Этические воззрения Ф.М. Достоевского

Реферат

Федор Михайлович Достоевский (1821 — 1881) принадлежит столько же литературе, сколько и философии. Ни в чем это не выражается с большей яркостью, как в том, что он доныне вдохновляет философскую мысль. На первый взгляд, может показаться, что в Достоевском мы имеем дело только с художником и публицистом, а не философом-мыслителем. Конечно, Достоевский не является философом в обычном и банальном смысле слова, — у него нет ни одного чисто философского сочинения. Но может быть именно в этом его плюс, а не минус. Близость к литературе делает его мысли наглядными и доступными для восприятия неискушенного читателя. Философия, которая воплощена в художественных образах, которая проникает в сердце, рождает сильные и глубокие переживания и способна непосредственно повлиять на поведение имеет большое значение. Достоевский был именно таким мыслителем.

Романы Достоевского вращаются вокруг философских теорий, которые представлены и живут в одном или нескольких персонажах. Он мыслит как художник, — диалектика идей воплощается у него в столкновениях и встречах различных «героев». Таким образом, его романы — одновременно и философские трактаты, требующие от читателя предельной концентрации, высокой этической культуры и отзывчивости.

Творчество Достоевского сосредоточено вокруг вопросов философии духа, — это темы антропологии, философии истории, этики, философии религии. Не получив систематического философского образования, Достоевский очень много читал, впитывая в себя чужие идеи и откликаясь на них в своих размышлениях. Поскольку он пробовал выйти за пределы чисто-художественного творчества (а в нем, несомненно, был огромный дар и темперамент публициста), он, все равно, оставался мыслителем и художником одновременно всюду. Несомненно, Достоевский принадлежит русской и даже больше — мировой философии.

1. ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО

Федор Михайлович Достоевский родился в семье военного врача, жившего в Москве. Детство его протекало в благоприятной обстановке;

— чуть ли не с первого года он уже знал Евангелие, а в десять лег — основные события русской истории. По окончании «подготовительного» училища, Достоевский, вместе со старшим братом, поступил в Петербургское Военно-Инженерное Училище . В 1843-ем году Достоевский окончил офицерские классы Инженерного Училища, получил место в инженерном ведомстве, но недолго оставался на службе и скоро вышел в отставку.

В 1845-ом году он печатает свое первое произведение «Бедные люди», сразу выдвинувшее его в первоклассные писатели. С этого времени Достоевский с упоением отдается литературной деятельности.

3 стр., 1030 слов

Философия Ф. М. Достоевского и Л. Н. Толстого

... испытаний. Человека, по Достоевскому, спасает только вера в Бога. Достоевский — глубокомыслящий писатель Философское творчество Ф. М. Достоевского Федор Михайлович Достоевский (1821- 1881) принадлежит столько же литературе, сколько и философии. Ни в чем ...

В это же время в жизни Достоевского назревает крупное событие -его сближение с кружком Петрашевского, приведшее позже к ссылке на каторжные работы в Сибирь. В жизни Достоевского это было настоящим переломом, — во втором периоде творчества (открывшемся «Записками из Мертвого Дома», 1855) мы встречаем уже иной строй мысли, новое, трагическое восприятие жизни. Уже в 1846-ом году Достоевский был посвящен во все подробности деятельности кружка и страстно принял его учения. Участие в кружке «петрашевцев» закончилось для Достоевского печально, — он был арестован, присужден к ссылке на каторгу на четыре года. Однако первоначально арестованным было сообщено, что они осуждены на смертную казнь. Осужденных привезли на площадь, сделали все приготовления к казни (расстрелу), но когда все было готово, объявили, что все помилованы, и смертная казнь заменена каторгой. Близость к смерти не могла не потрясти Достоевского, — но это потрясение было только вступлением ко всему тому страшному, что пришлось еще пережить на каторге. Здесь то и совершился глубокий внутренний и идейный перелом в Достоевском, который определил все его дальнейшие духовные искания.

После освобождения от каторги Достоевский пробыл еще несколько лет в Сибири, здесь он женился, снова вернулся к литературной работе (здесь были написаны «Записки из Мертвого дома», ряд рассказов).

Через несколько лег (в 1859-ом году) ему было, наконец, разрешено вернуться в Европейскую Россию сначала в г. Тверь, а через несколько месяцев — в Петербург. В 1861-ом году он вместе со старшим братом стал издавать журнал «Время», программа которого заключалась в развитии новой идеологии «почвенничества» и в упразднении распри западников и славянофилов. Главными сотрудниками журнала «Время» были братья Достоевские, А. Григорьев, Н. Н. Страхов, В 1863-ем году за статью Страхова, посвященную польскому вопросу и написанную в либеральном духе, журнал был закрыт, но через год брату Достоевского было разрешено издание журнала под новым названием. Действительно, в 1864-ом году Достоевские стали издавать журнал «Эпоха», но денежные затруднения, созданные ранее закрытием журнала «Время», были столь сильны, что пришлось прекратить издание «Эпохи». Значение этого периода в развитии творчества Достоевского заключалось в том, что в нем проявился вкус к публицистической форме творчества. Достоевский создал свой особенный стиль публицистики, и, например, «Дневник писателя» (который он издавал в последние годы жизни) остается до сих пор драгоценным материалом для изучения идей Достоевского. Несмотря на близость к текущей жизни, «Дневник писателя» сохраняет свою значительность и сейчас по богатству идей и по глубине анализов. Мысль Достоевского часто достигает здесь предельной четкости и выразительности.

Но, конечно, главной формой творчества в этот период (после каторги) было литературное творчество. Начиная с первоклассного произведения «Преступление и наказание», Достоевский пишет романы один за другим — «Идиот», «Подросток», «Бесы» и, наконец, «Братья Карамазовы».

Примечательнейшим фактом в жизни Достоевского было его выступление на так называемом «Пушкинском празднике» (май 1880-го года), когда освящали памятник Пушкину в Москве. Все русские писатели приехали на этот праздник, который был действительно праздником литературы. Все речи до выступления Достоевского были интересными и восхищали слушателей, но когда Достоевский произнес свою речь, впечатление было столь велико, что в общем подъеме и возбуждении казались исчезнувшими все прежние идейные разногласия. Они как бы потонули, растворились, чтобы слиться в новом энтузиазме «всечеловеческой» идеи, которую с таким необыкновенным подъемом провозгласил Достоевский. Позднее в различных журналах началась острая критика этой речи, но она, если и не начала никакой новой эпохи в русской идейной жизни, то сама по себе является действительно замечательной. А в творчестве Достоевского она означает, в сущности, возврат к той позиции, которую Достоевский занимал в первое время после возвращения из Сибири. Увы, приближалась смерть, прервавшая творчество Достоевского в самом расцвете его таланта, В 1881-ом году его не стало. Смерть Достоевского поразила своей неожиданностью русское общество; искренняя и глубокая печаль охватила сердца всех. На похоронах Достоевского, принявших совершенно небывалый характер, приняли участие дети, студенчество, различные литературные, научные, общественные круги.

4 стр., 1875 слов

Приспособление к жизни молодых людей из поселений различных типов

... экономическое самоопределение соотносилось с особенностями интерпретации и решения проблемных экономических задач, предполагающих необходимость актуализации значимых ценностных ориентаций человека, ... проблемой. Временная перспектива соотносится с содержательностью жизни человека. Так, отмечают, что чем насыщеннее временная ... Дж. Морено, разработанной в начале 1930-х гг. в модификации М. Битяновой, и его ...

2. ЭТИКА Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО

Едва ли не главный источник философских размышлений Достоевского лежит в сфере этики. Достоевский преисполнен этического пафоса, размышления на этические темы, заполняющие его произведения, определяются изначальным этицизмом его мысли. Этический максимализм, вся страстная напряженность этических исканий, придающая такую глубокую значительность основным художественным образам Достоевского, — все это вытекает из того, что в нем доминирует над всем проблематика добра и путей к нему. Он был глубоко самостоятелен в этических исканиях — и именно в этой области особенно велико влияние Достоевского на русскую философскую мысль — кто только в последующих поколениях русских мыслителей не испытал на себе глубочайшего влияния Достоевского.

2.1 Проблема нравственного выбора в творчестве Достоевского

творчество достоевский нравственный этический

В своих этических размышлениях Достоевский выступал против упрощенного или плоского понимания моральной сферы в человеке. В такой ранней вещи, как «Записки из подполья», мы встречаем исключительно острую, беспощадную критику утилитаризма и морального рационализма, Достоевский сильно сомневался в том, что установленное «разумом» благо является для человека действительным благом и что оно «есть закон для всего человечества». Ведь рассудок охватывает лишь малую часть человеческой жизни и знает только часть человеческой души. Возможно, большая часть человеческой души, которая до сих пор остается для разума скрытой, нуждается в совершенно ином образе действий, чем предписывает разум.

В «Записках из подполья» говорится о том, что «человек есть существо легкомысленное», действующее менее всего для собственной выгоды: «когда, во все тысячелетия бывало, чтобы человек действовал из одной своей выгоды?» Представление о человеке, как существе рассудочном, а потому и благоразумном, есть чистая фикция, — «так как натура человеческая действует вся целиком, — всем, что в ней есть — сознательно и бессознательно». «Хотенье может, конечно, сходиться с рассудком, но очень часто и даже большей частью совершенно и упрямо разногласит с рассудком». «Я хочу жить, — продолжает свои замечания человек из подполья, -для того, чтобы удовлетворить всей моей способности жить, — а не для того, чтобы удовлетворить одной только моей рассудочной способности. Рассудок удовлетворяет только рассудочной способности человека, а хотение есть проявление всей человеческой жизни». Самое дорогое для человека — «свое собственное, вольное и свободное хотение, свой собственный, хотя бы и дикий, каприз»; самое дорогое и важное для человека — «по своей глупой воле пожить», и потому «человек всегда и везде, где бы он ни был, любит действовать так, как он хочет, а вовсе не так, как повелевает ему разум» /1/. Таким образом, немалую и даже наиболее важную роль в жизни человека играют его чувства и эмоции. В порыве чувств человек способен на самые отчаянные поступки.

5 стр., 2254 слов

Философские взгляды Ф.М.Достоевского

... опыт своеволия и показывает Достоевский в своих романах. Он берет человека, отпущенного на свободу, и исследует судьбу его в свободе. Путь человека на свободе начинается с крайнего ... темой произведений Достоевского является человеческая свобода. Здесь он совершает шаг вперед по сравнению с классической европейской философией. В последней свобода (например, в философии И.Канта) рассматривалась, ...

Исследуя психологию поведения человека, Достоевский подчеркивал его стремление охранять свою свободу. Если человек долгое время подчиняется только закону, им овладевает страх, что он утратит способность вести себя иначе, что из-за привычки к поведению, которое диктует закон, он отвыкнет от беззаконных поступков и потеряет свою свободу. Тогда для того, чтобы доказать себе, что он свободен и волен поступать по своему усмотрению он совершает грех и тем самым преступает правовой или моральный закон. Этот грех может быть как серьезным преступлением, так и поступком, не приносящим вреда обществу, но все-таки являющимся безнравственным. Неважно, какой грех совершает человек, главное то, что этим поступком он делает вызов обществу, доказывая, что не только какой-нибудь «наполеон», но и он имеет право /2/. То есть природа человека такова, что «отпущенный на свободу», он тот час бросается бунтовать против существующего порядка. Обедняет ли подчинение закону человеческую натуру и приводит ли к несвободе можно установить только исходя из содержания нравственного закона и из следствий, которые влечет за собой подчинение ему.

По Достоевскому, человеку, чтобы жить, необходима свобода воли, ценность человека, его подлинная сущность даны в его свободе, в его жажде и возможности индивидуального самоутверждения, и он не может отказаться от нее, если хочет остаться человеком, а не быть «штифтиком». Поэтому он и не хочет грядущей социальной гармонии и радости жить в «счастливом муравейнике», если это связано с отрицанием свободы. Для воли необходимо свободное осуществление своего выбора, на основе побуждений своей целостной природы. Но не исключено также, что существует фундаментальный моральный закон, за которым воля обязана следовать и который должна исполнять. Смысл человеческой свободы состоит в таком свободном выборе, когда человек исполняет требования существующего нравственного закона при соответствующих условиях.

Проблематика свободы в человеке есть вершина идей Достоевского; свобода — это не последняя правда о человеке — эта правда определяется этическим началом в человеке, тем. к добру или злу идет человек в своей свободе. Свобода открывает простор для демонизма в человеке, но она же может возвысить ангельское начало в нем. Есть диалектика зла в движениях свободы, но есть и диалектика добра в них. Не в том ли заключается смысл той потребности страдания, о которой любил говорить Достоевский, что через страдания (часто через грех) приходит в движение эта диалектика добра? Часто, совершив безнравственный поступок, человек раскаивается через обращение к Богу.

26 стр., 12672 слов

Гениальность Ф.М. Достоевского в романе «Преступление и наказание»

... роман «Povera gente". Роман «Бедные люди», связь которого с начальником вокзала Пушкина и шинелью Гоголя подчеркивал сам Достоевский, имел выдающийся успех. Опираясь на традиции ... осудивший "фантастический" элемент, "вычурность", "манерность" этих произведений. В других произведениях молодого Достоевского — в повестях "Слабое сердце", "Белые ночи", цикле острых социально-психологических фельетонов " ...

Бог не оказывает влияния на человека в определении нравственного выбора. Если бы у нас были твердые знания о Боге, бессмертии, небесах и преисподней, мы никогда бы не ошибались в своем выборе, то есть выбор наш был бы предопределен. Но человек сам для себя свободно решает, как он относится к добру и злу/3/. Достоевский прекрасно раскрывает диалектику свободы и ответственности личности. Дело человека — сохранять ответственность за свою свободу, то есть принять какие-то из моральных обязательств, от него же зависит не принимать ни одно из них и отвергнуть сам нравственный закон.

Человеку дано в каждый момент принимать множество решений. «Все в руках человека, и все-то он мимо носу проносит единственно от одной трусости… Любопытно, чего люди всего больше боятся? Нового шага, нового собственного слова они больше всего боятся» /4/. Человек пребывает в положении той крестьянской девки, которая говорит; «Захоцу — вскоцу, захоцу — не вскоцу». Такое понимание свободы выбора весьма свойственно русскому человеку, отмечал Достоевский. Но человек, выбирая свободно, как ему себя вести, знает при этом. что есть добро и что есть зло. Такого рода свобода является, с одной стороны, радостью для человека, а с другой — непосильным грузом и мукой. Подлинная свобода — это высочайшая ответственность человека за свои поступки, это очень тяжелое бремя и даже страдание. Только люди с сильной волей способны нести такую свободу долго. Слабые не переносят ее и хотят от нее избавиться, так как их подавляет необходимость соотносить свои решения с совестью. Поэтому люди, получив свободу, спешат поскорее от нее избавиться. «Нет заботы беспрерывное и мучительнее для человека, как, оставшись свободным, сыскать поскорее того, перед кем преклониться» /5/. Поэтому-то и люди радуются, когда с их сердец снимают свободу и ведут их «как стадо».

Выбор заключает в себе не только риск, но и жертву /6/. Человек при выборе поступается некоторыми своими желаниями, принуждая часть своей природы исполнять требования нравственного закона. По-настоящему человек только тогда и именно в нравственном смысле свободен, когда его воля обращена к добру. Выбор зла для такого человека — есть решение, направленное против его собственной воли, это такое решение, которое делает человека несвободным. Совершение человеком такого поступка, который в его представлении является неприемлемым, весьма для него затруднительно. Ведь для этого ему придется отойти от своих принципов, что как раз и ограничит его свободу и приведет к конфликту с совестью.

2.2 Рассудок и чувство

Решение следовать нравственному закону или нет, идти по пути добра или зла зависит от морального сознания человека. Человек, подчеркивал Достоевский, прежде чем выбирать, должен знать, ради чего он может, должен или хочет принять решение. Как ранее уже было отмечено, Достоевский считал, что один только разум не способен разобрать, где добро и где зло. Он даже не в состоянии их развести и постоянно путает одно с другим. Рассудок не способен дать нравственные ориентиры, не может даже выдвинуть нравственные требования. Руководствуясь одним только рассудком невозможно любить и сострадать. Вот, например. Раскольников, осмыслив все предписания традиционной морали, стал вплотную перед соблазном, что «все позволено», и пошел на преступление. Мораль оказалась лишенной основания в глубине души, свобода обернулась аморализмом, напомним, что и на каторге Раскольников долго не чувствовал никакого раскаяния. Поворот пришел позже, когда в нем расцвела любовь к Соне, а до этого в своей свободе он не находил никакого вдохновения к моральному раздумью. Это вскрывает какую-то загадку в душе человека, заключающуюся в слепоте свободы, когда она соединена только с разумом.

3 стр., 1383 слов

Напиши мини- Трудно ли быть человеком нравственным

... окружающим, не бояться делать выбор, жить в согласии с совестью. Ведь у каждого — свой путь к совершенству. Легко ли быть нравственным? оцени статью Что является тем духовным ориентиром, которым ... букмекерскую контору? Разговоры о семье — часть 2 Легко ли быть человеком в мире нарциссических ценностей? По идее, быть человеком намного легче. Я имею в виду, легче — опираться на себя, свои желания, свои ...

Как ранее было сказано, источником, на основе которого формируется нравственное сознание человека является не один только разум, но и чувство. Если обратить на это внимание, то станет ясным, что чувство вне зависимости от разума способно проникать в самые сложные явления человеческой жизни. В рассказе «Кроткая» герой поражается, как его жена интуитивно глубоко чувствующая женщина — высказывает высокое нравственное знание, просвечивающее в ее поведении. «И откуда, думал я, пораженный, откуда эта наивная, эта кроткая, эта малословесная знает все это? И сколько было блеска в ее словах и маленьких словечках; какая острота в быстрых ответах, какая правда в ее осуждении!» /7/. И он сам дает ответ на этот вопрос; «Вся правда поднялась из ее души, и негодование вырвало из сердца сарказм». Чувство без «научения» знает нравственную правду, и оно способно к поразительным суждениям. В критических ситуациях чувство или интуиция подсказывают человеку, что ему нужно сказать, как себя повести.

Даже пяти-шестилетнее дитя знает о Боге, добре или зле, считал Достоевский, такие удивительные вещи и в такой глубине, что невольно приходишь к выводу, что малышу природой даны какие-то другие средства для достижения подобного знания. На вопрос, откуда берегся это знание, эта уверенность в нравственном чувстве, Достоевский дает ответ: оно прирождено, или, как он выразился, — «уже дано самой жизнью» /8/. Достоевский считает, что не рассудок есть главная причина нравственных решений, а то, что им руководит, — благородные качества.

Этот внутренний голос или знание закрепляется путем воспитания. Воспитание, которое обычно основывается на традиции, оказывает огромное воздействие на ребенка. Врожденный голос совести радостно откликается на этическое обучение, переданное и закрепленное правильным воспитанием; как писал Толстой романе «Анна Каренина»: «мне сказали это в детстве и я радостно поверил, потому что мне сказали то, что было у меня на душе» /9/. Воспитание пробуждает скрытую совесть. Но все-таки не воспитание, а наше нравственное знание имеет решающее значение. Это знание соответствует отношению человека к Богу: «Нравственные идеи. вырастают из религиозного чувства» /10/. При анализе нравственного знания проясняется, что ряд нравственных идей может быть оправдан только чувством, оставаясь непонятным и неприемлемым в качестве идей рассудка. Во многих случаях человека направляет и на дурной поступок не рассудок, а чувство. Одни люди умышленно, на основе расчета совершают преступление, а другие, и их немало, делают это в порыве чувств и потом глубоко раскаиваются.

2.3 Совесть и религия — критерии нравственности

Из нравственного чувства возникает совесть. Совесть дает каждому представление о том, что хорошо и что плохо. Совесть каждого человека свободна, т. е. нет силы или власти, которая могла бы принудить ее к суждению или выбору. Нет ничего притязательнее для человека, как свобода его совести, но нет ничего и мучительнее, поскольку она ставит его перед серьезным выбором между добром и злом. Голос совести часто бывает столь сильным, что люди жертвуют благополучием и самой жизнью, чтобы соответствовать ее требованиям или не подвергаться ее угрызениям.

4 стр., 1604 слов

Тема совести в русской литературе

... Тема совести в произведениях М.Е. Салтыкова-Щедрина Тема совести в произведениях Н.А. Некрасова Рассмотрим тему совести в романе Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание" О невозможности жить в грехе, о неминуемом пробуждении совести, о самом страшном для человека, ... я хочу схитрить. Я люблю совесть за то, что Совесть -- нравственное сознание человека, выражающееся в оценке собственных и чужих ...

После совершения проступка или преступления голос совести выступает как отголосок нравственного суждения. Он лучше всего показывает, был ли наш поступок добрым, или мы поддались дурным стремлениям, ибо настоящая кара, единственно действительная и устрашающая заключается «в сознании собственной совести». Когда совесть подает голос, это означает, что в душе человек в чем-то раскаивается. «Совесть — это уже раскаяние», — писал Достоевский /11/. Угрызения совести причиняют преступнику страдания и мучения, в которых частично уже содержится наказание за совершенное зло. Однако такое наказание возможно только тогда, когда совесть безупречна.

Несоответствие между пристрастиями разума и душевными моральными побуждениями, согласующимися с совестью, может привести к ее деградации. Установки разума в итоге преобразуются в сильное чувство и фальсифицируют голос совести. Падения нравственности такого рода встречаются во времена кризисов и переворотов. Достоевский указывал, что особой опасности подвергается в этом плане революционная молодежь. В эпоху революций и нравственных потрясений ужасающие преступления могут рассматриваться как полноценные в нравственном отношении поступки. Поэтому совесть нуждается в особой внешней поддержке. Если голос совести умолкает, не остается сдерживающего начала на преступном пути. Достоевский считал, что нравственность нельзя отождествлять с убеждениями: «Вы говорите, что нравственно поступать лишь по убеждению. Но откудова же вы это вы это вывели? Я вам прямо не поверю и скажу напротив, что безнравственно поступать по своим убеждениям. И вы конечно уж меня не опровергнете» /12/. Поступать согласно своим убеждениям — значит поступать честно, но не обязательно нравственно, так как множество убеждений вытекает из абстрактно-теоретических идеей и суждений, приводящих к ложным результатам. «Инквизитор уже тем одним безнравственен, что в сердце его, в совести его могла ужиться идея о необходимости сожигать людей» /13/.

Поэтому наряду с совестью необходим надежный критерий, с помощью которого можно проверить и измерить нравственные убеждения. Этот критерий обнаруживается в феномене Иисуса Христа и откровений Нового Завета. Таким образом, Достоевский считал, что моральные движения души определяются не чувствами, не рассудком, не разумом, а, прежде всего живым ощущением Бога, — и где исчезает это ощущение, там неизбежен или не знающий пределов цинизм, ведущий к распаду души, или человекобожество. Человеку невозможно прожить без Бога — и кто теряет веру в Бога, тот становится на путь Кириллова из «Бесов», то есть, ступает на путь человекобожества. Достоевский исследовал границы человекобожества в разных формах: индивидуалистических и коллективистических. Ставрогин, Кириллов, Иван Карамазов своей трагической судьбой доказывают, что если нет веры и нет связи человеческой свободы и божественной, то нет и человека. «Весь закон бытия человеческого лишь в том, — говорит в «Бесах» Стефан Трофимович, — чтобы человек мог преклониться перед безмерно великим; Безмерное и Бесконечное так же необходимы человеку, как та малая планета, на которой он живет» /14/. Несчастье человечества в том, что в нем «помутилась эстетическая идея», оттого теперь красота стала «страшная и ужасная вещь», она и «таинственная вещь — тут дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердце человеческое» /15/. Христианская нравственность совпадает с высшей нравственной идеей нашей совести. Нравственный закон, следовательно, должен быть сформулирован исходя из голоса чистой совести и исторического откровения Христа.

33 стр., 16173 слов

Тема детства в произведениях Ч. Диккенса и Ф.М. Достоевского

... «неготового человека» становится особенно актуальной («Подросток», «Братья Карамазовы»). В последнем романе Достоевского появляются образы «русских мальчиков», с которыми связана тема будущего. Если судьбы детей Диккенса остаются в рамках их частной жизни или ...

Нравственный закон вовсе не представляется как заповедь или деспотизм божественного произвола. Он является нравственной истиной, на основе которой мы должны принимать решения, исходя из нашего благоразумия и свободной воли. Из нравственного закона вытекает долг, и чем больше человек соприкасается с Богом, тем больше он признает долг как одновременно данный и добровольный.

Нравственное поведение должно полностью соответствовать индивидуальной ситуации, оно должно быть различным в разных случаях. «Всякая непременность в деле любви похожа будет на мундир, на рубрику, на букву… Надо делать только то, что велит сердце: велит отдать имение — отдайте, велит идти работать на всех — идите… обязательна и важна лишь решимость ваша делать все ради деятельной любви, все, что возможно вам, что сами искренно признаете для себя возможным» /16/.

2.4 Понятия добра. Идеальное бытие

Вслед за определением нравственного закона следует также точнее определить понимание Достоевским проблемы добра и зла. Достоевский предпринимает попытку определить добро: добро это то, что мы любим, добро это то, что согласуется с нашим чистым чувством красоты. Достоевский различает многие ступени прекрасного, среди них и чистую красоту, которая является отражением нравственного бытия, ее же он называет также духовной красотой. Добро это то, что принимается сердцем, чувствами и совестью. Таким образом, добро есть то, что полностью соответствует нравственному закону, добро есть состояние и деятельность совершенной любви. Бытие, соответствующее этому состоянию и деятельности, есть реализованное идеальное бытие.

Идеальное бытие должно быть осуществимым в условиях реальной человеческой жизни. Недостижимый или ложный идеал, превосходящий возможности человека, может привести его в отчаяние, тогда стремление к такому идеалу пропадает. Идеал указывает человеку его конечную цель, к которой стремится каждый. Если же у человека нет стремления к идеалу, итогом становится страдание; осуществленный же идеал приносит ему радость.

В конечном счете, существует лишь один нравственный идеал, в основе которого лежат всеобщая любовь, идеальное бытие и существование Бога. Это христианский идеал. «Образец нравственности», завещанный Христом, служит критерием различения добра и зла, вселяя уверенность в будущем благополучии всего народа, в торжество гармонии и правды.

2.5 Нравственное поведение

Нравственный закон требует совершения нравственных поступков, то есть превращения собственной жизни в нравственное бытие. Явно нравственный для внешнего наблюдателя поступок может побуждаться целым рядом безнравственных мотивов, такое поведение обозначается как псевдоморальное. Одним из таких псевдоморалъных образов действия является конформизм. Достоевский обладал высочайшим мужеством, выступая против тирании ходячих предрассудков. «Вы, как и все, — говорится в «Братьях Карамазовых», — то есть как очень многие, только не надо быть такими, как все… Один вы и будьте не такой» /17/. Конформизм возникает по большей части из страха перед суждениями окружающих; человек страшится их порицания и ищет их похвалы. Следующий вариант псевдонравственного поведения состоит в том, что человек пытается обмануть свою совесть внушением того, что его поступок является нравственным. Достоевский неоднократно в своих произведениях спорил с такими людьми. Раскрытие основы такого рода нравственности ярче всего выявлено им в образе Катерины Ивановны в «Братьях Карамазовых». Любящая только свою добродетель и неспособная любить другого человека, она скрывает в себе самолюбие. В решающие моменты жизни это эгоистическое самолюбие утрачивает свое внешнее облачение (таково, например, поведение Катерины Ивановны на суде над Дмитрием Карамазовым).

13 стр., 6166 слов

Философия ее функции и роль в развитии человека и общества

... Значение философии не в практической полезности, а в нравственной, потому что философия ищет идеал, путеводную звезду в жизни людей. Прежде всего, идеал нравственный, связанный с отысканием смысла жизни человека и общественного развития. При этом философия ориентируется ...

Нравственных людей постоянно упрекают в том, что они ведут себя нравственно только для того, чтобы заслужить похвалу в виде земных благ или посмертного воздаяния. «Несите бремя, а то нет заслуги», — говорит Кириллов Ставрогину в «Бесах». «Наплевать на вашу заслугу, я ни у кого не ищу ее», — отвечал ему Ставрогин. «Я думал, ищете», — заключил Кириллов /18/, показывая тем самым, что под «заслугой» он понимает нечто более высоконравственное, не повседневное. Однако поступок, кажущийся нравственным, часто скрывает в себе стремление к низменному вознаграждению. Нравственные поступки таких людей зависят лишь от награды и выгоды. Старец Зосима напутствует в этой связи: «Награды же никогда не ищи, ибо и без того уже велика тебе награда на сей земле: духовная радость твоя, которую лишь праведный обретает» /19/. Не следует спрашивать о том, почему нужно любить. Нужно добровольно и не думая о вознаграждении помогать тем, кто в этом нуждается. Нравственный человек не примет счастье без другого человека, не говоря уже о том, чтобы за счет другого.

Нравственный поступок должен быть добровольным и вытекать исключительно из нравственного закона. «Именно наш народ любит… правду для правды, а не для красы… не требуя ни наград, ни похвал, собою не красуясь» /20/. Главным признаком нравственного поведения является альтруизм. Любящий человек должен при этом рассуждать так: я приношу и жертвую всего себя для всех; ну вот и надобно, чтобы я жертвовал себя совсем, окончательно, без мысли о выгоде, отнюдь не думая, что вот я пожертвую обществу всего себя и за это общество отдаст мне всего себя. Надо жертвовать именно так, чтобы отдавать все и даже желать, чтоб тебе ничего не было выдано за это обратно /21/.

Первоначальные нравственные задатки различны. Хотя все люди приходят в этот мир в достаточной мере чистыми и характер ребенка в первые годы его жизни почти всегда хорош, но заложенные в человеке другие «семена» раскрываются и действуют под воздействием общества. Хотя в произведениях писателя немало «прекрасных натур, награжденных Богом», в принципе он был склонен сомневаться в добром начале человека. Устами своих героев Достоевский откровенно заявлял: «И совсем люди не так прекрасны, чтобы о них так заботиться» /22/; «Чтобы полюбить человека, надо, чтобы тот спрятался, а чуть покажет лицо свое — пропала любовь» /23/. В его представлении человек сам по себе, — сосуд всевозможных пороков и злодеяний. Человеческая природа, необузданная верой, порождает безмерный эгоизм, ненасытную жажду к удовлетворению и преумножению чувственных потребностей. Но все-таки, как православный, Достоевский не верил в глубокую испорченность человеческой натуры. По крайней мере, у детей, считал он, сохраняется большая часть первоначальной доброты. И в дальнейшие годы в своем нравственном бытии человек может сохранить ее или снова подняться к ней.

Человек не предрасположен к добру или злу; он делает тот или иной выбор лишь исходя из своей свободной воли: только собственными силами (и милостью Божьей) он может творить добро. Когда Ставрогин спрашивает архиерея Тихона, может ли он своей верой сдвинуть гору, тот отвечает: «Бог повелит, и сдвину». — «Ну, это все равно, что сам Бог сдвинет. Нет, вы, вы, в награду за веру в Бога?» /24/. Тихон считал, что человек, веруя, способен сделать все собственными силами, но свою веру он признавал недостаточно полной, так что не мог обойтись без божьей помощи.

2.6 Выделение ступеней зла в творчестве Достоевского

У Достоевского можно видеть различные ступени нравственного бытия; особенно отчетливо он выделяет ступени зла, В «Преступлении и наказании» преступления Раскольникова и Свидригайлова не могут быть поставлены на одну ступень. Достоевский мастерски подчеркивает это с помощью различных символических сфер — огнем и кровью у Раскольникова и затхлой водой у Свидригайлова. У Достоевского можно найти четыре крупные ступени зла.

На первой ступени мы находим людей, увлеченных великой страстью. К ним относятся Митя Карамазов и Рогожин. Такие люди жаждут и нравственной чистоты, но они не могут освободиться от пут страсти. И только трагическая катастрофа, в которую их вовлекает страсть, меняет их жизнь и выводит их на новый путь.

Особое место занимает легион опутанных обычными пороками, застывших в своей порочности. Здесь все разновидности сладострастников, интриганов и других, погрязших во зле. Их воля к жизни полностью выродилась и оказалась в тупиковом положении. Они прогнили, как болотная жижа, В рассказе «Бобок» с гениальной проникновенностью Достоевский высветил такое существование. Уже в могиле, в последние мгновения сознания, которые были даны перед преображением, дряблые и гниющие трупы развратно расточали свой последний шанс, «даже не щадя последних мгновений сознания» /25/, и предавались пороку, для которого только и годилось постоянно повторяемое слово «бобок». Их жизненная воля с растлением чувств угасла. Живая душа этих людей полностью погрузилась в бездну порока.

Рядом с этими, можно сказать, природными грехами стоят другие, которые обращены к злу из-за рассудочного высокомерия. Высшую ступень в этом кругу занимают те, кто ставит свою теорию выше живой жизни. Такие люди отделяют себя от природы, народа, нравственного закона, Бога и противопоставляют собственное Я тому от чего отталкиваются. У Достоевского представлены все виды «протестантов» и теоретиков — типы, подобные Ивану Карамазову, Раскольникову, «подпольному» и «смешному человеку», Версилову или «мудрецам» из «Бесов» Все эти герои верят к тому же в идею, хотя их идея враждебна и чужда жизни. Они противопоставляют свое своеволие, свои идеи и свой выбор объективной действительности.

Нижняя ступень этого круга и соответственно самая нижняя ступень зла представлена в людях, у которых нет никаких идей, идеалы которых утрачены и которые по этому способны со спокойной и холодной злобой творить зло. Воля к жизни у таких людей почти полностью угасла. Люди подобного склада уверенно и убежденно могут экспериментировать над другими людьми и самими собой. Такие фигуры ярко определились только в XIX веке и Достоевский смог показать их облик. Если зло холодно, спокойно и разумно, оно — одно из самых страшных, какие можно себе представить. Зло определяется у Достоевского также функционально. Оно несет в себе смерть и направлено на себя; оно противостоит истине и правде, оно духовно отвратительно и не может вызвать симпатии.

2.7 Этическая и физическая свобода

Задача человека, по Достоевскому, состоит в нравственном совершенствовании. Только посредством этого человек способен подавить в себе зло и достигнуть состояния свободы, причем свободы этической, отличающейся от физической свободы. Физическая свобода есть внешняя свобода поведения; люди видят ее в деньгах и власти. Однако свободен ли человек, стремящийся к такой цели? Да, физически он свободен, но в этическом же смысле человек порабощен и ему угрожает духовное самоуничтожение. Люди, находящиеся в зависимости от своих потребностей и озабоченные их удовлетворением, не способны к нравственному поступку. Видящие в свободе высшую цель, обращаются, в конце концов, к идее власти, так как не хотят зависеть от внешних обстоятельств.

Достоевский отмечал двойственность русской души, состоящей в том, что душа стремится к власти ради осуществления физической свободы и господства над другими людьми, но потом, однако, ее не использует. Это любимая идея Аркадия — героя «Подростка» Достоевского. Герой этого романа хотел бы иметь могущество, но только для того, чтобы ощущать «уединение и спокойное сознание силы»/26/. Но это значимо лишь для свободы физической. Этическая же свобода есть свобода внутренняя, основанная на самоопределении. Эта мысль выражена в рукописных редакциях к «Бесам»: «Смирение и самообладание… Бог и царство небесное внутри нас, в самообладании, и свобода тут же» /27/. Этическая свобода настолько независима от физической, что Достоевский мог говорить в «Преступлении и наказании» об обретении Раскольниковым свободы на сибирской каторге. Лишь через страдания и часто через преступление освобождается человек от соблазнов зла и обретает свободу. Русский народ, по мнению Достоевского, сохранил свою этическую свободу на протяжении столетий татарского ига и крепостничества. Об этической свободе можно говорить только тогда, когда человеку удается овладеть своими собственными запросами и подчинить их себе. «Победишь себя, усмиришь себя — и станешь свободным, как никогда и не воображал себе» /28/. Человек никогда не сможет быть свободным, если сам не преодолеет свою злобу, высокомерие и сладострастие.

2.8 Внутренние силы человека и цель его жизни

Достижение этической свободы зависит от внутренней силы человека. В русском народе, по оценке Достоевского, эти силы весьма могущественны. Волей к жизни человека определяется его физическая сила, которая движет человеком до тех пор, пока он ищет идею и приводит ее в исполнение. Связанная с нравственной идеей, она становится нравственной силой. Сама по себе идея или цель не имеет какой либо силы, но она (цель) должна существовать, иначе изначально могучая сила, не найдя выхода, будет оставаться в движении и без стремлений и жажды цели она постепенно угаснет, как в случае со Ставрогиным. Характер Ставрогина при великой прочности его силы не способен к нравственному порыву, поскольку ему чуждо стремление к совершенству. Воля к жизни в нем почти угасла, осталась лишь физическая сила. Поэтому он может в общении с Кирилловым и Шаговым экспериментировать в одно и то же время с прямо противоположными целями. Но у них, в отличие от Ставрогина велико стремление к истине, и они захвачены каждый своей идеей.

Хотя рассудком и можно придумывать идеи, но только чувство и воля могут сделать идею страшной силой и пробудить горячую жажду осуществления собственного идеала. Высшая же идея, способная дать постоянное удовлетворение жизненной воле — это нравственная или религиозная идея, причем первая есть часть второй. Но при этом необходимо стремление только к одной идее, одному убеждению, так как при их множестве воля к жизни не получает направленности /29/. Воздействие идеи на силу настолько велико, что даже ложная идея придает ей активность. Но с течением времени, когда выявляется, что идея ложна, неосуществима, неудовлетворительна, сила воли оказывается подорванной, начинаются новые тревоги и поиски, и, если не найдется идея, которая удовлетворила бы волю, силы гибнут и воля гаснет.

По Достоевскому, воля к жизни дана человеку от рождения, следовательно, она в состоянии сама выбрать путь, идеи только актуализируют и направляют ее побуждения. Воля к жизни принимает соответствующую цель или идею всегда только как повод, как исходный пункт. Сама цель для нее не важна; среди идей она выбирает те, которые соответствуют избранному ею направлению. Чем более сильна воля к жизни, тем более она наполнена Богом. Им определяется духовная жажда, от него исходит сила, которая может дать цель и направление сильнейшим устремлениям жизненной воли всех. «Да уж одно ношение жажды духовного просвещения есть уже духовное просвещение» /30/.

Достоевский изобразил в образе Дмитрия Карамазова и многих других эту жаждущую нравственного бытия волю. Их сжигало чувство унижения и позора, в которые они погрузились, но они, тем не менее, горячо любили жизнь и жаждали минуты, которая помогла бы им подняться до великого освобождающего нравственного поступка. Достоевский признавал духовную жажду ведущим моментом человеческой истории. Есть «сила неутолимого желания дойти до конца и в то же время конец отрицающая… «начало нравственное», как называют его философы. «Искание бога, как называю я всего проще», — говорит Шагов в «Бесах» /31/.

Для всех людей — безразлично, пробуждена ли их воля к жизни или она застыла в минуты сомнения и раздумий, — имеет значение правило: «Сделайте что можете, и сочтется вам, всегда помните, что вы на хорошей дороге, и постарайтесь с нее не сходить… Не пугайтесь никогда собственного вашего малодушия в достижении любви, даже дурных при этом поступков ваших не пугайтесь очень. Но предрекаю, что в ту даже самую минуту, когда вы будете с ужасом смотреть на то, что, несмотря на ваши усилия, вы не только не продвинулись к цели, но даже как бы от нее удалились… вдруг и достигните цели и узрите ясно над собою чудодейственную силу Господа, вас все время любившего и все время таинственно руководившего» /32/.

Большое значение имеет самопознание. Способность судить самого себя Достоевский считал этически ценным качеством. Люди, уверенные в своей правоте, придерживающиеся добра, никогда не уклонятся от нравственности. Напротив, нравственно неполноценные люди ищут вину за собственные ошибки и прегрешения в других. Характер, твердо придерживающийся нравственного закона, задается вопросом, лучше ли я, чем другие? Такая позиция не должна связываться с презрением к себе. В «Записках из подполья» говорится: «Разве знающий самого себя человек может сколько-нибудь себя уважатъ?» /33/. При презрении к себе человек отчаивается в возможности нравственного обновления.

2.9 Проблема лжи в творчестве Достоевского

Всю свою жизнь Достоевский занимался проблемой лжи. Он является открывателем ее особого вида — «аркадической» лжи, которая берет начало в удовольствии от красоты вымысла. Другой распространенный тип лжи заключается в том, что человек разыгрывает «пьески», поскольку ощущает потребность умиляться самим собой, при этом обманывая себя. Такая ложь может стать и бессознательной; одержимый ею человек может с полной серьезностью верить, что он искренен. Наши чувства более запутанны, многосторонни и сложны, чем мысли, поэтому мы переводим в мысль только те компоненты наших чувств, которые кажутся нам не слишком компрометирующими. Поэтому нас постоянно подстерегает опасность впасть в самообман и ложь. Очень, очень трудно, утверждал Достоевский, не лгать и не верить собственной лжи. «Есть у старых лгунов, всю жизнь свою проакгерствовавших, минуты, когда они до того зарисуются, что уже воистину дрожат и плачут от волнения, несмотря на то, что даже в это самое мгновение (или секунду только спустя) могли бы сами шепнуть себе: «Ведь ты лжешь, старый бесстыдник, ведь ты актер и теперь, несмотря на весь твой «святой» гнев и «святую минуту гнева» /34/.

Достоевский стремился показать в своих романах правдивых людей, которые при всех обстоятельствах говорят только правду. Но большинство людей всю жизнь пребывают во лжи. «Неправдой свет пройдешь, да назад не воротишься», — цитирует Достоевский русскую поговорку /35/. Ложь перед самим собой и перед окружающими приводит к мысли, что никому нельзя верить, что нужно всех презирать, поскольку все лгут. Но тот, кто никого не уважает, не способен любить /З6/. Лжец живет к тому же в постоянном страхе перед разоблачением; поэтому он должен все время спасаться бегством во все новую ложь, так что он сам себя загоняет в настоящую сеть лжи.

Надежнейшим средством против навязчивой лжи является ежедневное обращение к совести, с помощью которой человек может установить, где и когда он был неправдив в своих словах, мыслях, поступках. Бывают мгновения, когда перед открывшейся правдой жизни исчезает вся мелкая суета и нужно смотреть правде в глаза. Поэтому поводу Достоевский писал, что бывает момент жизненной правды, хотя он «и редко является во всей своей озаряющей полноте, а в иной жизни так и никогда даже» /37/. Когда люди неожиданно сталкиваются с истиной, она потрясает их, при условии, что их совесть еще жива.

Хотя человек всегда старается объяснять свое нравственное малодушие необходимостью исполнения второстепенных обязанностей, в глубине души он, однако знает, что ему нет оправдания. Можно сравнить это с тем, что говорит Н. Бердяев в своем главном сочинении «О назначении человека» по поводу лжи, как мнимом нравственном и религиозном долге /38/. Достоевский верил в других людей, честных и бескомпромиссных. Когда Фома Данилов претерпел мученическую смерть от кипчаков, не желая отречься от своей веры, он как бы отказался от долга пред женой и дочерью. Однако он не уклонился от своего главного нравственного долга, не допустил ни малейшей кривды: «честность изумительная, первоначальная, стихийная» /39/. Достоевский верил в такую правду. Он видел тысячи честных, бескомпромиссно ищущих истину людей, которые отклоняют ложь. Он ждал от них решающего слова в будущем. В них он видел поворот к всечеловеческому развитию. Характерную черту этих новых людей Достоевский видел в том, «что они ужасно не спелись и пока принадлежат ко всевозможным разрядам и убеждениям. Разлад в убеждениях непомерный, но стремление к честности и правде неколебимое и нерушимое, и за слово истинное всякий из них отдаст жизнь свою и все свои преимущества» /40/.

Достоевский убежден, что в человеке таится великая сила, спасающая его и мир, — горе лишь в том, что человечество не умеет использовать эту

силу. Есть люди с верой в душе, именно на них вся надежда. Они, благодаря своим самоотдаче и прощению, совершенствуют окружающих В «Дневнике Писателя» (1887 г.) Достоевский написал однажды: «величайшая красота человека, величайшая чистота его… обращаются ни во что, проходят без пользы человечеству единственно потому, что всем этим дарам не хватило гения, чтобы управить этим богатством». Значит, ключ к преображению, к устроению человека в нем есть, и мы только не умеем овладеть этим ключом. Старец Зосима высказал такую мысль: «мы не понимаем, что жизнь есть рай, ибо стоит только нам захотеть понять, и тотчас же он предстанет перед нами во всей своей красоте» /41/. В замечательных словах Версилова («Подросток») по поводу картины Лоррена выражена та же мысль о том, что свет и правда уже есть в мире, но остаются нами незамеченными. «Ощущение счастья, мне еще неизвестное, прошло сквозь сердце мое даже до боли» /42/.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Достоевский преимущественно этический мыслитель, он исходит из судьбы человека; чем больше он размышляет о человеке, тем сильнее утверждается в том, что вопрос о сущности и возможностях человека нельзя решить на почве одной только антропологии..

Философию Достоевского нужно определять как идеализм, а именно как идеализм в нравственном смысле. Достоевский видел, что душа человеческая глубоко погрязла в грехе и пороке; он знал о невыносимо трудной борьбе, которую нужно вести, чтобы выбраться из этой бездны к обновленному и очищенному бытию. Он не мог не видеть, как человек снова и снова впадает в слабость и как близок он к отчаянию. Он хотел поддержать человека в его борьбе, показать ему, что в каждом человеческом сердце ютится и грехопадение, и борьба с ним. Никто, как Достоевский, не разоблачал ужас души, никто так не высвечивал различные закоулки зла и в тоже время столь непоколебимо продолжал верить в победу добра.

В этом умонастроении яснее всего можно увидеть истоки того огромного, указующего путь в будущее влияния на человечество, которого достиг Достоевский. Он понимал, чем оно мучается и в чем сомневается; он искал ему утешения и воодушевлял на борьбу, внушая веру в окончательную победу добра. Религия человека — вера в себя, в свое совершенствование соответственно высшим нравственным идеалам. Развивая в себе нравственность, любя людей, не отвечая насилием на насилие, он и создает лучший мир.

В философии Достоевского истина состоит в добре и любви. Русская философия — философия любви; Достоевский — главный ее глашатай. Для русской и не только для русской мысли Достоевский сделал чрезвычайно много — недаром последующие поколения мыслителей, в огромном большинстве своем, связывали свое творчество с Достоевским.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://psystars.ru/referat/etika-dostoevskogo/

1. Лаут Р. Философия Достоевского в систематическом изложении. — М.: Республика, 1996. — 446 с.

2. Гулыга А. В. Русская идея и ее творцы [Филос. портреты мыслителей от Ф. М. Достоевского до А. Ф. Лосева]. — М.: Соратник, Б. Г., 1995. -306 с.

3. Зернов Н. М. Три русских пророка: Хомяков, Достоевский, Соловьев. — М.: Моск. рабочий, 1995. — 212 с.

4. Философия: Учебник / Под ред. проф. В.Н. Лавриненко. — М.:

Юристъ, 1998 -520с.

5. История философии: Учеб. пособие для вузов / А.Н. Волкова, В.С. Горнев, Р.Н. Данильченко и др.; Под ред. В.М. Мапельман и Е.М. Пенькова. — М.; Издательство ПРИОР, 1997. — 464 с.

6. Замалеев А.Ф. Курс истории русской философии. Учебное пособие для гуманитарных вузов. — М.: Наука.1995. — 191 с.

7. Введение в русскую философию / Лазарев В. В., Абрамов А. И., Авдеева Л. Р. и др. Учеб. пособие. — М.: Интерпракс, 1995. — 304 с.

Цитаты приводятся по изданию: Ф. М. Достоевский. Полное собрание сочинений в 30-ти томах. — Л., 1972 — 1990.

1. «Записки из подполья» — т. 5, с. 117-118.

2. «Преступление и наказанием- т. 6

3. См. напр., «Братья Карамазовы» — т. 14, с. 292 — 293.

4. «Преступление и наказание» — т. 6. с. 6.

5. «Братья Карамазовы»-т. 14.

6. См. там же, с. 292 — 293.

7. «Дневник писателя» 1876 — т. 24, с. 19.

8. «Дневник писателя» 1877 — т. 25, с. 204.

9. Цит. по; «Дневник писателя», 1877 — т 25, с 204

10. Записки литературно-критического и публицистического характера из записной тетради 1880 — 1881 гг. — т. 27, с. 85.

11. См. «Братья Карамазовы» — т. 14, с. 166.

12. Записки литературно-критического и публицистического характера из записной тетради 1880 — 1881 гг. — т. 27, с. 85.

13. Там же, с 56.

14. «Бесы»-т. 10.

15. «Братья Карамазовы» — т. 14, с. 59 — 60,64 — 65.

16. «Дневник писателя», 1877 — т. 25, с. 12-17.

17. «Братья Карамазовы» — т. 14. с. 503 -504.

18. «Бесы» -т. 10, с. 228.

19. «Братья Карамазовы» — т. 14, с. 228.

20. «Дневник писателя», 1877 — т. 25, с. 15

21. «Зимние заметки о летних впечатлениях» — т, 5, с. 80,

22. «Подросток» — т. 13.

23. «Братья Карамазовы» — т. 14

24. «Бесы»-т. 11, с. 10.

25. «Дневник писателя», 1873 — т. 21. с. 54.

26. «Подросток» — т. 13, с. 139.

27. «Бесы». Рукописные редакции — т. 11, с. 131.

28. «Дневник писателя», 1880 — т. 26, с. 139.

29. См. «Подросток» — т. 13, с. 76,120.

30. Записки литературно-критического и публицистического характера из записной тетради 1880 — 1881 гг. — т. 27, с. 56.

31. «Бесы»-т. 10, с. 198.

32. «Братья Карамазовы» — т. 14, с 53,54.

33. «Записки из подполья» — т. 5, с. 107.

34. «Братья Карамазовы» — т, 14, с. 68.

35. 35. Там же, с. 280.

36. 36. См. там же, с. 272 — 273.

37. 37. «Дневник писателя», 1877 — т. 25, с 52 — 53.

38. Бердяев Н.А. О назначении человека. Ч. II, гл. 4 (М., 1993, с.144).

39. «Дневник писателя», 1877 — т. 25, с. 15.

40. Там же, с. 57.

41. «Братья Карамазовы» — т. 14.

42. «Подросток» — т. 13.