Особенности невротической депрессии у больных нейродермитом

Дипломная работа

Депрессивные расстройства по своей симптоматике являются наиболее соматизированными психическими состояниями. Заторможенность и подавленность, господствующие в сознании, непосредственно действуют на соматические функции. Многие психически обусловленные соматические проявления можно рассматривать как эквивалент не отраженных в психической сфере состояний страха и депрессии [И.Г. Малкина-Пых (2004)].

Взаимодействие соматических и психических процессов редко где проявляется столь явственно, как в психосоматике и соматопсихике депрессий. Одновременно при депрессии происходит переплетение предрасположенности и среды, личности и ситуации, психодинамических причин и отщепления некоторых тем в сфере психического и соматического.

Депрессии невротического уровня занимают одно из первых мест в структуре психических заболеваний, при этом явление депрессии, как следствие расхождения между эмоциональной и информационной сферой жизни человека, обязательно присутствует в патогенезе практически любого заболевания.

Заболеваемость невротической депрессией резко выросла за последнее время. Одновременно с этим встает острая необходимость в дополнительном изучении невротического расстройства, изучении, охватывающем все сферы жизни человека, все стороны его существования.

В настоящее время в литературе нет исследований, отражающих взаимосвязь механизмов психологических защит и типов «внутренней картины болезни» с невротической депрессией при нейродермите, что позволило бы взглянуть на лечение этих больных с позиций, вскрывающих бессознательные механизмы заболевания и психологические механизмы соматизации.

С этих позиций важность изучения механизмов психологической защиты особенно возрастает в связи с развитием психотерапии, ее внедрением практически во все области клинической и профилактической медицины. Поиск содержательных «мишеней» для психологической коррекции личности и ее патогенных поведенческих стереотипов — одна из наиболее сложных и ответственных задач клинического психолога и психотерапевта, особенно при анализе отношения к болезни.

Отношение к болезни (с позиций теории личности В.Н. Мясищева как системы отношений (1960) интегрирует многие психологические категории, в рамках которых анализируется понятие «внутренняя картина болезни» (концепция болезни, реакция на болезнь и т.п.).

Одним из самых существенных факторов, влияющих на отношение к болезни, осознание ее фрустрирующего характера, является угроза личности и связанная с этим тревога. На преодоление фрустрирующего влияния болезни (в особенности это касается психосоматической патологии) и сложного комплекса тревожных переживаний направлены механизмы психологической защиты.

66 стр., 32867 слов

Влияние свойств темперамента на выбор механизмов психологической ...

... на выбор механизмов психологической защиты: подобрать психодиагностические методики и выборку испытуемых; провести диагностику психологических защит и ... формально-динамические и содержательные свойства психики», «характер», «личность», «индивидуальность», «индивидуальные различия», «биологические основы темперамента». ... распорядка жизни и системы в работе; 10) легко сдерживает порывы; 11) ...

Выявление бессознательной основы невротической депрессии, а также механизмов, встраивающих ее в картину болезни, позволит проводить адекватную психотерапию и гарантировать пациенту максимальное выздоровление при нейродермите.

Таким образом, цель нашего исследования — выявить особенности депрессивного компонента в психическом статусе больных нейродермитом и определить его роль в соматизации заболевания.

Объект исследования — депрессивный синдром у больных нейродермитом.

Предмет исследования — «внутренняя картина болезни» и механизмы психологических защит у больных нейродермитом.

Задачами работы явились:

1) определить уровень выраженности невротической депрессии при нейродермите;

2)исследовать особенности ВКБ при нейродермите;

)выявить особенности психологических защит при нейродермите и определить те психологические защиты, которые могут приводить к снижению психических проявлений депрессии и, следовательно, ее соматизации;

)выявить корреляции между опросниками ОДС, ИЖС и ЛОБИ.

Гипотеза: Предполагается, что ведущим невротическим синдромом в этиопатогенезе нейродермита является депрессивный синдром, что необходимо учитывать при его лечении.

1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/sindrom-nevroticheskoy-depressii/

1.1 Невротическая депрессия

Прежде, чем приступить к описанию данного психопатологического состояния, следует определить сам термин «депрессия».

«Депрессия» означает подавленность, угнетение и т.п. Данный термин используется различными специалистами очень широко.

Психиатры и психологи подразумевают под словом «депрессия» состояние, характеризующееся угнетенным или тоскливым настроением и снижением психической активности, сочетающимся с двигательными расстройствами и разнообразными психосоматическими нарушениями. Так определяют типичную форму депрессии.

Проблема депрессии сложна и многогранна и определяется, с одной стороны, принадлежностью ее ко многим нозологическим формам, а с другой, большим разнообразием проявлений депрессивных состояний (степень выраженности, характер течения, продолжительность, влияние на трудоспособность и т. д.).

Значительное количество работ посвящено клинике, дифференциальной диагностике, патогенезу, лечению и профилактике депрессивных состояний, но, несмотря на это многие вопросы остаются не исследованными и дискуссионными. Даже при диагностике самого депрессивного состояния возникают некоторые трудности в связи с большим количеством атипичных, соматизированных, маскированных форм депрессии.

32 стр., 15778 слов

Проявления депрессивных состояний у подростков и их коррекция

... депрессивных состояний составляет пять-семь процентов. На диаграмме № 1 в процентном соотношении представлены результаты данного диагностического исследования. Это свидетельствует о том, что почти половине подростков не свойственно состояние депрессии, ... была предпринята попытка разработки и проведения программы коррекции депрессивных состояний у подростков. Таблица 1. Данные по опроснику CDI ...

При депрессии страдают практически все сферы — эмоциональная, интеллектуальная; волевая и обязательно мотивационная, что проявляется как субъективно в жалобах пациента, так и объективно — в изменении поведения. Стойкое снижение настроения при депрессии сочетается с утратой интереса к тому, что раньше воспринималось больным как привлекательное, приносящее удовлетворение или радость — различные формы досуга, общение, чтение книг, хобби, профессиональная деятельность, половая жизнь и пр. Пропадает не только чувство удовлетворения в результате такой деятельности. У больного, страдающего депрессией, нет мотивации, не возникает желания приступить к этой деятельности, а интерес к самой деятельности сменяется равнодушием и раздражением. При всех типах депрессивного состояния страдают также и первичные биологические мотивации — нарушается сон, аппетит, сексуальная функция. Степень этих расстройств зависит, как правило, от тяжести депрессивного состояния.

Депрессивный синдром проявляется в различных функциональных сферах.

Психические симптомы, Психомоторные симптомы, Психосоматические симптомы, Вегетативиые нарушения, Вегетативные нарушения в широком смысле

Таким образом, депрессия, как и любое другое эмоциональное состояние, складывается из трех компонентов:

·субъективные переживания отрицательного аффекта и симптомов его выражения в поведении, мимике, жестах;

·определенные сдвиги во внутренней среде организма, которые зависят от конституционально-личностных особенностей индивида;

·патогенетические механизмы, лежащие в основе заболевания (эмоционального нарушения).

Именно эти механизмы и определяют своеобразие депрессии (ее модальность, тяжесть, дополнительные психопатологические симптомы, характер течения и др.) в каждом отдельном случае, а также нозологическую специфичность депрессивных состояний.

Депрессия по степени выраженности и особенностям клинических проявлений отличается большим разнообразием. Она часто возникает в сочетании с другими психическими нарушениями: астенией, ипохондрией, тревожными, обсессивно-фобическими расстройствами. Клиническая картина психогенной депрессии зависит от особенностей личности больного, от остроты и тяжести психической травмы. В происхождении депрессии немалую роль играют фактор наследственности и состояние мозговой деятельности, которые также влияют на клинические проявления депрессивного синдрома.

Депрессивная реакция возникает вследствие сильного стресса или нарушения адаптации в обществе. Она может быть непродолжительной, если, несмотря на тяжелое потрясение, у субъекта сохраняются в будущем возможности улучшить свое положение. Само психическое расстройство при этом становиться фактором психологической защиты, привлекающим сочувственное внимание общества и позволяющим изменить его отношение к себе в лучшую сторону. Длительная депрессия возникает тогда, когда средства психологической защиты исчерпаны, бессознательное стремление привлечь к себе сочувствие окружающих не приносит результатов или когда больной в стрессовой ситуации в силу особенностей своей личности не может отреагировать на нее эмоциональной реакцией. Но во всех случаях стрессовое событие является первичным и основным причинным фактором, вызывающим психическое расстройство.

5 стр., 2076 слов

Рефлекторная природа деятельности нервной системы человека

... творческое развитие в исследованиях советских физиологов и психологов. Рефлекторная теория, признающая рефлекторную сущность деятельности нервной системы, основывается на трех главных принципах: 1) принципе ... условные рефлексы у высокоорганизованных животных и у человека осуществляются в основном высшим отделом центральной нервной системы (корой больших полушарий головного мозга). Наблюдение ...

Психофизиологические механизмы соматических проявлений депрессии

Психогенная депрессия формируется как ответная реакция на отрицательный для личности эмоциональный раздражитель, превышающий физиологический барьер. Вследствии этого происходит развитие тормозных процессов в коре головного мозга с формированием охранительного очага торможения и дальнейшей передачи от коры головного мозга импульсов к «эмоциональному кругу». В систему эмоционального круга входит гипоталамус, который, вырабатывая релизинг-гормоны, воздействует на гипофиз и вызывает высвобождение тропных гормонов, преимущественно адренокортикотропного гормона, который вызывает увеличение секреции глюкокортикоидов корой надпочечников. Таким образом, формируется «общий адаптационный синдром» или «стресс-реакция» (дистресс по Селье).

Понимание этого во многом объясняет данные о формировании у больных ряда патологических нарушений, в основе патогенеза которых лежат изменения нейрогормональных и иммунных процессов: онкологические заболевания, инфекционные патологии, психосоматические болезни.

В целом, по П.К. Анохину, висцеро-вегетативная симптоматика появляется только одновременно с депрессивной, по одной лишь вегетативной реакции можно судить о несомненном ее наличии. Точнее психогенная депрессия является «входными воротами» для развития различного рода психосоматических заболеваний. Функциональные соматические нарушения нельзя рассматривать как нечто лишь случайно сопутствующее тревоге и депрессии — это все те же эмоциональные состояния, реализуемые корой головного мозга, при содействии подкорковых образований. Неизменным опосредующим звеном между сложнейшими функциями коры головного мозга и многообразными процессами, протекающими во внутренних органах человека, оказывается гипоталамический аппарат. Физиологическими коррелятами негативных эмоций становятся повышение системного артериального давления, или учащение дыхания, изменение тонуса секреторной и моторной активности пищеварительного тракта, напряжение скелетной мускулатуры и увеличение свертываемости крови.

Биологическая теория эмоций вскрывает, таким образом, механизмы стертых депрессий, позволяя говорить о физиологической закономерности все большей их соматизации, отмечаемой за последнее десятилетие во всех цивилизованных странах. Крушение динамического равновесия, характеризующего в норме сложные корково-подкорковые отношения, обуславливает соответственно более или менее выраженную дезинтеграцию психического, вегетативного и соматического компонентов эмоции как целостной функциональной системы и доминирования висцеро-вегетативных проявлений эмоционального стресса, при чрезмерной активности подкорковых структур. Таким образом, различная соматическая патология — это плата современного цивилизованного человека за «умение владеть собой».

6 стр., 2828 слов

Бытие человека и его образ жизни (2)

... «вне» и «независимо» от сознания человека. Вторая форма охватывает бытие человека. Третья форма -- бытия духовного. Она включает индивидуализированное духовное человека (мир состояний его сознания) и ... прочим, способность к общественной жизни. В христианстве библейское представление о человеке как «образе и подобии Бога», внутренне раздвоенном вследствие грехопадения, сочетается с учением ...

Клиническая картина психогенной депрессии

Так как клиническая картина психогенных депрессий симптомопатологически сходна с эндогенными депрессиями (аффективные, двигательные, идеаторные, вегетативные (соматические) расстройства), то с учетом существующих различий в точках зрения на диагностику психогенных депрессий было основано несколько критериев для диагностики психогенных депрессий:

  1. Остро травмирующие ситуации, предшествующие развитию депрессивного состояния, или хроническая, часто повторяющаяся психическая травматизация по типу суммации аффекта, превышающая порог психической и физической толерантности.
  2. Наличие шоковой психобиологической реакции, возникшей непосредственно после действия психосоциального стрессора или рефрактного периода с нарастанием астенических и психосоматических расстройств.
  3. Длительность и степень выраженности подавленного настроения, не соответствующего своей интенсивностью адаптационным депрессивным реакциям.
  4. Отсутствие депрессивного эпизода в анамнезе, отвечающего критериям рекуррентной эндогенной депрессии.
  5. Основные симптомы депрессии:
  6. потеря или снижение интереса или удовольствия от обычно приятной деятельности
  7. утраченные или слабовыраженные реакции на обычно приятные события и окружение
  8. затрудненное засыпание или ночные пробуждения
  9. доминирующие переживания психотравмирующей ситуации, усиливающиеся в ночное и вечернее время
  10. психомоторная и эмоциональная объективно определяемая заторможенность
  11. заметная потеря аппетита
  12. потеря веса (5% и более) после психотравмирующей ситуации.

Невротическая депрессия

По данным международной классификации болезней, невротическая депрессия понимается как невротическое расстройство, характеризующееся несоразмерной депрессией, которая является результатом обычно известных психотравмирующих обстоятельств. Оно не включает в число проявлений бред или галлюцинации; обычна сосредоточенность на психической травме, предшествовавшей болезни, например потере дорогого человека или материальных ценностей. Часто имеет место тревога, а также смешанное состояние тревоги и депрессии.

Депрессии невротического уровня занимают одно из первых мест в структуре психических заболеваний. Явление депрессии, как следствие расхождения между эмоциональной и информационной сферой жизни человека, обязательно присутствует в этиологии и структуре практически любого соматического заболевания. Известно, что в основе данного заболевания лежит нарушение адаптации, поэтому рассмотрение механизмов формирования депрессии с точки зрения функционирования адаптационных систем является наиболее целесообразным.

7 стр., 3429 слов

«Наследственные болезни человека»

... людей, страдающих наследуемыми психическими заболеваниями (шизофрения, маникально-депрессивный психоз и др.) и умственной отсталостью; 5)1% людей, отягощенных генетическими дефектами, вызывающих хронические заболевания. Все заболевания человека ... годы развития медицинской генетики происходило достаточно быстрыми ... диагностика (идентификация) наследственных болезней, поддающихся лечению. Диагностика ...

В исследованиях Аршавского В.С. рассматривается адаптационное поведение организма с точки зрения взаимодействия форм поисковой активности. Потребность в поиске — движущая сила саморазвития каждого индивида. Болезнь рассматривается, как отказ от поисковой активности, то есть нежелание, невозможность в силу разнообразных причин, активно действовать, преобразовывая окружающее по собственному желанию, пассивно-оборонительная реакция с преобладанием симпатической реакции организма (по Селье).

В данном случае отказ отражает ощущение человека, что его ресурсы на исходе, ему не справиться с трудностями, таким образом, отказ выполняет некоторую защитную функцию, предотвращая истощение энергетических резервов.

Поиск должен возникать в ситуации, когда какие-то потребности субъекта не могут быть удовлетворены за счет предшествующих хорошо отработанных навыков поведения. Отказ от поиска подразумевает ориентацию на выживание, а значит следование низшим потребностям. Поиск лежит в основе любого вида активного поведения, будь это бегство или нападение. Поисковая активность — тот общий неспецифический фактор, который определяет устойчивость организма к стрессу и вредным воздействиям при самых различных формах поведения. Пассивно-оборонительная реакция, таким образом, отказ от поиска.

С точки зрения поисковой активности, в основе невротической реакции лежит несоответствие потребностей субъекта и существующих ресурсов организма.

Те или иные обстоятельства вызывают эмоциональное напряжение в результате несоответствия этим условиям адаптационных механизмов, сформировавшихся в процессе индивидуального развития на базе определенных генетических посылок. Это несоответствие может вызвать психический стресс в силу двух сочетающихся обстоятельств: неспособности индивидуума в должной мере структурировать ситуацию в соответствии со сложившимися представлениями о самом себе и окружении, и неэффективности приспособительных реакций.

Невроз — следствие неразрешенного интрапсихического мотивационного конфликта при недостаточной эффективности механизмов психологической защиты. В большинстве случаев речь идет о конфликтах между потребностью в самоуважении и соответствии сложившихся представлений о себе, с одной стороны и мотивами, которые противоречат этому представлению и, следовательно, неприемлемы для субъекта. Потребность в самоуважении связана с потребностью в высокой оценке со стороны других людей, мнение которых значимо для человека. Она формируется в процессе социального общения и в значительной степени определяет основные установки осознанного поведения. Вытесненный, в силу невозможности реализации, мотив не исчезает. Оставаясь неосознанным, он, тем не менее, требует удовлетворения. В результате у человека возникает чувство необъяснимого напряжения, неопределенного беспокойства, которое называется невротической тревогой (невротическая тревога — результат специфического, сугубо человеческого отказа от поиска, переживаемое при этом чувство неопределенного беспокойства и напряжения в каком-то смысле похоже на пассивно-оборонительную реакцию с преобладанием симпатической системы) и субъективно тяжело переживается из-за невозможности создать программу защитного поведения, и отсюда чувство неопределенности. Следовательно, в ответ на возникновение тревожного невротического напряжения более или менее быстро включаются невротические механизмы защиты, снижающие уровень тревоги (тревога приобретает причину — уровень снижается).

4 стр., 1957 слов

Хромосомные болезни человека

... Синдром (болезнь) Дауна (СД) – синдром трисомии 21 – самая частая форма хромосомной патологии у человека (1:750). Цитогенетически синдром ... Диагностическими признаками заболевания являются: ... болезней: врождённый характер нарушений морфогенеза (врождённые пороки развития, дизморфии), нарушение постнатального онтогенеза, тяжесть клинической картины, сокращенная продолжительность жизни. Синдром ...

Вследствие этого формируется вторичная поисковая активность. Этот поиск направлен на изменение не объективной составляющей, а субъективной — тревоги; не исключает отказ от поиска, а сосуществует с ним. Возможно, эта своеобразная поисковая активность выполняет своего рода защитную функцию по отношению к соматическому здоровью. Можно предполагать, что психосоматические заболевания развиваются у тех, кто в силу особенностей личности не может позволить себе реагировать невротично, демонстрировать тревогу или страх, фиксироваться на своих ощущениях (можно говорить о развитии в этом случае маскированной депрессии).

Психологические особенности больных невротической депрессией

У большинства больных невротической депрессией отмечается особый набор черт характера и реакций, выявляющихся в стрессовых ситуациях. Прежде всего, это сочетание черт неуверенности при принятии решений с ригидностью и плохой адаптацией к изменяющейся ситуации. Для них характерен высокий уровень притязаний к качествам своей личности, стремление к их совершенствованию. В стрессовых ситуациях направлены на будущее, стремятся к поиску четкой и конкретной информации, пытаются спланировать предстоящие события, испытывают и остро с чувством внутреннего волнения, тревожности, напряженности переживают дефицит информации при составлении планов, проявляя крайнюю нетерпеливость. В подобных состояниях характерно существование двух или более альтернативных убеждений, затрудняющее формирование мотивов и выбор решений. Склонность к анализу своих действий и поступков часто приводит к временной дезавтоматизации простых и привычных действий. Отношение к боли, процедурам, связанным с манипуляциями или повреждением их тела, например к зондированию, инъекциям, а также косметическим недостаткам крайне обострено. Преобладают элементы нарциссизма. Повышенная самооценка, часто гиперкомпенсаторная, в отношении своих физических качеств, с элементом самолюбования.

Таким образом, больные невротической депрессией отличаются тем, что склонны тормозить внешние проявления эмоций, особенно отрицательные, то есть те, которые поддаются корковому контролю. Но вегетативные реакции затормозить невозможно. Поэтому происходит повышение возбуждения какого-либо вегетативного пути. И, следовательно, через некоторое время происходит истощение ресурсов и срыв адаптационных систем, что и приводит к защитному снижению поисковой активности, углублению депрессивной реакции, ее соматизации.

10 стр., 4990 слов

Психосоматические аспекты язвенной болезни

... невротической симптоматики от тяжести течения язвенной болезни и наличия осложнений заболевания. У больных с доброкачественным течением заболевания характерен профиль тревожно-фобического и депрессивного ... проблемы. ЭТИОПАТОГЕНЕЗ С ПСИХОСОМАТИЧЕСКОЙ ПОЗИЦИИ С современных позиций ЯБ рассматривается как полиэтиологическое, генетически и патогенетически неоднородное заболевание. Среди этиологических ...

Дифференциальный диагноз НД

Исходя из литературных данных, для НД, в отличие от эндогенной депрессии, не характерно наличие четких границ приступа. Она начинается медленно и незаметно. Колебания настроения в течении суток при НД не носят такого характера, как при ЭД. В утренние часы наблюдается не истинное усиление симптома, а вялость и разбитость. Для истинно депрессивных больных характерны ранние пробуждения. Также при НД не наблюдается перенос тоски в будущее, в отличие от других видов депрессий. Нет депрессивного бреда, анестетического компонента депрессии. Истерические и ипохондрические реакции относительно нехарактерны. Нет единства психических и вегетативных реакций. Больной не видит причины заболевания, как и при других видах депрессий. (Табл. 1)

Таблица 1

Различия между формами депрессии

ПризнакПсихотическая формаНевротическая формаВидимые внешние заболевания Расстройства мышления и двигательного поведения Влияние времени суток Нарушения сна Потеря веса Отношение к себе Течение болезни Личность до болезниОтсутствуют, редки Часты Самочувствие хуже по утрам Ранние пробуждения Часто Угрызения совести, чувство вины Более острое НормальнаяЧасты Редки Самочувствие хуже по вечерам Трудность засыпания Редко Жалость к себе Более склонно к хроническому Нестабильная

Симптоматика НД

Можно выделить 14 симптомов, постоянно присутствующих при этом заболевании:

снижение активности, настроения

подавленность

расстройство сна

слезливость

ухудшение самочувствия по утрам

тревога по утрам

ограничение интереса к окружающему

отсутствие переноса тоски в будущее

недовольство собой

недовольство окружающими

«бегство в работу»

болтливость

спастический колит

гипотензия

Все больные испытывали подавленное настроение, становились невеселыми, угрюмыми, утрачивали способность радоваться солнцу и т. п. Тоска как правило, была матовой, стертой, она не носила характер витальной. Больные чаще говорили о том, что им грустно, не связывая подавленность с конкретной ситуацией. Психогенная ситуация редко отражалась в словах больных. Плохое настроение объяснялось, как результат болезни, недавней ситуации и т.д. Не наблюдалось ипохондрической фиксации и трактовки. Профессиональная деятельность вызывала удовлетворение, т.к. способствовала желанию приобщиться к массе — характерно бегство в работу. Иногда появлялось стремление выговориться, поделиться своими проблемами. Но после этого больные были недовольны собственной болтливостью.

1.2 Внутренняя картина болезни в дерматологии

1 стр., 331 слов

Эстетические ценности и их роль в человеческой жизни. Неотъемлемой ...

... и Платоном. На протяжении всей истории философии создавались эстетические концепции, в которых прослеживается явное смещение в сторону интереса к творческой личности. Между тем, эстетические категории имеют непосредственное отношение к бытию человека в ...

В центре внимания клинического психолога находятся психические реакции человека, заболевшего тем или иным расстройством. Значимым становится анализ как их клинических особенностей и разнообразия, так и оценка факторов, способствующих возникновению у конкретного человека определенного типа психического реагирования на собственную болезнь.

Считается, что тип реагирования на соматическое заболевание связан, в первую очередь, с оценкой пациентом его тяжести. При этом можно говорить о существовании феномена «объективной тяжести болезни» и «субъективной тяжести болезни» (Табл. 2).

Таблица 2

«Объективная» тяжесть заболевания=>Тип реагирования на заболевание<=«Субъективная» тяжесть заболевания

Конечно, нельзя количественно оценить тяжесть заболевания, однако позволительно в рамках этно- и социокультурных особенностей, уровня развития медицины говорить о том, что некоторые болезни тяжелее других и суицидальное поведение после постановки онкологического диагноза более адекватно, чем, примеру, после ринита.

Субъективно оцениваемая пациентом тяжесть болезни в этом контексте более важна. В свою очередь, на выработку субъективного отношения к той или иной болезни оказывают влияние несколько факторов (Табл. 3).

Таблица 3

Пол Возраст Профессия=> => =>ТИП ПСИХИЧЕСКОГО РЕАГИРОВАНИЯ<= <= <=Темперамент Характер Личность

Субъективное отношение к заболеванию называется также «внутренней картиной болезни» (по Р.А. Лурия), концепцией болезни, нозогнозией . Суть его заключается в интеллектуальной интерпретации диагноза заболевания, когнитивной оценке его тяжести и прогноза и в формировании на этой основе эмоционального и поведенческого паттерна. Для пациента внутренняя картина болезни складывается из понимания механизмов возникновения неприятных и болезненных ощущений, оценки их значения для будущего, а также отреагирования на болезнь в виде эмоциональных переживаний и выбора способа действий и поведения в новых для человека условиях. Объективная тяжесть болезни — информация о летальности после подобного расстройства, вероятности инвалидизации и хронификации болезненного процесса является одним из факторов для формирования внутренней картины болезни. Однако, как правило, пациент редко полностью доверяет медицинским данным. Он склонен анализировать ситуацию сквозь призму субъективной тяжести болезни, основываясь на ведомых только ему или его субкультуральной группе (семье, микроколлективу) отношениях к заболеванию. Субъективное отношение к болезни формируется на базе множества факторов, которые можно сгруппировать в следующие группы: социально-конституциональную и индивидуально-психологическую. Под социально-конституциональными параметрами понимается влияние пола, возраста и профессии человека, под индивидуально-психологическими — свойств темперамента, особенностей характера и качеств личности.

Пол

К особенностям, имеющим корреляции с полом человека можно отнести известные факты лучшей переносимости женщинами болевого ощущения, состояний длительной ограниченности движений или обездвиженности. Этот факт может быть объяснен как психофизиологическими особенностями пола, так и психологическими традициями роли женщины и мужчины в определенных обществах и культурах.

Возраст

Известно, что для каждой возрастной группы существует свой реестр тяжести заболеваний — своеобразное распределение болезней по социально-психологической значимости и тяжести.

Для детей, подростков и молодежи наиболее тяжелыми в психологическом отношении оказываются болезни, которые изменяют внешний вид человека, делают его непривлекательным. Связано это с системой ценностей, расстановкой приоритетов, имеющихся у молодого человека, для которого наивысшую ценность приобретает удовлетворение основополагающей потребности — «удовлетворенность собственной внешностью».

Лица зрелого возраста более психологически тяжело будут реагировать на хронические, инвалидизирующие и т.н. «стыдные» заболевания. Это связано также с системой ценностей, и отражает устремленность человека зрелого возраста удовлетворять такие социальные потребности, как потребность в благополучии, благосостоянии, независимости, самостоятельности и пр.

Для пожилых и престарелых людей наиболее значимыми являются болезни, которые могут привести к смерти. Инфаркт, инсульт, злокачественные опухоли страшны для них не тем, что могут приводить к потере трудо- и работоспособности, а тем, что ассоциируются со смертью.

Профессия

Человек, особенно зрелого возраста, очень часто оценивает тяжесть болезни, исходя из влияния симптомов заболевания на его настоящую и будущую трудоспособность. Значимым становится профессионально обусловленная ценность того или иного органа.

Особенности темперамента

По определению, темперамент — это характеристика индивида со стороны динамических особенностей его психической деятельности, т.е. темпа, ритма и интенсивности отдельных психических процессов и состояний. К значимым для выработки определенного типа психического реагирования на заболевание параметрам темперамента можно отнести эмоциональность, переносимость боли, как признак эмоциональности и ограничения движений и обездвиженности, отражающий параметр активности.

Особенности характера

Несомненно, что феноменологическая и синдромологическая оформленность типа психического реагирования на заболевание базируется на особенностях характера человека. Тип акцентуации может определять выбор того или иного типа реагирования. Следует признать, что субъективное отношение к болезни формируется на основании семейного воспитания и, в частности, воспитания отношения к болезням, способам переносимости болезней, определения места параметра здоровье-болезнь в иерархии ценностей ребенка.

Семейные традиции определяют также своеобразное ранжирование болезней по степени их тяжести.

Особенности личности

К личностным особенностям, как правило, относят ценностные ориентации человека, его морально-нравственные критерии и иные социально обусловленные феномены. В первую очередь, из личностных особенностей, влияющих на формирование субъективного отношения к болезни, следует отметить мировоззрение и философскую позицию по поводу смысла жизни и жизни после смерти.

Выделяется несколько мировоззренческих установок в отношении происхождения заболеваний:

болезнь как кара

болезнь как испытание

болезнь как назидание другим

болезнь как расплата за грехи предков

Все перечисленные трактовки происхождения болезней основаны на вере в связь между поведением человека, его нравственностью и возникновением у него недуга. При этом подчеркивается пассивная роль индивида. Он не способен противостоять болезни за исключением возможности кардинально изменить свое поведение и искупить вину и замолить грехи.

Другой группой мировоззренческих установок является представление о болезнях как вызванных наследственными или средовыми причинами:

болезнь как неизбежность

болезнь как стечение обстоятельств

болезнь как собственная ошибка

В рамках этого мировоззрения все процессы (в том числе, и происхождение болезней) рассматривается сквозь призму внешней или внутренней заданности.

Третья мировоззренческая платформа оценки механизмов происхождения заболеваний базируется на мистическом подходе к процессам этиопатогенеза:

болезнь вследствие зависти

болезнь вследствие ревности

В рамках подобного подхода источники болезней видятся в предвзятом отношении близких окружающих (соседей, знакомых, родственников, сослуживцев) к человеку. Процесс возникновения болезней рассматривается как экстраполяция «негативной энергии» ревнующего или завидующего на реципиента.

Таким образом, можно отметить широкое распространение мистического истолкования происхождения болезней, отсутствие у многих пациентов научного подхода к анализу причин его заболевания.

Уровень образования человека и уровень его культуры как личностные свойства также оказывают влияние на оценку субъективной тяжести болезни. Особо это относится к уровню медицинской образованности и культуры. Негативным в психологическом отношении оказываются крайности. Как низкая медицинская культура, так и высокая с одинаковой вероятностью способны вызвать психологически тяжелые реакции. Однако механизмы их будут разниться, в одной случае это будет связано с недостатком, в другом — с избытком информации о болезнях, их тяжести, течении и исходах.

Психологами выделяются тринадцать типов психологического реагирования на заболевание. Типология реагирования на заболевание создана А.Е. Личко и Н.Я. Ивановым на основе оценки влияния трех факторов: природы самого соматического заболевания, типа личности, в котором важнейшую составную часть определяет тип акцентуации характера и отношения к данному заболеванию в референтной для больного группе. Типы объединены по блокам. Первый блок включает типы отношения к болезни, при которых социальная адаптация существенно не нарушается: гармоничный, эргопатический и анозогнозический типы. Во второй и третий блок включаются типы реагирования на болезнь, характеризующиеся наличием психической дезадаптации в связи с заболеванием. При этом второй блок включает типы реагирования преимущественно с интрапсихической направленностью (тревожный, ипохондрический, неврастенический, меланхолический и апатический).

Эмоционально-аффективная сфера отношений у больных с этими типами реагирования клинически проявляется в дезадаптивном поведении: реакциях по типу раздражительной слабости, тревожном, подавленном, угнетенном состоянии, «уходом» в болезнь, отказе от борьбы — «капитуляции» перед заболеванием и т.п. В третий блок входят типы реагирования с интерпсихической направленностью. Этот блок включает типы с таким сенсибилизированным отношением к болезни, которое в наибольшей степени зависит от преморбидных особенностей личности больных: сенситивный, эгоцентрический, паранойяльный и дисфорический. Больные с этими типами отношения к болезни при различных эмоционально-аффективных реакциях на болезнь также характеризуются дезадаптивным поведением, приводящим к нарушению их социального функционирования.

Отношение к болезни, обладая всеми характеристиками, присущими психологическим отношениям, содержит в себе когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты [Л.И. Вассерман]. Когнитивный включает знание о болезни, ее осознание, понимание ее роли и влияния на жизненное функционирование больного, предполагаемый прогноз; эмоциональный — ощущение и переживание болезни и всей ситуации, с ней связанной; поведенческий — связанные с болезнью реакции, способствующие адаптации или дезадаптации к ней и выработку определенной стратегии поведения в жизненных ситуациях в связи с болезнью (принятие роли больного, активная борьба с болезнью, игнорирование, пессимистические установки и пр.).

Гармоничный

Тревожный . Непрерывное беспокойство и мнительность в отношении неблагоприятного течения болезни, возможных осложнений, неэффективности и даже опасности лечения. Поиск новых способов лечения, жажда дополнительной информации о болезни, вероятных осложнениях, методах терапии, непрерывный поиск «авторитетов». В отличие от ипохондрии более интересуют объективные данные о болезни (результаты анализов, заключения специалистов), чем собственные ощущения. Поэтому предпочитают больше слушать высказывания других, чем без конца предъявлять свои жалобы. Настроение прежде всего тревожное, угнетенность — вследствие этой тревоги.

Ипохондрический, Меланхолический (депрессивный), Апатический., Неврастенический, Обсессивно-фобический, Сенситивный, Эгоцентрический, Эйфорический, Анозогнозический, Эргопатический, Паранойяльный

Психологические особенности больных кожными заболеваниями

Общие принципы выбора заболевшим человеком тех или иных типов психического реагирования на заболевания, закономерности формирования отношения к болезни сочетаются со специфическими особенностями психического состояния пациентов, у которых возникли болезни. Можно говорить о влиянии самой болезни на характер реагирования, на ее появление, течение, успешность лечения и исход. При этом типичность реакции на заболевание зависит от параметров болезни в такой же мере, как и от индивидуально-психологических особенностей человека.

Каждая болезнь характеризуется набором специфических особенностей, затрагивающих значимые для пациента (реального или потенциального) сферы жизнедеятельности. Можно выделить следующие параметры, на основании которых оценивается любая болезнь и формируется психологическое отношение к ней:

. Вероятность летального исхода.

. Вероятность инвалидизации и хронификации.

. Болевая характеристика болезни.

. Необходимость радикального или палиативного лечения.

. Влияние болезни на возможность поддерживать прежний уровень общения.

. Социальная значимость болезни и традиционное отношение к заболевшим в микросоциуме.

. Влияние болезни на семейную и сексуальную сферы.

. Влияние болезни на сферу развлечений и интересов.

Выявляются прямые корреляции между выраженностью дерматологических реакций и остротой конфликтной или психотровмирующей ситуации, а также степенью эмоциональных нарушений.

Общеизвестна чисто рефлекторная крапивница (на фоне значительной астенизации организма) у студентов во время экзаменационной сессии, у крайне впечатлительных женщин, вынужденных однажды воспользоваться общественным туалетом. Возможны даже фиксированные псевдоаллергические реакции на определенные психотравмирующие факторы или одно воспоминание и представление о них (например, ежегодная распространенная крапивница с ангионевротическим отеком у отца в день смерти дочери; уртикарные высыпания и отек Квинке у молодых женщин при одном лишь взгляде на рисунок цветка или флакон духов, запах которых провоцировал в прошлом аналогичные кожные изменения).

Наслоение психосоматических симптомов эмоционального стресса на самые несерьезные, казалось бы, кожные изменения (юношеские угри, себорея) резко меняет, интенсифицирует и хронифицирует всю клиническую картину. Гиперболизированное чувство физической и социальной неполноценности, свойственное больным с кожными болезнями, и обостренная восприимчивость к реакциям окружающих (с их подчас унижающей жалостью или пренебрежением, нескрываемой брезгливостью и боязнью заражения) усугубляют эмоциональную напряженность этих пациентов, их подозрительность и настороженность, толкают их на путь негативизма и социальной изоляции. Не случайно большинство таких больных предпочитают прогулки в одиночестве или коллекционирование марок всем контактам с внешним миром.

Все большая замкнутость и раздражительность вплоть до озлобленности и агрессивности, крайнее недоверие к возможности искреннего сострадания и человеческого сочувствия вообще и непререкаемая убежденность в экзогенной природе своего страдания чрезвычайно затрудняют общение этих больных с врачами. Непомерные или просто неразумные установки на самую радикальную терапию по поводу мнимых или незначительных дефектов кожи, ставших объектом неиссякаемой ипохондрической тревоги, приводят в конечном счете к отказу от них дерматологов и направлению к психиатру, что, по мнению этих пациентов, неправомерно и по ряду причин исключено. Есть данные, что у пациентов с неспецифическим поражением кожи (особенно при наличии угрей и себореи) достоверно чаще диагностируют тяжелое депрессивное состояние, чем даже у больных меланомой.

В дерматологической практике основную массу больных с необоснованными жалобами составляют лица, охваченные тревогой и страхом по поводу изменения своей кожи и волос. Страх потери привлекательности и неизбежной при этом «неполноценности» порой ломает всю жизнь человека. Самые ничтожные косметические недостатки, самые заурядные кожные изменения превращаются в «болезнь» за счет патологического преломления их в сознании эмоционально нестабильного индивида и его сверхценного к ним отношения. Предметом всепоглощающей ипохондрической тревоги и озабоченности, никак не связанной с объективной тяжестью и значимостью кожных проявлений, могут быть не бросающиеся в глаза юношеские угри и несколько сальная или пористая кожа, ослабление блеска и некоторое изменение фактуры волос или гипертрихоз у женщин, возникновение небольших залысин или, наоборот, чрезмерное оволосение у мужчин и т. д. Довольно обыденное проявление страха заражения каким-либо инфекционным или венерическим заболеванием представляют собой «назойливые идеи чистоплотности».

Нейродермит в группе экзем представляет заболевание, в особенности руководимое автономными центральными нервными процессами, и тем самым тесно связанное с личностью больного. Оно может выступать в связи с другими аллергическими заболеваниями.

Пациенты часто характеризуются выраженной пассивностью. Им трудно дается самоутверждение. Появление заболевания часто сопровождают конфликтные партнерские отношения. При этом по сфере распространения экземы следует различать две группы больных:

при лишь внешне интактных диадных отношениях экзема распространяется в области суставов, лица и головы;

при зримо напряженных диадных отношениях наблюдается распространение в области грудной клетки, бедер и плеч.

С медицинской точки зрения аллергические реакции кожи (нейродермит) представляет собой атипичную иммунную реакцию организма на внешнее воздействие. Однако данные о связи этого заболеваний с враждебностью противоречивы. Одни исследователи рассматривают нейродермит как косвенный показатель повышенной враждебности. В то же время по другим данным уровень враждебности у больных нейродермитом снижен по сравнению с пациентами, страдающими заболеваниями кожи, не относящимися к группе психосоматических расстройств. Из этого некоторые исследователи делают вывод, что враждебность при такой патологии, как нейродермит, может трансформироваться в соматические проявления.

Приступы нейродермита часто возникают при проблемах в партнерских отношениях, разлуке или появлении лиц, которые имеют большую эмоциональную притягательность для больных. Нередко обнаруживаются переживания и проявления сильных чувств, ожиданий, желания близости, сексуальности и ее фрустрации вследствие собственной амбивалентности или отказа партнера. При этих конфликтах, связанных с ситуацией сближения, во многих описаниях подчеркивается роль собственной телесности, желания и удовлетворения, возможности показать и представить себя в телесном облике. Эти описания обычно определяют понятием «эксгибиционизм».

При таком заболевании, как крапивница, в качестве одного из причинных факторов имеет значение психическая перегрузка. Для психосоматических форм хронической крапивницы характерны готовность к переживаниям и определенная структура личности.

Некоторые исследователи считают, что крапивница возникает а тех, кто испытывал на себе жестокое обращение, и жестокость эта имела такие формы, что о ней трудно было рассказать и что-то с ней сделать. При этом отмечается, что страдающая сторона не в состоянии найти выход из положения и представить себе возможное решение проблемы.

Характерны отношения зависимости от других, более сильных личностей с мазохистской обвинительной установкой.

В общем, можно сказать, что люди, больные крапивницей, в детстве травмировались матерями, проявляющими холодность или гиперопеку. Налицо зависимость от этого объекта влечения агрессивная реакция не возможна, и агрессия направляется на себя.

Musaph (1976) [цитируется по И.Г. Малкина-Пых] сообщает о следующих отличительных чертах личности больных:

·Сильная склонность к пассивной позиции в межличностных контактах;

·Высокая готовность к страху в сочетании с низкой толерантностью страха;

·Сильная ранимость в любовных отношениях;

·Высокий уровень неуверенности в поведении.

Картина болезни при околоротовом дерматите впервые описана в последнее десятилетие, причем были высказаны различные мнения о причинах и путях лечения болезни.

Дерматологи обратили внимание на то, что заболевание встречается чаще у личностей определенного типа. Это очень деловые, чаще незамужние женщины среднего возраста, которые имеют проблемы в отношениях с мужчинами.

1.3 Механизмы психологической защиты и внутренняя картина болезни

Механизмы психологической защиты

Понятие психологической защиты обязано своему происхождению психоаналитической теории и ее основателю — З.Фрейду. Впервые оно было введено в 1894 г. С тех пор более 100 лет идея защитного механизма является наиболее часто и продуктивно используемой как в психотерапевтической практике, так и при построении и анализе различных теорий личности. В преобразованных формах идея психологической защиты используется практически во всех психотерапевтических школах. З.Фрейд относил ПЗ к вторичным психическим процессам, противопоставляя их в определенной степени первичным (воображение, сновидение, грезы).

Первоначальная разработка этой темы связана с изучением генеза невротических симптомов и либидо. Механизмы психологической защиты выступали как средства разрешения конфликта между сознанием и бессознательным. Впоследствии, исходя из разработанной теории личности (Оно, Эго, Супер-Эго), МПЗ рассматривались как функции Эго, отвечающие за интеграцию и адаптацию при угрозе целостности личности. По З. Фрейду защитные механизмы являются врожденными; они запускаются в экстремальной ситуации и выполняют функцию «снятия внутреннего конфликта». Дочь З. Фрейда Анна Фрейд попыталась обобщить и систематизировать знания о МПЗ. В базовую концепцию З. Фрейда были внесены определенные коррективы: акцентировалась роль механизмов защиты в разрешении внешних, т.е. социогенных конфликтов: механизмы защиты рассматриваются как продукты развития и научения; наконец, формируется представление о том, что набор защитных механизмов индивидуален и характеризует уровень адаптированности личности. А. Фрейд, К. Хорни (1993), Е. Александер (1950,1980) реконструируют теорию МПЗ без обращения к понятию «Оно» с его инстинктивными влечениями, на его место они ставят борющиеся между собой стремления к безопасности и удовлетворению, конфликт между которыми вызывает вытеснение. При этом К. Хорни использует МПЗ А. Фрейд, которые она классифицирует по рубрикам реактивных образований и проекций.

Современное психоаналитическое понимание МПЗ строится в основном на теориях личности динамического направления. Классически ориентированные психоаналитики одной из движущих сил личности признают страх (тревогу).

Различают три вида страха: страх реальности (страх Эго перед внешним миром), невротический страх (страх Эго перед Оно) и страх нравственного порядка (страх Эго перед Супер-Эго).

Страх заставляет человека предпринять что-либо, либо эффективными способами избежать тревожащей зоны, подавить опасный импульс, подчиниться голосу совести, либо в случае травматического страха человек прибегает к иррациональным способам, так называемым защитным механизмам [А. Фрейд, 1993].

Несмотря на то, что многие авторы выделяют общие аспекты, теории МПЗ, до сих пор не существует систематизированных знаний об этих глубинно-личностных свойствах. Ряд авторов вообще говорят о том, что психологическая защита — наиболее противоречивый вопрос психоанализа, приводя следующие аргументы: отсутствие общепринятых определений и классификаций, единого мнения по поводу их количества, критериев разделения, дифференцированности на нормальные и патологические, понимания их роли в формировании расстройств личности и невротических симптомов.

По мнению многих авторов, защитные механизмы имеют следующие общие свойства: они действуют в подсознании, индивид не осознает, что с ним происходит, они отрицают, искажают или фальсифицируют действительность, они действуют в ситуации конфликта, фрустрации, психотравмы, стресса. Цель психологической защиты — снижение эмоциональной напряженности и предотвращение дезорганизации поведения, сознания и психики в целом. МПЗ обеспечивают регуляцию, направленность поведения, редуцируют тревогу и эмоциональное поведение [Березин Ф.Б., 1988]. В этом участвуют все психические функции личности, но каждый раз в качестве МПЗ выступает преимущественно одна из них и берет на себя основную часть работы по преодолению негативных переживаний.

Единой классификации механизмов психологической защиты не существует, хотя имеется множество попыток их группировки по различным основаниям.

Механизмы защиты можно разделить по уровню зрелости на протективные (вытеснение, отрицание, регрессия, реактивное образование и т.п.) и дефензивные (рационализация, интеллектуализация, изоляция, идентификация, сублимация, проекция, смещение).

Первые считаются более примитивными, не допускают поступления конфликтной и травмирующей личность информации в сознание. Вторые допускают травмирующую информацию, но интерпретируют ее как бы «безболезненным» для себя образом.

Отметим также различные интерпретативные подходы к функции МПЗ и связанные с этим классификации. Так, например, Grzegolowska [приводится по Л.И. Вассерману (1999)], понимая под защитным механизмом «познавательный процесс, который характеризуется нарушением восприятия или преобразования информации в случае сверхоптимальной активации тревожного характера», выделяет 2 уровня защиты.

) Уровень «перцептивной защиты», проявляющийся в увеличении порога чувствительности к негативной информации при несоответствии поступающей информации закодированной, а также вытеснении, подавлении или отрицании. Общий принцип очевиден: удаление неприемлемой для личности информации из сферы ее сознания.

) Уровень нарушения переработки информации за счет ее перестройки (проекция, изоляция, интеллектуализация) и переоценки-искажения (рационализация, реактивное образование, фантазирование); общий принцип — переструктуризация информации.

М. Jarosz [по Л.И. Вассерману (1999)] пытается интерпретировать МПЗ в рамках реагирования на психологический стресс, фрустрацию. Выделяются следующие типы реакций:

) попытки устранения препятствия;

) попытки обойти препятствие;

) замена цели, ставшей недостижимой, на более достижимую;

) прямая агрессия;

) перемещенная на другой объект агрессия;

) регрессия;

) отказ (смирение), а также 2 типа направленности реакций: на устранение напряжения, сопровождающее стрессовое напряжение, и на удаление причин стресса.

Ф.Б. Березин (1988) выделяет четыре типа психологической зашиты: препятствующие осознанию факторов, вызывающих тревогу, или самой тревоги (отрицание, вытеснение); позволяющие фиксировать тревогу на определенных стимулах (фиксация тревоги); снижающие уровень побуждений (обесценивание исходных потребностей); устраняющие тревогу или модифицирующие ее интерпретацию за счет формирования устойчивых концепций (концептуализация).

Целесообразно обратить внимание на ряд определений МПЗ, данных в отечественной литературе в последние десятилетия.

) Психическая деятельность, направленная на спонтанное изживание последствий психической травмы [В.Ф. Бассин, 1969, 1970].

) Частные случаи отношения личности больного к травматической ситуации или поразившей ее болезни [Банщиков В.М., 1974. Цит. по В.И. Журбину, 1990].

) Механизм адаптивной перестройки восприятия и оценки, выступающий в случаях, когда личность не может адекватно оценить чувство беспокойства, вызванное внутренним или внешним конфликтом, и не может справиться со стрессом [Ташлыков В.А., 1992].

) Система, стабилизирующая личность, которая проявляется в устранении или сведении к минимуму отрицательных эмоций, чувства тревоги, возникающих при критическом рассогласовании картины мира с новой информацией [Грановская Р.М., 1997].

) Механизмы компенсации психической недостаточности [Воловик В.М., Вид В.Д., 1975].

) Особым образом осмысленная психотерапевтическая практика, особенность которой в том, что внешний конфликт (пациента с врачом или пациента с другим человеком) служит основанием полагать существование в психике сил, находящихся в конфликте друг с другом, и существующих механизмов МПЗ [Журбин В.И, 1990].

Медико-психологическая трактовка понятия МПЗ опирается на понимание проблемы психической адаптации как родовой категории. По определению Ф.Б. Березина (1988), — это процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления свойственной человеку деятельности, которая позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовывать связанные с ними значимые цели при сохранении психического и физического здоровья, обеспечивая в то же время соответствие психической деятельности человека, его поведения требованиям среды. Соответственно этому определению механизмом интрапсихической адаптации является психологическая защита. Механизмы психологической защиты развиваются в онтогенезе как средства адаптации и разрешения психологических конфликтов, наиболее мощным критерием эффективности действия МПЗ является ликвидация тревоги.

В психотерапевтической и медико-психологической литературе психологическая защита, как психологическая категория, нередко рассматривается как понятие, близкое копинг-поведению.

Автор концепции совладающего (coping) поведения Р. Лазарус [приводится по Л.И. Вассерману (1999)] выделяет три типа стратегий совладания с угрожающей ситуацией: механизмы защиты Эго; прямое действие-нападение или бегство, которое сопровождается гневом или страхом; совладание («копинг») без аффекта, когда реальная угроза отсутствует, но потенциально существует. В нашей стране понятия МПЗ и механизмов совладания (копинг-поведение) рассматриваются как важнейшие формы адаптационных процессов и реагирования индивидов на стрессовые ситуации [Ташлыков В.А., 1992]. Ослабление психического дискомфорта осуществляется в рамках неосознанной деятельности психики с помощью МПЗ. Копинг-поведение используется как стратегия действий личности, направленной на устранение ситуации психологической угрозы. Для различения МПЗ и механизмов совладания предложена следующая схема анализа.

. МПЗ не приспособлены к требованиям ситуации и являются ригидными: техники эмоционального самоконтроля являются пластичными и приспособлены к ситуации.

. МПЗ стремятся к возможно более быстрому уменьшению возникшего эмоционального напряжения; при использовании эмоционального самоконтроля человек, напротив, часто сам приносит себе мучения (антигедонистический характер техник самоконтроля).

. МПЗ «близоруки», создают возможность только разового снижения напряжения (принцип действия — «здесь» и «сейчас»), тогда как механизмы совладания рассчитаны на перспективу.

. МПЗ приводят к искажению восприятия действительности и самого себя; механизмы самоконтроля связаны с реалистическим восприятием, а также способностью к объективному отношению к самому себе.

Таким образом, несмотря на приведенные выше доводы, создается впечатление, что все многообразие МПЗ близко понятию совладания (coping-поведению), но разъединяют отличия по параметрам — «активности (конструктивности) — пассивности (неконструктивности).

Необходимо отметить также анализ соотношений МПЗ с такими понятиями как когнитивный контроль, внутренняя картина болезни, психотерапевтические «мишени». В психологической литературе для обоснования проективного метода в рамках научного направления привлекаются новые психологические категории, такие как контроль и когнитивный стиль. Изучалась связь между содержанием потребности, ее интенсивностью и проективным выражением. Главной целью такого подхода стало определение специфики процессов, детерминирующих проективный ответ и, в частности, заострение внимания на его зависимости от индивидуальной стратегии познания субъекта. Развитие «Я» сопровождается 2 процессами: освобождением когнитивных функций от влияний примитивных эффектов, дифференциацией аффективных структур, автоматизацией их от базальных влечений; вводят понятие контроля, «как функцию «Я», свободную от конфликта». Контроль, с одной стороны, произведен от базальных влечений и рассматривается как «мотивационная структура высшего порядка», а с другой — контроль функции «Я» и его цель — «канализирование энергии влечений в соответствии с требованиями объективной реальности».

Как механизм регуляции влечений контроль сопоставим с защитой, так как защита действует в ситуации угрозы Я, то контроль действует в любых ситуациях, при решении любых познавательных задач. Защита является индивидуальным подходом к разрешению конфликта в аффективно-стрессовых условиях; контроль при аффективно-нейтральных задачах. Относительно стабильный набор механизмов контроля, характеризующий индивидуальный тип адаптации и познавательной деятельности, образует когнитивный стиль, который включает в себя и познавательные и мотивационные компоненты.

МПЗ и внутренняя картина болезни

Современная концепция психосоматических соотношений исходит из того, что психические (психологические) факторы заболевания определяются личностными структурами и средовыми факторами, опосредующими самосознание больных. Системное взаимодействие биологических и психосоциальных факторов лежит в основе понимания «внутренней картины болезни» или отношения к болезни [Вассерман Л.И. с соавт., 1987].

Отношение к болезни (с позиций теории личности В.Н. Мясищева как системы отношений (1960)) интегрирует многие психологические категории, в рамках которых анализируется понятие «внутренняя картина болезни» (реакции личности на болезнь, концепция болезни и т.п.).

Психологический анализ проблем «болезнь — личность» и «личность — болезнь» с позиции теории отношений должен учитывать системные взаимодействие когнитивных, эмоциональных и поведенческих компонентов: знание о болезни, ее осознание личности, понимание роли и влияния болезни на личностное функционирование, эмоциональные и поведенческие реакции, связанные с болезнью. Одним из самых существенных факторов, влияющих на отношение к болезни, осознание ее фрустрирующего (блокирующего основные потребности личности) характера, является угроза личности и связанная с этим тревога. На преодоление фрустрирующего влияния болезни (в особенности это касается психосоматической патологии) и сложного комплекса тревожных переживаний направлены механизмы психологической защиты, которым Лазарус отводит роль контроля над угрожающими состояниями. Именно к таким механизмам относится, в частности, «вытеснение», способное вытеснить из сознания фрустрирующее событие и угрозу личности в результате болезни. Не случайно, впервые вводя более 100 лет назад понятие «защитные механизмы», З. Фрейд определял их как «защиту Я» в конфликтных ситуациях, порождающих тревогу и, как следствие, невротический симптомокомплекс. Механизмы психологической защиты (МПЗ) по своим сущностным проявлениям бессознательной психической активности, формирующейся в онтогенезе на основе взаимодействия генотипических свойств с индивидуальным, конкретно-историческим опытом развития личности в определенной социальной среде и культуре, способны усугубить, смягчить или нейтрализовать личностные реакции на эмоционально значимые стимулы, к которым в высшей мере относится болезнь.

Отношение к болезни, несомненно, определяет стратегию адаптивного или дезадаптивного поведения больных в настоящем и будущем. Эта стратегия может проявляться в различных формах: игнорирование или отрицание болезни, принятие «роли» больного и развитие симбиотических установок, активная борьба с болезнью и угрозой социального благополучия и т. д. Иными словами, очевидно, что внутренняя картина болезни (отношение к болезни) формируется в защитных цепях, и ее сущностные характеристики не могут быть полностью осмыслены без анализа механизмов психологической защиты.

Механизмы психологической защиты и депрессия

Психоэволюционная теория эмоций Роберта Плутчика и структурная теория личности Генри Келлермана предлагают специфическую сеть взаимосвязей между различными уровнями личности: уровнем эмоций, защитой и диспозицией (наследственные предрасположенности к психическим заболеваниям).

Определенные механизмы защиты предназначены для регуляции определенных эмоций. Существует восемь основных механизмов защиты, которые взаимодействуют с восемью основными эмоциями. Основные диагностические типы образованы характерными для них стилями защиты, все защиты в своей основе имеют механизм подавления, который первоначально возникли для того, чтобы победить чувство страха.

Г. Келлерман и Р. Плутчик, создавая свою психодиагностическую систему, исходили из того, что базовый (основной) диагноз, называемый диспозицией, является унаследованным и каждая из личностных диспозиций связана как с определенной эмоцией, так и с определенным защитным механизмом. Вместе они образуют систему, структурированную таким образом, что соседние секторы обозначают сходные диспозиции, а противолежащие — противоположные. (Рис. 1)

Механизм психологической защиты «компенсация», как видно из рисунка, соответствует депрессивной диспозиции по системе диспозиций Келлермана-Плутчика.

Личность такого типа все время страдает из-за утраты воображаемого объекта и потери самоуважения. Основная эмоция — печаль. Основной способ защиты — компенсация, направленная на избегание чувства депрессии, она особенно эффективна для поддержания достаточно высокой самооценки, под влиянием этого механизма происходит выход из состояния подавленности.

«Компенсация» проявляется в попытках найти подходящую замену реального или воображаемого недостатка, дефекта нестерпимого чувства другим качеством, чаще всего с помощью фантазирования или присвоения себе свойств, достоинств, ценностей, поведенческих характеристик другой личности. Часто это происходит в ситуациях необходимости избежать конфликта с этой личностью и повышения чувства самодостаточности. При этом заимствованные ценности, установки или мысли принимаются без анализа и переструктурирования и поэтому, не становятся частью самой личности.

Ряд авторов обоснованно считают, что «компенсацию» можно рассматривать как одну из форм защиты от комплекса неполноценности.

Другим проявлением компенсаторных защитных механизмов может быть ситуация преодоления фрустрирующих обстоятельств или ситуаций сверхудовлетворением в других cферах. Люди, для которых «компенсация» — наиболее характерный тип психологической защиты, часто оказываются мечтателями, ищущими идеалы в различных сферах жизнедеятельности.

нейродермит психогенный депрессия защита

2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследование проводилось в Краевом кожно-венерическом диспансере и Краевой клинической больнице №1 с амбулаторными больными, страдающими такими дерматологическими заболеваниями, как нейродермит и околоротовой дерматит. В работе использовались данные 18 человек, из них с нейродермитом — 15, с околоротовым дерматитом — 3.

Возраст испытуемых от 16 до 56 лет. Пол женский.

В качестве методов исследования использовались опросники:

·Опросник Депрессивных Состояний (ОДС) для диагностики наличия невротической депрессии;

·Личностный Опросник Бехтеревского Института (ЛОБИ) для определения ведущих типов отношения к болезни;

·Индекс Жизненного Стиля (ИЖС, авторский вариант — LSI) для выявления наиболее напряженных механизмов психологических защит.

Описание методов исследования.

Опросник депрессивных состояний (ОДС) предназначен для выявления депрессии и предварительной (доврачебной) дифференциации между эндогенной и невротической депрессией.

Шкала I (депрессия — норма) опросника является чувствительным инструментом по отношению к слабо выраженным или скрытым депрессиям. При депрессиях умеренной выраженности она может быть полезной при оценке динамики состояния — вплоть до выхода из депрессии.

Таким образом ОДС является индикатором наличия депрессии.

Специфическая особенность ОДС заключается в строго количественной дифференциации между эндогенной и невротической депрессиями на основе шкалы II (депрессия при МДП — депрессия при неврозах).

Опросник состоит из мужского и женского вариантов, включающих по восемьдесят три вопроса каждый.

Личностный Опросник Бехтеревского института (ЛОБИ) разработан с целью диагностики типов отношения к болезни и других связанных с нею личностных отношений у больных хроническими соматическими заболеваниями.

Диагностируется сложившийся под влиянием болезни паттерн отношений к самой болезни, к ее лечению, врачам и медперсоналу, родным и близким, окружающим, работе (учебе), одиночеству и будущему, а также к своим витальным функциям (самочувствие, настроение, сон, аппетит).

С помощью ЛОБИ могут быть диагностированы тринадцать типов отношений:

1.Гармоничный. Трезвая оценка своего состояния без склонности преувеличивать его тяжесть и без оснований видеть все в мрачном свете, но и без недооценки тяжести заболевания.

2.Тревожный. Непрерывное беспокойство и мнительность в отношении неблагоприятного течения болезни, возможных осложнений, неэффективности и даже опасности лечения.

.Ипохондрический. Сосредоточение на субъективных болезненных и иных неприятных ощущениях. Стремление постоянно рассказывать о них окружающим.

.Меланхолический (депрессивный).

Удрученность болезнью, неверие в выздоровление, в возможное улучшение, в эффект лечения. Активные депрессивные высказывания.

.Апатический. Полное безразличие к своей судьбе, к исходу болезни, к результатам лечения.

.Неврастенический. Поведение по типу «раздражительной слабости». Вспышки раздражения, особенно при болях, при неприятных ощущениях, при неудачах лечения, при неблагоприятных данных обследования.

.Обсессивно-фобический. Тревожная мнительность прежде всего касается опасений не реальных, а маловероятных осложнений болезни, неудач лечения, а также возможных (но малообоснованных) неудач в жизни.

.Сенситивный. Чрезмерная озабоченность возможным неблагоприятным впечатлением, которое могут произвести на окружающих сведения о своей болезни.

.Эгоцентрический. «Уход в болезнь», выставление напоказ близким и окружающим своих страданий и переживаний с целью полностью завладеть их вниманием.

.Эйфорический. Необоснованно повышенное настроение, нередко наигранное. Пренебрежение, легкомысленное отношение к болезни и лечению.

.Анозогнозический. Активное отбрасывание мыслей о болезни, о возможных ее последствиях. Непризнание себя больным.

.Эргопатический. «Уход от болезни в работу».

.Паранойяльный. Уверенность в том, что болезнь является результатом чьего-то злого умысла. Крайняя подозрительность к лекарствам и процедурам.

Система отношений, связанных с болезнью, может не укладываться в один из типов. Тогда речь может идти о смешанных типах, особенно близких по картине (тревожно-обсессивный, эйфорически-анозогнозический, сенситивно-эргопатический и др.).

Но система отношений может еще не сложиться в единый паттерн — тогда ни один из перечисленных типов не может быть диагностирован и черты многих или всех типов бывают представлены более или менее равномерно.

Испытуемому вручаются брошюра с текстом опросника и регистрационный лист. Разъясняется, что на каждую тему можно сделать от 1 до 3 выборов (не более!) и номера сделанных выборов обвести кружком. Если ни одно из определений не подходит, обводится символ О. Когда больной не хочет отвечать именно на данную тему, графа остается незаполненной. Однако число нулей и незаполненных граф в сумме не должно превышать трех. Время заполнения регистрационного листа не ограничено. Но консультироваться с другими не разрешается.

Методика ИЖС сконструирована на основе теоретических исследований Г. Келлермана и Р. Плутчика.

Психоэволюционная теория эмоций Роберта Плутчика и структурная теория личности Генри Келлермана предлагают специфическую сеть взаимосвязей между различными уровнями личности: уровнем эмоций, защитой и диспозицией (наследственные предрасположенности к психическим заболеваниям).

В теории Келлермана пересекаются психоаналитические и социобиологические концепции, которые отражены в следующих положениях о взаимосвязи защитных механизмов и эмоций. Определенные механизмы защиты предназначены для регуляции определенных эмоций. Существуют восемь основных механизмов защиты, которые взаимодействуют с восемью основными эмоциями. Восемь основных механизмов защиты проявляют качества и полярности, и схожести. Основные диагностические типы образованы характерными для них стилями защиты, личность может пользоваться любой комбинацией механизмов защиты, все защиты в своей основе имеют механизм подавления, который первоначально возник для того, чтобы победить чувство страха.

Опросник ИЖС (LSI) представляет собой текст инструкции и девяносто семь утверждений. Испытуемый должен отметить те высказывания, которые соответствуют его поведению или состоянию.

Интерпретация полученных данных производится в соответствии с определениями исследуемых видов механизмов психологической защиты.

Выделяют следующие виды механизмов психологических защит:

·Отрицание. Механизм психологической защиты, посредством которого личность либо отрицает некоторые фрустрирующие, вызывающие тревогу обстоятельства, либо отрицается какой-либо внутренний импульс или сторона самое себя.

·Вытеснение. «Вытеснение» — механизм защиты, посредством которого неприемлемый для личности импульсы: желания, мысли, чувства, вызывающие тревогу, становятся бессознательными.

·Регрессия. «Регрессия» рассматривается как механизм психологической защиты, посредством которого личность в своих поведенческих реакциях стремится избежать тревоги путем перехода на более ранние стадии развития либидо.

·Компенсация. Этот механизм психологической защиты проявляется в попытках найти подходящую замену реального или воображаемого недостатка, дефекта нестерпимого чувства другим качеством, чаще всего с помощью фантазирования или присвоения себе свойств, достоинств, ценностей, поведенческих характеристик другой личности.

·Проекция. В основе «проекции» лежит процесс, посредством которого неосознаваемые и неприемлемые для личности чувства и мысли локализуются вовне, приписываются другим людям и таким образом фактом сознания становятся как бы вторичными.

·Замещение. Действие этого защитного механизма проявляется в разряде подавленных эмоций (как правило, враждебности, гнева), которые направляются на объекты, представляющие меньшую опасность или более доступные, чем те, что вызвали отрицательные эмоции и чувства.

·Интеллектуализация. Этот защитный механизм проявляется в основанном на фактах чрезмерно «умственном» способе преодоления конфликтной или (фрустрирующей) ситуации без переживаний. Личность создает логические (псевдоразумные), но благовидные обоснования своего или чужого поведения, действий или переживаний, вызванных причинами, которые она (личность) не может признать из-за угрозы потери самоуважения. Также это механизм психологической защиты, при котором вытесненные желания и чувства гипертрофированно компенсируются другими, соответствующими высшим социальным ценностям, исповедуемым личностью.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБСУЖДЕНИЕ

В нашем исследовании впервые было проведено исследование ведущих механизмов ПЗ и преобладающих типов ВКБ применительно к нозологии невротической депрессии при нейродермите и определение на основе полученных результатов корреляций между опросниками ИЖС, ЛОБИ и ОДС.

Также было рассмотрено, какие виды ПЗ приводят к снижению психологических проявлений депрессии и, следовательно, ее соматизации у больных нейродермитом.

Диагностика депрессии по ОДС выявила наличие депрессии у двенадцати человек из восемнадцати испытуемых (Рис. 2).

У двух человек шкальные оценки неопределенны, уровень депрессии при норме от -10 до 10 баллов составляет 9 и 10 баллов. У них возможно снижение настроения, которое может быть уточнено клинически. У четырех человек депрессии не выявлено, настроение в пределах нормы.

Средний уровень депрессии равен 17 баллов (Табл. 4).

Таким образом, достоверно по выборке диагностирована невротическая депрессия в этиопатогенезе нейродермита.

По данным опросника ЛОБИ ведущими типами отношения к болезни у исследуемых нами больных являются неврастенический и сенситивный типы (Рис. 3), т.е. типы 2 и 3 блока, характеризующиеся наличием психической дезадаптации в связи с заболеванием. Эмоционально-аффективная сфера отношений у больных с этими типами реагирования проявляется в дезадаптивном поведении, приводящим к нарушению их социального функционирования.

Таким образом выявилось, что для больных нейродермитом характерны реакции по типу «раздражительной слабости», изливании своего раздражения на других, но в то же время ориентация на мнение и оценку окружающих их людей. Им присуща чрезмерная озабоченность возможным неблагоприятным впечатлением, которое может произвести на окружающих их болезнь. Они мучимы опасениями, что окружающие станут избегать их, считать неполноценными. Такие больные бояться стать обузой для близких из-за своей болезни и неблагоприятного отношения с их стороны в связи с этим. У них отмечается робость, застенчивость, повышенная скромность, чувствительность.

Анализ доминирующих типов психологической защиты по данным опросника ИЖС показал, что при нейродермите на первом месте стоит МПЗ «компенсация», которую нередко объединяют с «идентификацией» (Рис. 4).

То есть для больных нейродермитом характерны, при стремлении избежать конфликта с другой личностью и для повышения чувства самодостаточности, попытки найти подходящую замену реального или воображаемого недостатка, дефекта нестерпимого чувства другим качеством, чаще всего с помощью фантазирования или присвоения себе свойств, достоинств, ценностей, поведенческих характеристик этой личности. При этом заимствованные ценности, установки или мысли принимаются без анализа и переструктурирования и поэтому не становятся частью самой личности. Ряд авторов обоснованно считают, что «компенсацию» можно рассматривать как одну из форм защиты от комплекса неполноценности.

Люди, для которых «компенсация» — наиболее характерный тип психологической защиты, часто оказываются мечтателями, ищущими идеалы в различных сферах жизнедеятельности.

МПЗ «компенсация» соответствует депрессивной диспозиции по психодиагностической системе Келлермана-Плутчика (Рис. 1).

Личность такого типа все время страдает из-за утраты воображаемого объекта и потери самоуважения. Основная эмоция — печаль. Основной способ защиты — компенсация, направленная на избегание чувства депрессии, компенсация особенно эффективна для поддержания достаточно высокой самооценки, под влиянием этого механизма происходит выход из состояния подавленности.

Кроме МПЗ «компенсации» основными механизмами психологической защиты у больных нейродермитом являются «регрессия» и «проекция», мало используется «интеллектуализация» (Рис. 4).

Это позволяет охарактеризовать больных как недостаточно осознающих, приписывающих другим людям неприемлемые, неосознаваемые для личности мысли и чувства, стремящихся избежать тревоги путем возвращения в условиях стресса к инфантильным, т.е. ранним, детским формам поведения.

При анализе результатов опросника ЛОБИ (Рис. 3) выявилось, что ни у одного из испытуемых не диагностировался меланхолический, или, как его еще называют, депрессивный тип, проявляющийся в удрученности болезнью, неверием в выздоровление, в возможное улучшение, в эффект лечения с активными депрессивными высказываниями вплоть до суицидальных мыслей. Для этого типа характерен пессимистический взгляд на все вокруг и неверие в результат лечения даже при благоприятных объективных данных. Но опросник ОДС показал наличие у большинства из испытуемых невротической депрессии. Таким образом оказалось, что напрямую, в поведении, невротическая депрессия у больных нейродермитом не проявляется. Диагностируемые у них типы (сенситивный и неврастенический) лишь косвенно указывают на возможность невротической депрессии.

Однако, исходя из результатов опросника ИЖС, депрессия у больных нейродермитом проявляется на уровне психологических защит (Рис. 4).

МПЗ «компенсация», доминирующая у испытуемых, как указывалось выше, относится к депрессивной диспозиции по Келлерману-Плутчику.

Отсюда можно сделать вывод, что у больных нейродермитом депрессия соматизируется, «уходит в кожу» потому, что у них доминирует бессознательная «компенсация», направленная на избегание чувства депрессии. В сочетании с выраженным сенситивным типом она не может проявиться внешне и поэтому маскируется под дерматологическое заболевание.

По результатам опросника ОДС у четырех человек из восемнадцати испытуемых депрессия не выявлена, и еще у двух шкальные оценки не определены, уровень депрессии составляет 9 и 10 баллов при норме от -10 до 10 баллов (Табл. 4).

В следствии этого у нас возник вопрос, какие виды психологических защит приводят к снижению уровня депрессии больных. Разбив их на две группы, в первую из которых вошли испытуемые с выявленной с помощью опросника ОДС невротической депрессией (все с диагнозом нейродермит), а во вторую — без депрессии, мы сравнили МПЗ больных и обнаружили, что у испытуемых из второй группы, у которых депрессия не выявилась, выше уровень напряженности таких видов механизмов психологических защит, как «отрицание», «замещение», «интеллектуализация» и «реактивные образования», а МПЗ «компенсация» и «регрессия» ниже (Табл. 5).

Такие МПЗ, как «подавление» и «замещение» у обеих групп сильно не различались.

Таблица 5

Отличия в МПЗ больных с диагностированной невротической депрессией и без нее

ИЖСABCDEFGHГруппа №15568939875623359Группа №27066857878765775

Таким образом, также можно сделать вывод, что отдельные показатели психологических защит, такие, как «отрицание», «замещение», «интеллектуализация» и «реактивные образования» приводят к подавлению депрессивного компонента в психологическом спектре и облегчению психического состояния больных.

Сюда же можно добавить, что в группе из четырех испытуемых, у которых депрессия не выявлена, нейродермитом болен только один человек. У остальных околоротовой дерматит (Табл. 4).

На основании этого можно сделать вывод, что такое заболевание, как околоротовой дерматит протекает психологически легче, чем нейродермит.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В нашем исследовании обнаружена депрессия как патогенетический механизм нейродермита, что делает необходимым выработку умения справляться с отрицательными эмоциями, пассивностью, излишним фантазированием в психофизиологической коррекции этого заболевания.

Чрезмерная частота встречаемости данного заболевания и недостаточное к нему внимание в медицине и психологии приводит к тому, что множество людей не могут участвовать в социальной жизни общества из-за своей чувствительности и невозможности отреагировать свои отрицательные эмоции.

Нами впервые было обнаружено, что депрессия в психосоматике имеет свою основу в механизмах психологических защит, природа которых большей частью бессознательна и, соответственно, регулируется правым полушарием мозга [Резникова Т.Н. с соавт., 2004], что делает актуальным привлечение внимания к этой области в этиопатогенезе психологических расстройств.

ВЫВОДЫ

1.У больных нейродермитом выявлен высокий уровень депрессии, при этом подавляющее большинство больных страдают невротической депрессией. Это говорит о значимости характеристик депрессивного синдрома для данного кожного заболевания и необходимости учета этого фактора при его лечении.

.«Внутренняя картина болезни» в этиопатогенезе нейродермита обнаруживает характеристики сенситивности и «раздражительной слабости», чрезмерной озабоченности неблагоприятным впечатлением, что может способствовать удержанию и негативному развитию этого заболевания и общей дезадаптированности больного.

3.Характерными психологическими защитами для больных нейродермитом являются «компенсация», «регрессия» и «проекция», что позволяет им избегать чувства депрессии через замену отрицательных эмоций абстрактными объектами или сбрасывать тревогу с помощью инфантильных форм поведения, что не ведет в конечном итоге к разрешению депрессии.

.Для больных нейродермитом, соматизирующих депрессию, характерна защита по типу «компенсация» в ее максимальных значениях и очень высокая сенситивность, что делает очень болезненным переживание депрессии в психологическом спектре.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/sindrom-nevroticheskoy-depressii/

  1. Анохин П.К. Узловые механизмы функциональной системы как аппарата саморегуляции: Рефлексы головного мозга М.: Наука, 1965. — 297с.
  2. Аршавский В.С., Ротенберг В.В. Поисковая активность и адаптация. — М., 1984.-193c.
  3. Бассин Ф.В. О силе «Я» и «психологической защите» // Вопр. философ. 1969., №2
  4. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. — М., 1988г.- 270c.
  5. Блум Ф., Лейзерсон А., Хофстедтер Л. Мозг, разум, поведение. — М.: Мир, 1988. — 248с.
  6. Грановская Р.М. Практическая психология. — СПб., 1997.-300с.
  7. Десятников В.Ф. Скрытая депрессия в практике врачей. — Минск. 1981. — 196с.
  8. Журбин В.И. Понятия психологической защиты в концепциях З.Фрейда и К.Роджерса. // Вопр. психологии.1990, №4
  9. Карвасарский Б.Д. Неврозы. — М., 1994.-447с.
  10. Малкина-Пых И.Г. Психосоматика. — М., 2005.-924с.
  11. Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология. Практическое руководство. — М., 2002.-592с.
  12. Методика для психологической диагностики типов отношения к болезни. / Вассерман Л.И., Иовлев Б.В., Карпова Э.В. и др. — Л., 1987.-59с.
  13. Методы для психологической диагностики и коррекции в клинике. / Кабанов М.М., Личко А.Е. и др. — М., 1983.-432с.
  14. Психологическая диагностика индекса жизненного стиля. Методическое пособие. / Под ред. Л.И. Вассермана. — СПб., 1999.-49с.
  15. Резникова Т.Н., Терентьева И.Ю., Катаева Г.В. Особенности личности и межполушарная ассиметрия мозга у больных рассеянным склерозом. // Неврологический вестник. 2004, Т.36, вып. 1-2, с.46-52.
  16. Ротенберг В.С., Бондаренко С.М. Мозг, обучение, здоровье. — М., 1886. — 235с.
  17. Ротенберг В.С. Психологические проблемы психотерапии. // Психологический журнал. 1986, №3, с. 111.
  18. Ташлыков В.А. Психологическая защита у больных неврозами и психосоматическими расстройствами. Пособие для врачей. — СПб., 1992.-276с.
  19. Тополянский В.Д., Струковская М.В. Психосоматические расстройства (руководство для врачей).

    — М., 1986.-476с.

  20. Фрейд А. Психология «Я» и защитные механизмы. — М., 1993.-339с.
  21. Фурст Д. Невротик, его среда и внутренний мир. М., 1987. — 213с.
  22. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ. — М., 1993.-427с.