Что такое критерий истины мнение философов на этот вопрос каковы представления об истине различных философов

Реферат
  • что такое критерий истины (мнение философов на этот вопрос)
  • каковы представления об истине различных философов
  • Проблема истины актуальна и для нашего времени, поэтому я постараюсь подробно рассмотреть ее в своей работе.

    1. Концепции истины

    В современной философии особенно отчетливо выделяются три концепции истины: концепция соответствия (корреспонденции), когеренции и прагматичности.

    Концепция корреспондентной истины, по определению, устанавливает соответствие между формами психики и определенным объективным содержанием. Аристотель считал, что истинное и ложное находятся не в вещах, а в мысли. А. Тарский дал ставшее популярным уточнение аристотелевских воззрений. Знаменитое определение Тарского гласит: высказывание «Р есть С» истинно, если Р есть С . Высказывание «снег бел» истинно, если снег на самом деле бел; оно ложно, если снег не бел.

    В концепции корреспондентной истины указывается соответствие чувств, мыслей и высказываний некоторым фактам. Не следует, однако, это соответствие понимать слишком прямолинейно, например, аналогично соотношению фотографии и того, что на ней запечатлено. Высказывание «снег бел» не похоже на белый снег, оно представляет собой знаковую, условную конструкцию. Под соответствием знаковых конструктов фактам понимается действенность этих конструктов, возможность их эффективно использовать в деле описания фактов и в своей практической деятельности.

    Довольно часто тема истинности/ложности проблематизируется там, где учитывается последовательность, связность, системность рассуждений и высказываний. В этой связи говорят о когерентной концепции истины. Под когерентностью понимается взаимосоответствие высказываний. Когда утверждают, что 2×2=4 истинно, а 2×2=5 ложно, не имеется в виду соответствие высказываний фактам, о фактах вообще нет речи. Имеется в виду, что первое высказывание находится, а второе, наоборот, не находится в полном согласии с системой высказываний, характерной для арифметики. Кстати, можно было бы сказать, что 2×2=4 непротиворечиво, а 2×2=5 противоречиво. Значительный вклад в развитие когерентной концепции истины внесли Лейбниц, Спиноза, Гегель, а также Нейрат и Гемпелъ.

    Концепция, в которой критерием истинности выступает практика, называется прагматической концепцией истины, которая берет начало в греческой софистике и древней китайской философии. Значительный вклад в развитие прагматической концепции истины внесли сторонники марксизма и американского прагматизма (У. Джемс, Дж. Дьюи).

    17 стр., 8342 слов

    Концепции одарённости и её развития

    ... Теплов, В. Штерн, А. Бине и Т. Симон и др.). Основные современные зарубежные концепции одарённости. (Дж. Рензули, Ф. Монкса, К. Хемлера и др.). Концептуальные подходы к проблеме ...

    Марксисты используют критерий практики для дальнейшего развития концепции соответствия, они считают, что истина отображает объективное положение дел. Прагматики же понимают истину как работоспособность чувств, мыслей, идей, их полезность в деле достижения желаемой цели.

    Представляется весьма ценной мысль американского философа Н. Решера, согласно которой три концепции истины не отменяют, а дополняют друг друга. Все попытки исключить из философии проблематику одной из концепций истины оканчиваются неудачами. [1, с. 181-182]

    2. Истина как процесс

    Еще во времена античности возникла трактовка истины как соответствия знания вещам, объектам.

    Истина — это адекватное отражение действительности, воспроизведение ее такой, какова она на самом деле. Иными словами, истина представляет собой соответствующее действительности содержание наших знаний о ней.

    Истина заключает в себе определенный итог процесса познания. Однако этот итог не законченный, не окончательный, а в каждом конкретном случае — промежуточный. Истина — процессуальна, то есть она заключает в себе процесс движения знаний ко все более адекватному воспроизведению действительности.

    Истина как процесс представляет собой движение мысли от неполного, приблизительно верного знания ко все более полному и точному знанию, или от истины относительной к истине абсолютной. [2, с. 319-321]

    Форму выражения истины, зависящую от конкретных исторических условий, характеризующую степень ее точности, строгости и полноты, которая достигнута на данном уровне познания, называют относительной истиной. [3, с. 355]

    Относительная истина характеризует неполноту, неокончательность, приблизительность наших знаний, их ограниченность на данном этапе развития познания.[2, c.319]

    Абсолютная истина, напротив, концентрирует в себе то в наших знаниях, что является безусловным, не может быть опровергнуто или уточнено в будущем, что составляет элементы незыблемого, непреходящего знания в общем объеме относительного знания. А так называемые «вечные» истины являются своеобразными вариациями абсолютной истины, аккумулирующими в себе твердо установленные, точно зафиксированные, не подлежащие сомнению факты. [2, c.319]

    Движение человеческого познания происходит в направлении овладения абсолютной истиной, складывающейся из суммы относительных истин. Каждый новый этап познания ограничен уровнем развития науки, условиями жизни общества, делающими наши знания относительными, то есть неполными, приблизительными. Однако это не означает, что в ходе постижения действительности получаемые нами знания лишь обнаруживают свою относительность: новые стадии в развитии познавательного процесса прибавляют и новые крупицы абсолютной истины. В целом, вырабатывая относительные истины, познание в ходе их суммирования пополняет и багаж абсолютной истины, приближая нас ко все более полному и всестороннему знанию о действительности. [2, c.319]

    Относительные истины — это истины, нуждающиеся в уточнении пределов и условий их действия, в дополнении, углублении, конкретизации, словом, в дальнейшем развитии. Попытки признавать существование одних относительных истин получили название релятивизм (от лат. relations — относительный).

    2 стр., 680 слов

    Концепция личностного знания М. Полани

    ... Попытка копирования чужого навыка неизбежно порождает собственный пласт личностного знания. Основные новации концепции науки М. Полани заключаются в следующем. Во-первых, в указании на то, ... ее ценность, страстная заинтересованность ученого в поиске научной истины и его личная ответственность. Личностное знание, по Полани, — это страстный вклад познающего субъекта, интеллектуальная самоотдача, ...

    Представители релятивизма рассматривают познание как относительное, условное, субъективное. Такая позиция весьма ярко выражена уже во взглядах древнегреческих софистов.

    Стремление оперировать одними абсолютными истинами вобрал в себя догматизм (от греч. dogma — мнение, учение, постановление).

    Догматизм представляет собой некритический односторонний, антиисторический тип мышления. Он не учитывает специфические условия места, времени, действия выдвигаемых положений.

    Важнейшей характеристикой истины является единство в ней объективного и субъективного. Истина объективна по-своему содержанию и субъективна по форме выражения. Недаром же научные выводы, сделанные независимо друг от друга разными учеными, имеют в каждом конкретном случае специфическое выражение. Однако объективность истины подчеркивает то обстоятельство, что она выражает такое знание, содержание которого не зависит ни от человека, ни от человечества. [2, c.320]

    Истину характеризует такое свойство, как ее конкретность. В свое время Гегель справедливо подчеркивал, что абстрактной истины нет, истина всегда конкретна. Это значит, что любое истинное знание всегда определяется в своем содержании и применении данными условиями места, времени и многими другими специфическими обстоятельствами, которые познание должно стремиться учесть как можно точнее. Игнорирование определенности ситуации, распространение истинного знания за пределы его действительной применимости неминуемо превращает истину в свой антипод — в заблуждение. Даже такая простая истина как положение о том, что «сумма внутренних углов треугольника равна 2d» истинно лишь для Евклидовой геометрии и становится заблуждением за ее пределами, например, в геометрии Лобачевского-Римана.

    В последние годы стал подниматься вопрос о том, «существуют ли абстрактные истины?» В связи с этим приведенный тезис Гегеля стал ставиться под сомнение. Дело в том, что главная цель познания — именно конкретные (всесторонние, системные, целостные), а не абстрактные, т. е. односторонние, фрагментарные знания. Поэтому конкретность истины как «единства многообразного» достигается путем восхождения от абстрактного к конкретному, т. е. от абстрактных (односторонних) истин к истине, синтезирующей различные определения, охватывающей многообразие условий, т. е. к конкретной истине. В этом смысле понятие «абстрактная истина» имеет право на существование, но при одном условии — как момент, сторона развития познания к его основной цели — «единству многообразного», конкретно-всеобщему, закону, а следовательно, к конкретной истине. [3, с. 417-418]

    3. Заблуждение, ложь

    Процесс постижения истины всегда сопровождается оперированием заблуждениями. Принимая за истинное то, что на самом деле не соответствует реальности, люди впадают в заблуждения.

    Заблуждение есть непреднамеренное несовпадение нашего понимания какого-либо объекта (выраженного в соответствующих суждениях или понятиях) самому этому объекту. Свойство непреднамеренности отличает заблуждения от лжи, о которой речь пойдет ниже. Осуществляя в ходе познания поиск истины, человек пользуется возможностями свободы выбора, и именно это неизбежно приводит его к заблуждениям.

    9 стр., 4367 слов

    Проблема истины в философской науке

    ... а это вопрос о соотношении абсолютной и относительной истины[6] 2. Диалектика абсолютной и относительной истины Обыденное сознание, мысля истину как прочно достигнутый результат познания, обычно оперирует такими безусловными истинами, как отчеканенной монетой, «которая может быть ...

    Заблуждения — неизбежные спутники научного познания. Поэтому распространенная обыденная точка зрения, будто наука оперирует только истинами, не соответствует действительности. Известный ученый-физик XX в. Луи де Бройль писал по этому поводу: «Люди, которые сами не занимаются наукой, довольно часто полагают, что науки всегда дают абсолютно достоверные положения; эти люди считают, что научные работники делают свои выводы на основе неоспоримых фактов и безупречных рассуждений и, следовательно, уверенно шагают вперед, причем исключена возможность ошибки или возврата назад. Однако состояние современной науки, также как и история наук в прошлом, доказывают, что дело обстоит совершенно не так».

    Научная истина не лежит «на поверхности», ее нельзя достичь, оставаясь на уровне внешних явлений. Для постижения истины необходимо углубиться в сущность изучаемых предметов, процессов. Будучи диалектически связанными между собой, сущность и явление непосредственно не совпадают. Если бы они совпадали, тогда можно было бы ограничиться восприятием внешней стороны предметов, процессов и отпала бы необходимость в научном познании.

    На пути движения от явлений к сущности неизбежно возникают всякого рода предположения, гипотезы. Такое гипотетическое знание (которое требует последующей проверки) часто бывает сопряжено с ошибками, заблуждениями.

    «Науке свойственны ошибки, поскольку она создана человеком» — Карл Поппер.

    Роль заблуждений в науке неоднозначна. С одной стороны, они (заблуждения) уводят в сторону от истины, мешают ее постижению. Поэтому ученый, как правило, не идет сознательно на выдвижение каких-то заведомо неверных предположений; обычно он убежден в истинности своих построений. Но, с другой стороны, заблуждения нередко способствуют созданию проблемных ситуаций, которые играют полезную роль: они могут стать отправным пунктом для дальнейшего развития науки.

    История науки показывает, что путь к истине нередко лежал через заблуждения, которые, в конечном счете, оказывались необходимыми ступеньками, по которым научное познание продвигалось к истине.[2, с. 321-322]

    Истине в познании противостоит не только заблуждение, но и ложь. Ложь — преднамеренное искажение истины в чьих-то корыстных интересах. [3, с. 416] Она предполагает сознательное, преднамеренное искажение действительности, целью которого является обман. Разумеется, ложь не в состоянии вырасти в истину, служить ее достижению. Ложь может основываться как на знании, так и на незнании, она искажает знание или подменяет его незнанием.

    Среди вариантов использования лжи весьма распространенными являются попытки искажения действительности путем сокрытия фактов, различных недомолвок и т. д. Такая «ложь умолчанием», используемая на государственном уровне, может нанести большой ущерб обществу. Достаточно вспомнить о тяжелых последствиях длительного сокрытия истинной информации, касавшейся беспрецедентной техногенной катастрофы в Чернобыле. [2, с. 322-323]

    4. Критерий истины

    Отделить истину от заблуждения, оградить от последствий неточностей, просчетов, промахов познания, защитить от посягательств лжи позволяет ориентация на всесторонне обоснованный критерий истинности знания. История мировой философии свидетельствует о многочисленных попытках выявить такой критерий.

    4 стр., 1721 слов

    Истина и заблуждение. истина, как цель познания

    ... глубже оценить истину и судить о ней, необходимо знать и о заблуждении, и о лжи. 2. Ложь — это искажение действительного состояния дел, имеющее целью ввести кого-либо в обман. Ложью может быть ... условиям и системам связей (например, законы классической физики в условиях нашей планеты). Во-вторых, к такому знанию относят истины "фактов" (А.С. Пушкин родился в 1799 г.). Критерием истинности знаний ...

    Приверженцы рационализма полагали, что критерием истины является само мышление в силу того, что оно ясно и отчетливо мыслит объект. Этот взгляд отстаивали Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц, некоторые философы XVIII века. Такой подход имеет неразрывную связь с признанием самоочевидности первоначальных истин, с убеждением, что они постигаются с помощью интеллектуальной интуиции.

    Русский философ B.C. Соловьев считал центральным в установлении истины моральный аспект: ее критерий (мерило) предполагает добросовестную работу мышления, Он полагал, что «мерило истины переносится из внешнего мира в самого познающего субъекта, основанием истины признается не природа вещей и явлений, а разум человека».

    Согласно взглядам немецкого неокантианца Э. Кассирера, критерием истины является внутренняя непротиворечивость самого мышления. Представители конвенционализма (А. Пуанкаре, К. Айдукевич, Р. Карнап) считают, что в основе научных теорий лежит соглашение (конвекция) между учеными, их выбор обусловлен соображениями удобства, простоты. Конвенциалисты считают критерием истины формально-логическую согласованность суждений науки с этими соглашениями (исходными или позднее введенными).

    Все более важную роль в научном познании играет формально-логический критерий истины. Он применим к аксиоматически-дедуктивным теориям и предполагает соблюдение требований внутренней непротиворечивости (это основное требование), полноты и взаимозависимости аксиом. Иногда утверждают, что этот критерий соперничает с практическим. Это, однако, не так: названный критерий позволяет провести проверку формально-логической правильности теорий, но он не служит свидетельством в пользу их истинности в плане соответствия связям и отношениям в объективной реальности. К тому же, его нельзя назвать самостоятельным. Известно, что логическая непротиворечивость (рассматриваемая как правильность) производна от операции выполнимости, реализуемой на практике.

    Действие практики как критерия истинности знаний отнюдь не стихийно и небеспроблемно; оно основано на сознательном, целенаправленном процессе проверки конкретных теоретических положений. Успешность его проведения требует часто немалой затраты времени и усилий. Характерной чертой проверки истины практикой служит произошедшее за последние десятилетия усложнение этой процедуры, включающей широкое использование теории, подтвержденной практически. [2, с. 323-324]

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Вопросы о том, «Что есть истина?» и «Каковы способы избавления от заблуждений?» всегда интересовали людей. Категории истины и заблуждения — ключевые в теории познания, выражающие две противоположные, но неразрывно связанные стороны единого процесса познания, каждая из которых имеет свою специфику.

    Обычно истину определяют как соответствия знанию объекту. Истина — это адекватная информация об объекте, получаемая посредством его чувственного и интеллектуального постижения либо сообщения о нем и характеризуемая с точки зрения ее достоверности.

    Ученые дают разные определения понятию истины. Так, например, Карл Поппер на вопрос: «Что есть истина?» отвечает просто и убедительно: утверждение, суждение или мнение истинно, если и только если оно соответствует фактам. Однако при этом надо точно оговорить условия для применения предиката «истинно» к данному высказыванию и добиваться более полного соответствия. Тем самым истина объективна и есть важнейший стандарт, регулятив познавательного процесса. Понятие истины — как образца, которого мы в ряде случаев можем и не достигнуть — соотносится у Поппера с понятием заблуждения. Последнее — следствие того, что познание — дело рук человеческих, а потому «погрешимо», подвержено ошибкам, — значит мы не застрахованы от заблуждений в различных их формах (ложь, ошибка и др.).

    8 стр., 3691 слов

    Философия истины

    ... уважающий себя человек. 4. Истина в философии Еще с очень древних времен люди интересовались философией, мышлением, познанием, и в частности понятием истины. Начиная с Сократа и заканчивая Кантом, каждый философ ... самое слабое сомнение относительно истинности подобного факта, то мы не должны его принимать. Итак, первый и второй методы воссоединяются в эпистемологический поворот, в то, что философы ...

    [3, с. 421- 422]

    Заблуждение — это содержание сознания не соответствующее реальности, но принимаемое за истинное. Заблуждение следует отличать от лжи.

    Ложь — это искажение действительного состояния дел, имеющее целью ввести кого-либо в обман. Ложью может быть как измышление о том, чего не было, так и сознательное сокрытие того, что было. Источником лжи может также быть и логически неправильное мышление. Что дает людям гарантию истинности их знаний, служит основанием для отличия истины от заблуждения и ошибок?

    Для ответа на этот вопрос ученые и философии пытались найти критерий истины.

    Так Декарт, Спиноза, Лейбниц предлагали в качестве критерия истины ясность и отчетливость мыслимого. Ясно то, что открыто для наблюдающего разума и с очевидностью признается таковым, не возбуждая сомнений. Пример такой истины — «квадрат имеет четыре стороны».

    Несомненно, что психологически важны не только ясность и очевидность мыслимого, но и уверенность в его достоверности. Однако и эта уверенность не может служить критерием истинности.

    Выдвигался и такой критерий истины, как общезначимость: истинно то, что соответствует мнению большинства. Однако ещё Демокрит заметил, что вопрос об истинности не разрешается большинством голосов.

    Существует множество вариантов того, что считать критерием истины, но все они не исключают друг друга, а только дополняют.

    Истина — это адекватное отражение действительности, воспроизведение ее такой, какова она на самом деле. Иными словами, истина представляет собой соответствующее действительности содержание наших знаний о ней.

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

    [Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/referat/po-filosofii-na-temu-chto-est-istina/

    1. Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс: Учебник для вузов /В.А. Канке — М.: Издательско-книготорговый дом «Логос», 2002. — 344с.

    2. Голубинцев В.О. Философия для технических вузов: Учебник для вузов /В.О. Голубинцев, А.А. Данцев, В.С. Любченко — Ростов н/Д: Феникс, 2006. -506с.

    3. Кохановский В.П. Философия: Учебное пособие для высших учебных заведений /В.П. Кохановский — Ростов н/Д: Феникс, 2005. — 576 с.

    4. Фролов И.Т. Введение в философию: Учебник для вузов. В 2ч. Ч.2 / И.Т. Фролов, Э.А. Араб — Оглы, Г.С. Арефьева — М.: ПОЛИТИЗДАТ, 1989. — 639 с.

    5. Губин В.Д. Философия: Учебник /В.Д. Губин, Т.Ю. Сидорина, В.П. Филатова — М.: Русское слово, 1996. — 432 с.