Современный политический кризис на Украине: трансформация властных институтов

Дипломная работа
Содержание скрыть

Актуальность темы дипломной работы.

Трансформация политических систем в странах постсоветского пространства, незавершенность событий 90-х годов ХХ века, обусловили возникновение в них политических кризисов. На Украине кризисные тенденции политической системы приняли наиболее острые формы.

Украинский политический кризис отличается перманентностью и долговременностью, систематическим обострением и противоречивостью своего развития — это столкновение двух и более субъектов политики, причинами которого являются несовместимые политические интересы, цели и ценности, непосредственно или опосредованно связанные с политической (государственной) властью. Политический кризис начала XXI века на Украине оказался в центре мирового политического и обострившегося экономического кризиса, выявив проблемы взаимоотношений стран Европы, США и России.

Своеобразие внешних и внутренних факторов, которые повлекли за собой возникновение и развитие политического кризиса на Украине, вызывают интерес к проблеме изучения причин, движущих сил и основных направлений урегулирования данного политического процесса, вызвавшего трансформацию его властных институтов.

Кроме того, объективный научный анализ событий на Украине последних лет может дать полезный материал, позволяющий прогнозировать возможные траектории развития политических систем в других странах постсоветского пространства.

Степень разработанности проблемы.

Современные представления о политическом конфликте — результат длительной эволюции идей о конфликтах в сферах общественной жизнедеятельности. Теории конфликтов в основном сложились в XIX — XX веках, их авторы выражали три основных подхода к пониманию и роли конфликтов в обществе:

первый — признание принципиальной неизбежности и неустранимости из жизни, ведущей роли конфликтов в общественном развитии; это направление представляют Г. Спенсер, К. Маркс, Г. Моска, Л. Козер, Р. Дарендорф, К. Боулдинг, М.А. Бакунин, П.Л. Лавров, В.И. Ленин и др.;

второй — неприятие конфликтов, проявляющих себя как войны, революции, классовая борьба, социальные эксперименты, признание их аномалиями общественного развития, вызывающими нестабильность, нарушение равновесия в социально-экономической и политической системах; сторонниками данного направления являются Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, В.С. Соловьев, М.М. Ковалевский, Н.А. Бердяев, П.А. Сорокин, И.А. Ильин;

4 стр., 1586 слов

Модели политического конфликта и политического консенсуса, их исследование

... с политическими перспективами развития общества. В советское время конфликт истолковывали как высшую стадию развития противоречий, разделяя их на антагонистические, свойственные «эксплуататорскому строю», и неантагонистические, ... Эти модели отличаются тем, что первая отмечает на сотрудничестве, а друга -- на конфликте и изменениях. Но оба компонента взаимодействия -- сотрудничество и конфликт -- ...

третий — рассмотрение конфликта в качестве одного из многих видов социального взаимодействия и социальных контактов наряду с конкуренцией, солидарностью, кооперацией, партнерством; выразителями этого направления являются Г. Зиммель, М. Вебер, Р. Парк, Ч. Миллс, Б.Н. Чичерин и других.

Вопросы формирования и развития политических кризисов представлены в российской и зарубежной политологической и социологической научной литературе, начиная с А. Смита, такими именами как К. Маркс, В.И. Ленин, В.П. Пугачев и А.И. Соловьев, А.С. Панарин и многими другими.

Анализ глобализации, как социально-политического и экономического явления, занимает значительное место в российской и зарубежной экономической, политологической и социологической литературе. Эту проблему рассматривали в своих трудах У. Бек, А.Н. Чумаков, Дж. Сорос, А.С. Панарин, В.В. Ильин, М.А. Чешков, В.А. Корецкий и другие.

В своей статье «Новые медиа» и развитие журналистики цифровой эры» А.С. Чернавский отметил: «Аудитория перестает быть только потребителем, она теперь может сама участвовать в обмене информацией и производстве информации, аудитория «новых медиа», в сущности, является активной частью медиасферы, а не пассивной — как это долгое время изучалось в традиционных медиа».

А.С. Чернавский приводит определение Шона Баумана и Крис Уиллис «гражданской журналистики»: «действия горожанина или группы горожан, играющих роль в подборке, освещении, анализе и распространении новостей и информации вообще… для обеспечения независимой, надежной и достоверной информации, которая необходима демократии». С этим нельзя не согласиться.

В изученной и проанализированной нами научной литературе причины и перспективы развития политического кризиса и трансформации властных структур на Украине представлены недостаточно полно. Это связано с тем, что политический кризис на Украине продолжает углубляться.

Исходя из этого, в своей работе мы 1) основывались на анализе широкого круга разнообразных источников, включающих: нормативно- правовые акты, научные монографии, учебники по политологии, социологии, экономике и праву, научные и аналитические статьи политического и экономического характера; 2) опирались и использовали в работе материалы научных политологических, исторических и экономических исследований, аналитические и научные статьи историков, политологов, социологов, экономистов и правоведов, опубликованные в научных журналах, в средствах массовой информации и в сети Интернет; 3) на материалы научных конференций, дискуссий и круглых столов по проблематике работы; 4) на Интернет-ресурсы государственных властных институтов Российской Федерации и Украины, публикующих нормативно-правовые акты; 5) на официальные документы по переговорному процессу «Минск-1» и «Минск- 2»; 6) на мемуарную политическую литературу; 7) на ресурсы сети Интернет: блоги политиков, политологов, экономистов, ученых, корреспондентов и просто небезразличных к происходящим событиям людей.

14 стр., 6566 слов

Политические конфликты в современной России (2)

... бюрократическим аппаратом. Исследованию политических конфликтов посвящены работы современных российских авторов: А.В.Глуховой, Е.В.Охотского, А.И.Соловьёва, С.Е.Каптерева, Е.Ю.Мелешкиной, А.А.Вартумяна и др. При этом практическое исследование специфики разрешения политических конфликтов в Российской Федерации является актуальной ...

Новизна научного исследования проблемы

«сверхдержав» по отношению к политическому кризису на Украине; перспектив и рисков для Российской Федерации в условиях развития украинского политического кризиса через призму глобализации.

Особое внимание в работе уделено анализу проблем нарастания кризисных явлений в украинской государственности, экономическим и политико-идеологическим причинам политического кризиса на Украине и проблемам трансформации его властных структур, роли внешних и внутренних сил, попыткам урегулирования политического кризиса.

Объект дипломной работы —

Предмет дипломной работы —

Цель дипломной работы

Достижение указанной цели определило постановку и решение нижеследующих задач :

·сформировать методологическую базу дипломного исследования по анализу политического кризиса на Украине и трансформации ее властных структур;

·изучить теоретические основы и концепции политического конфликта и политического кризиса в современной политической науке;

·рассмотреть основные концепции глобализации в современной политической науке;

·определить влияние глобальных тенденций на возникновение политических кризисов в государствах, в том числе на Украине;

·выявить причины, структуру и особенности политического кризиса на Украине;

·определить субъекты политического кризиса на Украине и оценить степень их влияния;

·рассмотреть позиции сторон в рамках урегулирования политического кризиса на Украине и выявить основные пути их решения;

·изучить «пакетные» соглашения как основной инструмент выхода из кризисной ситуации на Украине;

·рассмотреть властные институты Украины и их трансформацию в период перманентного политического кризиса на Украине;

·проанализировать особенности взаимоотношений Российской Федерации и Украины в условиях украинского политического кризиса.

Методологическую базу исследования

политологического подхода

Институциональный метод —

Историко-генетический метод

движения явлений во времени, в их хронологической последовательности и выявлении закономерностей путем сопоставления фактов и явлений.

Историко-системный метод

Сравнительный метод

Социосинергетический метод,

8 стр., 3959 слов

Политическая и правовая система Сингапура

... Содружества, возглавляемого Великобританией). Политический режим - авторитарный. С момента образования независимого Сингапура у власти непрерывно находится Партия ... Премьера, на роспуск Парламента. 1.2 Правовая система Правовая система Сингапура почти целиком основана на английском общем ... 44-часовую рабочую неделю. По уровню социальной защищенности трудящихся Сингапур занимает второе место в Азии ...

Теоретическую основу работы

Эмпирической базой работы

Структура работы

Глава 1. Теоретико-методологические основания исследования властных институтов и политических конфликтов и кризисов в глобализирующемся мире

1.1 Основные теории политического конфликта и политического кризиса в современной политической науке

Конфликт — столкновение двух или более разнонаправленных сил с целью реализации ими своих интересов в условиях противодействия; это острый спор, серьезное разногласие, чреватое борьбой и разноплановыми осложнениями37.

Политолог М.А. Василик дает следующее определение основной сущности политического кризиса: «…резкое обострение противоречий в разнообразных взаимосвязях и взаимодействиях социальных институтов, организаций и групп, отдельных индивидов в сфере политики, то есть по завоеванию, распределению, перераспределению, удержанию и использованию политической власти. Политический кризис как феномен способствует изменению политической системы, структур и институтов политического властвования и господства, определенного социально-политического устройства общества».

Феномен конфликтов существовал еще в начале человеческой цивилизации. Конфликты охватывают все сферы общественных отношений и всю жизнь индивида. Из всех сфер жизни социума сфера политики является наиболее поглощенной различными типами конфликтов, ведь в ней разворачиваются многообразные отношения по поводу власти, а так же господства и подчинения. В действительности, основной конфликта, основным объектом острого политического противостояния всегда выступает непосредственно политическая власть как средство и способ господства и доминирования правящего класса над остальными группами населения.

С точки зрения политолога В.П. Пугачева, сам конфликтный процесс означает намеренно направленные действия сторон друг против друга, обусловленные несовместимыми, неизгладимыми противоречиями и как результат — взаимоисключающими целями. При этом сами «политические конфликты всегда исключительно затрагивают вопросы приобретения (или захвата), использования, формирования (создание определенных предпосылок для господства), а так же удержания власти».

Важно, что сами интересы различных групп людей (в том числе, групп давления, групп по интересам), участвующие в конфликтной ситуации, могут быть не только весьма различны, но и зачастую могут иметь противоположные векторы направления: 1) властные группы, заинтересованные в удержании власти, сохранении и укреплении, а значит и в стабилизации политической системы; 2) в тоже время, группы, не обладающие реальными рычагами власти в политической системе, и не имеющие к ним реального доступа, всегда будут заинтересованы в том, чтобы изменить существующее положение дел и добиться перераспределения власти, и, соответственно, стремятся к усилению центробежных процессов и дальнейшей дестабилизации политической системы, именно поэтому, нередко, группы с разных сторон вступают в конкурентные взаимодействия, т.е. в политический конфликт.

Как результат, политический конфликт — это столкновение, конкуренция и противоборство политических субъектов и акторов политики, обусловленное резкой противоположностью их ценностей и взглядов, политических интересов и приоритетов, а также жесткой борьбой за получение монопольного господства внутри определенных политических сфер деятельности (или политической системы в целом) и естественное извлечение прибыли из такого доминирования.

25 стр., 12070 слов

Предпосылки развития политического кризиса г политические предпосылки ...

... особенности устройства политической и экономической системы РФ сформировали предпосылки для структурных проблем в российской экономике на момент подготовки данной работы. Целью работы является всестороннее рассмотрение причин и последствий политического кризиса в России 1993 ...

В данном логическом ключе, субъектами политического противостояния или кризиса выступают все действующие (реально) участники политической жизни социальной системы. Из всех субъектов непосредственного политического кризиса настоящий приоритет принадлежит тем, кто обладает именно реальной политической властью и финансовыми ресурсами, может инициировать и использовать систему перераспределения ее ресурсов. Таким образом, переплетение и соотношение интересов всех непосредственных субъектов-участников политического кризиса и определяет их политические взаимоотношения и установки: партнерские, союзнические или антагонистические, но всегда различные по динамике и содержанию.

Так, именно динамика самих политических отношений в структуре политического противостояния характеризует роли и позиции субъектов в политической жизни, ее флуктуации и трансформацию.

Следовательно, сам характер и содержание системы политических отношений и взаимодействий между субъектами-участниками политического процесса определяются их ролью и местом в иерархии политической власти, а так же господствующими и исторически сложившимися в обществе политическими свободами и правами. Как результат, политические отношения между акторами и субъектами политического столкновения, кризиса и их трансформационная динамика представляют собой не что иное, как форму завуалированного процесса использования, перераспределения, воспроизводства и удержания политической власти, а так же изменения ее качественных характеристик и зарождения ее новых элементов и структурных составляющих.

Существенное соотношение политического конфликта и кризиса имеет следующий характер: конфликт как явление может быть непосредственным началом кризиса или инициированного кризисного процесса, и как результат, сам кризис может лишь служить основанием конфликта или конфликтной ситуации. Сам же конфликт по временным рамкам и хронологической протяженности может включить в себя несколько кризисов, а совокупность конфликтов может составлять содержание кризиса или кризисного явления.

Важно и то, что конфликты и кризисы имеют отрицательные и положи- тельные функции. К отрицательным функциям можно отнести : угрозу демонтажа политической системы в целом, постепенную дестабилизацию общественной формации, опасность раскола неустойчивых групп и компонентов государственной системы. К положительным функциям конфликтов можно отнести : формирование неравновесия в обществе качественно измененного социального порядка, переоценка ценностей социальной модели и весьма сильная разрядка аккумулированной напряженности между социальными силами, группами и сущностями (например, в рамках межэтнического конфликта), и, конечно же, естественное уплотнение внутригрупповой сплоченности и близости в обществе, осознание социумом или большей его частью своих групповых и общечеловеческих интересов.

7 стр., 3338 слов

Пути разрешения политических конфликтов

... и т.п. Главная причина политических конфликтов в современной России связана со стратегией и тактикой перераспределения государственной собственности и власти, что определяет их остроту и ведет к социально-экономической и политической нестабильности и ... конфликта и предпринять попытки к урегулированию споров, конфликтов или кризисов мирным путём. Мирное разрешение конфликта включает такие пути и ...

В данном логическом ключе, можно утверждать, что политические конфликты и кризисы существовали с самого рассвета человеческой цивилизации — это неотъемлемая, неотделимая и характерная черта политической жизни любого общества.

Сама конфликтная ситуация необязательно и не всегда может перерасти в политической конфликт, особенно если противоречия ликвидируются в стадии зарождения конфликта удовлетворением сторон.

Американский политолог и исследователь конфликтов Р. Даль отмечал, что именно при формировании и возникновении конфликта, появляются три ключевые альтернативы его купирования в точке сложившейся точки бифуркации: мирное урегулирование, принуждение и тупик. Процесс мирного урегулирования возникает в тех случаях, где есть высокоразвитые политические (зачастую демократические) институты, которые в состоянии обеспечивать, в первую очередь, переговорный процесс для дальнейшего урегулирования конфликта или зарождающийся конфликтной ситуации. Тупиковый процесс начинает свое формирование в случае, если каждый субъект, или большинство акторов сложившегося конфликта начинают блокировать действия друг друга, что в свою очередь может существенно обострить процесс конфликтного принуждения. Процесс же конфликтного принуждения применяется в том случае (нередко — внешней силой), когда в самом конфликте участвует авторитарное, антидемократическое государство, которое опасается неповиновения своего населения.

По мнению авторитетного политолога Э. Нордлинджера, в любом из исходов необходимо придерживаться шести основополагающих принципов: 1) деполитизация, 2) взаимное право «вето», 3) принцип

пропорциональности, 4) стабильная коалиция, 5) компромисс и 6) концессия т.е. непосредственное право урегулирования и стабилизации конфликтной ситуации третьей стороной. Важно и то, что каждая из сторон кризиса должна выработать свои собственные позиции, которые определяют «красные черты» компенсаций и уступок. В итоге, на основе оговоренных компромиссов и позиций сторон может быть выработан процесс прямых переговоров межу контактами конфликтующих сил, либо чрезвычайная мера в виде обращения к внешнему третейскому посреднику.

В данном логическом ключе интерес представляет анализ разных типов посредников: 1) это т.н. «нейтрально-независимые», они пытаются в первую очередь сформировать и, что самое главное, сформулировать общую систему ценностей как фундамент соотношения интересов и избранных условий для переговоров между сторонами, они профессионально принимают участие в них, предлагают свое видение в решении проблем, но не давят на них и не настаивают строго на своей парадигме решения; 2) наконец «создатели правил», которые ставят в центр внимания участников конфликта свое видение решения и требуют уважения, в первую очередь, к своим рекомендациям, а во время переговорного процесса берут на себя роль непосредственного ведущего.

Особый интерес представляет изучение основных форм управления конфликтными ситуациями и конфликтом в целом. В первую очередь, можно выделить процесс институализации конфликта, т.е. придание ему правовой и организационной основы, в том числе, путем модернизации действующих правовых актов и основных законодательных институтов страны. В противном случае, может возникнуть конфликт без правил, «война всех против всех» и, что самое опасное — бесконтрольный и стихийный взрыв недовольства, инициация процесса демонтажа политической системы, хотя и сам конфликт под управлением экспертов-конфликтологов в разумных рамках может предполагать возможность предсказать поведение его основных субъектов-участников.

18 стр., 8715 слов

Политический конфликт

... отношениях" Так же в курсовую работу мы включили статьи из журналов "Полис" и "Власть". Глава 1 Понятие, сущность политического конфликта, .1 Понятие, сущность, структура политического конфликта Понятие "конфликт" берет свое начало от ...

Можно выделить три основных этапа разрешения острых конфликтов:

1) «подготовительный этап», в данный период происходит детализированный анализ конфликтной ситуации непосредственными участниками конфликта, а так же, создается фундамент для регуляции конфликта;

2) «переговорный процесс» — данный этап является самым долгим и затруднительным для всех участников, ведь он предполагает бескомпромиссный, открытый, и что наиболее важно — прямой контакт между участниками, или же их доверенными лицами;

3) «выход из конфликта» подразумевает процесс контроля, в первую очередь за согласованными решениями между участниками сторон, здесь особенно важна роль посредников или доверенных лиц.

Очевидно то, что анализ самого конфликта на первоначальном его этапе должен включать самое важное — это сведения о субъектах конфликтной ситуации и объекте самого конфликта, а также об его исторических поводах, предпосылках, ресурсах участников и его общей напряженности. Переговорная стадия конфликта на втором его этапе требует особого мастерства, и зависит от двух важных моментов — глубокой обработки всех основополагающих вопросов и сомнительных аспектов на первой стадии и, конечно же, умение посредника-конфликтолога трансформировать субъектов конфликта в коллектив, который был бы в сос- тоянии приступить к совместной работе.

Сама «линия ведения переговоров» состоит из четырех основных типов: неуступчивость, с целью полной победы над противником, стремление достичь соглашения любыми средствами, уход от обострения и тактика согласия. В случае последнего — это целенаправленное стремление третейской стороны достичь общего видения участников конфликта проблемы, в первую очередь для достижения единогласного подхода в выходе из данной проблемной ситуации, обязательно приемлемого для обеих сторон решения; здесь внимание участников направляется в сторону их же совместных интересов, а не на позициях их разделяющих.

Политический кризис характеризуется делигитимацией властных структур, потерей ориентиров взаимодействия различных центров власти, эскалацией стихийных форм политического протеста (митингов, забастовок, демонстраций и т.д.) и как результат — качественным снижением эффективности политического контроля и регулирования.

От причин возникновения кризиса зависит и его форма, в политологической науке выделяются следующие его виды:

3 стр., 1475 слов

Сущность и типология политических конфликтов

... уровня участников политический конфликт может быть: межгосударственным (субъекты государства и их коалиции), государственным (субъекты ветви власти, политические партии и т.д.), региональным (субъекты региональные политические силы), местным. Внутриполитические конфликты разделяют на ...

«кризис легитимности»

«кризис идентичности»

«кризис политического участия»

«кризис проникновения»

«кризис распределения» (или «кризис перераспределения»)

Таким образом, политический кризис — это, во многом, состояние системы, при котором господствующая в стране власть теряет всякую способность реально реализовывать свои организаторские функции. В данном логическом ключе, актуально сравнение кризисов в политике с тяжелыми болезнями организма. Они могут быть легкими и тяжкими. Мощный кризис в состоянии демонтировать не только политический организм внутри социума, но вообще все институты централизованного управления в стране, начав каскад тяжело переносимых и не имеющих обратимости центробежных процессов.

Все же, чаще всего политические кризисы проявляются в процессе смены господствующей в стране элиты. Интересно и то, что такие кризисные процессы далеко не всегда в состоянии привести к качественно новому процессу реального состава правительственных кабинетов, правящих партий и элиты. Как правило, они решаются лишь по результатам видоизменения, передекорирования раннего политического курса.

Однако, тотальные и целостные кризисы, в целом, могут привести к появлению новых элит, а так же к кардинальному изменению всей модели и парадигмы социума. Здесь немаловажно и то, что само развитие историко- политических событий, научно-технический прогресс естественным путем приводят к генезису кризисных ситуаций, и немало важно то, что задача руководящей элиты страны — вовремя предвидеть такие кризисы на начальных этапах и создавать уникальные пути их разрешения без возможности создания ими серьезных угроз и последствий для социально- политической структуры и страны в целом.

В случае если правящий класс более не в состоянии справляется с жизненно важными задачами по технологическому и социальному развитию общественной формации в условиях преодоления кризиса, то она неминуемо заколлапсирует и сменится на элиту, которая будет готова действовать в куда более тяжелых условиях. Чем более культурно и естественно проходит процесс смены структуры господствующего класса, тем более развитой можно считать саму социальную формацию и более зрелым государство.

Всякая несостоятельность господствующей политической силы дать разумный ответ на вопрос о путях выхода из кризиса в точке бифуркации, а так же нежелание отдавать свою власть приводит к тяжелым последствиям в виде формирования жесткого тоталитарного правления. Эти режимы стремятся к государственному (силовому) и идеологического подавлению реакционных групп и населения страны в целом, к дестабилизирующейся политической системе, к дефектности и нестабильности складывающейся политической обстановки.

Получается, что рассматривая под данным углом политический кризис, можно сказать, что это — именно состояние социополитической системы, которое выражается в тяжелом обострении и углублении имеющихся на данный момент конфликтов и конфликтных ситуаций, усилении политической и напряженности, постепенном коллапсе социального единства. В данном виде, политический кризис можно охарактеризовать как перерыв в функционировании политической системы с негативным для нее или позитивным исходом в дальнейшем.

9 стр., 4028 слов

Власть в современном обществе

... понятие политической власти в широком плане, надо подчеркнуть, что принуждение вообще не исчерпывает сущность власти. Последняя служит способом (средством) регулирования общественных отношений, совместной жизни людей, важнейшим фактором управления обществом. Современные исследователи ...

Таким образом, выделяются признаки политического кризиса:

·«структурная и кадровая чехарда»;

·тотальное нарушение основного баланса сил;

·паралич власти, ее дальнейшая неспособность реализовывать свои основные организаторские функции, органы государства больше не в состоянии функционировать и само общество теряет веру в законы;

·«зеркальный процесс» трансформации властных отношений — низы начинают давить, верхи наоборот более не в состоянии давить;

·в обществе происходит генезис идей, которые начинают отрицать само устройство действующей политической системы;

·появление радикальных сил и справа, и слева, что связано с разочарованием общества по поводу политических идеалов;

·происходит процесс делигитимации власти в стране;

·оппозиционные силы внутри страны начинают целенаправленную деятельность по демонтажу действующего политического режима, выводят крупные массы населения на улицу, происходит процесс ликвидации режима.

В этой перспективе, политический кризис можно охарактеризовать как создание новой системы или трансформация, переход системы на качественно новый уровень.

В политологии политические кризисы, так же, делятся условно на внешние («внешнеполитические») и внутренние («внутриполитические»).

«Внешнеполитические кризисы»

«Внутриполитические кризисы»

·«правительственный кризис» — это постепенная потеря правительственной группой своего престижа и авторитета, что приводит к невыполнению бюрократической машиной его поручений;

·«парламентский кризис» — связан с процессом постепенного, но ярко выраженного расхождения в позициях законодательной ветви власти с мнением абсолютного большинства граждан или в условиях резкого изменения соотношения сил в парламенте страны;

·«конституционный кризис» — связан с фактическим прекращением функционирования основного закона внутри страны;

·«социально-политический» (иногда «общенациональный») — может включать в себя все перечисленные кризисные процессы, может ударить по фундаменту всего общественного устройства и подводит напрямую к смене власти в стране.

В своем постепенном развитии, политические кризисы проходят три основных стадии:

1)«латентную стадию» — во время данной стадии проходит серьезное накопление и аккумуляция противоречий. Происходит и объединение новых общественно-политических сил в борьбе со старыми представлениями о порядке, а сторонники старого режима постепенно деморализуются;

2)«эскалационная стадия» — связана с процессом нарастания

общественных флуктуаций, происходит процесс обострения противоречий между сторонниками старых и новых порядков, активно поляризуются силы в соответствии с их политическими представлениями и программами;

3)«стадия разрешения» кризиса — это самый острый этап, который характеризуется жестким столкновением политических сил и победой одной из сторон.

Наконец, есть два основных способа разрешения кризисов в политике — «революционный» и «эволюционный». В случае, когда политические реформы грамотно решили корневые проблемы общественно-политического строя, то это называется «революция сверху». К примеру, в Советском государстве процесс перестройки это процесс, происходящий в формате «революции сверху», но она вышла из-под контроля руководящих ею сил.

«Революционный» подход в состоянии скоротечно решить основные проблемы, радикально установить порядок, но всегда требует от общества очень высокой платы за это. В данном логическом ключе, «эволюционный» подход куда более безопасен для общества, реформа позволяет сохранить основы существующего баланса сил в обществе, а борьба гражданских интересов идет в рамках институционализированных государственных структур, в условиях полного гражданского согласия (это всегда и некоторые уступки, которые могут оказать благоприятное влияние на нацию).

Немаловажным оказывается и традиция с менталитетом народа.

Подводя итог, можно сделать следующий вывод : Политический кризис — это общее состояние политической системы страны, выражающееся в обострении и усугублении имеющихся в обществе конфликтов и резком усилении социальной напряженности.

Политический кризис является неотъемлемой частью политики, с присущими ему соответственно характерными чертами. В нем наблюдаются как рациональные, так и нелогичные действия политических акторов, субъектов политики, политических институтов и учреждений, социальных организаций и групп интересов. В этих действиях проявляется их желание реализовать свои политические цели и интересы, сохранить или преумножить свои функции. Политический кризис вызывает глубинные трансформационные изменения в политической жизни социума и является одной из форм катализатора развития политической системы.

1.2 Основные понятия властных институтов. Власть и монополия на законное насилие

Власть является неотъемлемым условием стабильного развития социума в его ключевых сферах. Однако по своей естественной природе она может играть двойственную, противоречивую роль, одновременно, власть может выступать то, как логически выстроенный, иерархический механизм создающий плацдарм для управления обществом и общения людей, то неутолимой, разрушающей силой, злой волей господствующего класса.

В то же время власть — это в первую очередь явная возможность и, что не менее важно — способность одних формировать и моделировать, скрытно или явно, поведение и действия других, позволяя первым делать что-то вопреки желанию вторых с любыми средствами — от насилия до убеждения.

«Политическая власть»

В науке принято выделять самые разнообразные формы власти — это и власть «политическая », и «экономическая » и даже «духовная ».

«Политическая» власть — это в первую очередь полномочие и возможность навязывать в социальной системе собственную волю и повестку дня, во многом, это могущество и господство данное обществом определенному социальному институту. Власть «экономическая» основывается, в первую очередь, на праве собственности, а значит и ее собственника (т.е. владельца какими-либо ресурсами) влиять на воспроизводство услуг и товаров в общественной системе. Немалый интерес представляет изучение власти «духовной». В свою очередь, она представляет собой возможность ее носителей, зачастую, обладающих особыми знаниями, системой ценностей и даже идеологией, влиять на глубинные структуры сознания масс.

Из всех форм власти, именно власть «политическая» представляет наибольший интерес для изучения в рамках данного исследования. Политическая власть делится условно на власть «государственную», власть «местную» (или региональную), «клановую», «корпоративную» и «партийную».

Власть «государственная» обеспечивается мощными государственными институтами (в первую очередь, это юридическая база, а так же и парламент, и правительство, и система судов, и различные органы правопорядка).

Есть и другие формы политической власти, они обеспечиваются различными организациями, уставами, регулируются законодательством, а так же нормами и традициями, общественным мнением в целом.

Непосредственно «властные отношения» являются отношениями «взаимозависимости», объемы «взаимозависимости» субъектов властных отношений властвующих и подвластных акторов разнятся. Стоит отметить, что властные отношения принимают абсолютную форму лишь при прямом насилии. В политической науке существует классификация непосредственных источников рождающих власть, которые позволяют убеждать или использовать насилие — это в первую очередь знание, закон, богатство, харизма, авторитет и престиж.

В данном логическом ключе, «политическая власть» представляет собой некий комплекс властных отношений, который может включать как власть «государственную» так и власть вообще любых других субъектов, прошедших институционализацию: независимых средств массовой информации, разросшихся общественно-политических движений или организаций и наконец, оппозиционных партий.

Интересно и то, что «государственная» власть существенно отличается от всех других форм власти. У нее есть ряд существенных признаков, которые придают ей универсальный, обобществленный характер. С самой политико-государственной властью связаны органически такие общепризнанные понятия как «легальность», «легитимность» и «политическое господство».

«Политическое господство»

Процесс «институализации власти» в виде господства политического означает выстраивание внутри общественной формации отношений подчинения, руководства, приказа и исполнения. Этот процесс напрямую связан с организацией сфер управленческого труда и властных привилегий, а так же с исполнительной сферой деятельности субъектов политики.

Само понятие «легальности» выделяет юридические нормы и правовые аспекты власти, выступает как основная часть властно-политического господства, другими словами, ее реальное функционирование как иерархизированной системы органов и учреждений государственного управления с четкими представлениями о приказе, исполнении и подчинении

«Легитимность»

Важно и то, что «власть» — это всегда зависимое соотношение, «неравное» по своей природе, она позволяет индивиду нарушать природное равенство людей, влиять и изменять поведение другого. Самой основой власти в самом широком виде выступает удовлетворение потребностей одних, нередко, за счет других на определенных самим обществом условиях.

Следовательно, получается, что «власть» — не что иное, как необходимое качество любой организации, атрибут человечества в целом. Без власти не может существовать само понятие «порядок» или «организация». Во всякой общей деятельности рода человеческого всегда будут те, кто отдает приказы, и те, кто их выполняют, кто принимает властные решения, и кто вынужден их исполнять. «Власть» в данной трактовке, это деятельность тех, кто управляет широкими массами людей.

Имеет смысл рассмотреть источники власти: это в первую очередь знание, закон, богатство, харизма, авторитет и престиж.

·«знание» — основано на профессионализме, компетентности, это — «экспертная» форма власти;

·«богатство» — имеет «стимулирующий» характер, как источник власти, оно вознаграждает своих подданных, создает «санкции» для тех, с кем «некомфортно» сосуществовать;

·«харизма» — это исключительность, власть «вождиского» типа, она выстраивается на основе качеств, которых нет у других, ярко подчеркивая их, возвышая ее носителя в божественный ореол;

·«престиж» — власть, которая основывается на «политических очках» и «идентифицирует» своего носителя;

·«авторитет» — как источник власти, «авторитет» основывается в первую очередь на «привычках» общества — культурных ценностях, традициях и пр.

·«сила» — это источник власти, который гарантирует господство за счет грубого подавления, насилия;

Социальный аспект жизни людей превращает власть нечто общественное, ведь «власть» — это еще и способность единой, сплоченной группы людей добиваться достижения своих оговоренных целей, ставить перед собой задачи утверждения собственного видения ценностей общества и взаимодействия для их реализации.

Носители власти получают от общества возможность управлять всей системой социальных отношений, т.е. изменять направления активности субъектов в соответствии с правовыми нормами, дает возможность держать людей в рамках организованной формации, не давая проявляться агрессии и эгоизму разобщенному природой человечеству, создавая возможность «всеобщего выживания».

В рамках публичной, государственной власти, следует выделить самые общие составные части и компоненты структуры общения — институцио- нальные, ценностные, ресурсные.

Важно отметить, что саму структуру отношений во власти создает взаимное функционирование структур коммуникации, т.е. «руководство» и «подчинение», «господство» и «распределение», «властвование» и «распределение», «сила» и «насилие», «влияние» и «авторитет» и, наконец, «лидерство» и «воля».

В каждом обществе можно наблюдать функционирование многоуровневой модели властной коммуникации, принимающей форму «власть» и «влияние». Эта модель проявляется в трех основных уровнях — «управление» и «давление», «контроль» и «влияние», а так же «господство» и «подчинение».

Отношения между агентами публично-государственной формы власти складываются в тот момент, когда на политической арене появляются люди, которые способны властвовать на профессиональном уровне во имя и согласно букве закона, именем и в интересах всего социума. Именно с превращением политики в профессию и появлением профессионального управления, М. Вебер начинает свой отсчет существования власти публичной.

Рассматривая данный вопрос, Г. Лассуэлл впервые определил «власть» как участие в решениях, а с другой стороны «как контроль над ресурсами», которые имеют интерес для участников властных отношений. С другой стороны, «власть» согласно Г. Лассуэллу это участие в принятие политических решений. Как результат, «власть» является видом или «частным случаем» реализации влияния, в том числе, путем использования общественно согласованных санкций. Центральным в представлении М. Вебера звеном в структуре властного управления лежат отношения между субъектами власти, или соотношение «господства» и «подчинения», именно они, по мнению М. Вебера, поддерживали «легитимный порядок» в социуме. М. Вебер использовал понятие «господства» как нечто менее значительное, нечто более узкое в сравнении с категорией «власти», уделяя внимание анализу, в первую очередь, роли социальных и культурных ценностей, а так же общественных традиций и стереотипов в формировании отношений по поводу «господства» и «подчинения».

Согласно представлениям М. Вебера, «господство» предполагало именно социальное отношение, в рамках которого «приказ» отданный определенными людьми встречал бы у других «повиновение» — исполнение и признание согласно определенному в обществе легитимизованному порядку, который, в свою очередь, обязательно должен быть основан на исторически сложившейся в культуре доминирующих ценностях, вере или традициях.

Согласно этим ценностям, исследователь выделял три «идеальных типа» господства в обществе: 1) «традиционный» — основан на обычае и традициях в обществе; 2) «легальный» — основан на правовых принципах; 3) наконец — «харизматический», который основан на вере. Однако, в политической реальности, все эти типы не встречаются в идеальной форме и смешиваются при определенном доминировании одного из них.

Таким образом, именно отношения «господства» и «подчинения» различных агентов власти являются ключевым звеном механизма властного общения между людьми, где субъекты отношений вынуждены признавать установленный порядок «легитимным» — социально важным, неотъемлемым «стереотипом взаимодействия». Важно и то, что сама «легитимность» проистекает из веры граждан в то, что представители власти в стране наделены большинством возможностью разрабатывать и принимать политические решения, а весь социум обязан их исполнять.

Немаловажный аспект власти публичной непосредственно завязан на отношениях между людей по поводу урегулирования процесса перераспределения коллективно нажитых ресурсов, это в первую очередь, вопрос соотношения понятий «контроль» и «влияние». Основными ресурсами социума являются в первую очередь, его духовные и материальные блага, которые повышают возможность влияния (и силу этого влияния) агентов власти с одной стороны, и удовлетворяют интересы и потребности — с другой.

«Власть» таким образом — это контроль над распределением ресурсов, и над институтами, которые занимаются этим распределением. Как результат, она представляет собой сферу регулирования и обмена ресурсами.

Стоит отметить, что ресурсы социума всегда весьма ограничены, распределяются неоднородно и неравномерно, именно это и создает предпосылки для соперничества власть имущих и управляемого большинства. Те, кто управляют, обладают централизованным контролем над ресурсами всего государства (а значит и общества), а так же аппаратом подавления (административным аппаратом), в то время как управляемое большинство имеют лишь свои «частные ресурсы». Мобилизацией подавляемого большинства занимаются общественные движения и политические партии, которые постоянно ведут борьбу за управление над процессом перераспределения благ в социуме и усиление «контроля снизу».

Следующим немаловажным аспектом изучения властного общения является система «управления» и «давления» и их соотношение, ведь эта система напрямую связана с самим процессом (механизмом) «властвования» и процессу т.н. «обратной связи» — другими словами, давлением «снизу» со стороны граждан.

Реализация властных полномочий в системе «управления» и «давления» на практике охватывает не только попытку распределить ресурсы определенным образом, но и вообще отношения между самими людьми в обществе, формирующимися на основе институциональных форм взаимодействия и силовом давлении.

«Властвование» как управленческий процесс можно представить в виде следующих фаз: «волевая» , в основе который властвующий субъект согласно своим интересам и представлениям формирует решение «сверху», которое проходит различные стадии флуктуации исходя из изменений в социально- политическом участии, «пассионарности» общества и «силовая» , которая связана с непосредственным наличием инструментов реализации решений «сверху», а так же с имеющимися у обществами средствами давления «снизу», которое может стремится к сопротивлению в реализации различных государственных решений.

Анализируя сам процесс «властвования», не может не возникнуть серьезная проблема, связанная с соотношением «субъекта» (т.е. государства) и «объекта» (народа) и вытекающими из этого иерархическими отношениями. Сам механизм властвования имеет весьма сложную иерархическую структуру. Ведь de jure основной субъект власти — это народ. Именно народ наделяет властными полномочиями своего официального представителя (или агента) — государство. Государство единолично перераспределяет свои полномочия по поводу управления обществом среди своих носителей по «горизонтальной» системе — «законодательной», «исполнительной» и «судебной»; и по «вертикальной» — «центральной», «региональной» и «муниципальной». Это дает возможность государственной системе управлять обществом и всеми его делами (т.е. объектами власти) именем общества через институт государства (непосредственный субъект властных отношений).

Однако реальными держателями власти становятся разросшиеся бюрократия, чиновничий аппарат, и другие функционеры исполнительной власти, а также могущественные, скрытые группировки и суррогатные партии от правящей элиты, между которыми распределяются различные «сферы» власти и «области» контроля над финансовыми ресурсами. Хотя, механизм властного общения может включать в себя и давление «снизу». В первую очередь, он представлен группами интересов из самого гражданского общества, имеющих свои «зоны» влияния и «господства». Они получают свое могущество из т.н. «легальных каналов обратной связи», системы представительства во власти и другие демократические формы доступные в стране.

Таким образом, механизм «властного управления» дает огромное коли- чество точек для завуалированного и институционализированного властвования, в рамках которого происходит огромное пересечение векторов интересов всех задействованных сил, образующих фундамент общественного политического взаимодействия.

В рамках институтов власти и действия «властного механизма» имеет смысл выделить три типа «влияния» и «власти»:

1)«символическая власть» — или система отношений «господства» и «подчинения», которая осуществляется в соответствии с традициями и ценностями общественной формации, поддерживает легитимацию действующего в социуме порядка;

2)«структурная власть» — взаимодействия типа «контроль» и «влияние», завязанные на регулировании процесса перераспределения материальных ресурсов и власти, а так же влияния между различными элементами государственной системы;

3)«власть инструментальная» — это система отношений в виде «управления» и «давления», где ключевыми являются средства и воздействие встречных к друг другу процессов управления людьми и давления со стороны гражданского общества.

В данном логическом ключе, оценивая систему взаимодействия властных институтов и общества, можно увидеть всю сложность власти как ключевого регулятора жизни социума как единого коллектива, где в процессе взаимодействия отдельных его элементов достигаются совместные цели. Рассмотрение публично-государственной власти, таким образом, как основного института и механизма регулирования социума, а также способа социальной коммуникации представляет огромный интерес для исследования в рамках политической науки.

Само понятие «власти» таким образом, является центральной категорией политологии как науки. Исходя из ее основополагающего содержания, можно говорить и о сущности, и о механизмах реализации процессов в политике, соответственно, через функционирование властных институтов. В конечном счете, именно содержание «власти» определяет поведение различных индивидов и социальных групп. Именно борьба за удержание, завоевание и использование власти является основой политики. Таким образом, само содержание понятия «власть» обусловлено существом человеческой цивилизации, предполагающей господство единой воли с целью поддержания единства и стабильности разобщенного природой эгоистического общества.

Власть можно наблюдать повсюду. Это и власть родителя над ребенком, и руководство директора предприятия над своими работниками, господство президента холдинга над его подчиненными и т.п. Именно из этого вытекают основные свойства власти: 1) всеобщность — согласно М. Фуко, «власть повсюду, но не потому, что она охватывает все, а потому, что проистекает отовсюду», она действует во всех сферах общества, т.е. она во многом обладает характером 2.) инклюзивности — проникает во все виды человеческой деятельности, объединяет группы людей и отдельных индивидов.

Таким образом, наличие власти проецирующийся во властные институты — важный, крайне необходимый структурный элемент общественной формации, без него не будет возможна сама жизнеспособность и функционирование сообщества, она регулирует отношения между самими гражданами, а так же между ними и государством.

Таким образом, политическая власть — это только та власть, которая осуществляется непосредственно институтами государства и его должностными лицами. Так или иначе, государство — единственный и главный носитель политической власти, которая осуществляет свое господство благодаря единой системе специализированных органов связанных по «вертикальной» и «горизонтальной» системе.

Характерными чертами политической власти являются:

·«легальность» в рамках использования насилия и других средств властвования в стране;

·«верховенство» и «обязательность» исполнения ее решений для всего сообщества;

·«публичность» — безличность и всеобщность, обращение ко всему гражданскому обществу через язык права и согласно букве закона от лица всего общества;

·«многообразие ресурсов» и «моноцентричность», что означает формирование единого центра разработки и принятия всех общественно значимых политических решений.

Существует немало первоначальных истоков власти и господства. Самый главный из них — это «сила», которая сама по себе предстает перед нами в разных формах. Действительно, именно необходимость насилия и принуждения как основных факторов регулирования поведения разобщенных, агрессивных и разделенных людей определяется неспособностью управлять и объединять лишь только системой «порицания» и «поощрения». Важнейшим качеством власти является возможность введения наказаний, санкций и физического принуждения. Очевидно, что

«власть» нельзя свести только к проявлению силы или даже насилию. Но нельзя не подчеркнуть то, что власть, которая не опирается на силу, не способная добиваться манифестации принятых ею решений и может постепенно трансформироваться в «благое пожелание» или вообще «блеф». В данном логическом ключе, власть предстает перед нами как форма непосредственного выражения силы.

Средства, условия и формы осуществления властными институтами политической власти, насилия или угрозы насилия в правовом государстве определяются строго согласно букве закона, поэтому и говорится о «легитимном» (т.е. узаконенном) насилии. Кроме насилия власть базируется и на других источниках. Они могут быть представлены и в форме добровольно представленных ей полномочий гражданами социума, и на основе определенного договора. Сама же политическая власть никогда не может быть единовластной формой власти. Зачастую, ее противоположностью становятся другие источники господства, которые необходимы для усреднения и ограничения ее самой. Такими источниками являются: религиозные секты, СМИ, группы интересов и давления, профсоюзные организации, институты гражданского общества, массовые общественные организации, авторитет обычая.

Важно и то, что во многом степень независимости граждан от государства и высокая степень децентрализации, а так же приоритет демократических процессов прямо связан с вопросом распределения власти в обществе. Как результат, согласно большинству современных теорий, верховная власть в политике имеет четко выраженные «границы» и «барьеры», которая она не в состоянии переступить — это и права, и свободы граждан, в том числе, право на частную собственность, права личности на свободу мысли, внешнего вмешательства и право на жизнь.

Характерными функциями «власти политической» является непосредственное управление социоэкономическими процессами, гарантия соблюдения общеобязательных норм и правил в государстве и обществе, духовной жизнью общества, регулирование международных и межнациональных отношений, а так же обеспечение общественного порядка и безопасности социума от внешних угроз.

Изучение научно-исследовательской литературы по теме дипломной работы позволило сделать следующий вывод. Ключевой задачей институтов власти является урегулирование внутренних конфликтов и создание устойчивых связей внутри общественной системы. В арсенале политических средств присутствует не только «инструмент насилия» или «угроза применения силы», но и «наказание» и «порицание», а так же обещание вознаграждения, сотрудничество, обмен и т. д. Сама «власть» как отношение между гражданами опирается на легитимные, общепринятые или юридически обоснованные в данном социуме ценности, принципы и нормы, которые определят и основное регулирующие место, роль и функции как отдельного индивида, так и вообще социальных групп в системе общественно-политических организаций и отношений.

1.3 Проблемы и основные направления глобализации как социально-политического и экономического явления

Анализ глобализации, как социально-политического и экономического явления, занимает значительное место в российской и зарубежной экономической, политологической и социологической литературе.

В своей работе «Что такое глобализация?» У. Бек пишет: «Без сомнения, глобализация является наиболее употребляемым и злоупотребляемым — и наименее проясненным, вероятно, самым непонятным, затуманенным, политически эффективным словом (лозунгом, оружием в споре) последних лет и останется таковым в ближайшее время».

Дж. Сорос предполагал, что сама «глобализация — это слишком часто употребляемый термин, которому можно придавать самые разные значения». В то же время, самое полное описание состояния проистекания глобализационных процессов было давно в отечественной литературе А.Н. Чумаковым и М.А. Чешковым. Так, А.Н. Чумаков пишет, что «характерной особенностью нынешнего этапа является то, что основной интерес исследователей связан с уточнением, как понятия, так и самого явления глобализации. При этом актуализируется важнейший аспект глобализации — ее интегративная функция в отношении проблем различного уровня».

Все же, в самом историческом аспекте изучения «глобалистики» наибольший интерес представляет необычное синтетическое понятие «глокализации». Согласно терминологии, вводимой А.Н. Чумаковым, «глокализация» — это синтетический термин, который происходит от совмещения понятий «глобализация» и «локализация». В данном случае, столь специфическое понятие позволяет исследователю отражать весь комплекс сложнейших процессов переплетения глобальных тенденций социального развития, а так же местных, локализованных факторов влияющих на развитие культуры разных народов, в условиях, когда «локальное» и «глобальное» не взаимоисключают, а дополняют себя.

Важно и то, что постепенный процесс становления доминирования глобализационных процессов в современных общественных формациях потребовал от исследователей-политологов новой перспективы, подходов и серьезного анализа.

«Системный подход» как вариант политического анализа был продемонстрирован в фундаментальной работе «Системная история международных отношений» под редакцией А.Д. Богатурова47, в ней делается акцент на том, что «отношения в одном большом регионе стало некорректно анализировать цельным блоком, «автономным» от событий в других регионах и глобальной политики в целом. «Глобальность» не поглотила «региональность», но она бесцеремонно «вмешалась» в нее».

Очень точно подмечает в своей диссертации В.А. Корецкий «Факторы и направления политической и экономической глобализации в современной России», что вся многогранность исследований, посвященных глобализации показывает, что немало работ либо идеологически ангажированы целиком, либо в определенных частях. Данная черта часто характеризуется, куда более мягко, как «мифологизированность» в изучении глобализационных процессов.

Интересна в данном случае классификация М.А. Чешкова:

«Вкратце эта схема выглядит следующим образом:

на первом уровне обосновывается необходимость вычленения представления о глобализации из теоретического описания ее общечеловеческого «контекста»;

на втором уровне характеризуется природа глобализации и сущность глобальных различий в их связи с основными параметрами процесса глобализации;

на третьем уровне глобализация и глобальные различия рассматриваются в порядке разворачивания логического видения в историческом».

Одним из наиболее известных исследователей-экономистов рассматривающих процесс глобализации как положительный является профессор Колумбийского университета Джагдиша Бхагвати. В своей полемической работе «В защиту глобализации», он попытался проанализировать ключевые аргументы антиглобалистов и развенчать их. Так, Дж. Бхагвати уверенно доказывает, что огромное количество проблем стран третьего мира имеют национальное происхождение, повязшие в коррупции, господствующие силы этих стран просто не в состоянии проводить высококачественную социоэкономическую политику, несмотря на глобализационные процессы.

В тоже время, А.С. Панарин в своей работе «Искушение глобализмом» пишет: «Интимная сторона глобализма заключена в позиции последовательного отстранения от всех местных интересов, норм и традиций». А.С. Панарин, анализируя «элиты паразитирующего глобализма», считал, что психология локальной элиты в условиях глобализации характеризуется постепенным отходом и отстранением от собственных национальных интересов, национальной среды в целом и с неуклонным последующим разрывом с ее национальными традициями. Как результат, считает исследователь, появляется т.н. «интернационал глобализма». Автор монографии делает следующий вывод: «привилегированный глобализм за счет демодернизации и примитивизации жизни народов составляет главный вызов XXI века».

Так или иначе, тема «антиглобализма» нашла отражение и в монографии-памфлете «Мир Globo: Вариант России» В.В. Ильина. В нем, он весьма реалистично охарактеризует фундамент глобализационных тенденций:

«Индикатором мощи современных стран и народов выступает не ВВП, не количество вооружений, а качество жизни, инновационная культура, адаптивность, мобильность, интегрированность, гарантийность существования».

Так, желание систематизировать основные аспекты движения «антиглобалистов» было продемонстрировано в работе А.Е. Волкова «Социально-экономические противоречия глобализации как основа антиглобализма». Сам А.Е. Волков создал, наверное, одно из первых в отечественной литературе пособие посвященное изучению феномена «антиглобализма». Одновременно, Джозеф Юджин Стиглиц показывает, что одним из камней преткновения в разногласиях глобалистов является решение вопроса о судьбе национального государства: «Странами, получившими наибольшие выгоды [от глобализации ], оказались те страны, которые взяли свою судьбу в собственные руки и осознали роль, которую государство может сыграть в развитии, вместо того, чтобы положиться на саморегулирующий рынок»

Уже в конце девяностых годов, российский ученый А.А. Кокошин выд- винул свое собственное понимание «реального суверенитета». А.А. Кокошин констатирует элементы мифологизированности и пропаганды в рассуждениях о судьбе суверенитета национальных государств, о размывании их полномочий, и в своей работе «Реальный суверенитет в современной мирополитической системе» пишет: «…реальным суверенитетом обладает сравнительно небольшое число стран… Реальный суверенитет означает способность государства на деле (а не декларативно) самостоятельно проводить свою внутреннюю, внешнюю и оборонную политику, заключать и расторгать договоры, вступать или не вступать в отношения стратегического партнерства и т.п.».

Структура глобализационной мир-системы ярко показана и в работе Н.А. Косолапова60, отмечается, что «глобализация есть продвижение к большей, более высокой целостности социального мира…».

Исследователи А.Д. Богатуров и А.В. Виноградов тоже представили весьма уникальную концепцию «конгломеративности» западного и незападного в глобализирующимся обществе: «Конгломеративность тоже воплощает единство, но единство конгломерата — соединение разносущностей, а не слитность в однородности; это единство «по внешнему контуру», через соразвитие разного, а не через слияние в одинаковом»62.

Интересно и то, что в последнее десятилетие наметилась необычная тенденция «локализации» как элемента глобализации в весьма крупных регионах нашей планеты. Понимание этих глобальных тенденций имеет большое значение и рассмотрено в книге Ю.В Шишкова «Догоняющее развитие в эпоху глобализации», где политолог высказывает идею о том, что экономическое и научно-техническое отставание южных стран начало происходить куда раньше современного глобализационного этапа63.

В.Л. Иноземцев, также думает, что сама глобализация «не является причиной нарастающего неравенства и нищеты; между тем, и это необходимо четко сознавать, она не способна исправить недостатки и пороки современной системы, неотъемлемым элементом которой сама является»64.

Зарубежный экономист Юхан Норберг в своей работе «В защиту глобального капитализма» убедительно показывает, что «обвинения» глобализационного процесса в создании социального неравенства и бедности,

а так же ухудшения экологии и стандартизации культуры не объективны и не соответствуют реальности65.

Так же, деятельность глобальных организаций, таких как «Всемирный Банк», «Организация Экономического Сотрудничества и Развития»,

«Всемирная Торговая Организация», «Европейская Комиссия» подробно были исследованы в работах И.В. Жуковского66.

Нельзя не согласиться с выводами В.А. Корецкого, который в своей работе «Факторы и направления политической и экономической глобализации в современной России» делает следующий вывод:

Во-первых,, Во вторых,

Так, А.В. Коренев рассматривал элементы проявления именно «принципиальных форм» глобализации , которые наиболее часто рассматриваются исследователями феномена глобализации. Во-первых, сам технический прогресс создал предпосылки для радикальной трансформации коммуникации на всей планете. А во-вторых, в самом социуме резко прошел процесс усиления и усложнения взаимозависимости и взаимосвязи.

Исследователь данного процесса, ученый Мануэль Кастельс считал, что современное мировое сообщество стало «сетевым». Он был уверен в том, что ядром такой общественной формации можно назвать «глобальную экономику», которая во многом «работает как единая система в режиме реального времени в масштабе всей планеты»67.

Так же, Арнольд Тойнби часто обращал внимание на предстоящие трудности в исследовании отношений «экуменического характера», понимая их как «социальные отношения вселенского, всемирного масштаба» и считал их принципиально отличными от «международных отношений»68.

Еще одной важной чертой глобализации стал процесс взаимодействия различных культур. Именно люди в разных странах, в абсолютно разных концах света становятся убежденными в том, что живут в новой «мультикультурной реальности». В-четвертых, мы наблюдаем процесс «разгосударствления» в самой системе международных отношений. К этому процессу активно подключаются как сами транснациональные корпорации, так и иные наднациональные политические субъекты.

Так, исследователь А.В. Коренев считает, что прогресс «многосубъектности глобальной сцены», а так же фактическая утрата государственным институтом монопольное контроля над сферой финансов существенно повышают риск экономической неопределенности (например, быстро разросшийся рынок деривативов, который оказался вообще вне правового регулирования).

Анализируя различные подходы к осмыслению глобализационных процессов, А.В. Коренев резюмировал, что они связаны с всесторонним и глубоким рассмотрением ее политико-экономических (теоретических) оснований, а так же в отслеживании ее конкретных последствий (практического воплощения глобализационных процессов для регионов).

В данном логическом ключе, изучение научно-исследовательской литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/politicheskiy-konflikt-na-ukraine/

по теме дипломной работы позволило сделать следующий вывод. Сами понятия «глобализационных процессов» и «глобализации» употребляется как в объективном, так и в субъективном смысле. В самом широком, объективном смысле, «глобализация» понимается как определенная реальность, некая «действительность», в то время как в субъектном смысле, она тесно связана с оценкой в первую очередь ценностной базы анализируемых явлений и событий. Как следствие — сами теории глобализации существенно различаются по своим мировоззренческим основаниям и принципам, а существующие в данный момент концепции порой полностью различаются.

А ведь в условиях глобализации современного мира, актуальной становится проблема сохранения суверенитета национального государства — т.е. самостоятельности и независимости государственного формирования от других государств, способности решать свои внешние и внутренние задачи без оглядки на соседей, а так же свободы взаимодействия с другими акторами мирового социального, политического и экономического пространства.

Немало влиятельных зарубежных экспертов-политологов в этой области, таких как А. Кан в своих работах говорят о «неизбежном угасании национального государства». Эта идея поддерживается и отечественным исследователем А.А. Захаровым, который утверждает, что вообще сама «глобализация фактически упразднила национальный суверенитет в традиционном смысле этого слова», и как результат, она «делает традиционные представления о независимости безнадежно устаревшими».

Все же, необходимость и проблема функционирования эффективного государственного формирования в условиях глобализации, которая сформулирована, в первую очередь, в документах Организации Объединенных Наций, а так же в выступлениях Президента России В.В. Путина, позволяет нам говорить о совсем другой перспективе на данную проблему. Ведь процесс глобализации в самом своем развитии должен, в конечном счете, привести человечество не к исчезновению государства и размыванию его функций, а в первую к трансформации его функций, например, власть становится еще более публичной в связи с ускорением информационных потоков и сетевых структур.

Хотя больше всего политологов, которые согласны с идеей о «размывании» национального государства и его суверенитета находятся на данный момент в США, стране, которая вообще-то не отказалась от идеи национального государства, а наоборот, ставит свои «национальные интересы» в противовес интересам глобального сообщества. Об этом свидетельствуют знаменитые работы таких влиятельных политологов как 3. Бжезинский и Г. Киссинджер.

Положительным примером взаимной интеграции в экономике и политике является общая социо-экономическая политика стран ЕС, а так же их общая оборонительная политика в формате ОВПБ (от англ. Common Foreign and Security Policy).

А ведь интеграционный процесс в организации внешней политики и безопасности Европейского Союза (ОВПБ) рождался с огромными трудностями. Начавшийся еще с первой попытки интеграции в 1952 году, когда ФРГ, Франция, Италия, Бельгия, Люксембург и Нидерланды пришли к договоренности о создании Европейского Оборонительного сообщества (ЕОС).

В то же время, парламент Французской Республики заблокировал создание этого союза, в результате чего процесс пошел от направления политической интеграции к экономической.

В дальнейшем было немало попыток создания объединенной модели единого экономического и политического пространства, которые, в конечном счете, и приведут к появлению Европейского Союза (ЕС), где будет существовать единая и согласованная политика обороны от внешних угроз, и валютная система.

Единая политика по безопасности стала основным направлением деятельности стран новой Европы, которые развивали свой опыт в формате «единого европейского политического сотрудничества», делегировав выработку и проведение внешней политики представителю Евросоюза по вопросам внешней политики и безопасности. В его руках постепенно концентрировались и полномочия представительства политико-военных интересов Евросоюза на внешней арене.

Все же, в настоящий момент дальнейший интеграционный процесс в Европе в области взаимоотношений с внешними странами реализуется благодаря межправительственной координации.

Очевидно, что сфера внешней политики важна для каждого отдельного государства, именно поэтому сами государственные формирования крайне осторожны в вопросах отказа от своих прав и возможностей. Как результат, из-за несостыковки внешнеполитических приоритетов и задач стран Евросоюза «единство» во внешней политике зачастую оказывается невозможным даже на уровне согласования.

Однако, в то же время, Европейский Союз сумел принять решение о создании военного потенциала, который позволял бы в двухмесячный срок разворачивать контингент в размере 60 000 человек, т.н. «корпус быстрого развертывая». Корпус способен к самостоятельным действиям по выполнению гуманитарных и военных задач, обозначенных в рамках взаимодействия НАТО и ЕС т.н. «Петерсбергских миссий».

Интересно и влияние политики Евросоюза на фондовые рынки Европы. Например, можно наблюдать специфическую цикличность — как только произойдет очередное заявление высокопоставленных чиновников в поддержку европейского объединения или еврозоны, индексы биржи реагируют резким повышением, и спустя уже несколько дней еврооптимизм начинает сменяется евроскептицизмом — индексы идут вниз, а средства массовой информации с еще большей силой обсуждают возможности Брюсселя и его конкретные планы по преодолению кризисов.

Первый раз, когда чиновники ведущих стран Евросоюза подумали о создании антикризисной программы, была весна 2010 года. Тогда было принято решение о формировании «Европейского Фонда Финансовой Стабильности» (сокращенно EFSF), а общая цена мер против кризиса была оценена в целых 75 миллиардов евро, а реальных мер не было принято вообще. Так, вот уже в конце 2011 года Европейский Союз признавал, что цена финансового пакета по оздоровлению греческой экономики составляет 130 миллиардов евро. А выделение этих средств было решено растянуть еще на многие месяцы, разводя демагогию вокруг периодического роста греческой экономики.

Вместе с тем было принято решение увеличить объем средств EFSF до 1 трлн. евро и создать на его фундаменте т.н. «Европейский Стабилизационный Механизм» (ESM), а поскольку меры против кризиса так и не дали результатов в южных странах Евросоюза, то уже и в Ирландии наметился эффект «кризисного домино».

В последствие на повестку дня встало спасение банков в Испании, а стартовая цена была очень скоро определена в 100 млрд. евро. При этом рост дохода государственных облигаций в Греции, Португалии и Испании показывал комплексный характер проблем. Ценные бумаги в Португалии и Греции ушли далеко за критический рубеж, установленный еврочиновниками в семь процентов, а испанские и итальянские очень скоро последовали их примеру. Глава «Европейского Центрального Банка» М. Драги сделал заявление о необходимости «принудительного выкупа» кризисных облигаций на общий европейский стабилизационный фонд, и даже выпуска т.н. «антикризисных европейских бондов». Естественной реакция была у Берлина, который не желал бороться с кризисными пузырями «Юга».

Сейчас на карте Европы все более очевидными становятся два противостоящих друг другу лагеря. Один из них представлен т.н. «проблемными странами», или странами аграрной Ирландии и Средиземноморья. Данные страны все сильнее затягивает в пучину кризиса и долговой кризис, в котором они обвиняют даже не свои правительства, а «мировое закульсие», спровоцировавшее кризис, для того, чтобы получить наживу со спекулятивных операций и миллиардных программ кредитования. Им, в свою очередь, противостоят страны «Севера» — Финляндия, Нидерланды, и, конечно же, Германия, которые стремятся жить по своим средствам и осуждают «Юг» за мотовство.

Определенные сложности возникают и с европейскими антикризисными планами, которые предполагают определенный «потолок» для роста доходов государственных облигаций стран ЕС. Скорее всего, можно говорить о том, что этот уровень установится не в статических 7%, а будет связан с доходностью германских ценных бумаг. Данная мера, вероятнее всего, применима только к итальянским и португальским ценным бумагам. Спасение же Ирландии, Португалии и Греции, находящихся на периферии Европы, представляется, по всей видимости, слишком затратным «Европейскому Центральному Банку».

Учитывая данные «Международного Валютного Фонда», общий долг стран «Еврозоны» составляет около 91% от их ВВП в 2013 году, а в Финляндии, отношение этого долго к ВВП еще больше — около 53%. А ведь зона «хождения» единой европейской валюты охватывает до семнадцати стран Европейского Союза из двадцати семи. Евро свободно ходит на части запредельных территорий, например в Косово и Черногории, но это качественно не меняет ситуацию. Можно с уверенностью утверждать, что в рамках единой Европы формируется двухуровневое пространство — политическое и узко-финансовое, которое не стремится к интеграции, что хорошо было продемонстрировано на примере санкций по отношении к российскому государству. Виной всему этому является ухудшающийся долговой кризис внутри самой Европы и дальнейший эффект «домино».

Спекуляции вокруг роста стоимости долговых обязательств в проблемных странах ЕС является, возможно, основной угрозой для существования союза. Данный процесс ведет в первую очередь, к разрыву совместных возможностей для финансового взаимодействия между странами, что в свою очередь может вообще привести к «дефолту» — в условиях которого, правительство заявит о невозможности выплат по своим «финансовым обязательствам».

Опрос, проведенный в августе 2014 году британской «The Financial Times»71, подтвердил, что лишь 26% немцев считают, что наиболее уязвимая Греция сможет вообще когда-либо вернуть свои долги, и средства, полученные в рамках региональной поддержки.

Так, М. Драги уже делал заявление о том, что его ведомства готовы скупать государственные облигации т.н. «проблемных стран Юга» на жесточайших условиях. «Везде экономические показатели слабые, и инвесторы продолжают связывать свои надежды исключительно со стимулирующими мерами от глобальных центробанков» — цитирует «AFP»72 руководителя финансовой компании Prudential Brokerage Э. Ченга.

Как считают аналитики «AFP», от Англии не стоит ждать особого интереса в решении кризисных процессов на европейском континенте. Очевидно, что Великобритания взяла курс на утверждение своей позиции как некого «посредника» между странами Северной Америки и Европы, даже если это происходит в минус интеграционных процессов в ЕС73. Так или иначе, даже если с долгами Европа справится, то т.н. «геополитические блоки» (в том числе американско-британский и германо-франкский, блок БеНиЛюкс) скорее всего не исчезнут. Блоки продолжат свою политическую линию во внешней и внутренней политике в ущерб интеграции Европы.

Как результат, деструктивный экономический кризис на европейском рынке, вероятнее всего, будет медленно разрушать политическое единство многих стран Европы. Политическое издание «Stratfor», т.н. «Европейский дневник» например, утверждает новые акторы входят в пределы экономического пространства Европы и нарушают традиционные позиции игроков. В данном логическом ключе сложно не согласиться с политологами от «Stratfor», союзы, которые еще в XX веке казались немыслимыми в пределах Европы, теперь становятся реальностью по всему континенту.

Сегодня нормой в Европе стали самые немыслимые вещи, казавшиеся невозможными еще 5 или 6 лет тому назад. Огромное число европейцев не смогли бы поверить, что безработные в Греции и Испании превысят отметку в этих странах больше 25%, что националисты и партии евроскептиков начнут активно дестабилизировать собственные государства, объявлять референдумы об отсоединении отдельных регионов страны. Особенно ярко это начинает выражаться в условиях кризиса властных институтов в Украине, политического кризиса, который влияет и на ее отношения с Европой, ограничивает ее общие интеграционные возможности, а появление огромных потоков мигрантов угрожает национальной безопасности даже ассоциированных членов Евросоюза.

Действительно, большинство европейцев и подумать не могли о том, что в самые ближайшие годы само существование Европейского Союза окажется под такой серьезной угрозой. Для многих англичан, шведов, греков и испанцев трансформация их политических систем все так же представляется чем-то невероятным, но, по всей видимости, стабильность в Европе сохранилась лишь в угрозе возникновения очередных политических «сюрпризов».

Глава 2. Особенности и причины политического кризиса на Украине. Трансформация властных институтов

2.1 Украина как составляющая часть геополитического пространства мира

Мировой финансово-экономический кризис в XXI веке, вызвал много вариантов осмысления его сущности, причин, способов преодоления негативных последствий. Подтверждением этому может служить тема швейцарской международной конференции 2015 года: «Россия — Европа: пути выхода из кризиса» и ее проблематика: «Украинский кризис перерос в глобальный кризис политики и безопасности, главными действующими лицами которого стали Европейский союз и Россия».

В условиях углубляющего мирового кризиса формируется особая политическая ситуация в мире и иные международные отношения между странами. На современные мировые политические отношения оказывают влияние такие факторы, как мировая экономическая ситуация, военно- стратегическая ситуация, роль отдельных государств, природная среда, состояние сырьевых, природных и демографических ресурсов. Это позволяет говорить об определенных тенденциях в развитии международных отношений: рассредоточение власти, глобализация международной жизни, усиливающаяся поляризация стран мира, демократизация международных отношений, широкое использование диалога общественности, расширение сферы национальной безопасности.

Американский политолог Алекс Бэттлер определил несколько аксиом и законов развития мировой политики, действенность которых подтверждает практика.

Аксиома первая:, Аксиома вторая:, Аксиома третья:, Первый закон, Второй закон

Геополитическая ситуация, которая сложилась вокруг Украины, демонстрирует практическую реализацию законов и аксиом А. Бэттлера, и создает угрозу безопасности не только России, но странам Евросоюза.

В 2014 году на Украине утвердился режим, считающий главным условием своего выживания жесткую конфронтацию с Россией и угодничество перед Западом, только так Украина может рассчитывать на финансовую помощь и военно-политическую поддержку Евросоюза и США. Сложившаяся геополитическая ситуация вокруг Украины является результатом усилий Запада по превращению страны в стратегический плацдарм у западных границ России.

За все годы независимости Украина не смогла выработать стратегию развития страны, обеспечить мир и спокойствие. Для украинского общества стала привычной ухудшающая экономическая ситуация, политическая нестабильность, постоянные политические, межнациональные, межконфессиональные и другие конфликты.

Представители украинской политической элиты вместо того, чтобы строить новое украинское государство, занялись созданием моноэтнического государства, дележом и распродажей советского наследства, накоплением и увеличением личных состояний.

К концу 2013 года определяющими факторами формирования государственной идеологии и политики Украины стали идеи национальной исключительности, фальсификация и постоянное переписывание история, идеализация военных преступников, активный поиск внутренних и внешних врагов, идеи русофобии и борьба с русским языком.

февраля 2014 года в Киеве конфликт интересов различных политических сил в стране привел к вооруженному захвату власти. Захватившие власть в Киеве получили политическую, дипломатическую, материальную и военно-техническую помощь от Евросоюза и США. Политический кризис на Украине запустил механизмы глобальной конфронтации, стал очевидной угрозой для стабильности в Европе, безопасности России и всего мира. Растет стратегическое противостояние в мире, в события на Украине втягиваются ведущие мировые державы — США, страны Евросоюза и Россия.

Россию в этой ситуации ожидает ослабление стратегических позиций в зоне Черного моря, сужение транзитных возможностей в торговле с Евросоюзом и угроза возможного расширения зоны НАТО за счет территории Украины.

Еще в 2002 году в Стратегии национальной безопасности США подчеркивалась важная роль «могущества вооруженных сил Соединенных Штатов, которому нет равных».

В документе отмечается необходимость присутствия американских сил за рубежом, баз и мест дислокации по всему миру. Обширный арсенал военных ресурсов позволяет США вести информационно-сетевые войны, обеспечивать доступ вооруженным силам США к локальным войнам, возможность использовать «новые методы применения вооруженных сил, современной технологии, включая разработку эффективной системы противоракетной обороны, и уделять более пристальное внимание сбору и анализу разведывательных данных»76.

В этом важнейшем политико-стратегическом документе сохраняются претензии США на мировое лидерство и военное могущество, поэтому американские военные советники или вооруженные силы присутствуют практически в любой точке мира, активно принимают участие в раздувании мировых военных конфликтов. Можно назвать Сирию, Афганистан и Украину в том числе. В 2016 году военные советники из США стали активно участвовать в подготовке украинских военных для участия в конфликте на юго-востоке страны.

Однако, ни в военном, ни в экономическом отношении Украина, несмотря на своих американских советников, сегодня не в состоянии противостоять России.

Основное содержание российско-украинских отношений за все годы независимости Украины составляли споры по: ценам и поставкам природного газа на Украину и обеспечение его транзита в Европу; квотам и ценам на поставляемую в Россию продукцию украинских промышленных предприятий; вопросам базирования Черноморского флота России в Крыму; статусу русского языка и т.д. Россия неизменно шла на уступки Украине, выплачивала ей дополнительные крупные суммы денег и т.д., но Украина так и не стала стратегическим партнером России.

Украинские политики привыкли к такой ситуации и надеялись, что такой стиль в отношениях с Россией сохранится надолго, но когда на юго- востоке Украины идет гражданская война политические и экономические отношения с Украиной коренным образом изменились.

Российская Федерация открытое заявила, что в случае жизненной необходимости готова для обеспечения безопасности своих соотечественников на Украине применить российские вооруженные силы. Этим Россия указала украинским властям и их западным покровителям на ту черту, которую преступать не следует, Россия намерена решительно защищать свои стратегические интересы в Черноморской зоне и на Украине, и для этого у нее имеются и политическая воля, и необходимые ресурсы.

В ответ на Западе развернулась мощная информационная кампания против России, которая для снижения внешнеполитических достижений последних лет и международного авторитета руководства России. К сожалению, эта война Россией пока проигрывается. В глазах европейцев Россия и ее Президент В.В. Путин вновь носят образ врага, как в период «холодной войны», хотя нельзя не отметить, что твердая позиция России в урегулировании военного конфликта на юго-востоке Украины привела к тому, что в последнее время наметилась тенденция пересмотра этого образа.

Россия — самодостаточная страна с богатыми природными ресурсами. Многочисленные санкции в отношении России укрепили национальное единство страны, активно стала укрепляться национальная экономика и национальная финансовая система, постепенно усиливается военная безопасность.

Политический кризис на Украине расставил все по своим местам, внес ясность в стратегическую и политическую картину мира и в понимание того, чего стоят России по словам Президента Российской Федерации В.В. Путина ее «западные друзья и партнеры». Наиболее ясной становится позиция стран по отношению к России в связи с событиями вокруг Крыма и его неотъемлемого права на самоопределение.

Позиция западного сообщества — «Большая семёрка», государства- члены НАТО, Евросоюз, Совет Европы — к ситуации с самоопределением Крыма заключалась в осуждении «российской агрессии», российского вмешательства во внутренние дела Украины и поддержке территориальной целостности и суверенитета Украины.

Западное сообщество предъявили России требования: соблюдать нормы международного права и международные обязательства, прекратить вмешательство во внутренние дела Украины и в рамках так называемой «контактной группы по Украине» решать с помощью политического диалога все спорные вопросы с Украиной.

Со своей стороны, Россия отказалась признавать легитимность новых властей Украины, которые пришли к управлению страной путём неконституционного вооружённого переворота, поэтому не обладают общенациональным мандатом. Россия отказывалась рассматривать новые власти в качестве равноправного участника внешнеполитического диалога.

Отказ России принять требования западного сообщества привёл к резкому охлаждению отношений с НАТО, Евросоюзом, Советом Европы и государствами-членами этих организаций и к введению против России политических и экономических санкций.

Западное давление на Россию, в том числе и санкции, по словам Президента России В.В. Путина, связано не только с обстановкой в Донбассе и присоединением Крыма, но и теорией сдерживания: запад начинает негативно относиться к России, когда она поднимается, заявляет о своих интересах, защищает их.

Санкции, по словам Президента России В.В. Путина, не способны нанести большой ущерб экономике. Россия за последние годы сформировала собственную базу технологий для импортозамещения и модернизации. Мировая экономика сейчас подвержена стагнации, потребление сокращается и дешевеет нефть. Среди экономистов, предпринимателей и политиков существует понимание того, что существующая модель экономической динамики, как для всего мира, так и для России, исчерпана. Глобальная валютно-финансовая система находится в стадии неуправляемого расширения, что, в свою очередь, ведет к разорению основной массы населения и ухудшению состояния бюджетных систем большинства стран.

Россия, хотя и получила выгоду от устойчиво высоких цен на энергоносители, занимает в глобальной валютно-финансовой системе весьма скромное и подчинённое место. Россия пока не контролирует своё экономическое пространство, доходы от нефтегазовой трубы вылетают в «капиталистическую трубу», а основные активы национальной экономики вывезены в офшорные зоны и заложены под внешние кредиты и инвестиции. По разным данным, около 750 миллиардов долларов, что в 1,5 раза превышает размеры золотовалютного резерва страны.

По данным РИА-Новости, во всех странах Евросоюза к 2016 году все чаще высказываются о нежелании оказывать финансовую поддержку Украине и о понимании, что противостояние с Россией было навязано Евросоюзу из Вашингтона. Лидеры Евросоюза вынуждены учитывать мнение своих избирателей.

Подсчет убытков от контракций — запрета на поставки европейской продукции в РФ — показал, что только в 2014 году потери Евросоюза оценивались в 12 млрд. евро, без учета «недополученной прибыли».International Business Times со ссылкой на данные консалтинговой компании Corporate Executive Board Company отмечает, что уровень делового оптимизма падает в связи с санкциями в отношении России.

Все чаще в периодической печати появляются сомнения в необходимости санкционной войны с Россией, агентство Reuters отмечает:

«Ястребы» Евросоюза продолжают призывать своих коллег использовать метод кнута и пряника в отношении России, однако делают это европейские страны, в том числе, и во вред себе».

Все понимают и простые жители Европы. Так, согласно социологическим опросам, проведенным агентством ICM Research для МИА

«Россия сегодня» в трех странах ЕС — Германии, Франции и Великобритании — 27% европейцев убеждены, что Евросоюз ввел санкции против России под давлением со стороны США, эту точку зрения разделяют в Великобритании — 25%, во Франции — 33%.

При этом тех, кто уверен в том, что США и ЕС действовали сообща — в среднем 37%. На вопрос «должен ли Европейский союз действовать на международной арене более независимо от США» уверенно сказали «да» 38% французов, 39% британцев и 63% немцев.

Более того, 35% опрошенных европейцев уверены, что санкции, введенные для урегулирования украинского кризиса, способствовали его эскалации. 26% опрошенных придерживаются альтернативной точки зрения, а 28% считают, что санкции на ситуацию на Украине вообще никак не повлияли. В Германии 54% оценивает санкции как фактор ухудшения ситуации.

Единственным способом выйти из кризиса, по мнению председателя Восточного комитета немецкой экономики Э. Кордеса, является ведение переговоров без взаимных обвинений. «Тот политический кризис, с которым мы имеем дело, необходимо решать политически, а не с помощью экономических санкций. Россия в средне- и долгосрочной перспективе должна оставаться экономическим и политическим партнером ЕС, а также Германии, — резюмировал он.

В Германии 62% считает, что Европе нужна большая независимость от США, тех, кто оценивает роль санкций негативно, 31% — во Франции и всего 17% в Великобритании.

От войны санкций в России пострадали как отдельные лица, так и крупный бизнес Эффекту санкций в крупных отраслях промышленности, по мнению главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, можно будет дать оценку не ранее 2016-2017 года.

Сегодня о необходимости отмены санкций говорят все чаще, но официальные лица в Евросоюзе и США настаивают, что отмена санкций возможна только после изменения ситуации на Украине, а в России продовольственное эмбарго готовы снять только после отмены санкций со стороны ЕС, США и других стран.

Евросоюз и США поддерживают на Украине раздоры и любое противостояние, будь то официальная политическая оппозиция, народная власть, ультраправые силы, при этом у них вызывают порицание и неодобрение «любые» меры правительства Украины против беспорядков, захвата зданий и избиения полицейских. От правительства Украины Евросоюз добивается якобы максимальной лояльности к народу, не мешать ему проявлять протесты в любой форме, а при этом рекомендуют отказаться от еще оставшихся последних законов Украины, направленных против национализма, коррупции, экстремизма и другого беспредела.

В отличие от Украины в странах Евросоюза, предусмотрена жесткая уголовная ответственность за приверженность к идеям фашизма, публичные призывы к насилию, расовой дискриминации и нетерпимости, в то же время как на Украине Евросоюз и «прозападные СМИ» поддерживают идеи фашизма и расовой дискриминации. Ответственность за пропаганду фашизма — это один из первых законов, который принимался в Европе и во всем мире, а на Украине — это преступление против свободного волеизъявления народа и демократии. политический кризис украина властный

Деятельность многих украинских экстремистских организаций, таких как «Свобода» и «Правый сектор» признаются угрозой всему обществу и законам, но на Украине именно они делают очередную «цветную революцию» и помогают свергнуть правительство выбранное большинством.

Украинские власти утверждают, что переписали большую часть своих законов, опираясь на европейское законодательство. Сегодня именно этими законами и недовольно большинство простых украинцев.

Итак, можно констатировать, что геополитическое положение Украины и украинский политический кризис изменили политическую ситуацию в Европе и во всем мире и привели к изменению традиционных международных отношений между странами, усилилась поляризация стран мира, на повестке дня многих стран встал вопрос о национальной безопасности. К сожалению, мировой экономический кризис и политический кризис на Украине продолжаются, как и противостояние России и Запада.

2.2 Причины возникновения и особенности развития политического кризиса на Украине

С момента объявления о своей самостоятельности в девяностые годы, из всех стран постсоветского пространства, украинское государство отличается своей невероятно насыщенной внутренней политической жизнью. Так, историк М. Пискунов рассматривал основные причины этого феномена в ключевых факторах приватизации крупной собственности на Украине. Причины происходящих на Украине процессов нужно искать во взаимодействии ее внутренних финансовых и политических кругов.

В самой политической жизни на Украине выделяется огромное количество как внешнеполитических, так и внутриполитических акторов. Акторами в украинской политике являются самые разнообразные действующие силы и лица, обладающие определенными финансовыми и политическими инструментами давления. Они могут весьма быстро трансформироваться и адаптироваться в зависимости от данных на момент условий. В связи с наличием большого числа действующих игроков, заинтересованных в перманентном кризисе на Украине, имеет смысл выделить основные причины сложившейся ситуации:

Первой причиной является особенность специфического процесса приватизации остатков советской экономики. Данный процесс для Украины и других государств постсоветского пространства имеет императивное значение, в связи с тем, что именно он стал определяющим фактором власти в результате коллапса советского государства.

Л. Кучма как выходец из директорского корпуса СССР не отдавал особого внимания полной приватизации остатков советского наследства на Украине. Во время его власти приватизация получила ярко обозначенные «семейно-клановые» краски. Президент, как только мог, способствовал продвижению близких ему людей и своих родственников. Они получали наиболее значимые государственные активы и выгодные финансовые заказы.

Именно так получил свое богатство самый влиятельный человек украинского государства на тот момент — шурин Л. Кучмы В. Пинчук.

Основополагающие факторы развития планетарного рынка в конце XX века определили место остаткам экономики постсоветского пространства — крупные промышленные гиганты требовали огромных капитальных вложений.

В 1990-х годах Украине достались машиностроительный и металлургический сегменты советской экономики с очень сложными цепочками производства. В определенный момент они не очень интересовали украинских олигархов. Исключением же в данном случае стал энергетический сектор страны и все транспортные сети, которые его обеспечивали.

Стоит отметить, что газовая отрасль в России практически полностью направлена на европейские страны и Содружество Независимых Государств. В Европейский Союз поступало до 64,70% газа, а в СНГ — до 27,86%. Остальная часть сжиженного газа поступала в азиатские страны.

Абсолютное большинство отечественных компаний полностью зависимо от рынков сбыта газа в Европе. Однако само правительство ЕС серьезно разделяло и диверсифицировало свое потребление. Доля газа в российском импорте составляла не более 34,45%. После России, поставщиком выступали Норвегия и Нидерланды. В тоже время, США получают весь необходимый газ благодаря Канаде, а со «сланцевой революцией» поставили своей задачу увеличить экспорт и в Европу.

Газ, который транспортируется в европейские страны благодаря газовым трубопроводам в Беларуси и Украине, стал для трех игроков настоящим «шелковым путем» — дорогой к новой жизни.

Чиновники и бизнесмены, которые участвовали в этом процессе, на территории Украины могли «монетизировать» свои должности с огромной для себя выгодой. Большая часть олигархов в украинском государстве создали свои богатстве именно на транзите газа из России. Когда глобальная конъюнктура рынка (экономическая ситуация, складывающаяся на рынке и характеризующаяся уровнями спроса и предложения, рыночной активностью, ценами) в двухтысячных начала меняться, то на «энергетические» деньги как раз и была проведена «большая украинская приватизация», в результате который и были окончательно скуплены все крупные предприятия страны. Уже к концу второго срока Л. Кучмы на Украине можно наблюдать окончательное формирование олигархических кланов, тесно завязанных на украинскую власть.

Важно и то, что ежегодно снижалась и доля государственного сектора в экономике Украины до момента кризиса 2008 года, когда промышленность Украины обрушилась окончательно.

Когда исторические пределы социально-экономического кризиса на Украине были достигнуты, остатки не обрушившейся украинской производственной машины были собраны «по кусочкам», небольшие предприятия руками олигархов стали превращаться в крупные холдинги, которые пытались восстановить советские производственные цепочки и мощности под одним управлением.

Хотя концентрация предприятий не укрепила украинскую государственность, а скорее, наоборот, усилила центробежные процессы и регионализацию Украины. Аккумуляция предприятий и производственных цепочек производилась вокруг глав исторически самых мощных «красных» предприятий. Именно металлургия и машиностроение являлись основой экономики Украины и основными статьями экспорта в стране. Важно то, что эти предприятия были расположены и собраны в основном в Донецкой и Днепропетровской областях страны. Данные области в 2012 и 2013 году давали украинскому ВВП вклад в размере 10,15% и 11,8%, а их основная доля в экспорте, дающим стране жизненно важную валюту, — до 14,17% и 17,83%. Больше этих предприятий в ВВП вносила только столица — Киев (около 19,03% ВВП и до 22,13% экспорта).

В то же время, столица потребляла до 42,28% всего импорта, что не говорит о его высоком потенциале как производительного региона.

Регионы юго-востока Украины, во-первых, дают около пятидесяти процентов всего совокупного населения страны (что приблизительно 20 миллионов граждан), до военных действий в этом регионе было более 46% от ВВП производства всей страны, и их продукция давала 55% экспорта Украины.

В данном логическом ключе, можно говорить о том, что в противостоянии на Украине за последние годы не имеет большого значения такой фактор как межкультурная война. Все государственные активы и посты пытаются делить между собой выходцы с юго-востока страны, а реальным содержанием этих боевых действий на юго-востоке Украины является не столько противостояние Востока и Запада, сколько попытки Днепропетровского олигархически-чиновничьего клана (Л. Кучмы, И. Коломойского, П. Лазаренко и Ю. Тимошенко) бороться с Донецким олигархическим кланом (В. Януковича, С. Тигипко, Р. Ахметова).

В этом смысле, самым могущественным представителем Днепропетровска является бывший Президент Украины Л. Кучма. Именно он открыл путь в политику национального уровня своим землякам, старался оставаться в положении «над противостоянием» кланов, избирая своим ориентиром свою семью и близких. «Семью» возглавлял в Украине В. Пинчук78, который формально был членом Днепропетровского клана.

Политика Л. Кучмы как арбитра ярко выразилась в момент, когда в конце своего второго президентского срока он создал союз с главой Донецкого клана, представителем которого на тот момент был В. Янукович. Именно В. Янукович стал его преемником, а само союзное соглашение было скреплено приватизацией советского гиганта «Криворожсталь». Он достался Р. Ахметову (от донецких) лишь за 800 миллионов долларов и В. Пинчуку (из днепропетровских).

В последствии в Днепропетровском клане возникла часть недовольных Л. Кучмой. Именно ей удалось во время «Первого Майдана» разрушить все планы Президента Украины и восстановить свои властные позиции. Судьба «Криворожстали» в результате громкого общественного процесса была решена через реприватизацию по огромной рыночной цене в 5 млрд. долларов США и «Криворожсталь» вошла в состав сталелитейной производственной империи индийца Л. Миттала.

После Л. Кучмы, самой известной представительницей Днепропетровска является Ю. Тимошенко. Она была напрямую связана с еще одним представителем клана — П. Лазаренко, который в 1996 — 1997-х годах был главой украинского правительства. При П. Лазаренко проходили самые жесткие теневые схемы торговли транзитными ресурсами из России, в связи с которыми и появились огромные сырьевые капиталы клана Днепропетровска.

Ранее исполняющий обязанности президента Украины А. Турчинов в самом конце восьмидесятых возглавил отдел пропаганды и агитации обкома комсомола Днепропетровска. И уже ближе к девяносто второму году управлял комитетом по процессу приватизации в днепропетровской областной администрации и был непосредственно связан с П. Лазаренко.

Наиболее известные представители днепропетровского олигархата И. Коломойский и Г. Боголюбов. С ними самое долгое время можно связать медиа-империю С. Тигипко, который уже в двухтысячных тяготел ближе к Семье. Стоит подчеркнуть, что до момента «Второго Майдана» эти олигархические группы, находящиеся в оппозиции, были скорее наиболее младшей, слабой ветвью клана из Днепропетровска. В то же время, его старшие представители — Лазаренко, Турчинов, Тимошенко отказывались от бизнеса в пользу украинской политики.

Постепенно, на Украине либеральная модель экономики сменяется на неолиберальную, с высокой долей участия государства. Сама структура советской экономической машина была такова, что просто концентрирования предприятий в одних руках было недостаточно. Следующим этапом концентрации предприятий в стране становится непосредственное вмешательство государства в весь хозяйственный механизм страны, попытка связать сотни цепочек промышленности волей самого государства, которое в результате обретает квазисоветскую форму . «Квазисоветскими» являются традиционные способы взаимоотношений в советский период между гражданами и власть имущими, которые переносились в современность после лишь их видоизменения, не претерпевая сущностных изменений.

Реализация этой квазисоветской управленческой формы связана с задачами, которые ставила перед собой украинская власть, и была адекватна постсоветской промышленной модели, т.е. в целом для всех стран постсоветского пространства.

Сравним рост ВВП украинского государства в самые последние десятилетия по отношению к девяностым годам. Даже с учетом кризиса 2008 года, общий украинский ВВП в 2005 и 2012 годах вырос еще на 13,8%, а в 2013 году ВВП Украины составлял более 69,5%, если сравнивать его с 1990 годом. В 2008 году до кризиса, эта цифра колебалась до 74,3%.

Как результат, основной причиной кризиса на Украине является в первую очередь фрагментарность ее экономики, раздробленность финансовых активов между региональными «царьками» и кланами, незащищенность на общегосударственном административном уровне.

Высокая централизация на Украине в результате, не смогло объединить и поставить под свой контроль все группы сформировавшегося олигархата. Связано это со следующими причинами:

Во-первых, сам государственный аппарат насилия до начала войны на востоке страны был крайне слаб. И дело тут далеко не в количественной или технической слабости силовиков на Украине, ведь наследством Советского Союза стал и образцовый аппарат принуждения, и крупный комплекс военной промышленности. Скорее всего, причина связана с тем, что вся украинская полицейская, да и вообще силовая структура превратилась в элемент наращивания финансовых ресурсов, фактором монетизации государственной должности. Фактически, силовики были вообще нелояльны ключевым руководителям государства. Они не хотели применять силу и бороться за интересы своих глав против своего народа.

Во-вторых, слабость Украины связана с отсутствием единства интересов разных олигархических структур. Государство не в состоянии объединять всех олигархов вокруг себя, если все они борются за разные коммерческие интересы.

Разные направления украинской экономики видны в структуре самого экспорта Украины и в его изменениях за двадцать лет. Сразу же после обретения своего суверенитета, Украина получила в торговые партнеры лишь Беларусь и Россию. За время своей независимой политики, доминирующим конкурентом в этих рынках стал Европейский Союз. Причем, если еще в 90-х годах до сорока процентов внешней торговли Украины приходилось на Российскую Федерацию, и около двадцати на страны Европы, то в 2000-х эти цифры составили до 27-30%, а кризис 2008 года сохранял структуру экспорта примерно на том же уровне, однако на этом рынке неуклонно сокращалась доля России.

Как результат, направления экономической интеграции для бизнеса и олигархов в целом, ориентированных на разные рынки сбыта, является крайне важным. Фактически, большую роль в формировании внешнеполитических блоков играло само физическое положение Украины. Власть в украинском государстве просто была не в состоянии обеспечить удовлетворения всех акторов и властных групп в стране. Ведь именно поэтому причиной «Второго Майдана» становится срыв подписания экономического соглашения с Европейским Союзом, которое ничего для Украины сразу не гарантирует.

Факторы формирования «квазисоветской» формы функционирования украинского государства активно влияют на саму политическую жизнь страны. Перманентный политический кризис является следствием того, что во власти оказывается то один, то другой олигархический клан, а само государство стремится максимально усиливать свою роль. В этом процессе бюрократическая машина создает условия, необходимые ей для того, чтобы государственная власть могла свергнуть любой неугодный ей финансовый клан. Действительно, ни один «Майдан» не был реально сформирован оппозиционными силами, скорее всего, он реанимировался инициативами из Киева. Сам Л. Кучма, находясь у власти, считал возможным, опираясь на свою семью, раскалывать клан Днепропетровска и действовать вместе с олигархами из Донецка для начала новой волны приватизации. Последствием этих действий и стал во многом «Первый Майдан», который и восстановил основной баланс сил на Украине.

Уже год спустя, при формировании нового режима этот баланс сильно пошатнулся, связано это было с деятельностью Ю. Тимошенко. Показательная реприватизация «Криворожстали», наведение порядка в законодательстве о приватизации сделали этот процесс не таким коррупционным. Вскоре, силы В. Ющенко в «революции оранжевых» вместе с силами Донецка сместят Ю. Тимошенко с ее поста, а в 2010 году В. Янукович ближе всех остальных сделает шаг в сторону объединения вокруг себя всех олигархических кланов.

Самому В. Януковичу долгое время удавалось опираться на клан Донецка, а так же склонного к конформизму сегмента Днепропетровского клана, а так же нефракционных олигархов. Все же, коалиционные силы регионалистов оказались слишком неустойчивыми, и связано это было с тем, что большая их часть была бизнесменами, которые были преданы режиму только до тех пор, пока он являлся успешным политически и стабильным. Это неплохо продемонстрированно тем, что сотни депутатов украинской Рады, которые голосовали за отставку В. Януковича в феврале 2014 года, еще недавно поддерживали его «тиранические» законы в январе того же года.

Развитие «Второго Майдана» связано с активным участием украинских олигархов, например, в процессе разгона т.н. «Евромайдана», лидеры стран Европейского Союза и США грозили ввести санкции против ряда основных олигархов и политиков страны из окружения В. Януковича. В них вполне могли попасть: Р. Ахметов, В. Новинский, А. Клюев и его брат Сергей. А связано это с тем, что Ахметов контролировал до пятидесяти пяти депутатов от регионалов, а братья Клюевы имели влияние на остальную часть фракции

«Регионов». Смена парламентской коалиции и центральной власти заставила многих представителей бизнеса (С. Тарута, И. Коломойский) перейти в крупную политику, став руководителями областных администраций на Украине.

Интересен для рассмотрения и инцидент, произошедший в марте 2014 года, когда генерал-майор А. Якименко, возглавлявший службу безопасности при президенте В. Януковиче в ходе одного из интервью каналу «Россия 1» сказал, что финансирование государственного переворота на Украине осуществлялось не только руками американцев, но и самих украинских олигархов. Также в данном интервью он заявил: «Как и Порошенко, так и Фирташ, Пинчук финансировали Майдан. Они заложники данной ситуации, потому что весь бизнес, все их активы расположены за рубежом. И они выполняли команды Запада. Им не оставалось ничего другого, как поддержать Майдан, так как в противном случае они бы остались без своих активов. В данном случае они не думали о стране. Они думали только о своих финансах».

Считается, что наибольший интерес от войны с Россией был у И. Ко- ломойского. Именно он содержал вооруженные силы «Штурм» и «Днепр», вкладывая в них до десяти миллионов в месяц.

Второй причиной продолжающегося кризиса на Украине можно считать «украинский национализм».

Выдающийся британский исследователь в этой области, Эли Кедури в своей работе «Национализм» приходит к следующим выводам:

«Национализм не упрощает отношений между различными группами в областях со смешанным народонаселением. Отстаивая передел границ и перегруппировку политических сил в интересах конкретной нации, он угрожает балансу, достигнутому различными группами, вновь затрагивает прежде урегулированные вопросы и ведет к новым раздорам. Поскольку требования националистов не терпят компромиссов, они вынуждены измышлять возможности вновь возвращаться к темам, которые сами в данный момент предпочли бы считать закрытыми. Вместо того, чтобы укреплять политическую стабильность и политические свободы, национализм на территориях со смешанным населением провоцирует трения и взаимную ненависть».

Исторически, национализм на Украине сложился как идеология киевской диссиденствующей интеллигенции. В конце девяностых годов, на волне перестройки он стал основным в идеологии верхушки украинской политики. Однако очень скоро вновь скатился до уровня маргиналов, используемым власть имущими для собственных целей. Второе дыхание украинский национализм получил как инструментарий борьбы между «Днепровскими» и «Донецкими». Фактически, национализм как феномен становится основным элементом новой украинской политики.

Национализм становится очень удобным элементом давления на «донецких» бизнесменов и политиков, которые по своей природе тяготели к псевдосоветскому «патернализму» — т.е. такой формы регулирования трудовых и социальных отношений, которая проявляется в покровительствовании государством зависимых от себя субъектов.

Таким образом, сам феномен украинского национализма, оформившийся в форме национал-либеральной модели, был возвращен в большую европейскую политику еще «Первым Майданом». Хотя в целом, провал всей политики В. Ющенко сделал это «возвращение» весьма коротким.

Второе его возвращение началось уже только к двухтысячным годам. В 2010 году «Донецкие» снова сумели заполучить всю полноту власти на Украине. Тогда же новое переформатирование ультраправой партии

«Свобода» привело к ее мощному маршу из Львова в Киев, а олигархат Днепропетровска, прежде всего с И. Коломойским, взял на себя содержание фашиствующих украинских организаций, которые уже в 2014 году сформировали ядро т.н. «Правого Сектора».

«Партия Регионов» определенное время считала выгодным наличие националистов на внутренней политической арене Украины. Это позволяло им сформировать свой электорат и раскалывать силы «оранжевых».

Не случайным является и то, что во время гражданского противостояния на Донбассе центром АТО стали не западные регионы Украины, и фактически, даже не Киев, а именно Днепропетровск, где при поддержке на тот момент И. Коломойского формировались наиболее мощные добровольческие батальоны новой власти.

На самом деле, вероятнее всего, предположение, что западные части Украины стоят за Европейский Союз весьма условно, как и то, что Донбасс выступает за Россию. Для украинской химической и металлургической промышленности, большая часть которых находится в Луганске и Донецке, Россия во многом является конкурентом не на европейском рынке сбыта удобрений и металла, с этими заводами связывают и мощную донбасскую угледобычу. С другой стороны, другой статьей экспорта Украины является машиностроение Харьковской, Запорожской и Днепропетровской областей. Они еще с советской эпохи напрямую связаны с российским рынком.

Военно-промышленный комплекс на Украине, находящийся на востоке, последние годы выживал только благодаря заказам со стороны России. Вероятнее всего, даже харьковский тракторный завод на ниве танкостроения из нижнетагильского «Уралвагонзавода» как никто другой не хотел бы поражения пророссийского движения на Донбассе, победе Украины и разрыва отношений России и Киева.

Наконец, третьей причиной можно обозначить отсутствие реального гражданского общества на Украине. Этот факт часто упускается в исследованиях отечественных политологов, а ведь он наиболее сильно влияет на разобщенность украинского общества и его желание создать новую национальную идентичность. Связано это с тем, что Киев так и не сумел провести комплексные, последовательные общественные реформы, а столкновение самых разных сил на Украине после приватизации, затем реприватизации создавали хорошие условия для того, чтобы олигархи могли одновременно тормозить развитие небольшого бизнеса в стране, что не способствовало формированию гражданского общества совсем.

Проблемы в отношениях собственности отражались на трудовых отношениях и на сферу труда целиком. Отсутствовала и динамика в формировании новых рабочих мест, повышении оплаты труда и качества рабочих мест, а как результат и усиливалась трудовая миграция.

Крупные теневые сектора украинской экономики позволяли повсеместно нарушать трудовое законодательство, что позволяло эксплуатировать самых незащищенных — женщин и детей. Последствием этого стала потеря ориентиров, полная потеря идеалов и размывание ценностных представлений у людей, даже с богатым жизненным багажом.

Это позволяло молодежи сформировать сугубо потребительские представления о жизни.

Политические реформы, пройдя лишь свои первые стадии, сразу же превратились в яблоко раздора, предметом противостояния влиятельных кругов. Глубина политического кризиса видна и в сильнейших фальсификациях во время выборов, в размерах коррупции и обсуждений вокруг нее в закулисье страны. Следствием всего этого являлось то, что законодательная база новой политической системы формировалась очень медленно.

Сам процесс создания гражданского общества на Украине связан с рядом серьезнейших препятствий. В первую очередь, они обусловлены переходным аспектом видоизменения общественных сфер. Коллапс социальных структур был связан с мощнейшей поляризацией общественной формации, при котором большая часть общества стала подавляемой.

Это не позволяло даже отдельным индивидам в обществе, тем более группам, реально консолидироваться в различные союзы и объединения для фактической реализации своих жизненных интересов. Без мощного стабилизационного фактора, такого как широкий «средний слой» в обществе невозможно и развитие самоорганизации. Подобный слой мог бы быть заинтересовал в сохранении тяжело завоеванных демократических бенефиций и благ.

В данном логическом ключе, основным барьером к формированию институтов гражданского общества на Украине явилась ограниченность основных источников их финансирования. Огромное количество граждан просто не имели возможности, а впоследствии и желания поддерживать деятельность своих объединений пожертвованиями и взносами.

Так же не сложилось и оптимальных взаимоотношений между классом предпринимателей и частными общественными организациями. Как можно было успешно провести реальные политические реформы, полностью проигнорировав ментальность самого украинского народа. Не обращать внимания на то, что новые управленческие решения и институты неминуемо будут влиять на сознание огромных масс народонаселения. А ведь именно сознание является основным и наиболее весовым фактором формирования окружающей действительности.

Подводя итог, можно констатировать, что тенденции в трансформации Украины в «квазисоветскую» форму правления в последние пятнадцать лет не прекращали своего действия. Фактически, ни один «Майдан» не сумел ее остановить или отсрочить хотя бы на несколько лет. Как показывает нам история, диалектика развития общества такова, что даже в условиях самой радикальной прямой демократии может произойти быстрый откат к диктату меньшинства. Это и произошло со «Вторым Майданом» на фоне гражданской войны на юго-востоке страны. В этом смысле, перспективами новой украинской власти становится:

Во-первых, ведение войны, которая позволяет централизовать государство и объединить его под единым началом, а степень жестокости с обеих сторон создает предпосылки для полного захвата собственности в парадигме «горе побежденным». Это заставляет близкие к киевской власти кланы объединяться вокруг нее, при этом, государство не сводится лишь к фигуре П. Порошенко. Сам олигарх — выходец из киевского клана ограничен в своих действиях, с одной стороны, представителями «Днепропетровска» на ключевых позициях в государстве, а с другой националистами, просочившимися в силовой аппарат страны.

В результате, П. Порошенко должен будет либо лавировать между своим окружением, либо уступить его агрессивной части, наихудший сценарий для него — замена влиятельными кругами его на представителя интересов «Днепропетровских».

Здесь, важны интересы клана из Днепропетровска. Они не приемлют перемирия на «паритетных началах». Связано это с тем, что оно разрушит саму так тяжело консолидированную структуру государства, организованную представителями Днепропетровска. Это создаст условия, при которых появятся новые предпосылки возвращения «Донецких» к власти на Украине. А это, во многом, возвращает Украину в ситуацию начала двухтысячных.

Получается, что исходя из самой структуры политико-экономического положения в Украине, можно смоделировать два реальных варианта развития событий — в первом случае, т.е. в случае дальнейшей эскалации и затягивания военных действий, будет происходит дальнейшее развитие квазисоветской формы на Украине; во втором — победит федерализация, которая открывает дорогу к продолжению противостояния олигархических кланов Днепропетровска и Донецка.

Как результат, политический и экономический кризис, который переживает на данный момент Украина, с конца 2013 года стал своеобразной воронкой интересов не только внутренних, но и внешних игроков, по оценке ряда политологов, он превратился в «эпицентр политико-правового, геополитического, геоэкономического и даже ценностного противостояния не только на постсоветском пространстве, но и в рамках Большой Европы и даже — в глобальном мире».

Этот перманентный политический кризис на Украине выявил и сделал актуальным проблемы, связанные с глобализацией мира, среди которых в первую очередь нужно выделить «растущую неустойчивость» сложившегося после Второй мировой войны миропорядка, а также снижающуюся эффективность функционирования глобальных систем и институтов безопасности и постепенная потеря ими своей легитимности. Наблюдается отсутствие реальной возможности глобальных организаций принудить стороны конфликта к диалогу, решать важнейшие проблемы, связанные с «демократическим транзитом» в странах с переходной политической системой на постсоветском пространстве, других регионах планеты и в «странах с глубокими и давними традициями демократии».

2.3 Информационно-сетевая война на Украине

На сегодняшний день, на Украине наблюдается результат «информационно-сетевой войны», ключевые аспекты который были четко представлены в «Объединенной доктрине информационных операций» Пентагона в 1998 году, где впервые были введены понятия «информационно- сетевая война» и «стратегическое информационное противоборство».

Как и в условиях любой другой войны, главный вектор воздействия устанавливается в сторону системы жизнеобеспечения страны, ее инфраструктуры, вооруженных сил, населения и, наконец, военно- политического руководства.

Немало важен и основной комплекс мероприятий, проводимый в рамках информационно-сетевой войны против вражеской стороны:

·разрушение авторитета государства на международной арене;

·массовое дезинформирование народонаселения о функционировании органов государственного управления, их дискредитация, а так же подрывание их авторитета и легитимности;

·создание условий для навязывания в обществе гражданской войны с целью удара по жизненно необходимым интересам страны в макроэкономической, политической и военной сферах;

·формирование провокационных ситуаций, основная цель которых инициировать протестные акции, массовые беспорядки, забастовки, а так же социополитические, национальные и религиозные столкновения;

·усугубление обстановки внутри страны путем разжигания подозрительности и недоверия, дестабилизации отношений между различными массовыми движениями, партиями и объединениями;

·намеренное снижение уровня обеспечения органов управления и власти информацией с целью их парализации в принятии решений;

·формирование ситуации политико-социальной напряженности, хаоса через манипуляцию мнения в обществе и изменения политической ориентации различных организаций и групп в социуме;

·нагнетание конфликтной ситуации внутри страны, а так же создание атмосферы безнравственности и бездуховности.

В связи с активной манипуляцией политической ориентации социальных групп, общественного мнения вырастала и роль телевизионных сетей на Украине, что отмечается всеми политологами, в том числе и А.А. Вассерманом, О.В. Петренко. Различные «правдивые» репортажи с мест «совершения злодеяний» проправительственных сил, сокрытие ценной информации в огромном количестве информационного мусора, сокрытие критически важных фактов и т.д.

Например, в своей работе «Украина и остальная Россия» А. Вассерман подчеркивает: «…гремучая смесь ошибок и прямой лжи стала общепринятой ещё задолго до того, как её стали насильственно, в лучших традициях советского агитпропа, вбивать в народное сознание казенные журналисты и профессиональные лжеученые. Более того, она — если не причина, то повод для множества акций, блокирующих установление между нашими странами (Украиной и Россией) нормальных отношений и или даже создающих угрозу прямого конфликта. На Украине отмечается усиление влияния западной идеологии на традиционные общества, особую роль здесь играют западные регионы Украины, до 1939 года находящиеся в составе то Польши, то Австро-Венгрии. Усиливается влияние идеологическое и за счет противостояния двух традиционных религий — на западе католицизма, а на востоке — православия».

Важно и то, что отсутствуют ярко различимые признаки агрессии, которые являются характерными для традиционной войны. Большая часть украинцев даже не подозревают, что их страна была подвергнута информационному нападению, и, что самое парадоксальное, абсолютно добровольно и «идейно» помогают вражескому агрессору. Можно было наблюдать это и в самом начале «революции оранжевых» и «Майдана». Знаменательно и то, что тотальная потеря контроля над важнейшими ресурсами страны происходит тоже достаточно добровольно, путем займов и кредитов, которые уже сейчас нет возможности выплатить в скором времени. Как результат, итогом «информационно-сетевой войны» стало замещение прежних морально-этических принципов и установок на те, что навязываются стороной-агрессором. В конечном счете, после наиболее активной стадии «информационно-сетевой войны» возвращение к прошлому состоянию социума на Украине фактически не является возможным, а сама страна уже по собственной воле готова встроится в структуры, построенные для нее советниками из стран Европы и США.

Получается, что «разрушительная мощь информационно-психологического воздействия в современных условиях настолько велика, что ставит под сомнение не только независимость побежденного государства, но и сам факт существования его народов как национальной общности. Вместе с тем, информационная война имеет свои границы возможностей и эффективна не против любого противника. Она не отменяет, а скорее, дополняет и усиливает традиционные средства ведения войны»83.

В своей статье «Специфика современной информационной войны: средства и цели поражения» В.И. Самохвалова пишет: «В современном информатизированном мире господство над информационным пространством становится определяющим. Гибкость информационного оружия, его многоликость, многофункциональность, его способность сочетать в себе разные типы воздействия, разнообразно и привлекательно камуфлированные культурной формой, позволяют использовать его на разных уровнях и в разных средах: для укрепления власти, удобства управления, перераспределения общественного внимания и обработки его в нужном направлении. Как известно, «идеи, овладевшие массами, становятся материальной силой», и потому часто именно от эффективности кампаний по обработке общественного мнения, по внедрению в него соответствующих идей и понятий зависит, какие именно идеи и ценности — вульгарный социал- дарвинизм или идеи добра и справедливости — становятся определяющими в сознании людей»

А Эли Кедури отмечает роль языка. Украинские сепаратисты обосновывали свое право на независимое государство на основании отличия их языка от русского, а схожие требования можно наблюдать в истории на примере словацких и хорватских сепаратистских движений в Чехословакии и Югославии: «Всё это разные варианты западни, в которую можно попасться, если применять академические методы для определения естественных границ. Но против этих методов можно выдвинуть и более фундаментальное возражение. Подобные исследования, сколь совершенной ни была бы их техника, выявляют один-единственный факт: определенная группа населения в определенном регионе говорит на том или ином языке… Границы установлены там силой и удерживаются постоянной осознанной готовностью защищать их с помощью оружия. Нелепо думать, что филологи или этнографы могут стать политиками и солдатами. В результате научными изысканиями злоупотребляют обе стороны конфликта для придания пущей весомости своим доводам, и итоги этих изысканий важны в том смысле, что некто обладает властью обнаружить их важность».

Э. Кедури подытоживает: «Следовательно, так называемые естественные границы, заключающие каждую нацию в предназначенные для нее территории, не гарантируют международный мир. Не устраняют проблем они, как было показано выше, и в регионах со смешанным населением, где сильнее всего разгораются националистические страсти. Государства, образовавшиеся путем применения принципа самоопределения, столь же аномальны и противоречивы, сколь и разнородные империи, на смену которым они пришли. Но в национальном государстве присутствие разнородных групп поднимает гораздо более острые вопросы, чем в империи».

Уже давно стало очевидным, что информационные атаки и войны могут оказаться куда более выгодными, чем традиционные схватки и сраже- ния. Фактически, обманутое население даже не может заметить, как проснувшись, начинает быть частью новой системы и получает другого хозяина или правительство.

Сами же пособники «информационно-сетевой войны» полагают, что их народу все равно с кем работать, лишь бы власть кормила хорошо, давала все необходимое, в этом логическом ключе важно, чтобы современная война получала самый широкий обхват внимания в обществе, а не основывалась на завоевании территории или даже убийствах и запугивании населения. Ведь в XXI веке управление чужой страной полностью поменялось, оно стало дистанционным, прибыль с захваченной страны можно получать и на банковский счет, а в занимаемой территории установить марионеточное правительство. Причем совсем не обязательно, чтобы в самой элите происходили качественные изменения, это просто может быть другой представитель той же самой элиты, претендующий на власть, как можно наблюдать на примере Украины — П. Порошенко и его соратники, во многом стали подотчетны своим «партнерам» из-за океана.

Важным фактором влияния стран претендующих на мировое лидерство в политике украинского государства являются т.н. «кредитно- информационные войны». Уже в 2015 году украинская сторона обязывалась выплатить иностранным кредиторам около 11 миллиардов долларов, а в 2016 году до пяти миллиардов, в 2017 — около восьми миллиардов. Получается, что за 3 года Украина должна найти около 24 миллиардов долларов. А в целом, украинское государство должно до 76 миллиардов долларов, 34 из которых приходится на заимствования у иностранных государств, а так же кредитование, полученное под государственные гарантии от различных организаций87.

В результате простые жители Украине сполна испытают исход ведения современной экономической и психологической войны, в связи с тем, что выданные Украине средства будут быстро разворованы алчными политиканами, часть средств будет потрачена на частичную стабилизацию обстановки в стране путем повышения пенсий и социальных пособий, а через несколько десятилетий в расплату долга народ страны будет отдавать до двадцати процентов от своего внутреннего валового продукта. В то время как предприимчивые кредиторы, смогут шантажировать украинскую власть, и манипулировать политикой страны не выдавая очередной кредит, без которого Украина уже не сможет существовать.

Данный процесс на Украине уже наблюдается. Банковский магнат Меир Ротшильд как-то говорил: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы». Выходит, что эта система порабощения страны может работать постоянно, достаточно лишь давать Украине очередной кредит до окончания первого, чтобы одна страна могла вечно существовать и процветать за счет другой.

«Кредитная» и «информационно-сетевая» войны — это самая последняя адаптационная технология, крайне выгодная схема, закрепощающая народ и именно ее мы можем наблюдать в нуждающихся в бесконечных кредитах странах, которые никогда не смогут покинуть свою долговую яму. Ведь заимодавцам всегда выгодно, чтобы на них работали, им не нужны, в конечном счете, бумажки, которые легко напечатать.

На сегодняшний день, зависимые, обездоленные и бедные страны стремятся интегрироваться в различные политические объединения, такие как Европейский Союз, в условиях которого появляется возможность получить беспошлинный, полный доступ к ресурсам этих стран, к рынкам сбыта и огромной рабочей силе. Гражданам этих стран никто ничего не объясняет, не говорят им и того, что они становятся рабами и должны вечно работать на других, выплачивая кредит, взятый их собственными алчными политиками.

Вместо этого можно создать очень много различных законов, защищающих права и свободы, а так же достоинство людей, за красивой оберткой которых, обычный человек, уверенный в новых педалируемых марионеточной властью ценностях, справедливости и честно желающий помочь своей стране уже и не сможет увидеть обман.

Как результат, чтобы подчинить себе огромные страны уже совсем не надо активизировать шпионские сети, использовать массированные «хакерские» нападения. Суть современной «информационно-сетевой войны» заключается в том, что основа борьбы — психологическая, она идет за внимание граждан и возможность создавать условия для формирования их мнения, изменения в их свободной воле и выборе.

Подчинив себе выбор и волю народа, можно создавать какое угодно правительство, взять любые ресурсы, иметь доступ к управлению налогами, военной силой. Можно даже формировать собственные законы и переписывать их. Все это наглядно продемонстрировала современная Украина под властью своих «американских советников».

Есть и еще один пример удачной информационной войны, которая обошлась без серьезного насилия, когда Российская Федерация сумела взять контроль над наиболее ценной и стратегически важной частью Украины — Крымом. Простым голосованием на референдуме. Стало это реальным вследствие того, что около девяноста процентов граждан Крымской Республики стало считать Россию более комфортным местом для проживания, чем украинское государство. В соответствии с любым законодательством современной Европы, при голосовании 90% жителей могут обеспечить полную легитимность власти в стране.

Если предрасположенность и любовь народа была завоевана однажды, то применять другие принудительные меры нет какой-либо необходимости. Если люди региона удовлетворены и счастливы, то можно менять и название страны, и правительство и даже векторы направления денежных потоков и развития полезных ископаемых.

2.4 Трансформация властных институтов на Украине

Политический кризис на Украине, с его особыми социальными процессами, борьбой групп интересов, протекающей в более или менее конкурентной среде, привел к серьезной трансформации властных институтов на Украине. Он сочетает в себе политические черты 90-х годов и особенности политической конкуренции 2000-х годов.

Анализ политической и исторической литературы позволил определить, что является движущей силой трансформации властных институтов на Украине и в чем заключается их трансформация. Анализ показал, что политическим актором трансформации властных институтов на Украине является внутренняя борьбы ее экономико-политических групп и политико-административной элиты, обладающей широким спектром ресурсов от законодательного до информационного и медийного.

Политическая элита Украины — особая социальная группа, представленная сообществом лиц, обладающих позициями власти и принимающими стратегические политико-управленческие решения.88

Первичным при этом является властный институт, на который оказывает определенное влияние человеческий фактор, это позволяет понять, чем может руководствоваться политическая элита, принимая решение о трансформации того или иного властного института, и каковы могут быть последствия этих решений.

В украинской политике можно выделить множество как внутренних, так и внешних действующих лиц, которые, в зависимости от обстоятельств, могут менять свою политическую и идеологическую окраску быстрее, чем мировое сообщество успевает это заметить.

Социально-антропологический подход помогает на каждом этапе анализа факторов институциональной трансформации, в которой важным компонентом формирования и трансформации властного института является социальный момент с одной стороны, и факторы, связанные с деятельностью политического актора — политико-административной элиты, с другой.

Здесь важным является вопрос первичности того или иного фактора: особенностей личного взаимодействия или рамок, ограничивающих пространство этого взаимодействия.

Анализ научной и аналитической литературы в рамках дипломной работы показал, что изменения властных институтов и новое институциональное строительство последнего десятилетия на Украине выстраиваются через особенности ее политико-административной элиты и пространства политической конкуренции. Одним из важных моментов является подмена формальных институтов неформальными практиками политической элиты.

Политическая элита захватывает государством все политическое поле и вытесняет из процесса принятия решений представителей других акторов: политическую оппозицию, независимый бизнес, структуры гражданского общества. При этом она обладает ресурсами: политическими, административными, законодательными, финансовыми, медийными. Каждый из ресурсов в свою очередь увеличивает вес остальных и способствует росту способности политической элиты трансформировать властные институты в соответствии с собственными представлениями об их конфигурации.

Важной составляющей транформации властных институтов на Украине можно назвать украинский национализм и незавершенность политических реформ.

Политическая реформа, только начавшись, превратилась в объект столкновения и противостояния наиболее влиятельных политических сил. О глубине политического кризиса свидетельствуют и масштабы фальсификации на выборах, и размах коррупционных скандалов в высших эшелонах власти. Очень медленно происходит становление законодательной базы новой политической системы.

Процесс формирования гражданского общества на Украине наталкивается на ряд препятствий, которые обусловлены переходным периодом и трансформацией всех общественных сфер. Разрушение социальной структуры сопровождалась резкой поляризацией общества, при котором большинство населения стало относиться к низшим слоям. Это противодействует процессам формирования групповых интересов и консолидации отдельных индивидов в различные союзы для реализации этих интересов. Для успешного развития самоорганизации в обществе должен существовать широкий и стабильный средний слой, который был бы заинтересован в сохранении демократических завоеваний.

Препятствием на пути к формированию институтов гражданского общества является ограниченность источников их финансирования. Большинство граждан не имеют ни возможности, ни желания поддерживать деятельность добровольных общественных объединений членскими взносами или пожертвованиями.

Не сложилось еще оптимальных отношений между предпринимателями и негосударственными общественными организациями. Невозможно успешно проводить реформы, игнорируя менталитет украинского народа, не обращая внимания на то, как новые институты или управленческие решения будут влиять на сознание людям. Сознание должно стать активным и весомым фактором преобразования действительности.

Еще один важный фактор трансформации властных институтов Киева — объявление о прекращении действия Конвенции о защите прав и основных свобод на отдельных территориях Украины. Президент Украины специально по этому поводу издал Указ №875/2014 «О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 4 ноября 2014 «О неотложных мерах по стабилизации социально-экономической ситуации в Донецкой и Луганской областях». В соответствии с изданным Указом Генеральный секретарь Совета Европы должен быть уведомлен Министерством иностранных дел Украины о том, что на некоторых территориях «мы не будем соблюдать Ваш основополагающий документ в целях безопасности нации», а на площадке ООН Украина демонстративно отвергает резолюцию, направленную на борьбу с любыми проявлениями нацизма. В то же время на территории самой Украины не прекращается гражданская война.

Кредит доверия со стороны Европы уже постепенно исчерпывается, Венецианская комиссия Совета Европы сформулировала выводы по проекту конституционной реформы на Украине, в которых отмечается игнорирование гражданского общества. «Венецианская комиссия «напоминает», что для успешной реализации конституционной реформы она должна быть подготовлена путем проведения широких публичных слушаний» — пока деликатно намекают европейские коллеги.

Но вот при составлении доклада Верховного комиссара ООН по правам человека авторы не стали церемониться, в нем описаны случаи совершенно варварского отношения действующих властей Украины к своему народу, выразившиеся в нарушении базовых прав и свобод человека. В частности, рассмотрены вопросы содержания и применения Закона «Об очищении власти» (закон о люстрации), а также иные случаи нарушения прав человека.

Авторы доклада отмечают, что структура действующих норм Закона о люстрации, предоставляющая возможность подвергнуть лицо наказанию лишь на основе соответствия его обобщающему признаку, как работа в той или иной должности в определенный период времени, а не вследствие доказанности факта совершения им противоправных действий, нарушает один из основополагающих принципов правосудия — презумпцию невиновности, притом, что данный принцип в целом характерен для правовой системы Украины.

В начале декабря 2014 года люстрация коснулась Верховного Суда Украины, в защиту своих интересов судьи обратились в Конституционный Суд, однако при нынешней модели управления Конституционный Суд Украины нельзя назвать специализированным и независимым органом конституционного контроля, поэтому рассчитывать на него не приходится.

Обращает на себя внимание не только игнорирование прав и свобод граждан, но и нежелание Киева использовать во власти квалифицированных специалистов в различных сферах жизни страны.

В состав Верховной Рады, например, вошли депутаты, бывшие полевые командиры, участвовавшие в гражданской войне на Донбассе и Луганске, которые теперь стали парламентариями и будут разрабатывать законы для «благоприятного будущего» своей страны и мирном выходе из военного конфликта на юго-востоке. Череда нерациональных и неэффективных действий со стороны руководства Украины не прекращается.

Россия призвала страны Запада, выступившие гарантами соглашения об урегулировании политического кризиса, подписанного президентом Януковичем с оппозицией 21 февраля 2014 года, к строгому исполнению положений этого соглашения — прежде всего, касающихся конституционной реформы, создания правительства национального единства и проведения выборов уже после конституционной реформы.

На Украине становится привычной практика назначения на ключевые государственные посты в соответствии с личной лояльностью к президенту и политической элите, что в свою очередь приводит к «волатильности» институтов, их неустойчивости, гибкости, податливости по отношению к политической элите. При отсутствии сдерживающих механизмов внешнего контроля и эффективного гражданского общества это приводит к дестабилизации всей политической системы страны.

Анализ последствий современных политических процессов на Украине говорит о серьезных проблемах в государстве, которое самостоятельной разрушается политическими элитами в интересах узкой группы лиц, которые преследуют исключительно личные цели.

Следовательно, проанализировав причины и результаты экономического и политического кризиса на Украине можно констатировать, что произошла серьезная трансформация властных институтов на Украине всех уровней от Правительства страны до региональных исполнительных структур.

Глава 3. Урегулирование кризиса: характерные черты и основные направления

3.1 Проблема урегулирования кризиса: позиции сторон и основные решения

В предыдущей главе отмечались и анализировались основные факторы, которые привели к политическому кризису на Украине в постсоветский период в 2004 и 2013 — 2014 годах.

Мировое сообщество не раз выдвигало программы урегулирования кризиса двухтысячных на Украине. Рассмотрим наиболее значимые из них.

В научном исследовании А.Ю. Наумовой «Общественно-политический кризис в Украине 2004 года: причины возникновения, особенности развития, механизмы урегулирования» четко указана специфика украинского кризиса 2004 года: «Основной парадокс «оранжевой революции» заключался в том, что ее организаторы хотели лишь поменять политическую элиту, а участники массовых выступлений рассчитывали на радикальную смену всей системы политической власти, часто сами этого не подозревая».89 Данная цитата очень хорошо отражает и положение политических сил на Украине в начале двухтысячных годов, и показывает надежды украинского народа получить достойное будущее.

В целом, все исследователи политического кризиса на Украине отмечают, что важнейшим фактором, который мог привести к политическому кризису является идейно-политическая поляризация общества . Фактически, молодому украинскому государству так и не удалось сформировать реальную национальную идею, которая могла бы объединить и удовлетворить крупные группы населения всей страны, ведь опора только на национальную сердцевину нации — самих украинцев в процессе формирования государства и его строительства продемонстрировала свою полную безрезультативность.

Крайне важно и то, что процесс формирования суррогатной национальной идентичности на Украине привел к выявлению ранее «латентных» конфликтов на этнической, языковой, и как результат политической почве, связанному в первую очередь с искусственной природой самих пределов украинского государства — сложностей взаимодействия между центром, юго-востоком и западом страны.

Хотя, сам по себе избирательный процесс на Украине поставил в 2004 году вопрос о новых возможностях развития общества и государства — радикальные изменения или консервация существующих социальных реалий. Другими словами, перед украинцами встал выбор между авторитарным и демократическим государством.

В период продолжения кризиса на Украине 2000 годов, политические игроки в Европе и Соединенных Штатах смогли достичь реализации своих стратегических интересов. Весьма настойчиво населению страны внушалась идея о том, что их основным врагом является российское государство, которое исторически сложилась как антипод всего украинского.

С другой стороны, населению навязывалась западная модель демократии, западных ценностей и морали. Фактически, для победы т.н. «украинской оранжевой революции» потребовалось полное изменение украинской социально-культурной матрицы.

В последствии, на Украине начали функционировать самые разные транснациональные общественные организации, фонды, целью которых являлась «поддержка» и «помощь» в развитии западной демократической модели, реформировании украинского образования, судебной системы, и наконец избирательной поддержкой средств массовой информации тех или иных депутатов, баллотировавшихся во власть. Соответственно, такая поддержка всегда имела политический подтекст.

Во время проведения «оранжевой революции» на Украине можно было наблюдать резкую активизацию молодежных организаций, неправительственных организаций и других сетевых структур (например «Пора»), а так же «прозападной оппозиции». Европейские межправительственные организации в этом смысле оказали важную поддержку в информационном сопровождении, положительном освещении действий «оранжевых». Была произведенна умышленная поддержка кандидата, ориентирующегося на Европейский Союз и европейские ценности, была произведена дискредитация выборов в стране, итог которых оказался «ненужным» агрессивным силам в Европейском Союзе и США.

Одновременно с этим, в США были предприняты действия, направленные на повышение потенциала прозападных сил и их давления на легальную власть в Украине, на правящий класс за месяцы до выборов. В сенате Соединенных Штатов была принята резолюция, согласно которой должны были вводится санкции в случае выявления нарушений в ходе выборов в октябре 2004 года.

В то же время, самые решительные акции оппозиции, включая агрессивную риторику оппозиционных глав принесли силам «оранжевых революционеров» уверенную победу. Тогда, в декабре 2004 года Верховной Радой украинского государства и ее президентом Кучмой были предприняты попытки провести законопроекты, которые разрядили бы социальную обстановку.

В данный «пакет» документов входили в первую очередь корректировки Конституции страны (это законы № 3207-1 и № 4180) и законопроект Украины, касающийся Президента: «Об особенностях применения Закона Украины «О выборах президента Украины» при повторном голосовании в декабре 2004 года». Кучма Л.Д. был вынужден подписать принятые своим парламентом постановления, а так же Закон «О внесении изменений в Конституцию Украины», последствии и изменения к основному закону о выборах главы государства. Далее, принятые «Пакетные соглашения» не только дали возможности провести второй тур президентских выборов, который вскоре был проведен, но и положили начало политико-социальной реформе и изменениям в государстве, что позволило в последствии превратить страну в «парламентскую республику».

В данном логическом ключе, сами пакетные соглашения двухтысячных стали тем необходимым инструментарием, который дал возможность избежать власти и оппозиции открытого столкновения. Страна превратилась в парламентскую республику de jure, с мощными группами давления от финансовых групп и партиями, которые формировали ответственное правительство перед парламентом. Система не смогла функционировать долго, ведь очень скоро государство погрязло в глубоком кризисе системы в связи с незаконченностью самой политической реформы (части пакетных соглашений) и сильного нежелания украинского главы государства ограничивать свои полномочия.

При полном отсутствии компромисса между законодательной и исполнительной ветвями власти появились серьезные предпосылки для кризиса функционирования всех ветвей власти. Данная ситуация манифестировалась еще и потому, что пакетные соглашения были созданы и подписаны в условиях жесткого давления, не отражали представлений о действительности большинства граждан и элиты страны, что не маловажно, конфликты самих сил в политике, и стоящих за ними финансовых групп, так же не были преодолены. Из этого следует, что сами по себе «пакетные соглашения» толком не позволили урегулировать кризис на Украине в 2004 году, а уступки послужили катализатором новой стадии борьбы за ресурсы.

Тогда, вот уже в 2013 году на Украине началась новая стадия политического кризиса, который был вызван в ноябре принятым украинской властью решением приостановить процесс вхождения в ассоциацию с Европейским Союзом.

Фактически, это решение и привело к первой волне массовых беспорядков на Украине, которые в последствие и назовут «Евромайданом». Протестующие считали, что они выходят на борьбу с поляризацией уровня жизни населения и доходов, социальной несправедливостью, разгулом коррупции, кризиса в функционировании судебной и исполнительной власти. Сам протест в стране принял сугубо антипрезидентский характер, что, в конце концов, в 2014 году и привело к государственному перевороту и смене власти на Украине.

Уже двадцать первого февраля, под давлением США и его союзников Янукович принимает постановление оппозиции «Соглашение об урегулировании кризиса », которое предусматривало возвращение к Конституции страны 2004 года и проведение досрочных выборов не позднее декабря. Пойдя на уступки, В. Янукович проигрывает все и вскоре покидает столицу — Киев, а Рада голосует за возвращение Конституции 2004 года, принимает закон, который дал возможность освободить из заключения Юлию Тимошенко.

В феврале украинская Рада принимает постановление, согласно которому В. Янукович «неконституционным образом самоустранился от осуществления конституционных полномочий», что более не в состоянии выполнять свои обязанности и назначила выборы на двадцать пятое мая 2014 года. В это время, обязанности руководителя страны принимает на себя новый председатель украинской Рады — А. Турчинов, а обязанности премьер- министра перешли к А. Яценюку, сформировалось «временное правительство». Не удивительно, что власть в новой Украине получила полную легитимацию со стороны США и Евросоюза.

Новая власть заявила о восстановлении планов на европейскую интеграцию, что было воспринято с ликованием в Киеве и в западных регионах Украины. В тоже время, в восточных частях страны уже после прихода оппозиции к власти стали активизироваться протестные настроения, которые были поддержаны пророссийскими настроениями, выступлениями в защиту русского языка. Однако по мере радикализации новой власти и появления все новых пророссийских руководителей, мирные демонстрации стали перерастать в вооруженное противостояние, а лозунги в поддержку федеративной модели развития поменялись на требования самостоятельности регионов страны, провозглашению Народных республик Луганска и Донецка. Правительство Украины принимает решение подавить антиправительственные выступления, и в 2014 году, в апреле, объявило о сборе сил для операции силовиков.

В это время, на крымском полуострове произошла смена исполнительной власти. Автономная Республика Крым и Севастополь приняли решение отказаться признавать легитимность радикального правительства и обратились с призывом о помощи к России. В течение нескольких недель Крым провозгласил независимость, а общий референдум утвердил Севастополь и Крым как составные части новой Российской Федерации.

Таким образом сложилась общая обстановка на Украине. В это время проевропейские силы в Киеве принимают решение амнистировать всех участников протеста. Но важно и другое. Еще до момента, когда кризис становится полностью неконтролируемым, в обоих противоборствующих лагерях было не так много сторонников de facto раскола страны. И все же, начиная с революции 2004 года, ни пророссийские, ни даже прозападные правительства не сумели создать реально прочных властных институтов, которые могли бы обеспечить коммуникацию западных и восточных частей страны, всегда опора политических сил на Украине держалась на темной стороне украинской политики — влиянию олигархических групп и национализму. Возможно, что именно отход от данной парадигмы позволил бы стабилизировать украинскую государственность.

Власть имущие украинские олигархи ставят своей задачей вступление в Евросоюз и в НАТО, которое стремится усилить свое военное присутствие на постсоветском пространстве, и использовать население Украины для достижения своих геополитических целей — превратить Украину ни в что иное, как буферную зону, санитарный кордон против Россиийской Федерации.

Как результат, началось жесткое противостояние внутри Украины и уже в октябре 2015 года было принято решение вернуться к прошлой редакции Конституции страны, в связи с тем, что «Конституационный Суд Украины» принял решение отменить реформу и заставил органы власти привести нормативно-правовую и законодательную базу в соответствие с Конституцией Украины 1996 года.

Подводя итог, можно констатировать, что к моменту попытки встретиться на высшем уровне представителей заинтересованных сторон на Украине для урегулирования политического кризиса, сложилось жесткое противостояние центробежных и центростремительных сил, происходящее, в том числе, в Верховной Раде и правительстве Украины. Стремящиеся к евроинтеграции силы с одной стороны, и пророссийские силы Луганска и Донецка — с другой.

Постоянное противостояние между войсками новоукраинского правительства и ополченцами, невыполнение обязательств взятых на себя новым президентом Украины П. Порошенко, гибель мирных граждан страны лишь усугубили украинский политический кризис, необходимо было найти выход из сложившейся тяжелейшей ситуации, определить для этого необходимый инструментарий, прекратить войну на юго-востоке страны.

3.2 «Пакетные соглашения» как основной инструмент выхода из кризисной ситуации

Как и было отмечено в предыдущем параграфе, в регулировании политического кризиса принимали участие разные политические силы как внутри, так и за пределами Украины. Самым важным документом, который стал основной попыткой урегулировать кризис власти на Украине стало

«Соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине» от 21 февраля 2014 году. Однако дальнейшее усиление противоборства политических субъектов на Украине приводит к эскалации политического кризиса.

Уже в сентябре 2014 года принимается еще одна попытка мирного урегулирования. В Минске подписывается «Протокол по итогам консультаций Трёхсторонней контактной группы относительно совместных шагов, направленных на имплементацию Мирного плана Президента Украины П. Порошенко и инициатив Президента России В. Путина». Данный протокол послужил инструментом для прекращения огня и боевых действий на территории самопровозглашенных народных республик Луганска и Донецка.

Сама идея проведения подобной встречи в формате Украины, России и ОБСЕ в Минске зародилась еще в июле 2014 года, но на тот момент президент украинского государства П. Порошенко хотел лишь обсудить вопросы, связанные с крушением самолета «Boeing 777» и освобождением украинских заложников в Донецке и Луганске.

В августе 2014 года ополченцы предпринимают мощное контрнаступление южнее Донецкой Народной Республики, сильно осложнив положение украинских войск. В момент подписания самого Протокола, объединенные армии Донецка и Луганска контролировали территорию в 16 000 км², население которой было около четырех с половиной миллионов человек. Подконтрольными были и областные центры Донецк и Луганск, а так же ключевые позиции в городах Новоазовске, Горловке и Макеевке.

Началу переговорного процесса в Беларуси предшествовал разговор по телефону между президентами Российской Федерации и Украины, который состоялся 3 сентября, в ходе которого В. Путин предложил свой план стабилизации на юго-востоке страны в Донбассе:

·остановка активных действий ополченцев востока Украины на донецком и луганском направлениях;

·остановка всяких попыток использования авиационных сил против гражданского населения в зоне контроля ополченцев;

·гарантированный отвод сил украинской армии на расстояние, которое бы исключило возможность обстрела Луганска и Донецка артиллерийским огнем;

·начало восстановительных работ в регионах, которые пострадали от военных действий, в первую очередь направление строительных бригад на восстановление социально значимых объектов;

·создание предпосылок для объективного международного контроля за соблюдением договоренностей о прекращении огня;

·исключительный обмен военнопленными по формуле «все на всех»;

·гарантия открытия коридоров для поддержки беженцев и доставки гуманитарных грузов.

Как только Протокол был подписан, «режим прекращения огня» вступал в силу незамедлительно, в тот же день с 18:00. Все же, несмотря на его подписание, военные действия на юго-востоке продолжились, а в середине января, воюющие стороны фактически полностью перестали выполнять условия договора. 18 января «Первое Минское Соглашение» полностью прекратило свое функционирование на юго-востоке страны.

Середина января, 2015 год. Тяжелейшие боевые действия разворачиваются за контроль над аэропортом Донецка, который удерживался войсками Украины. 23 января делается еще одна попытка, представителями Донецкой Народной Республики, восстановить боевые действия и прекратить перемирие в связи с продолжением обстрелов со стороны правительственных войск. В это время, секретарь «Организации Объединенных Наций» Пан Ги Мун осуждает «односторонний выход повстанцев из режима прекращения огня».

На Украине происходит расширение комиссии ОБСЕ до пятисот человек, однако она до сих пор не в состоянии осуществлять качественный мониторинг русско-украинской границы.

К 12 февраля подписывается полный «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений», который предусматривал дополнительные шаги по решению сложившегося кризиса. Уже в апреле 2016 года стали ясны позиции по Украине: полная активизация Европы, России и США в намерении разрешить кризис через «Минские соглашения» с одной стороны, а с другой стороны полное нежелание Украины реально выполнять даже предварительные условия соглашений. В последствии, украинское руководство начнет выдвигать условия, которые будут нарушать текст «Второго Минского Соглашения».

Высокая вероятность участия в украинском конфликте игроков из США, которые продолжают вести дуалистическую игру, чтобы показать Российскую Федерацию как единственного виновника в срыве урегулирования конфликта на Украине. Интересно и то, что несколько средств массовой информации в Европе засвидетельствовали, что на украинское правительство оказывается определенное давление со стороны западных сил.

В этом смысле у России не остается никакого другого выхода, кроме того как вкладывать дополнительные силы для разрешения украинского кризиса. Будучи заинтересованной стороной в скорейшем решении конфликта, в России было принято решение назначить Б. Грызлова полпредом на переговорах в Минске. «Ситуация с реализацией Минских договоренностей может быть сдвинута с мертвой точки, на которой она сейчас находится, исключительно Киевом», — заявляет Б. Грызлов. Есть высокая вероятность того, что возможно найден консенсус с Западом в том, чтобы заставить украинское правительство выполнить свои обязательства и принять новую Конституцию, где будет обозначен особый статус, в том числе Донбасса и Луганска, хотя в 2015 году программа экономического восстановления этих регионов заинтересованными силами разработана не была. Уже в ноябре 2015 года был принят указ Президента Украины, который позволил Национальному банку Украины прекратить всякое обслуживание предприятий, банковских счетов и населения Луганска и Донецка. Украинская власть так же прекратила всякое прямое сообщение с подконтрольными ополченцам территориями, оставив для этого только семь коридоров.

В данном логическом ключе можно с уверенность утверждать, что за весь 2015 год так толком и не удалось реализовать «Минские Соглашения» 2014 и 2015 года. В этой ситуации показательно, что в начале 2016 года, Д. Керри заявил, что Киев должен предоставить Донбассу особый государственный статус.

Для президента Украины П. Порошенко подобные заявления госсекретаря Соединенных Штатов представляют прямую угрозу, особенно на фоне общеполитического кризиса на Украине. Стоит отметить, что немалый урон украинской власти принесли и региональные выборы. Несмотря на заявления от внешних наблюдателей, нельзя не подчеркнуть, что выборы в местных органах власти были связаны с огромным количеством нарушений.

Согласно официальной статистике украинского МВД, было оставлено более 7000 обращений в связи с нарушениями в день выборов, а в Верховной Раде Украины фактически не осталось мощных коалиций, что только увеличивает политические противоречия в стране.

Кроме политических неприятностей, в новой Украине продолжается затяжной экономический кризис, который способствует дальнейшей дестабилизации социальной обстановки. Данные швейцарского банка «Credit Suisse» показывают, что материальное благосостояние жителей постреволюционной Украины лишь ухудшилось, ускоряются процессы обнищания, как пример, Украина теперь занимает семьдесят девятое место в

«Ежегодном Рейтинге Глобальной Конкурентоспособности по Версии Всемирного Экономического Форума (ВЭФ)». Фактически, положение граждан Украины — худшее в Европе. Самыми близкими соседями Украины по экономическому благосостоянию стали Таджикистан и Гватемала. А вот в ежегодном рейтинге «Конкурентоспособности Ведущих Экономик Мира» по версии швейцарской IMD, Украина находится вот уже на предпоследнем шестидесятом месте, а по индексу «Экономической Свободы» (IEC), Украина вообще занимает 162 из 178 возможных мест.

Как результат, у граждан страны может появиться логичный вопрос — а в состоянии ли вообще постреволюционная Украина решить всю магнитуду сложившихся кризисов самостоятельно? В состоянии ли она вообще выполнить условия «Минских Соглашений»? Очевидно, что ответ на этот вопрос только один — «нет». Поэтому в данный момент любой вопрос, который может еще сильнее дестабилизировать политическую систему и расшатать власть, например связанный с реформой Конституции, особыми привилегиями для Донецкой и Луганской республик воспринимается властью и Президентом П. Порошенко крайне остро.

Глава российского государства, Президент В. Путин говоря о событиях в Украине, называл 4 основных условия урегулирования политического кризиса на Украине, которые, на данный момент, не выполняются Киевом:

«Это самая важная, принципиальная вещь. Если мы говорим об исполнении Минских соглашений, напомню: поправки к Конституции должны быть согласованы с Донбассом — раз, закон о выборах в органы местного самоуправления должен быть согласован с Донбассом — два, должен быть принят закон об амнистии — три, он не принимается. И должен быть введён в действие закон об особом статусе этих территорий. Он принят, но его введение опять отложено»91. «Что касается этих трагических событий (массовые беспорядки в Киеве после принятия Радой законопроекта о децентрализации власти), то я считаю, что это вообще никак не связано с изменениями в Конституции, потому что все, что сегодня нам предлагается в качестве изменений, носит абсолютно декларативный характер и, по сути, структуру власти на Украине не меняет»92, — продолжает Президент России. Таким образом, дальнейшая эскалация событий в украинском государстве, по мнению президента России, может быть связана только с политической волей самих граждан Украины, как долго они будут готовы мириться с хаосом постреволюционной страны. «То, что Украину поставили под внешнее управление, все ключевые посты в правительстве, а теперь ещё и в ключевых регионах занимают иностранцы, — это, я считаю, оскорбление украинского народа. Что, на Украине уже нет порядочных, честных людей и грамотных управленцев? Ну конечно, есть», — подытожил В.В. Путин.

Прокомментировал ситуацию и председатель Государственной Думы Российской Федерации С. Нарышкин: «Что бы сейчас не происходило, очевидно, одно: политическому выходу из кризиса на Украине нет альтернативы. И Минские договоренности уже заложили основу для продолжения диалога. И здесь будут, как никогда ранее, востребованы усилия членов парламентов стран Европы, понимающих, как право отличается от произвола».

В то же время, американская «New York Times» выдвигает идею, что план Президента России встретит взаимопонимание лишь у населения Украины, но не у ее политической элиты. А британская «BBC» считает, что самый важный «поворот» и настоящая возможность для решения конфликта лежит на востоке страны. Интересна в данном логическом ключе и реакция ЕС, который поддержал В. Путина через главу дипломатического корпуса Европейского Союза К. Эштон, которая сказала, что единая Европа согласна с позицией Президента России.

Новостное агентство «ИТАР-ТАСС», цитируя свой источник в организации НАТО, утверждало, что «Североатлантический Альянс» заинтересован в выполнении предложенного Президентом России алгоритма действий по урегулированию украинского конфликта.

Окончание украинского конфликта представляет огромный интерес для России, и она готова к реальным шагам по разрешению кризиса. Министр иностранных дел Российской Федерации С. Лавров заявил во время встречи с ОБСЕ: «Мы надеемся, что эти призывы будут услышаны, прежде всего, в Киеве, Луганске и Донецке, и будем готовы вместе ОБСЕ, в рамках контактной группы, помогать противоборствующим сторонам в практическом плане продвигаться по пути стабилизации обстановки». А президент «Парламентской Ассамблеи ОБСЕ» Илкка Канерва заявил, что:

«Военного решения у украинского кризиса нет. Необходимо выработать политические методы и прийти к политическому диалогу. Иначе мы придем к крупномасштабному кризису в центре Европы».

Есть ответ и от представителей Донецкой и Луганской народных республик. Руководители рассчитывают, что руководство Киева во главе с П. Порошенко прислушается к данной инициативе, особенно на фоне серьезных поражений украинской армии на юго-востоке страны.

В то же время, власти Киева не могут и не хотят признать ДНР и ЛНР как реальные стороны конфликта, поэтому решение кризиса опять может упереться в тупиковый сценарий, где украинское государство просто не пойдет на согласование закона о выборах в республиках. Фактически, Киевская власть находится в состоянии «Цугцванг», в котором любой ход лишь ухудшит их позицию.

В то же время Б. Грызлов 18 января 2016 года дал понять, что Киеву необходимо согласовать процесс выборов с Донбассом: «Согласно Минским договоренностям, под которыми подписалась Украина, изменения в конституцию Украины в части децентрализации, закон о выборах должны быть согласованы с Донбассом».

Существует множество проблем в данном направлении. Например, эти трансформации в Конституции видоизменяются властью в Украине как «децентрализация» в пределах «подконтрольной» Украине территории. Другими словами, пока ЛНР и ДНР контролируют эту территорию, эти соглашения могут там не выполнятся.

Важно и то, что «особый порядок местного самоуправления» может применяться к «отдельным районам», однако в новой украинской Конституции полномочия самоуправления в отдельных районах вообще фактически само ликвидируются. Может возникнуть проблема согласования полномочий районов как «административно-территориальных» составных единиц страны и субъектностью «особых районов», поэтому данную проблему невозможно решить лишь добавлением отдельных статей в Конституцию Украины, ведь тогда получается, что у «особых районов» полномочий будет больше, чем у других субъектов Украины.

Интересно заявление МИД Германии. Франк-Вальтер Штайнмайер подчеркнул: «Что нам поможет — это создание новой легитимности на востоке Украины». При этом он так же отметил, что основной закон о выборах в Киеве так до сих пор не был принят.

Очевидно, что в Киеве даже нет никаких попыток скрыть, что принимать новую Конституцию страны никто не будет. В данном случае интересен комментарий Д. Раимова, украинского политолога, который отметил, что «партия президента и коалиция будут валить конституцию, будут делать все, чтобы не принять ее», скорее всего, обвиняя в этом Российскую Федерацию.

Депутат украинской Рады И. Винник заявил в эфире одной из телепередач, что на данном этапе, главная задача для Украины — оккупация Донбасса в связи с «российской агрессией».

Полномочный представитель Украины Л. Кучма на переговорах в Минске выдвинул предложение, что: «выборы на оккупированных территориях Донбасса могут произойти только при условии выполнения ряда важных предпосылок: установление контроля над украинской границей с Россией, возобновление работы украинских СМИ, разоружение боевиков, допуск миссии ОБСЕ, вывод с территории Украины российских войск». С ним согласилась и представитель Киева на переговорах И. Геращенко.

Поэтому есть полное впечатление, что Киеву тайно дан зеленый цвет на саботаж всех договоренностей. С. Михеев, комментируя данную ситуацию сказал: «Я думаю, это свидетельство того, что Минск-2 выполнен не будет». Очевидно, что на Украине тема федерализации — это общественное табу. И это, вероятнее всего, и есть главное препятствие для остановки боевых действий на Донбассе. Вероятно, власть на Украине понимает, что сохранение территориальной целостности возможно только через уступки регионам.

Президент Украины так же прокомментировал возможные сроки выполнения «Минских Соглашений»: «Место этого голосования в календаре, я надеюсь, в следующей сессии в первом полугодии 2016 года, так же как и очевидный прогресс минского урегулирования».

На ассоциации посвященной городам Украины, П. Порошенко сделал следующее заявление: «…голосование конституционных изменений будет корреспондироваться и должно предшествовать сразу же возвращению украинского контроля над границей». Интересно то, что получается, что трансформация Конституции предшествует допуску на границу с Российской Федерацией.

Так же Президент Украины считает, что для обеспечения децентрализации Украины необходимо принять до пятисот новых законов и подзаконных актов.

Л. Кучма, рассуждая о новой Конституции Украины, заметил, что этот документ не может распространить весь суверенитет украинской власти на всю территорию страны (хотя в этом и есть смысл «Второго Минского Соглашения»).

Будучи опытным политиком, он, вероятно, знал содержание соглашений, и искренне верил, что западные силы не потребуют выполнения от Украины «Второго Минского Соглашения».

В итоге получается, что если договоренности по урегулированию кризиса будут достигнуты, ДНР и ЛНР смогут вернуться в состав украинского государства, в действительности являясь зависимыми от России сателлитами. А Украина вынуждена будет менять свою Конституцию, чтобы удовлетворить интересам Российской Федерации и США. Россия оставляет претензии на другие части Украины, а Запад больше не будет возвращаться к теме Крымской Республики и Севастополя, снимая санкции.

В Европейском Союзе уже не раз были попытки анонсировать их частичную отмену, а глава «МВФ» К. Лагард даже говорила о возможном повышении цен на нефть в связи с увеличением спроса.

В ряде средств массовой информации появилась информация относительно следующих шагов по выполнению минских договоренностей. Например, эксперт от «News Front» А. Князев писал, что есть определенные договоренности о подготовке «переформатирования» украинской государственности, основные детали которого обсуждаются на данный момент Российской Федерацией и Соединенными Штатами. Фактически, можно говорить о возможном разделе Украины на сферы влияния с сохранением элементов ее государственности.

Так же, существует позиция, что могут выработаться определенные механизмы для проведения выборов в неподконтрольных центральным властям регионах. Это поможет помочь привести к власти признанных лидеров востока страны. Остальные же регионы Украины могут подвернуться «пересмотру». В случае если эскалация конфликта будет только усиливаться, намечаются возможные предпосылки разделения на Западную, Центральную и Восточную части Украины. Для того чтобы избежать наихудшего сценария, вероятнее всего, необходимо полное переформатирование законодательной базы Украины.

В январе 2016 года в Минске происходит еще одно заседание контактной группы по урегулированию сложившейся в Украине ситуации. В нем приняли участие уполномоченный представитель Российской Федерации Б. Грызлов, в повестке встречи контактной группы было обсуждение концепции «закона об амнистии» и предложение об инициации дальнейшего переговорного процесса по закону о выборах в Луганске и Донецке.

Немаловажным остаются и общие достижения 2015 года по стабилизации военной обстановки в Украине. Однако, в конечном счете, не произошло формирования политической основы по реальному выходу из кризиса. Фактически, украинское правительство не позволило провести реальных выборов в Донбассе, и создало суррогатную реформу Конституции. Процесса децентрализации для ЛНР и ДНР так и не произошло, а ведь это одна из фундаментальных основ для того, чтобы на этих территориях могли быть проведены выборы. Подводя итог, можно говорить о том, что действия постреволюционной Украины не позволяют инициировать реальный процесс урегулирования кризиса. В данном логическом ключе, основной задачей является принудить Украину дать конкретные датировки по выполнению мероприятий по реализации «Минских Договоренностей». Для этого необходимо, в первую очередь, чтобы П. Порошенко ставил перед реальными исполнителями реально существующие задачи.

Донецкая и Луганская Народные Республики, по всей видимости, готовы пойти на все необходимые действия и провести необходимые правовые реформы, чтобы украинская власть не могла сказать, что они просто не пошли им на встречу, однако уже в феврале 2016 года

«Североатлантический Альянс» и «Генеральный Штаб ВС» Украины подписали договоренность о сотрудничестве в военных вопросах, в том числе, в сфере специальных операций ВСУ. Данное соглашение было подписано в рамках встречи между командующим силами «Специальных Операций НАТО» Маршалла Уэбба и генеральным штабом главнокомандующего силами Украины — В. Муженко.

Поэтому, вероятнее всего, ставить окончательную точку в процессе урегулирования политического кризиса на Украине не представляется возможным, необходимо искать новые точки соприкосновения в решении украинского кризиса.

Заключение

Проведенное в рамках темы исследование в выявлении приоритетных факторов развития и направлений преодоления политического кризиса на Украине и трансформации ее властных институтов на основе научной оценки их природы позволяет сделать следующие выводы.

В соответствии с задачами дипломного исследования и анализом теоретической и научно-исследовательской литературы по теме исследования выявлено, что основой конфликта, основным объектом острого политического противостояния всегда выступает непосредственно политическая власть как средство и способ господства и доминирования правящего класса над остальными группами населения.

Политический кризис — это общее состояние политической системы страны, выражающееся в обострении и усугублении имеющихся в обществе конфликтов и резком усилении социальной напряженности.

Политический кризис является неотъемлемой частью политики, с присущими ему соответственно характерными чертами. В нем наблюдаются как рациональные, так и нелогичные действия политических акторов, субъектов политики, политических институтов и учреждений, социальных организаций и групп интересов. В этих действиях проявляется их желание реализовать свои политические цели и интересы, сохранить или преумножить свои функции. Политический кризис вызывает глубинные трансформационные изменения в политической жизни социума и является одной из форм катализатора развития политической системы.

В рамках темы дипломной работы изучены теоретические основы и концепции политического конфликта и политического кризиса в современной политической науке и сформирована методологическая база.

В соответствии с задачами дипломной работы рассмотрены основные концепции глобализации в современной политической науке и определено влияние глобальных тенденций на возникновение политических кризисов в постсоветских государствах и на Украине.

Анализ динамики развития государственной политики «сверхдержав» по отношению к политическому кризису на Украине показал: система мировых отношений строится на основе силы; и развивается точно так же, как и в макро- и микроэкономике: если кто-то выигрывает, другой обязательно проигрывает, в мировых капиталистических отношениях нет места для морали, а есть только сила. Выявлено, что глобальные тенденции в государственной политике «сверхдержав» по отношению к политическому кризису на Украине проявляются в следующем:

в условиях подготовки и развития политического кризиса на Украине Запад и США вели активную информационно-сетевую войну;

в Европе сложилась острая геополитическая ситуация, которая складывается на Украине и вокруг нее;

в условиях современного глобализирующегося мира особенно актуальной становится проблема сохранения Украиной суверенитета в решении внутренних и внешних задач, в организации взаимодействия с другими субъектами мирового социально-экономического и политического развития.

При решении задач дипломной работы выявлены приоритетные факторы развития и направления преодоления политического кризиса на Украине на основе научной оценки его природы, а также причины, структура и особенности политического кризиса на Украине, определены субъекты политического кризиса на Украине и оценены степени их влияния.

В ходе анализа теоретической и научно-исследовательской литературы по теме исследования выявлены следующие причины политического кризиса на Украине:

·разрозненность страны, не связанные, а зачастую противостоящие друг другу части когда-то единой республики;

·нерешенность проблемы консолидации страны «оранжевой революцией» и политическим кризисом 2013-2014 гг.;

·обесценивание демократических институтов на Украине;

·особенности процесса приватизации советской экономики на Украине в 90-е годы ХХ века, который определил специфику сложившихся в результате политических форм;

·передел собственности Днепропетровского и Донецкого кланов;

·победа информационно-сетевой войны, развязанной США против Украины.

В рамках дипломного исследования рассмотрены позиции сторон проблемы урегулирования политического кризиса на Украине и выявлены основные пути решения, изучены и проанализированы «Пакетные» соглашения как основной инструмент выхода из кризисной ситуации на Украине.

Анализ нормативно-правовых актов, документов и позиции сторон конфликта на юго-востоке Украины показал, что выход из политического кризиса возможен при условии: 1) выполнения Минских договоренностей; 2) внесения и согласования с Донбассом поправок в Конституцию Украины о федерализации страны; 3) принятия и согласования с Донбассом закона об особом статусе этих территорий; 4) принятия и согласования с Донбассом закона о выборах в органы местного самоуправления; 5) принятие закона об амнистии участников конфликта.

В соответствии с задачами дипломной работы проанализированы властные институты Украины и определены причины и формы их трансформации в период перманентного политического кризиса на Украине последних лет.

Анализ политической, исторической, аналитической, мемуарной литературы позволил определить, что политическим актором трансформации властных институтов на Украине является внутренняя борьбы ее экономико- политических групп и политико-административной элиты, обладающей широким спектром ресурсов от законодательного до информационного и медийного.

Анализ научной политологической и исторической литературы в рамках дипломной работы показал, что изменения властных институтов и новое институциональное строительство последнего десятилетия на Украине выстраиваются через особенности ее политико-административной элиты и пространства политической конкуренции. Одним из важных моментов является подмена формальных институтов неформальными практиками политической элиты. Важной составляющей транформации властных институтов на Украине можно назвать украинский национализм и незавершенность политических реформ.

Политическая реформа, только начавшись, превратилась в объект столкновения и противостояния наиболее влиятельных политических сил. О глубине политического кризиса свидетельствуют и масштабы фальсификации на выборах, и размах коррупционных скандалов в высших эшелонах власти. Очень медленно происходит становление законодательной базы новой политической системы.

Обращает на себя внимание не только игнорирование прав и свобод граждан, но и нежелание Украины использовать во власти квалифицированных специалистов в различных сферах политической жизни страны.

Перспективы новой украинской власти на основе проведенного анализа политической и экономической ситуации на Украине представляются следующими:

·Украине предстоит еще много лет находиться в глубокой кредитной долговой яме, так как руководство страны, растратившее золотовалютный запас, не имеет возможности в ближайшие годы найти пути выбраться из нее;

·в случае продолжения войны на юго-востоке Украины усилятся центробежные силы в обществе, которые могут привести к распаду единства Украины;

·в случае сохранения единства страны и ее федерализации возможен возврат к противостоянию Донецкого и Днепропетровского кланов в той или иной «квазисоветской» форме развития.

В рамках дипломной работы проанализированы особенности взаимоотношения Российской Федерации и Украины в условиях перманентного украинского политического кризиса, перспективы и риски для Российской Федерации в условиях дальнейшего развития украинского политического кризиса, что позволяет сделать следующие выводы:

·острая геополитическая ситуация на Украине и вокруг нее создает прямые угрозы национальным интересам и безопасности для стабильности и в Европе, и в Российской Федерации;

·НАТО превращает Украину в стратегический плацдарм у западных границ России;

·на Украине утвердился режим, считающий едва ли не главным условием своего выживания жесткую конфронтацию с Россией и угодничество перед Западом, что позволяет Украине рассчитывать на финансовую помощь и военно-политическую поддержку Запада и США;

·определяющими факторами формирования государственной идеологии и политики Украины стал национализм, фальсификация и постоянное переписывание истории, поиск внутренних и внешних врагов, нагнетание в сознании населения русофобии и борьба с русским языком;

·дальнейшее расширение политического и экономического кризиса проложило путь к крупному вооруженному конфликту вблизи западных границ России, территориальному распаду Украины и серьезному переформатированию всей геополитической и стратегической ситуации в мире.

Факты говорят о том, что политический кризис на Украине продолжает углубляться, что грозит серьезными последствиями, как ухудшению мирового экономического кризиса, так и усилению «холодной» войны, которая легко может перерасти в мировую.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/politicheskiy-konflikt-na-ukraine/

1.Арыстанбекова А. Глобализация. Объективная логика и новые вызовы // Международная жизнь. — 2004. — № 4-5. — С. 54-55.

2.Асонов Н.В. О возвращении к политическому через матричную теорию. // Власть. № 2. — 2014 — С. 34 — 36

3.Асонов Н.В. Владимир Святой и проблема модернизации национальной власти. // Власть. № 8. — 2015 — С. 218 — 221

4.Асонов Н.В., Карадже Т.В., Ирхин Ю.В. и др. Методология исследования политического: основные подходы и направления. Коллективная монография.- М.: МПГУ «Прометей» — 2013. — 362 с.

5.Бауман З. Текучая современность. — СПб: Питер. — 2008. — 240 с.

6.Безопасность Евразии-2004: Энциклопедический словарь-ежегодник / Рук. проекта В.Н. Кузнецов. — М.: Книга и бизнес. — 2006. — 362 с.

7.Бек У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма — ответы на глобализацию / Пер. с нем. А. Григорьева и В. Седельника / Общая редакция и послесл. А. Филиппова. — М.: Прогресс-Традиция, 2001. — 322 с.

8.Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования / Перевод с английского B.JI. Иноземцева. Изд. 2-ое, испр. и доп. — М.: Academia, 2004. — 788 с.

9.Бжезинский З. Великая шахматная доска / Перевод с англ. О.Ю. Ураль-ской. — М.: Международные отношения, 2009. — 280 с.

10.Блауг М. Боулдинг, Кеннет Эварт // 100 великих экономистов после Кейнса — СПб.: Экономикус, 2009. — С. 40-44. — 384 с. — (Библиотека «Экономической школы», вып. 42).

11.Богатуров А.Д., Виноградов А.В. Анклавно-конгломератный тип развития: Опыт транссистемной теории // Восток — Запад — Россия: Сб. статей к 70-летию акад. Н.А. Симония. М., 2001. С. 109 — 130.

12.Богатуров А.Д., Косолапов Н.А. Хрусталев М.А. Очерки теории и политического анализа международных отношений. М.: Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2002. — 380 с.

13.Бхагвати, Дж. В защиту глобализации / Пер. с англ. / Под ред. В. И. Ино-земцева. М.: Логос, 2003. — 350 с.

14.Вебер М. Политические работы, 1895-1919 /Пер. с нем. Б.М. Скуратова, послесл. Т. А. Дмитриевой. — М.: Праксис, 2003. -276 с.

15.Власов В.И. Теория государства и права: учебник для высших юридических учебных заведений и факультетов. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2002.- С. 70-75

16.Волков А.Е. Социально-экономические противоречия глобализации как основа антиглобализма. М.: МАКС Пресс, — 2007. — 128 с.

17.Вторая Международная конференция по федерализму. Москва, 16- 17 декабря 1997 года. Труды конференции. [Под ред. С.С. Артолевского и В.В. Климанова]. — М.: Эдиториал УРСС, 1999. — 320 с.

18.Геллнер Э. Нации и национализм / Пер. с англ.- М.: Прогресс, 1991.- 128 с.

19.Государственное управление: основы теории и организации. Учебник. В 2 т. [Под ред. В.А. Козбаненко]. 2-е изд., с изм. и доп. — М.: «Статут». 2002. — 366 с.

20.Григорьян Э.Р., Сафонова М.А. Глобализация и моделирование социальной динамики. Сборник статей. — М.: Институт социальных наук. — 2001. — 244 с.

21.Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социоло- гические исследования. — 1994. — № 5. — С. 142-147.

22.Деева Н.В. Российское общество в контексте поиска формы общественного договора. // Власть. № 3. — 2013. — С. 16-18.

23.Деева Н.В. Этические аспекты общественного договора в России. // Власть. № 7 — 2015. — С. 131 — 133

24.Денчев К. Феномен антиглобализма: учеб. пособие для вузов. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2005. — 218 с.

25.Дюверже М. Политические партии / Пер. с франц. — М.: Академический Проект, 2000. — 538 с. — (Серия «Концепции»)

26.Егоров В.Г. Постсоветские независимые государства: поиск формы правления // Международные отношения. — 2014. — № 1. — C. 31 — 46.

27.Жуковский И.В. Глобализация: новый мировой порядок в образовании. М., Изд-во РУДН, 2005.- 131с.

28.Захаров А.А. Федеративное государство и сепаратизм: канадский вариант // ПОЛИС: Политические исследования. 2002; N3. С. 129-141.

29.Зидентоп Л. Демократия в Европе. — М.: Логос. — 2001. — 312 с.

30.Зиммель Г. Избранное. — М.: Юрист, 1996. — 189 с.

31.Зиновьев А.А. Запад. Феномен западнизма. — М.: Эксмо. — 2007. — С.20

32.Ильин В.В. Мир Globo: Вариант России. Калуга: Полиграф- Информ. 2007. — 212 с.

33.Иноземцев В.Л. Глобализация: мечты XX века, реальность XXI // Наука. Общество. Человек. К 75-летию со дня рождения академика И.Т. Фролова — М.: Наука. 2004. — 129 с.

34.Карадже Т.В. Политическая философия. — М.: Мысль, 2007. — 512 с.

35.Карадже Т.В. Геоэкономический подход как методология анализа

глобального мира // Вопросы политологии. № 4. — 2013. — С. 5-15.

36.Карадже Т.В. Этика политических институтов как составляющая политической этики. — Власть. № 7. — 2014. — С. 110-115.

37.Карадже Т.В. Теория хаоса и технологии внешнего управления. // Власть. № 7. — 2015. — С. 41-44.

38.Карадже Т.В. 2013. Проблема определения «политического» в политической науке. // Вопросы политологии. № 3. — 2015- С. 5-13.

39.Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. Век XXI. — М.: Алгоритм. — 2013. — 432 с.

40.Кастельс М. Информационная эпоха: экономика общества и культура. [Пер. с англ. под науч. ред. О.И. Шкаратана] — М.: Гос. ун-т. Высш. шк. Экономики. 2000. -606 с.

41.Кедури Э. Национализм / пер. с англ. А.А. Новохатько. -4-е изд. — СПб, Алетейя. — 2010 -136 с.

42.Козер Л. А. Функции социального конфликта / Пер. с англ. О. Назаровой; [Под общ. ред. Л.Г. Ионина] — Москва: Дом интеллектуальной книги: Идея-пресс, 2000. — 295 с.

43.Козлихин И.Ю. Идея правового государства: История и современность. — СПб: Издательство Санкт-Петербургского университета, 1993. — 152 с.

44.Кокошин А.А. Реальный суверенитет в современной мирополитической системе. 3-е изд., расш. и доп. М., 2006. С. 63.

45.Комутков С. От единовластия к разделению властей // Власть, 2005. — т.1. -С.17-23.

46.Косолапов Н.А. Глобализация: от миропорядка к международно- политической организации мира // Богатуров А.Д., Косолапов Н.А., Хрусталев М.А. Очерки теории и политического анализа международных отношений. М.: Научно-образовательный форум по международным отношениям. — 2002. — С. 297-334.

47.Корецкий В.А. Глобализация: Вопросы теории и методологии. — М.: Изд-во Московского университета. — 2007. — 192 с.

48.Лебедев Д.А. Возможность и вероятность нравственной глобализации мира. — М.: Научный эксперт. Вып. 9. — 2012. — 112 с.

49.Ленин В.И. Карл Маркс (краткий библиографический очерк с изложением марксизма).

Полное собрание сочинений: в 55 т. изд. пятое. — М.: Издательство политической литературы, 1969. — Т. 26. — С. 43-93.

50.Лиллекер Д. Дж. Политическая коммуникация. Ключевые концепты (пер. с англ. С.И. Остенек).

— Харьков: Гуманитарный центр. — 2010. — 300 с.

51.Лосев А.Ф. Из ранних произведений. — М.: Правда. — 1990. — 656 с.

52.Лукьяненко В.И. Государственный аппарат России: проблемы организации, управления, контроля. — М.: Изд-во РАГС, 2004. — 416 с.

53.Майстат М.А. Влияние этнополитического фактора на налоговый федерализм в РФ (на примере республик Бурятия и Татарстан) // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия политология, 2010. № 5. С. 62 — 69.

54.Майстат М.А. Особенности налогового федерализма в Федеративной Республике Германия // Вопросы национальных и федеративных отношений: сборник научных статей [ Под общ. ред. В.А.Михайлова, К.В. Калининой, В.Н. Дахина]. М.: Изд-во РАГС, 2011. — 234 c.

55.Майстат М.А. Конституционные принципы российского налогового федерализма и их политико-правовое значение // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «О влиянии национального и религиозного факторов на политическую стабильность в постсоветском пространстве». Москва, РАНХ и ГС при Президенте РФ, 30 ноября 2012 г. Вопросы национальных и федеративных отношений, 2013. № 1.

56.Майстат М.А. Метаморфозы максимы налоговый федерализм в российском измерении// Теоретические и прикладные аспекты современной науки: сборник научных трудов по материалам VIII Международной научно-практической конференции 27 февраля 2015 г.- Белгород.- 136 с.

57.Майстат М.А. Центр-регионы: из опыта властного взаимодействия в России и зарубежных странах // Вопросы политологии. 2015. № 1(17).

58.Манойло А.В. Специфика цветных революций «арабской весны». // Известия Уральск. Федерального Ун-та. Сер. 3. Общественные науки. 2013. -№3. — С. 30-36

59.Мареев С.Н. Э. В. Ильенков и социализм // Вопросы философии. — 2004. — № 3. — С. 101-110

60.Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии / К. Маркс, Ф. Энгельс // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. М.: Политиздат, 1979. — С. 419-459

61.Медведев Н.П. «Новые на Старой площади: Кремлевско- провинциальные истории — М.: Республика. — 1997. — 239 с.

62.Миллс, Ч.Р. Социологическое воображение / Пер. с англ. О. А. Оберемко; [Под общей редакцией и с предисловием Г.С. Батыгина]. — М.: Изд. Дом NOTA BENE, 2001. — 264 с.

63.Мирзоев С. Гибель права: легитимность в «оранжевых революциях». М., 2006.

64.Моска Г. Правящий класс. // «Социологические исследования». — 1994. № 10. — С. 187- 198.

65.Норберг Ю. В защиту глобального капитализма / Пер. с англ. М.: Новое издательство, 2007. — 272 с.

66.Нордлинджер Э. Демократический контроль над армией.- СПб., 1996 — 124 с

67.Общая теория права и государства: учебник для вузов. [Под ред. Лазарева В. В.] — М., 1994.- С. 23

68.Панарин А.С. Политология. О мире политики на Востоке и на Западе. — Изд-во: Университет, 2000. — 320 с.

69.Панарин А.С. Искушение глобализмом. — М.: Эксмо-Пресс, 2002. — 416с.

70.Панарин А.С. Правда железного занавеса. — М., Алгоритм. -2006. — С. 14, 216-217, 225

Парк Р. Избранные очерки: Сб. переводов. / РАН ИНИОН. Центр социал. науч.-информ. исслед. Отд. социологии и социал. психологии; Сост. и пер. с англ. В. Г. Николаев; Отв. ред. Ефременко Д. В. — М., 2011. — 320 с. Сер. «Теория и история социологии».

71.Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимодействия. // Американская социологическая мысль. — М. -1996. — С.494 — 526.

72.Пелипенко А.А. Глобальный кризис и судьбы Запада. — М.: Знание. — 2014. — 220 с.

73.Петренко О. В. Политический кризис как научное понятие. // Армия и общество //Выпуск № 2 / 2009 С. 167 — 172

74.Пивовар Е.И. Постсоветское пространство: альтернативы интеграции. Исторический очерк. — М.: Алетейя, 2009. — 147 с.

75.Пиголкин А.С., Головистикова А.Н., Дмитриев Ю.А., Саидов А.Х. Теория государства и права: учебник для вузов. [Под редакцией А.С. Пиголкина] — Москва: Юрайт-Издат, 2005.- С. 61-63.

76.Платон. Политик / Собр. соч.: В 4-х т. [Общ. ред. А.Ф. Лосев, В.Ф. Асмус, А.А. Тахо-Годи] — М.: Мысль, 1994. Т.4.

77.Политическая конфликтология: Учебное пособие для вузов [Под ред. С.А. Ланцова] — СПб: Питер, 2008. — 320 с.

78.Почепцов Г.Г. Информационно-психологическая война. — М., 2000. -110 с.

79.Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию: учебник для студентов вузов. — М.: Аспект Пресс, 2005. — С. 479

80.Пугачёв В.П. Политология: Справочник студента. М., 2001. С. 527.

81.Путин В.В. Россия сосредотачивается. Ориентиры. Сборник предвыборных статей. — М.: ОЛМА Медиа-Групп. 2012.- 136 с.

82.Райзберг Б.А. Современный экономический словарь / Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. -5-е изд., перераб. и доп. — М.:ИНФРА- М, 2006. — 494 с.

83.Региональные парламенты в современной России / А.С. Автономов, А.А. Захаров, Е.М. Орлова. — М.: Московский общественный научный фонд N118, Издательский центр научных и учебных программ, 2000. — 87 с. — (Научные доклады).

84.Сизова С.Ю. Сравнительный анализ влияния глобального кризиса на экономику России и Украины // Вестник университета (Государственный университет управления).

2010. № 23 — 36 с.

85.Системная история международных отношений в четырех томах. События и документы. 1918-2003 [Под ред. А.Д. Богатурова] — М.: Научно- образовательный форум по международным отношениям, 2000-2004.

86.Смит А. Исследования о природе и причинах богатства народов. — М.: Соцэкгиз, 1962. — 654 с.

87.Соловьев А.И. Нравственное государство: замыслы и реальность. — Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование.

88.Сорос Дж. Тезисы о глобализации // Вестник Европы. 2001. № 2. С.

89.Сорос Дж. О глобализации / Пер. с англ. Н.П. Соколова [Научный редактор С.А. Афонцев]. — М.: Издательство «Рудомино», 2002. — 264 с.

90.Сорос Дж. Мыльный пузырь американского превосходства. На что следует направить американскую мощь. — М.: Альпина Бизнес Бук. 2004. — 192 с.

91.Спенсер Г. Личность и государство / Герберт Спенсер; пер. с англ.

Челябинск: Социум, 2006. — 205 с.

92.Стиглиц Дж. Ю. Глобализация: тревожные тенденции / Пер. с англ. Г.Г. Пирогова. М.: Национальный общественно-научный фонд, 2003. — 304 с.

93.Талина Г.В., Асонов Н.В. Религиозный фактор в процессе модернизации российского государства. // Власть. № 8. — 2015 — С. 151 — 153

94.Тойнби А. Дж. Постижение истории. Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1991.- 736 с.

95.Томбу Д.В. Социокультурные аспекты феномена потребления в работах З. Баумана. — Палимпсет. // Диалог социогуманитарных наук: сборник научных трудов. Вып. 2. — М.: МПГУ «Прометей». — 2012.

96.Томбу Д.В. Политический язык общества потребления. // Власть. № 5. 2015- С. 41-44.

97.Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление.- М.: Логос, — 2002. — 254 с.

98.Фливберг Б. Хабермас и Фуко: мыслители для гражданского общества / Б. Фливберг // Вопросы философии. — 2002. — №2. — 153 с.

99.Чернавский А.С. Особенности современного медиапотребления и феномен новых медиа. // Власть. № 7 — 2015. — С. 73-75

100.Чешков М.А. Глобалистика как научное знание. Очерки теории и категориального аппарата. — М.: Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2005. — 224 с.

101.Чичерин Б.Н. Опыты по истории русского права. — М., 1858. — 389 с.

102.Чумаков А.Н. Классификация глобальных проблем // Глобалистика: Энциклопедия / Гл. ред. И.И. Мазур, А.Н. Чумаков; Центр научных и прикладных программ «Диалог». — М.: Радуга, 2003. — С. 443- 445.

103.Чумаков А.Н. Глобалистика: Учебно-методическое пособие. М.: МАКС Пресс, 2011. — 28 c.

104.Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира. // Глобалистика: Энциклопедия / Гл. ред. И.И. Мазур, А.Н. Чумаков; Центр научных и прикладных программ «Диалог». — М.: Радуга, 2003. — С. 443- 445.

105.Шишков Ю.В. Догоняющее развитие в эпоху глобализации. — М.: ГОУВПО ВАВТ Минэкономразвития России. -2006. -240 с.

106.Шмитт К. Понятие политического. — Политология: хрестоматия (сост. М.А. Василик, М.С. Вершинин).

— М.: Гардарики. — 2000. — С. 28.

107.Шнайдер Э. Политическая система Российской Федерации; перевод с нем.: Отв. ред. В.П. Любин. — М.: ИНИОН РАН. 2002.- 62 с.

108.Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии / Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения в двух томах. Т. 2. М.: Политиздат. 1955. — 56 с.

109.Элементарный учебник общей теории права в связи с учением о государстве / Питирим Сорокин. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 2009. — 238 с.

110.Яжборовская И.С. Глобализация и опыт трансформации в странах Центрально-и-Юго-Восточной Европы. — М.: «Academia», 2008. — 378 с.

111.Корецкий В.А. Факторы и направления политической и экономической глобализации в современной России. Автореферат дис. докт. полит. наук. — М.: 2009. — 57 с.

Приложение 1, Соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине

Обеспокоенные трагическими случаями потери жизней на Украине, стремясь немедленно прекратить кровопролитие, решительно настроенные проложить путь к политическому урегулированию кризиса, Мы, нижеподписавшиеся стороны, договорились о следующем:

1.В течение 48 часов после подписания данного соглашения будет принят, подписан и обнародован специальный закон, который восстановит действие Конституции Украины 2004 года с изменениями, внесёнными до этого времени. Подписанты заявляют о намерении создать коалицию и сформировать правительство национального единства в течение 10 дней после этого.

2.Конституционная реформа, уравновешивающая полномочия президента, правительства и парламента, будет начата немедленно и завершена в сентябре 2014 года.

3.Президентские выборы будут проведены сразу после принятия новой Конституции, но не позднее декабря 2014 года. Будет принято новое избирательное законодательство, а также сформирован новый состав Центральной избирательной комиссии на пропорциональной основе в соответствии с правилами ОБСЕ и Венецианской комиссии.

4.Расследование недавних актов насилия будет проведено под общим мониторингом власти, оппозиции и Совета Европы.

5.Власть не будет вводить чрезвычайное положение. Власть и оппозиция воздержатся от применения силовых мер.

Верховная рада Украины примет третий закон об освобождении от ответственности, который будет распространяться на те же правонарушения, что и закон от 17 февраля 2014 года.

Обе стороны будут прилагать серьёзные усилия для нормализации жизни в городах и сёлах путем освобождения административных и общественных зданий и разблокировки улиц, скверов и площадей.

Незаконное оружие должно быть сдано в органы Министерства внутренних дел Украины в течение 24 часов с момента вступления в силу вышеупомянутого специального закона (п.1 настоящего Соглашения).

После указанного периода все случаи незаконного ношения и хранения оружия подпадают под действующее законодательство Украины. Силы оппозиции и власти отойдут от позиций противостояния. Власть будет использовать силы правопорядка исключительно для физической защиты зданий органов власти.

6.Министры иностранных дел Франции, Германии, Польши и Специальный представитель Президента Российской Федерации призывают к немедленному прекращению всех видов насилия и противостояния.

г. Киев, 21 февраля 2014 года

От власти:, От оппозиции:, Засвидетельствовали:, От Европейского Союза, Приложение 2

Протокол по итогам консультаций трёхсторонней контактной группы относительно совместных шагов, направленных на имплементацию мирного плана Президента Украины П. Порошенко и инициатив Президента России В. Путина

Содержание протокола

сентября 2014

1.Обеспечить незамедлительное двухстороннее прекращение применения оружия.

2.Обеспечить мониторинг и верификацию со стороны ОБСЕ режима неприменения оружия.

3.Провести децентрализацию власти, в том числе путём принятия Закона Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (Закон об особом статусе).

4.Обеспечить постоянно действующий мониторинг на украинско-российской государственной границе и верификацию со стороны ОБСЕ с созданием зоны безопасности в приграничных районах Украины и Российской Федерации.

5.Безотлагательно освободить всех заложников и незаконно удерживаемых лиц.

6.Принять закон о недопущении преследования и наказания лиц в связи с событиями, которые имели место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины.

7.Продолжить инклюзивный общенациональный диалог.

8.Принять меры по улучшению гуманитарной ситуации на Донбассе.

9.Обеспечить проведение досрочных местных выборов в соответствии с Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (Закон об особом статусе).

Восстановление полного контроля над госграницей правительством Украины во всей зоне конфликта, которое должно завершиться до конца 2015 года при условии проведения конституционной реформы, обеспечивающей децентрализацию ДНР и ЛНР.

10.Вывести незаконные вооружённые формирования, военную технику, а также боевиков и наёмников с территории Украины.

11.Принять программу экономического возрождения Донбасса и восстановления жизнедеятельности региона.

12.Предоставить гарантии личной безопасности для участников консультаций.

Состав трёхсторонней контактной группы:

ОБСЕ: Посол Хайди Тальявини

Украина: Второй президент Украины Леонид Кучма

Россия: Посол РФ на Украине Михаил Зурабов

Приложение 3, Комплекс мер по выполнению минских соглашений (второе Минское соглашение)

1.Незамедлительное и всеобъемлющее прекращение огня в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины и его строгое выполнение начиная с 00 ч. 00 мин. (киевское время) 15 февраля 2015 года.

2.Отвод всех тяжёлых вооружений обеими сторонами на равные расстояния в целях создания зоны безопасности шириной минимум 50 км друг от друга для артиллерийских систем калибром 100 мм и более, зоны безопасности шириной 70 км для РСЗО и шириной 140 км для РСЗО «Торнадо-С»[Комм. 1], «Ураган», «Смерч» и тактических ракетных систем «Точка» («Точка У»):

·для украинских войск: от фактической линии соприкосновения;

·для вооружённых формирований отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины: от линии соприкосновения согласно Минскому меморандуму от 19 сентября 2014 года.

Отвод вышеперечисленных тяжёлых вооружений должен начаться не позднее второго дня после прекращения огня и завершиться в течение 14 дней.

Этому процессу будет содействовать ОБСЕ при поддержке трёхсторонней контактной группы.

3.Обеспечить эффективный мониторинг и верификацию режима прекращения огня и отвода тяжёлого вооружения со стороны ОБСЕ с первого дня отвода, с применением всех необходимых технических средств, включая спутники, БПЛА, радиолокационные системы и прочее.

4.В первый день после отвода начать диалог о модальностях проведения местных выборов в соответствии с украинским законодательством и Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», а также о будущем режиме этих районов на основании указанного закона.

Незамедлительно, не позднее 30 дней с даты подписания данного документа, принять постановление Верховной Рады Украины с указанием территории, на которую распространяется особый режим в соответствии с Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» на основе линии, установленной в Минском меморандуме от 19 сентября 2014 года.

5.Обеспечить помилование и амнистию путём введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины.

6.Обеспечить освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех». Этот процесс должен быть завершён самое позднее на пятый день после отвода.

7.Обеспечить безопасный доступ, доставку, хранение и распределение гуманитарной помощи нуждающимся на основе международного механизма.

8.Определение модальностей полного восстановления социально-экономических связей, включая социальные переводы, такие как выплата пенсий и иные выплаты (поступления и доходы, своевременная оплата всех коммунальных счетов, возобновление налогообложения в рамках правового поля Украины).

В этих целях Украина восстановит управление сегментом своей банковской системы в районах, затронутых конфликтом, и, возможно, будет создан международный механизм для облегчения таких переводов.

9.Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционная реформа) к концу 2015 года при условии выполнения пункта 11 — в консультациях и по согласованию с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трёхсторонней Контактной группы.

10.Вывод всех иностранных вооружённых формирований, военной техники, а также наёмников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ. Разоружение всех незаконных групп.

11.Проведение конституционной реформы на Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой Конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учётом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии с мерами, указанными в примечании, до конца 2015 года. (См. примечание.)

12.На основании Закона Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» вопросы, касающиеся местных выборов, будут обсуждаться и согласовываться с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трёхсторонней Контактной группы. Выборы будут проведены с соблюдением соответствующих стандартов ОБСЕ при мониторинге со стороны БДИПЧ ОБСЕ.

13.Интенсифицировать деятельность Трёхсторонней Контактной группы, в том числе путём создания рабочих групп по выполнению соответствующих аспектов минских соглашений. Они будут отражать состав Трёхсторонней Контактной группы.

Примечания:

Такие меры в соответствии с Законом «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» включают следующее:

·освобождение от наказания, преследования и дискриминации лиц, связанных с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей;

·право на языковое самоопределение;

·участие органов местного самоуправления в назначении глав органов прокуратуры и судов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей;

·возможность для центральных органов исполнительной власти заключать с соответствующими органами местного самоуправления соглашения относительно экономического, социального и культурного развития отдельных районов Донецкой и Луганской областей;

·государство оказывает поддержку социально-экономическому развитию отдельных районов Донецкой и Луганской областей;

·содействие со стороны центральных органов власти трансграничному сотрудничеству в отдельных районах Донецкой и Луганской областей с регионами Российской Федерации;

·создание отрядов народной милиции по решению местных советов с целью поддержания общественного порядка в отдельных районах Донецкой и Луганской областей;

·полномочия депутатов местных советов и должностных лиц, избранных на досрочных выборах, назначенных Верховной Радой Украины этим законом, не могут быть досрочно прекращены.

Документ, согласованный лидерами «нормандской четвёрки», подписали следующие лица:

Россия: посол РФ на Украине Михаил Зурабов.

ОБСЕ : посол Хайди Тальявини.

Украина: второй президент Украины Леонид Кучма.

Донецкая народная республика:, Луганская народная республика