ПОЛИТИКА ТУРКМЕНИСТАНА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Дипломная работа

человеческой цивилизации народы мира проходили различные периоды своего

развития, которые сопровождались поиском путей становления

государственности, самоутверждения, взлетами национального самосознания,

всякого рода трансформациями. По сути дела все эти процессы составляют

единую логическую цепь истории, приводным ремнем которых выступает

стремление народов к обретению демократии и свободы, прочному миру и

справедливости. Ведь сколько бы ни балансировало человечество на грани

войны и мира, побеждал всегда мир, что само по себе есть основание для

исторического оптимизма. Весь вопрос в том, какой ценой платят люди за

восхождение по исторической лестнице к вершинам своих идеалов, на пути к

миру.

Новейшая история в этом контексте характеризуется теми кардинальными

изменениями в мировой политике, которые вызваны особой значимостью

глобального взаимодействия сообщества наций перед новыми вызовами миру и

человеку, роль которого возрастает пропорционально опыту человечества.

В этой связи, несомненно, представляет интерес опыт становления

туркменского молодого государства, которое с момента своего возникновения

провозгласило своей политикой постоянный нейтралитет.

С обретением независимости в 1991 году, туркменский народ, один из

древнейших тюркских народов, чья история исчисляется более чем пятью

тысячами лет, наполненных периодами триумфов и потерь, вступил в новую эру

подлинного возрождения независимой туркменской государственности и

возвращения на мировую арену из многовекового небытия древнейшей и

богатейшей культуры нации. Осознавая себя как часть взаимозависимого

мирового сообщества, туркмены вступили в новый век в надежде на устойчивый

мир, с верой в созидание и сотрудничество при гарантированных условиях

стабильности и безопасности [1].

Невозможно, как показывает история, покорить или подчинить малый или

большой народ на вечные времена другому народу, пусть более могущественному

и обладающему техническим превосходством. В соответствии с логикой развития

империи разрушаются, предоставляя возможность народам, сумевшим сохранить и

защитить свою культуру и язык в условиях угнетения, на независимое и

свободное развитие.

Народ Туркменистана, провозгласивший свою независимость в непростое

11 стр., 5143 слов

Народы это не окруженные стенами сообщества

... «Армавирский машиностроительный техникум». Нации и национальный вопрос. Народы - это не окруженные стенами сообщества, а гармонично согласованные между собой ассоциации. Д.С.Лихачев. ... ценность русских летописей; подвергнув научному пересмотру историю киевского и новгородского летописания 11 12 ... и социальному признакам. В любой точке мира часто вспыхивают конфликты межнационального характера. Люди ...

время, сумел сплотиться вокруг идеи национального возрождения, проявив при

этом способность адекватно реагировать на изменения и вызовы новой эпохи.

Сказался характер народа, которому глубоко присущи такие качества, как

миролюбие, терпимость, доверие, умение слушать и быть услышанным. Именно

эти качества дают основание говорить о врожденном демократизме туркменского

народа. Последовательно, без политического романтизма начали реализовывать

программу национально-государственного строительства, осуществлять поиск

оптимальных путей участия в международных отношениях. Каждый шаг сверялся,

с одной стороны, с национальными интересами страны, с другой — с

требованиями стабилизации в регионе, с укреплением международной

безопасности, поскольку эти задачи — неразделимы.

В соответствии с принятой Конституцией за короткое время были

сформированы новые институты государственной власти и управления,

учитывающие богатую политико-правовую культуру и менталитет народа. На

новый качественный уровень была поднята политическая система государства,

позволившая избежать социальных потрясений и расслоения общества на

политические группировки.

Стратегические ориентиры и основные приоритеты развития Туркменистана

определились этапными программными документами, одобренными на уровне

высшего органа народного представительства страны — Халк Маслахаты. В

начале нового столетия очередные направления определены в Национальной

программе ”Стратегия экономического, политического и культурного развития

Туркменистана на период до 2020 года”[2].

Современное туркменское общество развивается на базе возрожденного

национального самосознания и тех морально-политических ценностей, что

способствуют сплочению нации вокруг идеи новой государственности и

созидательного развития. Важным фактором при этом является взаимопонимание

между властью и народом, их взаимное доверие, являющееся залогом нашего

общего успеха. Такие отношения создают благоприятную атмосферу для

государственного строительства на платформе демократии и верховенства

законов. В настоящее время, когда туркменское общество находится в стадии

формирования и активного развития, воспитание граждан на принципах и

ценностях нейтралитета еще более упрочивает основу для новых отношений в

государстве.

Со знаменательной даты — 12 декабря 1995 года в истории Туркменского

государства начинается новый отсчет в его поступательном развитии. В этот

день Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла Резолюцию

Постоянный нейтралитет Туркменистана, предусматривающую признание

государствами-членами ООН статуса постоянного нейтралитета Туркменистана и

их уважение к его независимости, суверенитету и территориальной

целостности. Принятие специальной резолюции Генеральной Ассамблеи ООН

явилось признанием сообществом наций миролюбивого внешнеполитического курса

Туркменистана, его конструктивной роли в международных делах[3].

10 стр., 4771 слов

Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России

... развития и воспитания обучающихся. Концепция определяет: характер современного национального воспитательного идеала; цели и задачи духовно-нравственного развития и воспитания детей и молодежи; систему базовых национальных ценностей, на основе которых возможна духовно-нравственная консолидация многонационального народа ... для страны моральных норм и нравственных установок. В России указанный ...

Сегодня статус постоянного нейтралитета Туркменистана выступает для

мирового сообщества не только утвердившимся феноменом в системе

международных отношений, но и механизмом сочетания геополитических

интересов. Это весьма важно, если учесть геополитическое расположение

Туркменистана и общую ситуацию в регионе, да и в целом на Азиатском

континенте. Нейтралитет позволил Туркменистану не быть втянутыми в

межгосударственные конфликты, избежать вхождения в какие-либо военные блоки

против кого-либо и быть гарантированными при этом от любого давления извне,

обеспечить мир и спокойствие на наших границах. Идея нейтралитета также

связана с обретением независимости Туркменистана. Необходимо было

использовать этот уникальный шанс в судьбе туркменского народа с тем, чтобы

обеспечить и на века сохранить независимость, свою государственность. Можно

с уверенностью сказать, что статус постоянного нейтралитета позволил

Туркменистану стать страной, играющей огромную стабилизирующую и

созидательную роль, миротворческим центром в Центрально-азиатском регионе.

Сегодня здесь решаются многие вопросы межгосударственных отношений и

достигаются соглашения по различным аспектам интеграции. Достаточно

вспомнить, что Туркменистан, учитывая финансовые проблемы Украины, Грузии,

Армении и некоторых других стран, оказывал посильную помощь в обеспечении

дешевым туркменским газом.

Немаловажное обстоятельство, вызывающее интерес к молодому

туркменскому государству, заключается в том, что географически

расположенный на одном из важных мировых перекрёстков, — в регионе, где

стабильность в целом пока, к сожалению, остаётся предметом устремлений, а

не реальности, — Туркменистан имеет в своих недрах крупнейшие запасы нефти

и газа, способные привлечь к себе не только здоровый интерес[4].

Также, Туркмения пользуется спросом в регионе из-за того, что через

её территорию в перспективе будут проходить международные транспортные

коммуникации и магистральные нефте- и газопроводы.

Имея статус нейтрального государства, Туркменистан играет свою роль

в решении проблемы правового статуса Каспийского моря.

До этого, отношения Туркменистана с центральноазиатскими странами

рассматривались с позиции одной стороны. А в данном исследовании

предпринята попытка рассмотреть эти отношения с позиции обеих сторон,

включая взаимные интересы к друг другу.

Также, внешняя политика Туркменистана исследовалась отечественными

исследователями, где они ссылались на официальные позиции страны и

зарубежными исследователями, работу которых можно назвать взгляд со

стороны, в то время как в данной работе сделана попытка объединить эти два

взгляда и показать позицию страны по тому или иному вопросу, или отношение

18 стр., 8511 слов

Военно-политические отношения России и Украины

... характер отношений России и Украины определяется также тем, что экономики двух стран теснейшим образом переплетены. Разрыв хозяйственных связей России и Украины сказался ... и вообще пересмотреть кадровую политику государства (т.е. изгнать из государственных органов всех русских). Тем самым вина за состояние российско-украинских отношений заведомо возлагается на одну Россию, а политические конфликты ...

Туркменистана с тем или иным центральноазиатским государством.

В силу вышеприведённых фактов изучение внешней политики Нейтрального

Туркменистана как в регионе, так и в мире целом, является актуальным.

Целью данного исследования является выявление ключевой специфики

внешней политики Туркмении по отношению к центральноазиатским государствам

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  • определить нейтральный внешнеполитический курс Туркменистана и его

особенности;

  • показать политику Туркменистана в рамках региональных организаций;
  • рассмотреть двусторонние отношения Туркменистана с центральноазиатскими

странами (Казахстаном, Узбекистаном и Таджикистаном).

Методология и методы исследования. При написании данной работы

использовались различные методы. Среди них метод изучения документов, где

наиболее доступными явились официальные документы: сообщения пресс-служб

дипломатических и военных ведомств, информация о визитах государственных

деятелей, уставные документы и заявления наиболее влиятельных

межправительственных организаций, декларации и сообщения властных структур,

политических партий и общественных объединений центральноазиатских стран и

т.д. Также использовался метод сравнительного анализа, главное достоинство

которого состоит в том, что он нацеливает на поиск общего, повторяющегося в

сфере международных отношений.

Историографический и источниковый обзор. Наиболее интересные работы

М.С. Демидова, А.В. Загорского, С. Вострикова, Ю. Жукова, А. Шестакова, М.

Т. Лаумулина, Д. Таимова, С. Реброва, И. А. Ильина, И. Кобринского, С.

Вострикова, других учёных историков, политологов, политиков, а также

научные работы, учебная литература по международным отношениям, декларация

о внешнеполитическом курсе Туркменистана в 21 веке, выступления С. Ниязова

на заседании Народного Совета (май 2005г.), выступление С. Ниязова на

встрече членов Ассоциации туркмен мира (сентябрь 2003г.), выступление

министра иностранных дел Туркменистана Р. Мередова на 59-й сессии

Генеральной Ассамблеи ООН(2004 год), постановление Халк Маслахаты – высшего

законодательного органа Туркменистана, соглашения, двусторонние и

многосторонние договоры Туркменистана с центрально- азиатскими странами,

договоры в рамках СНГ, национальная программа президента Туркменистана

Сапармурата Туркменбаши Стратегия социально-экономических преобразований в

Туркменистане на период до 2010 г., статистические данные: Социально-

экономическое положение Туркменистана за 2000 г. и т.д.

Внешняя политика Туркменистана, с позиции самой страны, подробно

рассматривается в работах С. А. Ниязова, П. Раджабова, Р.Ф. Абазова, М. С.

Гурбанова, А. Н. Гуллыева. Оценки внешней политики Туркменистана со

стороны были сделаны в исследованиях С. Н. Каменева, У. Касенова, С.В.

12 стр., 5915 слов

Региональная молодежная политика (на примере Белгородской области)

... Главной целью молодежной политики ученый считает создание «необходимых социальных условий для развития молодежи посредством государственной и общественной поддержки инновационной деятельности, социальной защиты молодежи, формирования ее ... к молодому поколению того или иного региона. Между тем, проведение эффективной молодежной политики в регионе невозможно без фундаментальной теоретической базы и ...

Солодовника и т.д. Более яркой работой по внешней политике страны является

работа В. М. Храмова, где в деталях расписана дипломатия Туркменбаши.

Двусторонние отношения Туркменистана с центральноазиатскими странами

ясно изложены в работе В. Храмов, где он описывает их со дня установления

дипломатических отношений по наши дни, включая взаимные интересы,

разногласия, экономическое сотрудничество и т.д. При рассмотрении

двусторонних отношений, также использовались работы К. Токаева, где эти

отношения изложены в крацие, и включают все сферы взаимодействия этих

государств. В. М. Храмов в своих работах рассмотрел все встречи С. А.

Ниязова с представителями других центральноазиатских государств, откуда

можно определить характер двусторонних отношений между ними на тот или иной

период.

Политику Туркменистана в центральноазитском регионе, и ситуацию в

Центральной Азии в целом, рассматривают в своих работах У. Т. Касенов, К.

Баллыев, В. Юртаев, А. М. Хазанов, М.Т. Лаумулин и др.

Нейтралитет Туркменистана, на котором основывается внешняя политика

страны, широко описана в работах С. А. Ниязова, В. Слесарева, А. Оразова, и

других учёных.

Структура работы обусловлена целями и задачами исследования и

включает в себя содержание, введение, три главы, состоящие из девяти

параграфов, списка использованной литературы.

1. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ТУРКМЕНИСТАНА

1.1 Нейтральный внешнеполитический курс Туркменистана

Уникальный для Азии статус нейтрального государства позволяет

Туркменистану самостоятельно выстраивать свою внешнюю политику, соизмеряя

ее со своими возможностями, общемировыми тенденциями и современными

угрозами. Когда буквально через несколько лет после обретения независимости

Ашхабад провозгласил свой нейтральный курс, лидеры многих образовавшихся

после распада СССР стран выражали откровенное недоумение этим шагом

туркменского руководства. Время, однако, показало правоту туркменского

лидера. 12 декабря 1995 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Резолюцию о

постоянном нейтралитете Туркменистана. Ситуация в мире и регионе менялась

неоднократно, но при всех конфликтах и противостояниях Туркменистану

удалось оставаться островком стабильности в Центральной Азии. Выступая в

Ашхабаде 23 октября 2002 года, Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан отдал

должное нейтральной политике Туркменистана. Ваша страна внесла свой вклад

в изыскание политического решения гражданской войны в Таджикистане, проведя

три раунда межтаджикских переговоров здесь, в Ашхабаде, что явилось

поворотным моментом в мирном процессе, в то же время предоставляя убежище

тысячам таджикских беженцев. Таким же образом Туркменистан активно

содействовал усилиям ООН по достижению мира в Афганистане, проведя ряд

встреч афганских сторон. Сегодня через Туркменистан проходит один из самых

важных коридоров по обеспечению столь необходимой афганскому народу

гуманитарной помощи. Четкая приверженность Туркменистана международному

20 стр., 9949 слов

Социальная политика государства (2)

... и течений. Как видим, социальная сфера экономики имеет большое значение в развитии государства, и поэтому очень важно проводить эффективную социальную политику, механизм, задачи и проблемы которой я хочу рассмотреть в своей курсовой работе. ...

порядку, доверие Организации Объединенных Наций также привело нас к

осуществлению совместных превентивных действий с целью снижения

напряженности в регионе[5].

Политика Ашхабада в регионе сегодня

объективно является как бы продолжением и дополнением общей стратегии

международного сообщества в глобальном масштабе, в основе которой те же

старые и проверенные причины — мир, стабильность, безопасность. Без них

невозможно говорить о серьезных достижениях на тех или иных направлениях

социального, экономического или культурного развития народов.

Внешняя политика Туркменистана имеет ярко выраженную региональную

направленность. Ашхабад не старается играть, а действует с учетом

объективных геополитических реальностей, своего экономического потенциала,

особенностей исторического и этнокультурного развития, будучи убежденным,

что именно на региональном уровне он способен вносить свой конструктивный

вклад в дело мира, добрососедства, стабильности и процветания. Вклад

Туркменистана в war against terror очевиден. Туркменистан предоставил

западной коалиции возможность дозаправлять свои самолеты, активно участвует

в решении гуманитарных проблем в Афганистане, предоставив им возможность

транзита[6].

Но еще более важным представляется тот факт, что сам

Туркменистан с его стабильностью и нейтралитетом является форпостом в

Центральной Азии на пути международного терроризма, который пытается

расширить свое влияние и дестабилизировать ситуацию в Каспийском регионе,

богатом нефтью и газом. Не секрет, что этот регион и, в частности,

Туркменистан с его громадными запасами газа являются важными источниками

энергоснабжения остального мира, который, в силу известных событий,

реально озабочен своей энергетической безопасностью. Поэтому конструктивная

политика Туркменистана в этой области, практическая реализация ряда

крупномасштабных инвестиционных проектов по разработке перспективных

месторождений, созданию новых транспортных путей отвечают интересам

международной безопасности. У нас в этих вопросах, — говорит Сапармурат

Ниязов, — нет каких-либо идеологических предпочтений. Критерии здесь

простые – доверие друг другу и взаимная выгода[7].

Туркменистан активно сотрудничает как с традиционными

партнерами, в частности, с Россией, так и со странами Запада — США,

Японией, Германией, Францией. Один из ярких примеров российско-туркменского

сотрудничества в нефтегазовой области последних лет — это создание

совместного предприятия Зарит. Вообще, ставка на прагматику помогает

Ашхабаду сохранять верность своему нейтральному курсу. Ни для кого сегодня

не секрет, что в скрытой форме борьба за то, чтобы взять Туркмению под

свое крыло, между мировыми державами не прекращалась все эти 16 лет

независимого существования республики. Иногда, как показали события 25

ноября 2005 года, эта борьба вулканирует наружу, но в целом идет

планомерная и целенаправленная работа по перетягиванию Туркмении на свою

сторону. Об этом, собственно, с присущей ему открытостью высказался и

президент Туркменистана Сапармурат Ниязов, заявивший на заседании Народного

7 стр., 3353 слов

Культурное и гуманитарное сотрудничество в Содружестве Независимых Государств

... развитию исторически сложившегося единого пространства гуманитарных ценностей наших стран и народов. Россия участвует в культурном сотрудничестве с государствами-участниками СНГ и Балтии как в рамках межгосударственных структур СНГ и Союзного Государства, ...

совета буквально следующее: За всем этим (попыткой переворота) лежат злые

намерения. Все это — испытание нашего единства. Будет ли наш народ игрушкой

в чужих руках, или он правильно все рассудит? А в основе подобных вопросов

лежат несметные природные богатства нашей страны. По средним подсчетам в

Туркменистане самые высокие в мире запасы нефти и газа в пересчете на душу

населения…. И хотя туркменский лидер постоянно подчеркивает мысль о том,

что Ашхабад признает за великими державами их право реализовывать в регионе

свои национальные интересы, тем не менее, действия руководимого им

правительства не оставляют сомнений в том, что Туркменистан будет

продолжать идти по дороге нейтралитета. Здесь можно напомнить о

предпринятых шагах по укреплению института власти за счет повышения статуса

Народного совета, о разработке закона, направленного на борьбу с

терроризмом. Но еще больше поводов для политологических размышлений дает

внешнеэкономическая деятельность Туркмении. Например, информация о том, что

за последнее время заключен ряд крупных контрактов с американскими

компаниями – такими, как Боинг, Катерпиллар, Джон Дир, Кейс,

Дженерал электрик. Любопытный момент: все эти сделки заключены уже после

того, как в Кремле было подписано туркмено-российское соглашение по газу.

Что же – есть повод для разговора об очередном развороте Ашхабада, теперь

уже в сторону Америки? Но в том то и дело, что такова политика Ниязова и

возглавляемого им Кабинета министров. Здесь в своих конкретных действиях

исходят не из складывающейся на международной арене конъюнктуры, а из

национальных интересов Туркменистана. И если, например, на туркменских

плантациях и нивах хорошо зарекомендовали себя американские комбайны, то

почему в угоду каким-то сиюминутным внешнеполитическим целям надо покупать

менее производительные и менее надежные российские, украинские или

узбекские сельхозмашины?.

Концепция нейтрального

государства основана на фундаментальных положениях Конституции

Туркменистана» и является документом, определяющим критерии и направления

его стратегии и тактики в отношениях с другими государствами,

международными организациями и иными субъектами международного права на

долгосрочную перспективу. По образному выражению президента Туркменистана

Сапармурада Ниязова, «независимость и нейтралитет — это два крыла нашей

родины, они являются источниками наших экономических и культурных успехов,

нашего духовного возрождения»[8].

При формировании концепции внешней

политики Туркменистана за основу были взяты такие принципы, как развитие

цивилизованных связей с государствами, недопущение враждебных с кем-либо

отношений, отсутствие территориальных споров. Реализация внешнеполитических

задач Туркменистана ни в чем не может ущемлять интересы других государств

либо угрожать их безопасности. Нейтральный статус открывает широкие

возможности для проведения миролюбивой внешней политики, активной

позитивной линии в развитии мирных, дружественных связей с зарубежными

партнерами’ на принципах равноправия, взаимоуважения, взаимовыгоды и

10 стр., 4744 слов

Роль социальной политики государства в развитии современного общества

... в социальную сферу, ролью перераспределительных процессов, степенью приоритета социальных проблем в деятельности государства. Социальная роль государства во ... распределения доходов, поскольку рынок – социально нейтральный механизм. Математически можно определить эффективность ... уровнем многих социальных индикаторов развития нации и масштабами перераспределительной деятельности государства — это, ...

невмешательства во внутренние дела других государств. Особое значение

Туркменистан придает отношениям с соседними странами, с которыми его

связывают исторические, политические, экономические и культурные связи.

Отношения дружбы, широкое сотрудничество во всех сферах наше государство

рассматривает как важнейшую гарантию сохранения своего суверенитета и

нейтрального статуса, успешного достижения своих внешнеполитических

целей[9].

Постоянный позитивный нейтралитет Туркменистана подразумевает активную

конструктивную позицию в международных делах, использование им своих

политических возможностей в целях ненасильственного разрешения противоречий

и конфликтов между государствами, установления более гуманного и

созидательного порядка в международных отношениях. Исключая саму

возможность вмешательства во внутренние дела других государств, признавая

неотъемлемое право выбора каждого государства на собственный путь развития,

Туркменистан всегда готов способствовать любым миротворческим процессам,

конструктивному диалогу во имя мира и согласия.

Как постоянно нейтральное государство Туркменистан

отказывается от применения силы или угрозы ее применения, а также от

ущемления интересов других государств в любых формах, принимает на себя

обязательство никогда не начинать войны, не участвовать в войне (кроме

случаев самообороны), воздерживаться от действий, могущих привести к войне

или к конфликту. Наша страна не входит в военные союзы и блоки, в

межгосударственные альянсы с жесткими регламентирующими функциями либо

подразумевающими коллективную ответственность. Кроме того, Туркменистан

взял на себя обязательство не иметь, не производить, не распространять

ядерное, химическое, бактериологическое и иные виды оружия массового

уничтожения, не способствовать созданию новых видов и технологий их

производства. В этой связи Туркменистан присоединяется ко всем основным

международно-правовым актам, обеспечивающим гарантии создания системы

своей территории военных баз иностранных государств, исходя из своего

нейтралитета[10].

С утверждением

нейтрального статуса решена стратегическая задача обеспечения национальных

интересов. Оставаясь верным провозглашенному курсу и международным

обязательствам, Туркменистан не участвовал ни в одном вооруженном

конфликте, не присоединился ни к одному военно-политическому блоку или

союзу, ни к одной международной структуре с функциями, выходящими за рамки

оказания гуманитарной помощи. Объективный анализ внешнеполитической

стратегии приводит к выводу, что концепция постоянного нейтралитета

является оптимальной моделью национально-государственного развития нашей

страны. Она гармонизирует перспективы развития Туркменистана с тенденциями

региональных и глобальных процессов, национальные интересы с объективными

требованиями дня. Концептуальная модель нейтрального статуса Туркменистана

базируется на глубоком осмыслении и философски правовых аспектов

современного мирового и регионального развития с учетом самобытности,

12 стр., 5966 слов

Функции современного социального государства

... функции (экономическая, социальная, культурно-воспитательная, охрана правопорядка, внешние функции), государство в условиях рыночной экономики в первую очередь должно регулировать социальные вопросы заботясь о своих гражданах. Цель данной курсовой работы - рассмотреть функции современного социального государства. ... роль семьи и ее развития в формировании государства. Весьма прогрессивной для своего ...

традиций и исторической роли туркменского народа. Философия добрососедства

нашла конкретное воплощение в реальной практике: туркмено-узбекские

отношения — один из убедительных примеров плодотворности такого подхода. В

этом контексте прошлогодняя встреча в Бухаре глав наших государств

Сапармурата Ниязова и Ислама Каримова явилась новым шагом на пути

укрепления и развития диалога между нашими странами, более того — она

определила дальнейший ход современной истории[11].

Внешняя политика

Туркменистана является логическим продолжением внутренней политики и

определяется международно-правовым статусом постоянного позитивного

нейтралитета, принятым на себя Туркменистаном добровольно, в рамках

реализации неотъемлемых прав суверенного государства. Основными задачами

внешней политики нейтрального Туркменистана на современном этапе являются:

сохранение и укрепление государственного суверенитета Туркменистана,

возрастания его роли и значения в системе международных отношений;

  • отстаивание и реализация национальных интересов Туркменистана всеми

формами сложившихся в международной практике контактов;

  • создание благоприятных внешнеполитических условий для

внутреннего развития;

развитие конструктивного взаимовыгодного сотрудничества со всеми

зарубежными партнерами на основе равноправия и взаимоуважения;

  • обеспечение безопасности Туркменистана политическими,

дипломатическими средствами;

обеспечение полного соответствия внешнеполитических действий Туркменистана

международному праву и Уставу ООН[12].

Согласно существующим в международном праве дефинициям, нейтралитет

Туркменистана является: по происхождению – признанным, что подтверждается

резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН Постоянный нейтралитет Туркменистана

(12 декабря 1995 г.), Исламабадской декларацией по итогам третьей встречи

глав государств и правительств стран Организации Экономического

Сотрудничества (15 марта 1995 г.), Заключительным документом 11-й

конференции глав государств и правительств стран Движения неприсоединения

(20 октября 1995 г., Картахена, Колумбия); по форме – постоянным, то есть

не ограниченным во времени и действующим как в мирное так и в военное

время; по содержанию – позитивным, что подразумевает активную позицию

государства в вопросах поддержания мира и стабильности, развития отношений

дружбы и сотрудничества между государствами. При формировании

Концепции своей внешней политики Туркменистан исходит из того объективного

обстоятельства, что со всеми без исключения государствами Туркменистан

развивает цивилизованные связи, ни с одним из зарубежных государств он не

имеет враждебных отношений, никому не предъявляет территориальных

претензий, и никто не предъявляет территориальных претензий к нему.

Реализация внешнеполитических задач Туркменистана ни в чем не может

ущемлять интересы других государств либо угрожать их безопасности[13].

Туркменистан открыт для всех форм конструктивного международного

сотрудничества. Туркменистан как государство-член ООН признает ее приоритет

в решение любых входящих в ее компетенцию вопросов. Принятие Туркменистаном

статуса постоянного нейтралитета не затрагивает выполнение обязательств,

вытекающих из Устава ООН, и будет способствовать достижению целей ООН.

Исходя из понимания особого международно-

правового статуса Туркменистана как нейтрального государства, настоящая

Концепция подтверждает его международные обязательства в этом качестве и

определяет политические, экономические и гуманитарные аспекты его

реализации[14].

Политические аспекты. Нейтральный статус

Туркменистан открывает возмож- ности для проведения им своей миролюбивой

внешней политики, активной, позитивной линии в развитии мирных,

дружественных связей с зарубежными партнерами на принципах равноправия,

взаимоуважения, взаимовыгоды и невмешательства во внутренние дела других

государств и уважения национального суверенитета . Особое значение

Туркменистан придает отноше- ниям с соседними странами, с которыми его

связывают исторические, политические, экономические и культурные связи.

Отношения дружбы и братства с ними, широкое сотрудничество во всех сферах

он рассматривает как важнейшую гарантию сохранения своего суверенитета и

нейтрального статуса, успешного достижения своих внешнеполитических целей.

Постоянный позитивный нейтралитет Туркменистана подразумевает активную

конструктивную позицию в международных делах, использование им своих

политических возможностей в целях ненасильственного разрешения противоречий

и конфликтов между государствами, установления более гуманного и

созидательного порядка в международных отношениях. Исключая саму

возможность вмешательства во внутренние дела других государств, признавая

неотъемлемое право выбора каждого государства на собственный путь развития,

Туркменистан всегда готов способствовать любым миротворческим процессам,

конструктивному диалогу во имя мира и согласия.

Туркменистан отказывается от применения силы или угрозы ее применения,

а также от ущемления интересов других государств в любых формах. Как

постоянно нейтральное государство, Туркменистан принимает на себя

обязательство никогда не начинать войны, не участвовать в войне (кроме

случаев самообороны), воздерживаться от политики, дипломатических или иных

действий и шагов, могущих привести к войне либо к конфликту. Туркменистан

не входит в военные союзы и блоки, в межгосударственные альянсы с жесткими

регламентирующими функциями либо подразумевающими коллективную

ответственность.

Туркменистан не будет иметь, производить и распространять ядерное,

химическое, бактериологическое и иные виды оружия массового поражения,

способствовать созданию новых видов и технологий их производства. В этой

связи, Туркменистан присоединяется ко всем основным международно-правовым

актам, обеспечивающим гарантии создания системы коллективной безопасности.

В рамках обязательств, обуславливающих международное поведение

нейтрального государства, Туркменистан отказывается от принятия одной из

государств.

В соответствии со своей оборонительной доктриной и принятыми

международными обязательствами, Туркменистана имеет вооруженные силы и

вооружения, достаточные для защиты его суверенитета и территориальной

целостности. В случае агрессии против Туркменистана, он оставляет за собой

право обратиться за военной помощью к другому государству или государствам.

Экономические аспекты. Как важнейший инструмент налаживания взаимодей-

ствия между государствами и регионами планеты, поддержания мира и

стабильности, Туркменистан рассматривает развитие международного

сотрудничества на основе равноправного партнерства, взаимной выгоды,

уважения интересов всех вовлеченных в такое сотрудничество сторон.

С этой целью Туркменистан использует все необходимые экономические и

правовые механизмы, гарантирующие равноправное существование и развитие

всех форм собственности, поощряющие предпринимательскую деятельность,

создающие благоприятные условия для деятельности инвесторов. Как важнейшее

условие для успешной интеграции в систему мирохозяйственных связей,

реализации преимуществ своего нейтрального статуса Туркменистан

рассматривает открытость своего финансового-экономического пространства,

отвечающие мировым стандартам финансово-банковскую систему, транспортную и

коммуникационную инфраструктуру.

Учитывая значительный ресурсный потенциал государства, Туркменистан

использует его для осуществления крупномасштабных проектов, реализация

которых предполагает создание совместных предприятий, привлечение

инвестиций со стороны иностранных государственных и частных компаний,

банков, международных финансовых институтов.

Оставаясь свободным в принятии решений в экономической сфере

реализации своего суверенитета, Туркменистан сотрудничает с международными

экономическими и финансовыми структурами. Туркменистан содействует усилиям

мирового сообщества, ключевых международных организаций в урегулировании

экономических проблем. Туркменистан вступает в партнерские экономические

отношения с любыми государствами на двусторонней либо многосторонней

основе, если это не противоречит его международным обязательствам, принятым

на себя в качестве нейтрального государства. Туркменистан принимает

экономическое и техническое содействие со стороны любого государства или

международной организации только в том случае, если при этом не выдвигаются

какие-либо условия, которые могли бы угрожать его суверенитету и

нейтральному статусу.

Туркменистан не приемлет экономического давления со стороны одних

государств на другие как средство достижения политических целей,

навязывания собственных взглядов и представлений, и в этой связи не

принимает участие в объявляемых ими экономических блокадах, бойкотах и

других формах ущемления экономических интересов.

Гуманитарные аспекты. Проводя свой внешнеполитический курс, Туркме- нистан

исходит из того фундаментального тезиса, что человек является высшей

ценностью общества, и усилия всякого государства должны быть направлены на

формирование максимально благоприятных условий для свободного развития

личности, возможностей для ее самореализации. Туркменистан признает и

уважает основные демократические права и свободы, зафиксированные во

Всеобщей декларации прав человека, создает политические, экономические,

законодательные и другие гарантии для их эффективного осуществления.

В Туркменистане равноправны все нации и народности, не существует

ущемлений по конфессиональному признаку. Внутренняя межнациональная,

межрелигиозная гармония определяет подходы к этим вопросам во внешней

политике.

Свои отношения с другими государствами Туркменистан строит на основе

уважения к культуре, традициям и обычаям, исторической памяти этих народов.

Туркменистан рассматривает гуманитарные контакты как одно из важнейших

средств сближения народов, углубления взаимопонимания между ними, развития

отношений дружбы и сотрудничества. Туркменистан приветствует и поощряет

обмен духовными ценностями между нациями и народностями, процесс

взаимопроникновения и взаимообогащения культур.

Туркменистан поддерживает усилия государств и международной

общественности по оказанию помощи странам, пострадавшим от войн,

конфликтов, стихийных бедствий, катастроф, эпидемий и их последствий.

Туркменистан присоединяется к основным международно-правовым актам,

обеспечивающим права беженцев, перемещенных лиц и вынужденных переселенцев,

принимает активное участие в мероприятиях по созданию для них социально-

политических гарантий и необходимых жизненных условий.

Туркменистан активно сотрудничает со всемирными и региональными

гуманитарными организациями, такими, как Международная федерация Красного

Креста и Красного Полумесяца, подразделениями ООН гуманитарной

направленности – ВОЗ, ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, Верховным комиссариатом ООН по делам

беженцев.

Нейтралитет позволяет Туркменистану двигаться в сторону сокращения

военных расходов в бюджете. Обозначив цель: иметь армию в пределах

оборонной достаточности — около 1 процента населения (примерно 50 тысяч

человек), удалось заметно сократить военные расходы бюджета. В настоящее

время, однако, дальнейшее сокращение застопорилось, туркменская армия по-

прежнему насчитывает около 100 тысяч человек, что вдвое больше заявленной

цифры. Туркменистан продолжает усиливать стратегически важные для

нейтрального государства противовоздушную оборону, современную военную

авиацию и войска быстрого развертывания — оборонительный комплекс[15].

1.2 Внешняя политика Туркменистана на современном этапе

Внешняя политика Туркменистана на современном этапе определяется рядом

факторов, связанных с его экономическими и социально-политическими

интересами, с нынешней обстановкой в регионе, а также с общей

геополитической ситуацией в Юго-Западной Азии. Среди этих факторов следует

выделить нейтральный статус Туркменистана, огромные запасы природного газа

в стране и стремление максимально увеличить его экспорт, существенное

изменение политической обстановки в Центральной Азии после разгрома талибов

и приход в регион западных, в первую очередь американских, войск. К этим

факторам также относятся не решенные до сих пор проблемы правового статуса

Каспия (особенно после провала саммита в Ашгабаде, состоявшегося в апреле

2002 г.), отсутствие подвижек в решении спорных вопросов с Азербайджаном и

с Узбекистаном и т.д.[16].

В прагматическом мире современной политики Туркменистан

рассматривается сквозь призму интереса к нему как к государству с мировыми

запасами энергоносителей. В свою очередь Туркменистан своим

основополагающим принципом внешний политики избрал принцип экономической

целесообразности. Исходя из этого, в 1995 году в соответствии с резолюцией

ООН Туркменистан обрел официальный международный статус нейтрального

государства. Принятые им обязательства включают отказ принимать чью-либо

территории чьих бы то ни было военных баз и право в случае агрессии извне

обращаться за помощью к ООН и другим государствам. Имея статус нейтрального

государства, Туркменистан сотрудничает с Россией и другими бывшими

советскими республиками в Содружестве Независимых Государств.

Определяющее влияние на внешнюю политику Туркменистана имеет проблема

экспорта углеводородного сырья, в первую очередь природного газа. Автор

стратегии многовариантности трубопроводов, С.Ниязов приложил немалые усилия

для того, чтобы приблизить тот день, когда туркменский газ экспортировался

бы сразу по нескольким направлениям. Пока таковых два, но С.Ниязов верил,

что будут востребованы и другие. Он предложил провести газопровод из

Туркменистана в Пакистан через Афганистан[17].

Когда в апреле текущего года президенты Путин и Ниязов подписали

в Кремле рассчитанное на 25 лет крупномасштабное соглашение о

сотрудничестве между Россией и Туркменистаном в газовой отрасли, многие

комментаторы поторопились с выводами о том, что вектор внешнеполитического

курса Ашхабада бесповоротно повернулся в сторону Москвы. Некоторые

основания для подобного вывода имелись. Ведь два крупнейших на пространстве

СНГ производителя и экспортера газа заключили сделку, которая, с учетом

высокого веса углеводородной составляющей в экономике и Туркмении, и

России, весьма крепко завязывала обе страны на ближайшие четверть века в

решении стратегических задач. А подписанное там же соглашение о

сотрудничестве в области безопасности словно подтверждало вывод о том, что,

возможно, Москва и Ашхабад становятся геополитическими партнерами. В Москве

ходили слухи, что Кремль решил важнейшую задачу и взял под контроль весь

туркменский газ, что теперь гордая и нейтральная Туркмения полностью

зависит от Газпрома и его трубы. Даже журналисты, постоянно пишущие о

так называемом ближнем зарубежье, зачастую не утруждают себя серьезным

анализом действительности, а привычно используют штампы, сложившиеся не без

влияния пресловутого имперского синдрома. Поэтому они искренне удивились,

узнав, что Ашхабад ведет переговоры с Киевом, пожелавшим заключить

аналогичное туркмено-российскому соглашение, также рассчитанное на 25 лет.

И все – вывод сделан. А что имеющегося в недрах Туркменистана природного

газа хватит на сотни лет вперед не только ему самому, но и всей Европе, так

этот фактор, кстати, подтверждаемый американскими специалистами в области

геологоразведки, можно отнести на счет туркменской саморекламы. К чести

Туркменистана, его руководство не позволило втянуть себя в бесплодные

дискуссии с различными центрами влияния в России и за ее пределами. В

Ашхабаде дали понять партнерам из Москвы и Киева, что будут строго

выполнять взятые на себя обязательства, но полный успех в реализации

стратегических целей зависит не только от усилий туркменских

газодобытчиков. И надо отдать должное руководителям Газпрома и Нефтегаза

Украины: свои отрезки пути навстречу Туркменистану они проходят в

соответствии с графиком. Стало быть, есть надежда на то, что туркменский

газ не только не поссорит соседей, но и позволит им получить свою

выгоду[18].

Нейтральный статус республики, поддержали 185 стран, что в 2000 году с

гордостью отмечал Сапармурат Туркменбаши на праздновании пятилетия

нейтралитета страны. Однако не может не возникнуть резонный вопрос: нужно

ли было Туркменистану объявлять о своем нейтралитете? Ведь в нынешних

условиях подавляющее большинство государств стремится к интеграции

практически во всех сферах, что дает возможность — в первую очередь

слаборазвитым странам — решать их экономические проблемы. Такой статус

позволял Ашхабаду красиво (ссылаясь на свой нейтралитет) уходить от участия

в решении неприятных или просто ненужных для него вопросов без того, чтобы

вызывать непонимание, а то и раздражение руководителей других стран. Хотя

совершенно ясно, что в современных условиях, особенно в Центральной Азии,

даже теоретически (и тем более практически) невозможно абстрагироваться от

протекающих, да к тому же быстро меняющихся политических процессов.

Другой, не менее важный фактор формирования внешнеполитического курса

Туркменистана — интересы Ашхабада в интенсивном развитии своего топливно-

энергетического комплекса, что невозможно без наращивания экспорта

углеводородов. В конце 1999 года после возобновившихся поставок газа за

рубеж доля промышленности в ВВП стала возрастать и в 2001 году, по

официальным данным, достигла 35% . По оценкам туркменских экспертов, запасы

газа в стране составляют 23 трлн. куб. м. Правда, в начале 2002 года

Сапармурад Ниязов неожиданно обнародовал иные данные : 42-43 трлн. куб. м.

Однако едва ли целесообразно принимать их в расчет, пока нет на то реальных

подтверждений: необходимые для обоснования подобного заявления

широкомасштабные геологоразведочные работы не проводились.

Следует отметить, что С. Ниязов прилагал немалые усилия для

реализации идеи о многих направлениях экспорта газа, что нашло отражение в

поисках вариантов строительства хотя бы одного газопровода. Именно этим

целям подчинялась внешняя политика туркменского лидера, усилия его

дипломатов и сотрудников других ведомств, в своей работе выходящих за

пределы государства. Стремясь ослабить зависимость от России в поставках ей

газа и в его транзите через российскую территорию в Украину, С. Ниязов

рассматривал возможность прокладки газопроводов в южном направлении.

Наиболее реальными из них были два — транскаспийский (ТКГ) и

трансафганский[19].

На определенном этапе шансы транскаспийского газопровода (его активно

поддерживали США) казались самыми предпочтительными — был даже создан

Консорциум по реализации проекта этой магистрали, в состав которого с

равными долями участия вошли такие компании, как «ПиЭсДжи» и «Шелл

Эксплорейшн». Однако подходы США и Туркменистана к строительству ТКГ стали

расходиться. Ашхабад, заинтересован в скорейшей реализации проекта, а для

Вашингтона решение проблемы экспорта туркменского газа было делом

второстепенным. Вашингтон хотел использовать ТКГ главным образом для

вовлечения задействованных в проекте стран в орбиту своего влияния. С этой

точки зрения фактор времени для американцев уже значения не имел[20].

Постепенно этот «конфликт интересов» проявлялся все заметнее. То, что

США поддержали претензии Баку на 50-процентную квоту для транспортировки

азербайджанского газа по будущему ТКГ, стало последней каплей,

переполнившей чашу терпения туркменского руководства, и заставило Ашхабад

повернуться лицом к России. Кроме того, серьезным препятствием в сооружении

ТКГ было и остается положение, включенное в подписанный Туркменистаном и

Турцией (декабрь 1997 г.) Меморандум о взаимопонимании по вопросам

строительства транскаспийского газопровода. В этом положении предусмотрено,

что одно из условий начала строительства ТКГ — определение правового

статуса Каспия и урегулирование Ашхабадом и Баку спорных вопросов по

шельфовым месторождениям . Как известно, это условие до сих пор не

выполнено. Естественно, в подобной ситуации Ашхабад не упускал из виду

трансафганский газопровод. 27 октября 1997 года С. Ниязов и руководитель

американской нефтяной компании «Юнокал» подписали протокол, согласно

которому американская компания получила эксклюзивные полномочия на

формирование консорциума для строительства газопровода Туркменистан —

Афганистан — Пакистан». И все-таки разгром движения «Талибан» был для С.

Ниязова скорее позитивным моментом, хотя и отодвинул на неопределенное

время реализацию его главной идеи — сооружение трансафганского газопровода.

Тем не менее есть основания полагать, что в перспективе появятся более или

менее благоприятные условия для его строительства. Ведь, когда власть в

Афганистане была в руках талибов, находившихся практически в полной

международной изоляции, вряд ли Туркменистан мог надеяться на реальные

капиталовложения западных инвесторов в этот проект, даже несмотря на

определенные шаги в этом направлении со стороны «Энрон» и «Юнокал»[21].

Сегодня же взаимоотношения Ашхабада с Кабулом ограничиваются

поставками Туркменистаном гуманитарной помощи и использованием его

территории в этих целях, да преимущественно заверениями в дружбе и

сотрудничестве. В нынешних условиях (активные боевые действия на территории

Афганистана продолжаются и, по мнению экспертов, еще долго будут

продолжаться) едва ли можно ожидать каких-либо реальных действий по

сооружению трансафганской газовой магистрали. Кроме того, есть все

основания полагать, что разногласия в рядах временной администрации,

возглавляемой Хамидом Карзаем, будут лишь нарастать. Соединенные Штаты

занимают в этом вопросе весьма острожную позицию. Об участии США в

сооружении трансафганского газопровода очень неопределенно высказывалась

помощник госсекретаря Элизабет Джонс, посетившая Туркменистан в начале 2002

года. Так, в ходе переговоров с Сапармуратом Ниязовым она сказала, что,

возможно, интерес американских компаний к этому проекту возродится . Весьма

уклончиво высказался по этому вопросу и специальный советник

госдепартамента США по вопросам энергетической политики в Каспийском

регионе Стивен Манн. Он заявил, что «Соединенные Штаты