Досудебное соглашение о сотрудничестве

Дипломная работа

Актуальность темы исследования заключается в том, что большинство приговоров выносится на основании норм гл. 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федераци (далее — УПКРФ) в особом порядке принятия судебного решения, при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, а также при особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 40.1 УПК РФ).

В обоих случаях приговор по делу выносится без исследования доказательств, а вывод суда о виновности подсудимого основан только на его собственном признании. Поэтому предлагаемое в законопроекте правило неопровержимой внутриотраслевой преюдиции приговоров не должно распространяться на приговоры, постановленные в особом порядке.

Положения ст. 90 УПК РФ стали предметом рассмотрения КС РФ, который в Постановлении от 21 декабря 2011 г. N 30-П, несмотря на признание ст. 90 УПК РФ соответствующей Основному Закону, высказал ряд новых подходов к проблеме преюдиции.

Во-первых, преюдициальная сила вступившего в законную силу судебного акта может быть преодолена в процедуре, предполагающей обязательное наличие судебного контроля.

Во-вторых, одним из способов преодоления преюдиции выступает судебный порядок пересмотра решения (по вновь открывшимся обстоятельствам) на основании приговора с последующей отменой неправосудного судебного решения.

Вместе с тем осталась неуточненной правовая позиция КС РФ относительного того, является судебный порядок преодоления преюдиции единственно допустимым или возможно преодоление преюдиции во внесудебном (административном) порядке при обеспечении судебного контроля за данной процедурой.

Таким образом, в современных условиях представляется очевидной разработка нового подхода к правовому регулированию института преюдиции в уголовном процессе, исключающего какое-либо ограничение самостоятельности органов предварительного расследования и в любом случае исключающего ограничение правомочия суда первой инстанции осуществлять судебную проверку содержания всех доказательств по уголовному делу независимо от их форм и источников.

Резюмируя вышесказанное, следует отметить, что отсутствие единой, продуманной, взвешенной и научно обоснованной национальной концепции отечественного уголовного судопроизводства негативно сказывается как на качестве УПК РФ, так и на всей уголовно-процессуальной деятельности.

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в процессе согласования позиций различных участников уголовного процесса при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

6 стр., 2989 слов

Маркетинговые исследования в гостиничном бизнесе

... бизнеса; — причины возникновения проблем и эффективные пути их решения; — рынок потенциальных потребителей услуг; — новые услуги, в которых испытывают потребность клиенты, и т. д. Кроме того, исследования ... фирмы, с которыми работает гостиничное предприятие. Среди них — ... в информации и разрабатывают маркетинговые информационные системы. Маркетинговая информационная система Хорошая маркетинговая система ...

Предметом исследования являются правовые нормы, регулирующие институт досудебного соглашения о сотрудничестве.

Цель работы — исследовать институт досудебного соглашения о сотрудничестве по национальному законодательству Российской Федерации.

Поставленная цель обусловила следующие задачи:

  • Изучить понятие, правовую природу досудебного соглашения о сотрудничестве по УПК РФ;

.Рассмотреть историю становления института досудебного соглашения о сотрудничестве в отечественном уголовном процессе;

.Дать общую характеристику формам зарубежного опыта применения сделки о признании вины;

.Рассмотреть основания, условия и порядок заключения досудебного соглашения по УПК РФ;

.Изучить особенности производства предварительного следствия по уголовному делу с досудебным соглашением;

.Охарактеризовать действия прокурора при направлении уголовного дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, для рассмотрения в суде;

.Определить основания применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве;

.Рассмотреть порядок проведения судебного заседание в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве;

.Исследовать вопросы постановления приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

Теоретическая значимость работы, состоит в том, что проведено исследование досудебного соглашения о сотрудничестве, а также выявлены проблемы уголовно-процессуального законодательства.

Практическая значимость дипломной работы определяется наличием в ней предложений по совершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства.

Методы, использованные в процессе исследования.

Методологической основой исследования является всеобщий диалектический метод познания, а также общие и частные (специальные) методы исследования: исторический, системный, сравнительно-правовой, структурно-логический.

Теоретическую основу исследования составили крупные научные труды и отдельные публикации таких известных ученых, как: И.С. Алексеев, А.М. Баранов, Л.Ш. Берекашвили, В.П. Божьев, А.Д. Бойков, Д.Н. Бородин, Д.П. Ватман, Ю.П. Гармаев, С.П. Ефимичев, И.А. Зайцева, С.Д. Игнатов, М.В.Игнатьева, БолотовВ.В.,ЕникеевЗ.Д., Шамсутдинов Р.К.,КорнуковаЕ.В., Кудрявцев В.Н.,Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. и др.

18 стр., 8962 слов

Практика досудебного соглашения о сотрудничестве

... общественные отношения, возникающие в связи с ходатайством подозреваемого, обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Предмет исследования составляют уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие Особый порядок при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Целью исследования является комплексный анализ положений института досудебного соглашения о сотрудничестве, ...

Нормативную базу исследования составляют нормы международного права, Конституции РФ, действующего уголовно-процессуального законодательства РФ. В работе использованы положения решений Конституционного Суда РФ, Постановлений Пленумов Верховного Суда РСФСР и РФ.

Структура и объем работы обусловлены целями и задачами исследования. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, девяти параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы.

Глава 1. Понятие и содержание института досудебного соглашения о сотрудничестве, .1 Понятие, правовая природа досудебного соглашения о сотрудничестве по УПК РФ

Не вызывает сомнения то, что такие категории, как «сделка», «договор», «мировое соглашение», могут быть использованы и в публично-правовой сфере. Субъектом договорных отношений может быть государство, не только в гражданско-правовой сфере, но и в уголовно-правовой.

Современные ускоренные формы производства по уголовным делам — сокращенное дознание (гл. 32.1 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACF0B1608770ECE28A1640F09520AC5A91E75F5F6EFF> УПК РФ) и особый порядок судебного разбирательства при согласии лица с предъявленным ему обвинением (гл. 40 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACF0B1608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F36D6AFEEEF> УПК РФ), а также при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 40.1 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACF0B1608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F56465FEE8F> УПК РФ) — получили широчайшее распространение в российской правоприменительной практике.

Количество уголовных дел, рассмотренных судами в особом порядке, приближается к 70%. Только за первое полугодие 2014 г. в особом порядке были рассмотрены уголовные дела в отношении 263 997 лиц; уголовные дела в отношении 2 165 лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, также были рассмотрены в особом порядке.

Институт ускоренного производства развивается в русле современных тенденций дифференциации уголовного судопроизводства, упрощения ряда его форм и процедур.

От того, какие задачи ставятся перед уголовным судопроизводством на том или ином этапе развития общества, зависят те процессуальные формы и процедуры, посредством которых осуществляется уголовно-процессуальная деятельность.

В различные исторические периоды вопросы единства уголовно-процессуальной формы или ее дифференциации разрешались по-разному с учетом потребностей общества на том или ином этапе его развития.

Так, существование ряда упрощенных форм в советском уголовном процессе периода 20 — 30-х гг. XX в. (периода массовых репрессий) было обусловлено в первую очередь необходимостью осуществлять уголовное судопроизводство в массовом порядке, максимально упростить и ускорить производство по уголовным делам в отношении «врагов народа», имеющим политическую подоплеку. Появление упрощенных форм уголовного судопроизводства в годы Великой Отечественной войны было обусловлено потребностями военного времени, необходимостью ужесточения процессуальных норм и правил расследования и разрешения уголовных дел в условиях боевых действий и в тылу.

2 стр., 676 слов

Глава первая «Бизнес в России»

Доля малого бизнеса в ВВП западных стран составляет 80 %, тогда как в России этот показатель равняется лишь 10. СПРАВКА: (Валовой внутренний продукт - рыночная стоимость ... профессионала­ми. Давайте взглянем на цифры. Мы с Вами знаем, что в России всего 10 % людей открывают свой бизнес. Возьмем эти 10 % за 100 %. Согласно ...

Окончание войны, переход общественной жизни на мирные рельсы, прекращение массовых репрессий, некоторая либерализация общества и наступление эпохи хрущевской оттепели обусловили возникновение и нормативное закрепление идеи о единстве уголовно-процессуальной формы (в соответствии с ней производство по различным категориям уголовных дел осуществлялось в едином порядке с соблюдением единых гарантий законности).

Последствиями массовых репрессий по упрощенным схемам уголовного судопроизводства стали многочисленные предложения по усложнению процессуальной формы. В литературе даже отмечалась «некоторая односторонность таких предложений, направленных чаще всего на усложнение в той или иной мере процессуальной формы по мотивам укрепления гарантий законности».

Анализ современных ускоренных форм производства по уголовным делам с точки зрения их соответствия назначению уголовного судопроизводства (как с позиций защиты потерпевших и лиц, подвергаемых уголовному преследованию, регламентированных ст. 6 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACF0B1608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F16C64FEEDF> УПК РФ, так и с позиций обеспечения интересов общества и государства в уголовном судопроизводстве, не нашедших отражения в УПК <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACF0B1608770ECE28A164F0EFF> РФ в качестве задач уголовного судопроизводства) приводит нас к выводу о том, что в условиях сокращенных производств задачи уголовного судопроизводства зачастую не реализуются.

Институты сокращенного дознания и особого порядка судебного разбирательства по трем категориям дел — при сокращенном дознании, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и при согласии с предъявленным обвинением — не обеспечивают в должной мере ни прав и законных интересов обвиняемых и потерпевших, ни интересов общества и государства. Институциональной особенностью всех ускоренных производств в уголовном процессе является отказ от полноценного доказывания. Фактически они представляют собой некое отступление от Конституции <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F4F8ECCD00455F755F9B26FAE4F> РФ, поскольку ч. 1 ст. 49 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F4F8ECCD00455F755F9B26A46C5F41424480A41F75F9F6E5F> Конституции РФ требует, чтобы виновность лица была доказана.

В настоящее время в особом порядке допустимо принятие решения по любым категориям преступлений, включая особо тяжкие (это возможно в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве).

При этом может быть назначено самое строгое наказание. В этом случае возможно назначение наказания свыше 23 лет лишения свободы (2/3 от максимально возможного срока лишения свободы, назначаемого по совокупности приговоров в случае совершения преступления террористического характера и ряда других особо тяжких преступлений (ч. 5 ст. 56 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E71F7F6E4F> УК РФ).

13 стр., 6456 слов

Преступления против свободы, чести и достоинства личности

... уголовно-правовую основу квалификации преступлений против свободы, чести и достоинства личности Цель данной работы - исследование преступлений против свободы, чести и достоинства личности. Задачи курсовой работы: 1. Изучить общую характеристику преступлений против свободы, чести и достоинства личности. 2. Рассмотреть историю ...

По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в первом полугодии 2014 г. в результате сложения наказаний по делам, рассмотренным в особом порядке по правилам глав 40 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACF0B1608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F36D6AFEEEF> и 40.1 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACF0B1608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F56465FEE8F> УПК РФ, в 10 случаях было назначено наказание сроком от 20 до 25 лет лишения свободы.

Фактически лицо, ходатайствующее об особом порядке рассмотрения его дела в порядке главы 40 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACF0B1608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F36D6AFEEEF> УПК РФ, лишается права на полноценное доказывание его вины и на объективное рассмотрение его дела судом. Насколько такой подход обеспечивает защиту прав и законных интересов участников уголовно-процессуальной деятельности и публичные интересы обеспечения законности? Как могут быть достигнуты эти задачи без полноценного, объективного рассмотрения дела независимым и беспристрастным судом?

Определяя пределы возможного упрощения уголовного судопроизводства, на наш взгляд, необходимо исходить из следующего:

. Ускоренные формы уголовного судопроизводства должны соответствовать задачам уголовного судопроизводства, отвечать интересам защиты личности, а также интересам общества, заключающимся в уменьшении социальной напряженности и процессуальной экономии при расследовании и разрешении уголовных дел о преступлениях небольшой и средней тяжести, а также вынесении справедливого обоснованного приговора по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, назначении наказания, соответствующего степени общественной опасности совершенного преступления, личности обвиняемого и иным обстоятельствам дела.

. Чем более тяжкое совершено преступление, чем строже размер возможного наказания за совершенное преступление и серьезнее иные правовые последствия совершенного деяния, тем более весомыми должны быть гарантии прав участников производства по данному уголовному делу. Ускоренные производства не должны умалять либо ограничивать установленные Конституцией <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F4F8ECCD00455F755F9B26FAE4F> РФ и уголовно-процессуальным законом права и свободы граждан, а также их законные интересы (в первую очередь обвиняемого и потерпевшего).

Между тем, к сожалению, до сих пор нередки случаи незаконных методов ведения следствия, «внепроцессуальных» бесед с задержанным в отсутствие защитника с целью склонить его к признанию своей вины и даче показаний, случаи физического и психического насилия над подозреваемыми и обвиняемыми. Не случайно Европейский суд по правам человека признал одной из серьезных проблем российского уголовного судопроизводства отсутствие реального и эффективного механизма расследования пыток и иных незаконных методов ведения следствия («Акулинин и Бабич против России» (2008); «Антипенков против России» (2009); «Антропов против России» (2009); «Барабанщиков против России» (2009); «Белоусов против России» (2008); «Владимир Федоров против России» (2009); «Гладышев против России» (2009); «Денисенко и Богданчиков против России» (2009); «Маслова и Налбандов против России» (2008); «Михеев против России» (2008); «Олег Никитин против России» (2008), «Раззаковпротив России» (2015) и др.).

54 стр., 26653 слов

Разгон Верховного Совета России

... очевидцев событий, следователя распущенной следственной группы, публицистов и комиссии Госдумы РФ, возглавлявшейся коммунистом Татьяной Астраханкиной, приехавшей в Москву из Ржева в конце сентября 1993 года для ... тот момент Конституции 1978 года (с изменениями 1989—1992 годов). 1. Суть конфликта Ссылаясь на невозможность продолжения сотрудничества с законодательной властью, ставшей, по мнению ...

По статистике, только в первом полугодии 2014 г. в России было осуждено 18 человек за фальсификацию доказательств по уголовному делу (ч. 1 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F06564FEE9F> и 2 ст. 303 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F06564FEEBF> УК РФ), из них в 7 случаях такая фальсификация повлекла тяжкие последствия (ч. 2 ст. 303 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F06564FEEBF> УК РФ), 1 236 человек — за заведомо ложный донос (ч. 1 ст. 306 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F06565FEEEF> УК РФ) и 182 человека — за заведомо ложный донос в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 2 ст. 306 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F26C65FEE1F> УК РФ), в 29 случаях заведомо ложный донос был сопряжен с искусственным созданием доказательств обвинения (ч. 3 ст. 306 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F26D6CFEE9F> УК РФ), 326 человек было осуждено за заведомо ложные показания либо заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод (ч. 1 ст. 307 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F26D6CFEECF> УК РФ), а в 12случаях это было сопряжено с обвинением лица в совершении тяжкого преступления (ч. 2 ст. 307 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F36C6CFEEBF> УК РФ), в 11 случаях имели место подкуп свидетеля, потерпевшего в целях дачи ими ложных показаний (ч. 1 ст. 309 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F26D6CFEE0F> УК РФ), в 26 случаях — принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний (ч. 2 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F26D6DFEE8F> — 4 ст. 309 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F36C6DFEEFF> УК РФ).

То есть в первом полугодии 2014 г. было вынесено 1 829 обвинительных приговоров за преступления против правосудия, так или иначе повлиявшие либо способные повлиять на исход уголовного дела, в рамках которого были совершены эти преступления.

В таких условиях имеющий место в ускоренных производствах отказ от полноценного доказывания, особенно по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, представляется нам сомнительным.

. Одним из критериев определения пределов возможного упрощения уголовно-процессуальных форм должна стать возможность в рамках соответствующей процессуальной процедуры (имеется в виду совокупность процессуальных процедур досудебного и судебного производства) установить все обстоятельства, подлежащие доказыванию по данному уголовному делу, а также принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение.

49 стр., 24074 слов

Опека и попечительство над детьми как одна из форм устройства ...

... в сфере опеки и попечительства. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу установления опеки и попечительства над детьми. Предмет исследования составляют правовые нормы, которые регулируют как правоотношения по опекунству и попечительству над несовершеннолетними в ...

. Ускоренные производства не должны влечь за собой негативные последствия в виде осуждения невиновных либо назначения более мягкого наказания, чем того заслуживает лицо, совершившее преступление.

Процессуальная экономия не может превалировать над задачами защиты законных интересов участников уголовного судопроизводства, общества и государства. Справедливое решение по уголовному делу может быть принято, как правило, после объективного и полного его расследования и разрешения судом.

Вот почему дальнейшее расширение ускоренных производств, а также их существование в нынешнем виде представляется нам неприемлемым.

Важнейшими направлениями реформирования ускоренных производств, на наш взгляд, должны являться следующие:

. Существенное усиление процессуальных гарантий участников упрощенных форм уголовного судопроизводства.

Отказываясь от полноценного доказывания по делам, рассматриваемым в особом порядке, законодатель должен компенсировать это высоким уровнем защищенности прав и свобод участников ускоренных производств, усилением их процессуальных гарантий. В качестве таковых следует предусмотреть, например, обязательный допрос подсудимого в судебном заседании, который осуществляется судом. В этом смысле представляют интерес соответствующие нормы УПК Республики Беларусь. Статья 459 УПК РБ устанавливает, что после выяснения председательствующим в судебном заседании у обвиняемого его отношения к предъявленному обвинению обвиняемому предлагается дать показания по поводу предъявленного обвинения. Затем ему могут быть заданы вопросы потерпевшим, гражданским истцом, их представителями, защитником, гражданским ответчиком, его представителем. Решение в особом порядке может быть принято только в том случае, если оно никем не оспаривается и не вызывает у суда сомнений.

. Досудебное соглашение о сотрудничестве не может заключаться по делам о любых преступлениях, предусмотренных Особенной частью <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F1696FFEE9F> УК РФ. Это противоречит не только замыслу законодателя, предполагавшему в качестве цели данного института в первую очередь защиту публичного интереса в раскрытии и расследовании сложных уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, но и здравому смыслу.

В первом полугодии 2014 г. было заключено 2 165 досудебных соглашений о сотрудничестве. Из них 569 — по делам о преступлениях небольшой тяжести, что составляет 26,2%. При этом в 77 случаях досудебное соглашение заключено по делам о злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей и родителей (ст. 157 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F16464FEEEF> УК РФ), в 12 случаях — по делам об умышленном причинении легкого вреда здоровью и побоях (ст. 115 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F16A6DFEEAF> и 116 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F16A6DFEEDF> УК РФ), а в 21 случае досудебное соглашение заключено с лицами, совершившими преступление по неосторожности.

30 стр., 14653 слов

Примирение сторон в уголовном судопроизводстве

... обязательному прекращению на основании примирения сторон, также существует много вопросов, по поводу порядка их возбуждения, правового статуса и процессуального положения потерпевшего (частного обвинителя) и подсудимого. Научное исследование проблемы примирения сторон в уголовном ...

Необходимо определить конкретный перечень составов преступлений, при расследовании которых заключение досудебного соглашения о сотрудничестве в наибольшей степени отвечает публичным интересам. На наш взгляд, в первую очередь к ним должны быть отнесены преступления террористической направленности, преступления в сфере незаконного оборота оружия и наркотических средств, торговля людьми, бандитизм, ряд преступлений экономического характера (в том числе легализация денежных средств, добытых преступным путем) и преступлений, посягающих на конституционный строй России, а также преступления, совершенные организованными группами и организованными преступными сообществами.

. Важнейшей гарантией соблюдения прав участников особого производства, предусмотренного гл. 40.2 УПК <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACF0B1608770ECE28A164F0EFF> РФ, может стать введение судебного контроля за заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, который может осуществляться по правилам ст. 125 <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACF0B1608770ECE28A1640F09520AC5A91E74F1656BFEECF> УПК РФ.

. Суд должен иметь возможность по собственной инициативе отказать в удовлетворении ходатайства об особом порядке судебного разбирательства и рассмотреть дело в общем порядке даже при соблюдении всех процессуальных условий, необходимых для принятия решения в особом порядке и при наличии внутреннего убеждения в доказанности обвинения. Это могут быть случаи, когда публичный интерес требует более строгого наказания лица, совершившего преступление, чем предусмотрено в особом порядке, даже если потерпевший согласен с назначением виновному менее строгого наказания, не превышающего 2/3 от максимального срока и размера наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи УК <consultantplus://offline/ref=20E6A818AC450DC025C29ADFEDF01282F7F9EACE021608770ECE28A164F0EFF> РФ.

В целом, несмотря на ряд существенных различий, уголовно-процессуальные институты, допускающие элементы договора, согласования позиций сторон составляют один понятийный ряд, восходящий к категории «соглашение» или сделка, т.е. правомерное юридическое действие, специально направленное на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей у ее участников.

Я считаю, что понятие «сделка» имеет универсальное значение и для публично-правовых отраслей права, включая уголовно-процессуальную и уголовно-правовую. На мой взгляд, гражданско-правовая категория «сделка», как и ее процессуальная проекция в виде «мирового соглашения», пусть и с рядом ограничений, действительна в уголовно-процессуальной сфере.

Цель сделки порождать состоит в том, чтобы порождать права и обязанности сторон путем согласования ими своих интересов и выработки взаимоприемлемых условий. Правопорождающая суть сделки-соглашения проистекает из признания равенства прав контрагентов и их свободы воли, в состязательном процессе мы вполне можем нащупать почву для этого.

9 стр., 4371 слов

Сотрудничество Международного валютного фонда с Россией

... и группа Всемирного банка (ВБ), организованные на основе Бреттонвудского соглашения стран-участниц международной конференции. 2.1 Политика сотрудничества России с Международным валютным фондом и группой Всемирного банка В условиях ... агентов валютного контроля не может составлять менее семи рабочих дней со дня подачи запроса; выдавать предписания об устранении выявленных нарушений актов ...

Как справедливо было замечено, любое соглашение — это взаимное добровольное волеизъявление, которое влечет определенные блага для обеих сторон соглашения. Согласно существующему в теории права представлению правовой договор (как сделка, соглашение) является юридическим фактом, с которым связываются возникновение, изменение и прекращение правовых отношений, урегулированных нормами права. С момента заключения сделки, права и обязанности сторон вытекают уже непосредственно из договорного обязательства. Сделка представляет собой юридический факт, порождающий, изменяющий прекращающий правовые отношения.

В уголовном процессе это, конечно, не совсем так. Заключение соглашения на условиях, которые выработали стороны, есть юридический факт, который порождает систему материально- и процессуально-правовых отношений между государством и обвиняемым/стороной защиты. Тем не менеея считаю, что можно использовать общую модель «сделка-договор» для объяснения природы анализируемого нами уголовно-процессуального института. Так, определение досудебного соглашения о сотрудничество, даваемое в п. 61 ст. 5 <consultantplus://offline/ref=9C2916E00B129B8D4CCCA955C012D937AAFBA8D353BC660BF389364F1DEADA68FF874A996DFD0C1DI7G0G> УПК РФ, близко к понятию мировая сделка.

На мой взгляд, такой ход оправдан при допущении того, что состязательность, равноправие сторон едины как для гражданского, так и уголовного судопроизводства, что вытекает из ст. ст. 46 <consultantplus://offline/ref=9C2916E00B129B8D4CCCA955C012D937A9F2A9D150E23109A2DC384A15BA9278B1C247986CFEI0GCG>, 49 <consultantplus://offline/ref=9C2916E00B129B8D4CCCA955C012D937A9F2A9D150E23109A2DC384A15BA9278B1C247986CF1I0GCG>, 123 <consultantplus://offline/ref=9C2916E00B129B8D4CCCA955C012D937A9F2A9D150E23109A2DC384A15BA9278B1C2479868FAI0GDG> Конституции России. Л.Я. Таубер писал по этому поводу: «Одно из двух: либо обвинительный уголовный процесс имеет лишь внешнее сходство с состязательным гражданским процессом, по существу же и тот и другой представляют явления различного порядка, либо господствующая теория неверна и неприменима к уголовному судопроизводству и гражданскому судопроизводству». Научная же методология, по его словам, требует сведения сходных явлений к одной и той же причине или принципу, пока не будет доказано, что такой причины или принципа найти нельзя. Возражения сторонников дуалистического объяснения роли сторон в обоих процессах против применимости состязательного начала в уголовном судопроизводстве едва ли убедительны.

Как писал Л.Я. Таубер, всякая мировая сделка является актом распоряжения материальными правами со стороны истца или ответчика. Он настаивал на том, что вопрос о возможности мировой сделки не есть следствие состязательного начала, он зависит от свойства тех материальных прав, о которых идет спор, и от тех материальных прав, о которых идет спор, и от качества спорящих. Противоположной точки зрения по этому поводу придерживались многие другие авторы, но нам кажется, что их возражения не могут устоять против такого довода, выставляемого Л.Я. Таубером. Он указывал на то, что в уголовном процессе охрана публичного интереса совмещается с соблюдением nemojudexsineactore и пр. благодаря тому, что в уголовных делах истцом является обыкновенно не частный человек как таковой, а постоянное государственное установление (прокурор, полиция) или отдельный гражданин, которому закон делегирует осуществление принадлежащего государству уголовного иска (общественный обвинитель).

Таким образом, дело не в природе защищаемого процессуальным механизмом материального права, а в более общей правовой паремии, обнимающей как область частного, так и область публичного права: именно с тем положением, что каждый может самостоятельно распоряжаться лишь своими, а не чужими правами. Ясно, что если право наказания принадлежит государству, им не может в процессе распоряжаться потерпевший.

Распоряжение правом на обвинение (уголовный иск), предметом которого являются не частные, а публичные права, может быть предоставлено их субъекту. Прокурор как представитель государства может быть признан субъектом права на обвинение (публичный уголовный иск) и, соответственно, он по закону является субъектом права на заключение досудебного соглашения с обвиняемым, но также и прекращение соглашения.

С моей точки зрения, досудебное соглашение о сотрудничестве — это процессуальная сделка, порождающая материально-правовые последствия. «Мировое соглашение есть гражданско-правовая сделка, т.е. порождающее гражданско-правовые последствия взаимное волеизъявление сторон, направленное на установление, изменение или прекращение гражданско-правовых отношений». Соглашение о сотрудничестве есть уголовно-процессуальная сделка, взаимное волеизъявлении сторон в деле, направленное на установление взаимных обязательств, в том числе материально-правового характера, между государством (в лице стороны обвинения) и обвиняемым. Поэтому прав Ю.К. Орлов, делая вывод: «Таким образом, мы видим, что особый порядок судопроизводства по УПК <consultantplus://offline/ref=9C2916E00B129B8D4CCCA955C012D937AAFBA8D353BC660BF389364F1DIEGAG> обладает всеми признаками сделки. И не нужно бояться называть вещи своими именами». Признаки сделки, приводимые Ю.К. Орловым: добровольность, она заключается только по желанию сторон; при сделке каждая из сторон получает какую-то выгоду.

Сделка — это не акт одностороннего волеизъявления. Поэтому правильно некоторые авторы указывают на то, что напрасно в УПК <consultantplus://offline/ref=9C2916E00B129B8D4CCCA955C012D937AAFBA8D353BC660BF389364F1DIEGAG> РФ не прописаны обязательства органа следствия и прокурора, которые могут стать предметом соглашения, а в конечном итоге (в случае невыполнения) основанием для ответственности государства (т.е. порождать право на реабилитацию), при выполнении обвиняемым условий соглашения прокурор может только просить суд о применении к нему соответствующих поощрительных мер уголовно-правового характер, сторона обвинения может произвольно толковать в свою пользу результаты соглашения и пр.

УПК <consultantplus://offline/ref=9C2916E00B129B8D4CCCA955C012D937AAFBA8D353BC660BF389364F1DIEGAG> РФ предъявляет определенные требования к сторонам соглашения и выстраиванию иерархии отношений между участниками со стороны обвинения. Недействительной будет сделка, совершенная под принуждением. Гарантией от такого принуждения является обязательное участие защитника в процедуре заключения соглашения о сотрудничестве. Другими гарантиями выступают судебный контроль, судебный надзор и ведомственный контроль за исполнением соглашения сторонами.

Важнейшим признаком сделки является ее правомерный характер. Я в полной мере признаю необходимость наличия этого свойства у досудебного соглашения о сотрудничестве. Суд обязан отказать в признании результатов заключения соглашения юридически значимыми или даже противоречащими законности и справедливости. Гарантией того, что соглашение не будет использовано против общества, государства, личности является участие в качестве одной из сторон соглашения прокурора, а также решающая роль суда в принятии окончательного решения по делу. Соглашение сторон по уголовному делу подлежит утверждению судом в форме обвинительного приговора, если только им не будут обнаружены обстоятельства, с которыми уголовный (ч. 2 ст. 62 <consultantplus://offline/ref=9C2916E00B129B8D4CCCA955C012D937AAF8ADD758BD660BF389364F1DEADA68FF874A996DFA071DI7G3G> УК РФ) или уголовно-процессуальный закон устанавливает невозможность вынесения такового.

В отличие от гражданско-правовых отношений, которые могут быть двусторонними, в сфере уголовного судопроизводства, третьим субъектом выступает суд. Таким образом, судебное участие всегда будет необходимым условием действительности соглашения о сотрудничестве обвинения с обвиняемым. Выполнение обвиняемым своих обязательств по соглашению и выполнение тех действий, которые подпадают под понятие «смягчающее обстоятельство» есть не только процессуальный акт, побуждающий суд к проведению особого порядка, но также акт, порождающий для него обязанность применить уголовно-правовые нормы, смягчающие или полностью освобождающие подсудимого от наказания. Судебная форма придания соглашению сторон общеобязательного статуса является завершающим моментом в оформлении фактически сложившихся правовых отношений между обвиняемым и обвинительной властью государства.

1.2 История становления института досудебного соглашения о сотрудничестве в отечественном уголовном процессе

Тенденция к упрощению уголовно-процессуальных процедур получает все большее распространение в правовых системах стран мира. Введение института особого порядка судебного разбирательства (гл. 40 <consultantplus://offline/ref=AC72B35B86CA5B6058DDDAF75D978722D171D1A1CBAA33B480B78E8D8182AD08C31087816C6B1147jAl5G> УПК РФ) стало первым в истории российского уголовного процесса шагом к усилению диспозитивных начал уголовных правоотношений. После того как этот институт доказал свою эффективность, отечественный законодатель продолжил внедрение упрощенных процедур в судебную систему. Федеральным законом <consultantplus://offline/ref=AC72B35B86CA5B6058DDDAF75D978722D87FDAAACBA76EBE88EE828Fj8l6G> от 29 июня 2009 г. N 141-ФЗ УПК РФ был дополнен главой 40.1 <consultantplus://offline/ref=AC72B35B86CA5B6058DDDAF75D978722D171D1A1CBAA33B480B78E8D8182AD08C31087816C6D1848jAl3G>, регламентирующей особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Целесообразность внедрения в уголовный процесс упрощенных форм отмечается в ряде рекомендаций ООН и Совета Европы. Так, в Рекомендации <consultantplus://offline/ref=AC72B35B86CA5B6058DDC1F65A978722D476D1A0C0FA64B6D1E280j8l8G> Комитета министров Совета Европы от 17 сентября 1987 г. N R(87)18 подчеркивается, что «задержки в отправлении уголовного правосудия можно устранить не только благодаря выделению конкретных ресурсов и способам их использования, но и также более четкому установлению приоритетов в проведении уголовной политики с точки зрения как формы, так и существа, в том числе с помощью упрощения обычных судебных процедур».

В 2005 г. на Одиннадцатом конгрессе ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию важнейшим условием эффективного управления системой уголовного правосудия было признано создание системы реституционного правосудия и исключение из систем обычного судебного разбирательства максимального количества дел.

Идея внедрения упрощенных судебных процедур активно поддерживается практиками, поскольку их применение позволяет значительно сэкономить силы, средства и время, необходимые для достижения целей уголовного судопроизводства. Однако сокращение сроков уголовного процесса, как правило, пагубно сказывается на качестве расследования и рассмотрения уголовных дел с точки зрения соблюдения гарантированных Конституцией <consultantplus://offline/ref=AC72B35B86CA5B6058DDDAF75D978722D27FD4ACC0FA64B6D1E280j8l8G> Российской Федерации принципов. Так, широкое применение особого порядка судебного разбирательства привело к тому, что судьи все чаще умышленно не принимают во внимание существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные органами предварительного расследования при производстве по уголовному делу, поступившему в суд с ходатайством о его рассмотрении в порядке гл. 40 <consultantplus://offline/ref=AC72B35B86CA5B6058DDDAF75D978722D171D1A1CBAA33B480B78E8D8182AD08C31087816C6B1147jAl5G> УПК РФ. Например, судьи могут закрывать глаза на наличие у обвиняемых, заявивших такое ходатайство, психических заболеваний, препятствующих полноценному осознанию ими последствий рассмотрения их дела в особом порядке. Нередки случаи, когда в приговорах по уголовным делам, вынесенных в особом порядке судебного разбирательства, фабула предъявленного обвинения явно не соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства. Суды вышестоящих инстанций выявляют также факты осуждения в особом порядке лиц, в деяниях которых отсутствует состав преступления.

Как правило, ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке заявляют обвиняемые, не в полном объеме признававшие свою вину на этапе предварительного расследования, но не верящие в справедливость правосудия. Они предпочитают получить менее строгое наказание за содеянное, пусть даже в обмен на не соответствующий фактическим обстоятельствам дела приговор.

При рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства судом исследуется лишь вопрос о добровольности признания обвиняемым своей вины, а не его достоверность. Ни в одной норме гл. 40.1 <consultantplus://offline/ref=AC72B35B86CA5B6058DDDAF75D978722D171D1A1CBAA33B480B78E8D8182AD08C31087816C6D1848jAl3G> УПК РФ нет упоминания о необходимости получения от обвиняемого полного признания вины. Однако согласно п. 15 <consultantplus://offline/ref=AC72B35B86CA5B6058DDDAF75D978722D174D2A1C3A833B480B78E8D8182AD08C31087816C691043jAlBG> Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» одним из условий постановления обвинительного приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, выступает его согласие с предъявленным обвинением. Если подсудимый с ними не согласен, суд должен принять решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначить судебное разбирательство в общем порядке.

Полагаем, что ускорение уголовно-процессуальных процедур оправдано лишь тогда, когда при их производстве соблюдаются принципы уголовного судопроизводства, не нарушаются гарантированные Конституцией <consultantplus://offline/ref=AC72B35B86CA5B6058DDDAF75D978722D27FD4ACC0FA64B6D1E280j8l8G> РФ права его участников, не снижается эффективность уголовного правосудия. Обоснованно утверждение А.В. Смирнова о том, что «ускоренная процедура не должна превращаться в скоропалительную, а процессуальная экономия не может заслонять задачу вынесения правосудного решения».

На негативные последствия введения в России упрощенных судебных процедур указывают большинство ученых. Точку зрения о полном упразднении упрощенного порядка судебного разбирательства в нашей стране высказывают такие исследователи, как В. Быков, Н. Громов, В.Н. Кудрявцев и др.

Широкое распространение вынесения обвинительных приговоров с использованием ускоренных форм правосудия в настоящее время вызывает критику и американских исследователей. В США неоднократно предпринимались попытки сократить сферу применения ускоренных форм уголовного судопроизводства или пресечь такую практику.

Тем не менее упрощенный порядок уголовного судопроизводства обладает некоторыми достоинствами. Так, он способствует:

Øреализации одной из главных функций суда — социального умиротворения;

Øоперативному достижению смягчения враждебности сторон в конфликтных ситуациях;

Øосвобождению органов дознания и предварительного следствия от бремени поиска новых улик по бесперспективным преступлениям, а судов — от значительного количества дел, рассматриваемых в общем порядке судебного разбирательства;

Øконцентрации усилий правоохранительных органов на раскрытии тяжких преступлений;

Øвозникновению у обвиняемого (подсудимого) готовности и желания признаться в совершении преступления и начать отбывание наказания;

Øэкономии ресурсов судов и органов обвинения для использования их по сложным делам.

Негативные стороны особого порядка судебного разбирательства сглаживаются при рассмотрении уголовного дела в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. Так, вслед за вынесением приговора в отношении субъекта досудебного соглашения о сотрудничестве, как правило, грядет всестороннее рассмотрение уголовного дела в отношении его соучастников. При рассмотрении уголовного дела в общем порядке могут быть выявлены упущения предварительного следствия либо допущенные следователем злоупотребления, поскольку доказательственная база по таким уголовным делам в большинстве своем аналогична. Именно поэтому нередко после вступления в законную силу приговора по основному уголовному делу пересматривается в порядке надзора приговор в отношении субъекта досудебного соглашения о сотрудничестве в целях переквалификации совершенных им деяний на менее тяжкие составы.

В литературе институт досудебного соглашения о сотрудничестве нередко именуется сделкой с правосудием. Однако такая формулировка не совсем верна. Основанием для рассмотрения судом вопроса об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, является уголовное дело, поступившее в суд с представлением прокурора. Процедура заключения соглашения и исполнения его условий производится на этапе предварительного расследования уголовного дела, а в рамках судебного разбирательства прокурор как представитель стороны обвинения согласно взятым на себя обязательствам обращается к суду с ходатайством о назначении обвиняемому более мягкого наказания. Правосудие — это реализация судебной власти, а потому предусмотренную гл. 40.1 <consultantplus://offline/ref=AC72B35B86CA5B6058DDDAF75D978722D171D1A1CBAA33B480B78E8D8182AD08C31087816C6D1848jAl3G> УПК РФ процедуру можно назвать скорее сделкой со следствием.

Цель подозреваемого, обвиняемого при заключении соглашения о сотрудничестве состоит в получении минимально возможного наказания согласно ч. 2 ст. 62 <consultantplus://offline/ref=AC72B35B86CA5B6058DDDAF75D978722D171D1A1CAAE33B480B78E8D8182AD08C31087816C6A1349jAl5G> УК РФ в обмен на предоставление правоохранительным органам информации, значимой для уголовного преследования лиц, виновных в совершении преступлений. Цель стороны обвинения — раскрытие и расследование преступлений, розыск имущества, добытого преступным путем. По справедливому утверждению И. Звечаровского, «в отличие от зарубежных аналогов, цель которых — признание вины, достижение согласия в части квалификации и размеров наказания (предусмотренных, в частности, в законодательстве США, Испании, Италии, ФРГ), цель введения института досудебного соглашения о сотрудничестве в России — стимулирование положительных посткриминальных поступков». По мнению В.В. Болотова, институт досудебного соглашения о сотрудничестве значим не столько как форма упрощенного разбирательства по делу, сколько как способ нового, основанного на компромиссе, противодействия преступности, свидетельствующий о переходе к избирательности уголовной репрессии, о расширении правовой базы для сотрудничества обвинительной власти с обвиняемым.

1.3 Формы зарубежного опыта применения сделки о признании вины

В отличие от российского уголовного и уголовно-процессуального законодательства в части досудебного соглашения о сотрудничестве, цель которых — стимулирование положительных посткриминальных поступков, задача зарубежных аналогов данного института права — признание вины и достижение согласия в части квалификации и размеров наказания (предусмотренных, в частности, в законодательстве США, Канады, Англии и Уэльса, Индии, Италии, Франции, Израиля, ФРГ и ряда других стран).

Механизм заключения подобных сделок не нов. То, что принято называть «сделкой с правосудием», было известно еще в Средние века в Британии. Тогда существовало такое понятие, как «апелляция раскаявшегося»: преступник мог избежать смерти, если рассказывал властям о преступлениях, совершенных другими. Однако эта практика со временем прекратилась — слишком многие оговаривали других безосновательно.

В уголовном судопроизводстве зарубежных стран признание вины исторически расценивалось по-разному. Признание издавна достигалось с помощью представления изобличающих доказательств в условиях состязательности и равноправия сторон. В Средние века инквизиционный суд придавал признанию решающее значение, считал его «царицей доказательств» (кстати, время репрессий 30 — 50-х годов прошлого столетия в России также характеризуется аналогичным правовым нигилизмом).

Понятие «сделка с правосудием» в современном правовом понимании этого термина возникло в конце XIX в. в США. В настоящее время в мировой практике есть два типа сделок, которые подходят под определение «досудебное соглашение о сотрудничестве». Самый распространенный — договор с прокуратурой. На его основе только в Америке выносится до 90% всех приговоров. Суть его в том, что в обмен на признание вины прокуратура снимает с человека часть обвинений или переквалифицирует преступление из более тяжкого в менее тяжкое. Сделка может быть предложена любой из сторон. Ее условия обсуждаются обвиняемым и прокурором, а потом утверждаются судьей. Судья может отказать в утверждении сделки, но если он дает свое согласие, то обязан, со своей стороны, исполнить ее условия.

Другой формой сделки с правосудием является то, что в Америке называют превращением в свидетеля обвинения. В обмен на показания против сообщников подозреваемый получает «прокурорский иммунитет» — полное или частичное освобождение от ответственности. Сделка также заключается между обвиняемым и прокурором и должна быть одобрена судьей. После заключения сделки исполнение ее условий становится обязательным для всех ее участников. При этом, если у прокурора появляются новые улики, на основе которых он может добиться вынесения обвинительного приговора, сделка может быть расторгнута, что на практике встречается очень редко.

Суть Pleabargaining раскрывается в научных публикациях США следующим образом: «Если обвиняемый признает свою вину в совершении преступления, его первоначальное обвинение будет уменьшено (изменено), и с этого момента он получит только часть наказания — часть срока в тюрьме или пробацию, но не полномерное наказание, которое было бы ему назначено, если бы первоначальное обвинение было доказано в суде. Например, если обвиняемый признает себя виновным в торговле наркотиками (тяжкое преступление), его обвинение может быть изменено на незаконное владение наркотиками (преступление меньшей тяжести)».

Итак, сделка с правосудием является важной составляющей системы уголовного правосудия Соединенных Штатов. В рамках таких соглашений возможно предусмотреть и условия сотрудничества обвинения и защиты, т.е. содействие обвиняемого в раскрытии преступления. Американский юрист Дональд Ньюман определяет «сделку о признании вины» как «заявление о признании вины, полученное в результате переговоров, предполагает предшествующую осуждению сделку между прокурором и обвиняемым, в процессе которой обвиняемый признает себя виновным в обмен на снижение тяжести обвинения, обещание снисхождения при назначении наказания или какое-либо другое отступление в сторону смягчения от использования полной, максимальной власти суда при осуждении иназначении наказания».

По свидетельству судей США, отсутствие указанной формы судебного процесса привело бы к серьезным негативным последствиям, а именно: к неимоверному росту рабочей нагрузки на суды по рассмотрению дел, с которой они бы не справились. Институт «сделки о признании вины» привлекает внимание юристов с точки зрения возможного заимствования имеющегося правового опыта. Данный институт является органической частью американского уголовного процесса и применяется на практике более 150 лет. Как отмечал американский юрист Реймонд Моли, если в 1839 г. в штате Нью-Йорк 22% приговоров по уголовным делам были результатом «сделки о признании вины», то к 1869 г. 70% всех уголовных дел были разрешены подобным способом. В 1920 г. 88% всех уголовных дел были разрешены посредством заявлений о признании вины. При этом следует еще раз отметить, что в настоящее время около 90% уголовных дел в США разрешается именно посредством признания вины, а не судом присяжных. По этому поводу в английской и американской правовой литературе отмечается, что разрешение дел в стадии судебного разбирательства с применением развернутых состязательных процедур — это скорее исключение, чем правило, и решающее значение часто имеют отношения обвиняемого и полиции в самом начале процесса и что разрешение дел в судах фактически выглядит не столько как процесс противоборства сторон, сколько как сотрудничество, осуществляемое между ними в определенных пределах.

Согласно уголовному законодательству США сделка о признании вины должна быть одобрена судом, что является обязательным условием признания такой сделки законной и обоснованной. При этом сделки о признании вины — исходя из их содержания и правовой сути — фактически связаны с отказом государства от установления объективной истины в уголовном процессе: при заключении таких соглашений прокурор и обвиняемый договариваются не принимать в расчет установленные следствием и подтвержденные доказательствами обстоятельства дела. Указанное является принципиальным отличием американской сделки с правосудием от российского института досудебного соглашения о сотрудничестве.При этом следует отметить, что российский правовой институт, в отличие от американского, полностью соответствует основным принципам права — законности и справедливости, а также нормам международного права, поскольку в результате американской сделки с правосудием — пусть даже по согласию всех сторон — нарушается право потерпевших на судебную защиту, что не может не оказывать определенного негативного влияния на систему общей превенции.

Признание своей вины в уголовном процессе США автоматически влечет вынесение обвинительного приговора, и судебное исследование других доказательств не производится. При этом факт признания своей вины обвиняемым прямо влияет на определение наказания.

Итак, для американского правосудия применение соглашения о признании вины имеет целый ряд преимуществ. Прежде всего этот процессуальный институт позволяет существенно упростить процедуру рассмотрения уголовных дел, поскольку они не проходят все предусмотренные этапы. Немаловажно также, что применение соглашения о признании вины включает в себя условие сотрудничества обвиняемого или подсудимого с правоохранительными органами. Это позволяет получать от свидетелей необходимую информацию о коррупции, торговле наркотиками и по другим сложным уголовным делам.

Сделка с правосудием также присутствует в индийском уголовно-процессуальном законодательстве. Законом об отправлении правосудия по уголовным делам от 2005 г., которым были внесены поправки в Уголовно-процессуальный кодекс Индии, с 2006 г. в этой стране была введена практика сделок с правосудием. Согласно законодательству Индии сделки с правосудием применимы только к случаям, по которым максимальное наказание — это тюремное заключение на семь лет, однако преступления, наносящие ущерб социально-экономическому состоянию страны, или преступления, совершенные против женщины или ребенка младше 14 лет, исключаются из данной практики. По поводу указанного исключения следует заметить, что это вопрос достаточно спорный и требующий отдельного исследования, о чем речь пойдет во второй главе данного исследования.

Соглашение о признании вины в различных формах успешно применяется во многих европейских странах. Хотя в отличие от США страны Европы демонстрируют более сдержанный подход к Pleabargaining. Возможность применения соглашений о признании вины зависит от того, превышает ли требуемое обвинителем наказание определенный законом размер (например, в Испании — не свыше шести лет тюремного заключения) или ставится в зависимость непосредственно от срока лишения свободы (в Италии — три года).

В некоторых юрисдикциях общего права, таких как Англия, Уэльс, австралийский штат Виктория, сделки с правосудием допустимы только для того, чтобы обвинитель и защита могли договориться о признании обвиняемым вины по некоторым обвинениям, при этом остальные обвинения прокурором не предъявляются. Суды на данных территориях оставляют за собой право принимать решение относительно меры наказания, сделки по поводу меры наказания здесь не допускаются.

Относительно стран с романо-германской системой права следует отметить, что там сделки с правосудием осуществить более сложно, чем в странах с англосаксонской системой права. Это связано с тем, что в отличие от системы общего права системы континентального права имеют другое отношение к признанию вины. Если обвиняемый признается, его признание вносится в дело, но обвинитель не освобождается об обязанности полностью осветить дело. Суд может вынести решение о невиновности подсудимого, даже если он полностью признал вину. Также в отличие от системы общего права обвинители в странах континентального права имеют ограниченное полномочие либо не имеют никакого полномочия исключать из дела обвинения или смягчать их до того, как дело было передано в суд, что сводит на нет возможность сделки исходя из ее понимания за рубежом.

Принятие законов о сделке с правосудием в обществе любых стран вызывает споры. Так, введение даже ограниченной формы сделки с правосудием во Франции вызвало бурные споры. В данной системе обвинитель мог предложить подозреваемым по довольно мелким преступлениям наказание, не превышающее одного года тюремного заключения; если сделка принимается, ее должен одобрить и судья. Оппоненты считают, что введение системы сделок с правосудием в полном объеме нанесет существенный вред правам защиты, нарушит конституционный принцип презумпции невиновности, права подозреваемых на содержание под стражей в полиции и права на справедливый суд. Некоторые эксперты высказывали мнение, что сделки с правосудием предоставят слишком много власти общественным обвинителям и будут провоцировать подзащитных на принятие приговора просто ради того, чтобы избежать рисков более серьезного приговора по суду, даже если они этого не заслуживают. Во Франции только незначительное количество дел разрешается путем заключения сделки с правосудием. Так, в 2005 г. из 530000 решений, принятых судом, только 21000 были приняты на основании признания вины подозреваемым.

В Италии процедура для «pentito» (буквально — тот, кто раскаялся) была впервые введена для антитеррористических целей во время судебных процессов против мафии в восьмидесятые годы. Процедура также вызывала множество споров, так как приговоры для раскаявшихся pentiti выносились менее суровые, если они сообщали судьям информацию, при этом в некоторых случаях возникали серьезные подозрения, что раскаявшиеся преступники намеренно вводили правосудие в заблуждение.

В Польше также практикуются сделки с правосудием, но в ограниченной форме, в случаях незначительных преступлений, наказуемых тюремным заключением на срок не более трех лет. Процедура называется «добровольное подчинение наказанию» и позволяет суду вынести согласованное постановление без проверки доказательств, что значительно сокращает сроки судебного разбирательства. При этом одновременно должны выполняться несколько условий: подзащитный признает вину и защитник предлагает наказание, которое назначается только в случае согласия всех сторон, а также суда. При этом суд может возражать против условий предложенной сделки (даже если подзащитный, жертва и обвинитель уже договорились) и предложить изменения. Если подзащитный принимает предложения и меняет предложенное наказание, суд одобряет сделку и выносит вердикт согласно договоренности. Вне зависимости от соглашения стороны (обвинение и защита) имеют право на апелляцию.

В 90-х годах прошлого столетия сделка с правосудием была введена в Эстонии, что позволило смягчать наказание в обмен на признание и избежание многих судебных процедур. В этой стране сделки с правосудием допустимы для преступлений, караемых тюремным заключением на срок не более четырех лет. Обычно наказание смягчается на четверть. Кстати, в Эстонии всего 20% уголовных дел передаются в судебные инстанции для рассмотрения по существу, а почти 80% заканчиваются заключением соглашения о признании вины или принятием других дискреционных мер.

Различные формы сделок о признании вины используются и в ряде государств СНГ.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова определяет соглашение о признании вины как сделку между государственным обвинителем и обвиняемым или подсудимым, который дал согласие признать свою вину в обмен на сокращение наказания. Этот механизм может применяться, если за совершение деяния предусмотрено наказание до 15 лет лишения свободы. Возможность заключения между прокурором и обвиняемым соглашения о признании вины является новой для Молдовы. За последние полтора года в республике в общей сложности заключением таких сделок завершились немногим более 600 уголовных дел, что в общей сложности составляет 10% от общего числа рассмотренных в этот период уголовных дел.

В Республике Казахстан в целях упрощения и ускорения процедур дознания и предварительного следствия несложных преступлений 23 июля 2004 г. в УПК введен институт «сделки о признании вины», исходя из содержания которого при заключении между прокурором и обвиняемым акта о согласии последнего с объемом предъявленного обвинения суд не вправе назначить более строгое наказание, чем предложено прокурором. Указанный акт является договором между прокурором и обвиняемым, при котором последний соглашается с объемом предъявленного обвинения и осуществляет сотрудничество с органами уголовного преследования взамен на смягчение наказания.

В Украине сделка о признании вины существует как юридическое соглашение обвинителя и обвиняемого в отношении разрешения уголовного дела на взаимовыгодных условиях — признания обвиняемым своей вины в обмен на более мягкую меру наказания, чем предусмотрено законом за конкретное совершенное преступление (т.е., если применить данное правило на российское правовое поле, оно будет означать обязательное применение положений ст. 64 <consultantplus://offline/ref=9AED5E33EB92C2C609160A11018700A32A0439A1490445A64363B5B5D8F8DE0713335D8CB1F1CC6CXBsCG> УК РФ вслучаях заключения досудебного соглашения о сотрудничестве).

Итак, исходя из анализа правового института досудебного соглашения о сотрудничестве в законодательстве зарубежных стран, следует обратить внимание на следующие моменты:

. Позитивным необходимо признать факт использования в российском законодательстве опыта зарубежных стран в деле противодействия и минимизации уровня преступности. Право должно развиваться так, чтобы обеспечивать потребности общества, и в этом большую роль может сыграть такого рода заимствование. Однако это не означает, что иностранные институты и нормы должны перениматься без осмысления. Безусловно, они должны трансформироваться и приспосабливаться к условиям российской действительности и российского правового поля. Принятие Федерального закона <consultantplus://offline/ref=9AED5E33EB92C2C609160A11018700A3230C30A74C0D18AC4B3AB9B7XDsFG> N 141-ФЗ и введение в российское право нового межотраслевого института досудебного соглашения о сотрудничестве являются показателем положительной динамики в вопросе развития уголовного и уголовно-процессуального законодательств; и главное — поиска новых путей предупреждения совершения новых преступлений.

. Российский межотраслевой институт досудебного соглашения о сотрудничестве является довольно близким — по своему содержанию — к европейскому варианту сделки о согласии с обвинением, чем к американской сделке о признании вины, хотя, безусловно, правовое регулирование подобных институтов в национальном законодательстве различных стран имеет свои специфические, присущие законодательству только данного государства, особенности.

. Как показывает анализ зарубежного опыта, применение сделок о признании вины понимается зарубежными законодателями, прежде всего как эффективное средство отправления правосудия с использованием минимальных человеческих и материальных ресурсов, в то же время высвобождая возможности для раскрытия тяжких преступлений и привлечения к ответственности опасных преступников. Особенно это утверждение характеризует американского законодателя.

. Сделки о признании вины, существующие в законодательстве США, исходя из их содержания и правовой сути, фактически связаны с отказом государства от установления объективной истины в уголовном процессе: при заключении таких соглашений прокурор и обвиняемый договариваются не принимать в расчет установленные следствием и подтвержденные доказательствами обстоятельства дела. Указанное является принципиальным отличием американской сделки с правосудием от российского института досудебного соглашения о сотрудничестве. При этом следует отметить, что российский правовой институт в отличие от американского полностью соответствует основным принципам права — законности и справедливости, а также нормам международного права, поскольку в результате американской сделки с правосудием — пусть даже по согласию всех сторон — нарушается право потерпевших на судебную защиту, что не может не оказывать определенного негативного влияния на систему общей превенции.

Глава 2. Основания и процессуальный порядок заключения и реализация досудебного соглашения о сотрудничестве на досудебных стадиях уголовного судопроизводства

Институт досудебного соглашения о сотрудничестве играет важную роль в расследовании убийств по найму, бандитизма, преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, разного рода коррупционных проявлений, преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами. А.С. Шаталов отметил в связи с этим, что процедура заключения досудебного соглашения о сотрудничестве «изначально не предназначена для массового применения, но претендует на то, чтобы стать реальной мерой, направленной на борьбу с организованными формами преступности».

Анализ множества публикаций, посвященных досудебному соглашению о сотрудничестве, позволяет выделить наиболее дискуссионные и широко обсуждаемые вопросы этой проблематики: определение периода, в течение которого можно заключить соглашение; роль прокурора в данной процедуре; возможность заключения соглашения о сотрудничестве с обвиняемым, если по своему уголовному делу он привлекается к ответственности один, в отсутствие соучастников;безопасность лица, заключившего соглашение; возможность заключения досудебного соглашения при производстве дознания; действия суда в случае поступления ходатайств о заключении досудебного соглашения от нескольких соучастников; обеспечение прав потерпевшего и учет его мнения; возможность заключения досудебного соглашения с несовершеннолетними; целесообразность включения условия о полном возмещении ущерба потерпевшему при заключении досудебного соглашения и другие.

В силу «эксклюзивности» рассматриваемого института количество уголовных дел, по которым состоялось досудебное соглашение, невелико. В частности, судами Иркутской области в 2010 г. рассмотрены только 6 уголовных дел в отношении 6 лиц, по которым вынесены обвинительные приговоры; в 2011 г. — 24 уголовных дела в отношении 26 лиц, с которыми заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. При этом обвинительные приговоры в особом порядке вынесены в отношении 24 лиц, а еще одно уголовное дело в отношении одного лица возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, а в отношении еще одного лица вынесен обвинительный приговор в общем порядке. В 2012 г. рассмотрены лишь 8 дел, по которым в отношении 9 лиц постановлены обвинительные приговоры в особом порядке.

Отсутствие судебной практики, новизна, сложность и неоднозначность института досудебного соглашения вызвали необходимость принятия Пленумом Верховного Суда РФ Постановления от 28 июня 2012 г. N 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» (далее — Постановление о досудебном соглашении).

Остановимся на некоторых актуальных проблемах рассматриваемого института.

Инициатива заключения досудебного соглашения о сотрудничестве исходит от подозреваемого (обвиняемого), который подает на имя прокурора соответствующее ходатайство. Однако УПК РФ не предусматривает разъяснения подозреваемому и обвиняемому права на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве, его сущности и правовых последствиях. Безусловно, разъяснение таковых (последствий) уже на первом допросе будет повышать вероятность возникновения у подозреваемого и обвиняемого мотивации к сотрудничеству со следствием и сообщения сведений, способствующих раскрытию и расследованию преступлений.

Изучение следственной и судебной практики показало, что при разъяснениях следователем подозреваемому (обвиняемому) сущности рассматриваемого института ходатайства о досудебном соглашении о сотрудничестве заявлялись сразу же после привлечения лиц в качестве обвиняемых либо с момента начала уголовного преследования, когда лицо находилось в статусе подозреваемого.

Следует отметить, что в ст. 172 УПК РФ, регламентирующей порядок предъявления обвинения, и в ст. 223.1 УПК РФ, регламентирующей порядок уведомления о подозрении, не содержатся требования о разъяснении обвиняемому и подозреваемому их права на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве. В этой связи представляется необходимым внести соответствующие дополнения в УПК РФ. Дополнение следует внести в ч. 5 ст. 172 УПК РФ, ч. 1 ст. 223.1 УПК РФ, в которых указано на необходимость разъяснения соответственно обвиняемому и подозреваемому их прав, предусмотренных ст. ст. 47 УПК РФ и 46 УПК РФ, где право на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве не упомянуто. Следует согласиться с позицией авторов, которые считают, что ст. ст. 46 и 47 УПК РФ должны быть дополнены положением о том, что следователь должен разъяснять подозреваемому и обвиняемому право на подачу ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, его сущность, значение, правила оформления, порядок и последствия его подачи. Необходимо дополнить ч. 4 ст. 46 УПК РФ, ч. 4 ст. 47 УПК РФследующим положением: «…заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Кроме того, следует внести соответствующие дополнения в порядок первого допроса подозреваемого и обвиняемого, а именно: в ч. 1 ст. 223.1 УПК РФ и в ст. 173 УПК РФ обязать следователя дознавателя выяснять у них наличие желания заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Указанные лица владеют ценной информацией, которая может стать полезной именно на начальных этапах предварительного расследования. И. Ткачев и О. Тиссен предлагают «дополнить перечень прав, разъясняемых в бланке допроса в качестве подозреваемого и обвиняемого, основными положениями о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Важными в контексте защиты прав подозреваемого, обвиняемого являются вопросы: 1. Как действовать обвиняемому (подозреваемому) в случае, если прокурор отказывается заключать с ним досудебное соглашение о сотрудничестве? 2. Возможно ли обжалование такого решения в судебном порядке по правилам ст. 125 УПК РФ?

Процессуалистами предлагается несколько вариантов их решения.

. Установить запрет на обжалование отказа прокурора заключать досудебное соглашение, поскольку подобный запрет ущемит конституционное право обвиняемого на обжалование действий и решений должностных лиц.

. Допустить обжалование только в случае нарушения прокурором процедуры вынесения соответствующего решения, например, если отказ был осуществлен ненадлежащим прокурором.

Нам представляется обоснованной позиция законодателя. Постановление прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения не относится к числу решений, подлежащих обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ. Заключение досудебного соглашения является правом, а не обязанностью прокурора (равно как и следователя).

В соответствии с требованиями гл. 40.1 УПК РФ постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть обжаловано лишь в ведомственном порядке. То есть постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть обжаловано подозреваемым или обвиняемым, его защитником руководителю следственного органа (ч. 4 ст. 317.1 УПК РФ).

А в соответствии с ч. 2 ст. 317.2 УПК РФ постановление прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть обжаловано следователем, подозреваемым или обвиняемым, его защитником вышестоящему прокурору.

Необходимо также учитывать, что соглашение предполагает добровольное волеизъявление двух сторон — стороны обвинения, представленной прокурором, и стороны защиты, представленной обвиняемым и его защитником. В случае признания в результате обжалования отказа необоснованным прокурору вменяется в обязанность заключить такое соглашение. Таким образом, признавая отказ прокурора необоснованным, суд вмешивается в дискреционные полномочия одной из сторон процесса, отдавая предпочтение стороне защиты. В этой связи Пленуму Верховного Суда РФ, как представляется, целесообразно дать судам разъяснения по данному вопросу.

На мой взгляд, есть необходимость установить основания для отказа в удовлетворении ходатайства подозреваемого, обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, поскольку в УПК РФ этот вопрос не урегулирован. Так, в силу публичного характера сотрудничества заявление подозреваемого или обвиняемого о намерении оказать содействие следствию в раскрытии и расследовании преступлений, в том числе ранее не известных правоохранительным органам, должно отклоняться только по мотивам его очевидной ложности или недостоверности либо ввиду явной запоздалости, когда преступление полностью раскрыто, все соучастники выявлены и изобличены.

Следующий вопрос, ответ на который судебная практика пытается найти, связан с тем, возможно ли заключение соглашения о сотрудничестве с обвиняемым, если по уголовному делу он привлекается к ответственности один, в отсутствие соучастников. Статья 317.1 УПК РФ говорит о заключении досудебного соглашения в целях изобличения других соучастников преступления. К этому утверждению приводит и содержание пояснительной записки к закону, дополнившему УПК РФ главой 40.1. В ней указано, что институт досудебного соглашения вводится для борьбы с организованной преступностью и коррупцией, т.е. для борьбы с групповыми преступлениями.

Большинство ученых-процессуалистов приходит к выводу, что соглашение о сотрудничестве не должно заключаться и особый порядок рассмотрения дела в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не должен применяться по делу о преступлении, совершенном единолично подозреваемым, обвиняемым.

Однако в судебной практике уже имеют место факты вынесения приговоров с учетом досудебного соглашения о сотрудничестве с единственным исполнителем совершения пяти краж личного имущества, приготовления к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. Правда, не совсем ясно, кого в подобных случаях изобличили обвиняемые. Поэтому полагаем подобную практику не соответствующей целям досудебного соглашения о сотрудничестве.

2 Особенности производства предварительного следствия по уголовному делу с досудебным соглашением

Сама возможность выделения в отдельное производство уголовного дела в отношении сотрудничавшего со следствием обвиняемого не вызывала сомнения у правоприменителей, поскольку законодатель прямо предусмотрел ее в п. 4 ч. 1 ст. 154 <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030036B1EE44E2E72F5F70832BE821F59B0946543CCFA48602U7G> УПК РФ. Вопрос заключался вдругом: насколько выделение уголовного дела в отношении заключившего соглашение лица обязательно? В действующем законе однозначного ответа на него не содержится, хотя в ч. 1 ст. 317.4 <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030036B1EE44E2E72F5F70832BE821F59B0946543CCFA58F02UCG> УПК РФ сказано о том, что предварительное следствие по выделенному в отдельное производство уголовному делу в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводится в общем порядке с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030036B1EE44E2E72F5F70832BE821F59B0946543CCFA58F02UDG>. Кроме того, в ст. ст. 317.5 <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030036B1EE44E2E72F5F70832BE821F59B0946543CCFA58F02U8G> — 317.7 <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030036B1EE44E2E72F5F70832BE821F59B0946543CCFA58D02UCG> УПК РФ речь идет только об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении лица, заключившего соглашение.

Мнения ученых по этому вопросу разделились; немало процессуалистов находило возможным не выделять уголовное дело в отношении сотрудничающего со следствием лица в отдельное производство, если, например, это нанесет ущерб всесторонности и объективности расследования и разрешения дела. Примеры успешного разрешения судом уголовных дел, в рамках которых с отдельными обвиняемыми заключались досудебные соглашения о сотрудничестве, однако уголовные дела в отношении их не выделялись, тоже уже имеются в правоприменительной практике.

Ничем не оправдано обязательное выделение в отдельное производство уголовного дела в отношении каждого лица, заключившего соглашение, даже в ситуациях, когда безопасности такого лица ничто не угрожает и никаких мер, направленных на его защиту, не применяется. Какими аргументами «за» выделение уголовного дела могут фактически руководствоваться правоприменители в этом случае? Стремлением убедить обвиняемого заключить соглашение, чтобы дело в отношении его было рассмотрено быстро, в особом порядке, без громоздкого судебного следствия? Желанием, получив в особом порядке обвинительный приговор в отношении сотрудничавшего обвиняемого, использовать его преюдициальную силу (об этом чуть ниже) при рассмотрении дела в отношении соучастников? Заботой об улучшении статистических показателей следственного подразделения за счет большего количества направленных в суд уголовных дел? Полагаем, что подобные аргументы тоже мало весомы.

Между тем аргументы «против» выделения дела в отношении сотрудничавшего обвиняемого, на мой взгляд, более значимы. Об одном негативном последствии этого мы уже сказали: страдают всесторонность и объективность расследования и разрешения уголовных дел, что серьезно увеличивает риск осуждения невиновного. Кроме того, появляются другие проблемы и трудности. Во-первых, обвиняемые, сотрудничавшие со следствием и осужденные в особом порядке, понимают, что для них участие в уголовном процессе еще не закончено: как уже было сказано, им все равно придется участвовать в судебном следствии и публично изобличать соучастников. При этом для сотрудничавших лиц сохраняется опасность того, что суд, рассмотрев «основное» дело в общем порядке, может установить отдельные противоречия между тем, что показал обвиняемый, и фактическими обстоятельствами преступления. Это, в свою очередь, может повлечь пересмотр приговора, вынесенного в отношении подсудимого, с которым заключено соглашение о сотрудничестве. Во-вторых, неясен процессуальный статус, в котором заключившие соглашение лица допрашиваются по уголовному делу в отношении их соучастников (поскольку этот вопрос часто возникает у правоприменителей, а в законе прямого ответа нет, Пленуму следовало дать по нему свои разъяснения).

В-третьих, неясно, как разрешать гражданский иск, предъявленный сразу ко всем обвиняемым, поскольку дела рассматриваются раздельно. В-четвертых, закон не дифференцирует случаи, когда обвиняемым соглашение не выполнено или когда сам он не признает себя виновным и не соглашается с предъявленным обвинением; получается, что и в этих случаях, понимая, что дело в отношении заключившего соглашение лица в особом порядке рассматриваться не будет, следователи все равно должны выделять его в отдельное производство. В-пятых, выделение дела влечет за собой дополнительные временные, материальные и организационные затраты для правоохранительных органов, начиная от копирования многотомных уголовных дел и заканчивая рассмотрением обстоятельств одного и того же преступления разными составами суда.

Резюмируя, замечу, что, по моему мнению, заключение досудебного соглашения о сотрудничестве не должно рассматриваться в качестве основания (тем более безусловного!) для выделения уголовного дела в отношении заключившего его лица в отдельное производство. Поскольку законодатель пока не внес соответствующих изменений в УПК <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030036B1EE44E2E72F5F70832B0EU8G> РФ, Пленуму следовало, на мой взгляд, разъяснить судьям, что выделение дела в подобных случаях — это лишь право следователя. Также, полагаем, требовалось указать, что при поступлении уголовного дела в отношении нескольких лиц, с одним из которых заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, суд рассматривает его в общем порядке, а при соблюдении условий, предусмотренных гл. 40 <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030036B1EE44E2E72F5F70832BE821F59B0946543CC9AD8802U9G> УПК РФ, — в особом порядке. При этом, если обвиняемым выполнены все обязательства, принятые им при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, наказание ему должно назначаться с учетом положений ч. 5 ст. 317.7 <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030036B1EE44E2E72F5F70832BE821F59B0946543CCFA58A02UCG> УПК РФ.

С затронутой проблемой выделения уголовного дела связаны и положения п. 6 <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030737B8E042E2E72F5F70832BE821F59B0946543CCBAC8F02UCG> Постановления, согласно которым судья, принимавший участие в рассмотрении дела в отношении заключившего соглашение лица, не может участвовать в рассмотрении дела в отношении соучастников преступления, в совершении которого обвинялось такое лицо (в т.ч. и тех, с которыми также заключено досудебное соглашение о сотрудничестве).

И наоборот: рассмотрев «основное» дело, судья не может рассматривать дела в отношении сотрудничавших лиц. Следует отметить, что в правоприменительной практике прошедших лет есть примеры, когда и «основное» дело, и выделенные из него дела в отношении сотрудничавших со следствием лиц рассматривал один и тот же состав суда, поскольку ст. 63 <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030036B1EE44E2E72F5F70832BE821F59B0946543CCBAA8F02U6G> УПК РФ этого не запрещает. Теперь же Пленум признал подобную практику недопустимой. Более того, в приведенном разъяснении Пленума некоторые правоприменители увидели также запрет на выделение одного уголовного дела в отношении сразу нескольких лиц, заключивших соглашения о сотрудничестве; в отношении каждого из них будет выделяться отдельное дело. Это приведет к еще большему дроблению уголовного дела об одном и том же преступлении.

Переходя к следующему заинтересовавшему нас разъяснению, остановимся на п. 13 <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030737B8E042E2E72F5F70832BE821F59B0946543CCBAC8C02UAG> Постановления, согласно которому потерпевший хотя и вправе участвовать в исследовании рассматриваемых судом вопросов, однако его возражение против особого порядка проведения судебного заседания в отношении подсудимого, с которым заключено соглашение о сотрудничестве, само по себе не является основанием для рассмотрения дела в общем порядке. Полагаем, тем самым Пленум поставил точку в затянувшейся дискуссии о том, возможно ли осуждение сотрудничавшего со следствием лица в особом порядке, если потерпевший против этого возражает. Напомним, что ранее свою позицию по этому вопросу высказал Конституционный Суд РФ, справедливо подчеркнувший, в частности, что обязанность государства обеспечивать восстановление прав потерпевшего от преступления не предполагает наделение потерпевшего правом предопределять необходимость осуществления уголовного преследования в отношении того или иного лица, а также пределы возлагаемой на это лицо уголовной ответственности. Такое право в силу публичного характера уголовно-правовых отношений может принадлежать только государству в лице его законодательных и правоприменительных органов.

Наконец, еще один важный момент, на котором следует заострить внимание: в п. 28 <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030737B8E042E2E72F5F70832BE821F59B0946543CCBAC8A02U6G> Постановления подчеркивается, что вступивший в законную силу приговор, постановленный в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не может предрешать вопрос о виновности соучастников, совершивших преступление совместно с таким лицом. Это положение, являясь, безусловно, важным, тем не менее лишь дублирует соответствующую норму ст. 90 <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030036B1EE44E2E72F5F70832BE821F59B0946543CCFA58602UCG> УПК РФ. Но ведь затронутая проблема много шире: может ли приговор, постановленный по выделенному делу в особом порядке, иметь преюдициальную силу при рассмотрении «основного» дела об этом же преступлении в общем порядке? Может ли, например, судья, рассматривая дело о хищении, не исследовать вопрос о стоимости похищенного, сославшись на то, что она уже установлена вступившим в законную силу приговором суда, пусть и постановленным в особом порядке, без непосредственного исследования всех собранных по делу доказательств? Очевидно, что нет. Прав Л.В. Головко, отметивший возникновение разного рода схем «обхода» процессуальных гарантий, «когда сначала заключается «сделка», затем в отношении данного обвиняемого выносится обвинительный приговор, а в конечном итоге этот приговор используется в качестве преюдиции по «основному делу» (в отношении отрицающих вину соучастников), которое еще только предстоит рассматривать в суде. Такой подход полностью «убивает» по «основному делу» любые гарантии состязательного процесса, поскольку вменяемые в вину факты становятся якобы доказанными на основании вступившего в законную силу по ранее выделенному делу судебного решения, что формально верно, но по сути извращает саму суть правосудия…». Пленум эту проблему обходит молчанием, хотя в проекте анализируемого Постановления <consultantplus://offline/ref=FDF3642BE0372F8109983F88F4856100030737B8E042E2E72F5F70832B0EU8G> содержалось положение о том, что приговор, постановленный в особом порядке, не имеет преюдициального значения.

Подводя итог, следует признать, что существующий институт досудебного соглашения о сотрудничестве не свободен от недостатков. Однако сама по себе обоснованность правового поощрения обвиняемого за помощь в расследовании преступлений не должна, на мой взгляд, подвергаться сомнению. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ позволили устранить некоторые проблемные вопросы, однако другая их часть еще ждет своего разрешения. Полагаем, что учет законодателем затронутых нами аспектов применения института досудебного соглашения о сотрудничестве будет способствовать его дальнейшему укреплению и совершенствованию.

досудебный соглашение подсудимый

2.3 Действия прокурора при направлении уголовного дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, для рассмотрения в суде

Являясь разновидностью юридического факта, досудебное соглашение служит основанием возникновения соответствующих прав и обязанностей. Наряду с этим речь идет о системе волеизъявлений (стороны обвинения и защиты), каждое из которых по отдельности не влечет правовых последствий, но в совокупности они представляют собой соглашение, на основании которого и возникает уголовно-процессуальное правоотношение. И наконец, под досудебным соглашением понимается документ, которым оформляются взаимоотношения сторон, связанных данным соглашением. Этот документ выступает в качестве доказательства, удостоверяющего факт заключения соглашения, а также фиксирует его содержание (условия).

В этом смысле о соглашении упоминается в ст. 317.3 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F06E7M3XCH> УПК РФ.

Что касается лиц, вовлеченных в сферу рассматриваемого уголовно-процессуального правоотношения, то представляется, что следует различать стороны и участников досудебного соглашения. Согласно п. 61 ст. 5 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F07EFM3X8H> УПК РФ в досудебном соглашении всегда две стороны: обвинения и защиты, представленных соответственно прокурором и подозреваемым (обвиняемым), поскольку они являются лицами, заключающими и подписывающими соглашение.

В соответствии с ч. 1 ст. 317.3 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F06E7M3XFH> УПК РФ досудебное соглашение составляется с участием прокурора, следователя, подозреваемого (обвиняемого) и его защитника. При этом последний также подписывает соглашение. Из этого следует, что, во-первых, следователь и защитник в данном случае выступают в качестве участников досудебного соглашения (первый — со стороны обвинения, второй — со стороны защиты).

Во-вторых, правовой статус указанных лиц (как участников соглашения) неодинаков, поскольку в отличие от следователя защитник подписывает досудебное соглашение.

Представляется, что такой подход нелогичен, так как, обязав следователя и защитника присутствовать при составлении досудебного соглашения, законодатель указал, что лишь защитник должен принять участие в его подписании. С учетом того, что условия соглашения о сотрудничестве могут быть скорректированы при его подписании, а мнение следователя при этом должно учитываться, а также исходя из того, что следователь представляет материалы уголовного дела, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств по данному соглашению, необходимо, по нашему мнению, наличие подписи следователя на указанном соглашении.

Как известно, следователь осуществляет расследование преступлений во взаимодействии с сотрудниками оперативных служб, наделенных соответствующими полномочиями. Важнейшая роль в раскрытии преступления и розыске похищенного имущества принадлежит именно им, и именно они будут работать с информацией, полученной от подозреваемого (обвиняемого), применяя весь спектр оперативно-розыскных мер. Поэтому прокурору следует пригласить для участия в составлении заключения не только следователя, но и сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Такой сотрудник, с нашей точки зрения, не только может, но и должен участвовать в данной процедуре.

Наряду с этим нельзя не отметить, что, исходя из содержания ст. 317.1 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F07EEM3XCH> УПК РФ, потерпевший не только не является участником досудебного соглашения, поскольку не принимает участия в его составлении (ч. 1 ст. 317.3 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F06E7M3XFH> УПК РФ), но и не уведомляется о факте его заключения, а также не знакомится с его содержанием при ознакомлении с материалами уголовного дела (ч. 1 ст. 216 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F07EFM3X4H>УПК РФ).

Вряд ли подобное игнорирование интересов потерпевшего — принципиальная позиция законодателя. Однако в данном случае налицо нарушение принципиальных положений уголовно-процессуального закона, поскольку не достигается назначение уголовного процесса — защита прав и законных интересов потерпевших от преступления.

Конечно, присутствие потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве представляется нецелесообразным. В то же время следователь и прокурор обязаны учитывать его интересы при заключении такого соглашения, тем более что в соответствии со ст. 317.7 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F06E4M3XEH> УПК РФ судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в порядке, установленном ст. 316 УПК РФ, предусматривающей, что при возражении потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства судья рассматривает дело в общем порядке (ч. 6 ст. 316) <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC680CEFM3X5H>.

Кроме того, ст. 317.2 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F07EEM3XBH> УПК РФ не предусматривает возможность предварительной встречи прокурора с подозреваемым (обвиняемым), заявившим ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, и его защитником до принятия решения по ходатайству. Между тем, по мнению Н.Ю. Решетовой, подобные встречи, практикуемые в ряде зарубежных стран, позволяют прокурору не только выяснить, понимает ли подозреваемый (обвиняемый) смысл и последствия такого соглашения, но и уточнить сущность сведений, которые он желает сообщить в целях содействия следствию, а также оценить их важность.

В связи с этим небезынтересным представляется Приказ <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178FE9CCE299EEAA9DD62599BE4M5X1H> Генерального прокурора РФ от 15 марта 2010 г. N 107, в соответствии с которым при принятии решения по заявленному ходатайству прокурорам надлежит учитывать, что ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно содержать указание на действия, которые подозреваемый, обвиняемый обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовномпреследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. При оценке обязательств, указанных в заявленном ходатайстве, следует обращать внимание на возможность их реального исполнения и при необходимости — истребовать дополнительные сведения у инициаторов обращения.

В целях обеспечения прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого) целесообразно предусмотреть в уголовно-процессуальном законе возможность предварительной встречи упомянутых выше участников уголовного процесса.

Не менее дискуссионной представляется процедура обжалования постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. В соответствии с ч. 4 ст. 317.1 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F07EEM3X8H> УПК РФ такой отказ может быть обжалован подозреваемым (обвиняемым), его защитником руководителю следственного органа, который и будет принимать окончательное решение по данному вопросу. Из этого следует, что стороне защиты предписано обжаловать решение следователя лицу (руководителю следственного органа), которое принимало непосредственное участие в принятии этого решения. При этом, как отмечает Д. Арабули, прокурору никакие материалы, связанные с поданным на его имя ходатайством или с обжалованием постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства, не представляются. Следователь становится ключевой фигурой в процедуре заключения досудебного соглашения о сотрудничестве.

Необходимо также отметить, что к числу государственных органов и должностных лиц, правомочных рассматривать жалобы участников уголовного судопроизводства, наряду с руководителем следственного органа отнесены прокурор и суд (ст. 124 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DFM6X3H> и 125 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6B06E0M3X9H> УПК РФ).

Учитывая, что основное предназначение института обжалования — обеспечение защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, применительно к обжалованию действий и решений должностных лиц при рассмотрении и разрешении ходатайств о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве положения гл. 16 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6B06E1M3XBH> УПК РФ должны подлежать применению без ограничений.

В Определении <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA1517DF99FC92F95B7A3D53B5599MEX3H> Конституционного Суда РФ от 22 января 2004 г. N 51-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Росляковой Натальи Петровны и Хаустова Александра Ивановича на нарушение их конституционных прав положениями статей 159, 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указывается, что ст. 125 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6B06E0M3X9H> УПК РФ каких-либо положений, исключающих судебное обжалование решений и действий (бездействия) дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, не содержит.

Принимая во внимание изложенное, более логичным представляется порядок, согласно которому постановление следователя, вне зависимости от того, удовлетворяет ли он ходатайство о заключении досудебного соглашения либо нет, предоставлялось бы прокурору для проверки законности его вынесения. Указанное постановление следователя может быть обжаловано участниками уголовного судопроизводства в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, т.е. руководителю следственного органа, прокурору или в суд. И это должно найти отражение в уголовно-процессуальном законе.

По результатам рассмотрения жалобы руководитель следственного органа выносит постановление о полном либо частичном удовлетворении жалобы или об отказе в ее удовлетворении. Признав решение следователя необоснованным, руководитель следственного органа в соответствии с предоставленными ему ст. 39 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581562MDX4H> УПК РФ полномочиями отменяет постановление следователя и дает ему указание о вынесении постановления о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Как отмечает Н.Ю. Решетова, отказ руководителя следственного органа в даче такого согласия исключает дальнейшее обращение следователя к прокурору (если только решение руководителя следственного органа не было отменено в установленном законом порядке).

Наряду с этим анализ норм УПК <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE4M5X1H> РФ дает основание для вывода о том, что законом не предусмотрена возможность обжалования решения прокурора об отказе в заключении досудебного соглашения в судебном порядке.

Между тем согласно Постановлению <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178FB95C8229BEAA9DD62599BE4M5X1H> Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» судебному обжалованию в соответствии с ч. 1 ст. 125 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DE63M0XCH> УПК РФ подлежат решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены либо могут затруднить доступ граждан к правосудию.

По нашему мнению, данное право и связанные с ним другие правовые возможности целесообразно предусмотреть в уголовно-процессуальном законе. Кроме того, они должны своевременно разъясняться подозреваемому (обвиняемому).

Что касается особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, то, с точки зрения Н.Н. Апостоловой, он имеет узкое специальное применение и является правовым инструментом эффективной борьбы с наиболее организованными, изощренными и опасными формами современной преступности. Как показывает мировой опыт, никаких других действенных способов борьбы с такого рода преступлениями и защиты от них законопослушных граждан, общества и государства пока придумать не удалось. Необходимо признать, что при всех своих недостатках особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве объективно востребован и необходим.

Таким образом, особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве является весьма действенным стимулом, инициирующим лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении противоправного деяния, к признанию ими вины и раскаянию в совершении тяжкого преступления, оказанию содействия органам предварительного следствия в расследовании и раскрытии наиболее общественно опасных преступлений. Это, в свою очередь, послужит не только повышению эффективности обеспечения защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, но и назначению виновным справедливого наказания, отказу от уголовного преследования невиновных, освобождению их от наказания, реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

С учетом вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

. На основании анализа норм уголовно-процессуального закона целесообразно распространить институт досудебного соглашения на производство расследования по уголовному делу, осуществляемое в форме дознания.

. Следует различать стороны и участников досудебного соглашения.

В досудебном соглашении две стороны: сторона обвинения и сторона защиты. Эти стороны представлены соответственно прокурором и подозреваемым (обвиняемым), поскольку они являются лицами, заключающими и, как следствие, подписывающими соглашение.

Досудебное соглашение составляется с участием прокурора, следователя, подозреваемого (обвиняемого) и его защитника. При этом последний также подписывает соглашение. Из этого следует, что, во-первых, следователь и защитник в данном случае выступают в качестве участников досудебного соглашения (первый — со стороны обвинения, второй — со стороны защиты).

Во-вторых, правовой статус указанных лиц (как участников соглашения) неодинаков, поскольку в отличие от следователя защитник подписывает досудебное соглашение.

Такой подход представляется неверным. С учетом того, что условия соглашения о сотрудничестве могут быть скорректированы при его подписании, а мнение следователя при этом должно учитываться, а также исходя из того, что следователь представляет материалы уголовного дела, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств по данному соглашению, необходимо наличие подписи следователя на указанном соглашении. Помимо этого, прокурору при определенных обстоятельствах целесообразно пригласить для участия в заключении соглашения о сотрудничестве сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

. Исходя из содержания ст. 317.1 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F07EEM3XCH> УПК РФ, потерпевший не только не является участником досудебного соглашения, поскольку не принимает участия в его составлении (ч. 1 ст. 317.3 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F06E7M3XFH> УПК РФ), но и не уведомляется о факте его заключения, а также не знакомится с его содержанием при ознакомлении с материалами уголовного дела (ч. 1 ст. 216 <consultantplus://offline/ref=92D389A94280CAB57AE6D3698F7BA15178F99DCB2997EAA9DD62599BE451DB12CF581566DC6F07EFM3X4H> УПК РФ).Подобное игнорирование интересов потерпевшего недопустимо и должно быть исправлено, в том числе на законодательном уровне.

. В целях увеличения вероятности возникновения у подозреваемого (обвиняемого) мотивации к сотрудничеству со следствием и сообщению сведений, способствующих раскрытию и расследованию преступлений, требуется разъяснять подозреваемому (обвиняемому) его права на заявление ходатайства о досудебном соглашении с момента, определенного в законе.

. В целях обеспечения прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого) в уголовно-процессуальном законе следует предусмотреть:

возможность предварительной встречи прокурора с подозреваемым (обвиняемым), заявившим ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, и его защитником до принятия решения по ходатайству;

порядок, согласно которому, во-первых, постановление следователя вне зависимости от того, удовлетворяет ли он ходатайство о заключении досудебного соглашения либо нет, предоставлялось бы прокурору для проверки законности его вынесения; во-вторых, указанное постановление следователя может быть обжаловано участниками уголовного судопроизводства в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, т.е. руководителю следственного органа, прокурору или в суд.

Глава 3. Досудебное соглашение в судебных стадиях уголовного судопроизводства

.1 Основания применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

Системный анализ норм уголовно-процессуального закона позволил выделить ряд условий заключения досудебного соглашения о сотрудничестве на стадии предварительного расследования, дающих основание для применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения. Данное соглашение может быть оформлено с момента появления статуса подозреваемого или обвиняемого. Однако принятия этого решения будет достаточно лишь тогда, когда уголовное дело возбуждается в отношении конкретного лица. Если же уголовное дело возбуждается по факту совершенного или готовящегося преступления, то заключение досудебного соглашения о сотрудничестве станет возможным лишь после того, как подвергнутое уголовному преследованию лицо приобретет процессуальный статус.

В соответствии с ч. 1 ст. 317.1 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB6F669w2I> УПК РФ ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подается самим подозреваемым или обвиняемым в письменном виде на имя прокурора при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, совершившего преступление, а также если лицо задержано в порядке ст. ст. 91 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328E9B9F969w5I>, 92 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328E9B9F869w1I> УПК РФ, либо в отношении лица избрана мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328E9B6FE69w3I> УПК РФ, или вынесено постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Таким образом, первое условие, которое необходимо выполнить при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в ходе расследования уголовного дела, является то, что оно должно быть подано самим подозреваемым, обвиняемым в письменной форме.

С учетом того что закон допускает принятие всех названных решений лишь на стадии предварительного расследования, приходим к выводу, что прокурор вправе заключать с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве сразу после возбуждения уголовного дела (ч. 5 ст. 21 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB6F769w7I> УПК РФ).

В законе четко определены временные границы, в пределах которых подозреваемый или обвиняемый вправе заявить данное ходатайство. Это допускается лишь с момента начала уголовного преследования и до того момента, как следователем будет сделано объявление об окончании предварительного следствия.

Возможность ходатайствовать о заключении указанного соглашения во время, а также после ознакомления с материалами уголовного дела исключена. Как представляется, такая позиция законодателя была обусловлена тем, что подозреваемый, обвиняемый должен проявить активные действия, направленные на раскрытие и расследования преступления, изобличение других соучастников преступления, розыск имущества, добытого преступным путем, а не формально заключить соглашение посредством полного признания вины и выдачи похищенного, тем самым сократить себе срок и размер наказания в условиях данного процессуального института.

Вместе с тем в отдельных регионах имеются случаи, когда ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве было заявлено во время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела. Так, например, в Пермском крае из 61 ходатайства о заключении соглашения 3 были заявлены уже во время ознакомления обвиняемых с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328E8BBF669w9I> УПК РФ, в удовлетворении которых следователями было отказано.

Полагаем, условие, когда ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно быть подано подозреваемым или обвиняемым добровольно в письменном виде на имя прокурора в ходе производства расследования по уголовному делу, реализуется не в полной мере.

Анализ материалов уголовных дел показал, что только в 29% случаев ходатайства о заключении соглашения поступают от подозреваемых, в связи с чем, по нашему мнению, понижается эффективность применения норм данного института, причиной чего является отсутствие закрепленного права ходатайствовать о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в перечне прав подозреваемого, обвиняемого, а также отсутствие обязанности у следователя разъяснить данное право.

Считаем, данное право и связанные с ним другие правовые возможности должны быть предусмотрены в законе и разъяснены подозреваемому, обвиняемому следователем своевременно, поскольку предназначением уголовного судопроизводства является не только защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч. 1 ст. 6 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328E9BEF769w6I> УПК РФ).

Анализ норм, регламентирующих особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, показал, что имеются возможности для расширения прав стороны защиты при заключении соглашения с прокурором о сотрудничестве.

Так, ч. 1 ст. 317.1 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB6F669w2I> УПК РФ устанавливает, что ходатайство подозреваемого, обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве со стороной обвинения подписывается также защитником, а если защитник не приглашен самим подозреваемым или обвиняемым, то участие защитника обеспечивается следователем.

На наш взгляд, следует согласиться с мнением В.М. Быкова, А.М. Быкова, которые отмечают, что составление и подача такого ходатайства подозреваемым или обвиняемым может иметь место только после консультации со своим защитником.

Вместе с тем считаем спорным предложение авторов о включении в ч. 1 ст. 317.1 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB6F669w2I> УПК РФ положения о том, что «следователь в присутствии защитника должен разъяснить право подозреваемого и обвиняемого на подачу ходатайства прокурору о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, а также порядок заключения соглашения и последствия его для подозреваемого и обвиняемого. Об этом следователь должен составить протокол, который подписывают подозреваемый или обвиняемый, их защитник и следователь».

По нашему мнению, разъяснение права в присутствии защитника является дополнительной гарантией обеспечения прав подозреваемому, обвиняемому. В то же время, если такое право у подозреваемого, обвиняемого будет в перечне его непосредственных прав, закрепленных в ст. ст. 46 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328E9BAFF69w5I>, 47 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328E9BAFD69w6I> УПК РФ, то отпадает необходимость дополнительного присутствия защитника, поскольку следователь в соответствии с ч. 1 ст. 11 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328E9BFFF69w7I> УПК РФ обязан не только разъяснять подозреваемому, обвиняемому их права, обязанности и ответственность, но и обеспечить возможность осуществления этих прав. В данном случае согласно ч. 1 ст. 317.1 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB6F669w2I> УПК РФ участие защитника обеспечивается следователем.

Для решения данной проблемы полагаем необходимым внести изменение в ч. 1 ст. 317.1 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB6F669w2I> УПК РФ, изложив ее в следующей редакции:

«1. Ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подается подозреваемым или обвиняемым в письменном виде на имя прокурора. Это ходатайство подписывается также защитником. Если защитник не приглашен самим подозреваемым или обвиняемым, его законным представителем или по поручению подозреваемого или обвиняемого другими лицами, то участие защитника обеспечивается следователем. Лицо, задержанное по подозрению, а также подозреваемый, обвиняемый, в отношении которого избрана мера пресечения заключение под стражу, при составлении ходатайства имеют право на свидание со своим защитником не менее 2 часов наедине и конфиденциально».

Осуществление взятых обязательств подозреваемым или обвиняемым по сообщению сведений и совершению им действий в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, которые должны быть реальными и достоверными, на практике не всегда реализуется в полном объеме.

Так, в юридической литературе было высказано мнение о том, что в нормах, устанавливающих порядок заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, содержится ограничение в действиях подозреваемого, обвиняемого, который заявил ходатайство о содействии следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, рамками одного преступления, участником которого он является.

По этому поводу А.В. Ильин справедливо пишет о несовершенстве ч. 2 ст. 317.1 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB6F669w3I> УПК РФ, ссылаясь на конкретные примеры из практики о том, что по ряду уголовных дел подозреваемый, обвиняемый активно способствует изобличению и уголовному преследованию другого лица, который участвовал в совершении другого преступления. По этому вопросу нами также проводилось изучение следственной и судебной практики. Так, по 184 материалам изученных уголовных дел в 16% случаев подозреваемые, обвиняемые изобличали других лиц, совершивших преступления.

М.О. Баев и О.Я. Баев справедливо обращают внимание на то, что уже п. 3 ч. 1 ст. 317.5 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB7FD69w1I> УПК РФ обязывает прокурора при внесении им представления об особом порядке проведения судебного заседания с лицом, в отношении которого такое соглашение заключено, указывать (в числе других обстоятельств) «преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с обвиняемым».

А.П. Рыжаков полагает, что здесь «мы имеем дело не с принципиальной позицией законодателя, а с несовершенством избранной им формулировки». «Иначе, — верно замечает он, — мы рискуем поставить подозреваемого (обвиняемого) в такое положение, когда ему будет выгодно оговорить себя, чтобы числиться соучастником преступления и иметь возможность заключить с прокурором досудебное соглашение о сотрудничестве. Вряд ли этого хотел законодатель». По нашему убеждению, выявленное противоречие следует устранить, поскольку складывающаяся в субъектах РФ правоприменительная практика в данном направлении в большей степени отвечает задаче обеспечения прав подозреваемых, обвиняемых, а также интересов государства. В связи с этим, в ч. 2 ст. 317.1 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB6F669w3I> УПК РФ следует внести изменения и изложить ее в следующей редакции:

«2. Подозреваемый или обвиняемый вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия. В этом ходатайстве подозреваемый или обвиняемый указывает, какие действия он обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников и других лиц, совершивших преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления».

Относительно розыска имущества, добытого в результате преступления, отметим, что это условие практика игнорирует по ряду составов преступлений (например, похищение человека).

Возможность рассмотрения судом уголовного дела в порядке, установленном главой 40.1 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB6F669w0I> УПК РФ, поставлена в зависимость еще от одного условия — содействие подозреваемого или обвиняемого следствию должно заключаться в сообщении сведений не только о его собственном участии в преступной деятельности.

Согласно ч. 4 ст. 317.6 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB7FC69w2I> УПК РФ положения главы 40.1 <consultantplus://offline/ref=0BC36218E7757F1AEA49CA949733E970B0526E1A62B942ADAD3054637BB579589C453A2328EDB6F669w0I> УПК РФ не применяются, если содействие подозреваемого (обвиняемого) органам предварительного расследования заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности. Хотя, несомненно, такого рода деятельность подозреваемого (обвиняемого) может быть расценена судом как смягчающее наказание обстоятельство. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что соглашение о сотрудничестве не должно заключаться и особый порядок рассмотрения дела в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не должен применяться по делу о преступлении, совершенном единолично подозреваемым, обвиняемым. Полагаем, исключением в данном случае может быть, когда подозреваемый, обвиняемый сообщит следователю о совершении тяжких и особо тяжких преступлений другими лицами.

Подводя итог, отметим, что условиями заключения досудебного соглашения о сотрудничестве являются:

) ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно быть подано подозреваемым или обвиняемым добровольно в письменном виде на имя прокурора;

) ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно быть подписано защитником;

) ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подается с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия;

) взятые обязательства подозреваемым или обвиняемым о сообщении сведений и действиях, совершенных им в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, должны быть реальными и достоверными;

) содействие подозреваемого или обвиняемого следствию должно заключаться в сообщении сведений не только о его собственном участии в преступной деятельности.

3.2 Порядок проведения судебного заседание в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

По поступившему в суд уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, судья выясняет вопросы, указанные в ст. 228 УПК, и принимает одно из решений в соответствии с ч. 1 ст. 227 УПК. Исходя из того что в ст. 317.6 УПК указаны условия применения особого порядка, а не назначения уголовного дела к рассмотрению, по уголовному делу, поступившему в суд с представлением прокурора в соответствии со ст. 317.5 УПК, судье при отсутствии оснований для принятия решений, указанных в п. п. 1 или 2 ч. 1 ст. 227 УПК, следует назначить судебное заседание в особомпорядке, предусмотренном гл. 40.1 УПК.

Главная проблема применения досудебного соглашения о сотрудничестве, на наш взгляд, кроется в фактической обязанности обвиняемого полностью согласиться с предъявленным ему обвинением. Указанная проблема неоднократно поднималась в литературе. Так, в одной из работ указывалось: «Не совсем ясно, требуется ли согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением при применении особого порядка принятия судебного решения в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. В соответствии с ч. 1 ст. 317.7 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC170D4R8T1J> УПК РФ судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводится в порядке, установленном ст. 316 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC67ADFR8T4J> УПК РФ, предусматривающей наличие такого согласия… Подозреваемый (обвиняемый), желающий оказывать содействие следствию и заключивший соответствующее соглашение, может быть и не согласен с инкриминируемыми ему преступными деяниями. При согласии обвиняемого с предъявленным обвинением судебное разбирательство следует проводить по правилам ст. 316 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC67ADFR8T4J> УПК РФ. В ином случае суд должен рассматривать уголовное дело в общем порядке, не отменяя льготы, обещанные подсудимому при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Такого же мнения придерживается и С.А Новиков: «Поскольку законодатель пока не внес соответствующих изменений в УПК <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82RETAJ> РФ, Пленуму следовало, на наш взгляд, разъяснить судьям, что выделение дела в подобных случаях — это лишь право следователя. Также, полагаем, требовалось указать, что при поступлении уголовного дела в отношении нескольких лиц, с одним из которых заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, суд рассматривает его в общем порядке, а при соблюдении условий, предусмотренных главой 40 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC778D1R8T3J> УПК РФ, — в особом порядке. При этом, если обвиняемым выполнены все обязательства, принятые им при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, наказание ему должно назначаться с учетом положений части 5 статьи 317.7 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC170D3R8T6J> УПК РФ».

Такой подход в целом представляется правильным. Следует, однако, обратить внимание на то, что, исходя из требований действующей в настоящее время редакции ст. 317.5 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC170D6R8T2J> УПК РФ, прокурор, рассмотрев поступившее от следователя уголовное дело в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, а также материалы, подтверждающие выполнение обвиняемым условий и обязательств, предусмотренных соглашением и в случае утверждения обвинительного заключения, выносит представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по данному уголовному делу. Уголовно-процессуальным законом не предусмотрена альтернатива, при которой прокурор выносил бы постановление о выполнении обвиняемым условий и обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве и рассмотрении судом дела в общем порядке. Таким образом, несмотря на то, что в главе 40.1 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC171DER8T5J> УПК РФ напрямую не содержится указаний на то, что лицо, заключившее досудебное соглашение о сотрудничестве, должно полностью признать свою вину и согласиться со всеми обстоятельствами, вменяемыми ему следователем, включая размер вреда, причиненного преступлением, из систематического толкования содержания статей данной главы <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC171DER8T5J> и толкования Пленума Верховного Суда, о котором говорилось выше, можно прийти к выводу, что при выполнении всех указанных в соглашении условий обвиняемый для получения предусмотренного соглашением уменьшенного наказания должен признать свою вину полностью и согласиться со всеми пунктами обвинения. В противном случае прокурор не сможет направить в суд представление, подтверждающее выполнение им условий соглашения, и все соглашение рухнет, несмотря на то, что его условия обвиняемым выполнены.

Более того, в данном случае следует обратить внимание еще на один парадокс — обвиняемый должен согласиться и с теми пунктами обвинения, которые ему предъявлены следователем не только до заключения досудебного соглашения, но и после заключения соглашения, и даже после выполнения обвиняемым всех условий данного соглашения.

Приведем пример. Гражданин А. обвиняется в совершении незаконного производства психотропных веществ (амфетамина) в составе организованной группы, т.е. преступления, предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 228.1 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235F24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3FC1R7TCJ> УК РФ. Максимальное наказание, предусмотренное санкцией этой статьи <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235F24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3FC1R7T0J> — 20 лет лишения свободы. Обвиняемый признает свою вину и заключает досудебное соглашение о сотрудничестве с прокурором, в котором обязуется оказать содействие следствию в изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления и розыске имущества, добытого в результате совершенного преступления. В ходе предварительного расследования обвиняемый дает показания, изобличающие лиц, совместно с ним производящих амфетамин, лиц, сбывавших его, и организатора преступной группы. Он подтверждает свои показания в ходе проведения очных ставок, дает следствию реквизиты счета, на который перечислялись денежные средства, полученные от производства психотропного вещества. Таким образом, обвиняемый со своей стороны полностью выполняет все условия соглашения. После этого следователь предъявляет ему новое обвинение, в котором помимо производства амфетамина вменяет ему несколько эпизодов приготовления к сбыту наркотического средства (героина) в крупном размере, т.е. преступления, которого А. не совершал. Как поступить А.? Если он не признает себя виновным в этом преступлении, то выделенное в отношении его дело не сможет быть рассмотрено в особом порядке (в связи с его несогласием с предъявленным обвинением), прокурор не вынесет представления об особом порядке судебного заседания и условие соглашения со стороны государственных органов, предусмотренное ч. 2 ст. 62 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235F24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC67ADFR8T3J> УК РФ и касающееся уменьшения наказания, не будет выполнено. Если же он признает себя виновным и согласиться с предъявленным обвинением, в т.ч. и в преступлениях, которые он не совершал, то дело в отношении его рассматривается в особом порядке, без исследования судом доказательств, которых в деле по эпизодам, связанным с приготовлением к сбыту героина, нет, суд постановляет обвинительный приговор по всем пунктам обвинения, но назначает наказание не более чем 1/2 от максимального наказания, предусмотренного за совершение этих преступлений. Таким образом, обвиняемого фактически вынуждают признаться в совершении преступлений, которые он не совершал, и согласиться с приговором суда, вынесенным без судебного разбирательства.

На наш взгляд, к такой ситуации привела системная ошибка законодателя, необоснованно связавшего между собой разные виды «сделок с правосудием», включенные в УПК <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82RETAJ> РФ.

Рассмотрим более внимательно эти «сделки».

Положения норм главы 40 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC778D1R8T3J> УПК РФ предусматривают заключение «сделки» с обвиняемым, в которой одна сторона (обвиняемый) позволяет экономить время и средства, затрачиваемые на судебный процесс, а другая сторона (государство в лице правоохранительных органов) гарантирует за это снижение максимально возможного наказания. Такая «сделка» возможна, если обвиняемый полностью согласен с предъявленным ему обвинением и не считает нужным его оспаривать в суде. Судебное разбирательство происходит в состязательной форме. Сторона обвинения и сторона защиты отстаивают перед судом свои позиции по делу, подтверждая их представляемыми суду доказательствами и опровергая доказательства другой стороны. Суд выступает в роли арбитра, оценивая представленные доказательства. Если позиция защиты совпадает с позицией обвинения, обвиняемый с ней согласен и нет основания для оспаривания ее в суде, то он заключает «сделку» об экономии судебного времени и государственных средств в обмен на снижение наказания.

При этом если преступление совершено несколькими соучастниками, то для рассмотрения дела в особом порядке они все должны согласиться с предъявленным обвинением в полном объеме и дать согласие на рассмотрение дела без судебного разбирательства.

«Сделка с правосудием», предусмотренная главой 40.1 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC171DER8T5J> УПК РФ, имеет совершенно иную природу. По ее условиям одна сторона — обвиняемый — оказывает другой стороне (следователю, прокурору) помощь в получении доказательств, помогающих раскрыть преступление, изобличить соучастников и розыскать имущество, полученное преступным путем. Другая же сторона гарантирует за это снижение наказания. Согласие с предъявленным обвинением по условиям этой «сделки» не требуется и не может требоваться, т.к. она в отличие от «сделки», предусмотренной главой 40 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC778D1R8T3J> УПК РФ, заключается не после окончания предварительного расследования, когда лицо уже знает, в чем его обвиняют, и может согласиться с обвинением или нет, а на стадии расследования. Итоговое обвинение такому лицу еще не предъявлено, и обвиняемый не знает, что ему будет инкриминировано перед направлением дела в суд. Не может же он обязаться признать себя заведомо виновным в тех преступлениях, в которых его еще не обвиняют!

Положения же ст. ст. 317.4 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC170D6R8T7J>, 317.5 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC170D6R8T2J>, 317.6 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC170D5R8T3J>, 317.7 <consultantplus://offline/ref=32B4019AA965130E94F2CB09897E9F519C8CCBF0235D24A96E1D93CA82EA3771DD2879AA3EC170D4R8T6J> в той части, в которой они требуют выделения дела в отдельное производство и рассмотрения его в особом порядке без судебного разбирательства, фактически обязывают обвиняемого это сделать.

Таким образом, законодатель допустил необоснованное смешение указанных конструкций, не увидел различия условий этих двух «сделок с правосудием» и создал предпосылки, при которых одна «сделка» автоматически, помимо воли обвиняемого, перерастает в другую.

Зададимся вопросом: какие аргументы можно привести в пользу обязательного выделения уголовного дела в отношении обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве в отдельное производство? Основной аргумент, приводимый сторонниками выделения дела, — обеспечение безопасности такого лица. По-видимому, под обеспечением безопасности имеется в виду возможность удаления из основного дела данного соучастника как обвиняемого, в статусе которого он не сможет избежать огласки своей личности, и введения его в процесс над его соучастниками, которых он изобличает в качестве свидетеля с возможностью давать показания под псевдонимом и скрыть от них свою личность.

Однако приведенный аргумент не выдерживает критики.

Во-первых, далеко не во всех делах необходимо обеспечивать безопасность лица, заключившего досудебное соглашение. В большинстве рассматриваемых дел отсутствует какая-либо угроза безопасности таких лиц. Часто обвиняемые с самого начала расследования знают о заключении с их соучастниками таких соглашений, более того, часто указанные лица и сами обращались с ходатайствами о заключении таких соглашений, но получили отказ. Никакого секрета относительно личности заключившего такое соглашение в этих делах нет. И таких дел большинство. Остается непонятным, зачем в этих случаях идти по сложному пути выделения дела в отдельное производство и рассмотрения его в особом порядке, когда это никак не повлияет на безопасность. В том же небольшом проценте уголовных дел, где действительно необходимо обеспечить безопасность обвиняемого «досудебника», правоприменители сталкиваются с иной проблемой. Даже если дело выделяется в отдельное производство и рассматривается в особом порядке, а в «основном» деле он допрашивается как свидетель под псевдонимом и его подлинные данные в этом деле не разглашаются, содержание показаний такого свидетеля в большинстве случаев без труда позволит идентифицировать его с теми, кого он изобличает в совершении преступления, даже под псевдонимом. Таким образом, требование об обязательном выделении в отдельное производство никоим образом не способствует защите лица, сотрудничающего со следствием, от мести соучастников.

3.3 Постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

Изучение некоторых приговоров, вынесенных в особом порядке, позволило акцентировать внимание на вопросе о необходимости исследования и оценки доказательств в судебном заседании и приведения их в приговоре.

Прежде отметчу, что в обсуждаемых случаях подсудимый согласен с предъявленным обвинением и поэтому настаивает на рассмотрении дела в особом порядке, предварительно заключив досудебное соглашение о сотрудничестве. При согласии подсудимого с предъявленным обвинением и заявлении им соответствующего ходатайства уголовное дело рассматривается по правилам ст. 316 УПК РФ.

Теперь обратимся к п. 1 ст. 317.7 УПК РФ, согласно которому судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в порядке, установленном ст. 316 УПК РФ, когда суд не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу.

Согласно п. 6 ст. 317.7 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, а также выводы суда о соблюдении подсудимым условий и выполнении обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве. Исходя из смысла указанных норм, следует заключить, что, поскольку доказательства судом не исследуются в общем порядке, приводить их в приговоре нет необходимости.

Поскольку суду необходимо удостовериться в соблюдении подсудимым условий, выполнении обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, возникает вопрос: каким образом судья устанавливает соблюдение условий, предусмотренных п. 1 и п. 2 ч. 2 ст. 317.6 УПК РФ, для принятия решения о рассмотрении уголовного дела в особом порядке?

Пленум Верховного Суда РФ требует от судов проводить исследование документов, в том числе относящихся к другим уголовным делам, возбужденным в результате сотрудничества с подсудимым (материалам оперативно-розыскной деятельности, материалам проверки сообщения о преступлении, копиям постановлений о возбуждении уголовного дела и (или) о предъявлении обвинения, копиям протоколов обыска, документам, подтверждающим факт получения потерпевшим похищенного у него имущества, и др.).

Представляется, что суд должен исследовать именно те документы, которые подтверждают факт сотрудничества обвиняемого со следствием и результаты такого сотрудничества, в противном случае ценность рассматриваемого института можно поставить под сомнение.

Суд не должен ограничиваться лишь указанием на то, что условия досудебного соглашения о сотрудничестве обвиняемым соблюдены и обязательства выполнены, как, например, в случае, имевшем место в судебной практике, когда суд, ничего не конкретизируя, общими фразами указал в приговоре о соблюдении обвиняемым этих условий.

В приговоре необходимо отразить, что подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства досудебного соглашения в полном объеме, а также привести действия, совершенные им в рамках соглашения, и результат такого сотрудничества (например, то, что с участием подсудимого было установлено лицо, сбывавшее наркотические средства, в отношении этого лица было возбуждено и расследовано уголовное дело, которое направлено в суд).

В связи с этим представляет интерес вопрос об изменении процессуального статуса обвиняемого, который в рамках досудебного соглашения изобличает соучастника преступления, учитывая, что в целях применения судом предусмотренного ст. 317.7 УПК РФ особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения уголовное дело в отношении этого обвиняемого подлежит выделению в отдельное производство.

Фактически получается, что в «своем деле» виновный в совершении преступления является подсудимым, а по «другому делу», находящемуся на стадии предварительного расследования, — свидетелем. Как поступать суду в такой ситуации: необходимо ли выносить приговор по делу, находящемуся в суде, или необходимо дождаться принятия решения по другому делу?

В настоящее время судебная практика складывается следующим образом.

Выделенное дело в отношении лица, заключившего досудебное соглашение, рассматривается в особом порядке и ранее уголовного дела в отношении соучастников. Согласно п. 28 Постановления о досудебном соглашении, вступивший в законную силу приговор, постановленный в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, не может предрешать вопрос о виновности соучастников, совершивших преступление совместно с таким лицом. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что суды вправе рассматривать уголовные дела в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, не дожидаясь приговора по общему делу.

Нам представляется, что для повышения эффективности реализации рассматриваемого института, объективной и полной оценки роли лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, в изобличении других соучастников преступления, раскрытии и расследовании преступления, розыске имущества, добытого преступным путем, следовало бы дождаться приговора по другому делу.

Во-первых, при таком условии становится возможным предупреждение оговора лицом, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве, других соучастников преступления, исключается возможность заключения с ними досудебного соглашения ввиду «запоздалости». У лица, заключившего такое соглашение, появляется стимул в даче правдивых показаний в целях гарантированного снижения размера наказания, раскрытии существенных обстоятельств совершенного преступления, выполнении всех обязательств, предусмотренных заключенным с ним соглашением. При расследовании и рассмотрении уголовного дела в отношении соучастников будут установлены факты, подтверждающие активные действия данного лица в изобличении других соучастников преступления, раскрытии и расследовании преступления, розыске имущества, добытого преступным путем, а уголовное преследование изобличенных им лиц будет окончено вынесением приговора.

Во-вторых, исключается ситуация, когда лицо, заключившее досудебное соглашение о сотрудничестве, будучи осужденным в особом порядке по вступившему в законную силу приговору, по какой-либо причине изменит свою позицию или изменит показания в отношении соучастников преступления по делу, рассматриваемому позднее, или вообще откажется давать показания, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ.

В-третьих, исключается ситуация, когда при наличии вступившего в законную силу приговора в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, сторона обвинения по общему делу неосновательно получит преимущества в доказывании. Полагаем, что в силу ст. 90 УПК РФ обстоятельства будут признаны установленными вступившим в законную силу приговором несмотря на то, что он вынесен в особом порядке, когда исследование и оценка доказательств не проводились. Преюдициальность приговора очевидна: судья постановляет обвинительный приговор в особом порядке, если приходит к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, является обоснованным и подтверждается доказательствами, собранными по делу (п. п. 5, 7 ст. 316 УПК РФ, п. 22 Постановления о досудебном соглашении).

Заключение

Таким образом, особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве является весьма действенным стимулом, инициирующим лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении противоправного деяния, к признанию ими вины и раскаянию в совершении тяжкого преступления, оказанию содействия органам предварительного следствия в расследовании и раскрытии наиболее общественно опасных преступлений. Это, в свою очередь, послужит не только повышению эффективности обеспечения защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, но и назначению виновным справедливого наказания, отказу от уголовного преследования невиновных, освобождению их от наказания, реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

С учетом вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

. На основании анализа норм уголовно-процессуального закона целесообразно распространить институт досудебного соглашения на производство расследования по уголовному делу, осуществляемое в форме дознания.

. Следует различать стороны и участников досудебного соглашения.

В досудебном соглашении две стороны: сторона обвинения и сторона защиты. Эти стороны представлены соответственно прокурором и подозреваемым (обвиняемым), поскольку они являются лицами, заключающими и, как следствие, подписывающими соглашение.

Досудебное соглашение составляется с участием прокурора, следователя, подозреваемого (обвиняемого) и его защитника. При этом последний также подписывает соглашение. Из этого следует, что, во-первых, следователь и защитник в данном случае выступают в качестве участников досудебного соглашения (первый — со стороны обвинения, второй — со стороны защиты).

Во-вторых, правовой статус указанных лиц (как участников соглашения) неодинаков, поскольку в отличие от следователя защитник подписывает досудебное соглашение.

Такой подход представляется неверным. С учетом того, что условия соглашения о сотрудничестве могут быть скорректированы при его подписании, а мнение следователя при этом должно учитываться, а также исходя из того, что следователь представляет материалы уголовного дела, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств по данному соглашению, необходимо наличие подписи следователя на указанном соглашении. Помимо этого, прокурору при определенных обстоятельствах целесообразно пригласить для участия в заключении соглашения о сотрудничестве сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

. Исходя из содержания ст. 317.1 УПК РФ, потерпевший не только не является участником досудебного соглашения, поскольку не принимает участия в его составлении (ч. 1 ст. 317.3 УПК РФ), но и не уведомляется о факте его заключения, а также не знакомится с его содержанием при ознакомлении с материалами уголовного дела (ч. 1 ст. 216 УПК РФ).

Подобное игнорирование интересов потерпевшего недопустимо и должно быть исправлено, в том числе на законодательном уровне.

. В целях увеличения вероятности возникновения у подозреваемого (обвиняемого) мотивации к сотрудничеству со следствием и сообщению сведений, способствующих раскрытию и расследованию преступлений, требуется разъяснять подозреваемому (обвиняемому) его права на заявление ходатайства о досудебном соглашении с момента, определенного в законе.

Øвозможность предварительной встречи прокурора с подозреваемым (обвиняемым), заявившим ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, и его защитником до принятия решения по ходатайству;

Øпорядок, согласно которому, во-первых, постановление следователя вне зависимости от того, удовлетворяет ли он ходатайство о заключении досудебного соглашения либо нет, предоставлялось бы прокурору для проверки законности его вынесения; во-вторых, указанное постановление следователя может быть обжаловано участниками уголовного судопроизводства в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, т.е. руководителю следственного органа, прокурору или в суд.

Подводя итог сказанному, констатируем, что правильным решением было бы четкое разграничение двух самостоятельных видов «сделок с правосудием», предусмотренных российским уголовно-процессуальным законом, и воздержание от смешения условий их применения.

Так, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, предусмотренного главой 40.1 УПК РФ, с одним из соучастников дело в отношении всех соучастников, независимо от того, заключили ли они досудебные соглашения о сотрудничестве или нет, признают свою вину или нет, должно рассматриваться в одном судебном производстве в общем порядке. При этом суд, установив, что заключивший досудебное соглашение о сотрудничестве исполнил все его условия и подтвердил данные им показания в суде и в случае подтверждения его вины постановляет в отношении его приговор с учетом положений частей второй и четвертой ст. 62 УК РФ. В особом порядке уголовное дело может быть рассмотрено только в случае, если будут соблюдены условия, предусмотренные главой 40 УПК РФ, т.е. все обвиняемые полностью признают свою вину, согласятся на особый порядок судебного разбирательства, не будут возражать государственный обвинитель и потерпевший. Наказание «досудебнику» в этом случае должно быть назначено также с учетом положений частей второй и четвертой ст. 62 УК РФ при подтверждении прокурором выполнения с его стороны всех обязательств.

И только в случаях наличия реальной, установленной в ходе расследования угрозы безопасности такого лица, его близких и родственников, т.е. в исключительных случаях, дело в отношении заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве может быть выделено в отдельное производство и рассмотрено в особом порядке после рассмотрения «основного» дела в отношении соучастников. При этом к указанному лицу и его родственникам должны быть применены меры безопасности, предусмотренные ст. 11 и п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ. Кроме того, в этом случае следует установить прямой запрет на вменение такому лицу дополнительных составов преступления и эпизодов после заключения с ним соглашения о сотрудничестве в рамках данного уголовного дела. Вопросы, связанные с гражданским иском, разрешенные судом в общем порядке судебного разбирательства в рамках «основного» дела, в таком случае должны иметь преюдиционное значение.

Бибилиография, Нормативно-правовые акты:

1.»Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Официальный текст Конституции РФ с внесенными поправками от 21.07.2014 опубликован на Официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 01.08.2014, в «Собрании законодательства РФ», 04.08.2014, N 31, ст. 4398.

.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 30.03.2015) // «Собрание законодательства РФ», 24.12.2001, N 52 (ч. I), ст. 4921.

.Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 30.03.2015, с изм. от 07.04.2015) // «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

.Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. М., 1998. С. 116.

.Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. М., 1998.

.Федеральный закон от 29 июня 2009 г. N 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Рос.газ. 2009. 3 июля.

.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 16 // «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» // «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 9, сентябрь, 2012.

.Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 апреля 2012 г. N 11-О12-18; Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2011 г. N 9-О11-63; Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2011 г. N 24-Д11-5; Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 октября 2011 г. N 78-Дп11-15; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 304-П11; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2012 г. N 45-Д12-4 // СПС «КонсультантПлюс».

.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» // «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 9, сентябрь, 2012

.Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2010 г. N 81-О10-86; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 304-П11; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2012 г. N 45-Д12-4 // СПС «КонсультантПлюс».

.Паспорт проекта Федерального закона N 446626-5 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (о совершенствовании правового регулирования института досудебного соглашения о сотрудничестве) (внесен членами Совета Федерации ФС РФ Б.Н. Агаповым, Р.У. Айбазовым, Ю.С. Бирюковым, Р.Г. Искужиным, Ю.И. Калининым, М.М. Капурой, А.Г. Лысковым, А.Б. Пантелеевым, В.Б.Рушайло, Е.С. Строевым, Н.И. Шаклеиным) // СПС «Консультант Плюс».

.Постановление президиума Верховного суда Республики Татарстан от 28 августа 2013 г. N 44-у-380 // СПС «КонсультантПлюс»;

.Постановление президиума Московского городского суда от 8 ноября 2013 г. по делу N 44у-305/13 // СПС «КонсультантПлюс».

.Постановление президиума Тамбовского областного суда от 10 октября 2013 г. N 44-у-124 // СПС «КонсультантПлюс».

.Резолюция Комиссии ООН по правам человека о целостности судебной системы от 19 апреля 2004 г. // Московский журн. междунар. права. 2005. N 2.

.Апелляционное определение Московского городского суда от 13 мая 2013 г. N 10-2812 // СПС «КонсультантПлюс».

.Постановление Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» // Бюл. Верховного Суда РФ. 2012. N 9.

Научная литература:

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/diplomnaya/dosudebnoe-soglashenie-o-sotrudnichestve/

1.Актуальные вопросы совершенствования законодательства в области защиты прав и свобод человека и гражданина: Сб. научных трудов / Под ред. Н.Ю. Волосовой. Оренбург: ООО ИПК «Университет», 2013.

.Александров А.С. Подход к преодолению противоречия в законе, регламентирующего заключение и реализацию досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовному делу // Уголовное право. 2011. N 1. С. 54 — 57.

.БолотовВ.В. Проблемы применения досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовным делам // Материалы межрегионального науч.-практ. семинара. 4 февраля 2010 г. Ижевск, 2010.

.Быков В.М. Новый закон о сделке обвиняемого с правосудием: критич. заметки // Рос.судья. 2009. N 11. С. 4 — 7;

.БолотовВ.В. Проблемы применения досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовным делам // Материалы межрегионального науч.-практ. семинара. 4 февраля 2010 г. Ижевск, 2010.

.Быков В., Громов Н. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением // Уголовное право. 2004. N 2.

.Васяев А.А. Сделка с правосудием или сделка с обвинением // Современное право. 2010. N 2. С. 89.

.Гражданское право: Учебник: в 4 т. 3-е изд., перераб. и испр. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. Общая часть. М., 2004.

.Глебов В.Г., Костенко Н.С. Проблемы выделения уголовного дела в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве // Рос.следователь. 2011. N 24. С. 16 — 18.

.Головко Л.В. Казахстан: десоветизация уголовного процесса. // Уголов. судопроизводство. 2012. N 2. Ст. 3: В стиле новых тенденций. С. 21 — 22.

.ДикаревИ.С. Принцип осуществления правосудия только судом // Рос.юстиция. 2008. N 5.

.Дудина Н.А. К вопросу о предназначении института досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский судья. 2014. N 4. С. 8 — 10.

.Звечаровский И. Юридическая природа института досудебного соглашения о сотрудничестве // Законность. 2009. N 9.

. Исмаилов Б.И. Теоретические аспекты использования институтов ускоренного порядка рассмотрения дел и «сделок о признании вины» в правоприменительной практике зарубежных государств. URL: http://portalus.ru.

.КорнуковаЕ.В. Конституционные основы правосудия по уголовным делам в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2003.

.Козлова Н. Сделка с правосудием // Российская газета. Федеральный выпуск. 2009. N 4947(123).

8 июля.

.Курченко В.Н. Ошибки при рассмотрении уголовных дел в случае наличия досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовный процесс. 2012. N 3. С. 10 — 19.

.Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. М., 2003.

.Морозова И., Анненкова А., Додонов С. Сделка о признании вины как вариант мирового соглашения // Российская юстиция. 2000. N 10. С. 33 — 34.

.Новиков С.А. Досудебное соглашение о сотрудничестве как основание для выделения уголовного дела // Российский следователь. 2012. N 21. С. 5 — 8.

.Новиков С.А. Досудебное соглашение о сотрудничестве: разъяснения получены, но проблемы остались // Российский судья. 2013. N 2. С. 42 — 46.

.Орлов Ю.К. Особый порядок судебного разбирательства: упрощенная форма или сделка о признании вины? // Российская юстиция. 2009. N 11. С. 48.

.Перспективы введения в Российской Федерации института «сделки с правосудием»: Материалы круглого стола 8 февраля 2007 г. М., 2007.

.Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России: В 2 ч. М., 2005. Ч. 2.

.Печников Г.А. Диалектические проблемы истины в уголовном процессе: Моногр. Волгоград, 2007.

.Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М., 1998.

.Римский статут Международного уголовного суда от 17 июля 1998 г. // Сб. междунар. документов. М., 2006.

.Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации. М., 2004.

.Рустамов Х.Ц. Уголовный процесс. Формы. М., 1998.

.Смолин А.Г. Сделка о признании уголовного иска: Монография. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2005.

.Смирнов А.В. Дискурсивно-состязательная модель уголовного процесса // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы Междунар. науч.-практ. конф. (Екатеринбург, 27 — 28 января 2005 г.): В 2 ч. Екатеринбург, 2005. Ч. 2.

.Смирнов А.В. Дискурсивно-состязательная модель уголовного процесса // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы междунар. науч.-практ. конф. (Екатеринбург, 27 — 28 января 2005 г.): В 2 ч. Екатеринбург, 2005. Ч. 2.

.Чеканов В.Я. Принцип осуществления правосудия только судом // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М., 1979.

.ЧувашоваН.С. Сделка признания вины и особый порядок судебного разбирательства уголовных дел // Правовая защита частных и публичных интересов: Материалы междунар. межвуз. науч.-практ. интернет-конф.: В 2 ч. / Отв. ред. Б.И. Ровный. Челябинск, 2007. Ч. 1.

.ШамардинА.А. Проблемы обеспечения гарантий прав личности при особом порядке судебного разбирательства // Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА. Оренбург, 2005. Вып. 6.

.Шаталов А.С. Досудебное соглашение о сотрудничестве — новый институт российского уголовного судопроизводства // Право. 2009. N 4.

.Шаталов А.С. Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве: правовая регламентация, достоинства и недостатки // Вопросы правоведения. 2010. N 2.

.Шаталов А.С. Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве: правовая регламентация, достоинства и недостатки // Журнал российского права. 2010. N 5.

39. Davis J.R. Criminal Justice in New York City. NewYork, 1990. P. 5 (цит. по: Пономаренко С.С. Сделки о признании вины в российском уголовном процессе // Правоведение. 2001. N 5. С. 131 — 135).

Материалы практики:

1.Подробнеесм.: URL: 1lthcongress/documents.html .

2.Уголовное дело 25/12 в отношении М. в совершении преступлений, предусмотренных п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, в 10 томах // Действующий архив Бузулукского районного суда Оренбургской области за 2012 г.

.Уголовное дело N 1-33-12 в отношении Л., осужденного Ленинским районным судом г. Оренбурга по п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 2 ст. 228 УК РФ // Действующий архив Ленинского районного суда г. Оренбурга за 2013 г.

.Уголовное дело N 1-43/2012 (архив Василеостровского районного суда г. Санкт-Петербурга) // СПС «Консультант Плюс»

5.URL: 1lthcongress/documents.html .

.Кассационное определение Московского городского суда от 17 сентября 2012 г. по делу N 22-12508/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

.Справка Кемеровского областного суда от 21 февраля 2012 г. N 01-07/26-170 о причинах отмены и изменения приговоров и других судебных решений по уголовным делам, постановленных районными (городскими) судами Кемеровской области в 2011 году // СПС «Консультант Плюс»

.Обзор апелляционной и кассационной практики по уголовным делам Пермского краевого суда за первое полугодие 2013 года (утв. президиумом Пермского краевого суда 30 августа 2013 г.) // СПС «Консультант Плюс»