Историческое становление философии трансгуманизма и ее роль в интеллектуальном пространстве современного общества

Дипломная работа

В наше время в условиях научно-технического прогресса и развития технологий: кибернетики и генной инженерией, в следствии чего возникает вопрос о вероятности применения технологий на практике, а именно об изменении параметров человека, помимо этого есть еще один вопрос, который возникает: какова «цена» таких процедур. Ответом на вопросы лежит в компетенции естественных наук, но не возможно обойтись без философского анализа.

Так же существуют биологические технологии, которые уже применяют на практике в медицине, а так же и еще в сельском хозяйстве , это все может повлиять на качество жизни людей и без всякого сомнения повлияет на наше будущее. Продолжая говорить о научно- технологических вопросах, нужно затронуть аспект связанный с исследованием принципов работы мозга человека и не стоит упускать из виду такие эксперименты как по созданию искусственного интеллекта.

Эти вопросы не обошли стороной пристальных наблюдений философов и учёных. Эти вопросы считаются онтологическими так как они затрагивают природу человеческого интеллекта, содержание предиката «человеческое» и человеческую наследственность.

Данные и выводы, онтологические и естественнонаучные, не могут влечь за собой ценностных суждений связанных с возможностью и невозможностью подобных процедур.

В есьма ожидаемо появляются принципиальные разноглася, а именно философские и общественно-политические, вероятного изменения природы и генотипа человека, а так же познавательных способностей, путем влияния технологий. Этот неоднозначный вопрос касается общественные настроения, политические и законодательные решения, так как связанна с областью медицинской этики, но в основе своей является философским. Размышления о ценностях нереальны без теоретически подкрепленного решения о статусе оценочных высказываний. Вопрос

статуса, необыкновенностей потребления и критерий обоснованности оценивающих мнений лично сообразно себя считается никак не моральным, а метаэтическим, и касается к области теории познания.

Вопрос искусственного интеллекта считается злободневным как и для естественных наук с робототехникой, так и для философии, но также и для военной, ибо затрагивает базовые вопросы природы разума. Спор о потенциале создания искусственного интеллекта считается объектом далеко не только естественных наук, но частью аналитической философии, посвященного проблеме сознания. На данный момент этому вопросу посвящены ряд онтологических контрфизикалистских позиций.

14 стр., 6909 слов

Концепция "естественного человека" в романе Даниеля Дефо "Робинзон Крузо"

... за границей. концепция естественный человек робинзон В свободное время ... подчеркивает, что "главным произведением, благодаря которому Дефо ... необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка" [ ... он мог считаться сравнительно состоятельным человеком, однако в ... сочинений Дефо, среди которых выдается его книга "Опыт о ... этот сильный духом и необычайно энергичный человек никогда ...

В конце XX столетия сложилась философская традиция, нацеленная именно на возможность изменения человеческой природы с помощью технологии, и защищающая ряд философских взглядов, относящихся оценки природы разума и генной инженерии.

Родоначальники этой традиции, например, как Марвин Миски, Макс Мур, Реймонд Курцвейл, Ник Бостром, Девид Пирс, Наташа Вита-Мор, Ферейдун М. Эсфендиари, Ганс Моравек, Робберт Эттингер, принимают для обозначения своей философской позиции термин, внедренный Джулианом Хаксли: трансгуманизм. Трансгуманизм представляет собой множество убеждений, согласно коим модифицирование человеческой природы с помощю технологии, во-первых, вероятно, и, во-вторых, считается значимым. В качестве целей изменения природы человека именуются как усовершенствование определенных физических и когнитивных человечьих возможностей, так и радикальное превращение человека или достижение бессмертия. Трансгуманисты связывают свои суждения о будущем с конвергенцией конкретных претерпевающих становление технологий: нанотехнологий, биотехнологий, информационных технологий и когнитивной науки, для совокупности, сокращённо — NBIC.

Актуальность данной работы содержится в том, что подвергаемый изучению трансгуманизм считается оживленно развивающимся интернациональным курсом в философии, играющим значимость в публичной жизни, и соединенный с современными научными изысканиями. Видится принципиальным проверить единые мировоззренческие причины, соединяющие всевозможные авторские версии трансгуманизма, разглядеть общефилософский нюанс сопряженных с трансгуманизмом дискуссий о человеческой генной инженерии и природе ума, — затрагивающих морального статуса человеческой генной инженерии и общефилософских и научных взглядов о естестве интеллекта, способности его конфигурации и искусственного происхождения возобновления около поддержки схемы. В базе предоставленного изучения ожидается сделать вывод об осмысленности, допустимости и перспективах трансгуманизма как общефилософского направленности.

Интерес к исследованию проблематики трансгуманизма отыскал близкое отображение в бессчетных исследованиях зарубежных и российских авторов. А архетипические мотивы, характерные трансгуманизму, проглядываются в архаичных легендах. Шумерский эпос о Гильгамеше и эллинские мифы о Прометее и Дедале содержат сюжеты о бессмертии и расширению человечьих способностей. В архаичной культуре рвение к преодолению пределов человечьих способностей амбивалентно и часто видется как hubris, вызов судьбе и богам, кощунственная гордыня, страшная фатальным провалом. Для христианского средневековья еще было типично противоречивое отношение к изучениям алхимиков, устремлявшихся сотворить гомункула и отыскать панацею, лекарственное средство от всех заболеваний.

Пико делла Мирандола «Речь о достоинстве человека», в которой Пико писал, будто человеку даровано образовать себя по собственному предпочтению. В эпоху Просвещения в работе «Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума» Жан-Антуан Кондорсе рассуждает о том, будто медицина имеет возможность безгранично удлинить человеческую жизнь.

Жюльен-Офре Ламетри в работе «Человек-машина» формулирует материалистический манифест своего времени о природе человеческого ума и поведения. Среди авторов, включаемых в исторический контекст трансгуманизма XIX века, иногда называется русский автор Николай Фёдоров с его «космическим утопизмом». В первой половине XX века термин «евгеника» вводит в академический оборот Фрэнсис Гальтон в труде «Наследственный гений». Британский биолог Джон Холдейн готовит в собственном труде «Дедал: наука и будущее» ряд футурологических прогнозов, посреди которых в первую очередность занимательны утверждения о значения контролирования над человечьим генотипом, евгеники и эктогенеза. Труд Холдейна вызвала ответные высказывания Джона Бернала и Бертрана Рассела. Джулиан Хаксли вводит термин «трансгуманизм» в статье «Новые бутыли для нового вина», коим означает веру в то, будто человечий род имеет возможность регулярно и коллективно справиться личными рубежами.

6 стр., 2789 слов

Искусственный интеллект (4)

... Программное обеспечение систем искусственного интеллекта. Инструментальные средства для разработки интеллектуальных систем включают специальные языки программирования, ориентированные на обработку символьной информации (LISP, SMALLTALK, РЕФАЛ), языки логического программирования (PROLOG), языки представления ...

Фактически трансгуманизм как философское направленность создается во 2-ой половине XX века, в работах таковых изыскателей, как Марвин Мински, Ганс Моравек, Реймонд Курцвел и Ник Бостром. Тема трансгуманизма никак не исчерпывается биотехнологиями, однако и подключает эти научно-тех. задачи, как творение систем искусственного происхождения разума либо нанотехнологии. Трансгуманизм создается еще как личное миропонимание и образ жизни, в частности, благодаря труду иранского писателя и футуриста Ферейдуна М. Эсфендиари. Макс Мур определил несколько положений философии трансгуманизма в труде

«Принципы экстропии» и эссе «Трансгуманизм: навстречу философии футуризма». Собственный взнос в концептуализацию трансгуманизма устроил еще Роберт Эттингер.

У российских авторов, которые пишут о трансгуманизме, надлежит подметить члена Координационного Совета Российского Трансгуманистического движения Д.А. Медведева, В.В. Удалову (Прайд), русско-американский исследователь М. Эпштейн. Категорическим рецензентом трансгуманизма с точки зрения апофатического богословия исполняет В.А. Кутырёв.

Более отличительные технологии из числа тех, со становлением коих связано само возникновение трансгуманизма, порождают несколько философских вопросов: человеческая генная инженерия и использавание биотехнологий в наиболее широком значении связано с проблемой философского объяснения этических выраженийpro et contra, а передовые изучения в области нейробиологии и кибернетики, возможности конфигурации устройства человечного мозга и машинной реализации человеческих креативных и семантических возможностей, соединены с имеющей глубочайшие исторические корешки онтологической философской обсуждением вопроса о природе разума и сознания.

Контекст этического спора о человечной генной инженерии приведён в труде Йена Барбруба «Этика в век технологии». Несклько научных дискуссий в российском сборнике «Биоэтика: принципы, правила, проблемы». Методологические причины для разбора ценностных выражений рассматриваются в работах А. Айера и Ч. Стивенсона. Подразделение оценочных выражений на консеквен-циональные и категорические вводит Матти Хяурю. Образцом консеквенциональных суждений работает служба Сорена Холма, приуроченная к связанному с распространением генной инженерии риску сегрегации. Разряд принципиальных дел, дотрагивающихся конкретно этической споры о средствах трансгуманизма подключает работу Ф. Фукуямы «Наше постчеловеческое будущее: последствия биотехнологической революции» и Ю. Хабермаса «Будущее человеческой природы: На пути к либеральной евгенике?». Наверное конкретно дотрагивающиеся темы трансгуманизма биоэтические работы, стоящие особенного рассмотрения: в индивидуальности главны категорические размышления Фукуямы, касающихся ценностных утверждений и человечной природы.

6 стр., 2989 слов

Маркетинговые исследования в гостиничном бизнесе

... (проводятся в искусственных условиях с целью исключения побочных факторов). 3. В любом маркетинговом исследовании выводы о ... относят организации и фирмы, с которыми работает гостиничное предприятие. Среди них — туристические агентства, ... своих менеджеров в информации и разрабатывают маркетинговые информационные системы. Маркетинговая информационная система Хорошая маркетинговая система представляет ...

Летописи изучений в области искусственного происхождения разума на протяжении 2-ой половины XX века сопутствовала обсуждение вопроса о природе разума в аналитической философии. Затруднения в достижении установленной учёными цели породили доводы философского нрава, заявляющие о невыполнимости предоставленной задачки. Оценка физикализма как програмки редукции человечьих когнитивных возможностей и намеренного эксперимента к состояниям мозга выражается несколькими философскими доводами, связанными как с традиционным картезианским дуализмом души и тела, этак и с эпифеноменализмом и доктриной интенциональности. Раздельно надлежит заявить о функционализме как параллельном физикализму направленности в философии сознания, никак не являющимся отрицанием супротив способности сотворения искусственного происхождения разума.

Классический философский дуализм, восходящий к взглядам Декарта, и содержащийся в утверждении нефизического статуса сознания, подвергается рецензенте со стороны П. Чёрчленда, отрицающего «ментальные действа» и осматривающего доктрине, имеющие упоминания ментальных объектов, как неправильные, этак и со стороны Г. Райла и Д. Деннета, значение оценки каких содержится в том, будто картезианский дуализм считается образцом категориальной оплошности. Значение довода о категориальной ошибке содержится в том, будто применяемые в «ментальном словаре» фамилии существительные, такие как «сознание», во-первых, наделяются атрибутами на основании случайной аналогичностьи, а во-вторых, имеют все шансы существовать отнесены как нереференциальные, то имеется употребимые только в ограническом численности контекстов. Ежели крайнее предложение правильно, то эти существительные играют в языке роль, подобную составным деталям идиом. Будто, в собственную очередность, готовит вздорным розыск каких-или вещей, которые бы назывались при поддержки схожих фамилий существительных, а все предписания, включающие сходственные фамилии существительные, нужно переформулировать в целях внесения ясности.

Из размышлений Райла мы можем сделать вывод о том, будто дуализм дает собой образец художественного вымысла, базирующийся на случайной аналогичностьи. Базисные расположения функционализма формулируются в ряде дел X. Патнэмом. Оценка этих дел принадлежит перу В. Кальке и Р. Рорти. Предоставленная оценка объединяется к утверждению о том, будто функционализм никак не имеет возможность вполне абстрагировать функцию от порождающей ее структуры. О функционализме тщательно пишет Д.И. Дубровский. Концепция интенциональности, опирающаяся на труд Ф.Брентано, в контекст спора о дилемме искусственного происхождения разума рассказана Д. Сёрлем. Сёрль привёл собственный известный духовный опыт с китайской комнатой в качестве довода против теста А. Тьюринга как метода определения присутствия интеллектуальных возможностей. Сёрль принимает, будто разум владеет материальную природу, однако утверждения Сёрля о интенциональных состояниях мыслятся как барьер на пути формализации основ работы мозга. Главные расположения эпифеноменализма формулируются Ф. Джексоном, С. Крипке, Т. Нагелем. Эпифеноменальный нрав необъективного защищает Е.М. Иванов. Эпифеноменализм дает собой уговаривание в том, будто человечий намеренный эксперимент и особенные свойства чувственности, именуемые квалиа, недосягаемы обсуждению физикализма и исключены из физиологической каузальности. Доводы о квалиа порождают разряд ответных реплик Д. Деннета. В совокупы, мотивирование от интенционализма, эпифеноменализма и, отчасти, функционализма дает собой базу философской оценки онтологической редукции намеренного эксперимента к итогам работы мозга и убеждений о выполнимости задачки сотворения искусственного происхождения разума.

7 стр., 3346 слов

Аристотель: развитие учения о человеке, душе и разуме

... души и тела У Платона, как и у его учителя Сократа, ведущей темой остается нравственно‑этическая, а важнейшими предметами исследования оказываются чел Этика стоиков Если прежние этические учения ... философии, особенно в начальный период ее развития, является стремление понять сущность природы, космоса, ... тезис о том, что бытие есть нечто простое, понимая под ним неделимое – атом («атом» Человек и ...

Объект исследования

Объектом исследования является трансгуманизм как историко- философское направление.

Предмет исследования

Предметом исследования являются становление трансгуманизма в контексте исории, а также роль в плоскости интиектуального пространста.

Цель и задачи исследования

Цель исследования состоит в том, чтобы, исследуя основные положения трансгуманизма и связанным с ним философские дискуссии о ряде технологий, показать как сформировалась и какую имеет роль

Реализация цели исследования предполагает решение следующих задач:

1 Проанализировать исторический контекст трансгуманизма и основополагающие идеи данной традиции.

2Выявить базовые концептуальные основания трансгуманизма. Сформулировать условия их осмысленности и допустимости.

3Выбрать способ анализа ценностных суждений, проанализировать ценностные суждения о человеческой генной инженерии и биотехнологий, сделать заключение об обоснованности тех или иных ценностных высказываний в данной дискуссии.

4Проанализировать аргументы против физикализма и против возможности создания искусственного интеллекта в философской дискуссии о природе интеллекта.

5Сформулировать перспективы трансгуманизма как философского направления.

Глава1: Историческое становление философии трансгуманизма

философия трансгуманизм общество

Художественно-мифологические предпосылки

Мифический и высокохудожественный связь трансгуманизма является несколько традиционных легенд и образных сюжетов. Сокращенное перевод и анализ сведений сюжетов содержит значение вследствие того, то что, во- первых, герои и сюжетные тропы вышеназванных легенд упоминаются вблизи создателей, подобных равно как Джон Холдейн и Бертран Рассел, в свойстве цивилизованных гиперссылок и метафор. Сведения цивилизованные гиперссылки необходимо верно прокомментировать. Невозможно кроме того позабыть, то что фамилии героев осматриваемых тут легенд начали с ходом периода номинальными, а сюжетные проходы начали конвенциональными иносказаниями нашего времени, в частности о гордыне научного работника, выходе искусственного происхождения мощи с-около контролирования чудовищности и противоестественности определенных итогов действий. Во- вторых, равно как станет очевидно присутствие наиболее детальном рассмотрении, трансгуманизм содержит конкретную эстетическую сделку, что обретает собственную опору в традиционной мифологии и наиболее запоздалом образном творчестве; возможно в том числе и говорить, то что трансгуманизм не прекращает вымысел.

4 стр., 1555 слов

Прагматизм: философия делового человека

... космической жизни», а сама философская направленность обусловлена врожденным темпераментом человека. С точки зрения сторонников прагматизма, философия является методом улаживания споров философов, основанном на практических ... учения Н.И. Лобачевского. В своей рецензии на книгу он писал: «Небольшая книга Лобачевского «Геометрические исследования» отмечает эпоху в истории мысли тем, что она ...

Аккадский эпос о Гильгамеше повествует об одноимённом эпическом персонаже, правителе города Урука1, который предпринимает путешествие с целью добыть бессмертие, но терпит неудачу, когда согласно сюжету змея похищает цветок, являющийся источником вечной молодости, вследствие чего Гильгамеш вынужден вернуться в свой город не достигший цели. Этот заключительный сюжет эпоса является вариантом мифа о природе смерти и бессмертия. Опираясь на анализ Мирча Элиаде можно говорить о том, что в данном сюжете тоска о бессмертии представляет собой стремление к соприкосновению с первичной историей. В любом случае, проблема смерти и бессмертия, которая затрагивается в ряде работ авторов-трансгуманистов, имеет мифологическое происхождение, и неявно подразумевает онтологию мифа, в которой есть неразрывная персона, которая может достичь бессмертия.

Персонаж греческой мифологии, титан Промитей, миф о котором существует в нескольких версиях одна из наиболее известных и полных, является создателем человечества и наделяет их разумом, культурными навыками и похищает для них огонь, что потом за это поплатился. Характеристика данного персонажа двояко, с одной стороны он благодетелем человечества, а с другой стороны он дерзит против воли богов.

Дедал является одним из действующих героев известных греческих мифов — о Миносе, Минотавре, Тесее и др. В этих мифах мы видем как отец и сын вместе бегут с Крита, но так же в этом сюжете мы знакомимся с известной всем ошибкой совершённую сыном Дедала — Икаром. Этот сюжет нас интересует тем что как Икар распорядился технологией и советом отца.

Следующий мифологический сюжет, который интересен в рамках этой работы, это иудейский миф о големе оживлённом при помощи магии. Этот сюжет рассматривается в работах Э. Гофмана , И. Рейхлина и А.Арнима.

Плавно можно перейти с мифа о големе на произведение «Франкенштейн, или современный Промитэй» Мэри Шелли. Книга посвящена об ученном создавшего искусственного человека (знаменитого чудовище).

Сюжеты книги и мифа схоже тем, что создается живое существо человеком, но с разными целями и задачами. Книгу можно привести в пример, как отношение к генной инженерии или к созданию искусственного интеллекта у многих людей.

Еще один художественный сюжет который стоит рассмотреть про Иоганна Фауста (есть исторический прообраз живший на рубеже XV-XVIвв.).

наиболее распространенные версии этой историиК. Марло и И.Гете. Легенда о Фаусте показывает жертвенность душой ради безграничной власти или знаний. Как выразился в своей работе один ученый Казённов Д.К.:«Метафорически о трансгуманизме можно говорить как о фаустовской сделке».

11 стр., 5104 слов

Этический аспект взаимодействий человека и природы

... исследуемой цели реферата; 2. Отразить отношение человека к природе; 3. Проанализировать законы взаимоотношений «человек-природа»; 4. Проследить хронологию внедрения экологической этики; 5. Раскрыть понятие «экологическая этика»; 6. Показать значение и влияние экологической и глобальной этики, природоохранной ...

Думаю, не стоит упускать из виду такие произведения такие «Машина времени» и «остров доктора Моро» фантаста Герберта Уэллса, которые считаются классикой своего направления, так же стоит отметить антиутопия О. Хаксли «О, дивный новый мир».

Все выше упомянутые мифы и произведение одни из источников для становления дискуссий о трансгуманизме из области эстетики.

Исторический контекст: от Возрождения до появления

Отправной исторической точкой становления трансгуманизма как показало исследования Казённов Д.К. можно счетать: «при помощи этимологии: такой отправной пункт дискурса обнаруживается в традиции гуманизма эпохи Возрождения.» и ярким представителем в этой эпохи в этом вопросе можно считать Джованни Пико и его работу «Речь о достоинстве человека» и ярким примером можно привести цитату: «Образ прочих творений определен в пределах установленных нами законов. Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь свой образ по своему решению, во власть которого я тебе предоставляю. … Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтешь». Работа Джованни Пико вбирает в себя и христианские, и иудейские, и пифагорейские сюжеты мифов о природе человека, что не удивительно ведь для Пико как для гуманиста ценность представляет собой особенность природы человека.

Следующий чьи работы, но уже в эпоху Просвещения, заинтересовали в рамках исторического становления философии трансгуманизма — М.Ж.А.Николя де Карита в своей работе «Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума», где ставит одной из целей «показать путем рассуждения и фактами, что не было намечено никакого предела в развитии человеческих способностей, что способность человека к совершенствованию действительно безгранична что не было намечено никакого предела в развитии человеческих способностей, что способность человека к совершенствованию действительно безгранична… по крайней мере до тех пор, пока земля будет занимать то же самое место в мировой системе и пока общие законы этой системы не вызовут на земном шаре ни общего потрясения, ни изменений, которые е позволили бы более человеческому роду на нем сохраниться, развернуть свои способности и находить такие же источники существования».Представление о прогрессе у Кондорсе как и оценочные, так и описательные суждения: каждое общество стремится к более сложному устройству а значит к более совершенному обществу, и это движение обратно невозможно. Рассуждения Кондорсе и Поппера К. об историческом процессе схожи. «Наши надежды на улучшение состояния человеческого рода в будущем могут быть сведены к трем важным положениям: уничтожение неравенства между нациями, прогресс равенства между различными классами того же народа, наконец, действительное совершенствование человека». Так же Кондорсе помимо ожидаемых предположений, что в особенности важно:

4 стр., 1981 слов

Взаимосвязь философии и науки

... выводами практики, начатками наук оно охватывало и обобщенные размышления людей о мире и о себе, которым в будущем предстояло развиться в философию уже в специальном смысле этого ... позволяет установить их связь, взаимовлияние, конечно, тоже подверженное историческим изменениям. В соотношении философии и специального научного знания условно различают три основных исторических периода: совокупное ...

«…мы могли заключить, что человеческая способность совершенствоваться безгранична. Между тем мы до сих пор полагали, что человек сохранит свои естественные способности и свою организацию в том же виде, в каком она находится теперь. Нам остается, таким образом, исследовать последний вопрос, какова была бы достоверность и размер наших надежд, если бы можно было предположить, что эти способности и эта организация также доступны улучшению». Автор в суждении о прогрессе в области медицины приходит к выводу о возможности неограниченному продлению жизни.

В своей работе французский врач Жульен-Офре Ламерти «Человек- машина» высказывается в пользу материализма при восприятии человеческой природы. По мнению Ламирти , врачи единственные ученые, которые являются настоящими, в рамках изучения человеческой природы. Свои знания Ж.-О. Ламертисвел к благоприобретённым навыкам, чем естественно воспользовался и применил при наблюдениях и пришел к материалистическому выводу: «Если все способности души настолько зависят от устройства мозга и всего тела, что в сущности они представляют собой не что иное, как результат этого устройства, то человека можно считать весьма просвещённой машиной!

… Итак, душ — это лишенный содержания термин, за которым не кроется никакого определённого представления и которым ум может пользоваться лишь для обозначения той части нашего организма, которая мыслит». Согласно Ламерти, что говоря о субстанции являющая человеком, а следовательно нет ничего трудного для создания говорящей машины «для руки какого-нибудь Прометея».

Наверно следует сказать, что хоть два этих автора из двух разных эпох и разных философских подходов, я думаю, что стоит в исторический контекст становления философии трансгуманизма.

Картина была бы не полной, при разговоре об основании трансгуманизма, если не упоминать работы о сверхчеловеке Ф.В. Ницше:

«Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его? …

Человек-это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, — канат над пропастью.

Опасно прохождение, опасно быть в пути, опасен взор, обращенный назад, опасны страх и остановка.

В человеке важно то, что он мост, а не цель: в человеке можно любить только то, что он переход и гибель.»

Хотя сверхчеловек не является продуктом технологической обработки и к сверхчеловеку близки сюжеты об индивидуальном Восхождении. В «Сумерках идолов» он [Ницше] пишет в свойственной философии Античности и Средневековья: «Суждения о ценности жизни, за или против, в конце концов никогда могут быть истинными: они имеют ценность лишь как симптомы, они принимают в соображение лишь как симптомы». Образ сверхчеловека строится на основе утверждении судьбы и жизни.

В целях полноты исторического становления философии трансгманизма следует упомянуть русского автора, который является одним из русских космистов, живший в XIX веке, Николай Фёдорович Фёдоров. Его влияние на Циолковского и Вернадского, в особенности о представление на ноосфере. В философии Фёдорова прослеживается метафизическую нагруженную утопию а так же связанной с религиозной традиции, а не с социальной. Федотов пишет: «задача [Общего Дела] заключается в том, чтобы и самую природу, силы природы, обратить в орудие всеобщего воскрешения и через всеобщее воскрешение стать союзом бессмертных существ» .В целом философия «Общего Дела» Фёдорова представляет собой электрическое соединения в философии и т.д.

4 стр., 1734 слов

Философия как образ жизни

... и человеческой жизнью. Философия как мудрость сразу же противопоставляет себя тому, что знают обычные люди. Большинство, по мнению философов, не знает истины, поскольку руководствуется тем, что ... научное познание. На стадиях же развитой науки претензии философии на истину объявляются несостоятельными. Провозглашается, что зрелая наука — сама себе философия, что именно ей посильно брать на себя и ...

Английский эволюционный биолог и генетик Джон Холдейн сделал в своей работе «Дедал: наука и бедующее» ряд футурологических прогнозов. Холдейн пишет о зависимости любого режима из существующих от технологического прогресса и о влиянии научных открытий на метафизику и художественную культуру, а развития производства — на общество. Далее, целью автора становится осторожное предсказание на основании существующих тенденций. Производство будет все более взаимозависимо. По мнению Холдейна стабильное индустриальное общество сформируется быстрее, чем формировалось исторически аграрное. Источником энергии сможет стать гидроэнергетика и использование возобновляемых источников энергии, вроде солнца и ветра, причем Холдейн высказываетсяза произвотство сжимаемого водорода, но скептически относится к ядерной энергетике. В частности, относительно влияния науки на культуру Холдейн пишет: «Я совершенно убежден, что наука значительно больше стимулирует воображение, чем классика …». Среди наук автор выделяет биохимию, в производстве стимуляторов, медикаментов, пищи, органических молекул из неорганических. Относительно роли биологии в человеческой жизни Холдейн пишет об общей медицине, хирургии и евгенике, а также перечисляет биологические достижения прошлого: одомашнивание растений и животных, влияние культуры половой отбор. Что в особенности важно, вопросы биологии всегда затрагивают этику.

«Изобретатель-химик или физик всегда Прометей. Не был овеликого изобретателя, от огня до полета, которое бы не называли бы вызовом какому-то божеству. Но если каждое физическое или химическое изобретение есть богохульство, то каждое биологическое изобретение — извращение». Помимо Прометея, Холдейн называет так же еще одного античного персонажа, Дедала, которого назвал своим предком Сократ. Дедал совершил убийство Миноса, но не был наказан за это богами. Это, вероятно, наиболее характерный для античности эстетический образ власти науки, не смотря на известный трагический контекст его истории.

Этические и эстетические возражения против целей прикладной биологии есть возражения, касающиеся проблемы естества, естественного и противоестественного. Однако, если вспомнить о традиции получения животного молока или приготовления хлеба, можно сказать, что такие характеристики, как естественное и противоестественное, теряют смысл. Холдейн связывал свои главные ожидания с прикладной биологией. Холдейн делает дальше ряд смелых прогнозов один из них является интересным, а именно прогноз о человеческом эктогенезе и связанный с ним возможностью преимплантационной селекцией уже в 50-ых годахXX века, как средством против депопуляции и вырождения. Эктогенез в самом деле мог играть роль средства управления численностью и качеством популяции без обращения к платоновской или гальтоновской политике. Селекция на уровне эмбрионов могла бы позволить быстро и эффективно регулировать популяцию. В этом смысле предсказания Холдейн ближе современным представителям о преимплантационной селекции, чем гальтоновской евгенике. Холдейн также делает предположение о контроле повидния, характера и работы нервной системы при помощи достижения в биохимии.

«Я подозреваю, что, когда станет ясно, что в настоящем разум не только имеет больше свободны в науке, чем где бы то ни было еще, и производит такое же великое влияние на мир при помощи науки, как и в политике, философии, литературе, — будет больше людей вроде Дарвина». Что же касается той силы , власти, о которой мог бы мечтать ученый, например биолог, Хайден пишет: «Вопрос, что он будет делать с этими силами, в сущности вопрос религии и эстетики».

В сущности, работа «Дедал: наука и бедующее» предстовляет собой соединение естественнонаучных предсказаний, краткого исторического обзора и эстетических тезисов. Последнее касается науки как средство власти, причем особого рода. Во-первых, такая власть беспрецедентно масштабна. Во-вторых, она затрагивает то, что ранее было человеку неподвластно. Биология, о которой говорит Халдейн, может подчинить своему влиянию человеческую природу, — репродукцию, поведение, работу мозга и ментальность, общий процесс жизнедеятельности. Высказывания Холдейна имеет персональный характер, описывают не явный интерес в основе научной деятельности, определённую эстетическую потребность в романтизации. Отсюда и употребление имен персонажей ряда мифов.

В качестве ответа на высказывания из работ Холдейна, английский физик Джон Бернал в статье «Мир, Плоть и Дьявол» взялся проанализировать метод, который лежит в основании подобных рассуждений о бедующем. Представление о бедующем, исторически характерны для религий и иные для рассуждений о роли науки, как пишет Бернал: «слишком часто часто смешиваю интересы и факты».

Представления о будущем, которые имеют авторство, часто являются продуктом компенсации. Представлениям о будущем также часто характерна ошибочна экстраполяция отдельных исторических событий в качестве постоянных факторов. Если краткосрочные прогнозы связаны с конкретным интересом людей, то долгосрочные прогнозы лишены конкретики и статичны. Совершенно очевидно, что любое предстовление, задуманное как научное, должны отделять интересы и желания с одной стороны, и факты и исторические знания с другой.

Высказывания в будущим временем нельзя подкрепить ни эксперементми, ни наблюдениями, и единственным способом говорить о будущем является предсказание, и которое в естественных науках играет вторичную роль. Предскозания могли быть предметом исторической науки, если бы были установлены каким-либо оброзом законы истории, в противном случае предсказания должны строиться экстраполяции множества единичных исторических фактов. Другой важной проблемой является проблема детерминизма и индетерминизма: в сущности, утверждения о вероятности справедливы для случаев, где исследователь не наблюдает устойчивого отношения событий и элементов, а утверждения о детерминированности употребляются в случае, гдеесть наблюдаемое постоянства эффектов и отношение элементов. Уместно процитировать Эрнста Маха, который писал о том, что «обе категорические позиции, детерминизм и индетерминизм, недоказуемы, так как случайности суть скрытые усложнения закономерности, не допущение постоянств вообще вовсе не исключает допущенияошибочности такогодопущения в частных случаях». Если говорить о бедующей роли науки, то следует делать предсказания о частном и малом случае эмпирической хронологии, то есть человеческой истории.

Бернал видит три препятствия на пути человеческих усилий, направленных на достижение целей в будущем: физические препятствия, биологические препятствия и еще одно препятствия — это когнитивное. Методологически, в основании научных представлений о будущем должны лечь данные соответствующих научных дисциплин. Вероятность новых открытий не должна быть препятствием для построения предсказаний. Способом преодоления данных препятствий является соответствующие технологии. Бернал делает ряд предсказаний в данных областях. В физике речь идет о получении материалов с новыми качествами путем манипуляций на молекулярном и атомном уровне и вконце концов идет речь о колонизации космоса и создание космических орбитальных станций с замкнутой биосферой, причем впоследствииподобный проект получил в инженерии название сфера Бернала. В области биологии Бернал пишет о евгенике и инженерии вида на основании изменения «зародышевой плазмы»: на момент когда писалась работа «Мир, Плоть и Дьявол», Крик и Уотсон еще не расшифровали структуру молекулы ДНК. Другой стратегией в области биологии Бернал считает внедрение достижений механики и химии. Про использование органов и конечностей он писал, что «если человек только животное, все это все удовлетворительно, но рассмотренный с позиции ментальной активности, которой он все более живет, это крайний неэффективный способ поддержания работы его разума» в данном случае видно, что Бернал находил целью инструментального вмешательства интеллектуальные интересы. Подобным же образом он решает и проблему бессмертия, понимая последнее как отказ от телесности. Конечной реализацией подобного сценария является мозг в сосуде, снабженный искусственными органами чувств и манипуляторами; образ, ставший часто употребляемым художественным тропом.

«Дедал…» Холдейна вызвал ответ Берана Рассела в работе под названием

«Икар, или наука о будущем». Последний соглашается с тем, что наука дает человеку власть над природой, но все дело в том, что таким образом нарушается сложившееся равновесие между реакциями человека и условиями его среды. Человек, проще говоря, может отказаться неприспособлен к тем изменениям условий, которые может вызвать научный прогресс. Рассел приводит бихевиористкую аналогию:«Волки в природных условиях испытывают сложности в добыче пищи, и таким образом нуждаюся в стимуле очень сильного голода. В результате их потомки, домашние собаки, переедают, если им позволять». Рассел утверждает, тчо человек тратит избыток продуктивности своего производства, которому оно обязано наукой, на три цели. Касательно природы политики Рассел пишет, что политические позиции обычно оказываются категориями: «Диспут анархизма и бюрократии в настоящий момент склоняется к принятию формы, когда одна сторона настаивает, что мы не желаем никакой организации, а вторая настаивает что мы желаем как можно больше. Проникшийся духом науки человек едва ли станет рассматривать данные крайние позиции».

Развитие медицины, сельского хозяйства и индустрии могло бы вести к переселению, и два оставшихся препятствия на пути перенаселения — это контроль над рождаемостью и война. Второе, если даже не брать в расчет этическую сторону дела, не слишком прагматично. Однако контроль рождаемости также может вызвать проблемы. В частности, Рассел предсказывает ситуацию, в которой образованные представители, сделавшие выбор в пользу планирования семьи, уступают в количестве быстро изменяющейся ситуации. Таков один из рисков планирования семьи. Вопрос качества и количества влечет за собой вопрос о евгенике, которую Рассел ожидает в наиболее радикальной форме — стерилизации нежелательных групп населения, причем стандарты расовой пригодности могут быть производным .

Положительная евгеника, направленная на получение желаемых качеств, также может привести к неожиданной последствиям. Рассел отмечает важнейший момент: ученым свойственно ошибаться, согласно которому управление реформами общества окажется в руках ученых, тех, кто выступает за подобные реформы. Подобное заблуждение, ученые из числа сторонников евгеники разделяют с социалистами-утопистами.

Собственно в контексте дискуссии о евгенике, порожденной успехами биологии первой половиныXX века, и поднимается вопрос о систематическому улучшение человеческой природы. Термин «трансгуманизм» впервые применил английский биолог Джулиан Хаксли в 1957 году:

«Человеческий вид может, превзойти себя — не просто спорадически, индивид тут одним образом, индивид там другим образом, но целиком, как человечество. Нам нужно имя для новой веры. Возможно, подойдет «трансгуманизм»:человек остается человеком, но превосходит себя, реализуя новые возможности своей человеческой природы».

Хаксли понимает эволюцию теологически, как процесс реализации все новых и новых возможностей. В этом он повторяет логику Гальтона, Холдейна и Бернала. На примере рассуждений названых авторов видно, что естественнонаучное открытие природы наследственности и эволюционных процессов, которое само по себе является оценочно нейтральным, порождает целую эстетическую и метафизическую традицию, построенную вокруг мысли о том, что человеческая природа не является статичной. Хаксли даже говорит о том что из человек имеет обязательства перед природой, заключающиеся в наибольшем возможном развитии своих способностей.

Совершенно очевидно, что подобные утверждения метафизически нагружены. Речь идет о теологи, как о допущении метафизической цели или предназначения. Для аналитической философии метафизика традиционно представлялось проблемой, дефектом рассуждений. Не существует способов обоснования или возможности фальсификации, как это отмечает в контексте проблемы полноты научной индукции Карл Поппер, метафизических высказываний. Такие высказывания не подлежат эмпирической проверки и не являются предметом естественных наук. Метафизические высказывания произвольны и взаимозаменяемы. Что еще более важно, метафизические высказывания не являются неотъемлемым для трансгуманизма: трансгуманизм можно сформулировать без употребления таких высказываний.

Для биолога эволюция представляет собой лишь комбинаторику генов, морфологических признаков и способов приспособления. Способность человеческого мозга к комбинаторике содержимого памяти, решению задач и абстрагированию служат достаточно эффективным средством приспособления к условиям среды, поскольку позволяет использовать орудия труда и создавать технологии, но подобное средство приспособления не всегда может быть эффективным.

Историческая традиция рассуждений о будущем человеческой природы играют в данном случае роль мотивации и основания для выбора целей. В отличие от эзотерических традиций прошлого, традиция трансгуманизма опирается на достоверно известные естественнонаучные возможности, но выбор в пользу использования данных возможностей совершаться, — пока лишь теоретически, — на основании исторически сложившихся представлений о природе и будущем человека. Мифы и философские рассуждения играют в данном случае инспирирующую, эмоционально побуждающую роль; это те причины, которые побуждают людей искать способы осуществления задуманного. И это все возможные факторы влияния на историческое становление философии трансгуманизма.

XXвек может быть охарактеризован как время наиболее стремительного научно-технического прогресса в истории человечества. Это время появления массового производства, централизованной и масштабной науки в современном виде, бурного развития всех отраслей и естественно научного знания. Первая половина столетия ознаменовалась двумя мировыми войнами, развитием авиации и становлением космонавтики, развитие ядерной физики, вооружения и становления ядерной энергетики. Вторая половина XX века стала временем становления двух естественнонаучных дисциплин, которые привели к появлению трансгуманизма речь идет о генетики и кибернетики. В сороковые годы стали временем появления первых электронно-вычислительных машин . 20 в 1953 году Фрэнсис Крик, Джейсон Уинстон и Морис Уилкинс расшифровали структуру молекулы ДНК — дезоксирибонуклеиновая кислота.

Появление и стремительный процесс электронных вычислительных машин привили к постановке вопроса об искусственном интеллекте. Так, высказывания в пользу возможности создания искусственного интеллекта на базе цифровых вычислительных машин и критерий оценки наличия искусственного интеллекта ввел еще Алан Тьюринг в своей работе 1950 года «Вычислительные машины и интеллект», которая была переведена в СССР: «Могут ли машины мыслить?». В этой работе вопрос вида «может ли машина думать» Тьюринг определяет как бессмысленный, поскольку для термина интроспективной психологии «мышления» нет удовлетворительных дефиниций, и вместо этого предлагает в целях определения начинания интеллектуальных способностей правила так называемой игры в имитацию (Тест Тьюринга).

Алан Тьюринг утверждает, что цифровая вычислительная машина как случай машины с дискретными состояниями будет способна выполнять поставленные им задачи. в этом он не видит никакой антропологическая и реологические проблемы. Так, утверждение, согласно которым машины в узком смысле неспособность испытывать такие-то и такие-то эмоции, имеют своим основанием лишь индукцию, обобщения весьма ограниченного человеческого опыта.

Один из ведущих современных ученых, занятых в области искусственного интеллекта, Марвин Мински еще в 63 году перечислил конкретные коллективные способности, машинная реализация которых и означало бы создание искусственного интеллекта: поиск, распознавания, обучение, планирование, обучения, обобщение. Уже на момент написания статьи существовали алгоритмы, позволявшие решать проблемы поиска и частично распознавания. В 65 году соучредитель корпорации Intel Гордана Мура обнаружил тенденцию, которую позже получила название закона Мура: производительная мощность вычислительных машин удваивалась каждый 24 месяца . Стремительное совершенствование вычислительной техники должно было рано или поздно сделать возможным выполнения любых задач из числа тех, которые перечислил Мински. Хотя за прошедшие десятилетия задача создания сильного искусственного интеллекта не была решена тенденция Мура сохранялась. Уже в 60х годах, таким образом, в научном сообществе сложилось оптимистическая позиция по вопросу возможности создания искусственного интеллекта. Наряду с перспективами прикладной биологии перспективы создания искусственного интеллекта стояли отправной точкой в работах авторов, непосредственно называющих себя трансгуманистами.

Трансгуманизм глазами первых авторов.

Работа иранского писателя и футуриста Ферейдуна М. Эсфендиари «трансчеловек или ты?» стала манифестом личного участия в движении. Данная работа представляет собой анкету, включающую несколько серии вопросов, касающихся личного образа жизни: содержание индивидуального лексикона до настроение относительно будущего. Анкетирование, предложенная автором, служит цели проверки на соответствие идеи трансгуманизма, которые автор и, таким образом, последовательно формулирует. в действительности, трансгуманизм в версии иранцев включает в себя множество ценностных суждений, таких как интернационалистические политические убеждения, отношение к смертной казни или вегетарианство. Автор подразумевает, что существует определенный футуристический проект будущего, с которым неразрывно связан трансгуманизм. При этом автор разделяет категорию сознательных и последовательных сторонников трансгуманизм, которых он называет UpWingers, и собственно «транс людей» или «трансов», то есть людей, модифицированных биологически, где последнее не обязательно принадлежат к числу первых.

Макс Мур сформировало ряд положений и философия трансгуманизма в работе «принципы экстропии» и «трансгуманизм: навстречу философии футуризма».

В «принципах экстропии» Макс Мур определяет ряд общих принципов, характерных для его версии философия трансгуманизма. Эти принципы наследуют представлению о прогрессе Кондорсе, ценностные представление процесса перед результатом, характерное для Нидцше, и о критическом рационализме и открытом обществе у Попера. Мур противопоставляет экстропию — утопии, поскольку утопии является статической. В наиболее общем виде тезисы мура можно суммировать как выражение настроение.

В работе «трансгуманизм: навстречу философии футуризма» утверждает, что трансгуманизм является альтернативной религии, которая представляет собой проявление для прогресса и силу энтропии. классический гуманизм, по словам мура, не справляется с ролью альтернативы религии, так как включен ряд архаичных ценностей и идей. Макс мор определяет трансгуманизм как «класс философии которые стремятся вести нас к постчеловеческому состоянию. Трансгуманизм разделяет много элементов с гуманизмом, включая уважения к разуму и науке, посвещение прогрессу, и ценностное предпочтение в пользу человеческого существования в этой жизни, а не в сверхъестественной «загробной жизни». Трансгуманизм отличается от гуманизма признание и предвосхищение радикальных изменений в природе и способностях нашей жизни, являющихся результатом развития науки технологий, таких как мера биология и нейрофизиология, продление жизни, нанотехнологии, искусственный интеллект и колонизация космоса, соединённых рациональной философии и системы ценностей».

К числу ролей, которые играют религии, Мур относит в до научном мире, эмоционального и смысловую роль, социальный контроль, компенсацию жизненных неопределенностей и смерти. примечательно, что он видит проявление энтропии не только в существование организационной, но и государства. относительно роль организационной религии как средство контроля, Мур части разделяет взгляды Маркса.

В работах Курцедела прослеживается тенденция к экспоненациональному прогрессу технологии. Он считает подобный Прогресс частью эволюционного процесса в широком смысле. Этот процесс он принимает как упорядоченое взростание в противовес энтропии. упорядоченность он понимает, никак предсказуемость, как соотнашение информации и шума, причем дело не в количестве данных сама по себе: лучшее решение для назначенной цели может быть включать меньше информации. Курнцвел находит подходящее решение: По его словам, улучшение решение проблемы теории служит увеличению порядка в обществе, который называется ускорение отдачи.

Глава 2 Роль в интеллектуальном пространстве современного общества, Взаимосвязь транс-науки и трансгуманизма.

«Трансгуманизм» и «транс-наука» достаточно зачастую возможно узнать в мировоззренческих конгрессах и конференциях. Его используют с целью обозначения разных нынешних течений в науке, отличительных с целью её современного переходного капиталом, сопряженного с действиями глобализации и возникновением сходимых технологий.

Период «транс-науки», согласно суждению Э. Вайнберг а , стартовал в половине XX столетия и данное формирование весьма аналогично с формированием Трансгуманизма. В в таком случае ведь период дисциплина видоизменилась с приобретенных изучений, подстегиваемых любопытством научных работников, в индустриализованную науку, направленную в реализация установленных пред ней государственных вопросов. Согласно мнению Джерома Раветца, «ученый превратился в ученого предпринимателя» на стадии перехода к индустриализированной науке. Подобная трансформация потребовала от ученых не только экспертной оценки, но и социальной ответственности. Элвин Вайнберг в статье «Наука и транс- наука» отмечает, что «многие вопросы, которые возникают в ходе взаимодействия между наукой, технологией и обществом, например, опасные побочные эффекты технологий или попытки справиться с социальными проблемами посредством научных процедур, полагаются на ответы, которые могут быть заданы наукой и на которые наука пока еще ответить не может».

Таковым образом, для транс-науки типично объединение вопросцев из различных областейпознания человека, а именно то, что она в основане своей на междисциплинарности (методе расширения научного мировоззрения, содержащемся в рассмотрении такого либо другого действа за пределами рамок какой-никакой-или одной научной дисциплины).

Броским образцом перехода от классической науки к транс-науке считается развитие и распределение нанотехнологий.

Согласно сравнению с достаточно рационализированными учено- промышленными методами, используемые в минувшем, новые технологические процессы, следом ствие доступности приборов управления наноуровнем субстанции и с-из-за отсутствия рефлексии надо его свойствами, склонны привезти плохие итоги. Руководство веществом в атомно-моляльном степени, что способен являться только в данном виде технологий, позволяет считать их таким образом независимыми, будто бы б брать в свойстве истока общефилософской рефлексии, так равно как простое понимание технической совсем никак не правоспособно показать полный спектр возникающих заморочек.

Появляется проблемы, в тот или иной-практически никакой этапа изменяется элемент технической с выходом в освещение нанотехнологий. В нехватке приукрашивания допустимо заметить, будто бы в результате проникания в убеждения жизнедеятельности натуры, новые технологические процессы склонны демонстрировать переводящее влияние в само элемент существования, а совсем никак не только в её конфигурацию. Согласно суждению В. Г. Горохова, «многие современные научно-технические дисциплины не имеют единственной базовой теории, так как ориентированы на решение комплексных научно-технических задач, требующих участия представителей самых разнообразных научных дисциплин (математических, технических, естественных и даже общественных наук), группирующихся вокруг одной проблемной области» , то есть попадают под определение

Согласно Дж. Шумеру, «развитие нанотехнологии призвано обеспечить в будущем здоровье людей, благосостояние общества, безопасность государств и правительств, радикально изменив все — от промышленного производства до психических и социальных условий жизни».

К примеру, в свойстве одной с вопросов выставляется вероятность изменения людского туловища и интеллекта с помощью вживления в тело разных искусственного происхождения приборов, в таком случае имеется, равно как подмечает, А. Л. Андреев, «сегодня речь все чаще идет о трансформации самой природы человека».

Нейросистемы, выстроенные в основе нанотехнологий, дают возможность объединить разум лица с пк, образуя новейшие фигуры синтетического разума и условной действительности. Данное проводит к появлению новейших рисков с целью людей, в таком случае имеется возможно допустить, то что транснаука и социум зарубка — данное 2 края одной и этой ведь медали. Затем установим, то что предполагает собою «трансгуманизм» и какая его значимость в нынешней философии урока с целью раскрытия его взаимосвязи с состояние- наукой. Кроме того следует определить воздействие конструктивистских концепций в развитие этого определения.

Поиском новейшего расклада к обычно соображаемому гуманизму, обнаружить изменения общественных ценностей и значения людской существования в возможности их формирования, проанализировать возникающие новейшие цивилизованные стандарты. К этому ведь в настоящий период существуют образцы тяжелейших природоохранных трудностей в следствии научно-технических аварий. В 1995 г. германский социологи Ульрих

Бек слагал о уроках Чернобыля: «Чернобыль преподал нам, по крайней мере, три урока: первый заключается в том, что наихудший сценарий развития возможен и реален и вероятностная безопасность обманчива; второй в том, что отмена использования ядерной энергии должна стать приемлемой политической возможностью; третий в том, что непрофессиональное смешение государственной власти и контроля над технологиями привели к несовершенству технологического процесса».

То что относится результатов аварии в ядерной электростанции Фукусима в Японии в следствии землетрясения в марте 2011 годы, в таком случае они вплоть до окончания никак не исследованы и побудили к существования колоссальное число диспутов около техногенной культуры, основанной в академических достижениях. Такеши Умехара, известный японский мыслитель, назвал ее «бедствием цивилизации». Согласно его суждению, Япония потерпела с «бедствий цивилизации» дважды: 1-ая трагедия произошла, когда были скинуты ядерные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, и 2-ая — данная трагедия на ядерной электростанции Фукусима. Два бедствия объединены с провиантами значительных технологий, а непосредственно, ядерной энергией. Но несомненно, то что эта трудность содержит никак не только лишь академические, однако кроме того общественно-политические и финансовые проблемы. Возлюбленная значит из-за границы ограниченной академической области. По этой причине подобные трудности, равно как применение ядерной энергии, засорение находящейся вокруг сферы, социальное состояние здоровья, бесспорно, причисляются к сфере транснаучных. В случае если прибегнуть к нынешней иностранной практике, в таком случае необходимо выделить, то что все без исключения большие организации содействуют обеспечиванию стиля общественной ответственности равно как ресурсы формирования конкурентоспособных положительных сторон. «Возможно более раннее и открытое изучение потенциальных рисков, которые создает новый продукт или технология,- это не просто здравый смыл, но и хорошая бизнес-стратегия»65. С целью различных технологий, отличительных с целью этапа состояние-урока, исследование сообщаемых выделиться рисков нужен, так как они никак не только лишь имеют позитивным потенциалом, однако и грозят жизни людей. Процедура постижения около их воздействием принимается преобразовываться в «цепочку хитроумных изобретений, лукавую систему, нужную для того, чтобы опустошать сундуки и мешки, находящиеся в тайниках природного мира»

В целом, возникает потребность замены научно-технической парадигмы, главенствовавшей в промышленном и постиндустриальном мире, а кроме того единой виртуализации действительности, то что повергнет к перемене ценностей в мире, попаданию компьютерных технологий в все без исключения области его существования, к способности формирования суперинтеллекта. К примеру, нейросистемы, выстроенные в основе нанотехнологий, дают возможность объединить разум лица спк, образуя новейшие фигуры синтетического разума и условной действительности. Данное проводит к появлению новейших рисков с целью людей, в таком случае имеется возможно допустить, то что транснаука и социум зарубка — данное две стороны одной и этой ведь медали. Затем установим, то что предполагает собою «трансгуманизм» и какая его значимость в нынешней философии урока с целью раскрытия его взаимосвязи с состояние — наукой. Кроме того следует определить воздействие конструктивистских концепций в развитие этого определения. Рассмотрим теорию общественного конструктивизма К. Гергена, в соответствии с каковой понимание никак не считается отражением справедливого общества, однако его необходимо расценивать равно как «памятник взаимообмена». Некто дает расценивать эту теорию равно как чувство сужающегося спектра сегодняшнего людского и общественного постижения в свойстве целых дисциплин. В взаимосвязи с данным некто подбирает с целью собственных заметок 1985 годы заглавие «Движение социального конструктивизма» и анализирует его в согласовании следующими суждениями:

«1.То, что мы принимает за мировой опыт, не диктует условия, по которым можно понять мир. То, что мы принимает в качестве знаний о мире, не является результатом ознакомления или построения и проверки общих гипотез.

2.Условия, на которых мир понимается, являются социальными артефактами, продуктами исторически обусловленного взаимообмена между людьми.

3.Степень, в которой данная форма понимания превалирует или поддерживается с течением времени, фундаментально не зависит от эмпирической обоснованности перспективы по данному вопросу, но от смены социальных процессов (например, коммуникация, переговоры, конфликты, риторика).

.Формы договорного понимания особенно важны в социальной жизни, поскольку они связаны с множеством других видов деятельности, в которые вовлечены люди».

Как следует с приведенной выше цитаты, писатель считает, то что человечество создают общество никак не лично в собственном сознании, а вместе — в беседе, договорах, общественных практиках. С воззрению общественного конструктивизма все без исключения, то что я полагаем имеющимся, настоящим, значимым, прекрасным, верным, заслуживающим с целью академического либо внутреннего понимания, проектируется с помощью стиля в взаимоотношениях с иными народами. Разные системы общества непосредственно объединены с внутригрупповым одобрением в разных обществах (народных, высококлассных, академических, церковных) согласно предлогу этого, то что имеется и то что важно. Подобным способом, основными с целью общественного конструктивизма К. Гергена станут определения общества, взаимоотношений среди народами, общественных конвенций, стиля, дискурса, разговора, общественных практик. С трудов К. Гергена необходимо, то что изучения этого в управления направлены к осознанию методов изготовления этого, то что необходимо рассматривать справедливым познанием, к исследованию писательских и фразистых способов объяснения, освещение идейной и ценностной нагруженности этого, то что является само собою разумеющимся, установлению многознаменательных имя разных конфигураций осмысления, изучению спектра изменчивости людских содержаний в различных цивилизациях. В существенной уровня общественный направление используем к модификации сетного сообщества. Попытаемся данное продемонстрировать. С конструктивистской места зрения общественный вид технологические процессы, такого рода равно как Сеть интернет, никак не считается многоцелевым и гомогенным, некто формируется логикой возлежащей в его основании технологические процессы и находится в зависимости с общественных взаимоотношений и обстоятельств, какие появляются с мишенью помощи конкретных научно-технических исследований, и подразумевает отвержение иных способностей. Его невозможно рассматривать целиком искусственного происхождения и противоестественным, таким образом равно как некто может помочь избегать либо отторгать многочисленные природные преграды, какие по другому сдерживали б процедура коммуникации меж народами. Здесь возникает такое понятие, как «инструментальная рациональность», представляющая собой тип обоснования знания, предписывающего правила поведения человека и вычисляющего эффективность средств познания. Наиболее важным для нее является процедура или инструмент, который позволяет просчитать ее пределы с помощью других критериев (например, таких как справедливость, общее благо, личные ценности).

Согласно характеристике Ж. Эллюля, суть технологии определяется как «совокупность методов, рационально обработанных и эффективных в любой области человеческой деятельности». Гибкость цифровых сетей приводит к расширению диапазона технических возможностей для ряда альтернативных практик. С другой стороны, очевидно, что компьютерные технологии способствуют продвижению инструментальной рациональности. Так, Ш. Теркл полагает, что компьютерные сети играют решающую роль в социальном аспекте жизни общества. Сетные технологические процессы совсем никак не только показывают дороге осуществлении различных типов деловитости, способы жизни в обществе, но и возможности олицетворения только лишь изобилия операций, абстрактных с целью конкретной условия. В свойстве стандартов введения сетных технологий в практике в иностранной литературе доводятся дальнейшие: объединение и распространение западных средств массовой информации, глобальная гармонизация общественной политики в коммуникационном секторе, уменьшение эффектов локальности, связанных с гражданской и региональной принадлежностью , стандартизация методов управления, условий труда, особенно для низко квалифицированных профессий, предполагающих высокую степень использования компьютерных средств.

Из приведенных примеров надлежит, что технологии никак не имеют все шансы рскручиваться и употребляться в вакууме, потому значимая порция общественного результата раздельно взятой технологии приходится на метод ее внедрения отдельными людьми либо группами в определенных соц обстановках, будто подразумевает принятие во интерес цельного ряда политических, финансовых и соц аспектов, в каких используется сетевая разработка. Следовательно, как отмечает А. П. Огурцов, «возникает новая форма пересечения областей исследования, новые формы единой стратегии научно-технического комплекса, где фундаментальное знание вырастает из прикладного, а прикладное знание дает мощный импульс и техническим разработкам, и новым способам теоретической мысли». Это приводит к появлению новых перспектив для развития транс-науки.

Научное познание с позиции транснауки начинает трактоваться как возведение потенциальных гипотез, проходящих точки бифуркации, в каких проистекает отбор траектории предстоящей эволюции познания. В этом сообществе предметом изучения стают трудные, динамические системы, которые включают в себя эти значения, как, к примеру, промышленный, административный, соц, и остальные. Хоть какое Знание преобразуется в соц документ, этак как в процессе коммуникации меж адептами разных областей познания возникают общепризнанных мерок и стереотипы, никак не связанные с раздельно взятым создателем, а общепризнанные всем обществом, вовлеченным в этот процесс. Наверное приводит к тому, будто сходственные стереотипы потом стают чертой публичного манеры мышления, будто тянет из- за собой модификацию языка коммуникации, кой затевает перемещать всепригодный нрав, в итоге проистекает «поворот к лингвистике, к лингвистическим методам». Они позволяют постичь науку во всем многообразии ее функций: проводить анализ языка различных областей знания, раскрывать «научный дискурс как сеть коммуникаций с их взаимоинтенциональностью и взаиморефлексией», рассматривать естественнонаучное познание в контексте коммуникативных взаимоотношений. Думаю, что этот тезис объективен еще для соц и гуманитарных наук. Но сходственные модели имеют и разряд недочетов. Сообразно мерке их ускорения, роста мобильности и эластичности, убавления локальной привычки, они приводят к выходу в свет микросообществ и новейших соц ВУЗов массовых коммуникаций, которые обмениваются информацией в облике известий, традиционно имеющей текстовую форму. Нельзя не согласиться с А. В. Назарчуком, который полагает, что «человек становится генератором сообщений».

Таковым образом, в качестве базовой единицей сообщества выступает никак не индивидум, а сообщение. Из совокупности сообщений в зависимости от их характера и содержания создается жизнь индивидума, микросообщества либо общественного института. Прекращает существовать принципиальным, кто считается носителем сообщения, на 1-ый план значит его содержание. То имеется весомым делается никак не то, откуда послано сообщение и кто его создатель, а его современное содержание и профессионализм создателя в предоставляемой информации. Однако сообщение и его сознание никак не постоянно имеют все шансы существовать соотнесены приятель с другом. На образце Интернета разрешено ратифицировать, будто отправитель сообщения часто никак не осведомлен условно его реципиента. Этак и реципиент в собственную очередность совсем нередко никак не имеет возможность существовать уверен, будто сообщение отправлено конкретно ему, а еще отметить, будто конкретно в данном сообщении считается информацией, сопровождающейся некой аппаратом либо интенцией, то имеется вещность обсуждения получает нечёткий нрав. «Коммуникация на уровне общества в целом хотя и остается возможной, но не может образовывать устойчивые, самокорректирующиеся последовательности сообщений», так как представлений знаний теряет жесткие границы и постоянно изменчиво.

Актуальные проблемы трансгуманизма

Возникает некая конструкция, «виртуальная реальность», в которой человек не может выйти за ее пределы, он живет «в пределах мнимой знаковой системы, устанавливающей между людьми воображаемые связи и замещающей собой реальный мир с его проблемами и трудностями». Данная проблема на сегодняшний день превращается в одну из наиболее актуальных. Опираясь на данную концепцию, можно выделить следующие социокультурные перспективы развития транснауки:

появление нового образа жизни;

возникновение в общественном сознании феномена «секуляризованной вечности» в связи со значительным увеличением продолжительности жизни и размыванием границ реальности;

− кардинальное изменение смысла человеческой жизни в результате приобретения им статуса творца природного и социального мира. Остановимся на последнем тезисе более подробно. Активная роль познания — это важнейший аспект применения конструктивистской парадигмы к методологии транс-науки. Она подразумевает энергичность ума в восприятии на всех уровнях, при этом неструктурированные, полностью вольные от классификации сенсорные данные станут недоступны. В качестве образца разрешено разглядеть атомно- силовую микроскопию — наверное один из способов, применяемых для исследования нанообъектов. С поддержкою нее разрешено узреть отдельные атомы и повлиять на их избирательно, к примеру, смещать сообразно плоскости. Применяя этот способ, теснее получилось сотворить двумерные наноструктуры на плоскости. Таковым образом, атомно-силовая микроскопия выступает никак не лишь инвентарем знания, однако и инструментом действия на предмет. Разрешено изготовить вывод, что нанотехнологии разрешают манипулировать отдельными атомами и молекулами и тем наиболее формовать «изобретения» живой природы. Становится понятно, что этот вид технологии сообразно собственным возможным способностям и социокультурным результатам превышает все, что по сих времен было достигнуто. В предоставленном нюансе Знание неотделимо от созидания, от конструктивистской деятельности человека… У. Куайна пишет: «Мой подход изучает природное явление, а именно, человека в качестве субъекта. …Мы изучаем, как человек-субъект управляет своим телом из полученной сенсорной информации, и полагаем, что наше положение в мире аналогично его положению. Поэтому каждое эпистемологическое исследование, находящееся в рамках психологии, и все естественные науки, в которые входит психология, являются нашим собственным конструктом и отображением некоторых стимулов, вроде тех, что мы установили для нашего эпистемологического субъекта». В этом случае имеет место двойное включение, хотя и не совпадающее по смыслу: во-первых, эпистемологии в естественную науку и, во-вторых, естественной науки в эпистемологию. Один из результатов, достигнутых эпистемологией в ее психологическом облике, состоит в том, что она разрешает старую загадку эпистемологического приоритета. По мнению Куайна, мы перестали нуждаться в осознании в тот самый момент, когда оставили все попытки обосновать знание внешнего мира при помощи рациональной реконструкции. Теперь наблюдением можно считать все, что может быть установлено в терминах стимуляции органов чувств, как бы при этом ни понималось сознание.

Поиск ответов на эпистемологические вопросы с поддержкою научных способов и теорий нередко тянет из-за собой дилемму циркулирования. Научные способы и теории обязаны никак не лишь существовать в состоянии разбирать догадки и гипотезы и доказывать их, однако и приходить к способам трансцендентальной либо метафизической эпистемологии. В таковых противопоставлениях как прецедент/значимость, описательный/нормативный, синтетический/умозаключительный, экспериментальный/трансцендентальный заложено дисциплинарное деление меж философией и эмпирическими науками. И роль «натурализованной эпистемологии», по воззрению Куайна, содержится в их соединении в единичное целое. Таковым образом, в согласовании с концепцией Куайна, каждое воспринятие определено выбором и классификацией, которые сформированы ограничениями и преференциями, унаследованными либо обретенными разным способами. Так как человек заведует собственным телом из приобретенной сенсорной информации, то в том числе и менее опосредованные чувства подвержены таковым формообразующим воздействиям. Разумеется, будто инновационные технологии разрешают физиологически воплотить данные расположения, экстраполируя их на свежий степень. С позиции транснауки последствием применения передовых технологий делается необычный прогресс в области медицины, в молекулярной биологии, в генетике и протеомике в сочетании с новыми достижениями в электронике, робототехнике и программном обеспечивании, будто в собственную очередность даст вероятность сотворения искусственного происхождения разума и неописуемого раньше продления жизни человека, формирования новейших публичных форм, соц и психических действий. Эти итоги подходят концепции трансгуманизма.

На сайте Российского общества трансгуманистов приводятся некоторые «радикальные возможности» трансгуманизма, которые соответствуют рассмотренным транснаучным проблемам и путям их решения:

суперинтеллектуальные машины;

молекулярная нанотехнология;

значительное продление жизни;

возможность катастрофы (гибель разумной жизни);

передача нашего сознания в виртуальный мир;

реанимация замороженных пациентов.

На основании проведенного анализа можно заключить, что трансгуманизм проявляется в трех аспектах:

в практической деятельности;

в технологических достижениях;

в социальных трансформациях.

Как стало естественным, теория трансгуманизма во многом основывается на мысли конструктивизма. Он считается синтезом отдельных учений, применимых в научно-технической практике. В нем во многом человеческая суть уступает пространство тех. существованию, то имеется проистекает поражение основ антропоцентризма, на каких основывались обычный гуманизм и обычная дисциплина. В мнение надлежит изготовить некоторое количество обобщающих выводов о роли трансгуманизма в концепции транснауки. Проведенный тест продемонстрировал, будто данные три мнения и направленности в философской идеи прочно соединены меж собой. Трансгуманизм становит пред собой заключение транснаучных вопросов, в значимой ступени имеющих конструктивистскую природу. Тут хотелось бы разглядеть еще одно направленность в конструктивизме, более направленное на заключение транснаучных вопросов, — полезный реализм Фрица Вальнера. Его концепция дает научно-познавательную програмку, на которой кончается конструктивистское сознание природных наук и коия пробует восстановить розыск осмысленных житейских взаимосвязей средством междисциплинарного взаимодействия, будто, как было показано в предоставленной заметке, типично для транс-науки.

Невзирая на то, что название «конструктивный реализм» подразумевает, будто стиль обязана идти о реалистичном варианте, точка зрения Ф. Вальнера в познавательно-теоретическом отношении вполне конструктивистская. Он проводит отличие «между действительностью, как миром за границей наших познавательных операций, миром, в котором мы живем, …и реальностью как тем миром, который может быть получен только через познание». Естественнонаучный подход «выходит за пределы простого отображения реальности; он более посвящен производству связей» 83. Естественные науки не отображают мир, но дают представление о ряде «микромиров». Под микромиром Ф. Вальнер понимает «функциональную целостность, которая соотнесена со специфическим набором данных». Структура микромира должна удовлетворять только определенным критериям, которые вырабатываются естествоиспытателями. По мнению Ф. Вальнера, естествоиспытатель всегда специализируется в определенной области и пользуется определенным инструментарием. При этом основное внимание уделяется не столько обстоятельствам, при которых осмысливается определенная подобласть в междисциплинарном контексте, а техническим возможностям сущностных связей, при которых можно ответить на данный вопрос.

Он призывает при этом к «старой европейской идее образовательного значения науки», признавая важную задачу научной философии. Для выполнения этой задачи он предлагает использовать междисциплинарные методы, называя их «отчуждением», к которым призывает естествоиспытатель, чья теория структурирована совершенно иначе, чем существующие методический потенциал, или вставлена в совершенно чуждый контекст (например, физическая теория в социологический контекст).

Вследствие этого Ф. Вальнер полагает, что естествоиспытатель лучше понимает конструктивно- познавательные особенности в соответствии с определенными методами и первоначальным релевантным контекстом естественнонаучной теории.

Таковым образом, полезный реализм снимает противостояние конструктивизма и реализма, так как в нем субъект играет функциональную роль в восприятии, в знаменитом значении сооружает, конструирует его. Подобного представления держится и академик В. А. Лекторский, кой показывает, будто «в действительности любая конструкция предполагает реальность, в которой она осуществляется и которую она выявляет и пытается трансформировать. С другой стороны, реальность выявляется, актуализируется для субъекта только через его конструктивную деятельность». При данном «сконструированность» никак не непременно значит неосуществимость конструкта. К примеру, хоть какой объект мебели, находящийся вокруг нас, сконструирован человек и дает собой физиологическую действительность. Все общественные университеты, возведенные человеком, полностью настоящий, желая и считаются в неком значении безупречными системами. Ежели разглядеть индивидуальный мир человека, то разрешено придти к выводу, будто он еще в значимой ступени считается безупречным конструктом, подверженным как теоретическим, этак и экспериментальным изучениям, то имеется разрешено разговаривать о существовании как физиологического, этак и необъективного мира. «…человек не существует вне мира, а вписан в него и должен считаться со сложностью, а в ряде случаев и непредсказуемостью тех процессов, в которые он пытается вмешиваться. Таким образом, конструктивный реализм — это и есть современная философская установка, соответствующая той ситуации, которая создана развитием науки, техники и коммуникационных социальных процессов»,- отмечает В. А. Лекторский.

Делая упор на теорию конструктивного реализма, транс-наука как оказалось наиболее вписанной в картину настоящего мира. Разумеется, что разрешение вопросов, которые становит пред собой трансгуманизм, надлежит увязать с концепцией стабильного становления, коия трактуется как надобность спешной охраны находящейся вокруг среды при повышении сближения природных и гуманитарных наук для получения наиболее абсолютного познания. Данная концепция с необходимостью ставит вопрос о пределах конструктивной деятельности человека, ее включенности и соответствии реальному миру. По мере развития технологии человек становится все более технологизированным существом, однако не перестает быть разумным. Он сам, его тело и сознание превращаются в неотъемлемую часть сложных эко-, социокультурных и социотехнических систем.

В контексте все наиболее усиливающегося природного упадка неувязка человечного грядущего видится как проблема избежания биологической деградации человека и природы, приобретение конволюции природы и сообщества, создание цивилизации, основанной на устойчивом развитии средством розыска мудрых ответов на транснаучные вопросцы и выхода из-за пределы трансгуманизма. Направленность в грядущее — такая главная отличительная черта современного осмысливания науки, которое в настоящее время нужно совершенствовать как взаимопроникновение казенно- инструментальной информации и живого» личного познания, будто и станет предопределять последующие виды становления.

Заключение

Трансгуманизм в его нынешнем виде предоставляет собою общефилософскую сделку, касающуюся введения свершения строя современных и перспективных технологий с целью конфигурации базисных данных людской натуры, какие буква одного совсем никак не существовали легкодоступны направленному приборному воздействию. Трансгуманизм обладает определенным историко-общефилософским контекстом, но видится базисным делить позитивную сущность трансгуманизма с умозрительно загруженных взглядов о человеческой натуре и развития, равно как восходящих к платонизму взглядов периода Восстановления, так и модернистских взглядов XX столетия. В данном труде отстаивается заключение, согласно которому трансгуманизм обладает ключевые предпосылки, какие содержат только предложения о базисной возможности некоторых кондуктор и операцй, опирающиеся в научных сведений, и оценивающие предложения в выгоду таких кондуктор и операцй. Сведения предпосылки универсальны с целью различных бардовских версий трансгуманизма и обладают все без исключения возможности фундироваться или вмещаться из-за границами связи с абсолютно всех других взглядов, характерных трансгуманистам, таких равно как индивидуальные оценивающие предложения с сфере общественно-политические функционеры, эстетики, моральных чувств или своих заинтересованностей. Эта деятельность дает возможность оказать содействие решительные выказывания о доступности ключевых данных человеческой натуры, охватывающих службу мозга и приводимые к ней умственные способности и отличительная черта, приборному воздействию. Проведённое исследование уделяет особый заинтересованность логическим минусам балла реалистических позиций в дискуссии о натуре интеллекта, и включает конкретные заключения в выгоду материализма и таким образом ведь вопреки эпифеноменализма и концепции интенциональности. В диспутах о ценностных предложениях и биоэтике обосновывается позиция, в соответствии с которому являются соответственными определенным интересам и опоту только конкретные оценивающие предложения единичных ситуации генной инженерии или биотехнологической изменения, присутствие данном соответствие интересам настоящего периода совсем никак не влечет из-за собою универсальный характер похожих взглядов. Ратифицируется, будто бы ценностные предложения совсем никак не проходят согласно стопам с данных, и по этой причине соглашение о общественных расположениях обладает только статистический характер и содержит вероятность поменяются.

Таким образом, социум, что создаст ставку в генную инженерию, с ходом периода способен придти к подобным нравственным расположениям, какие, равно как может показаться на первый взгляд, неосуществимы в данный период. То что ведь относится единых выражений, в таком случае единые выражения о последствиях, в том числе и в случае если сравнительно подобных взглядов завоевано скоротечное социальное соглашение, лишаются морального нрава, и обретают вид указания согласно технической защищенности: в случае если подобные-в таком случае результаты нежелательны, довольно совершить надлежащие воздействия. Единые окончательные выражения никак не обретают необходимых причин, а их создатели встречаются с трудностями прояснения их представления «природного режима предметов» либо «свободы необычных созданий». Подобным способом, это изучение содержит, то что абсолютно всем этим, кто именно станет несет ответственность из-за утверждение постановления о участи людской генной инженерии либо перемены умственных возможностей, — законодателям, политическим деятелям, учёным -необходимо предоставлять интерес только лишь предложениям сравнительно определенных фактов. Многочисленные теории о долговременных перспективах людского типа обладают явно фантастический либо антиутопический вид. Одновременно с этим является, то что сосредоточить нацеленность научно-технического прогресса нельзя, так как взаимозависимость с него велика, а прогнозируемые достоинства, в частности подобные порочные достоинства, равно как сила надо народами, имеют все шансы быть с целью этих, кто именно станет осуществлять постановления,

выгораживающими всевозможные расходы и в том числе и потерпевшие. Изъясняясь о данном, писатель захватывает оценивающую и эстетическую сделку природоведческого фатализма, суть коего состоит в этом, то что инновационные расположения и взгляды о терпимом и неприемлемом имеют все шансы трагическом способом поменяться в перспективе около воздействием потребности, а одним-единственным многоцелевым увлечением остается только желание к правительству.

Анализ обсуждения вопроса о натуре разума и трудность «интеллекта и туловища» дает возможность совершать заключения о этом, то что всё большое число людских умственных возможностей, содержащее таким образом именуемый осмысленный навык, о коем писатель сыщи причины аргументированно сказать следом из-за Деннетом, в абсолютной уровня формируется трудом мозга. Характерные взгляды о особенном нраве осмысленного навыка, подобные равно как эпифеноменализм, имеются постольку, так как неполноценным считается нейробиологическое понимание, однако то что еще наиболее немаловажно, в соответствии с итогам этого изучения подобные взгляды включают логичные противоречия, какие присутствие вниматильном рассмотрении удаётся выявить. Установление в выгоду материализма в проблеме о натуре разума и осмысленного навыка, какой, равно как является, вероятно объединить к содержанию нейронной памяти, создает вероятными теории о изменении когнитивных возможностей присутствие поддержки непосредственных либо опосредованных генной инженерией вариаций людского ведущего мозга, целом власти надо абсолютно всеми гранями персональной умственной существования, расширении людских когнитивных возможностей из-за границы общепризнанных мерок взаимодействия людского генотипа и вторичных нужд типа в целом, формировании концепций синтетического разума и смешанных концепций, соединяющих людской разум и вычисляемыую технику. Проблема о моральной свойства аналогичных возможностей подобен проблеме о генной инженерии: свойственное люду желание к могуществу в долговременной возможности способен являться извинением с целью различных потерь и потерпевших, и всевозможные ценностные расположения, свойственные нынешней публике, мо1у с ходом периода являться в существенной уровня пересмотрены около нажимом нужд. В данном состоит самодеятельный естествоиспытательский стоицизм сравнительно объекта философии трансгуманизма и долговременных возможностей людского типа. Реалистическое восприятие памяти и особенности создает бесполезным классический мифический содержание о бессмертии: в обществе, в каком месте вероятна манипулирование надо капиталу мозга и вхождением памяти, контингенция персональной памяти способен являться свободно преступлена, а персональная история жизни способен быть только фикцией мозга и итогом фальшивки документации и свидетельств очевидцев.

философия трансгуманизм общество

1.Андреев А. Л. Технонаука // Философия науки. Выпуск 16. Философия науки и техники / Под. ред. В. И. Аршинова, В. Г. Горохова. М.: ИФРАН, 2011. С. 200-218.

2.Антоновский А. Ю., Емелин В. А. Инфообщество и технология адаптации к его структурам.//Эпистемология и философия науки. 2012. Т. XXXI. №1. С. 90-107.

3.Беклемышев В. И., Балабанов В. И., Абрамян А. А. Основы прикладной нанотехнологии: Монография. М.:Магистр-Пресс, 2007. 208 с.

4.ГороховВ.Г.Нанотехнологии.Эпистемологическиепроблемы теоретического исследования в современной технонауке // Эпистемология и философия науки. 2008. Т. XVI. №2. С.14-32.

5.Даниелян Н. В. Научная рациональность: Монография. М.: Издательство МГОУ, 2010. 198 с.

6.Лекторский В. А. Реализм, антиреализм, конструктивизм и конструктивный реализм в современной эпистемологии и науке // Конструктивный подход в эпистемологии и науках о человеке М.: Канон+, 2009. С. 4-40.

7.Лось В. А., Урсул А. Д. Устойчивое развитие. М.: Агар, 2000. 254 с.

8.Назарчук А. В. Сетевое общество и его философское осмысление // Вопросы философии. 2008. №7. С. 61-75.

9.Огурцов А.П. Постмодернизм в контексте новых вызовов науки и образования // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Философия. Филология». 2006. №1 (4).

С. 3- 27.

10.Огурцов А. П. Философия науки: двадцатый век: Концепции и проблемы: В 3 частях. Часть первая: Философия науки: Исследовательские программы. СПб.: Миръ, 2011. 503 с.

11.Огурцов А. П. Философия науки: двадцатый век: Концепции и проблемы: В 3 частях. Часть вторая: Философия науки: Наука в социокультурной системе. СПб.: Миръ, 2011. 495 с.

12.Юнгер Ф. Г. Совершенство техники. Машина и собственность. СПб.: Владимир Даль, 2002. 560 с.

13.Beck U. Ecological Politics in an Age of Risk. Cambridge: Polity Press, 1995. 224 p.

14.Ellul J. The Technological Society. New York: Vintage Books, 1964. 387 p.

15.Gergen K. J. The Social Constructionist Movement in Modern Psychology. // American Psychologist. 1985. №40. P. 266-275.

16.Hannigan J. The Global Entertainment Economy // Street Protests and Fantasy Park: Globalization, Culture and the State / Ed. D. R. Cameron, J. Gross Stein. Vancouver: UBC Press, 2002. P.109- 140.

17.Krupp F., Holliday C. Lets Get Nanotech Right! // The Wall Street Journal. 14.06.2005. P. B2.

18.Putnam R. Bowling Alone: The Collapse and Revival of American Community. New York: Simon & Schuster, 2000. 541 p.

19.Quine W. V. Ontological Relativity and Other Essays. New York, London: Columbia University Press, 1969. 671 p.

20.Raboy M. Communication and Globalization: a Challenge for Public Policy // Street Protests and Fantasy Park: Globalization, Culture and the State / Ed. D. R. Cameron, J. Gross Stein. Vancouver: UBC Press, 2002. P. 225-232.

21.Ravetz J.R. Postnormal Science and the maturing of the structural contradictions of modern European science// Futures. 2011. Vol. 43. No. 2. P. 142-148.

22.Rochlin G. Trapped in the Net: The Unanticipated Consequences of Computerization. Princeton: Princeton University Press, 1997. 310 p.

23.Schummer J. Cultural Diversity in Nanotechnology Ethics // Interdisciplinary Science Reviews. 2006. Vol. 31.No. 3. P. 217-230.

24.Turkle Sh. Life on the Screen: Identity in the Age of the Internet. New York: Simon & Schuster, 1995. 347 p.

25.Wallner F. Acht Vorlesungen über den Konstruktiven Realismus. Wien: WUV Universitätsverlag, 1990. 81 S.

26.Wallner F. Der Konstruktive Realismus: Theorie eines neuen Paradigmas? // Grenzziehungen zum Konstruktiven Realismus / Hrsg. G. Wallner, J. Schimmer und M. Gostazza. Wien: WUV Universitätsverlag, 1993. S. 12-21.

27.Wallner F. Die neue Wiener Schule des Konstruktiven Realismus // Grenzziehungen zum Konstruktiven Realismus / Hrsg. G. Wallner, J. Schimmer und M. Gostazza. Wien: WUV Universitätsverlag, 1993. S. 22-35.

28.Weinberg A. Science and Trans-Science // Minerva. 1972. No. 10. P. 209-222.

29.Даниелян Н. В. Роль трансгуманизма и конструктивизма в философии транс-науки // Российский гуманитарный журнал. 2014. №1.

30.Мифы народов мира. Энциклопедия в 2 томах. Т.1 А-К. М.: Советская энциклопедия. 1991 с 302-304.