Философия музыки

Реферат

Филосо́фия му́зыки (англ. Philosophy of music) — раздел эстетики, в широких дисциплинарных рамках которого исследуются различные философские, мировоззренческие и наиболее фундаментальные культурологические аспекты музыкального искусства в его самых разнообразных проявлениях.

Научная специфика

Философия музыки является наукой междисциплинарной, относящейся одновременно к области музыкознания, философии, социологии, психологии, культурологии и педагогики. Ну а помимо этого, предмет философии музыки может атрибутивно включать в себя также некоторые математические [1] и другие компетенции, непосредственным образом связанные с формированием той или иной музыкально-эстетической парадигмы. [2]

Философию музыки следует отличать от музыкальной эстетики, которая по своей общей исследовательской направленности хотя и близка предметной атрибутике философии музыки, но отличается от неё своей методологической спецификой: если философия музыки является одним из разделов эстетики и занимается преимущественно решением проблем онтологического, гносеологического и аксиологического характера, то музыкальная эстетика в гораздо большей степени призвана решать задачи сугубо музыковедческие, и поэтому она должна свободно и компетентно оперировать специфическими (в том числе и наиболее сложными) научными понятиями из области теории музыки. А уже по причине такой её методологической ориентированности музыкальную эстетику, как специализированную научную дисциплину, следует относить именно к области музыкознания. [3]

История возникновения и развития

Kapitolinischer Pythagoras (Пифагор)

Гармония мира, 1806 г.

Тот факт, что музыка способна не только оказывать глубокое воздействие на внутреннее психологическое состояние человека, но и в определённой степени формировать его идеологию и мировоззрение[4] , было замечено уже в древности.

Так, например, Пифагор был абсолютно уверен в том, что «земная» музыка является проявлением Космической Гармонии Сфер, и по этой причине звучание возвышенной «человеческой» музыки способно создавать такой же гармонический порядок во внутреннем мире человека, какой «мировая музыка» («musica mundana») создаёт в Космосе. [5] Аналогичного взгляда на глубинную природу музыки придерживались и другие известные мыслители античности: от Платона и Аристотеля до неоплатоников[6] и неопифагорейцев. В частности, неопифагореец Никомах писал по этому поводу следующее:

11 стр., 5317 слов

Философия образования и науки 2

... и развивать свой интеллектуальный и общекультурный уровень, опираясь на знания в области философии образования и науки (ОК-1); способность самостоятельно формулировать конкретные задачи научных исследований ... Целью изучения курса является формирование знаний и исследовательских умений в области современной философии образования и науки Задачи преподавания дисциплины: Создание у студентов целостного ...

Все тела, рассекающие со свистом что-то податливое, очень легко приводимое в движение, обязательно создают своей величиной и местом звучания, отличающиеся между собой звуки – либо в зависимости от своих масс, либо в зависимости от скоростей, либо периодов (более подвижных, или, наоборот, более спокойных), в которых осуществляется вращение каждого небесного тела. [7]

А один из последних крупных мыслителей античности, Кассиодор, признавал, что:

Само небо, вращаясь, подчиняется сладостной гармонии и, чтобы кратко выразить суть сказанного: все, что осуществляется по велению Творца в небесных и земных делах, не осуществляется без предусмотренного этой наукой (то есть музыкой).

[8]

С точки зрения учёных древности, сущностно-идеологическое воздействие музыки проявляется прежде всего в формировании у человека тех или иных этических установок. [9]

Конфуцию приписывают следующий знаменитый афоризм:

Если хочешь узнать, благополучно ли обстоят дела с правлением какой-то страны и здоровы ли её нравы, то прислушайся к её музыке.

Как известно, феномен этического воздействия музыки Аристотель объяснял тем обстоятельством, что в сущностной основе музыки лежат некие «зародыши нравственных состояний», которые, по Аристотелю, придают музыке статус обязательной педагогической дисциплины:

Мелодия содержит движения, движения эти деятельны, а действия суть знаки этических свойств… музыка способна оказывать известное воздействие на этическую сторону души; и раз музыка обладает такими свойствами, то, очевидно, она должна быть включена в число предметов воспитания молодежи. [10]

О чрезвычайно важном (не только сугубо воспитательном, но и «душеспасительном») значении музыки пишет в своей знаменитой энциклопедии «О бракосочетании Филологии и Меркурия» (лат. «De nuptiis Philologiae et Mercurii») позднеантичный адепт «религии культуры» (то есть спасения через пайдейю [11] ) Марциан Капелла, у которого среди семи свободных искусств (septem artes liberales), аллегорических юных невест — спасительниц человеческой души представлена и музыка.

Все эти основополагающие идеи философии музыки получили своё дальнейшее развитие также и в трудах мыслителей более позднего времени, которые неизменно подтверждали тот факт, что «музыка выступает как уравнение мира в целом» (Новалис), поскольку она «способна вобрать в себя любое содержание» (Гегель).

Выдающиеся философы музыки

Boethius (Аниций Манлий

Торкват Северин Боэций)

Портрет Джозеффо Царлино

Для успешной работы в области философии музыки необходимо обладать и глубоким философским видением мира, и солидной подготовкой в области музыкознания. Ну а столь счастливое (и, разумеется, очень редкое) сочетание знаний и способностей во всей древней и средневековой истории человечества, помимо некоторых представителей пифагорейской и неопифагорейской школы, наблюдалось лишь у таких крупных мыслителей как Августин Аврелий, Джозеффо Царлино [12] , Марен Мерсенн, философский трактат которого «Всеобщая гармония» («Traité de l’harmonie universelle») представляет собой образец «универсальной науки» XVII века, органичным образом синтезирующей в себе теорию музыки с фундаментальными открытиями экспериментального естествознания.

Благодатную почву для своего развития философия музыки нашла в мировоззренческой доктрине и основанной на ней эстетической концепции неоплатоников, к числу которых принадлежит и один из наиболее крупных философов музыки Северин Боэций, философские взгляды которого положили начало средневековому учению о трех взаимосвязанных «музыках», основанному на идее смежности между религиозными символами, душевными состояниями и различными музыкальными элементами.

Учёные музыканты Средних веков, в основном, компилировали античные (преимущественно пифагорейские) обобщения о музыке, причудливо соединяя их с христианской символикой и нумерологией. Среди них Магистр Ламберт (XIII в.), автор трактата[13] , в котором он, придерживаясь традиции, идущей от Боэция и Исидора, продолжил разработку основных теоретических проблем музыки, связанных с её определением, классификацией и т. д. В своём трактате Ламберт восхваляет музыку, обосновывая её огромную пользу также и с точки зрения потребностей христианской жизни:

  • Польза же музыки велика, удивительна и очень совершенна (virtuosa), раз она осмелилась выйти за пределы церкви. Ведь ни одна наука не осмелилась выйти за пределы церкви;
  • с ее помощью мы должны восхвалять и благословлять псалмопевца мира, исполняя в его честь новую песнь (canticum novum), как учили наши святые отцы-пророки. Ведь божественные богослужения, с помощью которых нас призывают к вечному прославлению, ежедневно совершаются с ее помощью. И по свидетельству Боэция, среди семи свободных искусств музыка занимает первое место, ничто не пребывает без нее. Говорят, что сам мир создан гармонией звуков и само небо развертывается под мелодию гармонии. Среди всех наук музыка является наиболее достойной похвалы, царственной, приятной, радостной, достойной любви, ведь она делает человека благоразумным, приятным, царственным, радостным, достойным любви.
  • Магистр Ламберт. Трактат о музыке

Среди других средневековых теоретиков музыки, включавших в свои учебники пассажи условно «философского» характера: Аврелиан из Реоме, Ремигий Осерский, Регино Прюмский, Псевдо-Одон Клюнийский, Берно из Райхенау, Герман Расслабленный, Вильгельм из Хиршау, Арибо Схоластик, Адам Фульдский, Псевдо-Иоанн де Мурис (автор «Суммы музыки»).

В рамках космо-эстетической традиции мыслил музыку франко-фламандский теоретик музыки конца XIII — первой половины XIV веков Якоб Льежский — автор крупнейшего по масштабам в Средневековье трактата «Зеркало музыки» («Speculum musicae», около 1330).

Развивая учение об интервалах, о системе церковных ладов и гексахордов, о формах многоголосной музыки, ритмике и нотации, Якоб Льежский наделяет музыкальное произведение статусом уровня в Иерархии Бытия и репрезентантой Космического Закона. [14]

Владимир Фёдорович Одоевский.

В истории нового времени выстроить свою оригинальную «систему философии музыки» пытался княз ь Владимир Фёдорович Одоевский. Частично эта попытка была реализована им в трактатах «Опыт Теории Изящных Искусств, с особенным применением оной к Музыке» и «Гномы XIX столетия», но, к сожалению, оба эти труда В. Ф. Одоевский так до своего логического конца и не довёл.

Алексей Фёдорович Лосев

Выдающимся философом музыки был замечательный советский учёный Алексей Фёдорович Лосев, творческое наследие которого включает в себя большое количество ценных исследований в области эстетики, имеющих самое непосредственное отношение именно к проблемам философии музыки. Выразив глубинную сущность музыки очень ёмкой фразой: «жизнь Числа во Времени». [15] , А. Ф. Лосев на протяжении всей своей плодотворной научной деятельности твердо отстаивал принцип автономности феномена музыки от любых физических и психофизиологических явлений, как и вообще от любого вульгарно-материалистического натурализма.

Поскольку философия музыки касается также и наиболее концептуальных проблем музыковедения (общих закономерностей композиторского и исполнительского творчества, глубинных особенностей восприятия музыкальных произведений и т. д.), то вопросами, связанными с философией музыки, в той или иной степени занимались и ведущие советские музыковеды: Б. В. Асафьев[16] , Г. Э. Конюс[17] , Б. Л. Яворский.[18] , В. А. Цуккерман, И. Я. Рыжкин[19] , Л. А. Мазель[20] .

Австрийский музыкальный критик XIX века, профессор теории, истории и эстетики музыки Венского университета, автор трактата «О музыкально-прекрасном», Э. Ганслик, исходя из идеалистической философии Иммануила Канта, считал музыку особой формой духовной деятельности, и на основании этой идейной посылки противопоставлял музыку всем другим видам искусства. Пытаясь объединить «эстетику чувства» и «эстетику числа», Ганслик задался целью создать «эстетику чувства числа». [21]

Из наиболее видных представителей западной школы философии музыки XX века можно отметить немецких учёных Ганса Генриха Эггебрехта [22] , Карла Дальхауза[23] и Теодора Адорно, согласно которому дальнейший прогресс музыки обусловлен развитием её логики, то есть аналитико-грамматической стороны музыкальной формы.[24]

Основные направления исследований

К числу наиболее важных научных проблем и вопросов, изучением которых призвана заниматься философия музыки, относятся следующие:

  • вопросы происхождения музыки;
  • вопросы сущностного определения музыки;
  • вопросы исторического бытования музыки;
  • вопросы социального бытования музыки;
  • проблемы идейно-философского наполнения музыки;
  • проблемы и вопросы, связанные с ролью и значением музыки в формировании у людей тех или иных этико-мировоззренческих установок;
  • вопросы, связанные с различными аспектами взаимотношения музыки с другими видами искусства;
  • вопросы, связанные с атрибутивным включением в музыку компетенций из различных (как гуманитарных, так и естественнонаучных) областей знания;
  • вопросы, связанные с познавательно-воспитательным значением музыки.

Сущностно-философское содержание музыки в высказываниях известных людей

Об очень большом философском значении и чрезвычайно важной мировоззренческой роли музыкального искусства в жизни людей на протяжении всей истории человечества писали и говорили многие выдающиеся деятели мировой науки и культуры.

Подобные высказывания прямым и непосредственным образом раскрывают глубинное содержание самых различных сторон и аспектов многогранного понятия «философия музыки», и поэтому их достаточно обильное цитирование здесь представляется вполне уместным:

Музыка воодушевляет весь мир, снабжает душу крыльями, способствует полету воображения… Ее можно назвать воплощением всего прекрасного и всего возвышенного.

  • Платон

Кто желает в музыкальном творчестве соблюсти требование красоты и изящного вкуса, тот должен… дополнять свои музыкальные занятия прочими научными предметами, сделав своей руководительницей философию, ибо она одна в состоянии определить для музыки надлежащую меру и степень полезности.

  • Плутарх

Один из прекраснейших и лучших даров Божьих — музыка, служащая для того, чтобы прогонять искушение и дурные мысли.

  • Мартин Лютер

Музыка составляет истинную духовную форму искусства, точно так же, как звук показывает внутренние качества материи… Музыка есть второе мироздание, и лишь только философу, обладающему возвышенным духовным слухом, дано слышать и осознавать Божественную Музыку Мира.

  • В. Ф. Одоевский

Музыка — это абсолютное трансцендентное средство проникновения в области высшего порядка и красоты… Величие искусства яснее всего проявляется именно в музыке.

  • И. В. Гете

Музыка — это откровение более высокое, чем мудрость и философия… Музыка всегда содержательна. У каждого подлинного музыкального произведения есть идея.

  • Л. Бетховен

Тайна музыки в том, что она находит неиссякаемый источник там, где речь умолкает.

  • Э. Т. Гофман

Музыка показывает человеку те возможности величия, которые есть в его душе.

  • Р. У. Эмерсон

В художнике — безусловная правда, не в банальном, протокольном смысле, а в высшем, открывающем нам какие-то неведомые горизонты, какие-то недосягаемые сферы, куда способна проникнуть только музыка.

  • П. И. Чайковский

Музыка есть тайное упражнение в метафизике души, не осознающей того, что она философствует… Когда я слушаю музыку, мне часто представляется, что жизнь всех людей и моя собственная суть сновидения некоего вечного духа и что смерть есть пробуждение.