеха, как можно скорее закрепить его и развить. Украинцы быстро адаптируются к новым условиям, легко находят взаимопонимание с представителями других наций.

Морально-психологическое состояние военнослужащих противника

Морально-психологическая подготовка военнослужащих в любой армии мира нацелена на формирование у них такого душевного настроя, который позволяет преодолевать страх, растерянность, усталость, помогает в любой ситуации сохранять уверенность в своих силах, побуждает быть храбрыми и упорными.

Стремясь усилить боеготовность и боеспособность личного состава, руководство вооруженных сил любого государства стремится средствами морально-психологической подготовки (нераздельно связанной с боевой подготовкой) решать следующие задачи:

— воспитать физически выносливых и психологически стойких воинов, способных успешно преодолевать любые трудности боевой и походной жизни;

— выработать у них устойчивые профессионально-боевые навыки, позволяющие успешно действовать в экстремальных условиях на поле боя;

— сформировать психологическую готовность к борьбе с сильным противником, способным добиваться успеха в ходе боевых действий;

— обеспечить социально-психологическую сплоченность частей и подразделений, боевых экипажей и расчетов.

Морально-психологическая подготовка военнослужащих по-разному осуществляется в армиях тех или иных государств. В США и России ею занимаются в ходе боевой и физической подготовки, как правило, в специальных учебных центрах и на полигонах. В Великобритании особое внимание ей уделяют в процессе конкурсного отбора и базового военно-профессионального обучения (надо напомнить, что британская армия полностью комплектуется из добровольцев-контрактников).

В Германии наиболее подходящим моментом для морально-психологической подготовки считают период боевого сколачивания подразделений и частей. В «силах самообороны» Японии ее практикуют на всех этапах службы солдат и офицеров, но особенно в ходе учений и маневров.

В настоящее время можно уже изложить типичный сценарий этой подготовки. На первоначальном ее этапе обычно осуществляют своеобразную психотерапию. Это значит, что в процессе обучения специально создают такие условия, которые вызывают у военнослужащих негативные психические состояния. Оказавшись в обстановке, близкой к боевой, молодой солдат нередко теряет уверенность в своих силах, впадает в апатию или депрессию, у него возникает чувство страха. Часто при этом он испытывает болезненные синдромы типа головокружения, тошноты, онемения конечностей и т.д. В результате он может отказаться от пищи, потерять сон, забыть о своих служебных обязанностях, совершить дисциплинарный проступок, и даже дезертировать.

Однако в период обучения все это не представляет большой опасности. Солдат учат подавлять свой страх, преодолевать апатию, другие негативные эмоции и чувства, вырабатывают у них простейшие навыки самоконтроля и т.д. Это и есть «психотерапия». Посредством ее вырабатывают умение сдерживать внешнее проявление негативных психических состояний, но от них самих избавиться, еще не удается. На это, как правило, и делают упор специалисты

психологической войны, осуществляя свое воздействие на личный состав войск противника.

Второй этап морально-психологической подготовки включает в себя

мероприятия по так называемому психологическому стимулированию. Суть его состоит в приучении военнослужащих надежно выполнять свои профессиональные обязанности в условиях боевой деятельности. С этой целью в процессе боевой подготовки инструкторы обрушивают на солдат серию физических, психологических и нравственных раздражителей, совокупное воздействие которых приводит к запредельному торможению. Воля солдат оказывается практически сломленной, они в точном смысле слова теряют способность вообще что-то делать. Инструкторы в этих условиях должны «приходить на помощь личному составу, приводить его психику в нормальное состояние. Их основная задача сводится к тому, чтобы научить подчиненных ясно осознавать приказы вышестоящего командования и выполнять их несмотря ни на что.

Многие морально-психологические качества в соответствии со взглядами специалистов на их формирование определяются физиологической выносливостью, закалкой организма военнослужащих. По этой причине необходимо самое серьезное внимание уделять спортивной натренированности солдат и офицеров. Военно-прикладное значение спорта не только в развитии физической силы, ловкости, выносливости, но и в развитии уверенности в себе, в своих силах, воли к победе. Особое значение в данной связи имеют спортивно-боевые единоборства типа рукопашного боя, самбо, бокса, каратэ и т.д. Единоборства учат держаться до конца, буквально «вырывать победу и горла противника», добиваться успеха там и тогда, где и когда кажется уже нет никаких шансов.

В целях совершенствования физических и психических качеств военнослужащих психологи рекомендуют практиковать частые тревоги, марш-броски на большие дистанции (на 60-90 километров), действия отдельных солдат и целых подразделений в плохую погоду. Кроме того, во многих странах искусственно создают специальные условия, в которых солдаты учатся преодолевать голод, сохранять присутствие духа в периоды длительной изоляции от внешнего мира, действовать в трудных климатических условиях, имитируют пребывание в плену, допросы «с пристрастием» и т.д..

Страны НАТО располагают специальными учебными центрами и лагерями в Арктике (в Канаде, Норвегии), в жаркой пустыне (в США, Египте), в горах (в США, Турции), в тропиках. В этих учебных центрах военнослужащие занимаются по специальным программам, воспитывающим способность решительно и уверенно действовать в боевой обстановке.

В России психологической подготовкой занимаются специально назначаемые офицерские кадры. Но, для высокой эффективности реализации этих мероприятий необходима высокая подготовка личного состава соответствующих подразделений и финансирование проектов подготовки. По этой причине реальная психологическая подготовка проводится только в подразделениях специального назначения и органах военной разведки. Методы подготовки в этих органах направлены в основном на подавление страха в рядах действующих подразделений и носят агрессивный характер, поэтому во многом не совместимы с методами применимыми к тыловым и оборонным подразделениям.

Для повышения морально-психологического состояния военнослужащих необходима всесторонняя психологическая подготовка всех войск, независимо от рода войск, функциональной принадлежности и выполняемых задач. Но далеко не все военачальники придают психологической подготовке воинов большое значение, уделяя основное внимание строевой и проведению работ.

В наиболее полном и всестороннем виде психологическое воздействие на противника осуществлялось во время войны США и их союзников против Ирака в 1990- 91 годах. Психологическая борьба проводилось в реальной боевой обстановке, в ходе активного идеологического противодействия специальных служб обеих сторон, отличалась привлечением максимального количества имевшихся сил и средств, использованием практически всех известных форм и методов воздействия на войска и гражданское население. К мероприятиям по дезинформации противника и разложению «боевого духа» в подразделениях армии Ирака были привлечены многие высокопоставленные начальники, включая: командующего объединёнными войсками Норманна Шварцкопфа, министра обороны США Ричарда Чейни и самого президента США Джорджа Буша.

Представить себе психологическую операцию таких размеров в России при нынешнем отношении к этому виду воздействия на противника пока невозможно.

Причина такого отношения скрывается не только в плохом финансировании органов психологической подготовки и их плохой структурной реализации, но и в национальном отношении нашего народа к подобным мероприятиям.

Все войны — гражданские, ибо все люди — братья.

/Сократ/

Литература:

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/voorujennyiy-konflikt/

1. Винокуров И., Гуртовой Г. Психотронная война: От мифов — к реалиям. — М.: Мистерия, 1993.

2. Волкогонов Д.А. Психологическая война (Подрывные действия империализма в области общественного сознания).

— М.: Воениздат, 1984.

3. Доценко Е.Л. Психологические манипуляции. — М.: ЧеРо.

4. Куликов В.Н. Психология внушения. — Иваново: Пед. ин-т., 1978.

5. Репко С.И. Отечественный опыт ведения спецпропаганды (1918-1991).

— М.: Воен. ун-т, 1994.

6. Севрюгин В.И. Специальные методы социально-психологического воздействия и влияния на людей. — Челябинск: Обл. ид-во, 1996.

7. Техника дезинформации и обмана/Под редакцией. Я. Н. Засурского. — М.: Мысль, 1978.

8. Маклаков А.Г. Проблемы прогнозирования психологических последствий военных конфликтов.- Москва 2002г.

9. Крысько В.Г.Секреты психологической войны.- Минск 2002г., Курсовая работа, Тема: Психологические операции в военных конфликтах, Исполнил: Карташов Валерий Владимирович

г. Санкт-Петербург