По курсу «Социальная философия» : «Культ личности »

Реферат

Московский государственный институт электроники и математики

РЕФЕРАТ

по курсу «Социальная философия»

на тему:

«Культ личности »

Выполнила: студентка группы С-85

Москва 2009

«Поднятая хрущёвцами большая шумиха

вокруг так называемого «культа

личности» Сталина является грязной

клеветой, ».

(Энвер ХОДЖА, «Воспоминания»).

Культ личности лишён величия

Но в силе культ трескучих фраз.

И культ мещанства и безличья,

Быть может, вырос во сто раз.

(Борис Пастернак)

Официальная справка на члена ЦК

Сталин (Джугашвили) Иосиф Виссарионович (09(21).12.1879—05В метрической книге Успенской соборной церкви г. Гори за 1878 г. дата рождения записана 6(ст. стиля) декабря 1878 г.),

член партии с 1898 г. член ЦК с 1912 г. (заочно кооптирован), член Политбюро (Президиума) ЦК в октябре 1917 г. и с 25.03.1919 г., член Оргбюро ЦК 25.03.19—05.10.52 гг., Генеральный секретарь ЦК с 03.04.22 г.

Родился в г. Гори Тифлисской губернии. Грузин.

В 1894 г. окончил Горийское духовное училище, учился в Тифлисской духовной семинарии (в 1899 г. исключен за революционную деятельность).

С 1917 г. в редакции газеты «Правда», член Петроградского ВРК, нарком по делам национальностей РСФСР (до 1923 г.).

С 1919 г. нарком РСФСР, в 1920—1922 гг. нарком РКИ РСФСР, одновременно с 1918 г. член РВС Республики и ряда фронтов.

С 1922 г. Генеральный секретарь ЦК партии.

С 1941 г. Предс. СНК (Совмина) СССР. одновременно в 1941—1945 гг. Предс. Государственного Комитета Обороны и Верховный Главнокомандующий, в 1941—1947 гг. нарком обороны СССР, министр Вооруженных Сил СССР.

Член ВЦИК и ЦИК СССР, депутат Верховного Совета СССР 1—3 созывов.

Герой Советского Союза (1945 г.), Герой Социалистического Труда (1939 г.).

Генералиссимус Советского Союза (с 1945 г., Маршал Советского Союза с 1943 г.).

Почетный член Академии наук СССР (с 1939 г.).

Похоронен на Красной площади в Москве.

Известия ЦК КПСС, 7 (306) июнь 1990.

4 стр., 1938 слов

Можно ли было предотвратить распад СССР

... было утрачено большинство политических и территориальных завоеваний СССР в годы Великой Отечественной войны: из сферы влияния Советского Союза ... что Горбачев теряет власть, руководство РСФСР в лице Б.Н. Ельцина и ... заявил о культе личности Сталина и вреде, принесенном этим культом. Многие ... разобраться возможно. Распад СССР считается ... и усматривается едва ли не главная причина распада СССР и естественно, ...

То, что Хрущёв назвал на ХХ съезде словосочетанием «культ личности», и что дало мощный импульс антисталинистским нападкам на непогрешимого вождя в течение всей второй половины ХХ столетия, настоятельно требует осмысления и расшифровки, так как именно в него, в этот термин была заложена громадной разрушительной силы мина, уже взорвавшая более десятилетия назад любимое детище Иосифа Виссарионовича Сталина – СССР.

Что подразумевается под этим выражением – «культ личности»? Если любовь, огромный харизматической личности , то да, такая глубочайшая всенародная любовь не только была, но и есть, несмотря на то, что в 2009 исполнилось уже более полувека (!!!), как Сталина не стало.

Становление культа

К концу 20-х годов прошлого столетия в СССР наряду с завершением максимальной централизации власти в одних руках четко обозначается и такое явление, как культ личности Сталина, отсчет которого начинается с празднования 50-летия вождя в декабре 1929 года. «Правда» в редакционной (поздравительной) статье уже именовала Сталина самой выдающейся личностью эпохи, вождем мирового коммунистического движения, инициатором и вдохновителем побед и проч. В последующие годы его культ только набирал обороты.

«Культ был. Но и личность была», — скажет Михаил Шолохов, выражая общие настроения довольно большой группы людей (не обязательно сталинистов), отдающих должное усилиям и заслугам Сталина по превращению СССР в великую державу. И действительно, по историческим меркам в Советском Союзе в 20—30-е годы происходили прямо-таки чудеса — именно в таких тонах описывали те времена не только советские, но и иностранные комментаторы. Преобразования в СССР были впечатляющими и по темпам, и по условиям, в которых они происходили, — без , в постоянном ожидании интервенции или войны с соседями, практически в мировой изоляции. Несмотря ни на что, к началу 30-х аграрная, с высоким уровнем неграмотности, разрушенная двумя войнами (мировой и гражданской) страна преобразовывается. Только в 1928—1932 гг. построено 1500 крупных предприятий , а выпуск промышленной продукции вырос более чем в 4 раза! Появляются новые отрасли промышленности: тракторная, автомобильная, авиационная, химическая, станкостроительная… Невиданными темпами растет число школ, институтов, университетов, которые готовят сотни тысяч ученых, инженеров, исследователей, специалистов разных дисциплин. Массово скупаются по миру передовые технологии, современные машины и лабораторное оборудование , но с каждым годом все меньше, ибо появляются собственные конструкторские бюро, лаборатории и научно-исследовательские институты.

Т. е. были реальные дела, успехи и достижения, со сверхвысоким напряжением сил, с огромными жертвами, и все это под непосредственным руководством Сталина. Стоит ли удивляться возникновению культа? Именно реальные свершения объясняют тот несомненный факт, что его культ выдержал проверку временем, несмотря ни на какие антисталинские кампании. Равно как и культы (основательно сдобренные жертвами во имя великих свершений) Петра I, Екатерины Великой или того же Наполеона во Франции… В конце концов одной лишь пропагандой, каким бы размахом она ни обладала, ничего нельзя добиться, если она противоречит настроениям общества.

9 стр., 4168 слов

Культ личности Сталина

... его почти невозможно терминизировать, потому что личность - сугубо индивидуальна. Целью данного реферата можно обозначить - исследование культа личности Сталина во всех проявлениях, влиянии на ... СССР сформировали идеологию культа его личности и внедрили его в общественное сознание. Позже, после смерти Сталина и ХХ съезда КПСС будет принято Постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности ...

В хрущевские, а затем перестроечные времена (вплоть до наших дней) было принято приписывать это явление чертам характера вождя, его жажде к власти, мании величия, маниакальной уверенности в собственной непогрешимости, нарциссизму, тщеславию. Сталина рисовали эдаким психопатом-параноиком. Фальшивки изобретали — вроде «диагноза академика Бехтерева» о «вожде-параноике». Последняя, кстати, гуляет в иных «трудах» до сих пор, хотя давно опровергнута первоисточником. Главным подтверждением служило заявление внучки — Натальи Петровны Бехтеревой, сделанное ею в конце 80-х. В сентябре же 1995-го в интервью «Аргументам и фактам» она рассказала: «Это была тенденция объявлять Сталина сумасшедшим, в том числе с использованием якобы высказывания моего дедушки, но никакого высказывания не было… А кому-то понадобилась эта версия. На меня начали давить, и я должна была подтвердить, что это так и было…» («АиФ», 1995, №39 (780), стр.3).

Проявление культа личности

Марксизм-ленинизм, идеологическая основа Советской власти, в теории отвергает вождизм, ограничивая «роль личности в истории», что проистекало из марксистского культа равенства. Однако некоторые учёные считают вождизм естественным следствием ленинизма. Например, русский философ Н. Бердяев считал, что «Ленинизм есть вождизм нового типа, он выдвигает вождя масс, наделенного диктаторской властью».

В Советской России до 1929 года было распространено выражение «вожди партии». Но после 1929 года это выражение практически исчезло. Конечно, к лидерам государства и партии применялись аналогичные титулы. Так, «Ленинградским вождём» называли . Но истинный в «вождистком» обществе всегда и везде может быть только один. Титулы «Великий вождь», «Великий вождь и учитель» по отношению к были почти обязательны в официальных публицистике и риторике.

Советская пропаганда создала вокруг Сталина полубожественный ореол непогрешимого «великого вождя и учителя». Именем Сталина и его ближайших соратников назывались города, заводы, колхозы, военная техника. Его имя упоминалось в одном ряду с Марксом, Энгельсом и Лениным. 1936 г. в «Известиях» появляются первые два стихотворения, прославляющее , которые принадлежат перу Бориса Пастернака. По свидетельству Корнея Чуковского и Надежды Мандельштам, «просто бредил Сталиным»:

«А в те же дни на расстояньи

За древней каменной стеной

Живёт не человек, — деянье:

Поступок ростом с шар земной.

Судьба дала ему уделом

Предшествующего пробел.

Он — то, что снилось самым смелым, Но до него никто не смел.

За этим баснословным делом

Уклад вещей остался цел.

Он не взвился небесным телом,

Не исказился, не истлел..

В собраньи сказок и реликвий,

Кремлём плывущих над Москвой,

Столетья так к нему привыкли,

Как к бою башни часовой.

Но он остался человеком,

И если, зайцу вперерез

Пальнёт зимой по лесосекам,

Ему, как всем, ответит лес»

31 стр., 15103 слов

Проблема соотношения социального и биологического в личности преступника

... на 69 страницах машинописного текста. ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО И БИОЛОГИЧЕСКОГО В ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА 1.1 Постановка вопроса соотношения социального и биологического в личности человека Много веков назад Сократ сформулировал знаменитый тезис: «…я решил, что ...

Имя Сталина упоминается и в гимне СССР, сочиненном С. Михалковым в 1944 году:

Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,

И Ленин великий нам путь озарил,

Нас вырастил Сталин — на верность народу,

На труд и на подвиги нас вдохновил!

Образ Сталина стал одним из центральных в советской литературе 1930-х-1950-х годов; произведения о вожде писали также зарубежные писатели-коммунисты, в том числе Анри Барбюс (автор изданной посмертно книги «Сталин»), Пабло Неруда, эти произведения переводились и тиражировались в СССР.

Произведения, прославляющие Сталина, в изобилии появлялись и в публикациях фольклора практически всех народов СССР.

Тема Сталина постоянно присутствовала в советской живописи и скульптуре этого периода, включая монументальное искусство (прижизненные памятники Сталину, как и памятники Ленину, устанавливались массово в большинстве городов СССР, а после 1945 и Восточной Европы).

Особую роль в создании пропагандистского образа Сталина сыграл массовый советский плакат, посвящённый самой разнообразной тематике (см. иллюстрации).

Именем Сталина прижизненно было названо огромное количество объектов, в том числе населённых пунктов (первым из которых, по-видимому, стал Сталинград в 1927 — в обороне Царицына Сталин участвовал в Гражданскую войну), улиц, заводов, . После 1945 города имени Сталина появились во всех государствах Восточной Европы, причём в ГДР и Венгрии Сталинштадт (ныне часть Айзенхюттенштадта) и Сталинварош (ныне Дунауйварош) стали выстроенными практически с нуля в честь вождя «новыми социалистическими городами».

Аналогичные по характеру, но меньшие по масштабу явления наблюдались и в отношении других государственных руководителей 1930-х-1950-х (Калинина, Молотова, Жданова, Берия и пр.).

Сопоставимым с культом Сталина был только (в основном посмертный) культ Ленина, продолжавшийся весь советский период, в том числе и в сталинскую эпоху.

Хрущёв в своём знаменитом докладе на XX съезде партии утверждал, что Сталин всячески поощрял свой культ. Так, Хрущёв заявил, что ему достоверно известно, что, редактируя подготовленную к печати собственную биографию, Сталин вписывал туда целые страницы, где называл себя вождём народов, великим полководцем, высочайшим теоретиком марксизма, гениальным учёным и т. д. В частности, Хрущёв утверждает, что следующий отрывок был вписан самим Сталиным: «Мастерски выполняя задачи вождя партии и народа, имея полную поддержку всего советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности и тени самомнения, зазнайства, самолюбования».

Известно однако, что Сталин пресекал некоторые акты своего восхваления. Так, по воспоминаниям автора орденов «Победа» и «Слава» первые эскизы были выполнены с профилем Сталина. Сталин попросил заменить его профиль на Спасскую башню. На замечание Фейхтвангера «о безвкусном, преувеличенном преклонении перед его личностью», Сталин «пожал плечами» и «извинил своих крестьян и рабочих тем, что они были слишком заняты другими делами и не могли развить в себе хороший вкус».

Взгляд из-за океана

Американский учёный-антисталинист Такер в работе «Сталин как революционер» утверждает, что «личность Сталина является решающим фактором в понимании хода советской истории в сталинскую эру вплоть до 1953 года – года его смерти. Когда он умер, внешние составляющие ещё весьма длительное время сохранялись, но личность Сталина отсутствовала. Она перестала быть действующим фактором (чем очень искусно воспользовались Никита Хрущёв и его команда)».

21 стр., 10066 слов

Историческая личность : И.В. Сталин

... “принимать за основу” в понимании и оценке как личности Сталина, так и его политической деятельности? А деспотизм и жестокость ... дней, в основе критического осмысления Сталина как исторической фигуры лежала преимущественно характеристика его личности: на Сталина-политика (и на сталинское ... – в 1961 году по решению 22 –ого съезда партии Сталин был вынесен из ленинского Мавзолея, но всё же похоронен в ...

Другой американский учёный-антисталинист Д. Ранкур-Лаферриер, автор гнусной книжонки «Психика Сталина», считает тем не менее, что грандиозные титулы, использовавшиеся по отношению к Сталину при его жизни, отражают подлинное величие Сталина: «Сталин действительно был «Преобразователем природы» и «Великим мастером смелых революционных решений и крутых поворотов», «Продолжателем дела Ленина» и «Творцом Сталинской Конституции»: «И только из-за его действительного могущества миллионы людей верили в него, как в бога» (не станем забывать, что попытки искусственно создать «сверху» культ личности Хрущёва, а потом и Брежнева, которые не имели и тысячной доли сталинского авторитета и влияния, а потому опирались на взращённый ими паразитический класс партноменклатуры, потерпели фиаско).

Говоря о «культе личности» , Хрущёв преследовал одну только цель – обгадить имя . Жаль, что Хрущёв не дожил до сегодняшнего дня, чтобы посмотреть на последствия своей борьбы с «культом личности» . А получилось, что вслед за , было осквернено и имя , и не осталось у нынешнего поколения, которое, по утопическим прогнозам Хрущёва, уже давно должно было жить при коммунизме, ни нравственных ценностей и ориентиров, ни духовных авторитетов. А ведь ещё Фридрих Энгельс говорил: «Особенно необходим авторитет, к тому же властный авторитет, в открытом море. Там, в момент опасности, жизнь всех зависит от немедленного и беспрекословного подчинения всех воле одного».

И именно такими авторитетами для советских людей предшествующих поколений являлись авторитет и авторитет , которые уверенно вели корабль социализма в бушующем океане враждебного пролетариату мира.

Вождь ВКП (б)

В издательстве «Молодая гвардия» в 1928 году был издан роман Сергея Малашкина с довольно длинным названием «Сочинения Евлапмпия Завалишина о народном комиссаре и о нашем времени», где есть такие строки о работе XV съезда ВКП(б),который проходил в конце 1927 г: «Докладчик вышел вперёд, держа в руке небольшую пачку бумаги, размером не больше восьмушки листа, и стал дожидаться окончания овации, которая при появлении его превратилась в сплошной гул, похожий на прибой моря. Докладчик был среднего роста, с приподнятыми кверху крутыми плечами, с бледно-жёлтым и немного рябоватым лицом, с блестящими, то и дело вспыхивающими чёрным огнём глазами, с обвислыми чёрными, с едва заметной проседью усами, с низко подстриженными зачёсанными назад чёрно-серебристыми жёсткими волосами; одет он был просто, обычно, как всегда: на нём был не то светло-зелёный, не то светло-синий военный френч, но без всяких военных знаков, застёгнутый на все пуговицы; на нём были такого же цвета военные , но не галифе, и были заправлены в мягкие светлые и высокие до самых колен сапоги. Сейчас он стоял ровно, неподвижно, как скала, дожидался окончания овации. Казалось, что этому гулу не будет конца».

Какой же была реакция делегатов партийного съезда на окончание доклада, который был прочитан с «немного восточным акцентом»? «Рукоплескания слились в одну громкокипящую бурю, которая продолжалась долго-долго, напоминало собой солнечное, с тяжёлыми волнами, море, только что растревоженное весенней радостной грозой».

5 стр., 2388 слов

Психологическая устойчивость личности человека

... Устойчивость личности, являясь высшим этапом развития устойчивости, остается при этом устойчивостью самоорганизации. Психологическую сущность устойчивости личности составляет специфически личностная ориентация на отдаленные факторы. Способность человека ... значительно улучшилось, захотелось усердно трудиться, но, возвращаясь после работы домой, настроение снова внезапно испортилось). Наряду с этим ...

Так было! И от этого никуда не денешься. И зная, что именно так воспринимала партийная масса товарища Сталина, трудно всерьёз рассматривать утверждения, будто ему была какая-то альтернатива на посту генсека. Никакой альтернативы не было!

Наш народ за Сталиным идёт

По свидетельству писателя А. Письменного, рассказавшего о своих личных ощущениях в 25-летнем возрасте, людей охватывало искреннее ощущение радости даже тогда, когда им просто удавалось вблизи увидеть : «Сегодня в Колонном зале Дома Союзов на торжественном заседании, посвящённом открытию метро, выступил Сталин. У подъезда Дома Союзов стояло много машин, а на трамвайной остановке толпился народ, такой же догадливый, как и я, ожидая, что он выйдет…

Показались двое в кожаном. Потом тесной группой вышли Сталин, Молотов, Ворошилов, Ягода. Они медленно пошли к станции метро на углу Дмитровки и Охотного ряда, направляясь, очевидно, к Большому театру. Тогда я и вся публика с трамвайной остановки побежала за ними.

Они шли спокойно и медленно. Загорелые, довольные. Сталин казался менее утомлённым, чем выглядел в кинохронике, снятой в 33-м году. Шинели прекрасно сидели на них. Особенно на Сталине. На Сталине шинель сидела, словно литая, точь-в-точь как на изображавших его статуях. Я заметил внимательный, настороженный взгляд Ягоды. Очевидно, он понимал, что Сталин подвергается опасности. Кто-то зааплодировал. Я крикнул: «Ура!». Всё это получилось нестройно. Сталин улыбнулся и поднёс руку к фуражке. Мы начали кричать снова. Они все улыбались, и Сталин козырял. У меня мурашки побежали по телу от благоговейного восторга перед Сталиным… Подходя к Большому театру они снова улыбались, и толпа вокруг них вопила «ура!»

Ликование на Театральной площади было всенародным. Возникало желание поднять его на руки и нести…

Как я всё это увидел, я не знаю. И после того, как они прошли, толпа долго не расходилась, кричала «ура!».

Я привёл это пространное признание в любви к вождю, как типичное явление советской действительности в 30-е годы. На громадных просторах Советского Союза для миллионов людей не было более высокого авторитета, чем . Все победы социализма, реальные изменения в своей жизни к лучшему простые люди связывали с этим именем и с этой личностью.

В 1946 году Герой Социалистического Кошевая, звеньевая колхоза «Червоный гигант» Харьковской области в журнале «Огонёк» писала: «Почему я голосую за Сталина? Потому что я, малограмотная женщина, вырастила троих сыновей, из которых один пал смертью храбрых в боях за Советскую Родину будучи в звании полковника, второй – окончил на агронома, работает у нас в колхозе, третий – учительствует в городе. В какой капиталистической стране дети простой крестьянки могут «выбиться в люди» сами, без родительской помощи? Такое возможно только при Советской власти, только при социализме.

Со Сталиным мы победили фашизм. Со Сталиным мы построим коммунизм. Я верю в Сталина. И поэтому я голосую за Сталина».

Можно сказать красивее. Проще и убедительнее – невозможно!

Венгерские биографы Ласло Белади и Тамаш Краус приводят в книге «Сталин» (М.: Политиздат, 1989. С. 203) описание Ильёй Эренбургом его впечатлений от присутствия на первом Всесоюзном совещании стахановцев: «Вдруг все встали и начали неистово аплодировать: из боковой двери, которой я не видел, вышел Сталин, за ним шли члены Политбюро… Зал аплодировал, кричал. Это продолжалось долго, может быть, десять или пятнадцать минут. Сталин тоже хлопал в ладоши. Когда аплодисменты начали притихать, кто-то крикнул: «Великому Сталину ура!» – и всё началось сначала. Наконец все сели, и тогда раздался отчаянный женский выкрик: «Сталину слава!». Мы вскочили и снова зааплодировали». Эренбург чуть позже отмечает: «Я поймал себя на том, что плохо слушаю – всё время гляжу на Сталина. Оглянувшись, я увидел, что тем же заняты и другие».

12 стр., 5672 слов

Роль народных масс и личности в истории философия реферат спиркин

... и идейное руководство они имеют в данный исторический момент в данной стране. Поэтому роль масс нельзя рассматривать в оторванности от классов и партий, от вождей, которые их возглавляют. Цель данной работы – исследовать роль личности и народных масс в истории. В ... так и в процессе осуществления ею своих социальных ролей. §2. Народ как основная практически созидающая сила истории Философия истории ...

«Мы так Вам верили, товарищ Сталин, как, может быть, не верили себе», – скажет Михаил Исаковский в стихотворении «Слово к товарищу Сталину».

И вот подорвав веру в как символ социализма, Хрущёв всего «десять лет спустя» подорвёт у широких масс веру в партию и веру в коммунизм…

«Шестидесятник» Владимир Буковский пишет: «Конечно, после того шока, который дало нам всем разоблачение Сталина, ни один коммунистический вождь никогда уже любим народом не будет и ничего, кроме насмешек и не заслужит. Но никто, видимо, и не вызовет столь единодушной и лютой ненависти, как Хрущёв. Всё раздражало в нём людей. И его неумение говорить, неграмотность, и его толстая ухмыляющаяся рожа – кругом недород, нехватка продуктов, а он ухмыляется, нашёл время веселиться! До него тоже бывал голод, была безысходность, но была вера в усатого бога, которая заслоняла всё. Он отнял эту веру… и вся горечь, вся ненависть, вызванная смертью бога, обрушилась на Хрущёва. Лишив людей иллюзий… он тотчас же оказался для всех виновен».

Мы все из шинели Сталина

«Ни одно «ego» в истории человечества не восхвалялось столь высоко и столь многими людьми», — пишет Ранкур-Лаферриер (например, на 17-м съезде партии имя Сталина прозвучало 1580 раз, причём иудушка Хрущёв произнёс это имя 28 раз, а хрущёвец Микоян аж 49 раз, и при этом «великий» и «гениальный» были в их речах не самыми сильными эпитетами).

быть Сталиным

Югославский государственный деятель Милован Джилас в книге «Беседы со Сталиным» тоже отмечал нечто подобное: «Сталин – это призрак, который бродит и долго ещё будет бродить по свету. От его наследия отреклись все, хотя немало осталось тех, кто черпает оттуда силы. Многие и помимо собственной воли подражают Сталину. Хрущёв, порицая его, одновременно им восторгался. Сегодняшние советские вожди не восторгаются, но зато нежатся в лучах его солнца. И у Тито, спустя пятнадцать лет после разрыва со Сталиным, ожило уважительное отношение к его государственной мудрости. А сам я разве не мучаюсь, пытаясь понять, что же это такое – моё «раздумье» о Сталине? Не вызвано ли оно живучим его присутствием во мне?»

И в этом смысле Хрущёв, Волкогонов, Антонов-Овсеенко и прочие ниспровергатели Сталина так же «больны» этой личностью, как любой нынешний сталиновед, предпринимающий попытки очистить это великое имя от грязи наветов и поклёпов, – но только с отрицательным знаком. Мы все вышли из шинели Сталина. Или не так?

Нужен ли был Сталину культ личности?

В августе 1930 года состоялся обмен письмами между Сталиным и членом партии Шатуновским. Критически оценивая обстановку в стране, последний не удержался от славословия в адрес генсека. Как же отреагировал Иосиф Виссарионович на фразу о преданности лично ему? «Это не по-большевистски. Имейте преданность рабочему классу, его партии, его государству… Но не смешивайте её с преданностью лицам, с этой пустой и ненужной интеллигентской побрякушкой».

14 стр., 6709 слов

Что такое личность? Личность и общество

... по своему разумению. По своей длительности, исторической протяженности эти периоды стабильности занимают большую (подавляюще большую) часть человеческого общества. б) Второй ракурс проблемы «личность и общество»: как личность ... при описании личности, связаны не только и не столько с тем, что социологическая и другие науки долгие годы не обращала внимания на проблемы автономии личности, ее ...

1933 года заведующий агитмассовой группой Главного архивного управления С. Лашевич обратился к помощнику

ёбышеву с просьбой от имени старых предоставить в их распоряжение материалы (фотоархивные документы) для организации в их клубе выставки «О деятельности тов. Сталина за период гражданской войны». наложил резолюцию, которая осудила «культ личности» (!) На письме он написал размашисто: «Я ПРОТИВ (подчёркнуто дважды), так как подобные начинания ведут к несовместимости с курсом нашей партии».

Беседуя со Сталиным в 1937 году, Лион Фейхтвангер сказал ему «о безвкусном, преувеличенном преклонении перед его личностью». На это «пожал плечами. Он извинил своих крестьян и рабочих тем, что они были слишком заняты другими делами и не могли развить в себе хороший вкус, и слегка пошутил по поводу сотен тысяч увеличенных размеров портретов человека с усами – портретов, которые мелькают перед глазами во время демонстраций». Писателя шутка не удовлетворила, и он сказал, что даже люди, несомненно обладающие вкусом, выставляют его бюсты и портреты в совсем неподходящих местах, например, на выставке Рембрандта. В ответ на это Сталин стал серьёзен и сердито заговорил о « подхалимствующих дураках», которые приносят вреда больше, чем враги. Всю эту шумиху он терпит, заявил он, только потому, что знает, какую наивную радость доставляет праздничная суматоха её устроителям, и знает, что всё это относится к нему не как к отдельному лицу, а как к представителю течения, утверждающего, что построение социалистического хозяйства в Советском Союзе важнее, чем перманентная революция.

1938 года пишет известное письмо в Детиздат ЦК ВЛКСМ: «Я решительно против издания «Рассказов о детстве Сталина». Книжка изобилует массой искажений, преувеличений, незаслуженных восхвалений. Автора ввели в заблуждение охотники до сказок, брехуны, подхалимы. Жаль автора, но факт остаётся фактом. Книжка имеет тенденцию вкоренить в сознание советских детей (и людей вообще) культ личности вождей, непогрешимых героев. Это опасно, вредно. Советую сжечь книжку».

В декабре 1938 года в письме драматургу Афиногенову делает приписку: «Зря распространяетесь о «вожде». Это нехорошо и, пожалуй, неприлично. Не в «вожде» дело, а в руководителе – в ЦК партии».

Просматривая макет тома по истории гражданской войны, дал директиву включить фотопортреты Дзержинского, Фрунзе, Урицкого, Володарского, Куйбышева, Иоффе, Орджоникидзе, Слуцкого, Антонова-Овсеенко. Есть и такая приписка: «Нужен портрет Троцкого, игравшего роль в Октябрьской революции, Каменева, Зиновьева, Лашевича (он играл положительную роль), Бубнова, портреты членов ЦК, избранных на апрельской конференции, на VI съезде».

Яковлев вспоминал: «Иногда Сталин получал деловые бумаги, авторы которых считали не только уместным, но и позволительным в конце письма добавлять всяческие излияния чувств и уверения в своей преданности. При чтении такого письма вслух, дойдя до концовки, Сталин либо пропускал её, либо говорил: «Ну, а здесь, как полагается: «Ура! Ура! Да здравствует ВКП(б) и её вождь великий Сталин». И, лукаво прищурившись, добавлял: « Думает меня этим подкупить, заручиться поддержкой».

14 стр., 6865 слов

Жизнь и личность В.И. Ленина

... материал по данной теме в работе. Объектом исследования данной работы является личность Владимира Ильича Ленина, как человека и как политика. Предметом изучения являются события личной политической ... на траурном митинге в Кантоне, обращаясь к портрету Ленина, говорил: "За многие века мировой истории появились тысячи вождей и учёных с красивыми словами на устах, которые ...

Немало гнусной демагогии было выплеснуто Хрущёвым и его последышами по поводу как «автора-редактора», «одного из главных составителей своей хвалебной биографии».

Недавно была открыта запись беседы авторского коллектива этого труда со Сталиным, сделанная историком В. Мочаловым 1946 года (Сталин . Т. 16, стр.

Говорит : «Очень много ошибок. Тон нехороший, эсеровский. У меня всякие учения, вплоть до какого-то учения о постоянных факторах войны. Оказывается, у меня есть учение о коммунизме, как будто Ленин, видите ли, говорил только о социализме и ничего не говорил о коммунизме. А я, видите ли, сказал о коммунизме. Дальше, будто у меня есть учение об индустриализации страны, о коллективизации и т. п. и т. п. На самом деле именно Ленину принадлежит заслуга постановки вопроса об индустриализации нашей страны, так же и относительно вопроса о коллективизации сельского хозяйства и т. п.

Похвал много в этой биографии, возвеличения роли личности. Что должен делать читатель после прочтения этой биографии? Стать на колени и молиться на меня…

Вот относительно Баку говорится, что, дескать, до моего приезда там у большевиков ничего не было, и стоило мне появиться, как всё сразу переменилось. Хотите – верьте, хотите – не верьте! На самом деле как было дело? Надо было создать кадры. Такие кадры большевиков в Баку сложились. Имена этих людей я в соответствующем месте перечислил.

То же касается и другого периода. Ведь такие люди, как Дзержинский, Фрунзе, Куйбышев, жили, работали, а о них не пишут, они отсутствуют…

Это же относится и к периоду Отечественной войны. Надо было взять способных людей, собрать их, закалить. Такие люди собрались вокруг главного командования Красной Армии.

Нигде не сказано ясно, что я ученик Ленина… На самом деле я считал и считаю себя учеником Ленина. Об этом я ясно сказал в известной беседе с Людвигом… Я ученик Ленина, Ленин меня учил, а не наоборот. Он проложил дорогу, а мы по этой проторённой дороге идём».

, как мы видим, пресекал неоднократно попытки восхваления своей личности, и поэтому утверждать, как это делал Хрущёв и его последыши, что он сам способствовал возвеличиванию собственной личности, является, по словам Энвера Ходжи, грязной клеветой, блефом.

Э. Ходжа пишет в своих «Воспоминаниях»: «Достоверная информация и практика общения с хрущёвцами позволяют мне дать им в целом верную политическую оценку, проследить принципиальную направленность их контрреволюционной деятельности». «Сила партии и её вождей заключается в тесной, неразрывной связи с народными массами. При жизни товарища Сталина хрущёвским ревизионистам не удавалось обозвать заслуженный авторитет Сталина и искреннее уважение к нему со стороны трудовых масс «культом личности».

Во всех своих выступлениях товарищ Сталин всегда обращался к советскому народу и всегда особо подчёркивал решающую роль трудящихся масс в судьбе пролетарской страны и роль политической партии, никогда не отделял руководителей партии от рядовых её членов. Об этом документально свидетельствуют его многочисленные выступления».

Но интересно, как сам Сталин относился к культу его личности? Он ведь хорошо знал, что происходило вокруг него, в каких огромных масштабах прославлялась его личность. Что он об этом думал? Почему не воспрепятствовал или почему способствовал развитию этого явления?

Да, разницу между реальным и плакатно-газетно-киношным прекрасно понимал. Английский историк Симон Монтефиоре, попытавшийся проникнуть во внутренний мир вождя через его с родными, близкими, товарищами по работе, приводит эпизод, рассказанный приемным сыном Сталина Артемом Сергеевым. Вождь очень сердился на сына Василия, когда тот использовал громкую фамилию для защиты от учителей в школе. «Но я тоже Сталин», — говорил Василий отцу. «Нет, ты не Сталин, — гневно возразил вождь. — Ты не Сталин, и я не Сталин. Сталин — это советская власть! Сталин — это то, что пишут о нем в газетах и каким его изображают на портретах. Это не ты, и даже не я! »

А Александр Яковлев в мемуарах («Цель жизни») приводит свой разговор с вождем о людях и присущих им недостатках: «У каждого есть недостатки и промахи в работе, святых людей нет… Вы думаете, у вас нет недостатков? — дотронулся он рукой до моего плеча. — И у вас есть. И у меня тоже есть недостатки, хотя я — «великий вождь и учитель». Это мне из газет известно, — пошутил Сталин »…

А вот случай, рассказанный артистом Алексеем Денисовичем Диким, сыгравшем роль Сталина в фильме «Сталинградская битва». Дикий играл вождя без акцента, чем привел в замешательство даже режиссера. Просмотрев фильм, Сталин сказал: «Совершенно не похоже. Но интересно». Вскоре Дикий был приглашен в Кремль, где Иосиф Виссарионович обратился к нему: «Я пригласил вас, чтобы узнать, почему вы играете меня без акцента?» Актер ответил: «А я играю не вас». «Как так?» — удивился Сталин. «Я играю вашу государственную функцию» , — ответил Дикий. Сталину ответ актера очень понравился.

Как видим, Сталин не только отдает себе отчет в том, что его пропагандистский образ — только образ. Он даже самоироничен, чего вряд ли можно ожидать от человека, у которого гипертрофированное представление о своей персоне.

Есть и другое: человек, полагающий себя непогрешимым, внутренне убежденный в своей экстраординарности, в своих сверхчеловеческих возможностях, мессианском предназначении, легко впадает в гордыню. Он требует от окружающих соответствующего отношения к себе, ему нужно подтверждение его исключительных качеств, т. е. постоянная лесть, угодничество, подхалимаж. Поэтому начинает подбирать и соответствующий круг лиц.

Любил ли Сталин подхалимов, льстецов и угодников? Терпеть не мог! Презирал, требовал противоположного… Могла ли лесть и угодничество помочь в карьере? Отнюдь! Скорее навредить.

В отчетном докладе Сталина XVII съезду партии ( 1934 г.) есть эпизод, где он с иронией говорит о «болтунах», которые «мобилизуются», «ставят вопрос ребром», но дело не движется. «И когда снимаешь с постов таких болтунов.., они разводят руками: «За что же нас снимают? Разве мы… не избрали весь состав Политбюро ЦК в почетный президиум, разве не послали приветствие товарищу Сталину, — чего же еще хотите от нас?»

«Как-то, — пишет А. Яковлев, — я затруднился ответить на поставленный вопрос: «не знал, как будет воспринят мой ответ, понравится ли то, что скажу» . Сталин нахмурился: «Только, пожалуйста, отвечайте так, как вы сами думаете. Не угодничайте. В разговорах со мной не нужно этого. Мало пользы получится от нашего разговора, если вы будете угадывать мои желания. Не думайте, что, если вы скажете невпопад с моим мнением, будет плохо. Вы специалист. Мы с вами разговариваем для того, чтобы у вас кое-чему поучиться, а не только, чтоб вас поучать» .

Сталин же рассказал Яковлеву об «одном руководящем работнике, освобожденном в свое время от должности». «Что в нем плохо? — задавался вопросом Сталин. — «Прежде чем ответить на какой-нибудь вопрос, он прямо-таки по глазам старается угадать, как сказать, чтобы не получилось невпопад, чтобы понравилось, чтобы угодить. Так и смотрит в рот, чтобы повторить за начальством какую-нибудь глупость. Такой человек, сам того не желая, может принести большой вред делу. Опасный человек»

То, что со Сталиным можно было не просто спорить, но и добиваться своего, подтверждается во многих мемуарах известных людей, которым довелось иметь с ним дело. Например, Георгий Жуков пишет о том, как принималось решение по операции «Багратион», в ходе которой в 1944м была уничтожена немецкая группа «Центр». Ставка настаивала на одном направлении удара, Рокоссовский — на другом: наносить удар в Белоруссии. Сталин трижды предлагал Рокоссовскому «выйти в соседнюю комнату и хорошенько подумать». Но тот неизменно стоял на своем. «Настойчивость командующего фронтом, — сдался в конце концов Сталин, — доказывает, что организация наступления тщательно продумана. А это надежная гарантия успеха». Так и было…

Яковлев, описывая атмосферу, в которой происходили обсуждения важных для страны вопросов, отмечает, что Сталин получал деловые бумаги, «авторы которых считали не только уместным, но и позволительным в конце письма добавлять всяческие излияния чувств и уверения в своей преданности». При чтении такого письма вслух, «дойдя до концовки, Сталин либо пропускал ее, либо говорил: Ну а здесь, как полагается: «Ура! Ура! Да здравствует ВКП(б) и ее вождь великий Сталин! И лукаво прищурившись добавлял: Думает меня этим подкупить, заручиться поддержкой»… Если — для сравнения — обратиться к воспоминаниям политических деятелей брежневской поры, то они неизменно отмечают, что в ходе заседаний Политбюро ЦК КПСС (времен «позднего Брежнева») славословия составляли львиную долю «работы», и воспринимались Леонидом Ильичем как должное…

, как сказано выше, любил в школьные годы прикрываться именем отца, нередко по-детски шантажировал и запугивал учителей. Но один из вполне рядовых преподавателей (некто Мартышин) этому не поддался, строго наказал Василия и написал об этом самому Сталину. Тот ответил: «Василий — избалованный юноша, средних способностей, дикаренок (тип скифа), не всегда правдив, любит шантажировать слабеньких руководителей, нередко нахал со слабой или, вернее, неорганизованной волей, его избаловали всякие «кумы и кумушки», то и дело подчеркивающие, что он «сын Сталина». Я рад, что в вашем лице нашелся хотя бы один уважающий себя преподаватель, который требует от нахала подчинения общему режиму в школе. И если наглец Василий не успеет погубить себя, то потому, что существуют в нашей стране кое-какие преподаватели, которые не дают спуску капризному барчуку. Мой совет требовать построже от Василия…»… Думаю, многим приходилось сталкиваться либо наблюдать ситуации, когда «непростые» родители пытаются добиться для своих чад привилегированного положения, не говоря уж оградить их от любого возможного наказания. А подхалимы и угодники подобные желания и требования исполняют. Можете сами оценить позицию Сталина.

Или вот письмо Сталина, которое тот отправил в «Правду» в 1930 году в разгар колхозного строительства (его процитировал Л. Мехлис на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г.): «Тов. Мехлис! Просьба пустить в печать прилагаемую поучительную историю одного колхоза. Я вычеркнул в письме слова о «Сталине» как «вожде партии», «руководителе партии» и т. д. Я думаю, эти хвалебные украшения ничего, кроме вреда, не дают (и не могут дать).

Письмо нужно напечатать без таких эпитетов …»

В 1938 году нарком внутренних дел Н. Ежов представил в Политбюро и Президиум Верховного Совета записку, где предлагал переименовать Москву в Сталинодар. В своем представлении (кроме многочисленных славословий) Ежов к докладной даже соответствующие стихи процитировал (некой поэтессы Чумаковой):

«Мысль летит быстрей, чем птица,

Счастье Сталин дал нам в дар.

И красавица столица

Не Москва – Сталинодар!.

Сталин же отнесся к этому предложению как к глупости.

Известно, как широко праздновалось 70-летие вождя в 1949-м. Но от скольких угоднических предложений пришлось отмахиваться Сталину! Чего только ни напридумывали! Например, учредить орден Сталина; присвоить вождю звание народного героя; соорудить в Москве монумент Победы в честь Сталина; установить всенародный ежегодный праздник в день рождения вождя; построить в Москве «Дворец жизнедеятельности товарища Сталина» и т. д. А один писатель додумался до идеи начать новое летоисчисление от дня рождения Сталина…

При этом Сталин известен как большой любитель и знаток литературы. В «инженерии человеческих душ» он разбирался отменно. Яковлев вспоминал, что технический ли происходил разговор или на политическую тему, Сталин приводил для иллюстрации подходящие к случаю примеры из истории, мифологии, классической литературы. «Обладая редкой памятью, он мог цитировать почти дословно большие отрывки из некоторых произведений». Наиболее часто цитировал Салтыкова-Щедрина, Чехова, Гоголя.

При сравнении Сталина с Брежневым (а «дорогого Леонида Ильича» восхваляли не меньше) очевидна разница в восприятии народом культов этих политиков: Брежнев стал объектом насмешек, а Сталин — нет.

В немалой степени потому, что выстраивание культа личности Сталина органично соотносилось с неким Целым, которым жила страна.

В то же время Сталин принимал самое непосредственное участие в становлении «культа личности Сталина». К примеру, не кто иной, как сам вождь заставил режиссера доснять финальную сцену (не существовавшую в жизни) о том, как он прибывает на самолете в Берлин, где его встречают восторженные толпы освобожденных народов Европы… Нередко Сталин правил книги, где речь шла о нем, мог сделать уточнения насчет «великого вождя и учителя».

Т. е. в узком кругу Сталин мог посмеяться над собой и над своим культом, как бы давая понять собеседнику, что знает разницу между реальным Сталиным и созданным образом. Но для народа — «» при жизни, величественный вождь. Зачем? С какой целью?

К. Симонов обратил внимание на сугубо утилитарный подход Сталина, который постоянно задавал вопрос даже в отношении безусловно понравившейся ему книги: «А нужна ли нам эта книга сейчас ?» К примеру, в 1942м лауреатами Сталинской премии становятся Ян (за «Чингиз-хана») и Бородин (за «Дмитрия Донского») — о событиях 600—700-летней давности. «Эти романы были для Сталина современными, потому что история в них предупреждала о том, что горе побежденным, и учила побеждать», — отмечал Симонов. А вот написанный Степановым в 1941 году роман «Порт-Артур» ждал своей очереди до 1946 г. — т. е. после того, как Япония была разбита, счеты за 1905 г. сведены, а Порт-Артур возвращен. Симонов считал, что «Сталин был прежде всего политик, а потом уже ценитель художественных достоинств литературы»… Точно так же относился вождь и к истории — утилитарно. С 1936-го в СССР вновь стали изучать историю — в т. ч. царей. Симонов уверен, что «потребовалось подчеркнуть силу и значение национальных чувств в истории и тем самым в современности, в этом и был корень вопроса», решалась задача мобилизации всех сил, «главная в то время».

Так вот, возвращаясь к культу личности Сталина, — не было ли с его стороны и здесь сугубо утилитарного подхода, т. е. на основе принципа, когда явления рассматриваются и оцениваются только с точки зрения их полезности, возможности служить средством для достижения какой-либо цели, в т. ч. государственной?

Ведь культ личности — это своего рода продолжение многовековых российских традиций почитания монарха, некая мистическая вера в царя-батюшку (Сталина тоже именовали «отцом народов»), в верховную власть вообще. Именно этими ментальными установками русского народа объясняется и феномен Путина (вкупе с элементами культа личности).

Здесь и борьба за единство партии, а поскольку та представляла собой «ведущую и направляющую» силу, — за единство политического и государственного руководства в стране, которое Сталин воплотил в собственной персоне на основе авторитета своей личности.

Но главное: что представлял собой СССР? Ведь это государство в условиях сверхмобилизации, по сути — на осадном, почти военном положении. Часто цитируются слова Сталина, сказанные 1931 г. в его речи на первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности: «Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

А как «пробежать» 100 лет за 10 без сверхцентрализации и административного нажима по всем направлениям государственной политики, без мобилизации сил, не превратив страну в один полувоенный лагерь? Невозможно! Сталин фактически становится Верховным главнокомандующим с конца 20-х годов. Управляет страной как полководец. Культ — это авторитет вождя, доверие к нему. Это готовность следовать за ним по тому пути, по которому он поведет. Без этого невозможно было бросить вызов истории — а Сталин сделал именно это.

Вообще не случайно в Советской стране со времен Сталина был культ героев — труда, войны, спорта. Чкалов, Стаханов, Ангелина, «челюскинцы»…

Сталин готовил страну к войне, о неизбежности которой регулярно твердил. Вера в созданный пропагандой образ вождя была важна для достижения победы.

Борьба с культом личности в 1953 году

По воспоминаниям , на заседании Президиума ЦК КПСС 1953 гола, фактический руководитель страны в первые месяцы после смерти Сталина отметил: «Считаем обязательным прекратить политику культа личности».

В материалах июльского 1953 года Пленума ЦК КПСС впервые прозвучало официальное осуждение культа личности. Журнал «Коммунист», подводя итоги пленума в передовой статье указал, что скатывание к культу личности ведёт к принижению роли партии и ее руководящего центра, к снижению творческой активности партийных масс и широких масс трудящихся.

ХХ съезд КПСС

Самым известным разоблачителем культа личности был Хрущёв, выступивший в 1956 году на XX съезде КПСС с докладом «О культе личности и его последствиях», в котором он развенчал культ личности покойного Сталина. Хрущёв, в частности, сказал:

«Культ личности приобрел такие чудовищные размеры главным образом потому, что сам Сталин всячески поощрял и поддерживал возвеличивание его персоны. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. Одним из наиболее характерных проявлений самовосхваления и отсутствия элементарной скромности у Сталина является издание его «Краткой биографии», вышедшей в свет в 1948 году. Эта книга представляет собой выражение самой безудержной лести, образец обожествления человека, превращения его в непогрешимого мудреца, самого «великого вождя» и «непревзойденного полководца всех времен и народов». Не было уже других слов, чтобы еще больше восхвалять роль Сталина. Нет необходимости цитировать тошнотворно-льстивые характеристики, нагроможденные в этой книге одна на другую. Следует только подчеркнуть, что все они одобрены и отредактированы лично Сталиным, а некоторые из них собственноручно вписаны им в макет книги.»

После «разоблачения культа личности» получила известность фраза, приписываемая обыкновенно (но также и другим историческим персонажам): «Да, был культ… Но была и личность!».

«Годы культа личности» были при Хрущёвe покрывающим термином для всего периода; это был официальный грех Сталина перед коммунистической идеологией, фактически единственный, который можно было открыто критиковать.

В Грузии разоблачения культа личности Сталина привело к стихийным митингам протеста в основном студентов и школьников, которые были жестко подавлены властями с применением оружия. Счет погибших шел на сотни.

Интересно, что государственный гимн Советского Союза в 1955—1977 (музыка ) исполнялся без слов, потому что в прежнем тексте упоминался Сталин.