Агрессивное поведение детей старшего дошкольного возраста

Дипломная работа

В последнее время изучение проблемы агрессивного поведения человека стало едва ли не самым популярным направлением исследовательской деятельности психологов всего мира.

И, конечно, речь идет не о научной моде, а о специфической реакции психологического сообщества на беспрецедентный рост агрессии и насилия в «цивилизованном» двадцать первом веке. Невозможно сегодня представить себе такую газету, журнал или программу радио- и телевизионных новостей, где не было бы ни одного сообщения о каком-либо акте агрессии или насилия. За последнее десятилетие во всем мире, особенно в странах СНГ, отмечается рост насильственных действий, сопряженных с особой жестокостью над людьми. Особенно остро, в настоящий момент, является проблема роста детской преступности и ассоциальности.

В обычном понимании агрессия — это реакция на срыв какой-то деятельности, планов, на ограничения, запреты или неожиданные трудности. В любом случае, цель такого поведения — устранение перечисленных препятствий. Агрессию могут вызывать оскорбления личностного достоинства, повседневные страдания, прерывание «цикла» получение удовольствия, принуждения и наказания. Таким образом, причиной агрессии чаще всего являются физические и психологические препятствия, мешающие удовлетворению потребностей или достижению целей человека. Переживание агрессии характеризуется высоким уровнем напряжения и импульсивности. Чувство уверенности в себе при агрессии значительно выше, чем при любой другой эмоции.

Наиболее частой причиной беспокойства родителей за поведение своих детей и обращения к специалистам является как раз детская агрессия. Детская агрессивность — явление нормальное с психологическими особенностями каждого возраста. И взрослым, для того, чтобы агрессивность не стала устойчивой личностной чертой, следует разбираться в этих особенностях.

Исследователи отмечают, что наиболее сильные проявления агрессии свойственны именно детям, причем, младшего возраста. Обнаруживается она очень рано: уже в громком плаче грудного младенца любая внимательная мать уловит злые, возмущенные нотки. Малышу в чем-то отказали и это его сильно раздражает.

Дети ранимы и беззащитны, их легко обидеть или обмануть и в большинстве случаев детская агрессия — всего лишь протест против поведения взрослых, отстаивание своих границ и прав. Детская агрессивность обычно нарастает на протяжении всего дошкольного возраста и только к семи годам (в норме) идет на спад. Психологи связывают это с тем, что к этому возрасту, ребенок уже научается разрешать конфликты другими способами, у него уже появляется опыт «выпускания паров» в игровых ситуациях, они становятся менее эгоцентричными и лучше понимают чувства и поступки других людей. Если агрессивность ребенка, как привычная реакция на препятствия и запреты не уменьшается, а только набирает силу, то есть повод для беспокойства. Очень многое в период детской агрессии (до 6-7 лет) зависит от реакции на нее родителей. И тут нашим детям нужна скорее помощь и понимание, чем строгость и наказания за неприемлемое с точки зрения морали поведение.

16 стр., 7560 слов

Роль психотехнических игр и упражнений в коррекции поведения учащихся

... этого, как правило, даже слабоумные больные пытаются продолжать эту работу. Пётр Трошин предложил оригинальные методы диагностики и психокоррекционных ... доска пригодна при исследовании слабоумных больных старческого возраста и умственно отсталых детей. Задание может быть ... позитивного личностного развития; организация поэтапной отработки в игре новых, более адекватных способов ориентировки ребёнка в ...

В связи с этим, перед психологами и педагогами возникли вопросы, касающиеся детской агрессии. Следует отметить, что сама по себе тема «детской агрессивности» долгое время была закрыта и поэтому не получила должной разработки в отечественной психологии. Даже в настоящее время публикации на эту тему у нас единичны, и представляют собой, главным образом, обзор зарубежных исследований.

И, тем не менее, можно констатировать, что на сегодня наиболее впечатляющие результаты в изучении природы и механизмов агрессивного поведения детей достигнуты именно в психологической науке. Но вполне естественно, что в этой интересной, сложной и интенсивно изучаемой области все еще остается много нерешенных проблем, и нет ответов на многие вопросы.

Данная работа посвящена рассмотрению некоторых сторон детской агрессивности, методом ее диагностики и коррекции.

Объект исследования: поведение детей дошкольного возраста.

Предмет исследования: признаки агрессивного поведение детей старшего дошкольного возраста.

Цель исследования: выявление признаков агрессивного поведения детей старшего дошкольного возраста и рассмотрение особенностей педагогического взаимодействия с ними воспитателя детского сада.

Задачи исследования:

  • проанализировать психолого-педагогическую литературу по данной теме;
  • организовать и провести диагностику поведения детей старшего дошкольного возраста;
  • проанализировать результаты диагностического исследования;
  • разработать рекомендации для родителей.

Для достижения поставленных задач были использованы следующие методы:

  • анализ литературных источников;
  • [Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/metodyi-rabotyi-vospitatelya-s-agressivnyimi-detmi-kursovaya/

  • наблюдение;
  • диагностическая методика («Рисунок несуществующего животного»);
  • анкетирование;
  • математические методы;
  • сравнительный анализ.

Базой исследования являлась:

старшая группа «Пчелки» МДОУ № 25 г. Орла (10 детей).

Глава I. Общее понятие об агрессивном поведении дошкольников в психологии

Признаки агрессивного поведения

Существует много определений агрессии.

Агрессия — это активная форма выражения гнева, которая проявляется через причинения ущерба человеку или предмету. Этому определению мы часто отдаем свое предпочтение, но есть и научное определение.[33]

6 стр., 2989 слов

Маркетинговые исследования в гостиничном бизнесе

... бизнеса; — причины возникновения проблем и эффективные пути их решения; — рынок потенциальных потребителей услуг; — новые услуги, в которых испытывают потребность клиенты, и т. д. Кроме того, исследования ... фирмы, с которыми работает гостиничное предприятие. Среди них — ... в информации и разрабатывают маркетинговые информационные системы. Маркетинговая информационная система Хорошая маркетинговая система ...

Агрессия — поведение, целью которого является причинение боли, страдания, вреда. Проявляется на основе эмоций или как заученное поведение, имеющее целью — достижение определенных корыстных интересов.[31]

Часто взрослые считают агрессивными детей, которые балуются, ведут себя непослушно, непосредственно, импульсивно, иногда нападают на других детей без видимых причин, громко говорят, перебивают говорящих, дразнят и провоцируют других детей, пытаются доминировать. Действительно, в раннем возрасте многим детям свойственно определенная агрессивность, детская жизнь полна разочарований, которые кажутся взрослым мелкими, но именно эти, же разочарования, вызваны лишениями и ограничениями, становятся травмирующими для ребенка. И наиболее приемлемым решением проблем для ребенка может стать агрессивная реакция, особенно если у ребенка ограниченные особенности самовыражения или он лишен возможности другим способом удовлетворять насущную для него в данный момент потребность. Агрессия может возникать в двух случаях:

как крайняя мера, когда ребенок исчерпал все другие возможности для удовлетворения своих потребностей.

как «выученное» поведение, когда ребенок поступает агрессивно, следуя образцу поведения родителей, других значимых для него лиц, литературных или кино — персонажей. Уже в отчаянном плаче младенца нетрудно распознать злость и возмущение. Причина проста: ребенку чего-то не позволяют или в чем-то отказывают, что и раздражает его. В первую очередь это касается физиологических потребностей, которые у ребенка проявляются с такой же силой, как и у взрослого. Однако должно пройти немного времени, прежде чем ребенок научится самостоятельно удовлетворять свои потребности или откладывать и задерживать их удовлетворение, как это делают более взрослые люди.

С самого рождения ребенок целиком и полностью зависит от родителей, особенно от матери. Причем его положение не меняется в течение нескольких лет. Даже если родительское отношение к ребенку полно заботы о нем, взрослые в силу целого ряда причин порой вынуждены уделять детям меньше внимания, чем следует, и навязывать им то, что их сердит и злит. Родители в силу жизненных обстоятельств не всегда могут избежать подобных поступков, несмотря на самые серьезные намерения. Они стараются изо всех сил помочь ребенку освоиться в окружающем мире, но ребенок все равно чувствует себя подавленным.[12]

Неспособность управлять своими побуждениями и желаниями и контролировать их усложняет жизнь ребенка. Возникшие у ребенка одновременно чувства голода и усталости, например, неизменно становиться для него причиной гнева и раздражения.

Ребенку часто приходиться страдать от ограничений и лишений. Нет такого дня, чтобы какое ни будь его желание или какая- либо потребность не были подавлены. От плача как призыва о помощи он постепенно переходит к отчаянному гневному протесту. Так рождается агрессивность.[32]

Агрессивная реакция — это реакция борьбы за выживание, попытка ребенка изменить положение вещей. Она складывается из неудовлетворенности, протеста, злости или явного насилия. Агрессия в ряде случаев предпочтительнее, чем хныканье, жалобы, покорное повиновение, бесплодное фантазирование и другие появления ухода от действительности.[3]

7 стр., 3148 слов

Копия 2 распр.нарушения у детей

... и подростковой агрессии и стилями воспитания в семье. Коррекционную работу с агрессивными детьми целесообразно проводить в четырех направлениях: 1. Обучение агрессивных детей способам выражения гнева в приемлемой ... от внешней среды, отсутствие потребности в контактах, им свойственна агрессивность, доходящая до патологии. Эти дети почти не владеют навыками самообслуживания, поэтому нуждаются в ...

Если гнев и возмущение ребенка постоянно подавляются, они могут накапливаться и проявляться нередко, лишь в зрелом возрасте, когда невозможно докопаться до их истинных причин. Поскольку агрессивность уже выливается в иные формы поведения, психосоматические симптомы или становиться причиной различных заболеваний, таких как: ревматический артрит, крапивница, прыщи, псориаз, язва желудка, эпилепсия, мигрень и гипертония.

Психологическое ограничение, как и физическое, лишает человека свободы действий. Но возникает оно несколько позже, когда ребенок уже понимает, что такое запрет и последствия его нарушения. Первым психологическим ограничением в жизни ребенка является «нельзя», которое родители говорят ему при попытках освоить большой и незнакомый мир. И чем старше становятся дети, тем более будут разнообразные эти «нельзя». Родители могут припомнить много ситуаций, когда дети реагировали гневом на различные запреты.[15]

Неправильные, несправедливые действия и поступки окружающих тоже могут стать источником гнева. Но в данном случае большую роль играют сами поступки, а их интерпретация человеком. Прежде чем на кого-то рассердиться, мы возлагаем на этого человека вину. Если ребенок в своих неудачах, переживаемых им некомфортных состояниях винит, например, брата, сестру или мать, то его гнев и агрессия будут вызываться ими.

До определенного момента ребенок выражает свои потребности в более мягкой форме. Но взрослые обычно не обращают на это внимание, пока не столкнуться с явными нарушениями поведения. Поведение, которое воспринимается взрослыми как агрессивное или асоциальное, часто в действительности является отчаянной попыткой удовлетворить потребности, восстановить эмоциональное состояние и социальные связи. Просто ребенок не в состоянии выразить свои истинные чувства никаким другим способом. Он делает то единственное возможное, что может себе представить, чтобы продолжать борьбу за выживание в окружающем мире.[4]

Наблюдая за агрессивным ребенком, можно определить направленность его реакций (на кого он нападает, в каких обстоятельствах и как это случается без какой либо провокации).

Внимательные наблюдения помогут взрослым выявить симптомы назревающей атаки со стороны ребенка. Поскольку причиной агрессия является лишения и ограничения, то крайне редко удается полностью освободить ребенка от агрессивности. Но даже если это было бы возможно, не следует стремить к этому. Агрессивность имеет свои положительные и отрицательные, здоровые и положительные стороны. Она может проявлять в предприимчивости и активности или, напротив, в непослушании и сопротивлении. Агрессивность может развить дух инициативы или породить замкнутость и враждебность, может сделать ребенка упорным и безвольным. И это лишь некоторые из проявления агрессивности.[5]

Не следует стремиться полностью, исключить агрессивность из характера детей. Необходимо ограничивать и контролировать ее, а также поощрять те ее проявления, которые не приносят вреда личности и обществу.

Следует подробнее остановиться на проявлении агрессивного поведения. Это мимическое (выражение лица), поведенческое (действия, поступки), вербальное (слова) выражение гнева и агрессии.

Мимическое выражение гнева включает в себя характерные лобных мышц и бровей: брови опущены и сведены, кожа лба стянута и образует на переносице или прямо под ней небольшое утолщение (у взрослого человека между бровями пролегают глубокие вертикальные морщины).

7 стр., 3128 слов

Агрессия и ее производные

... Бэрон и Д. Ричардсон, считают, что агрессия, в какой бы форме она не проявлялась, ... систему. Возникает естественное сопротивление истине - один из видов агрессии. Кроме того, можно ... специфических условий своего существования он на большинство раздражителей проявляет более сильную агрессию. Почему ... поведения детей изменились. Агрессивное поведение вызывает соответствующую реакцию окружающих, а это, в ...

У новорожденных описанное выражение проявляется автоматически и не контролируется. Примерно после первого года жизни мимическое выражение гнева начинает развеваться и ребенок уже способен сдерживать «гневную» мимику.

При мимическом выражение гнева отмечаются изменения в области глаз: они сужаются и приобретают угловатую заостренную форму, утрачивают мягкость, которая присуще округлой форме. Взгляд фиксирован на источнике раздражения, и это важно, так как указывает, куда будет направлена агрессия. Взрослея, человек может научиться отводить взгляд, чтобы скрыть выражение гнева.[2]

При врожденном выражение гнева рот у маленького ребенка распрямляется, приобретает прямоугольную форму; губы сжимаются, превращаясь в две тонкие параллельные линии, при этом они могут слегка выпячиваться; углы рта становятся резко очерченными. Старшие дети и взрослые в гневе часто стискивают зубы и сжимают плотно губы. Это является результатом социализации. Оскаленные зубы прячутся под плотно сжатыми губами.[16]

При интерпретации мимических проявлений следует подходить осторожно с приобретенным выражением гнева: дети часто хмурятся, стискивают зубы и смотрят на собеседника в упор, но это может быть привычкой, а не выражением гнева. Чем взрослее ребенок, тем больше изменение претерпевает врожденное проявление гнева и тем лучше надо знать индивидуальные особенности ребенка и ситуации, чтобы определить, какую эмоцию он переживает.

На поведенческом уровне можно выделить позу, жесты, действия. Данные проявления скорее следует отнести к приобретенным, обучаемым. Вот самые основные: поза и жесты.

Поза — общее напряжение тела как бы демонстрирует готовность к нападению. Мышцы шеи и спины напрягаются, голова немного опущена (взгляд «исподлобья»), плечи тоже напряжены и слегка приподняты, руки сжимаются в кулаки, ноги напрягаются и немного сгибаются в коленях, туловище слегка наклонено вперед или направлено в сторону раздражителя. Все это можно наблюдать у детей во время сильной ссоры, драки. В процессе взросления дети учатся контролировать выражение гнева, и у них наблюдаются, как и у взрослых, одно или несколько характерных проявлений позы гнева.[11]

Жесты — сжимание, разжимание кулаков, держание в руках различных предметов и манипулирование ими, как бы подготовка к удару, угрожающее движение руками (замахивание, показывание кулаков, фиг и др.) можно наблюдать у маленьких детей. Действие выражения гнева могут быть разнообразными (в данном случае мы можем уже говорить об агрессии).

2. Виды агрессии

Агрессивность многолика. По направленности агрессивность может быть внешней, характеризующейся открытым проявлениям в адрес конкретных лиц (прямая агрессия) или на безличные обстоятельства, предметы, социальное окружение (смещенная агрессия), а так же внутренний, характеризующейся выражением обвинений или требований, адресованных самому себе. По способу доверия агрессия подразделяется на произвольную, возникающую из-за желания воспрепятствовать чему-либо, навредить кому-либо, обойтись с кем- то несправедливо, кого ни будь оскорбить, а также на непроизвольную, представляющую собой целенаправленный и быстро прекращающийся взрыв гнева или ярости, когда действия не подконтрольно субъекту и протекает по типу эффекта.[22]

31 стр., 15285 слов

«Психологопедагогическое сопровождение детей в центре временного ...

... в психолого – педагогическом сопровождении активных групповых методов, индивидуальную работу, как детьми, так и с взрослыми (родителями, родственниками, педагогами) [28]. Е.И. Казакова считает, что психолого-педагогическое сопровождение должно осуществляться на основе принципа свободы ...

Самые распространенные виды агрессии: физическая, вербальная (словесная), косвенная агрессия.

Физическая агрессия (нападение) — это использование физической силы против другого лица.

Физическая агрессивность проявляется у детей достаточно часто. Ребенок может разъяриться, осыпать ударами того, кто находиться рядом, нападать на детей младше себя или даже взрослых. Физическая агрессия немедленно привлекает внимание взрослых. Обычно больше всего досаждает взрослым то, что дети ссорятся и дерутся. Желание драться, равно как щипаться, или кусаться исподтишка, — это далеко не всегда признак ненормальности ребенка.[8]

Когда родители обращаются за помощью к психологу по поводу агрессивного поведения их детей, наилучший совет таков — как можно меньше реагировать на ссору или драку своих детей, за исключением каких- то особых, крайних случаев, если дети могут причинить друг другу серьезные увечья. Очень часто дети самостоятельно решают свои проблемы и, как правило, забывают про ссоры, а через некоторое время мирно и дружно играют. Но стоит вмешать родителям, как один из детей, а, то и оба непременно почувствуют себя ужасно несчастными — либо потому, что их накажут (и тогда достанется обоим), либо потому, что их не поняли и обидели напрасно.

Одна отрицательный эффект вмешательства взрослых в другом — драка приобретает значение важного события. Ребенок, которого лишь слегка ударили, принимается кричать так, будто ему причинили нестерпимую боль. При этом у «обиженного» возникает повод вести себя инфантильно, по — детски.

Взрослые (родители и воспитатели), которые особо не терпимы к дракам, движет отнюдь не стремление уберечь братскую любовь своих детей или воспитанников. Их недовольство вызвано, прежде всего, шумом и явным непослушанием, недисциплинированностью детей. Чем быстрее взрослые вмешиваются в ссору, тем громче дети будут орать при следующей драке. Самое полезное, что могут предпринять взрослые помимо того, что сделать вид, будто ничего не слышат и не видят, развести детей как можно дольше друг от друга (как боксеров на ринге в разные углы).

А утешать их и разбираться, что случилось, следует только после того, как дети совсем успокоятся.

Точно так же не стоит придавать значение драки детей «вне дома» (с их друзьями).

Тем не менее, если ребенок постоянно ссорится с другими детьми, психолог совместно с родителями или воспитателями должен изучить причины такой чрезмерной агрессивности и, выработав профилактическую тактику, проконсультировать взрослых.[28]

Телесные наказания

Телесные наказания никогда не бывают хорошей дисциплинарной мерой.

Ребенок, которого больно отшлепали, может не повторить поступок, за который его наказали. Но знают ли родители, что произошло в мыслях, чувствах и поведение ребенка? Скорее всего — нет, так как они сориентированы на внешние проявления в поведение ребенка. На самом же деле ребенок, как и любой взрослый человек, стремиться избежать не столько болезненной ситуации, сколько ее источника. Поэтому он быстро учится бояться не то, чего нельзя делать, а родителя. Это самое худшее, что можно сделать для психологического здоровья ребенка.[7]

Во — первых, страх очень сильно меняет облик ребенка: он делается робким, нерешительным, теряющимся, неуверенным в себе и почти начисто лишенным жизненного оптимизма.

6 стр., 2549 слов

«Педагогика дополнительного образования детей и взрослых» ...

... развития человека (ребенка) как субъекта учебной деятельности, организуемой и управляемой педагогом в разных условиях образовательного процесса. В частности, педагогическая психология «изучает закономерности ... в плане идеализма, либо в плане материализма. Так, материалистические философы древности Демокрит, Лукреций, Эпикур понимали душу человека как разновидность материи, как телесное образование, ...

Во — вторых, ребенок приучается бояться родителей и начинает испытывать к ним сначала неприязнь, а затем и ненависть. Если этот конфликт возникает в раннем детстве, ребенок привыкает ожидать враждебности от всех, кто любит его, и даже воспринимает ненависть как нечто сопутствующее любви.

В — третьих, телесные наказания со стороны родителей представляют собой модель агрессивного поведения. У агрессивных родителей, как правило, вырастают агрессивные дети. Более того, у ребенка может сложиться определенный стереотип поведения: если другой человек сделал что-то не так — его надо наказать, и лучше всего физически.

В — четвертых, телесные наказания часто взывают совсем обратный результат, чем то, которого добивались родители. У детей лишь прочнее закрепляют неверное поведение и нисколько ни меняют его. Ребенок начинает думать, что стоит, пожалуй, иной раз получить подзатыльник ради удовольствия позлить родителей. Он ждет наказания и хочет получить его ради очистки совести. Он знает: за то, что он натворил, нужно расплачиваться. А расплатившись, чувствует себя вновь свободным и начинает повторять свои выходки (согрешил — покаялся).

Только теперь он начинает действовать с большой осмотрительностью, что бы его ни поймали на месте «преступления». Так ребенок удовлетворяет и свое желание сделать что-то недозволенное, и очищает свою совесть одновременно.

Если наказание применяется в дисциплинарных целях, оно будет эффективно, лишь в отдельных случаях. Например, если ребенку не исполнилось 3 — 5 лет, он вообще не в состоянии понять цель наказания. Бить детей вообще не рекомендуется. Когда же родитель называет ребенка, лишая его какой-либо привилегии, которая у него была, — он непременно добьется гораздо лучших результатов.

Словесная (вербальная) агрессия

Агрессивность необязательно проявляется в физических действиях. Вербальная агрессия- это выражение негативных чувств как через форму (ссора, крик, визг), так и через содержание словесных ответов (угроза, проклятье, ругань).

Почти все дети рано или поздно начинают говорить бранные слова, выкрикивать оскорбления, дразнить других или ругаться. Это не повод для беспокойства. Напротив, взрослого должно больше тревожить, если ребенок ни разу не произнес бранных слов. В этом случаи можно было бы решить, что он просто не слышит, что говорят окружающие, а может быть, даже не воспринимает их слов. Явное отсутствие непосредственности и непринужденности в поведении ребенка должно беспокоить больше.[32]

Детям свойственно слушать, что говорят вокруг. И, вероятно, нет такой, самой лучшей семьи или детского сада, которые сумели бы воспрепятствовать этому. Часто взрослые сами не замечают, как ведут себя. Нередко родители сами и учат ребенка некоторым выражениям. Было бы просто несправедливо думать, что ребенка «портят» другие люди или дети и сам он ничего не делает, что бы «испортиться». Дети усваивают определенный словарь от товарищей по играм и непосредственно от окружающих взрослых, а затем спокойно передают его друг друга.[1]

Обычно бранные слова дети начинают использовать, как только попадают в детский сад, а иногда и раньше. И то, что эти слова шокируют взрослых, привлекают их внимания, для детей наилучший повод повторить их. Им хочется позлить, подразнить родителей, потому что им самим приходилось не раз терпеть это от их «самодурства». Теперь же они открыли для себя новое оружие агрессии.

5 стр., 2239 слов

Правовое регулирование и формы воспитания детей, оставшихся без родителей

... 2 ст. 145 Семейного Ко­декса). Опека и попечительство устанавливается над детьми, оставшимися без попечения родителей. Опекуны являются представителями подопеч­ных в силу закона и совершают от их ... определять способы воспитания ребенка, находящегося под опекой, учитывая его мнение и желание. Опекун с учетом мнения ре­бенка имеет право выбора образовательного учреж­дения и формы обучения. ...

Дети ругаются по разным поводам. И на повод надо ориентироваться, определяя наибольший приемлемый способ, как их учить ругаться. Некоторые дети ругаются совершенно невинно. Они не знают значения слов, и не намеренны кого-то шокировать. В подобном случае просто сказать, что это грубое или неприятное слово и лучше его не использовать.

Не понимая значения слова, дети часто знают, что оно запрещено. Ребенок использует его для эффекта, что бы огорчить взрослых или досадить кому-то. Игнорировать брань ребенка и уделять ему внимание в другое время — один из эффективных методов, который может помочь. Ребенок разочаруется ругани, если не будет видеть желаемого эффекта.

Однако простое игнорирование может не остановить сквернослова. Зачастую необходимо сделать выговор ребенку, особенно если он знает, какие слава бранные, а какие нет. Резкое неодобрительное «Довольно!» действует лучше длительной нравоучительной тирады. Это гораздо полезнее, чем высказывать огорчение или потрясение. Лучше воздержаться от привлечения внимания других взрослых к сквернослову. Реплики типа:

«Ты послушай, что он говорит!», сделанные в присутствие ребенка, обеспечивают ему аудиторию и внимание. Именно последнее, скорее, будут стимулировать, а не предотвращать брань.

Дети, как и взрослые, нуждаются в выражении эмоции. Поэтому полезно давать им альтернативу брани — слова, которые можно произнести с чувством, когда ребенок ушибается или расстроится, слова для ответа на дразнилки и слова для усиления выразительности. Это, например, такие слова, как «елки — палки», «черт побери», «проклятье» и т. п. Поведение детей, которые ругаются бездумно, скорее всего, в подражании услышанному, постепенно может перемениться. Например, взрослый может повторить ребенку предложение, заменив слово. Если ребенок скажет: «Глянь-ка, что за паскудная собака!» — взрослый может ответить: «да, что за по-тре-пан-ная собака!». Если сказать это с некоторым наигрышем, ребенок почувствует, что новое слово выразительнее бранного.[9]

Если обидные слова ребенка адресуется взрослому, надо как можно меньше обращать на них внимание. Вряд ли стоит заводиться от устных нападок, и лучше постараться не принимать их близко к сердцу. Целесообразно просто игнорировать ребенка, привыкшего оскорблять людей. Если другие дети тоже научатся не обращать внимание на товарища, когда он грубит, ему может прийти на ум, что и продолжать это не стоит.

Иногда взрослые могут перевести оскорбление ребенка в комическую перепалку, если, якобы стараясь перекрыть сказанное им, ответ глупым замечанием. Сработает ли комический подход, зависит от того, как высказывался ребенок. Тем, кто говорит регулярно обидные вещи, да еще озлобленно, надо твердо сказать: «Ты мне нравишься, Таня, но то, что ты говоришь, мне не нравится». В перспективе можно попробовать удовлетворить потребность ребенка почувствовать себя сильным и значительным или отыграться за собственные обиды (если, по мнению взрослых, такие чувства стоят за устной агрессией).

7 стр., 3075 слов

Тема работы: Права несовершеннолетних детей

... кодекс РФ (собственно устанавливающий права несовершеннолетних в главе одиннадцатой), Жилищный кодекс (регламентирующий права несовершеннолетний в жилищной сфере), Уголовный исполнительный кодекс (регулирует общение ребенка с родителями и другими родственниками в экстремальной ...

Со временем ребенок обнаружит, что он может нравиться, несмотря на все, что говорит, и что он способен пользоваться авторитетом и играть какую- то особую роль в группе детей, не прибегая к оскорблениям.

Мальчики и девочки, узнав бранные слова, поначалу одинаково ведут себя, хотя первые более склоны употреблять их. У детей, которые раньше других прибегает к языку ругательств, за ширмой подобных выражений скрываются более сложные вопросы. Они могут лгать, например, или какими-то другими способами, еще более агрессивными, мстить за свои несчастья.

Надо стараться, что бы у детей просто не возникло желаний ругать кого-то или что-то в этом мире.

Полная профилактика бранных слов невозможна, так как дети живут не под стеклянным колпаком. Что бы повлиять на детей, можно использовать некоторые советы (См. приложение).[13]

Косвенная агрессия

Косвенная агрессия включает агрессию, которая окольным путем направлена на другое лицо, — злобные сплетни, шутки и агрессию, которая ни на кого не направлена, — взрыв ярости, проявляющийся в крике, топанье ногами, битье кулаками по столу и т.п. Эти взрывы характеризуются ненаправленностью и неупорядоченностью.

Механизм косвенной агрессии связан с феноменом «перенесения». Например, ребенок, которому мать не дает карамельку, пинком отшвыривает игрушку. Он не осмеливается столь же открыто изменить свою злость на мать, и переносит гнев и агрессивность на другой, более безобидный объект. Но чаще всего дети открыто проявляют свое возмущение родителями, а потом долго страдают от своего поступка. Ребенок не может взять вверх над родителями, прежде всего потому, что они взрослые, пользуясь реальным авторитетом и у них больше возможности настоять на своем.

Если ребенку уже привито чувство уважения и послушания, пусть даже с применением угроз и наказаний, он сильно огорчается из- за своего агрессивного поведения. У него рождаются чувства вины, а так же боязнь утратить любовь и заботу родителей. Этот страх, в свою очередь, тоже может развивать агрессивность. Возникает порочный круг- ребенок чувствует себя подавленным не только родителями, но также собственным чувством вины и страха. И его агрессивность теперь уже будет направлена на всякие другие объекты.

У некоторых детей агрессивность принимает форму разрушительного отношения к вещам. Они рвут книги, высыпают продукты из пакетов или разбрасывают игрушки. Могут быть даже такие опасные проявления агрессивности, как поджоги. Бывает совпадение агрессивности и враждебности, когда ребенок швыряет игрушки в других детей и взрослых. Многие признаки агрессивности равно относятся к детям, чьи чувства разражаются в разрушительном поведение.[10]

Детский гнев или недовольство, проявляющиеся в разрушительности, могут вылиться в большую драму. Взрослым важно оставаться как можно спокойнее и не отвечать гневом на гнев. Это очень трудно, когда стулья и игрушки летят в голову. Если поведение мотивировано потребностью во внимании, каким-то драматическими событиями, то праздники страха у окружающих могут только стимулировать таких детей.

Необходимо разобраться, действительно ли ребенок, играя, ломает игрушку только потому, что ему непременно хочется сломать ее. Надо учесть, как часто он совершает подобные действия, каков при этом у малыша эмоциональный запал. К примеру, ребенок ломает игрушку каждый день, тогда действительно надо расценивать это как желание ломать, даже если виновник выглядит совсем невинным. Когда ребенок сердится, злится, стремление ломать проявляется еще более очевидно. Подобное происходит, если ребенок устал от бесконечных запретов родителей. Он рвет свою тряпочную игрушку только потому, что не в состоянии сделать то же самое с мамой и папой.

Другая причина, вызывающая желание ломать, портить, уничтожать, кроется в зависти, за которой стоит стремление самоутвердиться. Один ребенок завидует другому потому, что тот умеет собирать из деталей конструктора очень высокие башни. При этом первый, чувствует себя неспособным строить так же, злиться не на ребенка, а на башню, успокаивая себя тем, что крушит ее. Это его способ утвердиться. Подобное желание часто направляется и на игрушки.

Есть дети, у которых такое чувство собственности, что они предпочитают сложить игрушку, чем отдать кому- либо. Такое поведение означает только одно: «Не хочу ни с кем делиться: — или она моя, или ничья».

Если не считать случайных поломок, то во всех ситуациях, когда желание сломать, испортить, разрушить связанно с гневом, завистью или эгоизмом, в его основе лежат неуверенность в себе и вражде к людям. Именно этот вывод может подсказать взрослым самый надежный способ предотвратить подобную реакцию, а в ряде случаев даже совсем «снять» этот феномен:

  • не заменять сломанных ребенком игрушек новыми, а оставлять повсюду их обломки, что бы наглядно было видны последствия его поведения;
  • давать детям игрушки, которые можно разбить и собирать, чтобы они могли удовлетворить свое любопытство;
  • подобрать детям очень прочные игрушки, которые они не смогли бы сломать.[13]

3. Описание возможных причин агрессивного поведения дошкольников

агрессия поведение дошкольный дети

При нормальном развитии общения для детей первого полугодия жизни характерна потребность во внимании и доброжелательности взрослого. У младенцев она реализуется в стремлении к физическому контакту с взрослыми, к ласке и доброму отношению.

Для детей дошкольного возраста свойственны более сложные формы потребности в общении (потребность в сотрудничестве, уважении, сопереживании).

Дети из детского сада активно обращаются к сверстникам по самым разным поводам. При сильном эмоциональном возбуждении они всегда устремляются именно к другим детям, а не к взрослым. Взаимодействие детей очень свободное и раскованное. Любопытство, восторг, радость дети не могут переживать в одиночку, они непременно вовлекают сверстников в свои переживания.

Это может свидетельствовать о тесной связи двух сфер общения: недостаток общения с взрослым приводит к обеднению отношений между сверстниками. Уровень развития общения ребенка с взрослым во многом определяет характер его контактов с другими детьми.

Поэтому если что-то случилось в семье ребенка, он охотно поделится своими переживаниями со сверстниками, а не с взрослыми.

Вот несколько психических травм и их последствия, которые в дальнейшем могут вызвать агрессию со стороны ребенка.[10]

  • Развод родителей

Влияние развода родителей на ребенка огромно и часто приводит к необратимым последствиям. Решению родителей развестись часто предшествует растянувшийся на несколько лет период жизни, который формирует неуверенность ребенка и резко ограничивает процесс непрерывности его развития, что может привести к значительному нарушению психологического и социального функционирования ребенка и к тягостным переменам в отношениях родителей и детей. Вместе с тем такие изменения в жизни семьи могут способствовать развитию ребенка, формированию большей самостоятельности и независимости и достижению зрелости. Они также дают возможность установить более удовлетворительные, конструктивные отношения через развод. Дети различных возрастов по-разному воспринимают развод родителей. Дети младшего возраста реагируют на случившееся волнением и горем, которые очень часто парализуют и дезорганизуют их поведение.[33]

Однако за демонстрацией самообладания и силы духа, за отрицанием случившегося, бравадой, поисками поддержки у других, гиперактивностью стоит попытка справиться с ощущениями потери, беспомощности и одиночества, охватившими детей в этот жизненный период. Другие дети одновременно участвуют в двух процессах: с одной стороны, они усиленно пытаются овладеть ситуацией, а с другой — предаются мукам душевной боли. Такая стратегия помогает заглушить и уменьшить душевную боль, сделать ее терпимой и иметь возможность, не останавливаясь в развитии, более или менее успешно адаптироваться к кризисной ситуации развода. Третьи дети поддаются горю более полно и постепенно. Страдания этих детей обусловлены не только сиюминутной болью из-за распада семьи — в них обычно выражаются и горе от того, что утеряна привычная до сих пор структура семьи, и страх перед неопределенном будущим, которое ожидает их семью, недавно уменьшившуюся на одного человека. И, наконец, стремление справиться с душевной мукой иногда может сочетаться у детей с попытками скрыть ее от стороннего наблюдателя из-за острого чувства стыда. Эти дети стыдятся развода родителей и разрыва отношений в своей семье. Часто зная, насколько обыденное явление — развод, они, тем не менее, стыдятся родителей и их поведения и могут лгать из преданности им, чтобы скрыть случившееся. Им стыдно признаться, что уход отца из семьи подразумевает его отказ от них, а это, с их точки зрения, означает, что они недостойны любви. Стремясь избежать позора и сохранить верность родителям, некоторые дети лгут достаточно самоотверженно, и всякая попытка уличить их во лжи вызывает бурю негодования и агрессию. И чем младше дети, тем меньше у них обнаруживается чувства стыда за «разводную» ситуацию в семье.

Как бы ни переживали дети ситуацию развода в семье, реагируют они на нее по-разному.

Наиболее сильное чувство, отличающее эту группу детей, — осознанный, сильный гнев. Решающим моментом для его проявления является стремление временно сгладить или хотя бы затушевать страдание как более болезненную реакцию на развод родителей. Если у детей дошкольного возраста после развода родителей наблюдается возрастание агрессивности и раздражительности, то у детей старшего возраста гнев отличается четкой направленностью и способностью выразить словами свое раздражение.

Одни дети могут злиться на своих матерей, другие — на отцов, но многое и таких, кто злиться на обоих родителей. Значительная часть детей сердится на того родителя, который, по их мнению, был инициатором развода, и в своей оценке они редко ошибаются.

У некоторых детей агрессивность на родителей сочетается с моральным негодованием и возмущением, что родитель, который наказывал их за плохое поведение, теперь сам поступает аморально и безответственно. Однако такого рода эстетическими принципами обычно руководствуются дети более старшего возраста.

Свою сильную агрессию дети могут выражать самыми разнообразными способами. Родители рассказывают о более частых вспышках раздражения своих детей, их большей ворчливости. Иногда вспышки агрессии могут выражаться в заранее обдуманной бурной форме, рассчитанной на то, чтобы досадить, матери, когда к ней приходили другие мужчины.

Дети с удовольствием принимают позу диктатора и становятся развязными непосредственно после ухода из семьи отцов, на которых лежала ответственность за суровую и устрашающую дисциплину в доме. Уход отца дает свободу для проявления импульсов, которые столь тщательно сдерживались в его присутствие, свободу вести себя безнаказанно и получать от этого удовольствие. В этом случае у многих матерей опускаются руки не только от истощения, вызванного попытками разрешения своих собственных конфликтов, а так же из-за непривычности роли сторонника дисциплины. Другие матери тайно надеются, что кто-то из старших сыновей возьмет на себя роль отца в семье.

У некоторых детей такая агрессивность явно становиться похожей на уподобление качествам покинувшего их отца и, таким образом, превращается в способ преодолеть горечь от его утраты. Другие дети могут демонстрировать обратное поведение — большую уступчивость и меньшую самоуверенность после развода родителей.

Большинство детей со временем принимают развод как печальный, но окончательный исход, хотя некоторые из приспособившихся к новым условиям жизни ребят продолжают питать надежду на примирение родителей.

  • Смерть родителей

Детский опыт переживания горя практически в точности повторяет переживание горя взрослыми. Тем не менее, реакции детей все же проявляются иначе и часто отличаются от тех, которых ожидают от них взрослые. Мнение, что дети не переживают так сильно, как взрослые, во многом ошибочно. Этому способствует неправильное представление взрослых о детях, будто бы не обладающих опытом горя и эмоциональной болью. Такое мнение, на первый взгляд небезосновательно. Действительно, дети часто смешивают переживания чувств и мыслей. Они испытывают значительные затруднения, чтобы выразить их. Но, несмотря на то, что маленькие дети не в состоянии свои чувства, им свойственны такие же сильные чувства и мысли, какие бывают у взрослых.[20]

Как для взрослых, так и для детей горе является индивидуальным опытом. То, как дети переживают несчастье, зависит от их личности и возраста. Вопреки представлениям некоторых людей, не существует никакого нижнего возраста предела детскому переживанию горя. Для ребенка, еще недостаточно владеющего речью, но уже потерявшего кого-то из близких, горе приобретает исключительно физический и эмоциональный характер, становится опытом дословесным. Ребенок не может преодолеть свою беду, выговариваясь: у него нет ни своих, ни «чужих» слов. Утрата и горе в раннем возрасте разрушает душу изнутри, например, физическим переживанием, не затрагивая интеллекта, даже когда ребенок позже, став старше, научился ради преодоления своих проблем пользоваться логикой и речью. Совсем маленький ребенок, переживая горе, как бы отделяется от внешнего мира. Физическое отсутствие значимой для ребенка личности оставляет в нем психологическую пустоту.

Дети младшего возраста (до 5 лет) осознают и объясняют мир, учитывая мнения и действия окружающих их взрослых. Ребенок не в состоянии понять значения слов «смерть», «всегда» или «никогда больше не вернется». Он не понимает этих абстрактных слов, ему также трудно понять абстрактные объяснения причин смерти. Ребенок осознает и воспринимает только конкретные действия и события.

Ребенок может искать умершего человека, но, в конце концов, отказывается от своих попыток и мирится со случившимся. Легко неправильно понять эти реакции у маленьких детей и воспринять их как отрицание произошедшего. Скорее, эти реакции являются выражением недостаточного опыта. Дети не понимают, что смерть окончательна, и поэтому думают, что тот, кто умер, может вернуться или, что можно пойти к нему или к ней в гости. Они будут реагировать на утрату, становясь надоедливыми и раздражительными, или — в более тяжелых случаях — крайне замкнутыми.

Дети, так же как и взрослые, принимают действительность постепенно и колеблются между отрицанием и принятием того, что произошло. Детям дошкольного возраста нужно еще и еще раз повторять, что тот, кто умер, ушел и не придет обратно. Дети должны знать, что его сердце не бьется, он не может говорить, не может думать и не чувствует никакой боли.

Наилучшая помощь травмированному ребенку, когда взрослый включиться в его ситуацию и постепенно выстроит надежную эмоциональную связь с ребенком, таким образом, продолжая внезапно прервавшийся диалог. Этот новый контакт может стать впоследствии той прочной базой, благодаря которой ребенок будет в состоянии сам справиться с постигшим его несчастьем.

Четырех-шести летний ребенок думает, что его мысли могут влиять на окружающий мир. Он живет в иллюзии своего всемогущества, и ему трудно отделить фантазии от реальности. У детей в этом возрасте сильное воображение, причем свои мечты им самим трудно выразить словесно. Дети не всегда уверены, существует ли их фантазии на самом деле, во внешнем мире, или они живут только в их собственном сознании. Это обстоятельство делает механизм детского горя более сложным в сравнении со взрослым.

Ребенок может испытывать очень сильное чувство гнева, когда любимый человек умирает. Вспышки агрессии в этом случае довольно обычны. Чувство озлобленности, когда, кто-нибудь умирает, — вполне естественная реакция на потерю близкого. Агрессия может быть направлена на что-то конкретное, на обстоятельства или на определенного человека. Когда ребенок настолько потерян, что ощущает себя крайне тревожным, бессильным и раздраженным, он выплескивает свою агрессию на окружающих и может вести себя деструктивно.[26]

Но нередки случаи, когда агрессия, соединяясь с виной, направляется ребенком на себя. Суицидные мысли, вероятно, являются также, быть может, выражают желание ребенка вновь соединиться с умершим. Почти каждому, кто пережил ощутимую потерю близкого человека, приходят в голову мысли о самоубийстве. Взрослые редко задают детям вопросы о самоубийстве. Подобные вопросы — табу для многих. Но стоит осведомиться у таких детей, что именно более всего помогает преодолевать горе. И некоторых ответят, что по настоящему давала им силу для продолжения жизни и борьбы с проблемами мысль о возможности прекращения своей собственной жизни.

  • Дети из семей алкоголиков

Развитие детей в семьях, где отцы и/или мать злоупотребляют алкоголем, протекает с тяжелыми нервно-психическими отклонениями. У таких детей низкий интеллектуальный уровень — обычное дело. Здесь в первую очередь речь идет о детях с алкогольным синдром плода, когда причиной задержки психического развития оказывается интоксикация алкоголем и продуктами его метаболизма центральной нервной системы плода. Во вторую очередь это касается так называемых «педагогически запущенных детей», внутриутробное развитие которых протекало нормально, а рождение и первые недели не были отягощены алкогольной интоксикацией. Низкий уровень их интеллектуального развития обусловлен отсутствием всестороннего воспитания в раннем детстве.[21]

Узкий круг интересов родителей, очень кратковременное общение с детьми, невнимание к их актуальным потребностям и нуждам не позволяют ребенку приобрести первоначальный жизненный опыт, элементарные знания, необходимые для нормального формирования сознания, продуктивной умственной деятельности.

У этих детей нередко обнаруживается чувство собственной ненужности, безысходной тоски по лучшей жизни в семье. Длительное истощение нервной системы приводит к глубокому нервно-психологическому утомлению. Поэтому в детском саду их отличает заметная пассивность, безразличие к окружающему. Нередко протест против безысходного положения в семье проявляется в стремлении к лидерству в группе. Однако из-за низкого уровня интеллектуального развития они самоутверждаются среди сверстников и стремятся привлечь внимание взрослых, совершая неблаговидные поступки, балуются на занятиях и озорничают на улице.

Дети лиц, злоупотребляющих алкоголем, не только имеют стабильные проблемы с обучением, но и гораздо чаще пребывают в состоянии страха и горя, подвержены депрессиям, могут вести себя неадекватно, страдают заниженной самооценкой, нарушениями сна, ночными кошмарами.

Дальнейшее развитие и поведение ребенка определяется тем, какую стратегию адаптации он себе избрал в семье. Ролевая палитра может быть самой разнообразной.

«Ужасный ребенок», который своим вызывающим поведением заставляет обращать на себя внимание и создает лишь хлопоты и напряженные ситуации. Подобная тактика имеет выраженную замаскированную цель — отвлечь родителей от алкоголизма и заставить их сконцентрироваться на проблеме ужасного поведения ребенка. Такое поведение дает выход агрессии, которая обычно накапливается у детей из семей, злоупотребляющих алкоголем, и не находит выхода в других видах деятельности.

  • Дети, подвергшиеся сексуальному насилию

Сексуальное насилие или оскорбление квалифицируется в тех случаях, когда были предприняты следующие действия по отношению к ребенку:

  • а) сексуальный контакт между взрослым и сексуально незрелым ребенком с целью получения взрослым сексуального удовольствия;
  • б) использование силы, угроз или обмана с целью вовлечения ребенка в сексуальную активность;
  • в) сексуальный контакт, при котором ребенок не способен контролировать свои взаимоотношения с взрослыми в силу возрастных и физических особенностей.

Итак, при сексуальном насилии или оскорблении ребенок служит средством забавы и утешения родителей либо других близких взрослых и часто используется в качестве объекта сексуального комфорта и получения сексуального удовольствия.

Как только совершается надругательство, и сексуальный барьер переступается, жизнь ребенка меняется необратимо. Он или, что более часто, она может не понимать того, что случилось. Мужской пенис неприятен ребенку и может его испугать. Сперма кажется ему в чем-то сходной с мочой, а само событие может причинить боль и привести к кровотечению. Девочке при этом могли угрожать тем, что, если она кому-либо расскажет о случившемся, ее выгонят из дома, изобьют, ее мать убьют, а отца посадят в тюрьму.[25]

В результате дети хранят все в строжайшем секрете месяцами и годами. Они ощущают ужас от того, что, рассказав, они нарушат некий негласный семейный обычай секретности. Их сдерживают сильное чувство лояльности к отцу или матери, а также страх пойти против запретов отца и перед угрозами наказания в случае, если они кому-либо расскажут о происшедшем. Дети желают знать, случилось ли это на самом деле или все это показалось? Ведь родители ведут себя так, будто ничего не произошло, и ребенок ждет, обмирая, повториться ли это снова. Он перестает верить самому себе, своему собственному опыту и рассудку.

В то время, когда над ребенком совершается надругательство, ему велят сдерживать свои эмоции, не плакать, обеспечивая совратителю некоторое ощущение триумфа. Ребенок вынужден молчать и подавлять боль и гнев. Желание девочки, например, рассказать о случившемся матери, скорее всего, встретит недоверие и упреки за «взор, который она несет». Более того, ребенок не знает порой даже слов, которыми возможно описать произошедшее, поскольку все это находится как бы по ту сторону его повседневного опыта.

Сексуальная травматизация ребенка может начинаться очень рано — между тремя и шестью годами, то есть гораздо раньше, чем он способен запомнить это. По мере достижением ребенком подросткового возраста возможен переход от прикосновений, несущих оттенок сексуальности, к развернутому оральному, вагинальному или анальному сношению. Ребенок привыкает к повторяющемуся надругательству. Он боится отходить ко сну, может страдать от ночных кошмаров, энуреза, испытывать трудности в общении, иметь поведенческие нарушения. При этом у него преждевременно пробуждается сексуальность. Девочка может стать молчаливой, замкнутой, отстраненной и слезливой, неожиданно отворачивается от родственника, с которым прежде была весела и игрива.

С такими детьми очень трудно вступить в контакт, так как они не хотят ворошить свои тягостные воспоминания, сопряженные с невыносимой душевной болью, и боятся вызвать у окружающих неодобрение, отвержение и отвращение.

Еще такие дети могут отличаться агрессивностью, асоциальностью, неконтролируемым поведением. Они могут иметь большой опыт побегов из дома. Бродяжничая или присоединяясь к делинквентным группам подростков, они часто вовлекаются в злоупотребление алкоголем, наркотиками, занятием проституции.

  • Дети, подвергшиеся физическому насилию

Каждый день по причинам несчастных случаев из-за жестокого обращения с детьми или отсутствие должной заботы о них погибают три ребенка. Более чем в половине всех случаев нанесение детям телесных повреждений они подвергались физическому насилию со стороны своих родителей, причем отцы и матери замешаны в этом примерно одинаково. Среди других лиц, уличенных в жестоком обращении с детьми, число мужчин превышает число женщин в четыре раза. Физическому насилию чаще подвергаются мальчики. Маленькие дети получают более тяжелые физические повреждения, чем дети старшего возраста. Около половины всех случаев, повлекших серьезные телесные повреждения или смерть, приходиться на детей в возрасте до трех лет.[23]

Многие дети, подвергающиеся насилию, воспринимаются родителями как трудные, с задержкой развития или умственной отсталостью, плохие, эгоистичные и не подчиняющиеся дисциплине. Детей с гиперактивностью наиболее часто наказывают физически, особенно если их родители не способны правильно ухаживать за ребенком.

В избиении ребенка обычно виновата женщина, а не мужчина. Один из родителей бывает инициатором применения силы, а другой пассивно мирится с этим. Средний возраст матерей, злоупотребляющих своей властью над детьми, — 26 лет, средний возраст отцов — 30 лет.

В большинстве случаев физические наказания детей имеют место в семьях с низким социально-экономическим статусом.

Физическое насилие — это насильственные и другие умышленные непозволительные человеческие действия, которые причиняют ребенку физическую или душевную боль и страдания, а также наносят ущерб его развитию, здоровью и жизнедеятельности. Последствия физического насилия могут проявляться в различных симптомах. Поведение детей подвергшихся физическому насилию часто сопровождается агрессивными и деструктивными действиями и поступками дома и детском саду. Оно отличается задиристостью, драчливостью, агрессивностью по отношению к сверстникам, братьям и сестрам. Проблема детей связана, с одной стороны, с недостаточным контролем над импульсами, с другой — базируются на идентификации с их родителями, склонными к насилию («идентификация с агрессором»), как основной защите против чувства тревоги и беспомощности. Часто этих детей вовлекают в преступные и антисоциальные действия.

  • Дети, подвергшиеся оскорблениям и унижениям

Пренебрежительное отношение (родительская небрежность, детская запущенность) — это умышленное ограничение биологических потребностей ребенка или создание неблагоприятных условий для их удовлетворения, а также недопустимые человеческие действия, наносящие ущерб развитию и жизнедеятельности ребенка.[30]

Плохое обращение с ребенком существует в контексте межличностных отношений, и эти отношения психологически оскорбительны: манипулятивные, отвергающие или унижающие. Такие психологические травмы могут оказаться не менее серьезными, чем физические страдания ребенка.

Эмоциональное или психологическое насилие — преднамеренные деструктивные действия или значительный ущерб детским способностям, включающие наказания за чрезмерную эмоциональную привязанность ребенка к родителю или взрослому, за самоуважительное отношение к себе и потребности, необходимое для установления нормальных социальных взаимоотношений. От кого бы ни исходило психологическое обращение с ребенком — от родителей, воспитателей, братьев, сестер или сверстников — в нем всегда присутствует злоупотребление силой или властью над уязвимыми в этом отношении детьми. Психологически жестокое обращение с ребенком принимает шесть основных форм.

1) Отвержение. Активное отвержение — это отказ выполнять просьбы или удовлетворять потребности ребенка в форме, выражающей сильную неприязнь.

Отказ в эмоциональном отклике. Эта пассивная форма отказа ребенку в теплых чувствах, заключающаяся в излишней холодности, нежеланий или неспособности ответить на предпринимаемые ребенком попытки общения.

Унижение. Прилюдно унижение ребенка или постоянное высмеивание его, употребление по отношению к нему обидных прозвищ. Самооценка и самоуважение ребенка снижаются частыми нападками на его достоинство, знания или умственные способности.

Запугивание. Принуждение ребенка быть свидетелем надругательства над любимым человеком или угроза применить насилия к нему самому. Ребенок, слышащий угрозы тина: «Будешь плохо себя вести, голову оторву!», — удерживается взрослыми в состоянии постоянного страха. Более хитрая форма запугивания, когда родители оставляют расшалившегося ребенка на улице, где он оказывается незащищенным от опасности.

Изоляция. Запрещать ребенку играть с друзьями или принимать участие в семейных мероприятиях — одна из форм психологического насилия. А некоторые формы изоляции, такие как запирание ребенка, в темной комнате, шкафу, кладовке, сарае, можно рассматривать и как запугивание.

Эксплуатация — предъявление ребенку чрезмерных, не соответствующих возрасту требований, использование невинности или слабости ребенка (наиболее очевидный пример эксплуатации — сексуальное насилие).

Под воздействием травматических переживаний (например, дети не могут шага ступить без ожидания унижений, оскорблений, наказаний и воспринимают ближнего как врага, как основной источник опасности) у детей развиваются пессимизм, безнадежность. Они часто сохраняют это представление на всю жизнь, не верят в себя, становятся нерешительными.

Такие дети пытаются неутомимо завоевать авторитет, будучи ничем, стать всем. В результате соответствующего воспитания и постоянных наказаний от любви к родным не остается ничего, кроме ее видимости или привычки. Но часто нет даже этого, и дети действуют против общепринятых правил. В жизни они играют роль людей, которым недостает чувства солидарности. У них не сложились отношения с окружающими, и они видят в ближних что-то враждебное. Они все время начеку, чтобы кто-нибудь другой их не обманул. Очень часто эти дети становятся агрессивными и от них можно услышать, что они готовы «растерзать» своих обидчиков.

Для того чтобы оказать квалифицированную психологическую помощь агрессивно-настроенным детям, пережившим некое психотравмирующее событие либо имеющим определенные трудности адаптации вследствие нарушений личностного развития и поведения необходима разработка программы, включающей по крайней мере два блока: психодиагностический и психокоррекционный. Первый — необходим для того, чтобы определить симптомокомплексы нарушений и наметить «цели» для психологического вмешательства, второй — для изменения негативных переживаний и состояний, а также неадаптивных моделей поведения.

Методы и приемы работы воспитателя с агрессивными детьми

Детская агрессия возникает в результате разнообразных причин и в зависимости от них проявляется по-разному. Разобраться в источниках и видах агрессии — непростая задача, и, безусловно, никто не требует от воспитателя точной диагностики и обязательств вылечить ребенка. Это должны делать специалисты. Тем не менее, воспитателю необходимо вовремя обратить внимание на агрессивное поведение ребенка, квалифицировав его, как проявление нервности, исходя из тех фактов, которые доступны в данный момент. А не как дурные привычки своеволие и капризность.[27]

Наблюдения показывают, что не все педагоги ориентируются в этих вопросах. Одни воспитатели занимают примиренческую позицию в отношении с агрессивно-настроенными детьми, считая их неизбежными. Другие, наоборот, объявляют решительную борьбу по искоренению агрессии, используя все меры педагогичного воздействия там, где требуется лечение ребенка. Когда в группе оказываются несколько детей с психоподобным поведением, то они способствуют перевозбуждению группы, развитию в ней нежелательных социально-психологических тенденций в виде противостоящих друг другу подгрупп и контрастного деления на «звезд», изолированных и отвергнутых. Изолированными и отвергнутыми обычно оказываются дети с явно выраженной агрессии, которые пытаются при помощи агрессии утвердить свою позицию среди сверстников. Поэтому не допустить развития негативных тенденций общения в группе, вовремя осадить агрессивных и конфликтно настроенных детей, поддерживать, защитить и воспитать навыки адаптивного поведения у детей — гуманная задача воспитателя.

Трудные условия для работы воспитателя нередко создаются, когда в группах шумно от наличия, по крайней мере, нескольких повышенно возбудимых, гиперактивных и расторможенных детей.

Они часто «не слышат» с первого раза, легко отвлекаются, не могут сосредоточиться на задании. Толкнуть, обидеть, обозвать — это своего рода «норма» поведения у таких детей. Они никогда не испытывают чувства вины. Они легко дают всякого рода обещания, тут же забывая о них, часто веселы, беспечны и неугомонны. Если есть необходимость вмешательства психиатра или невропатолога, но родители отказываются, то необходимо ставить вопрос о правомочности пребывания этих детей в детском учреждении.

Но есть дети с менее выраженной агрессией, этих детей не нужно выделять в какую-либо обособленную группу или подгруппу, как и работать с ними отдельно, поскольку это вызывает предвзятое отношение у большинства сверстников. Также ненужно говорить в группе о цели коррекционных занятий с отдельными детьми: «Дети, сегодня мы поможем Коле избавиться от злости…». Проводится обычное занятие, на котором воспитатель объясняет, что будет делать вся группа, например, рисовать, играть. Вместе со всеми в занятии по желанию участвуют и дети с отклонениями в поведении. Почему именно с их согласия? Потому, что положительная установка на преодоление тех или иных отклонений является критерием успеха любой психотерапевтически ориентированной работы.

Данные, полученные в процессе индивидуальной беседы и наблюдения за поведением детей в группе, обсуждаются с родителями и становятся основой для составления программы оказания помощи агрессивным детям. Не нужно ее воспринимать, как строго регламентированный план действий на какое-то заранее ограниченное время.

Беседа, как метод воздействия на ребенка

Программа подразумевает, прежде всего, творческий аспект воспитательной работы и имеет скорее значение установки на оказание помощи детям с неярко выраженной агрессией. При этом не требуется приема медикаментов, которые не окажут какого-либо существенного воздействия на переживания ребенка и его проблемы, приглушив лишь на время их аффективное значение, что вполне устраивает некоторые родителей. Цель программы — помочь детям справиться с переживаниями, которые препятствуют их нормальному самочувствию, и общению со сверстниками в группе. В первую очередь это переживания, возникшие в результате беспокойства, страха, обиды и неуверенности в общении, неумении постоять за себя, неспособности контролировать свои чувства, и, наконец переживания по поводу самих переживаний, создающие эффект их болезненности или навязчивости. Понять не всегда проявляемые внешне переживания детей можно только при наличии доверительного контакта с ними. Это нелегкая задача, так как дети, предрасположенные к реакциям, имеют свойства подавлять внешнее выражение переживаний, не раскрывая их иногда и в семье, из-за опасений быть неправильно понятыми или нежелания огорчить и без того расстроенных родителей. Как есть врачебная тайна, так и должна быть своего рода педагогическая тайна, когда воспитатель не использует полученную информацию в ущерб ребенку, не будет ругать перед всеми детьми, стыдить за проявления слабости, беспомощности и подчеркивать необходимость помощи.

Умение строить доверительную, психологически ориентированную беседу подразумевает у воспитателя чувство такта, душевную чуткость и искреннее желание помочь детям справиться со своими переживаниями. Беседа понимается как непринужденный разговор на прогулке в стороне от других детей, при самостоятельной игре в группе, когда воспитатель как бы между прочим задает интересующие его вопросы или во время дневного сна, за счет некоторой его отсрочки. Затрачиваемые в беседе темы касаются самочувствия ребенка, его взаимоотношений со сверстниками и страхов.[24]

Под самочувствием подразумевается, прежде всего, оценка детьми своего настроения и преобладающий характер их переживаний. Следует уточнить не только источники положительных эмоций у детей, но и что мешает им нормально чувствовать себя, чем они недовольны, обеспокоены или обижены. В немалой степени это связано с взаимоотношениями со сверстниками, особенно при неприятии с их стороны.

Составить объективную картину взаимоотношений детей, их позицию в группе удается посредством социометрии — опроса о предпочитаемом и отвергаемом выборе сверстников для совместной игры. Но для этого нужно опросить подобным образом при индивидуальной беседе и всех остальных детей в группе. Тогда будет видно, кто из детей пользуется наибольшим влиянием (как получивший наибольшее число положительных оценок), кто будет просто принятым по среднему их числу, а кто изолированным (по минимуму положительных оценок) или отвергнутым (по максимуму отрицательных оценок).

Дети с таким поведением никогда не достигают статуса лидера и тем более «звезды» группы, несмотря на желание. В лучшем случае они находятся на грани ее принятых и изолированных членов. Происходит это потому, что им не хватает жизнерадостности, непосредственности и последовательности в достижении цели. Они слишком болезненно реагируют на возникающие трудности, случайности, непредсказуемые ситуации при общении, не могут постоять за себя и отстоять свое мнение, легко обижаются, излишне нетерпеливы, беспокойны и навязчивы в своем расположении, требуя повышенного к себе внимания и страдая от невозможности добиться так необходимого им признания в группе.

Заключительный раздел беседы целесообразно посвятить выяснению характера его страхов. При попытке спросить ребенка о них в целом ответ, как правило, будет отрицательным, потому, что признаться в страхах при развитом чувстве собственного достоинства — это в чем-то показать свою слабость или раскрыть интимные, скрываемые от окружающих переживания. Вот почему выяснение такого поведения должно быть конкретным. Большое количество агрессии у детей указывает на появление тревожности или неуверенности в себе, а то и на развитие тормозимых черт характера.

Особую тактичность следует проявить в плане семейных отношений, не уточняя прямо их характера, а получая представления о них, интересуясь игрушками ребенка, отношением взрослых к игре дома, к рисованию, самостоятельному времяпровождению, прогулкам по улице и т.д. Особенности семейных отношений хорошо отражаются у девочек в игре «Дочки — матери», у мальчиков — в ответах на вопрос, кем бы они стали в игре «Семья» — мамой, папой или собой. Для старших дошкольников адекватным полу будет выбор отца, но только в том случае, если он не находится с сыном в конфликте. В противном случае мальчик в игре «Семья» становится самим собой или выбирает роль матери, что свидетельствует о развитии у него инфантильных и зависимых тенденций.

Уточнить характер отношений в семье можно в беседе с родителем, приходящим в детский сад, начав разговор с проблем поведения ребенка в саду и постепенно переводя его на проблемы семейных отношений. При заинтересованности родителя, идущего на контакт с воспитателем, несложно составить и общее представление о психологическом климате в семье. Неоценимую помощь в этом могут оказать и родительские собрания, проводимые по определенному плану, с последующим обсуждением затронутых проблем психического развития детей в разные возрастные периоды, адаптации в детском саду, взаимоотношений со сверстниками, поведения в целом и подготовки к школе.

При групповой беседе не следует апеллировать к конкретным проблемам отдельных детей, называть их фамилии, но необходимо отразить их так, чтобы родители сами узнали, о ком идет речь. Поскольку в каждой из бесед намечаются пути решения тех или иных проблем развития и поведения детей, то у родителей появляются желание получить более конкретные рекомендации в отношении личных проблем. Это повышает эффективность последующих индивидуальных собеседований. Здесь важно не впадать в поучающий тон, а разговаривать с родителем на равных, учитывая и его опыт воспитания. Полезно при этом сравнить поведение детей в детском саду и семье. Как уже отмечалось, дети с агрессивным поведением более возбудимы дома и заторможены, робки и неуверенны в детском саду. При нарушениях поведения психопатоподобного круга детей, наоборот «ходят по струнке» в семье, опасаясь усиления наказаний со стороны родителей, но растормаживаются в детском саду, отличаясь повышенной возбудимостью и конфликтностью.

Необходимо подчеркнуть и желательность посещения собрания обоими родителями. Это уменьшает возможность разногласий в семье по вопросам воспитания и повышает эффект от проводимого на собрании обсуждения проблем. Некоторые собрания можно проводить раздельно — для матерей и отцов. Особое значение во время бесед с отцами следует придавать проблемам эмоциональных взаимоотношений с дочерьми младшего дошкольного возраста и проблемам авторитета для сыновей старшего дошкольного возраста. Предупредить развитие агрессивного поведения детей помогает комплекс мероприятий, имеющих психопрофилактическую направленность и расширяющих диапазон психологического воздействия воспитателя, его творческий потенциал. Верить в его эффективность, полезность, необходимость — первое условие подобной работы. Не менее важно выработать навык систематических, целенаправленных усилий в данной области.[19]

Воспитатель обычно использует одновременно беседу (о которой было сказано ранее), изобразительное творчество и игры с целью коррекции отклонений в поведении ребенка.

Рисунок, как самовыражение ребенка

Изучение рисунков позволяет лучше понять интересы, влечения детей, особенности их темперамента, переживаний и внутреннего мира. Уже само преобладание серых тонов и доминирование черного цвета в рисунках подчеркивает отсутствие жизнерадостности, пониженный тон настроения, большое количество страхов, с которыми не может справиться ребенок. Наоборот, яркие, светлые и насыщенные краски указывают на активный жизненный тонус и оптимизм. Широкие мазки при рисовании красками, масштабность, отсутствие предварительных набросков и последующих, изменяющих первоначальный сюжет дорисовок, показывает уверенность и решительность. При повышенной возбудимости — неустойчивое изображение, смазанность и большое количество отчетливых, но пересекающихся линий. При беспокойстве и заторможенности дети рисуют мало, предпочитая другие виды деятельности.[16]

Особую ценность представляет рисование в группе по следующим, поочередно предлагаемым на каждом занятии темам: «В детском саду», «Дома», «На улице, во дворе», «Семья», «Что мне снится страшное, или чего я боюсь днем», «Кем я хочу стать», «Что бы было со мной самое плохое и хорошее».

При рисовании целесообразнее всего пользоваться вначале цветными карандашами.

Темы для рисования могут выбрать дети, но воспитатель должен немного «подтолкнуть» ребенка так — как нужно ему. Также дети на занятиях могут выбирать сами тот столик и, того ребенка, которые ему нравятся и, уже это выявляет их симпатии и антипатии.

Занятия не должны превышать тридцати минут, проводятся они раз в несколько дней и затрагивают одну, максимум две темы. Если кто-то из детей отказывается рисовать, не следует фиксировать на этом внимание, как и подчеркивать успехи других.

В основном агрессия — это поражение какого-то страха и воспитатель делает акцент именно на, то, чтобы узнать, что побуждает ребенка к агрессии. Для этого он предлагает детям нарисовать свой страх, но после того, как он нарисует, воспитатель предлагает нарисовать следующий страх.[17]

Важно каждый раз выразить одобрение по поводу того, что ребенок справился с заданием, ибо гордость за это в известной мере является антиповодом страха, повышая чувство собственного достоинства, активность и уверенность в себе. Вместе с тем следует избегать заверений о прекращении страха сразу после рисования и тем более спрашивать, боится еще ребенок или нет. Это будет выражением недоверия, в то время как ребенок особенно нуждается к своей способности преодолеть страх. Ведь если воспитатель покажет свою неуверенность в ребенке, то ребенок может выразить свою агрессию. Некоторые из детей долго не могут начать рисовать, постоянно спрашивая «а как?»; в чем отражается их неуверенность и тревожно-мнительный настрой. Можно тогда незаметно для других детей подсказать, как нарисовать страх, но в самых общих чертах. Как правило, трудным является только начало, что преодолевается примером рисующих сверстников, подражанием им. При рисовании исключаются темы смерти. Как абстрактные категории, они наиболее трудны для отображения и к тому же по мере прохождения других, связанных с ними возрастных страхов сами по себе теряют свое аффективное звучание. Остальные страхи нужно нарисовать все без исключения, поскольку их частичное изображение может свести на нет достигнутые результаты.

Через несколько дней проводится обсуждение рисунков, Конечно, проще его провести со всеми детьми вместе, но вследствие развития в группе эффекта подражания будет при всех безоговорочно соглашаться с отсутствием страхов, что не всегда соответствует действительности. Поэтому обсуждение проводится с каждым из них в отдельности. Последовательно показываются рисунки, и задается вопрос о том, боится ребенок или нет, и вызывает этот рисунок у него приступы агрессии. Тем самым выражается уверенность воспитателя, его оптимизм и

Воспитатели, использовавшие рассмотренную методику рисования, отмечают ее эффективность в 50 % случаев агрессии у девочек и в 66 % у мальчиков. Те же результаты имеются и среди контингента детей со страхами и неврозами. Большинство детей из тех, кто смог объяснить в своих рисунках причину агрессивного поведения, теперь перестают его выражать, и только в единичных случаях (10 — 15 %) они остаются.

Устойчивая агрессия указывает на лежащий в их основе высокий уровень беспокойства (тревожности), навязчивый оттенок, сниженный жизненный тонус, отсутствие достаточных защитных сил организма, а также недоверчивость и настороженность. Хуже эффект преодоления агрессии у детей из неполных семей; детей, чьи родители конфликтны между собой, больны неврозом или отягощены тревожной мнительностью и хроническими соматическими заболеваниями.

Игровая коррекция поведения ребенка

При игровой коррекции поведения применяется групповая игра, которая поможет ребенку укрепить уверенность в себе, создать гибкость и не принужденность в контактах и выработать приемлемые навыки общения через моделируемое игрой взаимодействия со сверстниками. Если рисование — это, прежде всего, индивидуальный процесс самопознания и саморегуляции, то их проигрывание представляет уже групповой процесс общения и познания себя среди других сверстников. Рисование, следовательно, позволяет быть собой, а групповая игра — быть другим. Развиваемая игрой способность быть собой среди других — это способность принятия себя в группе, умение взаимодействовать, быть на равных, что создает адекватное возрасту чувство собственного достоинства и удовлетворенности общением. В сочетании с умением воспитателя наладить контакт с ребенком, поддерживать и воодушевить его в нужную минуту достигается приемлемый уровень адаптации детей в детском саду.

Воспитатель предлагает детям придумать историю и желательно дополнить ее рисунками, масками, отражающими те или иные перипетии сюжета. Тогда игра станет для всех более интересной. После того, как в группе будет подготовлено несколько историй, спрашивается, кто из детей хотел бы, чтобы его история была зачитана и проиграна в первую очередь. Автору предлагается выбрать роль для главного героя и остальных действующих лиц. Необязательно, чтобы автор был главным действующим лицом, поскольку в ряде историй, он представлен отрицательным персонажем, к тому же в группе всегда найдутся и те, кто захочет сыграть эту роль. Поскольку правила игры накладывают определенные ограничения, то даже дети с психоподобным поведением, нередко претендующие на ведущую роль, вынуждены как-то соразмерить свои действия, подстраиваться под общую тональность игры и соблюдать условность там, где раньше они действовали напрямик — «хочу и все».[18]

В игровой деятельности наиболее интенсивно формируются психические качества и личностные особенности ребенка. В игре складываются другие виды деятельности, которые потом приобретают самостоятельное значение. Игровая деятельность влияет на формирование произвольности психических процессов. Так, в игре у детей начинает развиваться произвольное внимание и произвольная память. В условиях игры дети сосредотачиваются лучше и запоминают больше, а так же у них уменьшается агрессивность.[29]

Влияние игры на развитие личности ребенка заключается в том, что через нее он знакомится с поведением и взаимоотношениями взрослых людей, которые становятся образцом для его собственного общения, качества, необходимые для установления контакта со сверстниками. Захватывая ребенка и заставляя его подчиняться правилам, содержащимся во взятой на себя роли, игра способствует развитию чувств и волевой регуляции поведения.

Нельзя получить достаточно полное представление о развитии ребенка, ограничиваясь только данными изучения в детском саду. Необходимо также ознакомиться с условиями воспитания и особенностями его поведения в семье, подробно расспросив об этом родителей.

Результатом изучения развития ребенка является психологическая характеристика. При ее составлении воспитателю следует пользоваться той классификацией разных сторон развития, которую дает детская психология.

Известную роль в изучении детей в детском саду могут играть массовые методы обследования детей — метод тестов и социометрический метод. Однако их использование требует обязательного руководства со стороны специалистов — психологов.

Одним из интереснейших методов выявления и снятия агрессивности у детей является тест «Сказка». Составила этот тест знаменитый психолог Луиза Дюсс. Очень многие отечественные психологи занимаются с детьми именно по этим тестам. В этих сказках есть персонаж, которому приходится делать выбор. С ним ребенок и будет стараться идентифицировать себя. В зависимости от своего состояния он будет реагировать на ситуацию, изложенную в сказке, спокойно или тревожно, и такое состояние, которое он захочет приписать действию сказки, и будет сохраняться у ребенка. Все сказки заканчиваются вопросом, ответ на который должен дать ребенок.

Но во всей этой работе с ребенком очень важно найти контакт, если ребенок не идет на контакт, то даже этот тест не поможет и надо предпринимать уже другие методы снятия агрессии.[19]

Цель теста «Сказка» заключается в том, чтобы выяснить, не возникнут ли спонтанно эмоции, которые обычно не проявляются в поведение ребенка, но, то, же время живут в нем.

Этот тест особенно подходит для проведения в семье, поскольку не требует особых условий тестирования. Тем не менее, следует проявить некоторую изобретательность, необходимую для получения желаемого результата.

Во — первых, ребенок должен почувствовать, что тест — такая же игра, как и все остальные. Для этого надо выбрать удобный момент или сделать так, чтобы ребенок сам попросил рассказать сказку.

Во — вторых, никогда не нужно комментировать ответы ребенка и торопиться, говоря: «Слушай теперь другую сказку».

В — третьих, если ребенок проявляет тревогу или излишнюю возбудимость, слушая рассказ, надо прервать сказку и попробовать рассказать ее в другой раз.

Необходимо обратить внимание на следующий момент: ребенок, слушая, повторяя и выдумывая рассказы и сказки, дает волю своим чувствам, изливает приличную дозу природной агрессивности. Некоторые рассказы вызывают у него страх, замешанный на удовольствии и возбуждении. Не надо совершать ошибку и думать, что ребенок защищен от подобных эмоций. Напротив, желание эпизодически вспоминать мрачные и будоражащие воображение ситуации — признак хорошего психического здоровья.

Взрослым, следует так же помнить, что из теста следует отбирать как положительные, так и отрицательные результаты и пользоваться ими как ориентиром в процессе прямого наблюдения за развитием личности ребенка

Шесть основных сказок прилагаются (См. приложение).

Надо помнить, что нет ничего патологического в том, если ребенку сниться, что его забрали, что его переехала машина и т.д. Изредка дурные сны сняться всем. Здесь речь будет о том, указывает ли один из приведенных в примерах тревожащих ответов на состояние тревожности и беспокойства, идентичное уже с выраженными прямо или косвенно в других ситуациях, в рисунках и в другом виде детского творчества.

Во время проведения тестов необходимо проявлять спокойствие и дружелюбие и относиться к полученным результатам с некоторой долей приблизительности, а не воспринимать как точные данные. Любой результат теста — это повод для размышления, для изменения отношений в семье и детском саду к ребенку. Если тревожащих ответов получилось слишком много и они со временем не уменьшаются, то лучше обратиться к специалисту.

Следующий метод снятия агрессии: релаксация или мысленное расслабление

Чаще всего агрессивному поведению способствует накопившееся внутреннее напряжение. Когда напрягаются мышцы, дети испытывают напряженность, страдают от головных болей, болей в животе, ощущают себя усталыми и раздраженными. Ели детям помочь расслабиться, их напряженность снижается, и это помогает зачастую выявить источник напряжения.

Воображение — хороший помощник для расслабления. Ребята с удовольствием выполняют некоторые упражнения.

«Представь, что ты снежная баба. Ты огромная, красивая, тебя вылепили из снега. У тебя есть голова, туловище, две торчащие в стороны руки, и ты стоишь на крепких ножках. Прекрасное утро, светит солнце. Вот оно начинает припекать, и ты чувствуешь, что таешь. Сначала тает голова, потом одна рука, другая. Постепенно, понемножку начинает таять и туловище. Ты превращаешься в лужицу, растекшуюся по земле».

«Давай представим, что мы маленькие птички. Мы летаем по душистому летнему лесу, вдыхаем его ароматы и любуемся его красотой. Вот мы присели на красивый полевой цветок и вдохнули его легкий аромат, а теперь полетели к самой высокой липе, сели на ее макушку и почувствовали сладкий запах цветущего дерева. А вот подул теплый летний ветерок, и мы вместе с его порывом понеслись к журчащему лесному ручейку. Сев на краю ручья, мы почистили клювом свои перышки, попили чистой, прохладной водицы, поплескались и снова поднялись ввысь. А теперь приземлимся в самое уютное гнездышко на лесной полянке».

Групповые методы могут успешно применяться при работе с детьми в возрасте от трех лет и старше, включая детей начальной школы. Каждую неделю (желательно в одно и то же время) отводят двадцать — сорок минут для обсуждения чувств. Психолог выбирает достаточное число тем для обсуждения в течение пяти — десяти недель (счастье, страх, одиночество, грусть, гнев, любовь и т.д.).

Эти темы должны соответствовать стадии развития детей и каждую неделю представлять одно чувство. В качестве примера для обсуждения используется тема страха.

Группе задают ряд вопросов о страхе. Для достижения лучших результатов вопросы задают, последовательно переходя от общего (некий мальчик, некая девочка) к конкретному («Тебе приходилось испытывать чувство страха?»).

В процессе занятий следует поощрять обсуждение с помощью методов новых формулировок, отображений и других методов группового взаимодействия. Рекомендуется заблаговременно подготовить несколько стимулирующих вопросов, которые можно затронуть, когда беседа пойдет на убыль.

Что представляет собой страх?

Что чувствует мальчик (девочка), когда его испугают?

Детей просят описать, а затем показать с помощью мимики и жестов, как выглядит испуганный мальчик или девочка.

Что делает испуганный мальчик или девочка?

Вы когда-нибудь испытывали чувство страха?

Как это происходит?

В каком месте тела вы почувствовали страх? Вы можете показать?

Что вы сделали?

Что бы вы могли сделать в следующий раз?

Какой момент в вашей жизни был самым страшным?

Не нужно строго следовать приведенному образцу. Напротив, этот образец необходимо гибко использовать с учетом времени, уровня группового обсуждения и возраста детей. Иногда достаточно задать три — пять вопросов.

После обсуждения и диалогов по поводу страха детей просят нарисовать страх или написать рассказ о страхе. Можно спросить:

Вы можете передать это чувство на бумаге?

Как выглядит страх?

Вы можете нарисовать страшную сцену?

После рисования детям предлагают совместно обсудить работы, поднять свои рисунки и при желании описать их для других. На этом этапе психолог может помочь детям с помощью следующих вопросов:

Что происходит на рисунке?

Что в нем страшного?

Чем это закончится?

Цель этого подхода состоит в том, чтобы помочь детям:

  • лучше осознать различные состояния своих чувств;
  • научиться понимать и контролировать чувства (например, с помощью вопросов: «как бы ты поступил в следующий раз?» и др.);
  • рассказать другим детям о своих чувствах и убедиться в том, что другие дети тоже испытывают аналогичные чувства;
  • рассказать психологу о своих чувствах и проблемах;
  • выразить свои чувства в символической форме с помощью пластических средств.

На стадии рисования нередко можно исследовать и обсудить чувства и мысли, которые не удалось раскрыть в процессе вербального обсуждения. Такое выражение понижает уровень напряжения, следовательно, и потребность в деструктивном выражении чувств.

В психолого-педагогической литературе предлагаются следующие рекомендации обращения с детьми до вспышки агрессивности:

Детей иногда надо оставить, чтобы они разобрались сами. Они способны к самостоятельному разбору некоторых споров, и, если взрослые контролируют события, это служит для детей полезным опытом. Дети поймут, что могут обойтись и без взрослых в качестве арбитров.

Если взрослые считают, что лучше дело «не доводить до греха», можно сориентировать ребенка на другой тип поведения. Целесообразно предложить ребенку его любимую игрушку или такую игрушку, которую он мог бы безбоязненно пинать и кусать.

Полезно отвлечь ребенка, каким- то интересным для него занятием.

Если ребенка невозможно отвлечь и нападение вот- вот состоится — лучше всего отвести его руку или держать его за плечи, особенно если действия взрослого подкреплены резким: «Нельзя!». Если взрослый находиться поодаль, оклик тоже может остановить ребенка, знающего из прежнего опыта, что такие выходки не позволены.

Есть немало случаев, когда агрессивность невозможно унять. Тогда придется действовать после события, дабы преподать ребенку урок, что такого рода поведение неприемлемо.

При обращении с детьми после агрессивного нападения специалисты советуют:

Резкое слово драчуну и забияке и благосклонное внимание к жертве могут очень ясно показать ребенку, что он проигрывает от таких неприятностей. В обычное время виновник должен пользоваться благосклонным вниманием. Принуждать ребенка к извинению — мера само по себе малополезная. Некоторые дети быстро заучивают формулу: «Прости, прости», чтобы избежать недоброго внимания взрослых.

Иногда взрослые предпочитают отослать агрессивного ребенка поостыть в тихий угол. Это хорошо подчеркивает факт инцидента и выражает большое неодобрение агрессивного поведения. Этот прием полезен и родителям. Иногда, удаляя ребенка ненадолго из комнаты, взрослый сам успокаивается. Однако подобная мера теряет эффект, если длится более, чем минуту — две. Маленькие дети вряд ли поймут связь между своим поступком и удалением. Лучше крепко взять ребенка за руку и, строго глядя на него, твердо сказать: «Драться нельзя» или «Не кусаться!». Внимание, уделяемое агрессивному ребенку, должно быть ограниченным и негативным, а жертву достаточно утешают.

В идеале при каждом инцидента взрослые должны высказать свое отношение к нему и постараться побыстрее прекратить его. Длинные объяснения или обвинения малоэффективны. Даже если ребенок может понять родителя или воспитателя, маловероятно, что он будет долго слушать его.

Когда за агрессивные действия виновника лишают любимых игрушек или привилегий, лучше не растягивать наказание на целый день, а осуществить его как можно скорее. Ребенок быстро забудет причину наказания- все его мысли будут сфокусированы на том, что ему не дают заниматься любимым делом, или выставляют в другую комнату, или срамят перед другими как «шалопая». Его гнев и возмущение, таким образом, снижает шанс, что он научится вести себя иначе.

Наименьший эффект приносят действия, когда взрослые отвечают агрессивностью на агрессивность. В — первых, они могут побуждать на это детей. Реплики: «Иди и дай сдачи» вполне достаточно, что бы ребенок воспринял как разрешение побить забияку или с удовольствием давать сдачи при любом поводе. Во — вторых, серьезные недостатки есть и в угрозе взрослого: «Вот я укушу тебя, будешь знать!». Подобное высказывание, адресованное ребенку любого возраста, содержит угрозу того же агрессивного действия, за которое упрекают ребенка.

В отношение агрессивности важно соблюдать приделы дозволенного и недозволенного.

Учитывая психологический риск, связанный с применением телесных наказаний, психологи рекомендуют воспитателям следующие «неагрессивные» модели дисциплинарного воздействия.

1) Терпение. Нужна выдержка, выдержка и еще раз выдержка.

Объяснение. Ребенку объясняют, почему его поведение не правильно, делать это надо максимально кратко.

Отвлечение. Надо предложить ребенку более что-то привлекательное, чем- то, что ему сейчас хочется.

Неторопливость. Не надо спешить наказывать ребенка. Вдруг поступок повториться.

Награды. Лучше похвалить ребенка за хорошее поведение. Это пробудит в нем желание еще раз услышать похвалу.

Шутки. Рекомендуется иногда пошутить по поводу наказания и даже придумать какую-нибудь игру, что бы ребенок тоже имел повод наказать «нерадивого» родителя. Очень важно дать ребенку возможность почувствовать, что и родители подчиняются тем же правилам поведения. В этом случаи ребенок будет меньше сердиться, когда подвернется наказание за нарушение правил.[8]

Специалисты отмечают, что в возрасте от 3 до 7 лет очень трудно обнаружить агрессию. Она может быть ненастоящей, а копированной с какого-либо или из фильмов и компьютерных игр. И поэтому это очень сложный возраст для изучения этого поведения и поэтому психологи все чаще отдают свое предпочтение, более взрослым детям начиная с младшего школьного возраста, так как в этом возрасте дети более подвержены выражению агрессии.[6]

Таким образом, воспитателю следует помнить, что агрессивное поведение — это нормальное явление в развитии ребенка, и есть разные стадии его формирования и проявления. Они могут то затухать, то проявляться с новой силой. Надо относиться к этому без лишней паники и следить за поведением детей, так как пройдет этот период агрессивности, или задержится и станет личностной чертой ребенка, во многом зависит от взаимодействия с взрослыми.

Глава II. Диагностика проявлений агрессивного поведения у детей старшего дошкольного возраста

Описание и анализ результатов анкетирования родителей и воспитателей

Для изучения наиболее часто наблюдаемых агрессивных реакций у ребёнка был проведён опрос воспитателя и родителей по схеме, включающей ряд параметров (наблюдаемых агрессивных реакций).

Воспитателю и родителям необходимо было отметить, какие виды агрессии проявляются у ребёнка:

  • скрытая: (щипает других, говорит обидные слова, когда не слышит взрослый);
  • вербальная: ругается;
  • говорит обидные слова;
  • говорит нецензурные слова;
  • в виде угрозы: замахивается, но не ударяет;
  • пугает других;
  • в мимике: сжимает губы;
  • краснеет;
  • бледнеет;
  • сжимает кулаки;
  • реакция на ограничение: сопротивляется при попытке удержать от агрессивных действий; препятствие стимулирует агрессивное поведение

направленная на себя: кусает себя; щипает себя; просит ударить себя еще раз.

Результаты опроса родителей были занесены в таблицу.

Таблица Результаты опроса родителей старших дошкольников по выявлению видов агрессии у детей

Имя, фамилия ребёнка

Агрессивные реакции

Физическая

Скрытая

В виде угрозы

В мимике

Реакция на ограничение

Направленная на себя

Катя Г.

Артём Г.

Алёша Ф.

+

+

+

+

+

Кирилл К.

+

+

+

+

Карина Д.

Паша А.

+

+

+

+

Настя М.

+

+

+

+

+

+

Денис К.

Полина М.

Неля М.

+

+

+

+

+

Как видно из представленной таблицы, не все родители отмечают у своих детей проявление агрессивных реакций в скрытой форме, в виде угрозы, в мимике, негативные реакции на ограничение. Агрессивные реакции, выраженные в физической форме, отметили у своих детей 50% родителей. Проявление скрытой угрозы наблюдают 50 % опрошенных родителей, открытой угрозы — 50%. Проявление агрессии в мимике отмечено у 50 % детей, в виде реакций на ограничение — у 40 %. Проявление аутоагрессии у детей отметили только 10% опрошенных родителей.

Результаты исследования отражены в диаграмме.

Диаграмма Результаты опроса родителей старших дошкольников по выявлению видов агрессии у детей

Глава диагностика проявлений агрессивного поведения у детей старшего дошкольного возраста 1

Таким образом, результаты опроса родителей показывают, что практически все из них адекватно оценивают уровень проявлений агрессивных реакций у их детей. При этом не все родители готовы признать, что их ребёнок часто проявляет агрессию по отношению к другим людям (50%); также только 10 % родителей отметили у своего ребёнка агрессивные реакции, направленные на себя. Это может говорить о том, что родители снисходительно относятся к своему ребёнку, они менее критичны к своему ребёнку, чем к другим детям, проявляющим агрессивную реакцию.

Результаты опроса воспитателя были также занесены в таблицу.

Таблица Результаты опроса воспитателя по выявлению видов агрессии у старших дошкольников

Имя, фамилия ребёнка

Агрессивные реакции

Физическая

Скрытая

В виде угрозы

В мимике

Реакция на ограничение

Направленная на себя

Катя Г.

Артём Г.

Алёша Ф.

+

+

+

+

+

Кирилл К.

+

+

+

+

+

Карина Д.

Паша А.

+

+

+

+

Настя М.

+

+

+

+

Денис К.

Полина М.

Неля М.

+

+

+

+

+

Как видно из представленной таблицы, воспитатель отмечает у 50% детей проявление агрессивных реакций в физической форме, у 50% — в скрытой форме, у 50% — в виде угрозы, у 50% — в мимике, а в 30% также — негативные реакции на ограничение. Проявление агрессии, направленной на себя, воспитатель не отметила ни у кого из детей экспериментальной группы.

Результаты исследования отражены в диаграмме.

Диаграмма Результаты опроса воспитателя по выявлению видов агрессии у старших дошкольников

Глава диагностика проявлений агрессивного поведения у детей старшего дошкольного возраста 2

Таким образом, результаты опроса воспитателя показывают, что воспитатель адекватно оценивает уровень проявлений агрессивных реакций у детей старшего дошкольного возраста.

Сопоставив результаты опроса родителей и воспитателя, была составлена сравнительная таблица их оценки агрессивного поведения ребёнка.

Сравнительная таблица оценки агрессивного поведения ребёнка воспитателем и родителями

Имя, фамилия ребёнка

Оценка родителей

Оценка воспитателя

Катя Г.

Не проявляет агрессии

Не проявляет агрессии

Артём Г.

Не проявляет агрессии

Не проявляет агрессии

Алёша Ф.

Все, кроме аутоагрессии

Все, кроме аутоагрессии

Кирилл К.

Угрозы, мимика

Все, кроме аутоагрессии

Карина Д.

Не проявляет агрессии

Не проявляет агрессии

Паша А.

Все, кроме реакции на ограничение и аутоагрессии

Все, кроме реакции на ограничение и аутоагрессии

Настя М.

Все виды агрессии

Все, кроме реакции на ограничение и аутоагрессии

Денис К.

Не проявляет агрессии

Не проявляет агрессии

Полина М.

Не проявляет агрессии

Не проявляет агрессии

Неля М.

Все, кроме аутоагрессии

Все, кроме аутоагрессии

Как видно из таблицы, в 70 % случаев оценка родителей совпадает с мнением воспитателя. Стоит отметить, что в 30 % случаев родители не отмечают у своих детей тех агрессивных реакций, которые наблюдает воспитатель. Это говорит о том, что родители лояльно относятся к поведению своих детей, часто готовы не замечать проявление их агрессивных реакций.

Результаты сравнительного анализа оценки родителей и воспитателя проявления агрессивных реакций старшими дошкольниками отражены в диаграмме.

Диаграмма Совпадение оценок агрессивного поведения дошкольников родителями и воспитателем

Глава диагностика проявлений агрессивного поведения у детей старшего дошкольного возраста 3

Таким образом, в психологическом отношении возникновение различий оценок агрессивного поведения воспитателя с родителями связано с типом родительских отношений, основанных на любви к своему ребёнку. Социальная ситуация развития в дошкольном возрасте характеризуется тем, что ребенок впервые выходит за рамки своего семейного мира и устанавливает отношения с миром взрослых и сверстников. Она также характеризуется включением ребенка в группу сверстников в детском саду, управляемую воспитателем. На развитие агрессивности в дошкольном возрасте оказывают влияние факторы как биологического (особенности темперамента), так и социального (социальная ситуация развития) порядка. Наряду с семейным окружением для дошкольника именно детский коллектив и воспитательница становятся наиболее референтными лицами, что является важным для анализа причин возникновения агрессивности, а также — для поиска путей ее преодоления и профилактики. Дефекты семейного воспитания, обусловленные как психологическими особенностями самих родителей, так и нарушением взаимоотношений между членами семьи, являются одной из главных причин возникновения агрессивного поведения у дошкольников.

2. Анализ результатов диагностики с помощью методики «Несуществующее животное»

«Несуществующее животное» — одна из наиболее распространенных проективных методик диагностики агрессивности детей. Проводилась она с целью выявления или уточнения черт личности, установок и психологических проблем ребенка, уточнения результатов наблюдения. Поскольку методика проективная, то:

Первая ее особенность — умение ребенка фантазировать и отражать созданный образ в виде графического изображения или рисунка.

Вторая особенность методики в том, что изображенный ребенком графический материал не только тесно связан с эмоциями, играющими роль в формировании образов фантазии, но и с реальными личностными и социальными проблемами ребенка.

Третья особенность методики — метафоричность изображения, которая в процессе интерпретации рисунка переносится на личность ребенка и описывается уже в психологических категориях исходя из того, что, хотя процесс проекции и протекает без достаточного контроля сознания, он все же отражает сознательные установки ребенка.

Для оценки агрессивности ребенка и других видов нарушений поведения можно использовать таблицу.

Таб. Симптомокомплексы теста «Несуществующее животное»

Симптомо-комплексы

Особенности рисунка

Балл

Тревожность

1. Сильный нажим 2. Прерывистая, «нащупываемая» линия 3. Исправления, стирания (многочисленные) 4. Ограничение пространства 5. Прорисовка радужки глаза 6. Маленький рисунок 7. Более одной головы 8. Защитные приспособления (шипы, иглы, панцирь, рога) 9. «Защитные» названия 10. «Оригинальное питание» 11. Оригинальный способ защиты или бегство при нападении 12. Одинаковое животное 13. «Избыточная» информация в рисунке животных, фон 14. Ночное животное 15. Другие признаки

0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1

Истощение

1. Слабый нажим, ослабление нажима к концу линии 2. Слабое соединение линий между собой 3. Незавершенность рисунка 4. Бедность деталей 5. Голова животного опущена 6. Хвост животного тонкий, опущенный 7. Банальность изображения 8. Глаза животного закрыты, животное плачет 9. Маленький рисунок 10. Рисунок в самом низу листа 11. Животное подчиненное 12. При нападении животное прячется 13. Открытый беззубый рот 14. Отсутствие названия 15. Другие признаки

0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1

Агрессия

1. Сильная уверенная линия рисунка 2. Неаккуратность рисунка 3. Большое количество острых углов 4. Верхнее размещение углов 5. Крупное изображение 6. Голова обращена вправо или анфас 7. Хвост поднят вверх, пышный 8. Угрожающее выражение 9. Угрожающая поза 10. Наличие орудия нападения (зубы, когти, рога) 11. Хищник 12. Вожак или одинокий 13. При нападении дерется насмерть или всех убивает, дерется традиционными способами (зубы, когти, рога, хобот и т. д.) 14. Ночное животное 15. Другие признаки

0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1

Индивидуальные результаты диагностического исследования представлены в приложении данной работы. (См. приложение)

Анализ проявления признаков агрессивности у детей позволил сделать выводы о том, что 5 детей набрали — 18- 26 баллов, соответствует высокому уровню агрессии;

  • детей набрали — 11 — 15 баллов, соответствует низкому уровню агрессии;
  • Рисункам детей с высоким уровнем агрессии присуще: крупное изображение, сильная, уверенная линия рисунка, наличие орудий нападения (зубы, когти, рога и т.

д.), изображение двоих животных — один нападает, другой убегает (См. Приложение).

Например: у Максимчук Нелли — крупное животное, с когтями, зубами, хвостом; все эти элементы являются признаками враждебности, повышенной тревожности, спонтанному возникновению агрессии, эмоционально неустойчивому состоянию ребенка.

На рисунках детей с низким уровнем агрессии нет животных с угрожающим выражением лица, хищников или нападающих животных, отсутствуют символы прямой агрессии такие, как зубы, клюв, когти и т. д. (См. Приложение).

Например: у Дикопольцевой Карины — маленькое животное, без когтей, без клыков и других признаков агрессии; эти рисунки отличаются уверенными, стыкующимися линиями, округлыми формами, что означает самоконтроль, дружелюбие, защитный характер агрессии.

Сравнив полученные результаты наблюдения и методики «Рисунок несуществующего животного» можно сказать, что результаты во многом совпали, но есть и расхождения. Это можно объяснить тем, что наблюдение дает общую картину поведения детей в группе, а методика «Рисунок несуществующего животного» позволяет увидеть внутреннее состояние ребенка, то, как он сам относится к окружающему его миру. Но результаты методики несут в себе большую ценность для исследования. Также в результате исследования у некоторых детей были выявлены признаки скрытой агрессии.

Заключение

В данной работе мы выяснили, что агрессия — это деструктивное, то есть наносящее вред, ущерб, либо влекущее уничтожение одушевленных или неодушевленных объектов; индивидуальное или коллективное поведение.[1]

Часто взрослые делают очень большую ошибку, когда считают агрессивными тех детей, которые балуются.

Агрессия может возникнуть при разных обстоятельствах, например: гнев, страх, горе, гиперактивность, замкнутость, незащищенность или когда ребенок испытывает чувство вины и т.д. Есть такие случаи, когда без психолога не обойтись, но можно справиться и без помощи психолога, главное заметить отклонения в поведении и принять меры. Для этого существует много консультаций для родителей и педагогов, тесты и многое другое.

Агрессия поддается изучению у более взрослых детей, так как у детей младшего возраста агрессия не так ярко выражена.

«Сверхзадача» данной работы состоит в том, чтобы способствовать повышению психологической культуры и чувства ответственности взрослых за каждое слово или действие, обращенное к ребенку и, особенно к ребенку, пережившему лишения и утраты, психические травмы. В большей части работы рассказывается о пагубном влиянии травматического опыта: смерти или утраты родителей и других близких, проживание длительное время в семье алкоголиков, последствия сексуального и физического насилия, оскорблений и унижений. Важное место здесь отводится характеристике эмоциональных основных о поведенческих проблем депривированных детей и рекомендациям по их преодолению в рамках учебно-воспитательного процесса.

ВЫВОДЫ

Результаты исследования агрессивного поведения детей старшего дошкольного возраста позволили сделать следующие выводы:

  • Изучение научно-методической литературы показало, что публикации на эту тему единичны и в основном представляют собой обзор зарубежных исследований.
  • Из результатов диагностики было установлено, что часть детей имеют ярко выраженное агрессивное поведение, носящее деструктивный характер.
  • Недостатки работы были таковы: мало литературного материала для более глобального изучения данной темы; ограниченное количество времени для проведения коррекционной работы.

— Но, в общем, и целом цель работы была достигнута, а задачи реализованы.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/metodyi-rabotyi-vospitatelya-s-agressivnyimi-detmi-kursovaya/

1. Аллан Джон. Ландшафт детской души. — С-Пб.: Диалог — Лотацъ, 1997.

2. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте: Психологическое исследование. — М., 1986.

— Бютнер Крипиан. Жизнь с агрессивными детьми. — М.: Педагогика, 1991.

— Выготский Л.С. Вопросы детской психологии. — С-Пб., 1997.

— Захаров А.И. Неврозы у детей и их лечение. — Л., 1977.

— Изард К.Э. Психология эмоций. — С-Пб.: Питер, 1999.

— Китаев-Смык А.А. Психология стресса. — М.: Наука, 1983.

— Клюева Н.В., Касаткина Ю.В. Учим детей общению. Характер, коммуникабельность. — Ярославль: Академия развития, 1997.

— Кряжева Н.Л. Развитие эмоционального мира детей. — Ярославль: Академия развития, 1997.

10. Лангмейер И., Матейчек З. Психическая депривация в детском возрасте. — Прага, 1984.

11. Левитов Н.Д. Психическое состояние агрессии / Вопросы психологии. — 1972 — №6.

12. Мухина В.С. Психология дошкольника. Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов и учащихся пед. училищ / Под ред. Л.А. Венгера — М.: Просвещение, 1975.

13. Петровский А.В. Беседы о психологии. — М.: Педагогика, 1978.

14. Реан А.А. Агрессия агрессивности личности. — С-Пб., 1996.

15. Чижова С.Ю., Калинина О.В. Детская агрессивность. — Ярославль: Академия развития, 2007.

— Шпиц Р.А. Психоанализ раннего детского возраста. — М.; С-Пб., 2001.

— Психология.Словарь /Под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского.М.,1990.

— Крайг Г.Психология развития. Спб.,2000.

— Ананьев Б.Г. К проблеме возраста в современной психологии// Избр. психол. тр. М.,1980.

20. Калугина И.Ю., Колюцкий В. Н. Возрастная психология: Полный жизненный цикл развития человека. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — М.: ТЦ Сфера, 2004.

21. Бреслав Г.М. Эмоциональные процессы. — Рига.:Прогресс., 1984.

— Бреслав Г.М. Эмоциональные особенности формирования личности в детстве. — М.:Просвещение., 1990.

— Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. — С.- П.:Питер., 1997.

— Бюттер К. Жить с агрессивными детьми.- М.:Просвещение.,1997.

— Возрастные особенности психического развития детей./ Под ред. И.В. Дубровиной, М.И. Лисиной. — М.:Академия., 1982.

— Гамезо М. В. Атлас по психологии.-М.:Просвещение.,1986.

— Гарбузов В.И. Практическая психотерапия. — С.-П.:Питер., 1994.

— Детский психолог./ Под ред. Е.И.Рогова. — Вып.1. — Ростов-на-Дону.:Прогресс., 1992.

— Запорожец А.В. Эмоциональное развитие дошкольника. — Минск.:Педагогика., 1985.

— Креч Д., Крачфилд А., Ливсон Н. Нравственность, агрессия, справедливость. //Вопросы психологии. — 1992. — №1-2.

— Современный словарь по психологии./Под ред. В.В. Юрчука. — Минск.:Современное слово., 1998.

— Фурманов И.А. Детская агрессивность: психодиагностика и коррекция. — Минск.:Литера., 1996.

33. Фурманов И. А.,Фурманова А.М.

Психология депривированного ребенка. — М.: Гуманитарный изд. центр ВЛАДОС, 2004.

Приложение 1

Памятка родителям, у которых дети с ярко выраженной физической агрессией.

1. Телесные наказания учат ребенка не признавать авторитета родителей, а бояться их.

— Поведение ребенка будет строиться на непредсказуемой основе,

а не на понимании и принятием законом морали.

— Проявляя при детях черты своего характера, родитель сам становиться образцом плохого поведения.

— Телесные наказания могут только утвердить, но не изменить поведения ребенка.

— Телесные наказания требуют от родителей меньше всего ума и способностей, чем любые другие воспитательные меры.

— Задача воспитания — изменить желания ребенка, а не только его поведение.

Памятка родителям, у которых дети с ярко выраженной вербальной (словесной) агрессией.

1. Не ругать ребенка и не угрожать, что станете ругать его, если он говорит бранные слова.

— Постараться сделать так, что бы он был как можно более откровенен с вами. Это позволит непосредственнее высказывать в вашем присутствии, и тогда то, чему он научится, он скажет вам, а не произнесет при посторонних.

— Обескуражить ребенка — это наилучший способ повлиять на него. Когда он станет говорить бранные слова, относится к нему спокойно, мягко, добродушно. Ласковое обращение сразу же притупляет оружие, которое в противном случае может стать угрожающим.

— Объяснить ребенку, что говорить бранные слова так же неприлично, как отрыгивать за столом или не извиняться в нужный момент. Но объяснить это кратко и не наказывать его.

— Если случится, что он обронит какое-нибудь бранное слово при посторонних, кратко извинится за него и сразу же сменить тему.

Памятка родителям, у которых дети с ярко выраженной косвенной агрессией.

— Как можно мягче проявлять свое недовольство и раздражение. Если ребенок захочет, что ни будь сломать или даже сломает в чужом доме, куда взрослые пришли в гости, следует принести извинения при ребенке. Объяснить ребёнку, почему и родители, и все остальные не одобряют его поступок, предложить ему какое-нибудь занятие, а если необходимо, увести его домой.

2. Было бы ошибкой силой принуждать ребенка к повиновению по той простой причине, что подобная тактика может вызвать у него стремление еще ломать. Занять правильную позицию взрослому поможет сознание, что даже самые уравновешенные взрослые люди, когда были детьми, не всегда являли собой чудо добродетели.

— Помощь ребенку в адаптации к окружающей обстановке к взрослым. Уменьшит его желание ломать и разрушать.

— Большое участие в жизни ребенка — с его точки зрение, а не с родительской позволит ему чувствовать себя любимым и желанным. Чем более уверенным в себе станет ребенок, тем реже он будет испытывать гнев, зависть, тем меньше в нем останется эгоизма.

— Очень полезно каждый раз предполагать ребенку устроить учиненный им разгром. Чаще всего следует отказ, но когда-нибудь ребенок сможет откликнуться на слова: «Ты уже достаточной большой и сильный, чтобы создать беспорядок, поэтому я уверенна, что ты поможешь мне убраться». Если уборка назначается как наказание или ребенка принуждают помогать, это вряд ли изменит разрушительное поведение, в словах должна быть уверенность взрослого, что «большой» мальчик должен нести ответственность за свои дела. Если ребенок все же поможет убраться, он конечно, должен услышать искреннее «спасибо» и никаких напоминаний о поступке — для него инцидент исчерпан.

— Если взрослый понизит тон нагоняев, когда ребенок рассердит его, то он покажет ему хороший пример.

Приложение 2

ТЕСТ «СКАЗКА»

Первая сказка. Птенец

Цель — выявить степень зависимости ребенка от одного из родителей или от обоих вместе.

«В гнездышке на дереве спят птички: папа, мама и маленький птенец. Вдруг налетел сильный ветер, ветка ломается, и гнездышко падает вниз: все оказываются на земле. Папа летит и садится на одну ветку, мама садится на другую. Что делать птенцу?»

Типичные нормальные ответы: «Он тоже полетит и сядет на какую-нибудь ветку», «Полетит к маме, потому что испугался», «Полетит к папе, потому что он сильней», «Останется на земле, потому что не умеет летать, но будет звать на помощь, и папа (или мама) прилетит и заберет его». Типичные тревожащие ответы: «Не умеет летать, поэтому останется на земле», «Попытается лететь, но не сумеет», «Умрет во время падения», «Умрет от голода (или дождя, холода и т. д.)», «О нем все забудут, и кто-нибудь на него наступит» и т. д.

Вторая сказка. Годовщина свадьбы родителей

Цель сказки — понять, ревнует ли ребенок к союзу своих родителей, чувствует ли себя обделенным вниманием со стороны обоих родителей из-за проявления ими своих чувств друг к другу. Допускается задавать некоторые вопросы, приведенные после сказки.

«Празднуется годовщина свадьбы родителей. Мама и папа очень любят друг друга и хотят весело отметить праздник, пригласив друзей и своих родителей. Во время праздника ребенок встает и один идет в сад. Что произошло? Почему он ушел?»

Типичные нормальные ответы: «Пошел за цветами для мамы», «Пошел немного поиграть», «Со взрослыми скучно, поэтому он решил развлекаться один», «Ему надоело находиться на празднике», «Ему сделали замечание за то, как он ест (сидит, ходит в школу/сад и т. д.)».

Другие ответы о возможной скуке на празднике также могут рассматриваться как нормальные и встречаются довольно часто.

Типичные тревожащие ответы: «Ушел, потому что разозлился», «Хотел остаться один», «Загрустил», «Никто не обращал на него внимания, и он решил уйти».

К ответам такого рода вам необходимо поставить уточняющие вопросы, попросив ребенка дать более подробное объяснение. Может случиться, что ребенок не захочет продолжать разговор или объяснить свои ответы. Или же может сказать: «Это праздник мамы и папы, поэтому на ребенка никто не обращал внимания», «Было слишком шумно», «Ему не давали играть в игры», «Папа (или мама) ни разу с ним не поиграл», «Ему не дали конфетку», «Другие дети на празднике были ему неприятны (или наоборот)», «На праздниках он всегда хочет играть один, ему не нравятся праздники» и т. д.

Третья сказка. Похороны

Как вы, наверное, уже догадались, эта сказка-тест должна выявить отношение ребенка к смерти, а значит, к агрессивности, разрушительности и тесно связанному с ними чувствами вины и самобичеванию.

«По улице идет похоронная процессия, и все спрашивают, кто умер. Кто-то показывает на один дом и говорит: «Умер человек, который Жил в этом доме». Кто же умер?»

Типичные нормальные ответы: «Неизвестный человек», «Дедушка (бабушка) какого-то ребенка», «Человек, который был очень болен», «Очень важный человек», «Старик (старушка)» и т. д.

Типичные тревожащие ответы: «Мальчик (девочка)», «Папа одного мальчика», «Младший (старший) брат одного мальчика» и т. д.

Содержание сказки можно немного изменить для детей, которые вследствие маленького возраста не совсем точно понимают идею смерти.

«Однажды родители, дедушка с бабушкой, тети и дяди и все дети пошли на станцию, и один из них сел на поезд и уехал далеко — далеко и, может быть, никогда не вернется. Кто это был?»

Типичные нормальные ответы: «Кто-то из них», «Дедушка (бабушка)», «Неизвестно кто» и т. д. Может быть даже назван человек, не являющийся членом семьи, что указывает на игнорирование основного сюжета рассказа, т. е. что на поезд сел кто-то из членов семьи.

Типичные тревожащие ответы: те же, что и в первом варианте, либо относящиеся к какому-нибудь лицу из круга семьи, не названному в рассказе и выбранному ребенком в качестве мишени своей агрессивности.

Четвертая сказка. Страх

Как и предыдущая, это не настоящая сказка в прямом смысле слова. На этот раз речь идет о прямом вопросе, искусно замаскированном и имеющем очевидную познавательную цель.

«Один мальчик говорит себе тихо-тихо: «Как страшно!» Чего он боится?»

Типичные нормальные ответы: «Вел себя плохо и теперь боится наказания», «Пропускал занятия в школе, поэтому боится, что мама будет его ругать», «Боится темноты», «Боится какого-то животного», «Ничего не боится, просто пошутил» и т. д.

Типичные тревожащие ответы: «Боится, что его украдут», «Чудовище хочет его украсть и съесть», «Боится оставаться один», «Боится дьявола», «Боится, что какой-нибудь зверь залезет в кровать», «Боится, что придет вор и ударит его ножом», «Боится, что умрет мама (папа)» и т. д. На все эти ответы вы должны просить ребенка дать более детальные объяснения и уточнения, используя наводящие вопросы и задавая их спокойным и ободряющим тоном.

Помните, что подобные идеи выражают скрытую агрессивность по отношению к родителям, а, следовательно, вызывают у него чувство вины и самобичевание.

Пятая сказка. Новость

Как и сказка о страхе, этот тест проводится для выявления у ребенка чувства неоправданной тревожности или страха, а также невысказанных желаний и ожиданий, о существовании которых родители могут даже не подозревать. «Один мальчик возвращается с прогулки (со школы, со двора, где он играл в футбол, из дома друзей или родственников — выберите наиболее подходящую ситуацию для вашего ребенка), и мама ему говорит: «Наконец, ты пришел. Я должна сообщить тебе одну новость». Какую новость хочет сообщить ему мама? »

Типичные нормальные ответы: «К обеду пришел гость», «Придут гости», «Кто-то позвонил и сообщил приятную новость (приглашение в гости, выздоровление, рождение ребенка и т. д.)», «Мама хочет, чтобы мальчик сел заниматься или принял ванну», «Мама узнала что-то важное по радио или по телевизору» и т. д.

Типичные тревожащие ответы: «Кто-то в семье умер», «Мама хочет отругать мальчика, который не должен быть выходить на улицу в этот день», «Мама хочет что-то запретить мальчику», «Мама сердится, потому что мальчик опоздал, и она хочет сказать ему, что больше не выпустит на улицу» и т. д.

Шестая сказка. Дурной сон

Проводится контроль по всем предыдущим — тестам. Вам необходимо выяснить взаимосвязь ответов по этому тесту с ответами, полученными в предыдущих тестах.

«Однажды утром один мальчик резко просыпается и говорит: «Я видел очень плохой сон». Какой сон увидел мальчик?»Типичные нормальные ответы: «Я не знаю». «Ничего на ум не приходит», «Ему приснился

страшный фильм», «Ему приснилось плохое животное», «Ему приснилось, что он заблудился» и т. д.

Типичные тревожащие ответы: «Ему при снилось, что мама (папа) умерла», «Ему при снилось, что он умер», «Ему приснилось, что пришли забрать его», «Ему приснилось, что его хотели бросить под машину» и т. д.

Приложение 3

Интерпретация признаков изображения в тесте «Рисунок несуществующего животного»

Несуществующее животное — одна из наиболее распространенных проективных методик диагностики агрессивности детей. Проводится в режиме взаимодействия «психолог — ребенок» с целью выявления или уточнения черт личности, установок и психологических проблем ребенка. Поскольку методика проективная, то:

Первая ее особенность — умение ребенка фантазировать и отражать созданный образ в виде графического изображения или рисунка.

Вторая особенность методики в том, что изображенный ребенком графический материал не только тесно связан с эмоциями, играющими роль в формировании образов фантазии, но и с реальными личностными и социальными проблемами ребенка.

Третья особенность методики — метафоричность изображения, которая в процессе интерпретации рисунка переносится на личность ребенка и описывается уже в психологических категориях исходя из того, что, хотя процесс проекции и протекает без достаточного контроля сознания, он все же отражает сознательные установки ребенка.

Методика проводится по стандартной процедуре:

1. Вначале необходимо установить доверительный контакт с ребенком и лишь, потом сообщить ему о характере задания. Инструкция: «Придумай и нарисуй несуществующее животное и назови его несуществующим названием».

2. Далее можно уточнить, что нежелательно брать животное из мультфильмов, так как оно уже кем-то придумано: вымершие животные тоже не подходят.

— Для рисования необходим простой карандаш средней твердости, неостро отточенный (ручкой, фломастером рисовать нельзя).

— Лист бумаги — стандартный, белый или кремовый, но не глянцевый. Бумага должна быть расположена вертикально.

Аспекты анализа рисунка разделяются на формальные и содержательные. К формальному аспекту относятся:

— семантика расположения в пространстве;

— графологические признаки.

Формальные аспекты анализа

Семантика пространства проективного рисунка. Пространство рисунка семантически неоднородно. Оно связано с эмоциональной окраской переживаний и временным периодом — настоящим, прошедшим и будущим, а также с действительным и идеальным. Пространство сзади и слева от субъекта связано с прошлым и с бездеятельностью (с отсутствием активной связи между замыслом, планированием и его осуществлением), а пространство впереди и справа — с периодом будущего и активностью. Лист бумаги является двумерной проекцией этого пространства.

На листе левая сторона и низ рисунка связаны с отрицательно окрашенными эмоциями, депрессией, неуверенностью, пассивностью, а правая сторона (соответственно доминантной правой руке) и верх — с положительно окрашенными эмоциями, энергией, активностью, конкретностью действий.

В норме рисунок расположен по средней линии (или несколько левее) и чуть выше середины листа бумаги. Положение рисунка ближе к верхнему краю листа (чем больше, тем выраженнее) трактуется как высокая самооценка, неудовлетворенность собственным положением в обществе и недостаточным признанием окружающих, претензия на продвижение, тенденция к самоутверждению, потребность в признании. Повышение положения рисунка на листе бумаги коррелирует со стремлением

соответствовать высокому социальному стандарту, стремлением к эмоциональному принятию со стороны окружения, а также связано с уменьшением фиксации на препятствиях к достижению ситуативных потребностей.

Положение рисунка в нижней части листа — обратный показатель: неуверенность в себе, низкая самооценка, подавленность, нерешительность, незаинтересованность в своем социальном положении, отсутствие стремления быть принятым окружением, склонность к фиксации на препятствиях к достижению ситуативных потребностей.

Правая и левая полуплоскость листа имеют противоположную коннотацию по оппозициям пассивность — деятельность внутреннее — внешнее, прошлое — будущее. Соответственно расцениваются местоположение рисунка вправо и влево от средней линии листа, а также ориентация головы и тела животного вправо, влево, в фас. Местоположение рисунка, скорее, символизирует готовые к реализации состояния и реакции на момент рисования, в то время как ориентация головы и тела символизирует общую направленность в сторону достижения тех или иных состояний в рамках указанных оппозиций.

Голова, повернутая вправо, — устойчивая тенденция к действию: почти все, что обдумывается и планируется, осуществляется, или, по крайней мере, начинает осуществляться (если даже и не доводится до конца); настроенность на реализацию своих установок и намерений.

Голова, повернутая влево, — тенденция к рефлексии, к размышлению, «не человек действия»; лишь незначительная часть замыслов реализуется или хотя бы начинает реализовываться; нередко это также нерешительность, страх перед активными действиями; отсутствие притязаний на самоутверждение во внешне — преобразовательной деятельности, отсутствие склонности к доминированию, фиксация на какой-либо ситуации в прошлом.

Положение головы анфас — эгоцентризм; сходные параметры уровня притязаний с поворотом влево; иногда прямота, бескомпромиссность, сформировавшиеся как реакция на глубинное чувство незащищенности.

Сдвиг рисунка вправо — акцентирование будущего, мужских черт характера, стремление к контролю над ситуацией, ориентация на окружающих, экстраверсия.

Сильный сдвиг рисунка вправо (наблюдается редко) — «бунтарство», неподчинение. (Выявлена значительная связь между сдвигом вправо и рядом показателей фрустрационного теста С. Розенцвейга. Соответственно повышался удельный вес экстрапунитивных реакций с целью это — зашиты, общее количество направленных вовне реакций и уровень агрессивности. Связь активного отстаивания собственной правоты со сдвигом рисунка вправо хорошо иллюстрирует связь рисунка с языковой метафорой.)

Сдвиг рисунка влево — акцентирование прошлого, нежелание участвовать в ситуации, склонность к принятию вины и ответственности на себя, застенчивость, интроверсия; преобладание интропунитивных реакций, снижение уровня внешне направленной агрессивности и реактивности.

Двухголовые (и более) животные и «тяни — толкай» — выражение противоречивых тенденций.

Необходимо осторожно подходить к интерпретации рисунков, занимающих более 2/3 площади листа бумаги, а также к рисункам, выходящим за срез листа: они могут не подчиняться указанным семантическим закономерностям. Особую категорию составляют маленькие рисунки, расположенные в левом верхнем углу листа. Этот тип локализации часто свидетельствует о высокой тревожности, склонности к регрессивному поведению и эскапизму (желание выйти из ситуации, уход в прошлое либо в

фантазию), избеганию новых переживаний. Возможна выраженная дисгармония между самооценкой и уровнем притязаний (актуальным и идеальным образом «Я»).

Эти рисунки также могут не подчиняться общим семантическим закономерностям.

Проективное пространство рисунка является символом всех возможных пространств, с помощью которых могут быть метафорически охарактеризованы личность и характер индивида. Чаще всего оно символизирует социальную среду в различных ее аспектах (ценностном, объектном, коммуникативном, временном, эмоциональном и т. д.).

В плане интерпретации эти аспекты играют роль контекстных рамок, ограничивающих многозначность образа.

К интерпретационным приемам работы с пространством относится акцентирование внимания на ощущениях, вызванных рисунком (например, шаткость — устойчивость, что относится к ориентации в социуме, самооценке и пр.).

Можно попытаться представить, куда будет двигаться животное, если «открепить» его от плоскости (вправо, влево, вверх, вниз), или оно останется на месте. Можно попытаться определить, насколько однозначен или противоречив рисунок движения животного (например, одна часть фигуры движется в одном направлении, а другая этому препятствует либо движется в противоположном направлении).

Графологические признаки интерпретации

1.Уровень наличных технических средств воплощения образа в графике (анализ характеристик идеомоторного акта).

2.Пространственно-символический аспект.

К первому аспекту относится анализ линий. Для нормы характерна линия со средним равномерным нажимом и четкими соединениями. Колеблющаяся, прерывающаяся линия, «островки» перекрывающих друг

друга линий, несоединенные углы, «запачканные» рисунки говорят о легкой напряженности, повышенном уровне тревожности, что свойственно невротикам. Контуры рисунка здесь могут быть размытыми, «волосатыми», во всем исполнении могут чувствоваться неуверенность, неловкость.

Характер линии служит, одним из индикаторов обшей энергии. Слабая паутинообразная линия («возни карандашом по бумаге», не нажимая на него) — признак экономии энергии, астенизации, снижения общего тонуса. При пониженном фоне настроения встречается достаточно редко и сочетается с экономией линии и деталей.

Противоположный характер линии не является основанием для полярных характеристик: это признак энергии, а следствие — увеличения тонуса мускулатуры в связи с тревожностью. Особо следует обращать внимание на резко продавленные линии, видимые с обратной стороны листа (судорожный, высокий тонус рисующей руки), являющиеся признаком резкой генерализованной тревожности, а также на то, какая деталь, какой символ выполнен с увеличением нажима, т. е. к чему привязана тревога. О повышении тревожности говорит наличие штриховки внутри контура фигуры и различных деталей.

Во втором аспекте анализируются направление линии и характер контура рисунка.

«Падающие» линии и преимущественное направление сверху вниз и влево свидетельствуют о быстро истощаемом усилии, низком тонусе, возможной депрессии. «Поднимающиеся» линии, преобладание движения снизу вверх и направо — хорошее энергетическое обеспечение движения, склонность к трате энергии, агрессивности.

Контур фигуры традиционно трактуется как граница Я и социума, символизируемого окружающим пространством. Фигура круга, особенно

ничем не заполненного, символизирует тенденцию к сокрытию, замкнутость, закрытость своего внутреннего мира, нежелание сообщать о себе сведения окружающим, нежелание подвергаться тестированию. Такие рисунки дают очень ограниченную информацию о себе.

Контур фигуры анализируют по наличию или отсутствию выступов типа шипов, панцирей, игл, прорисовке или затемнению линии контура. Это означает защиту от окружающих: агрессию, если они выполнены в острых углах; страх и тревогу, если есть затемнения, «запачкивание» линии контура; опасение и подозрительность, если поставлены «щиты», заслоны, линия

удвоена. Направленность такой защиты соответствует пространственному положению. Верхний контур — защита против вышестоящих, против лиц, реально имеющих возможность наложить запрет, ограничение, осуществить принуждение, т. е. против старших по возрасту, родителей, учителей. Нижний контур — зашита против насмешек, отсутствия авторитета, т. е. против нижестоящих младших, подчиненных, боязнь осуждения. Боковые контуры — недифференцированная опасливость, готовность к самозащите любого порядка и в разных ситуациях. То же самое — элементы, расположенные не по контуру, а внутри контура, на самом корпусе животного; справа — больше в процессе реальной деятельности, слева — больше в сфере своих мыслей, убеждений, вкусов.

Степень агрессивности оценивается количеством, расположением и характером острых углов в рисунке независимо от их связи с той или иной деталью. Особенно весомы в этом отношении прямые символы агрессии — когти, клювы, зубы.

Контур также может рассматриваться как оболочка, символ контроля со стороны Я за собственной эффективностью, проявлением вовне.

Укрупненные рисунки свидетельствуют о повышении аффекта, эгоцентризме, повышенном значении собственной персоны. При этом учитывают, что дети рисуют крупнее взрослых, девочки рисуют крупнее, чем мальчики. Мелкие рисунки отражают депрессию, подавленность, угнетенность, повышенный самоконтроль.

Уверенные, хорошо стыкующиеся линии, упругая пластичность контура являются показателями хорошего контроля собственной эффективности. При повышенной возбудимости, плохой контролируемости по интенсивности аффективных проявлений появляются увеличенные рисунки с плохо пристыкованными, имеющими перерывы, но энергичными линиями контура, создающими впечатление разрывания оболочки изнутри

наружу. Ощущение ригидности, хрупкости оболочки при отсутствии теплоты

в общем впечатлении от рисунка может являться признаком длительно подавляемой эмоциональности либо нивелирования, уплощения эмоциональной сферы.

1. Центральная смысловая часть фигуры (голова или ее заместители).

Значение расположенных на голове деталей, соответствующих органам чувств

Уши — заинтересованность в информации и значимость мнения окружающих о себе.

Приоткрытый рот в сочетании с языком без прорисовки губ — повышенная речевая активность (болтливость); в сочетании с прорисовкой губ — чувственность, иногда и то, и другое вместе.

Открытый рот без прорисовки языка и губ, особенно зачерченный, — облегченность возникновения опасений, страхов, недоверия.

Рот с зубами — вербальная агрессия, в большинстве случаев защитная: «огрызается», грубит в ответ на обращение к нему высказывания отрицательного содержания, осуждения или порицания.

Зачерченный рот округлой формы — боязливость, тревога.

Глаза — символ переживания страха, особенно при резкой прорисовке радужки.

Ресницы — истероидно-демонстративные манеры в поведении, для мужчин — женственные черты характера (с прорисовкой зрачков совпадает редко); заинтересованность в восхищении окружающих внешней красотой и манерой одеваться, придание большого значения внешности.

Дополнительные детали на голове Рога — зашита или агрессия (в сочетании с другими признаками агрессии — когтями, щетиной, иглами и пр. — определяется характер агрессии: спонтанный или защитно-ответный).

Перья — тенденция к самоукрашению и самооправданию, демонстративность.

Грива, шерсть, подобие прически — чувственность, подчеркивание женщинами своего пола, ориентация на свою социальную роль.

2. Несущая, опорная часть фигуры (ноги, лапы и пр.)

Основательность этой части по отношению к размеру всей фигуры и по форме — обдуманность, рациональность в принятии решений, основательность в суждениях, опора на существенные положения. В обратном случае — поверхностность суждений, легкомыслие в выводах, неосновательность суждений; иногда — импульсивность в принятии решений, особенно если на рисунке отсутствуют или почти отсутствуют ноги.

Соединения ног (лап) с корпусом: точное, тщательное, небрежное, слабое или ноги (лапы) с корпусом не соединены вовсе — характер контроля за своими рассуждениями, выводами, решениями.

Однотипность и однонаправленность, повторяемость формы ног, лап, любых элементов опорной части — конформность суждений и установок, их стандартность, банальность.

Разнообразие в положении этих деталей — своеобразие установок, суждений, самостоятельность, банальность, небанальность, необычность форм — творческое начало или инакомыслие.

3. Части, поднимающиеся над уровнем фигуры (функциональные или украшения)

Крылья, дополнительные ноги, щупальца, детали панциря — энергичный охват разных областей человеческой деятельности, уверенность в себе, самовосхваление с неделикатным, неразборчивым притеснением окружающих либо любознательность, соучастие в как можно большем количестве мероприятий, завоевание себе места под солнцем, увлеченность своей деятельностью, смелость предприятий.

Перья, бантики, завитушки, кудри — демонстративность, склонность обращать на себя внимание, манерность.

Хвосты — отношение к собственным действиям и решениям, размышлениям, выводам, к своей вербальной продукции. Хвосты вправо — отношение к своим действиям и поступкам (поведению).

Хвосты влево — отношение к своим мыслям, решениям, пропущенному моменту собственной нерешительности. Хвост вверх — уверенная, положительная оценка отношения. Хвост, падающий вниз, — недовольство собой, подавленность, сожаление, сомнение по собственному поводу, раскаяние и т. п.

4. Общая энергия. Оценивается количеством изображенных деталей

Необходимое количество деталей, чтобы дать представление о придуманном животном (тело, голова, конечности, хвост и т. д.), — экономия энергии, астенизированность.

Не только необходимые, но и усложняющие конструкцию дополнительные детали, — высокая энергия.

5. Тематический аспект рисунков

Тематически животные делятся на угрожающие, угрожаемые и нейтральные. Это соотносится с собственной персоной, своим Я, представлением о своем положении в мире, защищенности — беззащитности, способности опекать — потребности в заботе, дружелюбности — агрессивности и т. д.

Уподобление животного человеку, начиная с постановки животного в положение прямохождения (на две лапы вместо четырех, в человеческой

одежде) и кончая похожестью морды на лицо, конечностей на ноги и руки — инфантилизм и эмоциональная незрелость.

Механизм этого сходен с аллегорическим значением животных и их характером в сказках и притчах. Но это не следует путать с наделением животного разумом и признаками человеческих взаимоотношений к себе подобными, что, напротив, является одним из признаков неформального отношения к обследованию и, следовательно, хорошей проекции.

Акцентировка признаков пола изображение вымени, сосков, груди (при человекоподобной фигуре) — фиксация на сексуальных проблемах.

Рисунок одного с собой пола — хорошая идентификация со своей сексуальной ролью; обратный случай — нарушения этой идентификации.

6. Необычные детали. Резкое и необычное «вмонтирование» механических частей в тело животного

Постановка животного на постамент, тракторные гусеницы, прикрепление к голове пропеллера, «вмонтирование» в тело проводов, электроламп и т. п. — у больных шизофренией и глубоких шизоидов (если не продиктовано установкой на особую оригинальность).

7. Творческие возможности. Сочетание элементов фигуры

Форма «готового», существующего животного, к которому лишь приделывают также «готовые детали», чтобы существующее животное стало несуществующим, — банальность, отсутствие творческого начала.

Построение фигуры из элементов, а не из «заготовок» — оригинальность.

8. Название

Рациональное содержание смысловых частей (летающий заяц, бегакот, мухожор) — рациональность, конкретная установка при ориентировке и адаптации.

Словообразование с «книжно-научным», иногда с латинским суффиксом или окончанием (реталетус, наплиолярия) — демонстративность, направленная, главным образом, на подчеркивание своего разума, эрудиции.

Названия поверхностно-звуковые, без всякого осмысления (грягэкр, лалио) — легкомысленность в отношении к окружающему, неумение учитывать сигналы опасности, аффективные критерии в основе мышления, перевес эстетических элементов над рациональными.

Иронически-юмористические названия (ринурочка, пельмеш) — иронически-снисходительное отношение к окружающим.

Названия с повторяющимися элементами (тру-тру, кус-кус) — инфантильность.

Непомерно удлиненные названия — склонность к фантазированию (чаше защитного порядка).

— Беседа

Рисование животного завершается беседой-опросом. Выясняют происхождение, пол, возраст, габариты, уточняют предназначение необычных органов, а также органов, носящих агрессивный характер. Выясняют способ добывания пищи (плотоядное или нет), взаимоотношение с сородичами и их наличие, способ обзаведения потомством (брачные отношения), характер поведения в опасных ситуациях, борьбы с врагами или с жертвами.

Если ребенок не готов к ответам на эти вопросы, можно попросить его описать «один день из жизни животного», задавая по ходу нужные вопросы. Одним из индикаторов силы неосознанной идентификации с образом животного является его принятие либо отвержение испытуемым. Это особенно проявляется в ситуации затрудненного контакта. Ребенок тем тесней идентифицируется с образом, чем выше его оценивает. Однако степень идентификации и отражение ситуации на рисунке не тождественны.

Так, во время интерпретирующей беседы (подачи психологической обратной связи ребенку) можно столкнуться с отвержением в рисунке ряда черт собственной личности (агрессивность, подозрительность, враждебность).

Таким образом, прицельное выяснение степени принятия или отвержения испытуемым различных особенностей или нечто образа в целом создаст возможность выяснить степень идентификации, а также предположить наличие и определить характер отвергаемых (вытесненных из сознания) черт личности.

— Общее впечатление

Существует разделяемое большинством специалистов по проективному рисунку мнение, что интерпретация должна начинаться с осознания общего впечатления от рисунка: переживания эмоционального тона и целостности содержащегося в нем сообщения. Это интуитивный эмпатический процесс, приходящий только с опытом. Психотехника вживания состоит в том, чтобы позволить свободно войти в сознание первому впечатлению, не мешая ему какими-либо предпосылками со стороны интеллекта. Это первое впечатление позволяет получить первичное понимание индивидуальных эмоциональных реакции ребенка, степени его эмоциональной зрелости, наличия или недостатка внутреннего баланса. Первое впечатление является той целостностью, из которой психолог исходит, приступая к интерпретации, и к которой должен вернуться, пройдя этап анализа деталей изображения. Любые отклонения и противоречия в толковании частного признака с целостным впечатлением должны быть специально проанализированы с учетом того, что приоритет всегда за общим впечатлением. Важное правило интерпретации — все приведенные толкования частных признаков имеют ценность только как одна из более доступных форм осознания и конкретизации общего целостного впечатления как форм его вербализации. Устойчивость общего впечатления может проявляться при повторном выполнении рисунка одним и тем же ребенком. Общим здесь является ощущение ригидности, неподвижности, тяжести изображения. Это, скорее, изображение статуй, а не животных существ. Такой рисунок может принадлежать личности, характеризующейся ригидностью эмоциональных установок, аффектов либо с признаком эмоциональной отчужденности, трудностями контактов, либо с сильной склонностью к вытеснению глубинного аффективного комплекса. То, что в общем впечатлении присутствуют отрицательные, чем положительные эмоции, свидетельствует о некотором снижении фона настроения ребенка.

Основной трудностью при истолковании рисунка является многозначность отдельных деталей и признаков. Опора па общее впечатление помогает сделать правильный вывод при многозначности отдельного признака. Так, расположение рисунка по вертикали листа соответствует норме, а «депрессивные» рисунки тяготеют к нижнему краю листа, что может создавать противоречивое впечатление о снижении фона настроения рисунка. В этом случае противоречие должно быть отнесено к собственно внутриличностным противоречиям ребенка. Оно может отражать борьбу сильных ригидных установок на достижение успеха с ситуативно обусловленным снижением настроения, сочетающимся с фрустрацией временной перспективы.

Величина рисунка и зависимости от характера контура, графики, эмоционального фона и т. д. может говорить либо о тенденциях к самораспространению, о преобладании эгоцентричных установок, либо о нарушении контроля над интенсивностью аффективных проявлений или

гипертимии (гипомании) и т. д. Кроме обязательного подчинения толкования отдельных деталей общему впечатлению важным способом сузить значение символа является сознательный выбор надлежащего контекста интерпретации. Так, при наличии в рисунке панциря, шипов, чешуи и т. п.

при интерпретации на первый план выступает контекст самозащиты, задаваемый оппозицией уязвимость — защищенность, а не характер уровня притязаний, связанный с расположением по вертикали. Эвристической опорой в обоих примерах служит употребимость указанных аспектов рисунка в повседневной речевой метафорике («высокая самооценка», «высокие цели» или «человек в панцире»).

Правильный выбор контекста в работе с рисунком позволяет расширить содержательно его интерпретацию. Количество возможных интерпретационных контекстов во многом зависит от фантазии и внутренней подвижности экспериментатора. Однако здесь же кроется и опасность обратной проекции собственных личностных черт экспериментатора на материал рисунка.

Для оценки агрессивности ребенка и других видов нарушений поведения можно использовать таблицу.

Таблица: Симптомокомплексы теста «Несуществующее животное»

Симптомо-комплексы

Особенности рисунка

Балл

Тревожность

1. Сильный нажим 2. Прерывистая, «нащупываемая» линия 3. Исправления, стирания (многочисленные) 4. Ограничение пространства 5. Прорисовка радужки глаза 6. Маленький рисунок 7. Более одной головы 8. Защитные приспособления (шипы, иглы, панцирь, рога) 9. «Защитные» названия 10. «Оригинальное питание» 11. Оригинальный способ защиты или бегство при нападении 12. Одинаковое животное 13. «Избыточная» информация в рисунке животных, фон 14. Ночное животное 15. Другие признаки

0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1

Истощение

1. Слабый нажим, ослабление нажима к концу линии 2. Слабое соединение линий между собой 3. Незавершенность рисунка 4. Бедность деталей 5. Голова животного опущена 6. Хвост животного тонкий, опущенный 7. Банальность изображения 8. Глаза животного закрыты, животное плачет

0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1

9. Маленький рисунок 10. Рисунок в самом низу листа 11. Животное подчиненное 12. При нападении животное прячется 13. Открытый беззубый рот 14. Отсутствие названия 15. Другие признаки

0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1

Агрессия

1. Сильная уверенная линия рисунка 2. Неаккуратность рисунка 3. Большое количество острых углов 4. Верхнее размещение углов 5. Крупное изображение 6. Голова обращена вправо или анфас 7. Хвост поднят вверх, пышный 8. Угрожающее выражение 9. Угрожающая поза 10. Наличие орудия нападения (зубы, когти, рога) 11. Хищник 12. Вожак или одинокий 13. При нападении дерется насмерть или всех убивает, дерется традиционными способами (зубы, когти, рога, хобот и т. д.) 14. Ночное животное 15. Другие признаки

0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1, 2 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1 0, 1

Диагностика агрессивного поведения

Название: Методика рисунок несуществующего животного «Рисунок несуществующего животного»

Цель: оценить уровень агрессивного поведения ребенка подтвердить результаты, полученные из наблюдения.

Инструкция: придумай и нарисуй несуществующее животное и назови его несуществующим именем.

Оборудование: простой карандаш средней твердости; стандартный белый лист бумаги, но не глянцевой.

Интерпретация: для оценки агрессивности детей использовалась выше представленная таблица.

Результаты исследования далее: (См. Приложение)

Результаты оценивания детских рисунков показали что:

— детей набрали — 18- 26 баллов, высокий уровень агрессии;

— детей набрали — 11 -15 баллов, низкий уровень агрессии;

— Рисункам детей с высоким уровнем агрессии присуще: крупное изображение, сильная, уверенная линия рисунка, наличие орудий нападения (зубы, когти, рога и т. д.), изображение двоих животных (См. Приложение).

Все эти элементы являются признаками враждебности, повышенной тревожности, спонтанному возникновению агрессии, эмоционально неустойчивому состоянию детей.

На рисунках детей с низким уровнем агрессии нет животных с угрожающим выражением лица, хищников или нападающих животных, отсутствуют символы прямой агрессии такие, как зубы, клюв, когти и т. д. (См. Приложение).

Эти рисунки отличаются уверенными, стыкующимися линиями, округлыми формами, что означает самоконтроль, дружелюбие, защитный характер агрессии.

Сравнив полученные результаты наблюдения и методики «Рисунок несуществующего животного» можно сказать, что результаты во многом совпали, но есть и расхождения. Это можно объяснить тем, что наблюдение дает общую картину поведения детей в группе, а методика «Рисунок несуществующего животного» позволяет увидеть внутреннее состояние ребенка, то, как он сам относится к окружающему его миру. Но результаты методики несут в себе большую ценность для исследования.

Вывод

Анализ результатов диагностики показал, что наличие агрессивного поведения присутствует в жизни каждого ребенка. Но у одних детей агрессивное поведение носит пассивно-защитный характер, а у других детей активный, ярко выраженный. Но любое агрессивное поведение можно предотвратить, или уменьшить частоту его проявлений путем научения детей конструктивным способам выражения агрессии, изменением психосоматического состояния в ситуации проявления гнева. Все это осуществляется в процессе проведения коррекционных упражнений с детьми.

Проведения коррекционных упражнений с детьми позволили сделать следующие выводы: дети с агрессивным поведением стали более спокойными, уступчивыми. Во время конфликтов не прибегали к недопустимым в обществе формам проявления гнева (то есть не ломали мебель, не били и не кусали детей).

Стали более вежливыми, уменьшились пререкания на замечание воспитателя. Некоторые агрессивные дети активно играли в сюжетно-ролевые игры, в случае возникновения конфликта сами разрешали его. Часто дети после занятий проигрывали упражнения «Штурм крепости», «Выбиваем пыль» и т.д. В частности Кирилл К.стал много рисовать, на вопрос воспитателя, что ты рисуешь, отвечал: «Я рисую свою злость, чтобы не причинять ее другим».

Таким образом, можно сказать, что дети научились системе управления своей агрессией, хотя это только механический, то есть управление агрессией еще не стало внутренним процессом ребенка. Для этого нужна более длительная работа не только с детьми, но и с родителями. Так как механизмом становления агрессии в первую очередь, является семья.

В связи с этим мы наметили дальнейшие перспективы работы с агрессивными детьми.

Одной из важных перспектив является работа с их родителями:

— Знакомство с семьями агрессивных детей. Выяснение причин агрессивности ребенка у родителей.

— Консультации с родителями.

— Анкетирование родителей.

— Проведения психологической работы с родителями.

Исходя из результатов, полученных в ходе контрольного эксперимента, были даны рекомендации родителям и воспитателям агрессивных детей.

Цель: изменить установку родителей на своего ребенка; объяснить родителям механизм появления гнева, а так же агрессивности как эмоционального нарушения.

Приложение 4

Рисуночные тесты «Дом — дерево — человек»

«ДОМ»

Дом старый, развалившийся — иногда выражение отношения к самому себе.

Дом вдали — чувство отвергнутости (отверженности).

Дом вблизи — открытость, доступность и (или) чувство теплоты и гостеприимности.

План дома (проекция сверху) вместо самого дома — серьезный конфликт.

Разные постройки — агрессия против фактического хозяина дома.

Ставни закрыты — стремление приспособиться в интерперсональных отношениях.

Ступеньки, ведущие в глухую стену (без дверей), — конфликтная ситуация, вредящая правильной оценке реальности; неприступность субъекта, хотя он сам может страстно желать свободного сердечного общения.

Задняя стена, изображенная с другой стороны, т. е. необычно — сознательные попытки самоконтроля, приспособление к конвенциям, но вместе с тем и сильные враждебные тенденции.

Контур задней стены значительно толще (ярче) по сравнению с другими деталями — стремление сохранить (не потерять) контакта с реальностью.

Стена, отсутствие ее основы — слабый контакт с реальностью (если рисунок помещен внизу).

Стена с акцентированным контуром основы — попытка вытеснить конфликтные тенденции, трудности, тревога.

Стена с акцентированным горизонтальным измерением — плохая ориентировка во времени (доминирование прошлого или будущего); возможна сильная чувствительность к давлению среды.

Стена, контуры линии слишком акцентированы — сознательное стремление сохранить контроль.

Стена, одномерная перспектива — всего одна сторона; если это боковая стена — серьезные тенденции к отчуждению и оппозиции.

Прозрачные стены — неосознаваемое влечение, потребность влиять (владеть, организовывать) на ситуацию, насколько это возможно.

Стена с акцентированными вертикальными измерениями — поиск наслаждения прежде всего в фантазиях и меньшее количество контактов с реальностью, чем желательно.

Двери, их отсутствие — трудности при стремлении раскрыться перед другими, особенно в домашнем кругу.

Двери (одни или несколько), задние или боковые — отступление, отрешенность, избегание чего-либо.

Двери (одни или несколько) парадные — первый признак откровенности, достижимости.

Двери открытые, в жилом доме — сильная потребность к теплу извне или стремление демонстрировать доступность (откровенность).

Двери боковые (одна или несколько) — отчуждение, уединение, избегание реальности; значительная неприступность.

Двери очень большие — чрезмерная зависимость от других или стремление удивить своей социальной коммуникабельностью.

Двери очень маленькие — нежелание впускать в свое «Я»; чувство несоответствия, неадекватности и нерешительности в социальных ситуациях.

Двери с огромным замком — враждебность, мнительность, скрытность, защитные тенденции.

Дым очень густой — значительное внутреннее напряжение (интенсивность по густоте дыма).

Дым тоненькой струйкой — чувство недостатка эмоциональной теплоты дома.

Окна — первый этаж нарисован в конце — отвращение к межличностным отношениям; тенденция ограждения от действительности.

Окна сильно открытые — некоторая развязность и прямолинейность в поведении; множество окон — готовность к контактам; отсутствие занавесок — отсутствие стремления скрывать свои чувства.

Окна сильно закрытые (занавешенные) — озабоченность взаимодействием со средой.

Окна без стекол — враждебность, отчужденность.

Отсутствие окон на первом этаже — враждебность, отчужденность.

Окна отсутствуют на нижнем, но имеются на верхнем этаже — пропасть между реальной жизнью и жизнью в фантазиях.

Крыша — сфера фантазии.

Крыша и труба, сорванные ветром, — символическое выражение чувств независимо от собственной силы воли.

Крыша, жирный контур, не свойственный всему рисунку, — фиксация на фантазиях как источнике удовольствий, обычно сопровождаемая тревогой.

Крыша, тонкий контур края — переживание ослабления контроля фантазии.

Крыша, толстый контур края — чрезмерная озабоченность контролем над фантазией (ее обузданием).

Крыша, плохо сочетаемая с нижним этажом, — плохая личностная организация.

Карниз крыши, его акцентирование ярким контуром или продлением за стены — усиленно защитная (обычно с мнительностью) установка.

Комната — ассоциация в связи с человеком, проживающим; в комнате; межличностными отношениями в комнате; предназначением этой комнаты (реальным или приписываемым ей); ассоциации позитивной или негативной эмоциональной окраски.

Комната, не поместившаяся на листе, — нежелание изображать комнату из-за неприятных ассоциаций с ней или с ее жильцом.

Комната верхняя дальняя — незначительная тенденция к отчуждению.

Комната ближайшая — мнительность.

Ванна — санитарная функция; при значимой манере изображения ванны — нарушение этих функций.

Отсутствие трубы — нехватка психологической теплоты дома.

Труба почти невидима (спрятана) — нежелание иметь дело с эмоциональными воздействиями.

Водосточные трубы — усиленная защита и мнительность.

Водопроводные трубы (или водосточные с крыши) — усиленные защитные установки (и обычно повышенная мнительность)

Дополнительные, обрамляющие рисунок элементы

Прозрачный стеклянный ящик — боязнь выставить себя всем на обозрение.

Деревья — символизируют различные лица; если деревья как будто прячут дом — сильная потребность зависимости при доминировании родителей.

Кусты — символизируют людей; если кусты тесно окружают дом — сильное желание оградить себя защитными барьерами.

Кусты хаотично разбросаны по пространству или по обе стороны дорожки — незначительная тревога в рамках реальности и сознательное стремление контролировать ее.

Дорожка, хорошие пропорции, легко нарисована — в контактах с другими такт и самоконтроль.

Дорожка очень длинная — уменьшенная доступность, часто сопровождаемая потребностью более адекватной социализации.

Дорожка очень широкая в начале и сильно сужающаяся у дома — попытка замаскировать желание быть одиноким, сочетающаяся с поверхностным дружелюбием.

Солнце — символ авторитарной фигуры, источник тепла и силы.

Погода (какая погода изображена) — связанные со средой переживания; чем хуже, неприятнее погода, тем вероятнее восприятие среды как враждебной, сковывающей.

Цвет (конвенциональное, обычное его использование): зеленый — для крыши, коричневый — для стен; желтый — только для изображения света внутри дома (ночь или ее приближение) — среда враждебна; действия должны быть скрыты от посторонних глаз.

Количество используемых цветов. Хорошо адаптированный, застенчивый и эмоционально необделенный субъект обычно использует не менее двух или не больше пяти цветов. Раскрашивающий дом семью — восемью цветами — очень лабильный. Использующий всего один цвет — боится эмоционального возбуждения.

Выбор цвета. Чем дольше, неувереннее и тяжелее подбирает цвета, тем больше вероятность личностных нарушений.

Цвет черный — застенчивость, пугливость.

Цвет зеленый — потребность иметь чувство безопасности, оградить себя от опасности; не столь важно при использовании зеленого цвета для ветвей дерева или крыши дома.

Цвет оранжевый — комбинация чувствительности и враждебности.

цвет пурпурный — сильная потребность власти.

Цвет красный — наибольшая чувствительность; потребность теплоты от окружения.

Цвет, штриховка 3/4 листа — нехватка контроля над выражением эмоций.

Штриховка, выходящая за пределы рисунка, — тенденция к импульсивному ответу на дополнительную стимуляцию.

Цвет желтый — сильные признаки враждебности.

Общий вид. Помещение рисунка на краю листа — генерализованное чувство неуверенности, опасности; часто связано:

— правая сторона — будущее, левая — прошлое;

— с предназначением комнаты или с постоянным ее жильцом;

— левая сторона — эмоциональные, правая — интеллектуальные переживания.

Перспектива: взгляд снизу вверх — чувство отверженности, отстраненности, непризнанности дома; потребность в домашнем очаге, которая считается недоступной, недостижимой.

Перспектива: изображение вдали — желание отойти от конвенционального общества; чувство изоляции, отверженности; явное стремление отграничиться от окружения.

Перспектива: признаки потери перспективы (правильно нарисован один конец дома, но в другом вертикальная линия крыши и стены —

неумение изображать глубину) — начинающиеся сложности интегрирования; вертикальная боковая линия справа — страх перед будущим; линия слева — желание забыть прошлое.

Перспектива тройная (трехмерная, четыре отдельные стены, из которых даже двух нет в том же плане) — чрезмерная озабоченность мнением окружающих о себе; стремление иметь в виду (узнать) все связи, даже незначительные, все черты.